или добро пожаловать.
Этот дневник не является дневником в прямом смысле слова.
Здесь Вы не найдете рассказов о жизни автора или упоминаний о его реальности.
Дневник создан для стихов, прозы и любых других видов творчества.
Он открыт для всех, знакомых и незнакомых мне людей.
Мне будет очень приятно, если, ознакомившись с вещами, выложенными здесь, Вы оставите отзыв о них.
Критика также приветствуется, с одним-единственным условием: если она будет аргументирована.

И еще...


И - шероховатое, но любимое.

1

2

Коротко обо мне:

URL
17:07 

Скорпиону

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
В полумраке ночных купален,
Где туман обнимает влажно,
Взгляд - тяжелый, больной, усталый
Прячет истину адских мук.
Острых плеч не коснуться, знаю,
На исхлестанной коже - сажа,
И от боли сердечной тает
В терпкой жалости все вокруг.
Тишина давит острым жаром,
На ресницах - вода, не слезы.
Лучше ярость, бои, пожары,
Чем тяжелый упрек без слов.
Я бы обнял, да только проку?
Я хотел бы помочь. Серьезно.
Я прошу, стань моим уроком,
Что не надо жалеть врагов.

@темы: Муравьиные тропы, личные посвящения

04:45 

снежное

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
снова плююсь желчью, жало и яд в тренде.
плещет в огне медью осень - но не лечит
время, смолой в легких тянется злость остро.
бросив любви остов, вылетит дух легкий.

что ж, прикажи сердцу, темной любви жрица,
сердцу не в кайф биться, сердцу не здесь греться.
вновь мотыльки в пламя стайкой летят, глючат.
что их ловить, мучить.. сдохнут потом сами.

злых королев замки холодны, как склепы
окна в снегах слепы, в зеркале снов - знаки.
льдинок узор ломкий сложишь в свою вечность,
стылую как млечный путь над небес кромкой

там, за ночным краем
розы цветут алым
негой, огнем, сталью...
мальчик.
зовут - Каем.

@темы: dark

00:31 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
ты забавный и чем-то напоминаешь кого-то -
жаль, ни имени, ни строки в моих путаных мемуарах
не осталось, лишь желто-красные листья на старом фото,
эхо залов каминных, на зеркале - рябь муаром.

ты смеешься - и так мне тепло, будто кошке в доме:
предосенняя муть сыплет искры в огни самайна
я ночами листаю рассохшиеся альбомы
колдографий, где спрятаны чьи-то чужие тайны.

ты чужак. светлый взгляд и смешно морщишь нос в улыбке,
я улыбку встречаю улыбкой, но ты - лишь фото.
ночь в моем октябре - не резон повторять ошибок.
ты забавный. и чем-то напоминаешь кого-то.

@темы: личные посвящения, Кантальский виноград

03:18 

4

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
он приехал в город, испанский гранд,
ночь - поклон, улыбка и реверанс,
ослеплял до смертных сердечных ран,
сердцем нерушимей, чем бриллиант.

город был улыбчив, но гнил внутри:
ложь, измена, взятка, узнал-умри,
карнавалы дьявола до зари
маска прячет истину: не смотри.

Власть бросала вызов - в улыбке сталь,
В чаше - яд, на прошлом - интриг вуаль,
Власти пышный бархат от крови ал,
Власть хотела владеть тем, кто с нею спал.

Нет прекрасней улыбки, чем у Войны,
В томном блеске рубинов являлась в сны,
Кровь лилась горячее вина вины,
Из сердечных ран - он ее пленил.

В скромном синем платье пришла Нужда,
Пряча золото в ветхих шелках - не ждал?
Нежной дружбой дарила, и жизнь отдать
Обещала: с ней и пришла беда.

Смерть под черной вуалью была нежна,
Никому без золота не нужна:
Трепетала бабочкой - не женат?
Со стилетом в горле ждала письма.

Гранд уехал ночью, победой сыт,
Ночь бросала звезды под стук копыт,
Взял Нужду и Войну в свой нелегкий быт.
Будет сказка другая -
прости, Мадрид.

@темы: осколки миров, личные посвящения

03:13 

дождь

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
дождь в моей душе заливает ночь
я ищу тепла в тишине огня
кто войдет ко мне, кто рискнет помочь,
в тишине ночной обнимать меня?

бьет холодный дождь мостовых гранит
в этом сентябре ночью не до сна
мне бы зонт найти, что от слез хранит,
от дождя в ночи он спасет меня

ночи третий час, дождь стучит в мой дом,
женский смех чужой - там где нет огня
я бы шел с тобой под одним зонтом...
ни тебя,
ни зонтика,
ни меня

@темы: личные посвящения, dark

01:50 

やまと

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
ноты в моем соло
скручены в жгут насмерть
сталью звенит слово
вера поет страстью

кровью отмыть душу
выжечь огнем скверну
слово мое слушай
веря в мою веру

в венах течет пламя
в сердце молчит жалость
встав под мое знамя
руки окрась алым

ночью в пустом храме
четки стучат тупо
наедине с ками
слезы скрывать глупо

@темы: Муравьиные тропы, dark

14:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
милая Венди, мы тут всем дуплом хренеем
после твоих открыток на Рождество.
в детстве, конечно, трава была зеленее,
но и сейчас не синяя, ничего.

милая Венди, весь пафос твоих воззваний
мол, взрослый мир охуенен, реал рулит,
видимо, екнулся вместе с системой знаний
(той, где фортуна скучным благоволит)

милая Венди, ты хлопнула дверью важно.
минул с тех пор хрен-я-помню который год.
выход из неверлэнда находит каждый,
только никто потом не находит вход.

милая Венди, закон справедлив на свете,
детства миры не закрылись тебе назло.
я ж говорил сто раз: не растите, дети:
...взрослую тетку никак не впихнуть в дупло!

@темы: личные посвящения

02:50 

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
вечер тянет души осколок
из рутины последних дней
вместо "соко" читаю "соло",
словно он приходил во сне

подо льдом мне тепло и сонно,
спит огонь, не тревожа дня
солнце трется о подоконник
рыжей кошкой, смешит меня.

на дверной рукоятке в бронзе
выбит профиль моей мечты
не влюбляться, как видно, поздно,
не успев перейти на ты.

на дороге, урча мотором
ждет фургончик других миров
я все медлю - я вечно спорю,
мол, не должен и не готов...

вечер медлит. души осколок
в ране дергает - стой, нельзя.
небо тучами пишет "Соло".
Я не смею закрыть глаза.

@темы: личные посвящения

15:41 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Накрыло рифмой так, что скоро ебнусь.
Пусти меня, трава, тут утро скоро.
Пишу стихи – зачем-то про автобус,
Хотя скорей есть риск дождаться скорой.
Прорыв стихов пришел – его не ждали
Ну никогда, и вот опять. Накрыло.
Пусти меня, трава, под одеяло,
А то я напишу о крокодилах.
Им в Африке тепло и очень мило,
Светло и даже мухи не кусают.
Пусти, трава, хочу быть крокодилом.
Им спать стихи ночами не мешают.

15:40 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Живой душой торговать не смеешь,
Горишь ночами за нотным станом –
Шипят ли в спину от злости змеи,
Танцуй со смертью последний танец.
В ночи автобус сквозь дождь и слякоть
Откроет двери – теплее станет.
В тепле гораздо удобней плакать
Над перечеркнутым нотным станом.
Холодным морем, как кокаином,
Дыши наотмашь, насквозь, навеки.
Твой танец с жизнью не будет длинным,
Длиннее ноты, звенящей в деке.
Короткой жизни вращаю глобус,
Хочу дышать и гореть свободой.
Сквозь дождь и полночь придет автобус.
Откроет двери с последней нотой.

@темы: осколки миров

15:39 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Руки в крови у моей гордыни,
Разум за сердце рещает все:
Если однажды падет твердыня,
Ты не рискнешь потерять лицо.
Разум и сердце – враги навеки,
Сплавлены вместе, как Инь и Ян.
Сон тихой смертью сшивает веки.
Сном о тебе третий год я пьян.
Мукой сердечной карают Ками,
Милости только от смерти жду:
Ближе на шаг становлюсь к оками,
Переплавляясь в своем аду.
Боль пожирает часы и годы.
Смысл исчезает. Судьба слепа.
…знаешь, я б душу наверно продал,
Чтоб никогда не встречать тебя.

@темы: dark, Муравьиные тропы, личные посвящения

13:42 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Любить себя не хватило толка,
Мечта опять оказалась ложной.
Пока душа не совсем умолкла,
Я только рядом присяду, можно?

Любить себя. Убежденье - сила,
Закрой на ключ и не думай всуе.
Себя надеждою изнасилуй:
Он не ушел.
Он не существует.

Чужая правда - змея под сердцем,
Любить себя - непомерны цены.
Но краток век и любви, и смерти:
Теперь живи на задворках сцены.

Хотел звезду на холодном небе?
Прожектор гаснет, конец сеанса.
Ни искры сердца, ни крошки хлеба,
Ни даже тени второго шанса.

@темы: личные посвящения, dark

18:01 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
От эмоций - волною по венам - змеится дрожь.
Чем сильней тишина, тем истошней кричит душа.
Все слова - протокол, бюрократия, долг и ложь.
Ты пытаешься молча терпеть.
Сердце ставит шах.

Все слова - поцелуи судьбы, суть ее дары.
Не отринуть, не сбыть, не отречься и не сбежать.
Где-то там, под соленой волной, страшный сон укрыт.
Ты его никогда не посмеешь вернуть назад.

Не снимая перчаток - не чувствовать кожи жар,
Если руки по локоть в крови - проиграть сумей.
Ты смеешься - нет, скалишься холодно, на удар
Отвечая словами - страшней ядовитых змей.

Закрутил цепь интриг - намотало на колесо,
Шах и мат ставит сердце. Как видно, не тверже скал.
Уходя в темноту, вспоминаю тот самый сон.
Сердце, остановись.
Мне не больно.
Я проиграл.

@темы: dark, осколки миров

05:22 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
стоп. на часах - номинально утро,
четверть шестого. рассветный час.
жаль, что зима снежной искрой пудрит
города рыже-ночной каркас.
стылый кусок черноты бездушной
словно тюремщик в моем окне.
где-то же встретятся наши души,
если Вы вспомните обо мне...

@темы: dark

17:16 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Башни над замком взмывают в небо,
Словно драконов летучий строй.
Что Вам до прошлого, это небыль,
Плод мозговых расстройств.
Рыцарь склонился на гобелене
Перед принцессой, целуя кисть.
Белой палаты печальный пленник
Смотрит в ночную высь.
Утро. Табло электронных знаков.
Шприц и таблетки, рутина дня.
Мир остается… неодинаков,
Вам не понять меня.
Норме не знать красоты безумства,
С башни не видно цветка в траве –
Правильность борется с вольнодумством
Но не найдет ответ.
В магию нужно поверить слепо
Или поставить диагноз «бред».
Ближе к утру я рисую небо,
Чтобы лететь в рассвет.

@темы: личные посвящения

17:15 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
Прахом в руках рассыпался дом,
Прахом в груди рассыпался дух,
Было число, сложено из двух,
Только сгорело единым днем.

Билось в ладонях чужой любви
Сердце из радужных лепестков,
Жаль, не хватило разумных слов.
Кто-то шепнул тебе – оборви.

Феникса символ избит и пуст,
Пеплом ссыпается с мертвых рук
Выдох последний – неловкий трюк.
Я еще жив. Я еще вернусь.

@темы: dark

14:33 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
небо шептало дождем по стеклам, куталось в шарф облаков седых.
небо смотрелось в асфальт и мокло, ветер ударил меня под дых:
"ты не люби его, гость незваный, взгляда случайного не лови.
он не оценит твоих метаний и не разделит твоей любви"

небо меж туч все смеялось, пело, ветер рванул воротник пальто,
пальцы без спроса коснулись тела, с губ побледневших сорвали стон.
"времени мало, не слишком мудро - ветра холодного слушать вой.
пеной морской растечешься утром, станешь навеки морской волной"

осень. напев октября печален, щерится сумрак - змеей в кольцо:
"в сердце ударь золотым кинжалом, теплою кровью умой лицо,
будет играть над волнами лето, литься со скал колдовской напев...
пой, Лорелея, живи столетья, смертную жизнь навсегда презрев"

...серая пристань, осенний полдень, призраком талым туман застыл.
нож колдовской разрезает волны, мягко ложится в холодный ил.
жаркой рекою по тонким венам - чувство, которому нет имен.
лучше и правда - морскою пеной,
чем убивать тех, в кого влюблен.

@темы: dark, Кантальский виноград, личные посвящения

02:04 

внезапное

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
ни строчки чужого ритма в твоём дневнике,
наполненном негой и шелком белья из постельных сливок,
ты носишь - дай, я угадаю - платину? нет, все еще серебро - на капризной руке,
не знающей тяжести большей, чем прикрывать улыбки.

ты дышишь закатом над морем, стихия - смех
и чай с ароматом груши и строчек Уайльда.
за все эти тысячи лет слово "смертный грех"
осталось строкой словаря,
(он покрылся бы пылью, пока ты читал де Сада).

мне лень рифмовать и искать потаенный смысл,
серьезность и взрослость сегодня не в такт фальшивы.
пора бы заканчивать - в чем основная мысль?
я Вами любуюсь, мой демон.
Спасибо за то, что живы.

@темы: личные посвящения

01:49 

питерский вечер

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
гитара стучится в сердце,
вибрацией ребра щекочет,
ранняя осень на питерских улицах
чай, немного веселых фриков,
стихи построчно,
и в воздухе вечер легко, ненавязчиво курится.

повсюду джинса, на обмен - пара фенек и
звезды живые в сумерках города ранних,
и пыль на шнурках разноцветных - "останься!",
тёплые губы твои пахнут кофе, в лицо мое не смотри,
а имени я и не знаю толком
я просто целую тебя, и не взвыть бы волком
от того, как гитара вскрывает сердце мое
безжалостно - изнутри.

18:09 

* * *

"...Мы не об убийствах молчим часами, просто в тишине хорошо вдвоём. В этом тонкостенном хрустальном храме бесконечной нежности мы умрём." (с) Тара Дьюли
под сердцем холод, он все острее.
летят недели, но все впустую.
иди ко мне, я тебя согрею...
я не впервые собой торгую.

протезы крыльев дадут свободу,
защитным коконом - амнезия.
по стеклам - дождь, и смотреть на воду
намного проще, чем вспомнить имя.

огонь в глазах, теплый блонд по плечи:
играть, стащить, целовать и тискать.
в твоих руках я останусь вещью -
и безразлично, какой по списку.

@темы: Кантальский виноград, dark

Wind's Tales

главная