• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
03:42 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Дождём умытый, дремлет за окном
Усталый сад. Стихает гомон дома,
Весёлый шум гостей. Укрыты сном,
Как одеялом, нити спят историй.

Полночный дождь, возьми мою тоску.
Размой её холодными слезами
Последних летних дней и горсть песку
Брось на могилу прожитого нами.

Вы не со мной. Вы дышите во сне,
И шепчет сон Ваш про иные грезы,
В которых нет меня и места мне...
Как жаль, что лгать об этом слишком поздно.

Вы не со мной. Я пленник нежной лжи,
Которой сам себя кормлю ночами,
Ей подменяя Вас, пытаюсь жить,
Но истина жестока. И случайна.

Вы не со мной, пусть тело рядом, но
Биенья сердца более не слышу.
Сегодня лишь полночный дождь со мной,
Усталый сад и отчего-то вишен

Тревожный аромат, мешая спать
Скользит пером, рождая бред тревожный.
Цветущих вишен нежный аромат,
Прости меня.
И Вы простите тоже.

@темы: dark, Осколки миров, личные посвящения

13:22 

*

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
мы давно с тобой не были вместе,
в голове моей вечно ветер -
будь со мной: не женой, не невестой.
Что, родная моя, ответишь?

Так внезапно до острой дрожи
сводит жаждой кончики пальцев
вопреки тем, кто старше и строже
захотелось тебя касаться.

прижиматься к изгибу тела,
слушать грудью твой стон мелодичный,
прикасаться - светло и умело,
забывая о всяких приличиях

быть вдвоем - как Ромео с Джульеттой,
словно мы - идеальная пара...
жаль, что ты не напишешь ответа.
потому, что нет рук у гитары.

@темы: личные посвящения

11:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ты все пишешь о доме. О снеге, о мокрой метели,
о пустых зеркалах декабря, где нет места апрелю,
и о страсти любовной – такой же печальной и талой
как в пустой колыбели свернувшийся ком одеяла.
Быстрый взгляд невесомо касается строчек изящных:
В них так много любви и надежды – немой, настоящей..
В них так много зимы, что от инея мокнут ресницы
И весенним дождем размывают строку на странице.
Знаешь, я… промолчу, не желая разрушить покоя
Нежеланной зимы – я хочу целоваться с прибоем,
Развевая шифоновый шарф, диким пахнущий летом,
Каруселью, теплом звездной ночи и яблони цветом,
И надеждой на счастье. Кто знает, чем пахнет надежда?
Я бы ей надушил этот шарф… я бы ей пропитал всю одежду.
И ушел вслед за ветром. В далеком и солнечном крае
Расцветающих яблонь – мы встретимся.
Я это знаю.

@темы: личные посвящения

18:29 

Акио

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Упало слово, тишину разбив
На мелкие осколки. Как нелепо.
Смешное слово, брошенное слепо
Разбило тишину, что в сердце спит.

Смешное слово, маленький набор
Обычных букв – вонзилось остро в душу.
Кричать, чтоб криков внутренних не слушать.
Как можно – словом - выстрелить в упор?

Малютка-слово – холод под ребром.
Напомнило горячий шепот страсти,
Тепло от поцелуя на запястье,
Объятие, пропахшее костром.

Душа рыдает. Свидимся ли с ним?
Смешное слово, нет тебя короче!
…От памяти про жар январской ночи
Стал холод майских дней невыносим.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

19:04 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я тебя не простила. Мне жаль, но истории право -
Обрываться без спроса, безжалостно. Горькой отравы
Не излечит ничто, кроме времени. Глупо, мой милый.
Бог учил нас прощать.
Мы простились, но мы не простили.

Я грешна и виновна. На высшем суде отвечая,
Все признаю - без ропота, честно. Рыдания чаек
Над холодной соленой волной, что твой замок омыла,
Отпоют неслучившийся миф - от любви до могилы.

Я простила бесчестие, ложь и ожоги на теле,
Я простила бы смерть - я бы даже ее захотела,
Если б вера была не бесплодной придуманной шлюхой
Для холодного сердца - и сладким обманом для духа.

Недоверие - то, что убило мечту и надежду.
Не до веры теперь, проповедники в белых одеждах.
Не доверие стало причиной падения, Боже,
Просто ты не поверил.
И я не поверила тоже.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы, dark

05:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Скорпиону


в жилах холод, соленая горечь и мрак
заплетаются жалящим душу клубком -
я стоял на обрыве, сжимая в руках
мир в агонии боли.
я думал о нем.

я гордец и несу на себе божий знак -
руну перста судьбы начертал на мне рок,
я стоял на обрыве, мечтал сделать шаг
или просто хотя бы
качнуться вперед.

но в холодных руках, обнимавших меня,
было больше тепла, чем в священном огне -
я готов был отречься от веры огня,
чтобы он иногда вспоминал обо мне,

я смотрел, как он мечется в темном плену
и как рдеет лиловая роза костра,
я стоял, опьяненный желаньем шагнуть
вниз с обрыва -
но я простоял до утра.

я очнулся, шепча его имя сквозь сон,
мне сказали, что реяла смерть за стеной,
и ушла, не дождавшись. я знал, это он
в фиолетовом пламени встал предо мной

И с тех пор я поверил холодным глазам
как не верил молитвам и сутрам огня -
это он над обрывом со смертью плясал,
от венчания с ней защищая меня...

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

00:51 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мой драгоценный, зима настала, и стало холодно и темно. Луна висит ледяным опалом над крышей дома, глядит в окно. И с каждым днем все чернее тени, молчат святые у алтарей: нам не прорваться сквозь эти стены и в светлый мир не открыть дверей.
Мой драгоценный, твои молитвы дают надежду, но это ложь. Настанет время последней битвы, и даже ты, даже ты поймешь, что жизнь лишь жалкая искра света в бездонном чреве холодной тьмы, что сердца зов не найдет ответа и даже кровью позор не смыть.
Мой драгоценный, жестокий ангел из стали, ярости и огня – они тебя называют Факел, не знаю, как назовут меня, но тьма сильнее огня и стали, и ночь не кончится до утра.
Мой драгоценный, зима настала.
Мой драгоценный… сайонара.

@темы: dark, личные посвящения, Муравьиные тропы

11:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Слова о смерти – мороз по коже, с утра – надежда, а ночью – страх.
И все же, все же, стократно все же – я все же таю в твоих руках.
Уроки, книги, чужие раны, мечты о будущем, спор с судьбой.
Мне слишком поздно. Нет, слишком рано. Мне слишком хочется быть с тобой.
Смеется вечно спокойный Будда над гордой фишкой чужой игры:
Я не хотел быть таким, как люди, но притворялся им до поры.
Пора настала, и стало тихо, через порог заструилась тьма,
Запахло тленом и земляникой, и двери запер Ками-сама.
Я рвался в небо - сорвался с крыши, но головы не склонила смерть,
Шепча с усмешкою «тише, тише…», закрыла окна в моей тюрьме.
А ты все вспыхивал дальним светом мной неувиденных маяков,
Ты улыбался, шептал советы, исподтишка не надел оков.
И стала нитка однажды прочной, она связала холодный страх,
И стали пламенем дни и ночи,
И я оттаял в твоих руках.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

21:10 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Листаю дайри и инстаграммы,
Вконтакта ленточки теребя.
Как обязательную программу
Все исполняют: "явить себя".
Цветок, еда, отпечаток селфи
В витрине модных кафе - вот чит,
На строчках в твитах не видно нервов,
А в лайке не ощутить души.
Интерпретировать пару строчек,
По фотографии угадать,
По сочетанию скобок-точек -
Какой же смысл несет еда,
Что друг отснял. Я теряю нити,
Реальность дальше - и с каждым днем
Все больше вижу дверей закрытых,
И глаз, закрытых фальшивым сном.
Смеюсь над жизнью - чужак для чуждых,
Миры бесплотные теребя,
Ныряю рыбкой в чужую душу.
Зачем?
Конечно, явить себя.

@темы: личные посвящения

02:17 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Этот дождь явно снайпер - без промаха.
Бьет по стеклам. Ненастье в пути,
И метелью рассыплет черемуха
На асфальт лепестков конфетти.

Темный город в дожде, словно в кружеве.
Пахнет сладостью близкий июнь,
Вздернув плащ над блестящими лужами,
Прячет в полночь улыбку свою.

На проспект выходить королевою
Не посмеет старуха-весна,
Сны рассыпав неврозов посевами,
От истерик смертельно больна.

Питер пишет мне письма безумные
На стекле лобовом, вдоль реки
Шепчет ветер сонаты бесструнные,
Пальцы ночи ласкают виски.

И безумной любви квинтэссенция
Заставляет лететь все быстрей.
Я твоя, ледяная Венеция,
Я навеки останусь твоей.

@темы: личные посвящения

23:25 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
О чем-то пишу и о чем-то хочу сказать:
Вселенная сыплется нитками на колени,
Еще послезавтра казавшаяся нетленной,
Оказываясь на пяльцах, вернется вспять.

В далекой стране расцветут золотые сны
И спит Диоген. И рассохлась из дуба бочка.
В оливковых рощах набухли росою почки.
И тает Олимп в небесах от духов весны.

И грозной Паллады доспех обвился плющом,
Арес отложил конегривого шлема тяжесть,
И яблоками запахло так, что – невинна шалость! –
Амур задремал под карминным его плащом.

Трепещет дыханье весеннее в волосах
И в танце, смеясь, Афродита летит сквозь город,
Касаясь душистой ладонью, рождает голод
Сердечного, жаркого чувства в людских мечтах.

О чем-то пишу, и Эллады ложится кисть
На легкие строки, где нити Вселенной в пяльцах
Ложатся все криво и косо от дрожи пальцев.
Любовь - это смерть.
Без нее невозможна жизнь.

@темы: личные посвящения

20:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Мне никогда не быть твоей женой.
Сестрой твоей не быть, не быть подругой,
Не быть твоей. И Бог тому виной,
Кого нам проклинать, как не друг друга?

Не суждено с тобой делить мне кров,
Не суждено печь хлеб и ждать с любовью.
Нам дали небеса огонь и кровь -
Дай Бог, чтоб быть ей лишь чужою кровью.

Встав на пути, где нас венчала сталь,
Не черной розе быть ромашкой млечной,
Дым погребальный ткал мою вуаль,
Стал белый саван - платьем подвенечным.

Клич боевой не сменит детский смех,
А стон предсмертный - нежной страсти стоны.
Прости меня за мой невольный грех -
Хочу цветком упасть в твои ладони,

Где был от века лишь стальной клинок.
И если вечный бой - твоя награда,
Пусть будет проклят твой светлейший Бог,
За то, что рай Его - страшнее ада.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

18:21 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кружится в танце тень вокруг свечи
И ставни стук желанен, долгожданен.
Седая ночь за стенами молчит
И ночь за ночью длится тени танец.

Сожги свечу. Сожги мои слова.
И тень мою сожги, чтоб оставались
Холодными постель и голова.
Но огненною плетью хлещет жалость.

За взгляда золотого благодать
Рассудка свет и гордость позабыты.
Кружится в танце тень, чтоб утром стать
Ступенькою из белого нефрита.

30.12.14

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

01:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
судьба жестока к владыкам мира -
ты бросишь вызов векам седым,
рассвет возьмет твоего вампира,
оставив пепел, туман и дым.

судьба бесстрастна: звенят подковы,
все ближе слава, все дальше дом.
и только те, кто пленен любовью,
последним вспыхивают огнем.

судьба смешлива - коварно шутит,
сплетая в узел былых врагов.
однажды кто-то уйдет за сутью,
а кто-то сбросит металл оков.

судьба лишь слово, как смерть и вера,
но ты найдешь и другую суть:
тех, кто забыл своей страсти меру
ждет не земной, а небесный суд.
09.06.13

@темы: личные посвящения, Мертвые розы

20:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Кружится как гейша по доскам вьюга,
Кокетливо прячется в темный шелк.
...Коснувшись плеча, называешь другом.
Что ж, кем же еще?

Гравюры на стенах глядят печально,
Седые ветра на ветвях сосны
Задремлют, укутав чужие тайны
В белесые сны.

В отсутствие слов обернулась слепо
Души благородная тишина.
...Зачем ты все смотришь с тоскою в небо,
Где плачет Луна?

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

06:52 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Август ночами холоден, молчалив.
В памяти вьются листья - сильнее слов.
Не переплыть Ла-Манша седой пролив,
Не воскресить отчаянную любовь.

Знаешь, мой нежный, жизнью казалась ложь.
Знаешь, у смерти - сотни путей-дорог.
Знаю, ты больше в Доме меня не ждешь,
Знаю, мой нежный, всем на земле- свой срок.

Сердце осталось в прошлом, любовь прошла,
Вместо огня - пыль, пепел и горький дым.
Знаешь, под снегом белых февральских лат
Золото осени будет навек твоим.

23.08.14

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

15:35 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Это мой Лабиринт,
Город замкнутых окон,
Где за каждым стеклом -
Персональный кошмар.
(c)Sunny



Я не боюсь входить в чужие души,
Я смел. И оттого мне нет прощения,
Здесь вовсе нет страшнее прегрешения
Чем видеть, ощущать и просто слушать.

Изломанная гордость режет сердце,
Осколками вгрызается под ребра.
В твоем аду нельзя остаться добрым.
Я бью стекло границ. Краду у смерти.

Воздвигнуты рассудка монументы:
Надгробия любви и даже дружбе.
Все разуму обращено на службу.
Я бьюсь в стекло - надеждой, болью, светом.

Разбитых душ блестят калейдоскопы.
Не мной, не для меня, не мне порукой.
Я бью стекло, бездумно - режет руки -
Ношу цветы к оставленным надгробьям.

Мне не простят. Пожалуйста, не врите.
Мне не простят меня. Любви созданье,
Я заживо вмурован состраданьем
В безжалостные стены Лабиринта.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

01:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Полнолуния ночь остра,
Тянет холодом от реки.
Пальцы маленького костра
Нервно комкают угольки.

Ветер веточками шуршит,
Гонит листья по руслу прочь,
Где скрипучие камыши
Обнимают осоку-дочь.

Над зеркальною гладью льда
Замерла колдовская муть.
Кто однажды пришел сюда,
Тот навеки утратит путь.

Сердца власть – не иметь границ,
Сердца смех – на ресницах соль:
Среди тысяч фальшивых лиц
Видеть только твое лицо.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

20:24 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ночь тревожна и пахнет болотом,
Шорох шага, скрипящая поступь.
Искр за окнами тонкую россыпь
Отражают чернильные воды.

Коридоров сплелась паутина,
В недрах дома потеряны души:
До рассвета кошмары их слушать
Будет тот, кто задумал картину.

Ярость боя не ведает меры,
Оставляет ожоги и раны.
Кто-то поздно поймет, кто-то рано:
Тот не зверь, кто остался не зверем.

Сон коснется ресниц, смежив веки.
Мне от жизни немногого надо:
Слушать зверя дыхание рядом.
Не охотником быть - человеком.

@темы: личные посвящения, Муравьиные тропы

02:45 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В ночи шелестели наброски ив
На ткани охристо-черной
Терновник оплел перецветья слив,
Задумался ветер горный.

История нитью спрялась одной,
Кто вышил ее на шелке?
Словам вторил скрежет мечей стальной,
Звенели сердец осколки.

Случилось, что ветер любил вулкан
Любовью, для них запретной:
Меж ними лежала граница скал
Над пропастью беспросветной.

Случилось, огонь мотылька любил,
К объятью стремился властно.
Свершилось, и пепел двух легких крыл
Осыпал безумца страстью.

Случилось, что сети паучьих слов
Поймали дитя саванны,
Но сетью нельзя воскресить любовь,
Смертельную склеить рану.

Кто видел дракона, тот видел цель.
Вершина горы пустела,
Вертелась кровавая карусель:
Никто не остался в белом.

Рассыпались прахом соцветья лиц
На дереве злато-черном
Смеялась судьба, опадали ниц
Фигуры с доски игорной.

И желтая роза сквозь зубья скал
Росла, перевив могилы...
Но ветру все снится его вулкан,
А пламени - взмахи крыльев.

@темы: личные посвящения, лестница из терновника, dark

Wind's Tales

главная