Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:24 

Доктор

Осеннее равноденствие
Я знаю, о чём говорит гранит, о чём толкует топот копыт, как олово лить, как молоко кипятить, я знаю — во мне снова слово болит. ©
Ладно, самое время поговорить о мужчинах. О мужчине. О Докторе, ясное дело. О Двенадцатом Докторе. На самом деле, я готова была говорить об этом давно и отложила пост в черновики на полгода. Потому что никогда не суди о Докторе по одному сезону.
Тут, наверное, надо бы сказать, что после Одиннадцатого Доктора я вообще ничего не ждала, поскольку нет на свете мужчины, к которому я была бы равнодушнее чем к Одиннадцатому Доктору. А оставаться равнодушным к персоне Доктора, даже в свете того, вот что превратилась франшиза в последние годы - попахивает патологией. С Мэттом Смитом всё порядке, конечно, но по меткому выражению Махараджи, его лицо похоже на большую стопу, а весь он полностью настолько не в моем вкусе, что я даже не испытывала к нему явно выраженной негативной эмоции. Но жизнь слишком коротка, чтобы говорить о неинтересных мужчинах. Особенно теперь, когда у нас есть Двенадцатый Доктор. В целом, хватило бы просто его рук. Мир совершенно потерял вкус к рукам, и Докторов выбирают по лицу, а в случае с 11 Доктором и этот запрос сбойнул... но оставим. Вот, вот - вместо тысячи слов и дискуссий о шоураннере (я больше не скажу о нём ни слова, это слишком сложный предмет для обсуждения) можно просто позволять нам брать от жизни лучшее по хештегам handporn.

К слову, об уметь довольствоваться малым и не копать глубоко - как тут сходу не отметить, что он хорошо одевается. Нет, действительно, кто из Докторов хоть когда-то действительно одевался так же хорошо? Даже джемпер в легкую шрапнель остается в рамках формата безукоризненного лука. Не хочу, чтобы обо мне сложилось превратное впечатление, я не умалишённая и плащ от Дженис Джоплин был очень хорош. Но дело в том, что Десятый Доктор был очень хорош. И шмотье его было потому так сердцу мило. А на самом деле – дерьмо дерьмовое, куда уже господи из Доктора дальше фрик-вешалку делать, конверсы под плохо сидящие костюмы, фески, бабочки, бабушкины шарфы, вельветос в рубчик, кожаная куртка, о нет, нет, нам всем уже давно не пятнадцать лет. Может у Одиннадцатого в период после постыднейших скинни и хипсто-твида были пару приличных костюмов, но его лицо всё ещё было похоже на большую стопу, а пальцы его были на концах немного приплюснуты, что почти так же плохо как лицо-стопа. Ладно, ничто так не плохо, как его лицо. Ну может только его зачес волос вдоль лба и набок.

Эксцентричность Доктора перестала задаваться его аксессуарами, и восхвалим же господа за это, потому что только престарелого фрика в этом ряду нам не хватало. Я, конечно, предчувствую фейлы с багровым вельветом или чем-то таким, я пока в девятый сезон с ногами не залезла. А ведь Доктор действительно стал не только старше, но жестче, злее и суше. Я не знаю, что думает фандом по поводу Капальди, во-первых, потому что я ни разу в жизни не заглядывала в хувианский фандом, а во-вторых, я вообще восьмой сезон только в мае посмотрела. Нет, вру - однажды я заглянула в Нетолерантный Рассилон и испытала смятение, подобное тому, что испытал бы пуританин открыв порно-туб – страх перед масштабами и историей распутства, смятение перед безудержным свальным грехом, и полное непонимание половины происходящего.

А ведь есть ещё его брови, просто карикатурнейшие брови, асимметричная улыбка, много морщин и вот эта приподнимающаяся, вздергивающаяся верхняя губа, как у Джереми Айронса. Вообще, очень много драматического сходства с ним, а кто не любит Джереми Айронса, тот для меня тьма и загадка. А профиль, как у старого стервятника. В Двенадцатом ещё много всего. Болезненная восприимчивость к прикасаниям, перерастающая в хорошую тактильность, новый оттенок замкнутого страдальчества, внезапная застенчивость, разные пластические, хорошо запоминающиеся нюансы. Этот праздник фактуры венчают изумительные пост-роковые запилы в Тардис. Аа, ещё! Шотландский акцент с артикулированным «р» (настолько ужасный, что я слушала бы его вечно). И не говорите, что вы не знаете на кого он похож - я говорю спасибо, я очень соскучилась по тебе, честно.
Первые полчаса я считала, что у него ничего не выйдет. Я видела его раньше, да что там Капальди, я всех видела, эта Британия чертовски тесная!! И он мне не нравился. Но он был моложе, а нынешнее сочетание возраста и роли его преобразило неслыханно, подумать бы не могла, что у него получится. Ладно, мы все так думаем про каждого нового Доктора, но даже у Одиннадцатого вышло, хотя лучше бы нет, тогда я смогла бы смотреть на кого-то другого три сезона. Кстати, легитимно называть Капальди Двенадцатым? Или всё, мы закрыли эру закона эрой любви и у нас тут полный перезапуск? Хочу заметить, я намеренно не касаюсь самих сезонов, потому что тут нельзя не, а если да, то тогда придется сказать о, а это слишком сложный предмет для обсуждения.

Что ещё? Он стар, и даже не могу описать, как это хорошо. Эта мысль могла бы показаться кощунственной, но старый Доктор лучше новых двух. Боже мой, как же Доктору идёт старость. Хочу наперед запретить всех молодых Докторов. Я младше самого молодого Доктора, но я не стыжусь сказать - валите за свежаком в другое место, у нас тут клуб любителей выдержанного вина. Нам и так мало что осталось, но это опять слишком сложный предмет для обсуждения.

Он некрасив ослепительной красотой, а это первый признак долгой любви. И, конечно же, первый признак любви к британцу. Он похож на всех британцев одновременно, стоит просто внимательно за ним понаблюдать. Честное слово, когда он наклоняет голову и криво улыбается – его кокетство похоже на слабоумие Роуэна Аткинсона, и это, несомненно, настолько отталкивающе, что нельзя не полюбить Капальди сразу же. За то, что он не должен нравиться. За всё. Потому что у меня снова есть Доктор, а я ведь даже не рассчитывала, что такое ещё раз случится.
Я не знаю, вроде обычно принято что-то ставить для обзоров внизу? Или это только когда однозначно высказывают свою позицию по Моффату?


URL
Комментарии
2015-11-28 в 09:15 

Self-mad
Colorless green ideas sleep furiously
Осеннее равноденствие, Читать твои тексты — огромное наслаждение даже если знаком с предметом так же близко, как сосед Рабиновича с творчеством Карузо.

   

Тростниковые пруды

главная