• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: dark (список заголовков)
04:07 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
"Я ненавижу вас и ваши попытки играть в фальшивую дружбу".
(c) Aoi
* * *
Игры с людьми - мое искушение,
Под сердцем - злости змея.
Я не нуждаюсь в твоем прощении.
Шаг с крыши. Помни меня.

@темы: dark

22:38 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В январском безмолвии небо рокочет,
Хрипит дождем, остужая уши,
Японской речью в висках стрекочет,
Ритмичным ознобом целуя душу.
Испанские ночи промчались навылет,
Морские баллады разбились нахер.
Мои самолеты теряют крылья,
Я падаю вниз без любви и страха.
Напевами юности небо рокочет,
И головы вскинули черные маки,
А ты… ты слишком многого хочешь,
Но твой кредит исчерпан, мой сладкий.

@темы: dark, личные посвящения

03:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
«Память – дешевая сука, и жрет всех подряд «за так»,
Часто и жестко терзает чужие вены,
Кто-то ее имеет, а кто-то дает - и в такт
Бьется простреленный пульс не-моей вселенной,
В переплетенных объятиях. Поезд, несущий боль.
«Мальчик мой, кровь моя, сердце мое…» - без толку
Шепчет безудержно сдохшая чья-то роль,
Пламенно, нежно и яростно - без умолку.
В небе над городом ангельский вспыхнул бунт,
Там суицид и разврат в голубых просторах –
Знак на твоем нахмуренном вечно лбу
Сам Светоносный оставил, посеяв ссоры
Среди решеток костных, где метроном
Гулко считает удары горячих взглядов,
Память – дешевая сука – не тает сном,
Снова и снова подсовывая отраву
Губ твоих, рук твоих, кожи твоей… Беги,
Если сумеешь, а нет – так приди в объятья,
От горизонта до хвойных морей тайги
Сердцем раскрытые, словно тобой распят я.
Город и ночь, золотые мои огни,
Блюз твоих улиц и нежности зов нетленный.
Там, где у райских ворот Бог рисует сны
Бьется простреленный пульс не-чужой вселенной.

@темы: личные посвящения, dark, Марди-Гра

00:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня в безудержном танце невроза:
Молчите, мой друг.
Не время для флирта, потрескались грезы:
Зима для разлук.
Сегодня в двойном пируэте порока
Ныряю в январь.
Заброшены карты и вышли все сроки.
Пропущен удар.
Сегодня в безмолвие снов нефалима
Роняю упрек
И жду у порога бессмертного мима
Французских дорог.
Сегодня хрусталь растворится в шартрезе,
Уснув до весны,
Оставив жемчужные капли на срезе
Прошедшей войны.
Сегодня в пустом ожидании чуда –
Патроны и яд.
Останется шанс на серебряном блюде
Внести чей-то взгляд.
Сегодня в тепле смертоносных объятий:
Молчите, мой друг.
Пока на стене остывает распятье,
Замкнется наш круг.

@темы: dark, psyho

19:27 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Plenilune


Осень – читают как «обострение» - нет, не все.
Пик суицидов – гонка до створок рая,
Точкой на графике – я доползу до края,
Бантиком завязав перпендикуляр осей.
Гладят мой воздух в пикселе от щеки
Ваших ладоней два цифровых фантома,
Осень – и ужас мешает выйти из дома,
Чтоб на фонарь немножко повыть с тоски.
Город мерцает тысячами огней:
Старт в неизвестность, Гран-При до ворот Эдема,
Падает в Финский терновая диадема.
«Выхода нет» - написано на стене.
Пик октября – безудержный бой часов
Где-то в ночных лабиринтах плутают души,
Шепчут из вен-каналов, и молят: «Слушай…»
Время заваривать насмерть дверной засов.
И обострение-осень сыграет туш,
Точкой на графике смерти оставив имя,
«Я» - лишь дефисом меж датами золотыми,
И на щеке любимой размоет тушь.

@темы: личные посвящения, dark

17:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Осень – под дых, и, как всегда, слишком холодно,
Голову под топор кладет королева опальная,
Дети подвалов всю жизнь умирают от голода,
А депрессивная сменяет маниакальную.
Имя твое лишь в сети - порезы и ссадины,
Снится ночами, выводит остатки спокойствия,
Паранойяльная шепчет мне в спину: «гадина...»
Утро приходит под вечер – к чьему удовольствию?
Нервы мотаю на пальцы, пью одиночество
С сахаром – жаль, моя Чаша полна не золотом.
Все же исполнилось чертово наше пророчество:
Время застыло навек на границе сколотой.

@темы: dark

02:06 

Цикл "Черное-с-золотом".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Знаешь, игры всегда кончаются,
Что-то проходит - и не случается.
Двадцать пять тысяч огней до берлина,
Ты - еще дальше. Необходимо?
В небо уходят твои упреки,
Там, в темноте, посвящений строки,
Всхлипы, обиды, звонки и нервы,
Значит, теперь для тебя - Неверный.
А у меня - белоснежней света
Нежная грусть из дождя и ветра,
Мокрые перья и бьется сердце:
Вне какофонии смеха смерти.
Впредь за плечами - с чужими снами
Юноша с черными волосами:
С праздника вечного беспредела...
Все эти грезы - его безделье.
Значит, уйдет в небеса дорога -
В гроз предначалье, где дремлют боги,
Сладкие сны размешались с болью
Не-фа-ли-ма... теперь доволен?

@темы: Черное-с-золотом, личные посвящения, dark

06:53 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Как небо на землю – коснуться руками,
Засыпаны склепы чужими песками,
Как души размазаны под сапогами
В угоду богам, ведь мы были богами.
И белое с черным – в бессмысленной гамме,
Схлестнется волной меж двумя берегами.
Изрезано, падает черное знамя -
Так в пламя же белые розы. В пламя!

@темы: dark, psyho

03:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Графиту

Благодарю Вас.
вы пишете страшные вещи.
страшные, странные, страстные, словно ветер
тот, что над морем, сдерживая рыданья,
в щепки крушит обыденное сознанье,
и бессознательной лаской господь отметит
наших чистилищ безмолвное покаянье.
Благодарю Вас.
сегодня гроза над морем,
темная, тонкая, теплая, словно чужое горе,
бьется по нервам и плачет от счастья кровью
кто это выдумал - ненависть звать любовью?
я бы хотел рассказать Вам - лишь Вам! - о ссоре
меж светоносным и агнцем, но стынет слово.
Благодарю Вас.
я падаю в Ваши строки,
хлещущие по нервам, как пастырь строгий
чистой молитвой слепит и сдирает кожу
грешникам - в Ад, а влюбленным безумцам... Боже,
дай только шанс осознать все Твои уроки…
Благодарю Вас. Так больше никто не может.


@темы: личные посвящения, dark

04:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я слишком любил тебя – траурно, безысходно,
Без веры в надежду и без любви на веру.
Осталось тепло поцелуев, промчались годы
И имя твое разлилось по холодным венам.
Я слишком любил тебя – смерть не была бессильной,
В сентябрьских дождях потерялись твои упреки,
Сонет целовал эскиз над пустой могилой,
Ложились, как жертвы под нож, посвящений строки.
Я слишком любил тебя – гордо, порочно, нежно,
Забыв про любви чистоту и чужое горе.
Распят на зеленых стеклах твой белоснежный,
Размазан по пурпурной ярости твой же – черный.
Я слишком любил тебя – жизнь не измеришь словом,
Душа умирает дважды – с надеждой, с верой…
Прости меня, нежный мой рыцарь в чужих оковах,
Избрав новый мир – я навеки останусь верен.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, dark, хрустальное сердце

14:16 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Сегодня тридцатое сентября и под сердцем холод.
Ты снова прощаешься с жизнью - да как ты смеешь.
Я был слишком нежен, ты - слишком жесток и молод.
Ты снова рыдаешь. Я снова молчу - умею.
Сегодня мне снилось, что я умираю - снова:
Седьмой, что ли раз за последние две недели?
Ты знаешь, в висок никогда не стреляют словом,
А сердце уже впало в спячку и ждет апреля.
Сегодня ты снова проснешься в пустой постели
И вспомнишь всех тех, кто шептал тебе страстно в уши
"Не он. Не достоин. Не верь ему. Отлетело".
Как жаль, что ты все-таки понял, что я был лучшим.
Но строки текут по экрану, как слезы боли,
Жестокий сентябрь качает невроз в колыбели.
Ты снова прощаешься с жизнью, семьей и волей.
Я - молча смотрю сквозь решетки и жду апреля.

@темы: личные посвящения, Чистая кровь, Лебединые перья, dark, хрустальное сердце

16:52 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
«Видишь?…» - «Вижу».
«Там рассвет и белые розы.
Серый луч над домами бродит…»
«Ненавижу…»
«Почему?…» «Потому, что хором.
Умирать - так с шармом и с ромом,
Потому, что никто не пойдет за гробом,
Потому, что по жизни был слишком робок,
Потому, что огонь в погребальном уборе,
Потому, что…» - «Не бойся. Умрем мы оба».
«Почему?!» - «Потому, что рассвет и белые розы
И рассвета луч над домами бродит.»
22/06/04.

@темы: dark, Черное-с-золотом

02:26 

Цикл "Чистая кровь"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В безмолвном замке стынет тишина
И черною тоской полны бокалы,
В унынии молчат пустые залы
И участь чья-то, видно, решена.
На темных стенах умирает тень,
Иссохли лепестки увядшей розы
И на ланитах леденеют слезы
Души, прожившей свой последний день.
Удел аристократа – промолчать
В момент, когда, узнав ворота Ада,
С губ рвется крик: «Пожалуйста, не надо!»…
Негоже лорду плакать и кричать.
В небесный склеп вошла, как смерть, Луна
Облив жемчужным светом мрак могилы.
Господь мой Бог, прости мне и помилуй…
В безмолвном замке стынет тишина.

@темы: Лебединые перья, dark, Чистая кровь

22:22 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я знаю, когда ты придешь, загорится свет
И в этой ночной темноте - я так в тебя верю,
В шаги твои гулкие возле закрытой двери,
И в то, что меня без тебя в этом мире нет.
Я знаю, что время придет, я начну мешать,
И стрелки часов завернутся узлами дрожи,
И ало-бордовый узор, оплетая кожу,
Напомнит о том, что пора перестать дышать.
Но знаешь, когда ты уйдешь, тишина шагов
Вдруг станет плотнее стократ где-то возле сердца,
И станут ненужными иглы и мегагерцы
Без стука твоих сталью кованых каблуков.
И знаешь, часов в темноте беспросветной - нет,
Поэтому я бесконечно останусь верить
В плену паутины у запертой кем-то двери -
И знать, что, когда ты придешь, загорится свет.

@темы: личные посвящения, dark

00:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Где-то за час до того, как родится восход,
В бархат ночного кошмара скользнув по привычке,
В зеркале гаснет ухмылка потухшею спичкой,
Что бы разжечь пламя хохота – завтра… Твой ход.
Ты засыпаешь – в безмолвии северных грез,
В дымке меж явью и тусклой страной зазеркалья,
Где под чужой, серовато-рассветной вуалью
Прячется старый знакомый – бессменный вопрос.
Что же ты скажешь теперь – кроме «вечный покой»?
Где двоеточие стало банальною точкой,
Где оборвалась внезапно последняя строчка,
Та, что должна была жить под твоею рукой?
Пламя погасло, когда растопило весь лед,
Талой соленой водой захлебнулось украдкой.
Горечь победы, при жизни казавшейся сладкой.
Devil may cry. Потому, что никто не придет.

@темы: личные посвящения, dark

05:57 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
На светлеющих венах неба
Криво вписано «безнадежность».
Заигрался ты в осторожность,
Светлый мальчик, любимец Феба.
В городских лабиринтах сплина –
Бесполезно и безопасно –
Целоваться с усталой властью,
Чтобы ядом ударить в спину.
Растрепались ошметки веры,
Нервных шрамов бегут пометки
Под разметку – грудная клетка.
На рассвете все кошки серы.
«Я тебя…» да заткнись ты нахер,
Задолбал со своей любовью.
Спящий бог не повел и бровью,
Что ж ты ждал – цианид не сахар.
Нищий царь подавился хлебом.
Сдох вчерашний любимый номер.
Лишь кровавая вязь «Game Over»
На светлеющих венах неба.

@темы: dark

08:06 

Цикл "Чистая кровь".

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Закрыв на ключ полночные покои,
Среди объятий колдовского сна,
Шепчу, что в ветре чудится весна,
Что проклятый февраль оттает вскоре.
Холодным сердцем в мраморных тисках
Так тяжело хранить огонь желания,
И помнить, что такое состраданье –
Всего лишь звук в седеющих висках.
…И тишина. Серебряная, злая,
Как тягостный беззвучный монолог
О том, что каменеющий цветок
Опять расцвел, никак не погибая,
Что нынче всех огней священной страсти,
Дороже остывающая кровь,
И в сердце – зверь, по имени «любовь»
Жестоко впился раскаленной пастью.
Но приказал стрелять на пораженье
Февраль – тот полководец и старик,
Что задушил молчаньем тихий вскрик.
Поняв, что вновь проиграно сраженье…
Молчат часы, молчит холодный ветер,
Седая пыль осела меж портьер.
Стихает в ожидании партер,
Молчит душа в часы перед рассветом.
На ключ закрыв полночные покои,
Среди обьятий колдовского сна –
Погибнет нерожденная весна,
И вместе с ней – мой мир, рожденный горем.

@темы: Лебединые перья, dark, Чистая кровь

21:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Так, в объятиях черного шелка
И безлунных ночей
Я молчу и молчу, без умолку,
Забывая людей.
Серебро твоих глаз опустело,
Ты истерся вконец.
Так прощай – велико ль это дело,
Сбросить пару колец?
Твоих губ причаститься – так просто,
Так легко проиграть:
Но наркотики – кожа да кости,
Не хочу умирать.
Разгорелись забытые страсти,
Дом стоит на холме,
Люди скалят разбитые пасти…
Это все не ко мне.
Я, в объятиях черного шелка
Беспонтово любя,
Без любви и надежды, бестолку –
Забываю тебя.

@темы: dark

02:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты уйдешь за порог,
Когда небо расколется дрожью
В струи зимних дождей,
В беспощадный мороз января.
Честность пламенных строк
Вдруг зачем-то окажется ложью,
А надежность людей –
Безнадежностью… - "все это зря".
Золотые огни,
Вдруг взорвавшие старую рану,
Стали прахом из вен,
Старым хламом минорного «бля…»
В холод зимней волны
Окунулись огни Орлеана.
Обернулся глинтвейн
Бесконечностью ниже нуля.

@темы: Марди-Гра, dark

07:17 

Цикл "Марди-Гра"

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
!

Когда уходит любовь, остается блюз
И шмон ацетона, отмывшего черные ногти,
Ты клялся, что будешь – вечно… Кусаю локти.
И где же твое отчаянное: «Вернусь»?!
Когда уходит любовь, остается снег
И искры стихов в тени сетевых просторов,
И канули, сгинули, умерли наши споры,
Оставив взамен лишь горечь припухших век.
Когда уходит любовь, остается «я»,
Разбилось наивное «мы» от тычка кастетом,
И «ты» превратилось в «он», стал вопрос ответом
Забылись слова, и особенно миф «семья»,
И детское, нежное, странное слово «Вернусь»…
Погибло, как год назад погибли огни Орлеана
Лишь шрам на левой руке – забытая рана.
Когда уходит любовь, остается блюз.

@темы: Марди-Гра, личные посвящения, dark

Wind's Tales

главная