Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
Комментарии
2011-04-26 в 13:39 

Это они куртизанки или якудза?
Простите за тупой вопрос, важно для исполнения :3

URL
2011-04-26 в 13:55 

Ты холоднее даже света далекой звезды (c)
По-моему тут у кого как фантазия заработает. Для меня Шизуо Якудза, Изая - куртизанка xDD Да и тут фиг разберёшь.
Не заказчик xDD

2011-04-26 в 14:19 

Хорошо, спасибо *)
Постараюсь сделать оо"

URL
2011-04-26 в 14:26 

Ты холоднее даже света далекой звезды (c)
Да нет, что Вы. Проще ориентируйтесь на свою фантазию ;3
Удачи и вдохновения Вам)

2011-05-15 в 19:55 

908, мимопробегал

Тук-тук. Тук-тук. А вы помнили? А вы знали? А вы догадывались?
Хейваджима Шизуо стоит посередине улицы и ему кажется, что все смотрят на него. Ему чудится неодобрительный шепот.
Шизуо встряхивает головой и толкает легкую дверь.
Дверь - самая обычная. Без драконов, без украшений, без - упаси Господи! - надписей. Позади нее не открывается ни райский сад с фонтанами, ни адская бездна с вульгарно хихикающими демонами.
Шизуо понимает, что задумался чуть на дольше, чем следовало и охранник уже вовсю придумывает способы его обезоруживания. Шизуо снова мотает головой - с каким-то совершенно детским очарованием - и протягивает охране свиток с приглашением.
Приглашение ему подкидывает вчера вечером какой-то подранный, голоколенный пацан. Вариантов, на взгляд Шизуо, два - дурная шутка или помощь брата. И Хейваджима старший сильно надеется на второй вариант. Все таки брат - ну это же брат... Спокойный, проницательный. От мыслей па брата становиться тепло, уютно и Шизуо решительно вырывает их из себя. "Я сюда потрахаться пришел", - напоминает он себе, - "не хватало во время этого об брате думать".
Охранник заканчивает проверять приглашение и жестом показывает Шизуо на раздвижную дверь, украшающую конец зала. Даже пытается натянуть подобие улыбки.
Шизуо идет как пыльным мешком пришибленный. Он не впервые у куртизанок, но до сих пор не может побороть некоторое стеснение перед представительницами этой профессии. Он останавливается отряхнуть полы кимоно перед самой дверью и когда поднимает голову...
Эта дверь, не в пример предыдущей, - самая настоящая /дверь/. Как обещание чуда - легкий изогнувшийся в немыслимую петлю дракон, смотрящий теплым, одобряющим взглядом. Такую дверь страшно открывать - страшно, что за ней может быть что-то обычное, обыденное.
За дверью оказывается красно-белых (или бело-красных?) тонов комната, где, в смиренной позе, стоит девушка, завернутая в тонкую ткань кимоно, перемотанная поверх поясом. В черных коротких волосах блестят, переливаясь, шпильки, с которых свисают невероятной красоты - как кажется Шизуо - подвески. И даже плоская грудь кажется единственно верной в данном случае - большие размеры опошляют то, что подчеркивают маленькие.
Глаза блестят - то ли с вызовом, то ли с приглашением. Хейваджиме приятнее думать, что с приглашением.
Девушка дарит ему легкий кивок и разливает по миниатюрным чашкам зеленый чай.
- Орихара-сан, - представляется девушка.
- Шизуо-сан, - смущенно отвечает Хейваджима, запинаясь в середине своего имени.
Девушку его смущенность, кажется, смешит.
- Ты один? - спрашивает она. Шизуо тушуется.
- Неужели кто-то знает что ты ходишь по таким заведениям?, - снова задает вопрос.
- Нет, - Шизуо снова хочется забиться в угол: от своей неловкости с девушками, от трех недель без секса, от всего-всего. Он уточняет:
- Никто не знает.
- Пей, - предлагает она. Ее голос немелодичный, слегка... надтреснутый? визгливый? не одно из этих слов не подходит к голосу. Голос несовершенен и очарователен в силу своей несовершенности.
- Спасибо, - смущенно отзывается блондин, - я пожалуй лучше не буду.
На лице девушки проскальзывает злое недовольство, но, не задержавшись даже на полсекунды, вновь сменяется улыбкой.
"Зря я так", - думает Шизуо, - "от чая отказался". Но пить чай, когда организм вытворяет такое смерти подобно. Любой плавный, по-детски открытый жест Орихары ее заставляет Хейваджиму внутренне подбираться и благодарить сегунат за удобную форму.
Девушка подсаживается ближе, практически задевая его рукавом кимоно, и просит:
- Расскажи что-нибудь о себе, Шизу-тян.
Наверно, ей доставляет удовольствие вид смущенного блондина, иначе не стала бы она так вводить его в краску ни просьбами, ни глупыми именными суффиксами.
Шизуо переводит взгляд на потолок, пытаясь что-то вспомнить, но вечер приятных воспоминаний внезапно прерывается холодным металлом ножа у горла Хейваджимы. Почему-то в первый момент становиться особенно обидно, что это нож - обычная "бабочка" ниндзя, а не благородное вакидзаси. Ниндзя и самураи всегда найдут случай друг друга попрекнуть - даже в такой ситуации.
Внезапно широким потоком в голову вливается осознание - его хотят убить.
- А ты глупец, Шизу-тян, - медленно нараспев произносит куртизанка и голос, который раньше казался очарованием, раздражает.
- Повестись на такое. Признаться, даже для меня было неожиданностью, что ты пришел, - тонкая грань металла скользит по горлу - вверх-вниз, вверх-вниз, туда-сюда, туда-сюда. Шизуо отмечает странное, несвойственное ему оцепенение. "Наверно, все таки хорошо, что я чай не выпил", - мелькает у него в голове.
- Хочется знать кто заказал тебя? - пропевает Орихара, - не правда ли, Шизуо-тян?
Тут Шизуо выпадает из непривычного состояния. В его глазах плещется ярость и накопившаяся похоть.
- Тян у нас ты, - ревет блондин, разрывая кимоно на Орихаре. Орихара отскакивает и пытается прикрыть плоскую мужскую грудь остатками былой роскоши.
- Ну уж нет, - злобно шипит он, вскидывая руку с ножом.
В голове Хейваджимы проскакивает мимолетная мысль "Отыметь не получиться", но волны гнева сметают ее, сминают, разрывают в клочья. Удивительно, как быстро желание перерастает в ярость. Шизуо одной рукой бросает невысокий стол в блоху, не обращая внимания на то что чай выплеснулся, запачкав кимоно, обжигая и без того разгоряченную кожу. Блоха уворачивается и одним резким, злобным движением подскакивает к блондину. От неглубоко пореза на груди появляется кровь.
В комнате пахнет зеленым чаем и яростью.
- Черт, - сквозь зубы сипит Орихара, получив удар в живот. Его не предупредили о бешеной силе жертвы. Тут еще вопрос: кого из них хотели прикончить, схлестнув в яростной схватке. И, если у него нет стопроцентной уверенности в своей победе - надо отступить. Глупо умирать так, если этого хочет другой. Орихара выскальзывает из комнаты, оставив "бабочку" воткнутой в руку Хейваджимы. На выходе его уже ждут - видимо, на случай смерти победы над Шизуо.
"Это всего лишь зарвавшийся щенок, вздумавший поднять на меня руку", - решает Орихара, запрыгивая на крышу ближайшей лавки, - "Давно пора поставить щенка Аобу на место"

URL
2011-05-15 в 20:08 

Ты холоднее даже света далекой звезды (c)
:heart: Какой Шизуо тут прекрасный. Даже как-то понравился, а описания в начале заворожили прочитать дальше. Понравилось исполнение очень. Только тапок есть, что мало вычитан текст. Но исполнение весьма порадовало))
Автор откроетесь или заказчика будите ждать?
Не заказчик

2011-05-18 в 00:32 

Яой можно? Без детального описания + ООС.

URL
2011-05-18 в 00:42 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
вычитать и правда неплохо было бы)))
но симпатично вышло)) люблю исторически АУ с этими двумя)) и Аоба порадовал))
хотя вы жестоокий *страдает от юста*
спасибо))) :white:
не з.

2011-05-18 в 10:50 

Ты холоднее даже света далекой звезды (c)
Яой можно? Без детального описания + ООС.
Заказчика нет, так что... даже и не знаю, что сказать. Но вот как по мне имхо, если хотите и есть вдохновение то почему бы смело не написать?

2011-05-18 в 14:34 

Ссыкотно, конечно...
Но предоставлю всё таки...

"Вот же... Приходится заниматься такими унизительными вешами. Важный клиент у них, видите ли... "
Белила мягко покрывали и без того бледную кожу, аромат духов впитывался в волосы, а губы медленно, но очень качественно, окрашивались алым. Парень кротко взглянул на себя в зеркало, очертил глаза, ещё более окрасил губы, ярко выделяя их границы, и самодовольно улыбнулся. Всё идеально. Он быстро окунулся в лёгкое кимоно, одел поверх парадное и подпоясался, подчёркивая этим тоненькую талию, взъерошил волосы и быстро отправился в нужную комнату.
Та была выполнена в ярких тонах, смешивающихся и перетекающих плавно друг в друга. Юноша уселся на мягкие подушки, приоткрыв до дозволенного плечико, чтобы то было видно, но не открыто. Он не отличался вульгарностью, хотя похоти в нём было и достаточно. Но всё же не настолько много, чтобы сразу открывать первому пришедшему дядьке прелести своего тела. Пусть видит то, к чему жаждет прикоснуться, лищь издалека, и желает, пышет желанием, накапливает его в себе. Тогда всё закончится быстро. Куртизан закурил. Дым медленно наполнил комнату и окутал лёгкие своим ароматом. Отдалённо послышались шаги, тихие и размерянные, будто ленивые. Это ему уже не нравилось. Звуки становились всё жёсче и громе, но не сменяли своего вялого характера. Парень усмехнулся, когда всё на несколько мгновений смолкло, и вперился взглядом в дверь. Обе части быстро разошлись в разные стороны, ударяясь о стенки, и на пороге появилось голубое кимоно. Облачён в него был блондин с крайне недовольным выражением лица и дерзким взглядом. Первой реакцией на пришедшего стал звонкий хохот куртизана, он просто не мог удержаться, чтобы не поиздеваться, ведь перед ним стоял никто иной, как Хейваджима Шизуо, весьма важная шишка в местной мафии. Тот грозно зыркнул на смеющегося парня и быстро проник в комнату, резко захлопнув за собой двери и веля всем убираться отсюда не приличный радиус. Изая с трудом унял хохот, насмешливо оглядел Шизуо и повторно закурил, выпуская дым из своих алых губ в сторону якудза.
- Присаживайся, не стесняйся. - высказался брюнет, тихонько хихикая.
- Не обольщайся, блоха! Я здесь только из-за босса.
- Да-да, это очень благородно.
Насмешливости в тоне Орихары, казалось, никогда не убывало, что непомерно раздражало Шизуо, однако тот сдержал свою ярость, пусть и ненадолго, скрипя зубами от злости, уселся на пол. Хейваджима упёрся взглядом в пол, потом во что-то, стоящее на миниатюрном столике, а после ещё на что-то, отвлекающее от ярких красок и раздражающей личности.
- Эээй, Шизу-тян, мне говорили, что твоё посящение должно затянуться на пару часов, так и будешь сидеть?
- Ну не тебя же трахать, честное слово. - блондин перевёл взгляд на Изаю, вкладывая в него всю ненависть и презрение, которые только могли быть в нём на тот момент. Любой прочий сгорел бы под подобным взглядом, но только не Орихара, он мог сидеть напротив Шизуо, нагло пялясь тому в глаза, ловя и впитывая все его эмоции, и при этом не испытывать ни доли дискомфорта. Ещё один раздражающий фактор для Шизуо. Ещё один повод довольствоваться собой для Изаи.
- И правда что, будет досадно, если ты в меня своей писькой потыкаешь...
- Не встанет. На тебя.
- Хорошее пояснение, а может, просто не встанет?
- Тогда бы меня не отправили сюда сегодня.
- Только проститутки дают? - Хейваджима почти кипел от злости, мусоля костяшки и сжимая пальцы до побеления кожи.
- А сам-то скольким дал?
Оба парня замолчали, смотря друг на друга оскорблённо и озлобленно. Первым в лице переменился Изая, окрасив его хлоднокровно-издевательской гримасой.
- Больше, чем тебе давали.
- Шлюха.
- Куртизанка.
- Мне противно находиться с тобой рядом, я ухожу. - блондин поднялся на ноги и быстро направился к выходу, по его плечу мягко проскользнуло лезвие ножа, а следом вонзилось в и без того пострадавшие двери. Ткань кимоно увлажнилась выступившей кровью и обмякла, сползая с плеч на спину. Нитки медленно рвались, а кожа - оголялась, обнажая краски татуировки. Ряд контрастных красок соединился в единую картину, представляющуюся взгляду Изаи, тот неизменно усмехался. Новые открытия всегда его радовали.
- А как же босс? - пропел он тихо. Хейваджима оглянулся на Орихару, насупившись и сжав с силой кулаки. Это походило на неприятности.
Блондин резко приблизился и опрокинул одним усилием Изаю на пол. Тот распластался на подушках, бросая на якудза удивление и устраивая тело, просто по привычке, в самое соблазнительное положение, от чего и его части тела оголились. Ярость плескалась в Шизуо, бросая его то в одну изощрённую крайность, то в другую, от чего он был в некотором замешательстве относительно своих действий. Но точно знал одно: он изнасилует эту чёртову блоху, чтобы не задиралась на счёт его мужского достоинства. Не сможет, наверное, ближайшие пару дней, клиентов принимать, но то уже не его заботы. Его заботы - сделать мерзкому выскочке больно, заставить его стонать и биться в агонии, восклицая его, Шизуо, имя, прося о продолжении.
- Что, не можешь устоять передо мной, Шизу? - Хейваджима развернул брюнета к себе спиной и быстро сдёрнул кимоно, а, как только тот совершил попытку вырваться, вжал его смазливое раскрашенное личико в подушки. Мафиози внимательно оглядел хрупкую спину, а она выгнулась навстречу к нему, открывая взгляду все рёбра и позвонки и показалась крайне от этого привлекательной. По телу пробежала дрожь, а попытки вырваться участились и усилились. Задыхается. Шизуо стянул с себя ткань кимоно, как можно быстрее, подтянул попу Орихары к себе и резко вошёл. Изая, воспользовавшись моментом, перевернул голову на бок и жадно вдыхал воздух. - Да ты псих-извращенец.
"От тебя это слышать просто нелепо" - подумал Шизуо, но не сказал, голос не позволял. Он начал двигаться, довольно быстро набирая темп, Изая лишь зажимал ткань наволочек в кулаках, но не издавал звуков, поражая своей смиренностью. Он не двигался навстречу и не всхлипывал, не стонал, не выгибался в спине и вообще ничего не предпринимал. Просто был почти неподвижен, отдавая своё тело в полное распоряжение блондина. Того уже не волновало ни поведение Изаи, ни его собственное, он вбивался в брюнета с силой и предвкушал завершение процесса, окутавшее его экстазом. Толчок. Ещё один. Ещё. Быстро. Ещё. Резко. Ещё. Жёстко. Ещё. Безучастно. Последний. Механически. Хейваджима замер и зажмурился, пытаясь осознать всё произошедшее, но более наслаждаясь ощущениями, голова немного кружилась, а по телу расплылась лёгкость. Он накинул на себя разорванное кимоно и уселся на подушки вольно, закуривая. Изая перевернулся на бок, лицом к Шизуо, подпёр голову рукой и растянул губы, с остатками размазанной по лицу помады, в усмешку. Всё же она неизменна.
- У тебя встаёт только когда злишься? - Извращенец. Впрочем, именно для извращенцев я здесь. Заходите, всегда к вашим услугам.
Каждое слово плещет ядом и фальшью, в каждом слове заложено издевательство. Хейваджима не всегда понимает, что именно должно считаться издевательством, но оно всегда есть, это - аксиома личности Орихары Изаи. И тот факт, что каждый раз, открыв свой рот, издевается, раздражает. Опустошённое удовольствием тело Шизуо привычно наполняется злостью.

URL
2011-05-18 в 16:21 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
автор2 - это жестоко! :uzhos:
читать, вычитывать и приводить в норму
иначе это кактус

2011-05-18 в 20:42 

Непременно этим займусь.:bricks:
А кактусы, они растения классные...:depr:

URL
2011-06-05 в 17:02 

not what he seems
мама, я больше не Будда
ээ.. аа...
не согласен. :no:
оба исполнения читал с удовольствием, написано складно и атмосфера чувствуется)
так что не надо вот, на вкус и цвет, как говорится

2011-06-05 в 23:09 

Т_Т
Спасибо, теперь автор 2 счастлив.
А то я уж было закомплексовал...

URL
2011-06-06 в 18:05 

not what he seems
мама, я больше не Будда
понимаю)
но тем не менее - не волнуйтесь) может, неплохо было бы и отбетить, но в остальном - вкусно и приятно читать*)
:yes:

2011-06-08 в 01:02 

Это радует, спасибо.

URL
   

Durarara art-fest

главная