Записи с темой: dark (список заголовков)
21:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Так, в объятиях черного шелка
И безлунных ночей
Я молчу и молчу, без умолку,
Забывая людей.
Серебро твоих глаз опустело,
Ты истерся вконец.
Так прощай – велико ль это дело,
Сбросить пару колец?
Твоих губ причаститься – так просто,
Так легко проиграть:
Но наркотики – кожа да кости,
Не хочу умирать.
Разгорелись забытые страсти,
Дом стоит на холме,
Люди скалят разбитые пасти…
Это все не ко мне.
Я, в объятиях черного шелка
Беспонтово любя,
Без любви и надежды, бестолку –
Забываю тебя.

@темы: dark

02:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты уйдешь за порог,
Когда небо расколется дрожью
В струи зимних дождей,
В беспощадный мороз января.
Честность пламенных строк
Вдруг зачем-то окажется ложью,
А надежность людей –
Безнадежностью… - "все это зря".
Золотые огни,
Вдруг взорвавшие старую рану,
Стали прахом из вен,
Старым хламом минорного «бля…»
В холод зимней волны
Окунулись огни Орлеана.
Обернулся глинтвейн
Бесконечностью ниже нуля.

@темы: Марди-Гра, dark

07:17 

Цикл "Марди-Гра"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
!

Когда уходит любовь, остается блюз
И шмон ацетона, отмывшего черные ногти,
Ты клялся, что будешь – вечно… Кусаю локти.
И где же твое отчаянное: «Вернусь»?!
Когда уходит любовь, остается снег
И искры стихов в тени сетевых просторов,
И канули, сгинули, умерли наши споры,
Оставив взамен лишь горечь припухших век.
Когда уходит любовь, остается «я»,
Разбилось наивное «мы» от тычка кастетом,
И «ты» превратилось в «он», стал вопрос ответом
Забылись слова, и особенно миф «семья»,
И детское, нежное, странное слово «Вернусь»…
Погибло, как год назад погибли огни Орлеана
Лишь шрам на левой руке – забытая рана.
Когда уходит любовь, остается блюз.

@темы: Марди-Гра, личные посвящения, dark

18:11 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ночная темнота под каблуками
Прогнется умирающей змеей.
И голос, нежно шепчущий – «Ты - мой»,
Сплетается с горячими руками.
Как будто отказавшись признавать
Бессмысленность полночного минора,
Проспектами душевного раздора,
Бегу – не зная, петь или рыдать.
Застенчивые пальцы на предплечье
Тонки, изящно-белы, как фарфор.
Мы так похожи, сударь. С этих пор
Вам посвящу французское наречье...
А ночь, смеясь, уводит в темноту,
Того, кто кинул взгляд из полумрака
Сплетения дамской юбки с гибким фраком,
Разбив рассвета тонкую мечту.
И правит бал – глумливо-опьяненный,
Порочно-равнодушный призрак тьмы.
И смех его развеет робость «мы».
Я проиграл. Забвенье побежденным.

@темы: Чистая кровь, Лебединые перья, dark

01:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Детские страхи – уйдет, оставит, забросит.
Детские нервы легко намотать на пальчики.
Девочка-агнец Божий, «Все сразу, мальчики!»
«Следующая – улица Зодчего Росси!»
Из разных кирпичиков стены домов будут сложены:
Из ласки и боли, из смеха и дрожи отчаяния.
Плавают тонкие льдинки в забытом тобою чае.
Пальчики тонкие о них совсем-совсем отморожены.
Письма на память – фотки, картинки, строчки.
Слишком знакомые фразы – твои, небрежные –
Вновь по экрану: стихи запредельной нежности,
Чьи-то теперь, но больше - не мне. И точка.

@темы: личные посвящения, dark

01:19 

36 по Цельсию.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чугунный город, притон гранитный,
Жара под сорок, кипит прибой.
На вене надпись: «Ищу защиты»:
Твоей; абстрактной; чужой; любой.
Грохочут джипы, асфальт расплавлен,
Гипертония, удар в висок.
Мозг вскрылся розой червонно-алой,
Потек сквозь сердце вишневый сок.
Меж пальцев нервы зажаты насмерть,
В Аду прохладней, в Раю темней.
Сдыхает мир в пароксизме астмы.
Гореть от боли. Мечтать о ней.
Скрестились шпаги, как перекрестки,
Крестным знаменьем разрезать кисть,
В тисках горячих лечу с подмостков,
Легко планируя, словно лист.
Натужно дышит огнем гранита
Мечта. Горячка. Алеет свет.
Не жду, но жажду - _его_ защиты
На день, на час, на секунду…
Нет.

@темы: dark

17:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Посвящается

Надежд обрести тебя, милый, теперь уже минимум,
Раскроено небо.
Нашел на помойке девчонку(ты некогда выкинул),
Ты рыцарем не был.
Взглянул ей в глаза - бог ты мой, ну и лох же ты.
Она так похожа -
Теперь на тебя, ей все муки твои уже прожиты.
И мной, видно, тоже.
Канал электронный мне губы сжигает, как солнце.
(Ты дальше и дальше)
Скользни сквозь меня, и дыханье навек оборвется -
Ты все-таки старше.
Свобода - экстремум, забавно-неточный континуум,
И корочка хлеба.
Надежд обрести тебя, милый, теперь уже минимум,
Раскроено небо.

@темы: личные посвящения, dark

03:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты шепчешь: «Все смертны и вы все равно умрете»,
Любовь – это боль, а свобода – замки и нары.
И я смеюсь, пока ты не скроешься за поворотом,
А после рыдаю в чугунных объятьях столбов фонарных.
Гордыня дороже всех сумерек мироздания
И трепет ресниц не растопит гранит столетий.
Бросаюсь с окна, словно птица; рушится здание,
А ты прикрываешь глаза, улыбаясь смерти.
Звезда рассекает висок, словно бритва, с нежностью,
И тронулся поезд от станции «Виски-с-Содовой»,
Я – только волна радиоэфирной безбрежности,
Ты – просто любовь, призванная умереть от свободы.
И мчится, сворачиваясь в змею, время от станции и до станции,
Ты шепчешь, что смертен, «и Вы все равно умрете»,
Выписываю себе пропуск в депрессию и квитанцию,
Любуясь, как смерть моя скрывается за поворотом.

@темы: dark

01:06 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Разучился шептать о любви
И на шею бросаться - в порыве.
Пару лет сердце было нарывом,
Стало – шрамом. Облом, се ля ви.
Научился молчать. Понимать.
Закрывая глаза на измену,
Возвращаться - другому на смену
И шептать в полусне: «…твою мать».
А еще – позабыл о мечте,
Захлебнувшись зеленым шартрезом,
По рукам зазмеились порезы
И составили слово «ка-тет».
…но в душе проросли семена,
Расцвели янтарем и нефритом.
Про себя его звал Чароитом,
Растерял все свои имена.
А потом, закрывая глаза,
Улыбался, давая дорогу –
Кровопийце, любимому Богом,
Не успев на прощанье сказать…

@темы: Марди-Гра, dark, London After Midnight

02:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Пусть Небо решит за меня
(Опускаю руки…)
Я верен, как клятве, тебе,
(Я боюсь - тебя.)
Рожденный от вспышки огня,
(Быть с тобою – мука.)
Лед тает в бессмертной мольбе.
(Пусть умрет – любя.)

@темы: dark

11:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Стены больничные в завороте -
Взвод навзводе, рота за ротой,
Капли одна за другой срываются -
В вены, в стены, винтами, стаями...
Прямоугольные ритмы сердца,
Сутки истерики в мегагерцах,
Чьи-то стихи на коже палаты,
Сонмы божественных копирайтов.
Кто был виновен в глазах зеленых?
Рыжие волосы, злые слезы,
Иглы под кожей - но мне не больно.
Бей. В сердце - сквозь шелк.
- Доволен?...

@темы: личные посвящения, dark

17:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Покоя не будет...
И к этому надо привыкнуть,
Что сердце не скажет,
Кто прав был, кто был виноват.
Пусть Бог нас рассудит,
В момент запоздалого вскрика,
Кто в белом, кто в саже,
Кто сдал, а кому раздавать.
Пусть айсберг растопят!
Пусть плавятся гордые льдины,
Пусть вынесут тело,
Пусть слово услышит глухой!
В обьятьях утопий
Раскается сердце блондина.
Сквозь шепот несмелый:
- Останься, останься со мной...

@темы: dark

04:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Present 4 Trevor Black


Есть ревность, и боль, и иллюзия краха,
Есть жар и ожоги, есть нервы и месть,
Но в сердце ты входишь - как прежде, с размаха,
Забыв, что всех шрамов за грудью не счесть.
Есть дар и подарок, есть бой и защита,
Есть лед на лице, а в зрачках - блик огня.
Играю словами, пусть губы зашиты,
Пусть слепы глаза - ты не видишь меня?
Я шут и фигляр, ты - аскет и шизоид,
Мы вместе - Инь-Янь, но вообще-то (хуйня).
Целуешься нервно. "Пройдемся?" - "Не стоит".
"Как скажешь... ...люблю". Ты не слышишь меня?
Есть слезы и смех, есть монахи и шлюхи,
Есть солнце сквозь дождь, есть иллюзия сна.
Есть Бог и есть Дьявол, есть правда и слухи.
...Лишь ты - НИКОГДА - не полюбишь меня.

@темы: личные посвящения, dark

13:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мой мир разбит паденьем с высоты,
Он - вдребезги, в осколки, внутривенно,
Из-под грудины вырастают стены,
Защитой обнимая стан мечты.
Мой мир убит - наотмашь по лицу.
Так хлестко, саркастически и нервно.
Ты никогда не стал бы самым первым,
Подобно обручальному кольцу.
Разбит. Ах, черт. Глаза закрыты вновь,
И нитью из картона сшиты губы,
И словно зверь - отчаянно и грубо,
Толчками сердце в венах гонит кровь.
Мой мир... забыт. Он тает, словно лед.
Он весь покрыт порошею и пылью,
Он сказкой стал, когда-то бывшей былью,
Он - человек. Он смертен. Он умрет.

@темы: dark

21:08 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Город. Огни депрессивного сна.
А завтра?
Завтра будет война.
Зимних ручьев кружевная капель,
Нервный апрель.
Тонкие шрамы по скулам, вискам,
Театр горит среди каменных скал,
Маски разбиты.
Больная весна.
А завтра?
Завтра будет война.

@темы: dark

05:33 

S.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Маска - вдребезги. Боже мой!
Острием каблука...
Прячусь в курточке кожаной,
Черт, опять велика.
Нервной дрожью - не видно ли?
Нежно кутаю боль.
Робко скроюсь в инвизибл -
В чем-то - новая роль...
Страх владения именем
Встанет - ратью на рать.
Друг сердечный, прости меня.
Я боюсь умирать.

@темы: личные посвящения, dark

00:59 

S.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Глухое сердце взвыло на луну.
«Молчи, будь человеком». «Умолкаю».
Я слишком далеко. Ты это знаешь.
Отчаянье. Сарказм. Отход ко сну.
Листая старых писем длинный ряд,
В них нахожу черты твои и фразы.
Все тяжелей, мой милый, с каждым разом
Отшвыривать бокал, в котором – яд.
Мне говорят: «Люблю Вас! Вы – мой бог…»
Мне безразлично. Реже - неприятно.
И в час полночный я бегу обратно,
Туда, где ты, мой демон и мой рок.
Ночной кошмар – в безумии тону.
Боюсь любви и боли, но не смерти.
И тишина в гробу… Лишь взвыло сердце,
Слепое и глухое – на луну.

@темы: личные посвящения, dark

04:17 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сосчитай мои звезды, печальный клоун,
Назови по имени каждую.
Распиши их каскадом на узких кровлях,
Перемажь слезами и сажею.
Слишком яркие сны, мой родной и нервный,
Слишком холодны пробуждения.
Закатала в темницу меня Венера,
Шлюха дерзкая и бесценная.
Предскажи мне расплату, поникший ясень,
Предскажи мне смерть и раскаянье.
День придет, говоришь ты, и будет ясно,
Чем вернется вспять предсказание.
Мне обидно не смерти, мой друг забытый,
Что заложено, то заложено.
А обидно за фразу: она избита.
"Руки сам на себя наложишь ты".

@темы: dark

23:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Двери закрыты? Заперты.
Идол чужой молчит.
Просишь любви на паперти?
Просто неверный чит.
На хуй прямой дорогою,
Стук каблуков по дну.
Посланы были многие,
Веру найдя одну.
Шепчет листва опавшая:
«Сердце, остановись…»
Души, в мечте пропавшие,
Тонкая сдавит кисть.
Пляшет по телу истома,
Не-разноцветьем лент.
Счастья, тебе, неистовый,
Но не со мной.
the end.
(10.03.06)

@темы: Марди-Гра, dark

01:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Какая долгая зима.
Зачем она? Я замерзаю.
Зачем – не знаю я сама.
Я просто все тебе прощаю.
Какие странные огни.
Мигают, меркнут и сгорают.
Будь моим богом в эти дни.
За это – все тебе прощаю.
Я помню боль, я помню бред,
Я ничего не обещаю.
Я даже помню слово «нет»,
Я все равно тебя прощаю.
Шелк по асфальту расстелю,
Под ним мгновенно снег растает.
Прости, что я тебя люблю.
А я – за все тебя прощаю.

@темы: dark

Wind's Tales

главная