Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: love story***)) (список заголовков)
18:24 

Какие же они милые*

We always shall together, I this knows
18:12 

We always shall together, I this knows
Нашла классный сайтик,такой прикольный
Вот прокачала на 30 лет вперед Ванессу*))
И как результат?

А вот и я сама

@темы: LoVe StoRy***)), Ванесса, МоЁ, ТО,что стоит увидеть

17:04 

We always shall together, I this knows
Почему -то очень нравяться ее клипы*
Вроде такая скромненькая девчушка,а песни отпадные*))
Молодец Тейлор,так держать,требую новых идей!



@темы: LoVe StoRy***)), Видео, Песни, ТО,что стоит увидеть

16:08 

*

We always shall together, I this knows
Мне так жаль Стефана*((
Вот посмотрела 6 серию,и минут 15 одходила,а как у него слезки текли,ммм...((
Ужас,Кэр,ты такая Ох!
Ненавижу ее,скольким она уже поломала судьбы*((
Мне кажеться 7 серия будет еще ничего себе,там маскарад,что же там будет,уже не терпиться
P.S.Так надеюс,что Стефан с Еленой снова станут нормальной парой*))
Скачала саундтрек к Дневникам ,ваще офигенский,а еще Эти,как их ...Блинн...забыла....аа...Фоновые *))
Тоже классные,разныхразмеров и все такие разные*))


@темы: ТО,что стоит увидеть, Любовь, LoVe StoRy***))

16:10 

Сразу видно какое у меня настроение!

We always shall together, I this knows
16:54 

Скучаю...

We always shall together, I this knows
Скучаю....
Не забыла тебя...
Все напоминает о тебе...
Где ты?
Помнишь ли еще меня?
Зачем не попрощался?
Не сказал до встречи?
Все видят тебя,а я нет((
Помнишь?Один единственный привет...
Далеко?
Я еще смогу тебя увидеть?
Закрой глаза и представь...представь меня...снова
Ты-Мой выдуманный мир загадок,неизвестного и никому не понятного...
Замкнуться?
Спасибо,но нет...
Я просто буду жить...
Но....
Уже без тебя...*
P.S.Кроме тебя будет еще кто-то,но лучше...
Люблю тебя...пока...(с)

@темы: ЯП, ТО,что стоит увидеть, Нежность, Музыка, МоЁ, Любовь, Любимое, LoVe StoRy***))

20:19 

We always shall together, I this knows
Привет, ромашки

Младший брат заглянул в ее комнату. Вот еще, любопытный тип.
- Опять на вокзал пойдешь завтра? – спросил он ее.
- Не твое дело и нечего следить за мной. Иди спать, поздно уже. – все это она сказала, не отрывая взгляд от мелкого рисунка.
- А ты не воняй своим лаком.
- Иди уже себе, и вонять не будет.
- Не пойду, ты тоже не спишь!
- Маааам! Скажи ему!


И закрыла дверь в свою комнату. Не до того ей, а если он такой умный, то пусть математику делает сам. Через минуту она убрала флакон с глаз долой и наклеила марки на приготовленный конверт. На языке остался сладковатый привкус, который щекотал и дразнился. Конверт она отвезет в соседний поселок, чтобы опустить в синий почтовый ящик. Это было как волшебство – отправлять себе письма.

На следующий день, в четверг, Настя проснулась раньше, чем обычно, подождала, пока сон ушел, как вода во время отлива, прислушалась к звукам на кухне – мама готовит что-то вкусное. Вытянула руки вверх и зажмурилась, зевая.

До вокзала было сорок минут ходьбы, но разве это много, это глупые пустяки. Взяла кусочек пирога с яблоками, шла и откусывала его на ходу, стараясь не запачкать ногти, которые рисовала вчера целый вечер в свете настольной лампы.

Почту в поселок привозил приятный молодой человек на велосипеде. По четвергам он подьезжал к зданию железнодорожного вокзала, который служил местным почтовым отделением, перекидывал одну ногу через сиденье велосипеда и останавливался, чтобы поправить сумку на плече.

А она уже стояла возле входа, как месяц назад, когда увидела его в первый раз. Чуть не столкнула его тогда, выбежав из двери на улицу, махая рукой Машке, которую заметила через окно.
- Ух-ты, черт! Ушиблась? – в темных глазах сверкал интерес и он совсем не сердился, поднимая разбросанные газеты.

Настя больно ударилась ногой о велосипед и он растирал ушибленное место, отведя ее в сторонку. Она смущалась, потому что боль уже ушла, а она молчала, не останавливала его руку, смотрела вниз. Такие длинные сильные пальцы, не отпускай, пусть так и будет. Пусть тепло поднимается вверх, под платье, никто не узнает. Когда он закончил, она сказала «спасибо» и быстро ушла.

В следующий раз он привез ей полевые ромашки вместе с конвертом, она смутилась случайного касания рук, опустила глаза, делая вид, что вдыхает запах, испачкала нос в желтой пыльце, от чего он потом смеялся и говорил ей что-то приятное. Внутри поворачивались какие-то маленькие рычажки, его голос входил в нее через сплетенные пальцы, как ключ в замочную скважину.

Прошла еще неделя сладких мучительных ожиданий и снова четверг, она стоит возле здания вокзала, такая худенькая, в простом платье, на фоне белой стены вокзала, и смотрит вдаль на дорогу, прикрывая глаза и веснушки от солнца. Ей так хотелось, чтобы он взял ее за руку, гулять через поле, далеко-далеко, срывать цветы, смотреть вместе на небо, примяв спиной густую траву, слушать, как стучит у него в груди. Так близко – всего несколько сантиметров, от сердца до сердца. О чем он сейчас думает?

Увидела вдалеке велосипед, сделала вид, что совсем не смотрит в ту сторону, а сама тайком улыбалась. За пять минут до счастья.

***Как иногда мало нужно для счастья***

@темы: Любовь, Любимое, LoVe StoRy***)), Мини-стория, Настроение, Нежность, Разное, ТО,что стоит увидеть, ЯП

20:07 

We always shall together, I this knows
Кусочек счастья



- Что это у тебя в руке?
- Счастье.
- Почему такое маленькое?
- Оно только мое. Зато какое лучистое и красивое.
- Да... Восхитительно!
- Хочешь кусочек?
- Наверное...
- Давай ладошку. Я поделюсь.
- Ой... оно такое теплое...
- Нравится?
- Очень... Спасибо!
- Близким людям никогда не говорят спасибо.
- Почему?
- Они всегда все понимают без слов. По глазам.
- А чужие?
- Чужие говорят спасибо таким же чужим. Придет время, и ты поймешь.
- Знаешь, мне намного лучше, когда счастье в руке...
- Так всегда бывает.
- А если я с кем-то поделюсь?
- У тебя прибавится твоего.
- Почему?:weep:
- Сам не знаю. Только потом оно станет еще более теплым.
- А руки об него обжечь можно?
- Руки обжигают о зависть. О счастье их обжечь нельзя.
- Знаешь… Я знаю, с кем поделиться этим чудом.
- Я рад этому.
- Тогда...
- Именно, увидимся еще... Делись им. Ведь так многим его не хватает...

@темы: ТО,что стоит увидеть, Любимое, LoVe StoRy***)), LOvKKKE

19:59 

We always shall together, I this knows
История с превращениями


Летело по небу Белое Облачко и напоминало барашка, то есть, сразу два дела делало: летело и напоминало. Это довольно трудно - делать два дела сразу. Но Белое Облачко старалось изо всех сил - так что оба дела у него прекрасно получались: и летело оно очень хорошо, и напоминало совсем неплохо.

Поэтому, когда какое-нибудь встречное Облачко останавливалось и начинало внимательно разглядывать Белое Облачко, а потом спрашивало: «Кого же это Вы мне напоминаете?», - Белое Облачко охотно отвечало: «Барашка!» - и летело дальше.

И вдруг Белое Облачко остановилось как вкопанное: оно и само удивилось, что может так остановиться! Оно ведь не видело никогда, как останавливаются вкопанные, и кто такие вкопанные - не знало.

А дело в том, что навстречу Белому Облачку летело Голубое Облачко и напоминало цветок.

- Ой! - сказало Белое Облачко.
И тут произошла странная вещь: Голубое Облачко тоже остановилось как вкопанное. И тоже сказало:
- Ой!

Получилось, что они друг про друга сказали «ой», а это означало, что Белое Облачко и Голубое Облачко полюбили друг друга, потому что, когда друг про друга говорят «ой», сомнений нет: это любовь.
Так они стояли каждое на своем месте, молчали и любили друг друга. И тогда Белое Облачко не выдержало.

- Я полюбило Вас ужасно, - сказало оно.
А Голубое Облачко очень смутилось, но тоже призналось:
- И я полюбило Вас ужасно.
И от этого обоим сразу стало так хорошо!
Через некоторое время Голубое Облачко спросило:
- Что же нам теперь делать?

Белое Облачко не знало, как отвечать, и только вздохнуло из глубины души. Оно даже удивилось, что смогло так вздохнуть: Белое Облачко, конечно, не знало, как это - из глубины души, и где находится глубина души - не знало.

Тогда и Голубое Облачко вздохнуло из глубины души. Вот как...
Но что-то было надо делать - и Белое Облачко предложило:
- Давайте теперь любить друг друга вечно!
- Давайте! - обрадовалось Голубое Облачко и добавило: - Это, наверное, так приятно - любить друг друга вечно!.. Я всегда мечтало любить кого-нибудь вечно.
- Потом оно немножко подумало и спросило: - А нам это можно?
- Почему же нет? - удивилось Белое Облачко.
- Ну... - нерешительно проговорило Голубое Облачко, потому что Вы, например, напоминаете барашка, а я, например, напоминаю цветок. А барашки едят цветки...
- Так ведь это живые барашки едят живые цветки, а напоминающие барашки не едят напоминающих цветков! - со всей уверенностью возразило Белое Облачко.
- Тогда все в порядке! - улыбнулось Голубое Облачко и принялось любить Белое Облачко вечно...

И так они вечно любили друг друга, но вдруг Белое Облачко сказало с тревогой:
- Кажется, я во что-то превращаюсь из барашка. Я пока еще не понимаю, во что именно, но во что-то точно превращаюсь.
- Это очень грустно, - откликнулось Голубое Облачко. - Я уже так привыкло любить барашка вечно... Не превращайтесь, пожалуйста, ни во что!
- Не могу, - прошептало Белое Облачко и превратилось в слоника. Голубое Облачко даже глаза зажмурило от огорчения. А когда открыло, то увидело слоника и сказало честно:
- Теперь Вы напоминаете уже слоника.
- Вы не станете больше любить меня вечно, раз я слоник? - спросило Белое Облачко, печально качнув хоботком.
- Не знаю, - ответило Голубое Облачко, - будет ли это хорошо. Я ведь уже обещало барашку, что буду вечно любить барашка. Если я теперь скажу слонику, что буду любить слоника вечно, то получится, что барашка я люблю не очень вечно... Просто не представляю, что мне делать!
- И я не представляю, - призналось Белое Облачко, причем хоботок его уныло повис.
Они помолчали, но вдруг Голубое Облачко вздрогнуло.
- Кажется, - сказало оно, - я тоже во что-то превращаюсь из цветка. Только пока еще неизвестно - во что.
- Не надо! - воскликнуло Белое Облачко. - Я уже так привыкло любить цветок, мне будет грустно...
Но Голубое Облачко на глазах превратилось в ленту.
- Теперь Вы напоминаете ленту, - вздохнуло Белое Облачко.
- И Вы не станете больше любить меня вечно, раз я лента...

Белое Облачко задумалось и думало долго.
- Мне бы очень хотелось любить Вас вечно, - наконец ответило оно, - но я уже обещало, что буду вечно любить цветок. Если я теперь начну любить ленту, что же скажет цветок?
И они в слезах посмотрели друг на друга.
- Подождите! - опомнилось наконец Белое Облачко. - Но ведь барашка и цветка больше нет! Есть слоник и лента, а слоник и лента вполне могут любить друг друга вечно.
- Это если слоник не растопчет ленту, - разумно заметило Голубое Облачко.
- Настоящий слоник, - возразило Белое Облачко, - он, конечно, может растоптать настоящую ленту, но напоминающие слоники напоминающих лент не растаптывают.

После этого Белое Облачко и Голубое Облачко успокоились и опять стали любить друг друга вечно. Белое облачко превращалось еще в аиста, в горную вершину, в знамя, а Голубое Облачко - в бант, в принцессу и просто даже в какое-то видение, но они все равно продолжали любить друг друга вечно, потому что самое главное - не кого ты напоминаешь, а кто ты есть!

@темы: LOvKKKE, LoVe StoRy***)), Любимое, ТО,что стоит увидеть

19:44 

We always shall together, I this knows
Подруга дождя


Ветер всегда любил здесь бродить, а дождь лил, не переставая. А она так часто сидела у окна и смотрела за приключениями ветра и за слезами дождя. Она была одна, но почему-то это не было ей в тягость. Ей вообще ничего не было в тягость, кроме одного. Но это одно было её единственным счастьем, но и это единственное так тяготило её. Никто никогда не смотрел на неё, как на обычного человека, никто никогда не обращался к ней по имени. Она вообще редко кому-то что-то говорила, потому что знала – её будут считать необычной. Снова. Точнее, как всегда.

А ветер гулял, пробиваясь сквозь форточку и путаясь в её волосах. Тоже необычных волосах. Она смотрела на небо необычными глазами, а душой чувствовала – всё равно она такая, как все. Ну почему же её считают чем-то необычным, почему некоторые называют её «чудом света»? Почему же она всё равно не может этого понять? Это трудно понять, но всё равно она пыталась. Всю свою жизнь она пыталась понять свою «необычайность», но у неё ничего не получалось. Никто не пытался помочь ей понять это, а только наоборот, толковали ей только о её необыкновенности.

Дождь шёл. Он тоже был обычным, каждодневным дождём, но она чувствовала, что он не обычный, а особенный. Каждое мгновение - особенное. А на самом деле обычное. Как всё сложно, но в то же время очень просто. Жизнь так устроена.

Больше не выносимо было смотреть на стекло, по которому текли слёзы дождя, и она встала. И каждый бы, кто увидел, как она встала, воскликнул бы: «Это необычайно!». Но она не думала, что об этом скажут, она просто встала и вышла на улицу.

Дождь капал на её волосы, стекал по лицу, а редкие прохожие останавливались и смотрели на неё. Она всегда опускала глаза, когда на неё смотрели, но теперь она во все глаза глядела на прохожих, но они не могли идти дальше – они смотрели на неё и что-то шептали. Ей не было неловко, как обычно, просто она пошла вперёд, дождь заливал ей каплями лицо, вся её одежда вымокла, но она шла дальше, и даже не знала, куда. Она вспоминала свою жизнь, но не могла припомнить, когда же на неё так не смотрели. На неё смотрели всегда. Где бы она ни находилась. Она долго думала, что же причина этому всему, но знала это давно – просто боялась признаться себе. Другим она никогда ни в чём не признавалась, а себе иногда могла что-то сказать, оправдаться, но тогда чувствовала она себя неловко. А теперь, когда дождь лил ей на глаза, она пыталась сказать самой себе, что она поняла, поняла, наконец, в чём же дело. Она давно, очень, очень давно знала, что с ней происходит. Почему на неё все так смотрят, почему её никогда ещё не называли по имени.

Она не помнила своих родителей, у неё не было родных. Но даже её приёмные родители никогда не называли её по имени. А они, эти приёмные родители, взяли её сразу же, как только её поместили в детский дом. Там она не пробыла и одного дня – её сразу же взяли другие люди. Потому что она была необычной. Всю жизнь она несла этот крест. Всю жизнь, от рождения она была необычной. И до смерти такой и останется. Всю жизнь у неё не будет имени, каждый день в течение всей жизни она будет ловить на себе десятки, сотни, тысячи, миллионы взглядов, которые пытаются сказать: «Чудо». Она не могла, да никогда и не смирится с тем, что она не такая, как все. Она никогда не убьёт свою безымянность, она никогда в жизни не познает счастья обычного человека.

Наверное, только дождь считает её обычным, нормальным человеком, поэтому так нагло проливает на неё свою серую воду. Дождь единственное в этой жизни, что доставляет ей радость. Он единственный, кто не смотрит на «чудо». Для дождя все равны. Мокрые волосы спутались на лице, ресницы прилипли к коже, а дождь ничего не жалел. Ничего. Никого. А люди так и продолжали останавливаться и смотреть на неё. Она теперь снова опускала глаза вниз и шла, не смотря ни на кого. Это было легко, она давно уже привыкла опускать глаза и идти сквозь толпу. Идти сквозь десятки, сотни взглядов, прорываться сквозь десятки рук, рваться сквозь крики, вздохи, восклицания и вечные слова «чудо, необыкновенно». Она шла, ступая голыми ногами в лужи, не чувствуя ни холода, ни грязи, она шла, закрывая глаза руками, закрывая глаза от дождя и от мира, она шла, слыша вслед воздыхания и шёпот. Дул ветер, но ей не было холодно, шёл дождь, но ей не было больно под его колючими иглами. Дождь не различал людей. Он не знал, да и не хотел знать, что она не такая, как все. Ведь перед природой все равны. И она тоже. Природа только понимала её. И за это она был благодарна ей – за понимание, которого нет в её жизни.

Она прожила свою жизнь и теперь благодарна только за одно – за то, что хоть кто-то понимал её. Она не слышала уже крики, всхлипы и шёпот за спиной. Впереди был её путь. Путь, который будет концом всей её жизни. Она прожила жизнь. Эта жизнь преподнесла ей подарок на многие годы. Благодаря этому подарку она слышала всё, кроме злости, ей незнакомо было ничто, кроме простоты, она ничего не чувствовала, кроме зависти. Безграничной зависти казалось, объединившей все миллионы людей, смотрящих на неё. Это всё, что смогла преподнести ей жизнь. Теперь она закончилась.

Раздался всплеск, капли воды, коснувшиеся её прекрасного тела, показались на поверхности и снова нырнули за ней. Вода поглотила её, вместе с её необычайностью, а дождь ничего этого не видел, а просто лил, стараясь поскорей выжать из туч всю воду, но было ещё долго. Ещё долго будет лить дождь, несмотря на то, что земля потеряла «чудо», как сказали бы все, кроме неё. Она не боялась воды: не боялась дождя, не боялась океанов, морей, озёр, рек, ручьёв. Только они принимали её, как свою, они не видели в ней чуда. И сейчас, в последние мгновения её жизни они приняли её, они были её последней дорогой, она стремилась к ним, потому что всю свою жизнь не желала быть чудом.

Шёл дождь, поэтому все не сразу поняли, что потеряли чудо. Когда дождь уже залил всё, люди осознали, что чего-то не хватает. Только вода хранила свою тихую и необыкновенную тайну. Никто не видел, куда делось чудо, никто не слышал, как вода рада составить ей последний путь, а она сама не знала, и никогда не смогла бы ответить на вопрос, почему ей не нравится быть «необыкновенной».

Все, во все времена знали, что красота спасет мир. Все знали, что красота стоит жертв. Никто никогда не складывал эти два изречения вместе. А она сложила. Сложила и получила свою жизнь. С её началом и с её концом. Начала она не знала, а конец придумала сама. Она всегда любила что-то придумывать, вымышлять, но никогда никому об этом не говорила, потому что все обязательно бы подумали и сказали, что это «просто чудесно!». Она не хотела, чтобы так говорили, и всегда хранила всё в себе. И теперь она придумала свой конец, конец свой жизни, с единственным в ней подарком. Подумала, что такой конец жизни «чуда» - наилучший. Чудо не должно жить вечно. Она не должна жить вечно. Её хватило ровно на столько, сколько прошло от рождения до смерти. Хотя трудно назвать смертью гибель чуда. Её никто никогда не считал чем-то обыденным, банальность может умереть, а чудо – нет. А она и была этим чудом.

Она выбрала правильный путь – умерла там, где её понимали. Умерла на руках того, кто никто об этом не расскажет. Вода – её стихия, люди – её враги.
Она жила просто и умерла она тоже просто. Всё это не так поэтично, как кажется. И вообще, смерть не лирика, а просто конец жизни. Её не должны воспевать, ей не должны поклоняться. Она тоже так делала. Она не воспевала смерть, а просто посмотрела ей в лицо. И как бы мелодраматично это всё не казалось, но всё-таки она умерла, принесла себя в жертву. Самоубийство не жертва, а слабость. Она никогда не была слабой. Ведь чудо не бывает слабым.

Кто знает, может она была такой одной-единственной на земле, была одним-единственным на земле «чудом». Люди всегда считали чудеса. До сих пор их было семь. Прибавилось ещё одно чудо - она, та, которая принесла себя в жертву людям, та, которая каждый день сидела у окна и считала капли, которые дарил ей дождь, её лучший и единственный друг. И теперь она, подруга дождя, исчезла, скрылась под тенью воды. А люди даже и не узнали, куда же делось это чудо. «Как будто испарилась» - шептали они, никто даже не смел говорить вслух, потому что вдруг она услышит. Она уже ничего, конечно, не могла услышать, всё-таки она ведь совсем обыкновенная.

А река несла своё быстрое течение, наслаждаясь пребыванием в её водах чуда, охраняя её от всего, что могло бы помешать ей. Река, как скупой богач, берегла каждую частицу её тела, никому не позволяя дотронуться до чуда. Больше никто не кидал на неё взгляды, никто не шептал за спиной. Она так долго этого добивалась, но никак не могла понять, что для этого нужно всего лишь умереть там, где тебя понимают. На руках того, кто никто и никогда не назовёт тебя чудом.

@темы: Любимое, LoVe StoRy***)), LOvKKKE, ТО,что стоит увидеть

19:40 

We always shall together, I this knows
Капучино



Будний день. Пятница. Ресторан. Ты и Я. Романтичная обстановка. Как в кино. И тут… официант, принес меню.

- Будете заказывать?
Он: - Вино. Белое. Полусладкое. Или... красное. Горькое. 1987 года.
Она: - Капучино. Черный. Долька лимона. Ложка сахара.
- Что-нибудь к капучино?
Она: - Нет. Ненавижу сладкое.

Ушел… Музыка. Она прекрасна. Взгляд. Вопрос.
Он: - Скажи, почему такой заказ? Это имеет отношение к тебе?
Она: - Черный – как мои глаза, пропасть, невозможно выбраться. Долька лимона – горькая как моя душа. Ложка сахара – сахар тает, он не вечен, но кардинально меняет вкус. А ты? Полусладкий и горький, странно.
Он: - Да так… Неважно.

Ровно через месяц, в пятницу, я проснулся и не увидел её рядом. Она ушла как раз тогда, когда я понял, что она единственная. Оставив записку – «Капучино. Черный. Долька лимона. Ложка сахара… Он не вечен, но кардинально меняет вкус»...
И так прошел год. Не заводил отношений, не хожу в клубы вообще никуда и только каждую пятницу хожу в тот ресторан, каждый раз с новой, что бы показаться перед тобой. Каждый месяц, в пятницу, видел её, с новым кавалером. Каждый раз один и тот же заказ, как и она тогда заказала и заказывает до сих пор.

Пятница. Ресторан. Я. Еще неделя и она появится тут. Официант. Заказ. Каппучино. Черный. Долька лимона. Ложка сахара.

- Извините Сэр. Я хотел спросить. Этот заказ вы делаете уже год, после того ужина с девушкой. Я тогда обслуживал вас. Каждую пятницу обслуживаю вас и каждый месяц её. Так почему вам не заказать что-то другое? Может, уже поставите точку? Все бессмысленно.
Он: - Хм… А знаешь, принеси мне Вино, белое, полусладкое, и… красное, горькое, 1987 года.

Белое – потому что ты прекрасна, оставила след. Полусладкое – потому что я тебя и знаю, и в тот же момент нет. Красное – потому что ты как оно, горькое. 1987 – долгий настой, самый прекрасный вкус, незабываем.

Я все знал. Еще до знакомства. Да, ты была моей целью. Все говорили недоступна. Я люблю рисковать и ломать крылья таким, как ты. Но произошло одно маленькое «но»… Черные как твои глаза – бездна, выбраться невозможно… Ты думала, только я в нее упал, но ты не заметила слезы на щеке когда уходила? Не заметила, что каждый раз ты смотришь на меня, а не на кавалера? Думаю, ты все поняла. 1987 – долгий настой, самый прекрасный вкус, незабываем. Это про себя. Я упал в бездну, а ты не забыла.

@темы: LoVe StoRy***))

19:38 

We always shall together, I this knows
Это Она...



- Опять ты не знаешь себе места! Сядь, успокойся, - уговаривала Лена свою подругу, - может не придет он сегодня! Не надоели друг другу еще? Вы ставите "любовные рекорды"! Дольше всех вместе из нашей школы…
- А если мы по-настоящему любим друг друга? Причем здесь время? - говорила Юлька, ища по всей квартире свой любимый браслетик.
- Думай, как знаешь. Вообще, ходят слухи, что у него давно есть другая подружка. Светленькая такая, в синих джинсах ходит, помнишь? Из 10 "Б"! - "подливала масла в огонь" Лена.
- Да ладно вам! Кто только распускает эти слухи? - Юлькину речь прервал долгожданный звонок в дверь.
Это Он! Её любимый Женька!

Вся школа удивлялась их столь долгому роману. Какая же прекрасная пара! Они просто созданы друг для друга! Женька - самый симпатичный парень школы, Юлька…Да сколько парней по ней сохнет! Но им не нужен никто другой!
Их история началась красиво, романтично, даже неправдоподобно! Когда они еще были незнакомы, в одну прекрасную ночь им двоим приснился сон. Ему снилась Она. Ей - Он. А действие сна происходило в парке, под часами…Чисто из-за любопытства они решили испытать свою судьбу и прийти на это место. Женька пришел раньше часа на полтора! И вот идет Юлька. Такая красивая! С виду вроде обыкновенная девчонка, но после этого сна она ему казалась самой прекрасной! Он был просто в восторге! Идет девушка его мечты: легкая, улыбающаяся, просто неземная!
- Ты почему такой грустный? Что-то случилось? - спросила Юля Женьку.
- Знаешь, я уезжаю в Италию. Учиться, - Женька крепко обнял Юлю.
- На долго?
- Почти на год. Я буду писать тебе…
Юлька невероятно расстроилась. Разлука только укрепляет любовь. Но эту никакой разлукой укреплять не надо. Но что поделаешь? Прощальные поцелуи, объятия.
- Боже мой, как я могу оставить тебя здесь? У меня сердце разрывается, - Женька сам чуть не плакал.
- Ты пиши мне! Будь осторожен! Женечка! Я люблю тебя!

- Ну что ты опять грустишь? Опять о нем? Сходила бы на дискотеку давно, нашла бы там себе мальчика, - уговаривала Юлю Ленка, - Он-то, наверняка, себе там в Италии другую нашел. С ней и "стажируется" на итальянском! Там, говорят, такие красавицы!
- Опять "говорят"! Ну, пусть говорят! Зачем ему эти красавицы? Мы с Женькой любим друг друга и всё! - отпиралась Юля.
- Ты уверена?
- Да! - твердо ответила она.
Ленка посмотрела на нее хитрым ехидным взглядом…
Прошел месяц. Юлька идет по парку. Совсем одна. Она села на скамейку под часами и стала вспоминать их загадочную встречу…
Дома у Юльки зазвонил телефон, да еще так тревожно, пронзительно! Юлька взяла трубку. В трубке раздался дрожащий голос Лены:
- Юля, у меня ужасные новости. Надо встретиться…

- …Нет! Что ты говоришь?! Нет! Скажи, что это не так! Нет! - Юлька кричала, из ее глаз лились слезы.
- Мы все это узнали сегодня днем. Крепись. Его больше нет…
Какая роль! Как вы все это хорошо сыграли. Вас всех сразу бы в Голливуд на премию "Оскар"! Вы не подумали, что из этого может выйти? За что вы так, девчонки, за что вы ее так? Она же любила его безумно! Они вам мешали? Что из этого получится, вы подумали?
А Женька? Они и ему написали письмо. Написали, что Юлька погибла. Знают, что он пока не сможет приехать. Что они наделали?!
Юлька не находила себе места. Она не знала, что делать, как жить дальше… В конце-концов она решила уехать туда, где погиб Женька. Собрав все силы и средства, Юлька отправилась в Италию на изучение любимого языка Женьки - итальянского.
К Юльке в номер зашла одна девчонка, обещала ее со всем здесь познакомить. Таня, так звали новую знакомую Юли, выслушала ее историю, предложила развеяться, сходить со всеми девчонками погулять…
- Зачем сидеть просто так? Жизнь продолжается. - Успокаивала ее Таня, - Пойдем, я познакомлю тебя с моими подругами.
Судьба распорядилась так, что Женька очень подружился с Таней. Только ей он рассказал, что произошло с его девушкой. Однажды он сказал Тане:
- Я видел, ты шла сегодня с одной девушкой. Лица я ее не видел, но она мне очень напомнила мою девушку, которая погибла. Те же золотые волосы, та же походка… Ты не могла бы нас познакомить? - спросил Женя.
- Конечно, могу! У нее, правда, тоже погиб друг. Но, думаю, она будет рада познакомиться с тобой, - ответила Таня.
Она обещала, что сегодня вечером к нему в номер зайдет познакомиться та девушка, которая Женьке напомнила Юльку.
- Её Юля зовут? - удивился Женя, - Такое имя было у моей девушки. Даже имя такое… Как жаль, что это не она. Как жаль, что я ее больше не увижу. Я бы всё отдал за последнее мгновенье, проведенное с ней. Судьба жестоко с нами обошлась. Мне без нее очень тяжело…
И вот вечер. Женька уже давно сидит в ожидании встречи. И вот стук в дверь.
- Кто там?
Это Она. Его Юлька…

@темы: LoVe StoRy***))

20:49 

We always shall together, I this knows
История про них...


Она долго шла, сама не зная куда... Она всё шла и шла... Ей казалось, что всё вокруг померкло... Она не замечала никого вокруг... Она думала о нём... Она любила его... Не могла забыть...


Он уехал... Она осталась... Она знала, что ей нужно смириться... Забыть... Но у неё не получалось... Она ждала чуда... Ей казалось, что оно произойдёт... Когда-нибудь, не скоро, но обязательно произойдёт... И боялась, что когда это чудо, наконец, произойдёт - она не увидит его, не почувствует... Больше всего на свете она этого боялась... Она была слепа... Иногда ей казалось, что он рядом... И тогда она изо всех сил пыталась вглядеться во тьму... Бывало на несколько секунд зрение возвращалось к ней... Она видела небо, свет... Но... вскоре всё исчезало так же внезапно, как и появлялось... Ей давно нужно было смириться с этим, но она не могла себе этого позволить... Она любила его... любила как никого в жизни... Она надеялась на то, что он тоже не забыл её... любит... Но в тоже время она думала, что у него там уже есть семья... Дети... Да, и, скорее всего это так и было... Ведь он уже был не маленьким мальчиком.

Она вспоминала моменты их первых встреч... Тогда на Байкале... Ещё в первый раз... Как им было весело... И позже... Всё там же на Байкале... Тогда она была счастлива с ним... Ей казалось, что это никогда не кончится... Но... увы... Она была не права... Её счастью пришёл конец... Боже... Как она тогда убивалась... Но знала, что нужно смириться... Смириться ради него... Она это сделала... Они остались друзьями... Но... Она продолжала мечтать о нём... Тихо... нежно... ей никто другой не нужен был... Она не знала: была ли у него девушка... наверное, была... он такой красивый... нежный... ласковый.

Ей было трудно об этом думать... Слёзы капали из её глаз... Она чувствовала на себе взгляды прохожих... Но ей было безразлично до того, что о ней думают... Ей хотелось уйти далеко-далеко... Чтобы никого не было рядом... И тут она услышала знакомый голос... Это была её подруга... Она нашла её... Сашка что-то говорила о том, что ей нельзя уходить одной... Но ей было всё равно... Она надеялась на чудо, а оно должно было произойти в этом месте... Она точно это знала... Знала и всё... Сама, не понимая, откуда... Об этом ей всё время твердил её внутренний голос... Он говорил, что ей нужно сюда идти... Что-то притягивало её к этому месту когда-то они встретились тут в один дождливый день... Это был последний раз, когда она его видела... Утром, после их встречи, когда она проснулась - его уже не было рядом... Рядом лежала жёлтая роза... Это был признак разлуки... Она знала, что это конец... Ей не хотелось в это верить... Но нужно было... Тогда она оделась, села в машину и долго ехала... сама не зная куда... Просто ехала... ехала... Когда она очнулась - было уже темно... Но и в сумерках она поняла, что приехала на место их первой встречи... На Байкал... Ей было так тяжело... На сердце как будто был огромный камень... Но она не плакала она не могла даже плакать...

И тут она увидела на берегу костёр... Около него сидели дети... Примерно лет по 16-17... Невольно она подошла к ним и села рядом... Не говоря ни слова... Они не понимали что происходит... Но ей было даже лучше от этого... Через некоторое время они познакомились с ней... И ей впервые за этот день стало чуть-чуть легче... Они спрашивали её о многом, но она молчала... Ей было больно говорить... Внезапно пошёл дождь... Кто-то накрыл её курткой... Но ей было всё равно... Ведь рядом не было его... Она опять как будто упала в пропасть... Впала в такое состояние, в котором никого не замечала и не слышала ничего... Очнулась от того, что ей стало холодно... Она поняла, что вся промокла... Костёр уже погас... Да и не мудрено от такого ливня то... Она села в свою машину... Ей было холодно... Она насквозь вымокла... Ей казалось что у неё жар, но она пыталась не обращать на это внимания... Повернув ключ она поехала обратно... Ей было страшно... На улице бушевала страшная гроза... Но страшно было не из-за грозы... А от того, что она его больше не увидит... Она долго ехала... Остановилась в каком-то лесу чтобы достать из багажника таблетки... У неё был жар... Вышла из машины сделала несколько шагов и всё поплыло у неё перед глазами... Она потеряла сознание.


Очнулась лёжа на кровати... Перед глазами была темнота... Она ничего не видела... Ей казалось, что её глаза закрыты, но нет... Она потеряла зрение... Рядом была Сашка, рассказывала, что она сильно заболела и это заболевание дало осложнения на зрение... Врачи говорили, что только чудо может вернуть ей зрение... Но ей было всё равно... Она потеряла его... Его не было рядом.

Поэтому она и ходила сюда... Она ждала чуда... Но не того, которое должно было вернуть ей зрение... А того, которое должно было вернуть ей его... Она почувствовала, что сейчас пойдёт дождь... И сняла всё те же свои любимые чёрные очки в тёмно-зелёной оправе... Под дождём её зрение просыпалось... Дождь пошёл... Кто-то дал ей в руку зонт... Наверное, это была Саша... Но ей не хотелось стоять под ним... Она его закрыла... Она плохо видела... Всего лишь очертания, но видела... Ей было хорошо... Она жадно глотала капли дождя... Они были такими крупными, что некоторые из них больно били её по лицу... Но она терпела... Этому её научило время... Оглянувшись вокруг она поняла, что за ней с любопытством наблюдают прохожие... Они стояли и смотрели на неё... Но она уже привыкла к этому... Ей было всё равно... Она думала о нём... Она любила его... Ждала... Считала время... Разбив вечность на годы... Годы на месяца... Месяца на недели... Недели на дни... Дни на часы... Часы на минуты... Минуты на секунды... А секунды на мгновения... Но всё равно время летело очень долго... Иногда ей даже казалось, что всё вокруг замирает... Мгновения длились так долго... Очень долго... Вдруг она почувствовала что-то, что заставило её вздрогнуть... И дождь как назло кончился... Она опять не видела...

Ей показалось что кто-то на неё смотрит... Тогда она спросила: "Саша?"... Но Сашка ответила совсем с другой стороны... А она точно знала, что на неё смотрят именно оттуда, куда она пыталась всмотреться, но как на зло видела только темноту... Она смотрела... А на неё смотрели в ответ... Это было похоже на игру... Сначала было смешно... Она впервые за эти годы даже улыбнулась... Но потом у неё кольнуло в груди... Так сильно, что она не смогла устоять на ногах... И начала падать... Её кто-то поймал... Она не знала кто это, но точно знала, что чувствовала уже где-то эти нежные руки... Её аккуратно поставили на ноги, поддерживая за талию... Это происходило без единого слова... Она не понимала, что происходит... Ей было так хорошо и в то же время ей было страшно... Она путалась в чувствах... Она не понимала, что с ней происходит... И вдруг почувствовала что-то теплое у себя на щеке несколько мгновений спустя она поняла, что это были чьи-то губы... Она не знала кто - он, но точно знала, что это она чувствует не впервые... она не могла понять и вспомнить когда и при каких обстоятельствах она уже это ощущала... Но ей было хорошо... И тут она услышала голос... Боже... Какой это был голос... Она слышала такой голос только один раз в своей жизни... Она знала что этого не может быть... Она не верила всему происходящему... Она сомневалась. Этот нежнейший голос сказал: "Я знал, что ты ждала... Я тоже ждал...". И тогда она подумала, что это СОН и ей захотелось открыть глаза... И она это сделала... Что-то яркое резануло её по глазам... Ей было так больно, что снова хотелось закрыть их... Но она боялась... Боялась не увидеть больше этой яркой вспышки... Она так боялась темноты... Но всё же она это сделала...

Она несколько раз моргнула и в следующее мгновение она увидела перед собой поразительнейшую картину... Увиденное поразило её до глубины души... Солнце ярко светило в глаза... Она почему-то была не в своей любимой мягкой кровати, сделанной на заказ и похожей на цветочек лаванды... Она стояла на старой набережной... А рядом стоял он... О... это было так больно... Ей казалось, что это не наяву и что она опять потеряла сознание... Больно было от того, что это всё не правда... Что этого не может быть... Но... вдруг он поднял её на руки... Она ощутила его прикосновения... И здесь она окончательно поняла, что это ПРАВДА... Она была готова умереть от счастья... Это был ОН... Тот, кого она любила и ждала эти годы... Тот, который был её эллином... Его красивые глаза... Она не могла от них оторваться... это было чудо... она верила в него... надеялась... ждала... и дождалась... она была счастлива

Они шли долго-долго... казалось ничто не может их больше разлучить... и только через несколько часов она поняла, что к ней вернулось зрение... Она снова видела... Они шли молча... ни ОН, ни ОНА не решались сказать даже одного слова... Им было хорошо вдвоём... Каждый из них знал, что больше они не расстанутся никогда в жизни...

@темы: LoVe StoRy***))

20:39 

We always shall together, I this knows
Телефон (Городские Сказки)

Ну вот, опять все с самого начала! Опять ему придется бороться с желанием разбить его вдребезги одним взмахом руки. А он продолжал свое дело, назойливо напоминая о своем существовании в соседней комнате набором тупых иголок, врезающихся в воспаленные нервные клетки. Кто же придумал эти звонки?! Кто в силах выдержать такую пытку?! Ему иногда казалось, что бесконечные телефонные трели - это щупальца гигантского спрута, тянувшегося к его голове и находящего бреши даже в капитальной стене. Легче всего было выключить звонок на телефоне, а то и вовсе выдернуть шнур из розетки, но он почему-то этого не делал. Почему? Может быть, ему нравилось это мазохистское издевательство над собственными нервами, а может, он находил прелесть в самом противостоянии, хотя оно всегда заканчивалось его поражением. Обидно, но факт.


Так было и на этот раз. Макс медленно встал с пола и побрел в большую комнату, в глубине души надеясь, что вот именно сейчас телефон поперхнется на середине своей бесконечной трели и замолчит, осуждающе затаясь на журнальном столике у старого кресла. Но нет, телефон и не думал замолкать, наоборот, только заслышав шаги хозяина будто даже и прибавил в голосе. Чуть ли не приплясывая на потрескавшейся от времени полировке стола.

- Да, - в ответ на треск телефонной линии промямлил Макс.
- Привет, это я, - послышался радостный голос. - Ты так долго не отвечал.
- А если я не отвечал - тебе не могло прийти в голову, что я просто не хочу ни с кем сейчас говорить! - раздраженно буркнул в ответ Макс.
- Но тогда зачем ты ответил? - спросили на другом конце провода.
- А нервы у меня не железные, вот почему!
- Нервы: Да, это верно. И только? Ты ведь ждал моего звонка? Да?
- Нет, не ждал:
- Ждал, ждал: Я же знаю.

Макс замолчал. Это продолжалось уже два месяца. Тех самых два месяца, когда ему все надоело и захотелось просто исчезнуть. Исчезнуть, никого не предупреждая. Закрыть квартиру, выбросить ключи в грязный мусорный бак и уйти в вечерний сумрак. Да, собственно, кого ему было предупреждать? После того разговора в кафе Макс отчетливо понял, что он один на этом уже давно не белом свете. Он один и никому до него нет дела. Именно тогда, в тот самый промозглый и противный вечер в его опустевшей квартире прозвучал первый звонок.

- Да что тебе нужно от меня? - проговорил Макс, рухнув в мягкое кресло.
- Нужно? Да, пожалуй, что и ничего. Я разве говорила, что мне что-то от тебя нужно?

Сначала Максу показалось, будто это кто-то из его сокурсниц просто прикалывается над ним. Но голос был незнакомым и явно принадлежал молодой особе не старше двадцати пяти лет. Сначала он лихорадочно пытался вспомнить где же все таки он мог слышать его. Потом пытался вычислить свою собеседницу среди малочисленных своих знакомых или подруг знакомых, пытался задавать наводящие вопросы про город, институт, работу, школу. Но ничего так и не выяснил, кроме совершенно обыкновенного имени Света и того, что ей действительно не больше двадцати пяти.

- Ты уже два месяца мне звонишь. Этому должно быть какое-то объяснение? Как ты думаешь?
- Просто я знаю, что тебе сейчас плохо.
- Мне?! Плохо?! Да, мне плохо от твоих двухмесячных приставаний и назойливости. Тебе самой не надоело? Нашла бы себе какого-нибудь лоха, которой от твоих звонков приходил бы в неописуемый восторг и отстала от меня. Так нет же, нужно обязательно почувствовать себя матерью Терезой, спасающей бедного грешника от неминуемой гибели. Как вы меня достали!
- Сердобольные и да милосердные граждане этой Вселенной, вот кто! Что вам неймется? Идите вон бабушкам-пенсионеркам помогайте, они в вас очень нуждаются!
- Но тебе ведь плохо сейчас, так?
- Да хорошо мне, хорошо! Поняла?! Я ясно объясняю или нет?! Или ты такая тупая?!

Света замолчала, и через некоторое время в трубке послышались короткие гудки. Ага, бросила трубку. Все таки довел он ее! Победил! И правильно, нечего доставать глупыми вопросами и соваться туда, куда ее никто не просил соваться. Все равно ведь завтра снова позвонит и будет заливать про вселенскую любовь к нему ничем не примечательному Максу и его бессмертной душе. Надоела!

Но на следующий день никто не позвонил. И Максу почему-то от этого не стало веселей и свободней. Не позвонила она и через неделю, хотя каждый вечер он покорно сидел у журнального столика и ждал звонка. Ждал и надеялся, что вот непременно сейчас она позвонит и поэтому нельзя никуда уйти, даже на кухню поставить чайник. А вдруг он оттуда не услышит? Что тогда? Пожалуй, именно тогда: да, тогда, это точно, он начал разговаривать с телефоном. Сначала Максу самому казалось это бредом, идиотизмом и даже психозом, но ему нужен был кто-то, сейчас он это понимал особо отчетливо, кому он может выговориться.

- Ты думаешь я сошел с ума? - спросил Макс у своего старого друга с потрескавшимся красным корпусом. - Может быть, ты прав. А может прав именно я. Да, именно я и никто другой в этом безумном мире. Может быть, как раз я и есть самый нормальный человек на всей земле?! Что, молчишь? Правильно, потому что тебе нечего сказать. Нечего и точка. Но почему, когда очень нужно, ну просто позарез нужно, ты молчишь? А? Я тебя спрашиваю!

Да, я идиот, да, грубиян! Да, я признаю, что мне нужны были эти звонки, нужен был ее голос. Ну почему именно сейчас я должен его лишаться?! А? Что? Сам виноват? Да, я виноват, да, виноват! И что дальше? Что ты можешь еще изречь мудрого, краснокожий друг мой? Мне плохо одному, понимаешь? Одному! Ты хоть знаешь, что такое одиночество? Ты знаешь, что такое быть абсолютно одному среди толпы? Это мука. Это боль. Просто потому, что невозможно ничего сделать или изменить. Все вокруг тебя начинает раздражать.

Причем раздражает именно то, чего так не хватает в этой жизни. Боже мой! Я начинаю ненавидеть то, чего в тайне своей темной души так хочу! Я хочу любви и понимания! Да, пускай это банально, но я хочу быть банальным: и счастливым. И мне так не хватает ее звонков, ее голоса. Если бы я знал, где сейчас находится она, то, не задумываясь, побежал бы к ней.

Макс мог часами говорить и изливать свою душу в пустоту вечернего сумрака. Он знал, что его никто не слышит, и от этого ночная исповедь самому себе становилась еще более отчаянной, будто Макс наконец-то отважился сказать самые главные слова тому, к кому он всю свою жизнь боялся приблизиться и лишь издалека наблюдал за ним. Быть может, так было бы с его отцом, который, как утверждала мама, погиб, когда он был еще маленький. Кто знает, быть может, именно сейчас он по-настоящему был честен с самим собой. Так продолжалось много часов подряд. Максу казалось, что в его душе не осталось ни одного уголка, в который бы он не заглянул и выволок на свет все то, что так мучило его долгие дни. И тогда пришла пустота и какая-то необыкновенная легкость, будто он нашел выход из темного бесконечного туннеля, по которому так долго шел...

Его разбудил звонок. Тот самый звонок, о котором он мечтал и которого ждал уже неделю. Телефон привычно приплясывал от нетерпения на журнальном столике. Макс дрожащими руками поднял трубку и поднес ее к уху.

- Привет, - тихо сказала она. - Ты меня звал?

@темы: LoVe StoRy***))

20:38 

We always shall together, I this knows
Привет, ромашки

Младший брат заглянул в ее комнату. Вот еще, любопытный тип.
- Опять на вокзал пойдешь завтра? – спросил он ее.
- Не твое дело и нечего следить за мной. Иди спать, поздно уже. – все это она сказала, не отрывая взгляд от мелкого рисунка.
- А ты не воняй своим лаком.
- Иди уже себе, и вонять не будет.
- Не пойду, ты тоже не спишь!
- Маааам! Скажи ему!


И закрыла дверь в свою комнату. Не до того ей, а если он такой умный, то пусть математику делает сам. Через минуту она убрала флакон с глаз долой и наклеила марки на приготовленный конверт. На языке остался сладковатый привкус, который щекотал и дразнился. Конверт она отвезет в соседний поселок, чтобы опустить в синий почтовый ящик. Это было как волшебство – отправлять себе письма.

На следующий день, в четверг, Настя проснулась раньше, чем обычно, подождала, пока сон ушел, как вода во время отлива, прислушалась к звукам на кухне – мама готовит что-то вкусное. Вытянула руки вверх и зажмурилась, зевая.

До вокзала было сорок минут ходьбы, но разве это много, это глупые пустяки. Взяла кусочек пирога с яблоками, шла и откусывала его на ходу, стараясь не запачкать ногти, которые рисовала вчера целый вечер в свете настольной лампы.

Почту в поселок привозил приятный молодой человек на велосипеде. По четвергам он подьезжал к зданию железнодорожного вокзала, который служил местным почтовым отделением, перекидывал одну ногу через сиденье велосипеда и останавливался, чтобы поправить сумку на плече.

А она уже стояла возле входа, как месяц назад, когда увидела его в первый раз. Чуть не столкнула его тогда, выбежав из двери на улицу, махая рукой Машке, которую заметила через окно.
- Ух-ты, черт! Ушиблась? – в темных глазах сверкал интерес и он совсем не сердился, поднимая разбросанные газеты.

Настя больно ударилась ногой о велосипед и он растирал ушибленное место, отведя ее в сторонку. Она смущалась, потому что боль уже ушла, а она молчала, не останавливала его руку, смотрела вниз. Такие длинные сильные пальцы, не отпускай, пусть так и будет. Пусть тепло поднимается вверх, под платье, никто не узнает. Когда он закончил, она сказала «спасибо» и быстро ушла.

В следующий раз он привез ей полевые ромашки вместе с конвертом, она смутилась случайного касания рук, опустила глаза, делая вид, что вдыхает запах, испачкала нос в желтой пыльце, от чего он потом смеялся и говорил ей что-то приятное. Внутри поворачивались какие-то маленькие рычажки, его голос входил в нее через сплетенные пальцы, как ключ в замочную скважину.

Прошла еще неделя сладких мучительных ожиданий и снова четверг, она стоит возле здания вокзала, такая худенькая, в простом платье, на фоне белой стены вокзала, и смотрит вдаль на дорогу, прикрывая глаза и веснушки от солнца. Ей так хотелось, чтобы он взял ее за руку, гулять через поле, далеко-далеко, срывать цветы, смотреть вместе на небо, примяв спиной густую траву, слушать, как стучит у него в груди. Так близко – всего несколько сантиметров, от сердца до сердца. О чем он сейчас думает?

Увидела вдалеке велосипед, сделала вид, что совсем не смотрит в ту сторону, а сама тайком улыбалась. За пять минут до счастья

@темы: ТО,что стоит увидеть, Любимое, LoVe StoRy***))

23:56 

Грустная История:"она плакала..."

We always shall together, I this knows
Телефонный звонок.

- Привет!

- Ну привет….

- Узнал?

- Да, конечно….

- ак дела?

- Да вроде нормально….а ты как?

- Я?... ну как всегда….

- Плохо что ли опять? Я тебя не понимаю….

- Меня никто не понимает….

- Слушай, бросай ты эти мысли!

- а что?

- Если честно, ты уже достала меня….

- Извини….

- Ладно…ничего….чем занималась сегодня?

Девушка уронила слезу на подушку.

- Да так…ничем…

- Ты че, опять плачешь?

Парень был раздражен, девушка это заметила.

- Не….Все хорошо….

- Ну да….я слышу….слушай, если ты не прекратишь, то нам придется перестать с
тобой общаться….для твоего же блага….

- НЕТ! Все нормально….
Девушка изо всех сил пыталась успокоить голос.

- Ладно….

Разговор продолжался около часа. Все это время девушка пыталась говорить как
можно спокойнее. И у нее это более-менее получалось.

- Ну что ж….чем будешь заниматься?

- наверное ничем….- ответила девушка, но тут же поправилась. – Хотя
нет….Наверно, пойду погуляю с девчонками….

- Другое дело….Слушай, я понимаю, что тебе плохо, и сама видишь, что стараюсь
изо всех сил помочь тебе – звоню АЖДЫЙ день!!! Ты тоже должна меня понять….

- И я тебя понимаю….Дело не в том, что ты не можешь меня полюбить, а в том, что
я не могу разлюбить тебя….

- Да уж…. Ладно, до скорого!

- До встречи!

Девушка не положила трубку до тех пор, пока не услышала короткие гудки на том
конце провода.

И тут она уже не могла сдерживаться. Она легла на кровать, уткнувшись головой в
подушку, и зарыдала. Снова всхлипы, рыдания, стук ее маленьких кулачков о
подушку…

Девушка закусывала зубами покрывало, чтобы не слышать себя, но ето не
помогало…..Сейчас ей было жаль саму себя…..

НЕУЖЕЛИ ТА БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ ВЕЧНО??!!!!!!!!!!

Где-то примерно через полчаса девушка легла на спину и начала разглядывать
потолок бесцветными от слез глазами.

Одними губами она повторяла:

«За что?.....»

Уставшее от вечных истерик, измученное, исхудалое тело пугало родителей и
друзей. Девушка забыла про то, что она должна есть и пить….А значение слова «смех»
просто выпало из ее головы навечно!

Ее мысли были только об одном: «Почему я не могу разлюбить его? Почему он меня
не любит?»

аждый день повторялся по одному и тому же сценарию: утро - слезы, день – его
звонок, снова слезы, вечер – прогулка в парке, слезы…..

Родители не пытались ничего сделать – дочь постоянно угрожала самоубийством в
случае, если они будут вмешиваться….

- Я сама разберусь….

Немного успокоившись, девушка встала с кровати, натянула старые джинсы, которые
буквально висели на ней, черно-белую футболку, схватила рюкзак и выбежала на
улицу, не сказав ни слова родителям.

Подойдя к остановке, она пошарила по карманам и, найдя там помятые 10 рублей,
села на маршрутку. Доехав до площади, она направилась в парк. Вокруг было полно
народу – видимо был какой-то праздник. На здании театра была надпись:

«С ДНЕМ ГОРОДА!»

Но девушке было все-равно. Она прошла глубже в парк, нашла свободную скамейку и
села. Любимым ее занятием было смотреть на облака

«ОН»

Он сидел за компом, иногда посматривая на мобильник, видимо в ожидании звонка.

Да, действительно он ждал звонка….Звонка от девушки, с которой познакомился
недавно. Ее звали ира. Ему показалось, что это любовь с первого взгляда…. ак
только он увидел ее, сердце сначала будто остановилось, а затем понеслось с
бешеной скоростью. Сначала парень даже испугался, что оно сейчас выпрыгнет.

«ЭТО ОНА!!!!! ОНА! Девушка моей мечты!!!!! – промелькнуло в голове у парня, и
он, забыв всю свою скромность, начал флиртовать с ней, а потом и вовсе попросил
ее провести день города вдвоем….и ОНА СОГЛАСИЛАСЬ!!!! Ето была просто
удача!!!!!

Позвонив ей утром, он спросил:

- Ну идем сегодня
И она пообещала, что позвонит вечерком и скажет.

И вот наконец он дождался. Раздался звонок, и он увидел на экране определитель:

« ирочка»

Договорившись о месте встречи, он начал одеваться.

«Хоть бы все было хорошо!» - подумал он и улыбнулся солнышку, которое светило
прямо в глаза.

Он вышел на улицу и с приятным предчувствием, которое жгло его изнутри,
добрался до площади, где они и договорились встретиться. Он стоял минут 5, что
показалось ему вечностью….И вот дыхание пропало, сердце приостановилось, он
забыл все на свете….Он увидел ЕЕ. Она шла к нему на встречу – такая легкая,
такая красивая, веселая….Он двинулся к ней навстречу. Она улыбнулась. Сам не
понимая, что делает, он прикоснулся к ее нежной талии и припал своими губами к
ее губам. Но это длилось недолго. Она смутилась, но ничего не сказала.

- уда пойдем? – спросил он, в душе ликуя: - Ей понравилось!!!

- Может в парк? – робко предложила она.

- ак скажешь….

Он взял ее за руку и они пошли.

Парень думал, что с этой девушкой он мог бы говорить бесконечно. Они шли и
болтали: о музыке, о стилях, о странных подростках – ЭМО…..

Внезапно в его голове пронеслась нехорошая мысль….Он вспомнил о той маленькой
девочке, которая любила его….Он на мгновение задумался, но потом решил не
омрачать столь чудесный вечер глупыми мыслями…..

«Она мне – НИ ТО!!! Несмотря на то, что мы давно общаемся! акое мне дело до
нее??? Ведь рядом со мной такое чудо….» - подумал он и еще крепче сжал ладонь
иры.

- пойдем поищем свободную скамейку! – сказала ира и потянула парня в глубину
парка……..

Парень улыбнулся ей и посмотрел в глаза…такие голубые….утонуть можно…..

Внезапно его взгляд привлекло нечто, чего он совсем не ожидал. Они подходили к
скамейке, на которой сидела ОНА –та самая девчонка……

Парень взмолился мысленно, чтобы его глаза его обманули, и это оказалась не
она…..Но девчонка повернулась в их сторону…..Никаких сомнений…..Заплаканные глаза, темные круги под глазами, худая, как скелет, маленькая,
беспомощная, похожая на бездомного котенка……

- Нет…Только не это!!! – прошептал он.

-Что случилось? – спросила ира.

- Ничего…постой тут….Мне нужно с ней поговорить….Только пожалуйста, не подходи
ближе, умоляю….

«ОНА»

Она сидела на лавочке около часа и все смотрела на облака. Она могла любоваться
ими вечно.

« акие красивые! ак бы я хотела стать облачком!» - думала она, грустно
улыбаясь.

Мимо проходили какие-то люди….Она не замечала, что они непонятно смотрят на нее
– девчонку, задравшую голову вверх….непроизвольно некоторые из
них поднимали голову, глядя, что же она там увидела. Но, не находя ничего
подозрительного, они проходили дальше, уже с мыслями, что она
душевнобольная……..

Внезапно сильно кольнуло сердце….Она почувствовала, что что-то не так. Она
оторвала взгляд от облаков и повернула голову влево. Ее сердце едва не
разорвалось от внезапно нахлынувшей боли. Ей стало так плохо, что она даже не
смогла закричать или хотя бы заплакать…Она просто смотрела вперед…. Не хватало
сил…..Ей показалось, что она сейчас потеряет сознание….Там был ОН…..Она так
давно его не видела……..НО ОН БЫЛ НЕ ОДИН!!!!!!!!!!!!!!!!
!!!!!!!!!!!!!!!!!

«ОН»

Он отпустил руку иры и направился к лавочке…..

-Саша, не волнуйся, пожалуйста! Ничего страшного не произошло….- быстро
протараторил он….ему стало внезапно страшно от того, ЧТО она может сделать с
собой….Он взял ее лицо в свои руки и заглянул в глаза.

Она что-то прохрипела. Он прижал ее к себе.

- не надо! Успокойся!!!

- Толя, все нормально! – наконец сказала девушка, слегка отталкивая его от себя.
– Ты ничем мне не обязан! Все нормально! Я понимаю тебя….

- Точно все хорошо?

- точно! – девушка заставила себя улыбнуться….она не хотела беспокоить
любимого, какую бы боль он ей не причинил…. – Иди! Прошу уходи! Я же занята….я
гляжу на облака……ИДИ ЖЕ!!!!!!! Она ждет тебя…..

Парень удивленно посмотрел на нее, но не стал спорить и встал со скамьи.

- Стой! – она удержала его за руку. – скажи, как ее звать?

- ира…

- Пасиб)) А теперь иди…

Он махнул рукой ире, чтобы та подошла, взял ее за руку, еще раз поглядел на
это маленькое существо в черно-белой футболке, бессмысленно смотрящее вверх, и
они ушли
«ОНА»

ак только пара скрылась, девушка вскочила с лавки и побежала. Она бежала, а
встречный поток ветра сушил ее яростные слезки на лице……

ак оказалась она на крыше дома, она не знала…Встав на самый край дома, девушка
разрыдалась. Достав мобильник из рюкзака, она послала ему сообщение: «Я люблю
тебя!…Ты сделал правильный выбор….. а я не смогла…..Прости!»

И раскинув руки, она полетела вниз, зажмурившись, чтобы не видеть
приближающийся асфальт….

«ОН»

Получив ее СМС-ку, он сначала забеспокоился, но потом, почувствовав губы иры на своих, снова все забыл….

Вспомнил только ночью, но не придал особого значения. Она часто присылала ему
странные СМС-ки….

Утром он встал рано…..Ему не спалось….Что-то беспокоило. Он зашел на кухню за
соком. Там были родители.

- А вы че не на работе7

- Сегодня воскресенье….. – ответил отец. – Иди сюда…..Смотри….

Он подал ему какую-то газету.

- Первая полоса….

Он поглядел. Он увидел ее…. Он увидел ее глаза….

«Почему они закрыты?» промелькнуло в голове парня…..
И тут он прочитал заголовок.

«15-летняя девочка разбилась насмерть…»

- Что? – закричал он.

Он побежал к себе в комнату. инув газету на кровать, он взял домашний телефон
и набрал ее номер. Никого. Он позвонил ей на мобильный. Никого. Он послал ей
три СМС-ки. Нет ответа.

- что же это? Она наверное уехала!!! Скоро приедет и снова будет надоедать
своими ежедневными звонками….

Но на глаза вновь попалась газета. Нет сомнений – это она….он не стал читать
статью, боясь наткнуться на что-нибудь ужасное. Он смотрел на фотографию….Под
ее маленькой головкой растеклась лужица крови, ее руки были раскинуты и … она
улыбалась…….Он впервые видел ее улыбку – такую скромную, такую искреннюю….

«милая моя, зачем ты это сделала?» - подумал он. Из его глаз потекли слезы.
Жизнь показалась пустой и бессмысленной….без нее…..

Два дня он не выходил из дома, не отвечал на СМС и звонки друзей и иры.

« ира….Это ТЫ во всем виновата!!!» - думал парень, хотя знал, что виноват во
всем только он….

Ее похороны…..Он подошел к гробу и вновь увидел ее . Он не смог сдержаться и
слезы вновь потекли по его щекам. Он поцеловал ее прямо в губы, прижимаясь к
ним секунд 10.

« акая ты хорошая…..моя малышка!» - подумал он и пошел прочь.

Зайдя домой, он набрал воды в ванную, и не раздеваясь, залез в нее.

«Такая родная….ПОЧЕМУ я не понял сразу??????? Я ЛЮБЛЮ ЕЕ!!!!!

Взяв бритву, он провел вдоль вены по руке….Брызнула кровь, но ему показалось
этого мало…. Он располосовал и вторую руку…..:weep:

@темы: LoVe StoRy***))

23:53 

...Кап....

We always shall together, I this knows
Тишину квартиры нарушил звон будильника.
Из-под одеяла высунулась рука, что бы остановить
этот шум. Нет, это не будильник…
Звук становился все громче и громче.
Она уже начала понимать, что это звонит мобильный
и быстрыми движениями (насколько они могут быть быстрыми
у человека, который практически спит) стала шарить по тумбочке.

- Алло? – пробормотала Она сонным голосом в трубку.
- Здравствуй! Как твои дела?

Молчание...
- Мне вдруг до невозможного захотелось услышать твой голос,
он у тебя с хрипотцой, когда ты только просыпаешься.
Прости, не удержался.
- Это все, что ты хотел мне сказать?
- За окном идет дождь...
- Это все?

Пауза...
- Да.
- Тогда до свиданья, а точнее прощай.
И чтобы у тебя не возникало
больше такого желания, будить меня ночью,
я запишу свой голос на диктофон и вышлю тебе по почте.

Она нажала на кнопку "отмена"
и откинулась на подушку.
Да теперь ей не уснуть. Зачем Он позвонил?
И сердечко, как предатель вдруг сразу напомнило о
себе, когда казалось, что оно уже просто выполняет функции,
которые были заложены ему изначально – перегонять кровь.
Тук. Тишина... Тук-тук. И снова тишина... Тук-тук-тук.

Нет, это не выносимо.
Она встала с постели и побрела на кухню,
чтобы налить себе зеленый чай, он всегда ее успокаивал.

Она поставила чайник на плиту
и стала ждать, когда он закипит. Ее взгляд упал на окно. Дождь...

Капельки дождя ударялись о стекло и
тонкими струйками сбегали вниз. Она провела рукой по стеклу.
- Поговори со мною дождь...

Капельки сильней застучали по стеклу,
и в них звучал до боли знакомый, до
боли родной и любимый голос: "Когда будет идти дождь,
знай, я всегда буду вспоминать о тебе, сколько бы
километров или лет нас не разделяли..."
Да это было давно, кажется в другой жизни.

Она прижалась к холодному стеклу,
как будто оно могло охладить ее сердце, вычеркнуть
из жизни те воспоминания.

Чайник закипел... А она все стояла у окна,
смотря вдаль, где были дождь и ее счастье.
Если бы не было барьера, капельки дождя на стекле
и слезы на ее лице стали бы единым целым. Наконец,
Она оторвалась от стекла и отвернулась от окна.
Выключив чайник, она направилась в комнату.
Последний принятый звонок. Кнопка вызова.
Гудок. Еще гудок. Три. Четыре...

- Алло?! – ответил мужской голос.
- Ты знаешь, а на улице дождь.
- Я не могу жить без тебя…
- А я без тебя и дождя.
- И дождя...

@темы: LoVe StoRy***))

23:43 

We always shall together, I this knows
– Ты что, никогда раньше не изменял жене?
Он пожимает плечами. Я лежу у него на груди и слышу, как ровно бьется его сердце.

– Это ж надо, какой мне попался положительный мужчина.

– Ага, положил тебя через неделю после начала романа.

- Ну, по современным стандартам это даже не так чтобы быстро...


Я беру пачку сигарет, щелкаю зажигалкой.

- Тебя не раздражает, что я курю в постели?

- 'Что бы подумала моя мама, увидев меня с сигаретой в кровати', - сказала пятнадцатилетняя Жаннет, лежа между Пьером и Виктором.

Хмыкаю.

- Мне уже давно не пятнадцать, если ты не заметил.

– Я чту уголовный кодекс.

– Бендер ты мой... Знаешь, я когда тебя увидела, сразу подумала: Остап Сулейманович.

– В исполнении Миронова?

– В исполнении Антона Стая. Послушай, ну скажи честно, Стай – это твоя настоящая фамилия?

– Это урезанная фамилия 'Стайкин'. После войны была неразбериха с документами, дед получил паспорт с этим имечком. Ты у всех мужчин в постели выясняешь подробности их биографии?

- У меня не такой большой опыт, чтобы говорить о 'всех'. А у тебя было много женщин?

– Я не отношусь к тем, кто любовно коллекционирует свои победы.

– А все-таки?

Он молчит. Глядя ему в лицо, в очередной раз пытаюсь понять, к какому типу мужчин относится этот случайно - не случайный человек.

Не кобель. Однозначно. Вот на таких я насмотрелась за свою жизнь предостаточно. Вначале, по наивности, принимала их слова за чистую монету. Мудрость, конечно, приходит с годами. Может быть, много лет спустя, я признаюсь сама себе, что и сегодня наивность моя не знает границ.

В конце концов, и первые мои опыты в постели – прямо скажем, не удачные, – были именно с такими мужчинами. Холеными самцами, уверенными и наглыми. 'Тебе будет со мной хорошо, как ни с кем'.

Ложь. Ни первый, ни второй, ни третий мужчина не дал мне и сотой доли того, о чем я читала в книжках.

А с Антоном хорошо. С ним уютно. Он умеет делать сказку. Он умеет создавать реальность. Другую реальность, неразрывно связанную с той, где мы живем.

– Брр, холодно-то как на улице!

– А ты закрой глаза. Нет зимы. Есть ты и я. А все, что за окном – наша выдумка.

Это один из наших ранних диалогов. В первый день, когда мы начали встречаться.

Сейчас, лежа у него на груди и сладко жмурясь, когда он перебирает мои волосы, вспоминаю, как он коснулся меня в первый раз. Я сидела на ступеньках факультета и упорно пыталась выучить очередную муть. Он подошел ко мне и положил руки на плечи. У него гибкие, сильные пальцы. И массаж он делает естественно. Просто увидел, что я сутулюсь, решил размять мне спину. Без всяких задних мыслей.

Бог ты мой, как же мне хорошо под его руками... Но это я уже понимаю потом, когда он отходит в сторону. Девчонки смотрят на меня с откровенной завистью. Он достаточно известен у себя на факультете, хоть и закончил его лет пять назад. Его до сих пор помнят. Неординарная личность, прямо скажем. Мало кто способен, например, устроить дуэль на игрушечных пистолетах.

Именно так он отбил меня у Дениса. Классически. Не напрягаясь. Стильно.

Денис появился в моей жизни спонтанно, как и многие. Впрочем, сама нарвалась.

– Алла, будь человеком, помоги сделать соцопрос.

Это Вика, подружка, соседка по съемной квартире. Ну как не помочь человеку?!

– Ладно, Бог с тобой. Давай свою анкету. Кого тебе надо в жертву принести?

– А вон, видишь, припанкованный такой сидит?

Брать интервью в библиотеке – это, кончено, номер еще тот. Ну да ладно.

– Простите, мы делаем соцопрос, можно отвлечь вас на минуту?

М-да... панк, читающий Сартра – это что-то. Наверное, он с философского. А впрочем, наше высшее усредненное образование заставляет изучать философию каждого. Инженер без знания высказываний Сократа – это, знаете ли, моветон...

Молодой человек с серьгой в ухе, стрижкой 'ужас на крыльях ночи' и в майке 'Король и Шут' оценивающе на меня смотрит. Конечно же... Будь я на пару десятков лет старше и не такая смазливая, сразу бы дал от ворот поворот.

– Ну, давайте...

Денис. Насчет образования не угадала. Он историк. Двадцать один год, на пару лет с небольшим меня старше. Отвечает немного снисходительно, как бы устало. Ну да, конечно же, он гитарист, звезда, оригинал, на таких девочки должны вешаться. Тем более, стиль опять же...

Очень приятно, Денис. Как меня зовут? Ой, а это обязательно? Ха-ха-ха... Ну, хорошо, Алла. Что, и телефончик дать? Вот так сразу? Ну, записывайте. Только учтите: это не мой личный, я снимаю квартиру. У нас хозяйка строгая. Позвонить сегодня? Ну, хорошо, я подумаю... Всего хорошего, пока-пока!

Денису повезло, что я просто не успела завести себе здесь молодого человека. Просто после Леонида я зареклась иметь парней в другом городе. А мотаясь туда-обратно, сильно не разгуляешься. Полтора месяца сессии – не лучший вариант для заведения романов. Впрочем, на безрыбье и рак рыба.

Леня... Моя большая ошибка. Очень большая. Слезы опять наворачиваются на глаза. Нет! Нет! Нет! Я же обещала, что буду сильной! И никогда не поступлю так...

И тут жизнь столкнула нас лоб в лоб со Стаем...

Интересно, как он раньше меня не замечал? Ведь появился он вместе с Никитой еще во время моего поступления в универ, полтора года назад. Ангел-хранитель местного масштаба.

– Народ, знакомьтесь, это Стай! – Никита, как обычно, сияет улыбкой до ушей.

Народ смотрит на Стая настороженно. В отличие от нашей сдающей братии, он одет строго и со вкусом. Это уже потом мы узнаем, что он работает в серьезной структуре, что его корочки открывают многие двери. Впрочем, он не кичится этим. Он легок. А когда у него в руках появляется гитара, все замолкают. Потому что нет песни, которую бы он не знал.

– А битлов слабо? – Подкалывает его кто-то из наших.

– Конкретнее, юноша, – оживляется Стай. – Альбом, год, песня?

И пошло-поехало. 'Girl', 'She loves you', бессмертная 'Yesrerday', 'Желтая подлодка'.... Эх-х, умеет завести парень! Полчаса битлов без перерыва – не баран начхал.

– Стай, а ты правда работаешь ТАМ? – Спрашивает кто-то из наших, делая жест в сторону белого здания с ажурными окнами.

Он только усмехается.

– А разница есть?

Потом он появляется вместе с Никитой время от времени, иногда без гитары, но зато постоянно с хорошим настроением. И делится им со всеми.

– Добрый день, Антон!

Это преподавательница немецкого. Так мы узнаем настоящее имя Стая.

– Guten tag! – Приподнимается он, откладывает гитару в сторону и начинает трепаться с ней о чем-то по-немецки. Госпожа Здряева, гроза студентов, заливисто хохочет какой-то его шутке.

– Что вы здесь делаете, Антон?

– Да вот, поддерживаю морально студентов.

– О! Господа, у вас очень сильный ангел-хранитель, – многозначительно улыбается Здряева и исчезает в коридоре.

– Стай, так ты какой язык учил? – Впервые обращаюсь к нему я.

– Здесь – немецкий, – улыбается он. – В школе – английский. Мне вообще языки легко даются.

Да, теперь я это знаю хорошо. Ведь это ты гонял меня по английским неправильным глаголам до посинения.

– Еще раз! Давай еще раз! Do-did-done, go-went-gone, meet-met-met.

– Стай, я устала, я уже не могу!

– Ничего. Тяжело в лечении, легко в раю. Поехали! Глагол 'сказать'!

– Э-э... Ну.. 'say'.

– Все три формы!

– 'Say', 'said', 'said', кажется...

– Молодец! Ты все можешь! Я в тебя верю!

Он настойчив. До безобразия. И когда он посмотрел на меня впервые как на женщину, когда сказал 'пойдем со мной', я поняла, что сопротивляться – бесполезно.

– Стай, но у меня есть молодой человек, и вообще...

– Да? – Он смотрит на меня с едва заметной иронией. И я понимаю, что мои аргументы слабы и беспомощны. Что Денис выигрывает одним – молодостью. Впрочем, и Стай не старик. Ему двадцать восемь. На десять лет меня старше. Стай берет обаянием и какой-то тихой мудрой философией.

Я знаю, что он женат, и меня почему-то это не останавливает.

– Стай, но почему, почему? Ведь я знаю, что у тебя есть жена, сын... И меня все равно тянет к тебе!

– Потому что я дарю тебе – романтику. Другую реальность. Там, где нет условностей.

С Денисом они пересеклись на экзамене по зарубежке. Зачем Дэн приперся в этот день – не знаю. Соскучился. Мы стоим, курим у окна. Говорить нам не о чем: у меня все мысли в древних греках. И тут его лицо каменеет. Он давно подозревал, что Стай на меня положил глаз, хотя в первый раз мы с Антоном поцеловались… ах да, всего два дня назад на тот момент. А кажется – вечность.

Мы бродили по набережной, и он рассказывал мне о разных пустяках. Вечер, звезды, река... Все располагало к романтике.

– Кстати, – вспомнил он, открывая бутылку шампанского над водой. – Ты мне обещала выпить на брудершафт. Так что, прозит!

Действительно, обещала. Глупая шутка на дружеской вечеринке, куда меня привели – я это узнаю уже потом – по его просьбе. Дурачась, показала ему язык и тут же получила в ответ реплику: 'Это что, намек на поцелуй? Хорошо, мы с тобой выпьем на брудершафт. Как-нибудь потом'.

– Конечно же, Стай. Обязательно! Ха-ха-ха...

Я не знала тогда, что он выполняет все свои обещания. Даже сказанные несерьезным тоном.

Первое касание губ даже где-то невинно. А уже потом, полчаса и сотню поцелуев спустя, во мне просыпается запоздалое раскаяние и я шепчу: 'Вообще-то, я с женатыми мужчинами не целуюсь'.

– Я заметил, – улыбается он, закрывая мне рот горячими губами на февральском морозе.

Эти воспоминания мелькают передо мной, как кадры кино.

Стай подходит к нам, улыбается Дэну, чмокает меня в щеку.

– Ну что, страдалица? Как там поживают Одиссей с Гераклом?

Откуда-то из воздуха передо мной появляется ярко-алая роза. Февральские розы. Боже мой, я поднимаю глаза и понимаю, что пропадаю, пропадаю, пропадаю...

Денис пытается что-то вякнуть, он еще пыжится, он знает, что проигрывает, но Стай спокоен и тверд. Он идет напролом, как танк.

– Дуэль, молодой человек? Никита, будь другом, сбегай через дорогу, там в детских товарах купи нам пару пистолетов с присосками.

Народ ржет. Денис наливается краской. Никита возвращается через пять минут.

– Джентльмены, вы будете стреляться в коридоре или в на улице?

Стай знает, как навязать свои правила игры. Он умышленно становится против солнца, давая своему сопернику преимущество.

– Теперь сходитесь! – Фальшиво поет Никита. Да уж, Онегин и Ленский...

И тут я понимаю, что отчаянно хочу НЕОБХОДИМОГО результата. Я по-настоящему волнуюсь только за ОДНОГО из этих двоих. Я хочу, чтобы Денис промахнулся.

Но он стреляет первым, и попадает. Стай картинно сползает по стене.

– Что здесь происходит? – В коридоре появляется Ольга Львовна Кернич. Это ей мы сейчас будем сдавать экзамен.

'Покойник' Стай вещает с закрытыми газами:

– Ой, только не говорите, чтоб вам было бы неприятно, если б из-за вас стрелялись мужчины. Пусть даже на игрушечных пистолетах.

– Антон, ты все такой же...

– Буду умирать и зубоскалить, я знаю. – Он поворачивается ко мне. – Нет, ну что за дамы пошли, а? Тут меня убили, а она даже не сделала вид, что пригорюнилась.

Вскочив, Стай галантно подает руку Кернич.

– Ольга Львовна, позвольте угостить вас кофе. Все равно до экзамена еще время есть.

Она мнется мгновение, а потом спускается с ним вниз, в бар. До нас доносится ее голос:

– Антон, Антон, ты же солидный человек, работаешь в таком заведении, надо стиль соблюдать!

– А я его и соблюдаю. С точностью до наоборот.

Денис подходит ко мне, он хочет сказать что-то, но я его останавливаю ладонью.

– Все. Прости, но все.

– Алла, ты чего?

– Я сказала – все.

И потом, после экзамена, я бегу на встречу к Антону и не знаю, убить его готова или наоборот – зацеловать до смерти. Он стоит без шапки, и мягкий снег ложится ему на волосы холодной сединой. Я понимаю, что сейчас мир сойдет с ума, и я вместе с ним...

Мы заходим в какую-то квартиру. Позже я узнаю, что тут живут его родственники, но сегодня их дома не будет. И теперь дороги назад у меня нет. А впрочем, нужна ли эта дорога?

Попрощавшись со своими моральными устоями, я таю в его руках.

– Все, давай остановимся, – неожиданно отстраняется он. – Добром это не кончится. Я не хочу тебя соблазнять сейчас. Не люблю торопиться.

– Почему?

Вопрос выпрыгивает из меня, прежде чем я понимаю, какую плотину рушу одним словом. Стай пристально смотрит мне в глаза. Этот взгляд осязаем. Я просто чувствую, как он пронизывает меня насквозь.

... И наверное, поэтому я не ощущаю, как он начинает раздевать меня. Уверенно и нежно. А потом остаемся только мы двое наедине с нашей страстью.

Будто со стороны я слышу свое невнятное бормотание по поводу того, что 'не особо искушена в сексе', и краснею, потому что понимаю, что говорю глупости, и тут же на меня водопадом обрушивается нега и томление, когда он обнимает меня и на мгновение задерживается перед тем, как поцеловать меня:

– Мне не важно, сколько у тебя было мужчин. Я просто хочу, чтобы сейчас тебе было хорошо.

... И словно дурманящий туман застилает мне глаза, когда он опускает меня на кровать и начинает эту сладкую игру в безумие. И только тут я начинаю постигать, как это – получать наслаждение от каждого движения, от каждого слова, от каждого вздоха. Мои робкие стоны – я все еще боюсь, что нас услышат соседи или еще кто ненужный – становятся громче.

– Девочка моя, моя девочка... Ты изумительна. Я схожу с ума от твоей наготы, от твоих ласк, от тебя, такой родной и нежной.

И я хочу ему возразить, что не такая уж я изумительная, и что он наверняка просто хочет меня подбодрить, и что все равно у меня ничего не получится и в этот момент...

– Стай!!!

Я кричу его имя, притянув к себе, обхватив ногами, прижимаясь к нему все крепче, желая растянуть эти мгновения. И имя его – как заклинание:

– Стай, Стай, Стай....

Обжигающе горячая волна прокатывается по всему телу. Растворившись в ней, я падаю в бесконечность…

Из моих глаз текут слезы.

– Господи, я реву как дура...

– Это просто страсть. Это просто мы. Не думай ни о чем. Будь моей. Вся. Полностью.

... И снова начинается игра тел, игра губ, игра горячих и безумных слов, игра мужчины и женщины. Самая серьезная игра этого безумного мира. Разметавшись на простынях, я переживаю самые свои дерзкие фантазии, самые бесстыжие истории, прочитанные в детстве.

И все это – есть. Не выдумка писателя, не бред юнца, не хвастовство потертых мужичков. Есть настоящая жизнь. Наслаждение на грани с болью. Радость с крупицей отчаяния. Сплетение бытия и небытия.

А потом я чувствую, как по его телу пробегает дрожь, как он расслабляется и его поцелуи из страстных превращаются в благодарные.

Мы долго лежим так: я снизу, ощущая приятную тяжесть его тела, он сверху, касаясь моего лица губами. Потом он переворачивается на спину, а я кладу голову ему на грудь.

– Мы грешны, Стай...

– Разве чувство к женщине может быть грехом? Это вопрос философский, Алла. Если нам вдвоем хорошо, то все запреты и правила – условны. Или тебя волнует то, что будет дальше?

– Стай, я не маленькая девочка... Не будет никакого 'дальше'. Еще пара-тройка встреч, потом я уеду домой, а когда вернусь на следующую сессию, ты меня уже забудешь. Вот и все... Быть твоей постоянной любовницей я не хочу, это неправильно, а семью ты не бросишь, я знаю, как ты к сыну привязан. Все закончилось, Стай. Не успев начаться. Это дорога в никуда.

Он приподнимается на локте.

– Девушка, вас зовут Кассандрой? Вы способны предсказывать будущее, но вам никто не верит? Прорицание – ваше профессия?

В его взгляде нет улыбки. Он смотрит серьезно, напряженно. Он задает вопрос без ответа. Я пытаюсь поймать ускользающую мысль, но она только дразнит меня, виляет хвостом – и исчезает где-то там, далеко... Что-то не так, что-то я упустила, мне не хватает ни слов, ни опыта, чтобы понять, где эта грань между разумом и чувством, золотая середина, где притаилась истина. А он все смотрит и смотрит на меня...

– Дорога в никуда, малыш, – это просто красивая фраза, – наконец произносит он. – Ты не можешь увидеть весь путь, если стоишь в самом его начале. Он петляет, он извилист, он коварен и прекрасен. Нет никакого 'завтра'. Есть 'здесь' и 'сейчас'. Надо сначала пройти до ближайшего поворота, чтобы понять, а куда идти дальше. И с кем. Вся наша жизнь, если задуматься – это дорога в никуда. Но это не значит, что мы должны ложиться в пыль, не успев сделать первый шаг. С точки зрения морали мы поступаем неправильно. С точки зрения нашего внутреннего мира, где есть только ты и я, мы только начинаем движение. И мы готовы набить шишки на том пути, где ошибались сотни до нас. И мы ошибемся. Быть может...

Мне нечего сказать ему в ответ. А ночью, проснувшись и не найдя его рядом, и вспомнив, что сплю не у него дома, я буду снова и снова прокручивать в голове эту фразу – 'сначала надо пройти до ближайшего поворота'. И понимать, почему делают глупости даже самые мудрые женщины.

И верить, что даже совершив ошибку, я не раскаюсь...

@темы: LoVe StoRy***))

Just a dream

главная