Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
22:47 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ложь свята, если мыслить о вере -
Без нее жизнь скучна и слепа,
Без предательства нету доверья,
Невозможно взлететь, не упав.

Изменяется мир заоконный,
Растворяется память, как дым.
Приложившись ладонью к ладони
Невозможно остаться ничьим.

Не прощаюсь, пощады не знаю,
Ухожу в золотистый закат:
Слишком гордо, до самого края,
Отступить не сумею назад.

Жжет сильней вулканической лавы
Взглядов хищных зеленый опал...

...Если сбросить за скобки весь пафос -
Где ты был, когда я умирал?

18.08.13.

@темы: личные посвящения, лестница из терновника, dark

04:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В черной, шелковой неге ночи
Ты листаешь мои страницы,
Изучаешь слова и лица.
Оказаться чужим - не хочешь.

Не любуйся на эту маску,
В ней от света - одни осколки.
Жизнь без счастья бывает долгой,
Словно ночи из страшной сказки.

Над балконом луна мерцает,
Сыплет жемчуг на спящий замок,
Где портрет в серебристой раме
В лунном свете безмолвно тает.

Над долиной плывут столетья,
Размывая вражды границу.
Лунный свет им ночами снится,
Омывающий прутья клеток.

Голоса из забытых склепов
Шепчут тихо предупрежденья.
Звук струится в холодных венах,
К сердцу выхода ищет слепо.

Кровью вычеркнуты из книги
Лица, сны, имена и даты -
Там, где вера жила когда-то
Пролегли недоверья лиги.

В черной, шелковой, нежной маске
Я склоняюсь над колыбелью.
Спи, мой мальчик, луна напела
Эту странную, злую сказку.

@темы: осколки миров, личные посвящения

05:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты однажды устанешь любить эти хрупкие кости,
Запах сладкой ванили и привкус холодного пепла.
Ты однажды оставишь меня на дождливом погосте,
Где когда-то цвело, колосилось, смеялось и пело.

Ты однажды проснешься и вспомнишь, что жизнь не кончалась.
Горизонт расцветет красным золотом, страстью и силой.
И останется только ничтожная серая малость:
Бросить алую розу на край черно-белой могилы.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы, dark

19:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вселенная милостива к тебе,
Не зная законов, молитв и правил,
Ты жизни своей королевством правил –
Не гнулся, не верил своей судьбе.

Судьба, в целом, шлюха – дает одним,
Других заставляет ломаться рано:
Тебе наплевать на чужие раны,
Ты можешь развеять мечты, как дым.

Все лестницы в небо ведут сквозь ад,
Вершину горы покоряют соло.
Оставь у подножия все приколы:
Оттуда не будет пути назад.

Я книгу судьбы прочитал, смирись:
На пике есть солнце, огонь и слава,
Обрыв будет слева и бездна справа,
И только любовь сохраняет жизнь...

@темы: Мертвые розы, личные посвящения

18:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Средь алых лепестков, в шипах стальных
Душа трепещет, пленница надежды,
Невольница безумия, как прежде.
Кто растворит врата ее тюрьмы?

Дурманящий и сладкий аромат
Цветущих роз… Но знай, бутон блаженный
Растет издревле на полях сражений,
Где алый цвет рождает алый сад.

Пурпурным шелком скрыв доспеха сталь,
Не скрыть расцвета ярости в разладе,
Как страсти не укрыться в алом взгляде
И не сковать любви огня в хрусталь.

В шипах стальных, средь алых лепестков
Душа живет отчаянной надеждой,
Цветет, подобно розе, как и прежде.
Не раскрывай ворот ее тюрьмы…

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

00:44 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Чтобы вспыхнул весь город, хватает одной искры,
И горящие судьбы осветят весь мир сразу.
Саламандра танцует, смеется, летят в выси
Обжигающей стайкой звездочки экстаза.

Пламя, дай мне свободы, сожги и развей пеплом
Серый дым городов, площадей и судьбы путы,
Чтобы стало светло, чтоб упали с души цепи,
И окрасились алым и золотом минуты.

В этом бешеном танце с тобой – пролетит вечность.
Обжигаясь, касаюсь души. Я сгорю быстро
В солнца властных лучах, пеплом легким, беспечным.
…Чтобы вспыхнуло сердце – хватает одной искры.

@темы: Мертвые розы, личные посвящения

17:20 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К Ивьену, второе

Ночной покой забыт. Часы бегут.
Не в силах переполнить злости чашу,
Слежу за стрелками, сплетаю вязь минут,
И вспоминаю нежно взгляды Ваши.

Предательства страниц не зачеркнуть,
Обрушить веру проще, чем построить.
Но день за днем вовек века бегут,
Рождаются мерзавцы и герои,

И пылью покрывается вражда,
Травою прорастут поля сражений,
И непреклонно сказанное «да»
Порой важнее прошлых упущений.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

17:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К Ивьену.

Луна уходит за тучи
И ветер с волною в ссоре
Мир болен, устал, измучен.
Мир жаждет вернуться вскоре.

Уснули цветные птицы
На ветках в саду веселом
В дневные часы – мне снится
Луна в ночном ореоле

Так щебет веселой птицы
Смолкает пред мраком ночи
Но тьма не знает границы
И знать прощенья не хочет.

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

18:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кулаки ударяются об известку -
Эти стены не слишком прочны.
Вспоминай в темноте, как улыбки хлестки:
Вспоминай еженощно.

Под чердачным окном в золотых отсветах
Пляшут бесы во взгляде гордом.
Ты взлетаешь как птица под хищный клекот
И вцепляешься в горло.

Эта ярость пьянит и ломает кости
Ты течешь в моих венах.
Хруст лопаток, оскалы веселой злости:
Ты, похоже, бесценен.

Остается чертить стихи на коленке,
Из костей выбивая кальций.
От желанья размазать тебя по стенке
Сводит кончики пальцев.

04.03.13

@темы: Дом в котором, личные посвящения

15:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Глаза с каждым днем прозрачней
Стекла и зима под кожей
Свернулась в клубок. Мне мрачно?
Ничуть. Мне светло, но все же...
Зима наступила в мире,
Зима охватила город,
Зима нас с тобой помирит,
Метель запихнув за ворот.
Смотрю на страницы блога:
Чужие слова и лица,
Бессмысленно-злые строки,
Пустые от чувств страницы.
Зима обнимала стужу,
Зима выгоняла осень.
Зима закричала: "Нужен!"
Но ветер шепнул: "Не очень".
Бессмысленно злить и злиться,
Декабрь озябший плачет.
Становятся снегом лица
И взгляд - с каждым днем прозрачней.

@темы: личные посвящения, dark

15:03 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Змеям зимой тяжело согреться, мерзнут чешуйки, скрипя о снег.
Чтобы любить, пригодится сердце: позже появится человек.
Кровь холоднее январской стужи, больно от собственных мыслей, что ж,
Если ты вдруг никому не нужен, значит, в систему закралась ложь.

Зимняя сказка светлее смерти, мир наряжается белым льдом:
Помнишь, была идиотка-Герда, к полюсу топала босиком?
Сердце звало по дороге страшной, сердце шептало: иди к нему.
Тут, в общем, бестолку ждать отмашку - или тебе, или никому.

Зимние ночи темны и немы, чтобы суметь до весны дожить
Нужно искру уронить в поленья, нужен огонь в глубине души.
Кто-то на страже: прикроет спину, если пойдешь по пути судьбы.
Позже научишься быть любимым, нужно сначала уметь любить.

@темы: dark, личные посвящения

21:37 

Внезапно не стихи.

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Друзья, я дозрел.

Дозрел я до намерения издать книгу своих стихов - сборником, в который войдет большая часть того, что вы здесь уже читали: с иллюстрациями, посвящениями и т.д. Ну, и разумеется, несколько сюрпризов, чтобы было интересней.

В связи с этим два момента:

1. Кто из вас хотел бы такую книгу поставить на полку у себя дома? (нужно, чтобы рассчитать тираж)
2. В книге должны быть иллюстрации - и они должны быть вашими. Так что предлагаю всем желающим поучаствовать в конкурсе: те из рисунков, которые войдут в книгу, принесут своим авторам по бесплатному экземпляру книги. Важный момент к иллюстрациям - это не должны быть отретушированные фото. Только рисунки. Эскизы можно присылать на умыл, соответственно, для полномасштабного изображения существует ящик aol_wind@mail.ru

@темы: личные посвящения

20:36 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Если я - черно-белая птица,
То хочу черно-белого неба, монохромного снежного следа, и в конце - в черноте раствориться.

Если я, черно-белая птица,
Захочу бестолкового света, тормози меня. Это нелепо - черным перьям по снегу стелиться.

Если я... Черно-белая птица,
Что в судьбу не поверила слепо, в белом бисере черного неба прочитаю знакомые лица.

Если я(черно-белая птица)
Отрекаюсь от черного склепа, станет белой вносимая лепта. И однажды придется открыться.

Если я - это вовсе не птица,
Только тень от крылатого лета - сохрани эту тень до рассвета. Дай мне время со смертью проститься.

@темы: личные посвящения, Дом в котором, dark, птичья песня

13:58 

Птичья песня

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Стучится ночь в чужие сказки. Дым сигаретный. Стихли тени.
В чужих губах плетутся связки чужих неясных сновидений.
На лицах пепел оседает не-мной не-прожитых столетий
В зрачках незрячих тает, тает пропахший темным лесом ветер.
Пропахли дымом руки, губы, вопросы в воздухе полночном,
И шепчут флейты, стонут трубы, смеются струны... Я нарочно,
Но только ты не жди пощады. Ее не будет в этих стенах.
И не зови слова. Не надо. Они осколком встанут в вене,
Осыплются, как штукатурка, окрасятся смолой на стеклах,
Они безжалостны и юрки. И от дождя совсем намокли
Ресницы траурного цвета. Рассвет придет, но не разрушит
Ночного, дымного ответа, что трупным ядом влился в уши.
В силки попалась злая птица, сплетаются в объятьях тени -
Так бейся в стены, в сказки, в лица. Ищи разгадки сновидений.

@темы: личные посвящения, Дом в котором, птичья песня

23:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вдохнови меня жизнью на жизнь.
Мне не нужно разбитого сердца,
Я сегодня не принц и не герцог,
Просто жизнью обиженый джинн.
Вдохнови меня снова дышать
Звезд касаться вразлет поцелуем,
Танцевать над дорожкою лунной,
Из надежды заваривать чай.
Я покрыт серой пылью депры,
Разучился дарить чудесами
И бессрочными ночи часами
Создавать колдовские миры.
Но позволь, прикури мне огня -
Я восстану из мглы бесталанной
И исполню сто тысяч желаний,
Только дай мне немного меня.

@темы: личные посвящения

02:12 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я не хочу ни стихов, ни прозы,
Пусть только на берегу реки
Пылают золотом винным розы,
Храня тепло от твоей руки.

Я не хочу ни богатств, ни славы,
Пусть только набережной гранит
Звенит, как прежде, и шепчут травы,
И от восторга душа горит.

Я не хочу коридоров власти,
Пусть только музыка ноты льет
И вместе с ней, ошалев от счастья,
Мой мир рыдает, гремит, поет.

Я не хочу ничего другого,
Лишь только образ из неги сна,
В котором пали мои оковы
И наступила моя весна.

@темы: личные посвящения

23:29 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В чужих мирах заблудиться ветром,
Не помня имени и родства,
Есть только слово, зимой и летом:
Ты - смех, Ты - сила, ты - бог, ты - тварь.

Осенний ливень узор рисует
На мокрых улицах сентября.
И там, где Я в этот раз пасует,
Ты побеждаешь. Так за моря
Уходит парусник белокрылый,
Уносит горе в межмирья щель.
Ему на смену приходит сила,
И бог смеется в моей душе.

Союз естественно-брачный, узы
Семьи людской - не удержат дух.
Ты - тьма, ты - нежность, ты - мать, ты - муза,
Ты мир. Об этом не стоит вслух.

Мне странно, демон. Я слышал, люди
Торгуют душами за корысть.
А я - дарю тебе. Не убудет.
В одну судьбу две души сплелись.

Мне страшно, ангел. Волшебным словом
Не обернулись мои мечты.
Ты - боль, ты - счастье, ты сна оковы,
Ты - все.
Ты - больше, чем просто ты.

20.09.11

@темы: личные посвящения, dark

01:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Милая Венди, зима подобралась близко,
Над Неверландией тучи и мокрый снег.
Там, где когда-то ребята носились с визгом,
Стонут седые деревья в холодном сне.

Милая Венди, уютного дома стены
Крепче иных бастионов - разлет не взять.
Я научился - сшиваю подошву с тенью
Каждую осень. Но тень норовит удрать.

Милая Венди, ты стала серьезной дамой,
Взрослой и скучной: стираешь, готовишь, шьешь.
Дочке пять лет. Ты всамделишной стала мамой,
Точно такой, как всамделишный серый дождь.

Милая Венди... Тебя хоронили утром,
Было светло. Тихой моросью плакал день.
Взрослость несет с собой старость и смерть, не мудрость.
Я буду вечно любить тебя.

Питер Пэн.

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград, dark

16:00 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Жизнь и смерти дыхание в нотах голоса,
Если закончился вдох, то однажды будет и выдох.
Дверь закрывается, щели – не толще волоса.
Я прижимаюсь губами к замку и шепчу «Спасибо».

Где-то тринадцать лет мы с душой не находим общего.
Я в морозилке держал ее, думал, сдохнет.
После достал, чтоб проститься, почтить усопшую.
В горло вцепилась, сука. Ну, ты, отсохни!...

Голос звучит в темноте: тема пыток и наслаждения,
Он дает нам сеанс пусть паршивой, но все же связи.
Я кричу ей в закрытую дверь «Идиотка, я был бы гением!»
А она рыдает в ответ. И жива, зараза.

Этот голос сплетает нас вместе – нас, ненавидящих.
Нас, единое целое, чтоб ты… была здорова.
Он над нами, и в нас, он в форматах аудио-видео,
Он струится по венам, пульсируя током крови.

Этот голос, наверно, важней, чем любовь картонная,
Музы, нервы, стихи и души запчасти.
Я губами ловлю в исступлении гудки телефонные,
И молю – говори, говори еще, мое счастье.

@темы: dark, личные посвящения

00:19 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Над морем гроза и пожар в капитанской рубке,
Горят паруса и матросов тела в огне.
…Но если я вдруг позвоню и расплачусь в трубку,
Хрен знает, что он там подумает обо мне.
Я верю, что нужен – я сильный, веселый, смелый,
Хороший психолог, любовник. Да все херня,
…Но если я выйду к нему не в привычно-белом,
А в драных ошметках души – он поймет меня?
Он нежен, как мех, он чудесный, он теплый, страстный,
Он чище, чем слезы и сталь, он почти святой.
…Но я только год, как из адской клоаки грязной
Зачем-то поднялся – и как он теперь, со мной?
Над морем абзац и дрожит, рассыпаясь, суша.
Здесь шансов к спасенью, по сути, ни одного.
…Но если я вдруг позвоню и шепну «Ты нужен»,
Мне страшно, что Ад заберет у меня – его.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

Wind's Tales

главная