• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: личные посвящения (список заголовков)
02:58 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Этот замок наполнен молчанием, словно кувшин -
Ледяною водой, здесь безмолвны веселые птицы.
Ходит в темных одеждах бессмертный его господин,
И Луны грустный свет на холодных камнях серебрится.
Здесь пустынное эхо звенит в тишине анфилад,
И рассветным лучам не коснуться закрытых покоев...
Нервной лютни напев растревожил полуночный сад,
Против всех вековечных и древних фамильных устоев.
На серебряных струнах останутся слезы и смех,
И любви обжигающей, звездной, бездумная нежность.
Меж ветвей и цветов - лунный луч без тревог и помех
Внемлет сладким словам, что пропел ему эльф белоснежный.
Ни ошейник раба, ни оковы не держат в плену
Так, как держит плененного сердца тоска в полнолунье..
Там, где пламя и сталь захлестнули чужую страну,
Отгорела душа - и поют серебристые струны
До рассвета - о нежности, страсти. И утренний свет,
Золотящий деревья и травы, увы, не узнает
О мечтах лунной неги - им нужного имени нет
В светлом мире, где огненный ветер свободно летает.

@темы: личные посвящения

04:32 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Живая закатом роза, испившая крови сердца,
Вовеки не станешь белой, как шелком не станет сталь.
И тает в тумане замок – простите меня, мой герцог,
Вы стали однажды Богом, а я Сатаной не стал.
А сад, заметенный пылью, усеян стеклом толченым –
Там некогда цвел шиповник и пел соловей о том,
Как сладко целуют губы мечтателей, обреченных
На вечные сны о счастье, как скрипка поет с альтом
Дуэтом над колыбелью, как, Богу раскрыв объятья,
Летит человек с балкона с улыбкою на лице…
И выйдет из замка дева – с жасмина цветком на платье,
В ажурном узоре кружев, с жемчужиной на венце.
Горячая кровь чужая, увы, не согреет душу
И сердце в убогих шрамах, подаренных сгоряча,
Но имя твое – запретом, которого не нарушу,
Храню где-то между строчек, молитвой его шепча.
И в этом моя ошибка – мой герцог, как Вы жестоки,
Но право на боль оставлю себе, как последний знак.
И жгущие, словно плети, безумные эти строки…
Прошу, проявите милость, скажите о них «Пустяк».

@темы: личные посвящения

00:17 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
У судьбы не вымолишь милость:
Ни у пламени, ни у льда.
Время власти над болью, силой –
Время ждать ударов кнута.
Вспоминая чужие вопли,
Задавать бездумный вопрос:
Ты, мучитель и мастер боли –
Сам под пыткой невольных слез
Не пролить сумеешь? Достойно,
Молча выдержать хлыст и сталь,
Не сорваться в глухие стоны...
Мне не жизни короткой жаль,
А гордыни – но этой муке
Не сломить меня, хоть ты плачь.
Победил? Поздравляю, сука.
Будь ты проклят, собрат-палач.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

23:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Твой стон – (О, Бездна…) - срывает крышу,
Один лишь выдох - гитарный хрип.
Стальные нервы – не знать, не слышать,
Как распускается в сердце крик.
Дышать алеющим небосводом,
Гореть в закатных оковах глаз.
Верни мне, сволочь, мою свободу -
(…Да нахера мне она сдалась?)
Острее боли в аду не знают,
Чем боль чужая(читай - твоя) –
И в пасти Тени чужими снами
Исчезли прошлые «ты» и «я».
Держать в объятьях, касаясь нежно
Открытой раны – разрезом губ.
Миры разбиты и веки смежил
Двуликий, пламенный мой инкуб.
Проклятье пало, пожрала Бездна
Покой, и веру, и грезы свет,
Украсив шрамами злое сердце,
Разбив две жизни о слово «нет».

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

02:50 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Рифмую – не в силах сказать нормально,
Ты знаешь, я, в общем-то, все равно
Не верю в счастливый аккорд финальный.
Так только в кино
Бывает, под музыку неба с солнцем,
Где он ее долго целует в такт,
А в жизни – получится, как придется,
Да как-то не так.
Рифмую – в словах не скрываю дрожи,
И только в глазах разноцветных сталь
Меня удержала – не плюнуть в рожу,
И хрен - мне не жаль,
Но он так вцепился в клыки и когти!
Он сильный, скотина, и я молчу –
Кусая от злости металл и локти,
Свободы хочу
От страсти и боли, от пытки гневом,
От крыльев и пламени, от любви…
Но холодно, пусто ночное небо.
Бросаю.
Лови.

@темы: личные посвящения, dark

02:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
И где-то в безвременном сером тумане –
Губами касаюсь горячей руки.
На горле пульсирует темная рана.
Что проку в словах? Не друзья, не враги.
И где-то меж стен бесконечного ада
Ударит в висок жаркий шепот сухой:
Шесть букв приговора. Спасенья не надо.
Спасением будет загробный покой.
И где-то под сердцем – останутся строки
Письма, разорвавшего мир пополам.
Не бойся – не будет ни зла, ни упреков.
Пусть каждый со смертью расплатится сам.
Но там, где уже не осталось вопросов
И каждый узнал, чем был должен судьбе –
Прости, драгоценный мой сладкоголосый,
Я сердце свое завещаю тебе.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

00:46 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Огнем и мечом ударило - как в кошмаре,
Но древние книги-романы ни в чем не врали:
Ты ближе любой из чертовых смертных тварей
И дальше любой из звезд небосклона Мистралии.
Холодные вечные своды темницы смерти
Безжалостно-равнодушны к огню живому -
Две дюжины снов измеряем подземные километры,
Деля на двоих молчание, хлеб и воду.
На каменном ложе - останутся отпечатки
Тепла наших выдохов, льда и пожара взглядов.
Заверила Бездна росчерком и печатью:
Ты ближе, чем край этой пропасти. Но не рядом.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

16:06 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Знаешь, мой мальчик, сегодня нас снова двое.
Если б ты знал, как тянуло порой остаться -
Видя, как жжет тебя эхо чужого воя,
Как ты раздавлен потребностью улыбаться.
Грусть превращается в пение - или в хохот,
Пряча одно и тоже - сердечные стоны.
Знаешь же, сладкий, что лгать это тоже плохо,
Но иногда слишком нужно смеяться с трона.
А по моей стороне все намного проще -
Неба гордыня не знает слова "усталость",
Крылья стальные удержат любую ношу -
Но иногда ломает такая малость,
Что признаваться стыдно и малодушно.
Знаешь, мой мальчик, сгинем с тобой бесследно.
Ты говори, я тоже умею слушать,
Страшно так, молча, последнего ждать рассвета.
Больно не будет. Стальные замки со звоном,
Впрочем, не рухнут - и помощи ждать не надо.
Просто рассыпались пеплом мои легионы
Как и твои прекрасные серенады.
Ночь на исходе - ты падаешь с тихим смехом,
Хрустом коротким петля обнимает шею.
Чувствуя сердцем сталь - прикрываю веки.
Ты все смеешься. Я просто молчу - умею.

@темы: личные посвящения, dark, Кастель Амор

02:23 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

Заря над пеплом. Удар наотмашь.
Смеешься, сволочь? Так смейся вслух.
Руки касанье – ах, эта роскошь…
Кто знал молчанье, тот к вою глух.
Седое утро хрипит надсадно:
«Живи, любимый, живи, прошу...»
Скелет распался у автострады.
Стальную розу глотает шут.
Стальные нервы сплелись в кольчугу,
Стареешь, сволочь – заткнись теперь.
Рыдаем кровью в шипах друг друга,
Обратно, к ласкам – закрыта дверь.
Скользит по векам стерильный скальпель,
Свинец под кожей застрял навек,
Чистейшей боли эскиз закапан
Слезами света, не-че-ло-век.
Заря над пеплом.
- Прощай.
- Пошел ты.
Теперь свободен растаять сном.
Целую в шею – нежнее шелка…
- Гори, проклятый! Гори огнем!

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

13:13 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

В черно-алых путах безнадежности
Выстрелы звучат как фейерверки.
Лабиринт не знает темной нежности,
А вражда не выдержит проверки
Временем, тоской и ожиданием.
Пленник стен сердечной цитадели,
Мысли - канителью беспрестанною -
Кружатся, как вороны над телом,
Мутные, неясные, неверные...
Повод для жестокого сарказма:
Страсть и боль, подаренные смертному.
Выстрел в пустоту и ночь в алмазах.
Бездны власть, верни мое безумие...
В темных небесах удары крыльев.
Там, где замок дремлет в полнолуние,
Станет сказка траурная - былью.

@темы: Кастель Амор, личные посвящения

15:56 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

И не плетью хотел бы - губами
Прикоснуться к бесчисленным шрамам,
Кульминация огненной драмы.
Нежность боли, объятой цепями.
Приникая каленым железом
К теплой коже - взамен поцелуя,
Ненавижу тебя и ревную...
Знаю, пламя - любить бесполезно.
Пытка близостью, жаждой и страстью,
Я закован прочнее, поверь мне,
Там, где запертой камеры двери
Мое сердце - в твоей темной власти.
И кнутом на сердечные раны
Опускаются взгляды... О, пламя,
Славь вовеки вражду между нами,
Так, как я ее суть проклинаю.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор

12:30 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
К.

Схлестнулись в безудержной страсти огонь и сталь,
И вспыхнуло небо - лазурью и темно-алым.
Попробовав кровь на вкус - ангел зверем стал,
И чистая кровь растеклась грязным снегом талым.
Но крылья распахнуты настежь, и пальцев дрожь -
Значение *экстра*, критический пик мученья -
Не скажет тебе, о пламя, что ярость - ложь,
А правда - тот самый критический пик значений.
И кардиограмма сбоит, изломавшись в ноль,
От нежности пары слогов, заплетенных в имя,
И жжет под ресницами острая, злая соль,
Мой сладкоголосый, ты слишком любим другими....
...И слишком влюблен. Оправданий бездумна ложь.
И проще отрезать язык, чем себе признаться
В любви к ненавидящему. Темных крыльев дрожь
И сердца удары под нервным сплетеньем пальцев.
Но грез лабиринты ведут в пустоту - легко
Шепнуть, хоть во сне, о том, что в груди творится...
Но нет, драгоценный мой - буду тебе врагом,
И прочь отпущу - черно-алой безумной птицей.

@темы: личные посвящения, Кастель Амор

05:14 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Я знаю, любимая, больно - любить других.
Ты чище и ярче, поверь мне, ты лучше всех.
Для них - ничего святого, лишь пафосно - в дверь с ноги,
Ведь в наглости суть - дураков основной успех.
Ты знаешь, любимая, мир не прогнил насквозь,
Святая вода не изгонит бесовских дел,
И ран не излечит. Но лучше - вдвоем, чем врозь,
В болезни ли, в здравии - вместе светлей удел.
Ты знаешь, любимая, снова горят мосты
Когда-то связавшие намертво бред и быль,
Оставь их - пусть на пепелище растут цветы,
А старые храмы рассыплются скоро в пыль.
Я знаю, любимая, сложно оставить тех,
Кому был готов прощать, отдавая все -
Но время цветов на гроб и иных утех,
И время ломать на морском берегу весло.
Поверь мне, любимая, быль - драгоценней сна
И вспыхнет рассветом небо, so come to me,
Дай руку, любимая - знаешь, пришла весна:
Живые мечты распустились в саду любви.

@темы: личные посвящения

18:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Холодный ветер февральской ночи
Смеется нервно, звенит в ушах.
Я на коленях - ведь ты так хочешь?
Окей, мой нежный, согласен - шах.
Чужие руки гребут из пепла
Весь жар, что нам отдала весна.
Все это странно, мой ангел светлый,
Все это будит меня от сна.
Коротким вдохом - еще, мой нежный,
Пусть тает снег и звенит капель.
Вернется к жизни твой белоснежный ,
Лишь только выдохнешь ты - апрель...

(март 08)

@темы: личные посвящения, хрустальное сердце

02:37 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Игра в слова и в жизнь – какой пассаж,
Рвать на груди багровый щит корсажа!
Но я, второстепенный персонаж,
Люблю второстепенных персонажей.
Им чужды пафос криков и угроз,
Им алый плащ велик и нимб не впору.
Их… наш удел – покой беззвучных слез,
Серебряно-лазурный обруч моря,
Медитативный шепот, нервный смех,
Урок чужой, заученный прилежно,
Мы – рамка от портрета, светлый мех,
Обнявший меч стальной, как дева, нежно.
Удар под дых, интриг слепая вязь,
Друг, раб и враг – пусть разного покроя,
Но все мы – кирпичи, по нам, сквозь нас
Восходят ввысь Заглавные герои,
Не видя ничего вокруг себя.
Мы – декораций шумное движенье,
Ревнуя, ненавидя и любя,
Мы только пешки в чьем-то представленьи.
Наш… их судьба – улыбок вернисаж,
Героев славьте, им почет не страшен!
…А я – второстепенный персонаж.
Люблю второстепенных персонажей.

@темы: личные посвящения

19:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Raven1980

В покое черно-белых фотографий
Вы шепчете осанну тишине,
И темной, льдисто-каменной весне
Вверяете осколки прошлой славы.
Вы – городских прогулок красота
И линии заброшенного склепа
Вы падаете с крыш чужих – и слепо
Вскрываете иссохшие уста
Точеным слогом мраморных надгробий,
Стихами мертвых пыльных поэтесс.
Вы – серебристый аромат небес
И поцелуй прощальный в крышку гроба.
Вы – дождь ночной и шепот до утра,
Вороньих крыльев взмах и бархат розы,
Упавшей на могилу… Ave Mortis,
Вы – рай бессмертный. Черно-белый рай.


@темы: личные посвящения

01:18 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Вы отбираете то драгоценное,
Что жизнью отдано отнюдь не Вам -
Чужими фразами и злыми сценами…
Но знайте, главного – я не отдам.
Мертвы эмоции, прогнили нежности,
Остались сталь, огонь и боль потерь.
Алеет кровь моя на белоснежности,
А лебедь некогда – отныне зверь.
Вы кровью смоете все зло бездумное,
«Я ненавижу Вас», - сорвется с губ.
Багрянцем полнится завеса лунная.
Я проклинаю Вас, мой… бывший друг.

@темы: dark, личные посвящения

02:09 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Плетью по белому снегу памяти,
Стынет в глазах лазурное небо.
Пастью кровавой прошлое скалится,
Сыплется крошкой черного хлеба.
Вскриком – и в спину ударит смелостью
Жадно вопьется в пустую душу
«Жить..» - сквозь сведенные смехом челюсти,
Но – не ищи, не зови, не слушай.
Холод земли над лицом смыкается,
Стылою тьмой отобрав дыхание,
В сердце живом – две волны сливаются,
Черное с белым, мои создания.
Снежные сказки – кто не раскается,
Талой водой растечется напрочь.
Песнею волчьей останься в памяти
Светлый мой, самый любимый мальчик…

@темы: dark, личные посвящения

01:54 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Ваши восходы смешались с моими рассветами,
В небытие отпустив все свои закаты.
В Ваше поместье, в трилистник и мох одетое,
Вестник мой ночью влетит с грозовым раскатом.
Я не поставил ни подпись, ни обращение…
Знаю, Вы мастер скрывать имена и даты.
В этом письме я хочу попросить прощения:
Только за то, что благодарил Вас сжато.
Мне не хватило ни сил, ни ума, ни времени,
Чтобы сказать «спасибо» за Вашу честность
И благородство - чужим чистокровным бременем…
…Вы не солгали, желая ответить лестно.
Это важнее - поверить Вам и довериться,
Чем, услыхав красивое, быть убитым
Горечью лжи и - believe me, my world is verity,
Шах или мат: и фигуры мои разбиты.
Дерзость пронзила всю суть моего послания,
Что же, погода не балует нас дарами:
Наш Альбион все туманнее и туманнее
С каждой минутой после прощания с Вами.
Я не солгал Вам. Не верю, что Вы предатель,
Но понимаю, что время бежит по кругу.
Знайте всегда, драгоценный мой Пожиратель,
Что бы там ни было - я остаюсь Вам другом.
Мир под каблук обещать - колдовство несерьезное
Дурно судить за других в стиле «знай, как надо».
Чувства в груди не хватает на небо звездное -
Хватит на то, чтоб закрыть собой от Авады.
Дождь барабанит по стеклам. Дорожка лунная
Скрылась в тумане, как Ваш силуэт закутанный
В бархатный плащ. Приближается полнолуние,
Ясно видна седина в прядях вечно спутанных.
Ветер подхватит напев и несет послание
В бурю и дождь - чтобы Ваши узнали кисти
Шорох бумаги, хранящей мое признание -
В замке, который издревле увил трилистник.

@темы: Чистая кровь, личные посвящения

01:54 

DMC

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В пламя губ твоих падаю.
Ледяной Эверест покорив,
Рвется в Ад лента алая,
Никого ни за что не простив.
Нежность тонкой иронии -
Вкус кармина губами ловлю.
В недрах сладкой агонии
Цвет индиго без слова *люблю*.
И единое целое
Рассеченное вкривь, наискось,
Сердце дрогнет - и белые
Рассыпаются пряди волос.
На пути в Преисподнюю -
Страсть и сила, гордыня и грусть.
Выбор сделан - сегодня я -
Умерев и убив - не вернусь.

@темы: личные посвящения

Wind's Tales

главная