Пепельный
Я все понимаю и смеюсь
24.04.17

Когда я "упал" на эскалаторе мне через цепочку реальностей помог пройти один мужчина. Работник метрополитена.
Когда я ждал, что кто-то войдет в предусмотрительно мною незапертую дверь квартиры, придет ко мне, вошел он же. Проинспектировал коридор, кажется, даже прошел до двери спальни, откуда я ждал, и ушел.
Когда ко мне пришла девушка, впоследствии обернувшаяся Ирочкой, он же встретил ее. А чуть раньше - задержал меня в дверях. Он был консьержем в тот день.
Мы оба знали про приезд/приход мамы. Думаю, появление матери моего тела было изрядной шуткой. Забавной, между прочим.
Он среднего роста, не выше меня. Короткие темно-седые волосы. Серые или темные глаза. Лицо, которое я помню очень четко, но не смогу ни описать самостоятельно, ни рассказать о нем человеку, умеющему рисовать.
Я ли это был - из будущего? Или кто-то присматривает за мной, поддерживает? Мнится мне, второе. И то, что я его испугался, внутренне воспротивился тому, что это его я ждал, показывает, насколько я все же был слеп тогда. Я не увидел, кто он. И сейчас могу только теряться в догадках. И ждать. И, очень важно, помнить.

Кажется, мне пора снова вести такой дневник, к которому можно будет вернуться в любой момент в случае необходимости. Я снова боюсь забыть, боюсь ЗАБЫТЬСЯ. Забыть себя, преда... Нет. Теперь это не предательство. По крайней мере, не себя. Забываться время от времени необходимо. Хотя бы для отдыха, пока не окрепну настолько, чтобы помнить СУТЬ всегда. Пока что мне тяжело ее держать. Потом будет, с кем разделить ношу.
Я должен писать не только для себя. Не столько для себя. Для реальности. Она будет перечитывать мои воспоминания чужими глазами и тем самым утверждать меня вновь. Я должен не допустить того, чтобы ОНА забыла о произошедшем, забыла о том, что было с ней на самом деле благодаря мне. ОНА должна читать мои записи так, будто это ЕЕ записи, записи ЕЕ СНОВ. Хотя бы снов, если ее пугает собственное экстравогантное поведение в яви.
Это не я боюсь, что мои прогнозы не верны. Это она боится. Перемен. Но больше - что не сможет так, не оправдает. И пока она боится - я должен кричать и смеяться как можно громче, как безумный фанат фокусника - ликуя, восторгаяс и подбадривая одновременно. Давай, родная, ты сможешь! Я верю в теб, как никто и никогда! Я ПИШУ ЭТО ДЛЯ ТЕБЯ, ТЫ, СМЕЛЕЙШАЯ ИЗ РЕАЛЬНОСТЕЙ. Смотри моими глазами. Слушай моими ушами. Чувствуй моим сердцем. Разве можно такую любовь и такое восхищение - подделать? И нет, я не верю в тебя. Я УВЕРЕН в тебе. Ты прекрасна. Ты сможешь. Действуй постепенно, а я (мы) подскажу, что делать.
Слушай тех, кто слушает тебя, и не бойся бить тех, кто чего-либо требует, слушая лишь себя. Да, в итоге ты несколько раз заедешь в нос самой себе, и что? Это урок, который тебе нужно усвоить. Иногда единственный, кто насилует тебя - это ты сам. И не стоит стесняться, если тебе вдруг этот процесс доставляет удовольствие. Вероятнее всего, это от того, что ты просто не знаешь, как бывает иначе. Все равно, что ловить кайф от мастурбации до крови, просто не умею доставлять себе удовольствие с достаточным количеством смазки. Да, я говорю через язык и опыт своего тела. Разве тебе непонятен этот язык? То-то и оно, дорогая, то-то и оно.
Люби себя. Нежно, но страстно.

А из моей жизни, пожалуйста, убери тех, кто любить себя не умеет. Я хочу показывать тебе хорошее кино своими глазами, давай вместе позаботимся о качестве.

@темы: камлания