• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dark (список заголовков)
05:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Изморозь трогает лапкой душу,
Холодом мягким вздыхает ночь.
"Кай, Королева не ждет заблудших.
Кай, торопись, улетаем прочь!"

Сердце холодное - твой рассудок,
Будешь бессмертен, силен, богат.
Выбор кощунственный твой осудят,
Всех осуждают. Тебя - стократ.

Прячет метель ледяные звезды,
Белым плащом укрывает кровь.
Кто Королевой из снега создан,
Тот не полюбит живых цветов.

Стынет рука безутешной Герды,
В шее торчит рукоять ножа:
Срезана роза рукой бессмертной,
Видно, умела его держать.

Алое с белым сплелись, как сестры:
Изморозь тронет кровавый след.
Больше не будешь ничьей невестой,
Герда-навеки-шестнадцать-лет.

Звездная ночь от кровавой мести
К снежному счастью укажет путь.
Рыцарь спешит к Королеве Эльзе,
Помнит приказ: "Отпусти.. забудь".

@темы: осколки миров, dark

04:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В полнолуния ночи меж оконными ставнями прорастают цветы, ледяные и странные. Только хочешь, не хочешь – ты в цепях темноты.
Паутина надежды рвется - робкая, глупая. Ею стены больны, ею двери запутаны, и чернеют одежды: не надейся, не жди.
На колени не падай, горло прячь за поклонами, а иначе – засада, раны горько-соленые, бей наотмашь, кусайся, рви зубами кровавого счастья куски.
Не беги от тоски, не показывай спину ей, с троп охотничьих можно уйти на звериные, пусть не видно ни зги, я – наощупь, на запах, на звук.
Есть цветы на дорогах – ледяные и сладкие, их касаются боги. Если тронешь украдкою, заведут тебя ноги в темнеющий чащи приют.
В полнолуния ночи нет спасенья отчаянным,
Так луна нагадала душе неприкаянной,
Так пророчила смерть:
На рассвете закончится путь.

@темы: Муравьиные тропы, dark

17:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Бегу муравьиными тропами меж огней.
Кивают склоненные маски, мелькают лица,
И каждый обязан единственной стороне:
Записывать имена темной кровью на шелк страницы.

Несу на себе святые долги и страх:
По локоть в крови, по колено - надежды светлой,
И по уши – лжи. Там, где ветер шумит в горах
Меня не узнают, когда я вернусь с победой.

Там солнце играет по илистым берегам,
Искрится река, и весной зацветает слива.
Здесь – вечно война. Я «спасибо» шепчу богам
За каждый рассвет, на котором мы оба живы.

@темы: Муравьиные тропы, dark

02:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В ночи шелестели наброски ив
На ткани охристо-черной
Терновник оплел перецветья слив,
Задумался ветер горный.

История нитью спрялась одной,
Кто вышил ее на шелке?
Словам вторил скрежет мечей стальной,
Звенели сердец осколки.

Случилось, что ветер любил вулкан
Любовью, для них запретной:
Меж ними лежала граница скал
Над пропастью беспросветной.

Случилось, огонь мотылька любил,
К объятью стремился властно.
Свершилось, и пепел двух легких крыл
Осыпал безумца страстью.

Случилось, что сети паучьих слов
Поймали дитя саванны,
Но сетью нельзя воскресить любовь,
Смертельную склеить рану.

Кто видел дракона, тот видел цель.
Вершина горы пустела,
Вертелась кровавая карусель:
Никто не остался в белом.

Рассыпались прахом соцветья лиц
На дереве злато-черном
Смеялась судьба, опадали ниц
Фигуры с доски игорной.

И желтая роза сквозь зубья скал
Росла, перевив могилы...
Но ветру все снится его вулкан,
А пламени - взмахи крыльев.

@темы: личные посвящения, лестница из терновника, dark

01:49 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вы будете любить меня, mon cher?
Безмолвный трепет птицы в робких пальцах,
Напевный шепот бархатного вальса...
Но все же - a la guerre, comme a la guerre.

Вы будете любить меня всегда?
Расцветшей розой стынет под лопаткой
Кровавый след, и пролиты украдкой
Духи на лист. Вы скажете мне "да".

Вы будете любить меня, увы.
Года пройдут, уйдут друзья и юность,
Осыпав Вам виски пыльцою лунной,
Но не возьмут отчаянной любви.

Вы... будете любить меня. Мне жаль,
Пусть жалости не знает плен сердечный,
Пусть краток век обычный, человечий,
Бог не рассудит нас.
Рассудит сталь.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

06:02 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Рвать на ошметки живую душу,
Швырять в камин пожелтевший лист.
Ползти к вершине - я здесь, послушай -
Со мной остался лишь ветра свист.

Где было сердце - рисунок мелом.
Любовь утянет меня на дно,
И я срываюсь - так, чтоб горело,
Кричало, пело, казалось сном.

Что было наше - возьми, все сразу,
Отдам, не дрогнув, не пожалев.
Сердечной боли ожог заразен,
Привязчив траурности напев.

В моей душе от любви нарывы,
Она мешает мне улететь -
В который раз я шагну с обрыва,
В который раз я раскрою клеть.

Лохмотья памяти, жизни пепел,
Калейдоскоп беспросветной лжи.
Я снова здесь, обнажен и светел,
Целую небо.
Я жив.
Я жив...

@темы: dark, Кантальский виноград, Чистая кровь

19:41 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
По лунным венам течь - бездумно, вечно,
Перебирая струны небосвода.
Простерта ночь-вдова над бездной водной,
Закутала в туман худые плечи.

В полночном сне я скован, давят стены
От века век. Луна, моя подруга,
Прозрачные протягивает руки
Но прикоснуться свет не смеет к тени.

Горят от жажды губы, ломит кости
В жестокой пытке вечного забвенья.
Любовников моих бесплотных тени
Рыдают, стонут, мечутся от злости.

Безумие одно - моя свобода.
Жестоко насмехаясь над бессмертьем
Я заживо вмурован лунным светом
В безжалостные струны небосвода.

Таллинн, 14.09.13

@темы: dark, Мертвые розы

19:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ритм этих строк не выбит в старом камне,
Нет позолоты на изломах букв.
Уснули в прошлом рыцари и дамы,
Истлели имена в порожний звук,

Стоят лишь стены - древние надгробья
Событий и свидетели эпох.
Ржавеют, разрушаясь, лестниц ребра,
Руин подножье обнимает мох.

Столетья в прах стирают беспощадно
Людские судьбы - так желал Господь.
Так каждый обратится трупом хладным,
В свой краткий срок душа наверх уйдет.

Живому - срок, отмерен и суров.
В рутине - смерть.
В бессмертии - любовь.

Таллинн, 14.09.13

@темы: dark

02:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На стяге дремлет лев, как море, синий,
И бьются волны в скалы - рать на рать.
Холодный темный вечер лег в Долине,
Как будто собираясь умирать.

Толпятся духи, стонут в изголовье -
Проклятий, как сонетов, злой венок
Улегся на чело вуалью вдовьей,
Домашним псом раскинулся у ног.

Отринув благородное обличье,
Душа смеется, сны не знают слов:
Под сеткой шрамов на лице девичьем
Течет чужая, проклятая кровь.

В крови родной купался, словно в море,
Мой синий лев окрасился в кармин,
Но не согреть души чужому горю,
Как не согреет ледника камин.

Долина спит, обложенная данью
Проклятия, в оковах злого сна.
Четыре слова, видимость прощанья:
К чертям вас всех.
И первого - меня.

@темы: осколки миров, dark

02:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В обнимку с канистрой бензина гуляю вдоль
Мостов, что ведут в никуда из моей души.
Чернеет вода, этот август сегодня вдов -
Хоронит последнее лето и не спешит.

До дрожи ресниц не хватает в груди огня.
Мосты возвели - значит, им суждено гореть,
Согреть ледяные и тонкие пальцы сна
О том, что однажды захлопнется снова клеть,

И в клетке грудной замурованный метроном
Считает секунды до вспышки, и - три, два, в ноль!
Кто верил, что завтра кошмар обернется сном,
Тот не обречен на жизнь - обречен на боль.

Гори, обрати эту осень в кипящий ад,
Гори, рыжина осыпается пеплом лет,
Гори, ты однажды рванешься с цепи назад,
Но скоро поймешь, что не можешь напасть на след.

Забудь про ошейники, плетки, огонь в крови,
Сереет закат - пепел к праху лег бахромой.
Гореть слишком больно - сорви с себя цепь, сорви!..
...В обнимку с канистрой бензина иду домой.

@темы: dark

22:47 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ложь свята, если мыслить о вере -
Без нее жизнь скучна и слепа,
Без предательства нету доверья,
Невозможно взлететь, не упав.

Изменяется мир заоконный,
Растворяется память, как дым.
Приложившись ладонью к ладони
Невозможно остаться ничьим.

Не прощаюсь, пощады не знаю,
Ухожу в золотистый закат:
Слишком гордо, до самого края,
Отступить не сумею назад.

Жжет сильней вулканической лавы
Взглядов хищных зеленый опал...

...Если сбросить за скобки весь пафос -
Где ты был, когда я умирал?

18.08.13.

@темы: личные посвящения, лестница из терновника, dark

16:22 

Власть

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я отравлен тобой, словно медленным ядом.
Ты пришла в мои сны - я не звал тебя, нет.
По ступеням поднявшись, с Вершиною рядом,
Заливая кровавою жаждой рассвет -
Я отравлен тобой. Ты вспорола мне сердце,
Ты - мечта и любовница, жизнь и жена.
Алчность гонит из духа мгновения света
И меж миром и мной - только жажда одна.
Дрогнет мир и окрасится алым рассвет.
Ты, зачем ты пришла?
Я не звал тебя, нет.

10.08.13.

@темы: dark, лестница из терновника

01:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это утро сожрало краски
Ярких бликов моей вселенной.
Мир укрылся за серой маской,
Обернулся золой и тленом.
Этим утром на мокрых крышах
Дождь скребется, как пес бродячий.
Мир становится тише... тише,
И бессмысленно ждать удачу.
Этим утром застыли мысли
В вязком мусоре старых листьев,
И мгновенно лишился смысла
Мир, окрашенный серой кистью.

@темы: dark

23:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Укрылся ночью, словно одеялом
Холодный ветер. Шелковым платком
Реки - объяты сумерки устало,
И город пахнет сладким табаком.

На негативе неба черной тушью
Начерчена тревожная листва,
И льется боль в доверчивые уши.
Клинками обращаются слова,

Вонзаясь в душу. Кто, скажи на милость,
Осмелится хранить душевный свет,
Гордиться вотще смелостью и силой
И ясно понимать - надежды нет?

Когда бы тот, кто, яростен и светел,
Смотрел на мир, знал то, что знаю я,
Он понял бы, что не огонь, но пепел -
Единственная вечность бытия.

Укрылся ночью дом. Туманом стылым
Затянута дневная круговерть,
И пахнет сладким сумеречным дымом
Случайная бессмысленная смерть.

@темы: dark

05:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты однажды устанешь любить эти хрупкие кости,
Запах сладкой ванили и привкус холодного пепла.
Ты однажды оставишь меня на дождливом погосте,
Где когда-то цвело, колосилось, смеялось и пело.

Ты однажды проснешься и вспомнишь, что жизнь не кончалась.
Горизонт расцветет красным золотом, страстью и силой.
И останется только ничтожная серая малость:
Бросить алую розу на край черно-белой могилы.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы, dark

04:58 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Весь в белом, стою на коленях у храма; часы спешат,
Столетия мимо несутся упряжкой конной.
Рыдает, и пляшет, и бьется в огне душа:
Но звуки молитв заглушают немые стоны.

Собор, величавый и властный, навис во тьме
Над спящей Гранадой, как пастырь над грешной девой.
Одежд белизна не спасает, и снятся мне
Огни преисподней и яблочный вкус губ Евы.

Под каменным мраком святыни – горят сады,
Ликуют порочные духи, не зная правил:
«Не лги», «не убий», «не возжаждай», «не укради»
Я знаю тех духов. Я некогда ими правил.

И крика молитв не хватает моим губам,
Каленые цепи трещат, обвивая тело.
Я - вышел, я - выиграл, я – выбираю сам.
…у храма стоять на коленях в привычно-белом.

@темы: dark

04:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Уходит время – а мне не нужно
Считать часы, провожая дни.
Однажды в дверь постучит Наружность,
И мы останемся здесь одни.

Текут секунды и стынут руки,
Часы смеются со старых стен:
Они не знают любви и муки.
Они меня захватили в плен.

Веду рукой по чужим намекам –
Любая надпись, любой эскиз
Шипит мне в спину – выходят сроки,
Текут сквозь пальцы минуты вниз.

Палит ли солнце? Метель ли кружит?
Запахло лесом иль гарью шин..
Ты все равно никому не нужен,
Ты даже в Доме – опять один.

Уходит время, уходят люди
На новый круг, на другой причал.
Кто был однажды – уже не будет.
Прости.
Похоже, я опоздал.

@темы: dark, Дом в котором

23:29 

лесное

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вышивка нитью судьбы на пяльцах:
В венах искрится холодный свет,
Током бежит по дрожащим пальцам
Чувство, что выхода снова нет.

Видно, весна заплетает пряжу
В тонкий орнамент моих оков,
Колотой льдиной на сердце ляжет -
Дом, не простивший чужих стихов.

Гнаться по Лесу за новой дичью,
Переплетение трав губя,
В горло вцепиться с победным кличем
...И напоследок узнать тебя.

Кто вышивал по судьбе крестами?
Кто гнал по лесу чужие сны?
Дом трехэтажный под крышей старой.
Дом, не простивший моей вины.

Бьется под кожей безумный норов,
В горло впивается новый бред.
Строчка бежит по стене, дословно:
"Выхода не было.
Нет.
Нет.
Нет".

@темы: dark, Дом в котором

15:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Глаза с каждым днем прозрачней
Стекла и зима под кожей
Свернулась в клубок. Мне мрачно?
Ничуть. Мне светло, но все же...
Зима наступила в мире,
Зима охватила город,
Зима нас с тобой помирит,
Метель запихнув за ворот.
Смотрю на страницы блога:
Чужие слова и лица,
Бессмысленно-злые строки,
Пустые от чувств страницы.
Зима обнимала стужу,
Зима выгоняла осень.
Зима закричала: "Нужен!"
Но ветер шепнул: "Не очень".
Бессмысленно злить и злиться,
Декабрь озябший плачет.
Становятся снегом лица
И взгляд - с каждым днем прозрачней.

@темы: личные посвящения, dark

15:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Змеям зимой тяжело согреться, мерзнут чешуйки, скрипя о снег.
Чтобы любить, пригодится сердце: позже появится человек.
Кровь холоднее январской стужи, больно от собственных мыслей, что ж,
Если ты вдруг никому не нужен, значит, в систему закралась ложь.

Зимняя сказка светлее смерти, мир наряжается белым льдом:
Помнишь, была идиотка-Герда, к полюсу топала босиком?
Сердце звало по дороге страшной, сердце шептало: иди к нему.
Тут, в общем, бестолку ждать отмашку - или тебе, или никому.

Зимние ночи темны и немы, чтобы суметь до весны дожить
Нужно искру уронить в поленья, нужен огонь в глубине души.
Кто-то на страже: прикроет спину, если пойдешь по пути судьбы.
Позже научишься быть любимым, нужно сначала уметь любить.

@темы: dark, личные посвящения

Wind's Tales

главная