Argos
Знаете ли вы, как связаны Сакамото Рёма и православие в Японии?

13 февраля 1834 года в деревне Ушиоэ-мура (теперь входит в состав города Кочи) провинции Тоса в семье самурая Ямамото Дайшичи (山本代七;) родился первый сын Казума (数馬;).
Младший брат Ямамото Дайшичи, Хачихэи, в детстве был усыновлен семьей Сакамото и получил новое имя Сакамото Наотари (坂本直足;). Хотя больше известен как Сакамото Хачихэи (坂本八平;) и отец Сакамото Рёмы.

Короче, Сакамото Рёма и Казума Ямамото - двоюродные братья.

И вместе ходили в одну палкомахательную школу под чутким руководством некоего Такечи Зуизан (武市瑞山;), больше известного под именем Такечи Ханпеита (武市半平太;).
Мало того, мать Казума Ямамото доводится родной теткой жене Ханпеита, Томико.

В общем, они там в этом Кочи все родственники и черт ногу сломит в их запутанных семейных связях.

В 1857 году все трое (Ханпеита, Рёма и Казума) в числе большой группы самураев из Кочи оказались в Эдо, совершенствовать свои махательские навыки и заодно строить всяческие козни супротив "врагов Японии и Императора". Дисциплина в тесной группе товарищей поддерживалась очень жесткая и за нарушения, порочащие честь и достоинство самурая, наказания полагались весьма суровые вплоть до самозарезания.

И вот однажды теплой августовской ночью этого самого 1857 года сильно поддатый Казума Ямамото "на бровях" возвращался домой, к товарищам из Кочи. Ну, напился мальчик, с кем не бывает. И более морально устойчивым столичная вольница сносит крышу.
Но надо ж было такому случиться, что уже недалеко от дома Казума налетел на прилично одетого горожанина, явно приказчика из солидного купеческого дома. Приказчик нес коробочку, завернутую в дорогой шелк. От испуга, что пьяный и вооруженный самурай сейчас выпустит ему кишки, приказчик выронил коробочку и уполз максимально быстро в неизвестном направлении. Казума, не долго думая, подобрал коробочку (не оставлять же в уличной грязи явно недешевую вещь?) и отправился домой отсыпаться.

Утром, однако, выяснилось, что в коробочке лежали золотые часы западного образца - чудовищно дорогая редкость по тем временам. И, судя по гербам, принадлежала эта коробочка весьма уважаемому и известному эдосскому купцу.
Получилось, что Казума Ямомото украл у почтенного купца дорогую вещь.
За такое полагалась немедленная выдача повинного властям с последующей позорной казнью. Воров в Японии не жаловали. Не говоря уже о том, что честь самурая была опозорена безвозвратно.

Рёме было конкретно жалко двоюродного братишку. Пьяный балбес, явно без злого умысла вляпавшийся в скверную историю. И Рёма пошел возвращать часы купцу. Купец, напуганный и польщенный визитом самурая, да еще с извинениями, согласился не выдавать парня властям.
Но Ханпеита был непреклонен: опозоривший честь самурая должен умереть. Так уж и быть, раз купец простил, сам пусть зарежется.

И Рёма пошел против учителя. Втихаря отправив своего неразумного братца в бега на север.

Казума Ямомото добрался до Хакодатэ, где женился на дочери синтоистского священника Савабэ, был усыновлен своим тестем и поменял имя на Савабэ Такума (沢辺 琢磨;).

Однако, не смотря на теперешнее свое положение, от старых планов и идей не отказался. И, видимо, решив искупить вину перед своим бывшим учителем, возглавил региональную ячейку подпольных революционеров-борцов за возвращение Императору власти и против всяких поганых гайджинов.
Благо в Хакодатэ гайджины оказались как раз под рукой: 2 июля 1861 года в город прибыл русский православный священник отец Николай (в миру - Иван Дмитриевич Касаткин) для миссионерской деятельности при российском посольстве.

Савабэ Такума был искренне убежден, что религия - это то, чем гайджины собираются сокрушить японский дух изнутри. И потому священников надо уничтожать в первую очередь.
И вот однажды ночью в 1865 году Такума с группой единомышленников ворвались на территорию русской православной миссии, чтобы расправиться с отцом Николаем.

Видимо, будущий святой равноапостольный отец Николай Японский обладал редкой убежденностью и даром убеждать других. Он не только убедил Савабэ, что не представляет опасности для Японии, но и заинтересовал упертого ронина православием.

Первым крестившимся в православие японцем стал Такума Савабэ, 24 арпреля 1868 года принявшим новое имя Павел. Вместе с ним крестились два его друга-ронина Сакаи и Урано, ставшие Иоанном и Яковом (все трое - по именам Апостолов).
Такума Савабэ.

Эта троица бывших самураев стала первыми японскими православными миссионерами. Отец Николай отправил их по стране, с одной стороны, спасая от преследования полиции, с другой - с целью расширения влияния православия.
Савабэ стоял у истоков русской православной церкви в Сэндае. И именно с его помощью теперь уже архимандрит Николай смог в 1871 году открыть православный приход в Токио, а в 1891 был освящен и ноне всем известный кафедральный Воскресенский собор (называемый в Японии "Никорай-до" ニコライ堂;).

Павел Савабэ продолжал миссионерскую деятельность в Сэндае. В феврале 1872 года полиция по доносу кого-то из недовольных местных жителей арестовала Савабэ и ряд его последователей в Сэндае, включая детей. Но на допросах все задержанные держались настолько достойно и показали такую уверенность и убежденность, что всех отпустили, так и не предъявив обвинений.

В 1875 году архимандрит Николай решил, что пора бы и передать бразды духовного правления самим японцам. И первым православным священником-японцем стал Павел Савабэ. А дьяконом при нем - Иоанн Сакаи.

Отец Павел Савабэ продолжал служить в православной миссии в Сэндае и префектуре Мияги вплоть до своей смерти в 1913 году, пережив всего на год своего учителя и наставника Святого Равноапостольного Николая Японского.
Отец Павел Савабэ.

А вот не было бы Рёмы...


Взято отсюда - zajcev-ushastyj.livejournal.com/226184.html

@темы: исторические личности