Антон Юрьевич
Great Blondino


Каким будет обучение в будущем?

У меня есть план, но чтобы рассказать вам о нем, я должен начать с небольшой истории, которая введёт вас в курс дела.

Я попытался понять, откуда появилась текущая система обучения в школах? Можно заглянуть далеко в прошлое, но если посмотреть на сегодняшнюю систему обучения, то довольно легко выяснить, откуда она произошла. Она зародилась около 300 лет назад, она пришла из последней и самой большой империи на планете [Британской империи]. Представьте, что вы управляете всем, управляете планетой без компьютеров, без телефонов, с данными, записанными на бумаге и перевозимыми на кораблях. А Викторианцы так и делали. И то, что они делали, было удивительно. Они создали мировой компьютер, который состоял из людей. И он всё ещё работает. Мы называем его административной бюрократической машиной. Чтобы такая машина работала необходимо очень много людей. И они создали ещё одну машину для производства таких людей — школу. Школа выпускала людей, которые потом становились частью административной бюрократической машины. Они должны быть идентичны друг другу. Они должны знать 3 вещи: красиво писать, потому что все данные записываются; уметь читать; уметь умножать, делить, складывать и вычитать в уме. Они должны быть настолько идентичны, что если взять одного человека из Новой Зеландии и перевезти его в Канаду он сможет сразу исполнять свои обязанности. Викторианцы были великими инженерами. Они создали настолько прочную систему, что мы до сих пор её используем, создавая всё новых идентичных людей для машины, которая прекратила существовать. Империя умерла, так что мы делаем с этим устройством, производящим идентичных людей, и что мы будем делать дальше, если мы когда-либо попытаемся что-то с этим сделать?

[Школы, какими мы их знаем, устарели].

Это очень сильное утверждение. Я сказал, что школы, какими мы их знаем, устарели. Я не говорю, что они неисправны. Довольно популярно говорить, что система образования сломана. Она не сломана. Она хорошо сконструирована. Просто она нам уже не нужна. Она устарела. Какие должности востребованы сегодня? Ну, офисные работники и компьютеры. Их тысячи в каждом офисе. И есть люди, которые управляют этими компьютерами, чтобы выполнить свою офисную работу. Этим людям не нужно уметь красиво писать от руки. Им не надо уметь умножать числа в уме. Им надо уметь читать. На самом деле, они должны уметь читать проницательно.

Но это сегодня, а мы даже не знаем, какие должности будут востребованы в будущем. Мы знаем, что люди смогут работать откуда захотят, когда захотят и как захотят. Как сегодняшняя школа сможет подготовить их к этому миру?

Я втянулся в этот проект совершенно случайно. Я обучал людей писать компьютерные программы в Нью Дели 14 лет назад. И рядом с тем местом, где я работал, находился очень бедный район. И я всё время думал, а смогут ли эти дети научиться писать компьютерные программы? А может они и не должны? В то же время, у нас было много родителей, богатых людей, у которых были компьютеры, и которые мне говорили: «Вы знаете, мой сын, я думаю, он одарённый, потому что он может делать удивительные вещи на компьютере. А моя дочь — конечно же она очень умная». И так далее. И я вдруг подумал, почему это у всех богатых людей такие экстраординарные талантливые дети? (Смех) Чем же провинились бедные? Я сделал дырку в стене сарая рядом с моим офисом и вставил туда компьютер, чтобы посмотреть что произойдёт, если я дам компьютер детям, у которых никогда его бы не могло быть и которые совсем не знают английский и что такое Интернет.

Дети не пришли, а прибежали. Компьютер находился в метре от земли и они спросили: «Что это?»

И я сказал: «Да, это… я не знаю». (Смех)

Они спросили: «Почему вы его сюда поставили?»

Я сказал: «Просто так».

И они спросили: «Можно его потрогать?» Я ответил: «Если вы хотите».

И я ушёл. Через восемь часов, они уже просматривали интернет и учили друг друга им пользоваться. Я подумал: «Это не возможно, потому что… Как это может быть возможным. Они же ничего не знают».

А мои коллеги сказали: «Нет, это очень просто. Скорее всего, мимо проходил один из ваших студентов и показал им, как пользоваться мышкой».

Я сказал: «Да, это возможно».

И я повторил эксперимент. Я уехал за 500 км от Дели в очень далёкую деревню, где почти нет шансов столкнуться с инженером-программистом. (Смех) Там я повторил эксперимент. Я не мог там оставаться, поэтому я установил компьютер, уехал, вернулся через несколько месяцев, и увидел, что дети играют на нем в игры.

Когда они меня увидели, они сказали: «Нам нужен более быстрый процессор и лучшая мышка».

(Смех)

Я спросил: «Откуда вы знаете об этом?»

И они сказали очень интересную вещь. Они возмущённо сказали: «Вы дали нам компьютер, который работает только на английском и нам пришлось самим выучить английский, чтобы её использовать». (Смех) Это был первый раз, когда будучи учителем, я услышал слова «самостоятельно выучить» произнесённые так обыденно.

Вот несколько эпизодов из прошедших лет. Это первый день проекта «Компьютер в стене». Справа восьмилетний мальчик. Слева от него, его ученица. Ей 6. И он учит её пользоваться интернетом. Потом в других частях страны я повторил это эксперимент снова и снова и получил точно такой же результат. [Фильм «Компьютер в стене», 1999г.] Восьмилетний мальчик рассказывает старшей сестре что делать. И наконец, девочка, объясняет на языке марати, что это, и говорит: «Внутри есть процессор».

Я начал писать об этом статьи. Я публиковался везде. Я записывал и измерял всё и сказал, что через девять месяцев, группа детей оставленных наедине с компьютером на любом языке, достигнет уровня офисного секретаря с Запада. Я наблюдал этот результат снова и снова.

Но мне было интересно узнать, что ещё они смогут сделать, если уже они добились таких результатов? Я начал экспериментировать с другими дисциплинами, среди них, например, произношение. Есть группа детей в южной Индии, чьё произношение очень плохое, а им необходимо было хорошее произношение, потому что оно могло улучшить их работу. Я предложил им программу по преобразованию речи в текст и сказал: «Говорите, пока машина не начнёт писать то, что вы произносите». (Смех) Они это сделали, посмотрите немного.

Компьютер: «Приятно познакомиться». Дети: «Приятно познакомиться».

Сугата Митра: Причина, по которой я остановил на лице этой девочки, та, что я подозреваю, что многие из вас знают её. Сейчас она работает в колл-центре в Хайдарабаде и мучит вас звонками о вашей кредитной карте и счетах с очень чётким английским акцентом.

И потом люди спросили, насколько далеко это пойдёт? Когда это остановится? Я решил опровергнуть моё собственное предположение, предложив абсурдную задачу. Я выдвинул гипотезу, смешную гипотезу. Тамил — это южно-индийский язык, и я сказал, смогли бы дети, говорящие на тамильском в южно-индийской деревне выучить биотехнологию воспроизведения ДНК на английском языке с помощью уличного компьютера? И я сказал, я их оценю. Они получат 0. Я проведу с ними пару месяцев, оставлю их на пару месяцев, вернусь, и они получат ещё один ноль. Я вернусь в лабораторию и скажу, что нам необходимы учителя. Я нашёл деревню в северной Индии. Она называлась Калликуппам. Я установил там компьютеры по системе «Компьютер в стене», скачал всевозможную информацию из интернета про репликацию ДНК, большую часть которой я не понимал.

Прибежали дети и спросили: «Что это?»

И я сказал: «Это очень актуально и очень важно. Но здесь всё на английском».

И они спросили, «Как мы сможем понять такие длинные английские слова и диаграммы и химию?»

И к этому времени, я разработал новый педагогический подход, который здесь и применил. Я сказал: «Понятия не имею». (Смех) «И в любом случаю, я уезжаю». (Смех)

И я оставил их на пару месяцев. Их оценка была 0. Я дал им тест. Я вернулся через два месяца, дети столпились вокруг меня и сказали: «Мы ничего не поняли».

И я подумал: «Ну, а чего я ожидал?» Я спросил: «Хорошо, но сколько у вас ушло времени до того, как вы решили, что вы ничего не поняли?»

И они ответили: «Мы не сдались. Мы смотрели это каждый день».

И я спросил: «Как? Вы ничего не понимали, но продолжали смотреть это два месяца? Зачем?»

И маленькая девочка, которую вы как раз сейчас видите, она подняла руку, и на плохом тамильском и английском она сказала: «Ну, кроме факта, что неправильная репликация молекул ДНК ведёт к заболеваниям, мы ничего больше не поняли».

(Смех) (Аплодисменты)

И я провёл тест. Я получил невозможный для образования результат, от 0% до 30%, за два месяца в тропической жаре с компьютером под деревом, на языке, которого они не знали, делая вещи, которые на десятилетия опережают их время. Абсурд. Но я должен был следовать викторианскому стандарту. 30% это неудача. Как мне сделать, чтобы они сдали тест? Им нужно было добрать ещё 20%. Я не мог найти учителя. Но я нашёл их друга, 22-летнюю девушку бухгалтера, которая играла с ними всё время.

И я спросил эту девушку: «Вы можете им помочь?»

И она сказала: «Конечно нет. Я не изучала науки в школе. Я не имею никакого представления о том, что они делают под деревом целыми днями. Я не могу вам помочь».

Я сказал: «Вот что я вам скажу. Используйте бабушкин метод».

И она спросила: «Что это?»

Я сказал: «Стойте позади них. И как только они что-то сделают, просто говорите: “Ого, ух ты, и как вы это сделали? А что дальше? Когда я была в вашем возрасте, я совсем не умела так делать”. Ну, вы знаете, как бабушки делают».

И она так делала в течение двух месяцев. Оценки поднялись до 50%. Калликуппам поравнялся с моей контрольной школой в Нью Дели, богатой частной школой с дипломированными учителями биотехнологий. Когда я увидел тот график, я понял, что есть способ уровнять эти два игровых поля.

Это Калликуппам.

(Дети говорят) Нейроны... коммуникация.

Камера снимает не с той стороны. Но это ещё детский уровень, но что она говорила, насколько вы можете понять, было о нейронах, а её руки были сцеплены вот так, и она говорила нейроны обмениваются данными. В 12 лет.

Итак, какими же будут должности в будущем? Мы знаем, какие они сегодня. А каким будет обучение? Мы знаем, какое оно сегодня, дети, интересующиеся мобильными телефонами с одной стороны, и неохотно идущие в школу на занятия с учебниками с другой стороны.

А как это будет проходить завтра? Может быть, вообще не надо будет ходить в школу? Может быть, если вам нужно будет узнать что-нибудь, вы сможете найти это за пару минут? Может быть — сокрушительный вопрос, вопрос заданный мне Николасом Негропонте — возможно ли, что мы движемся к тому времени или может быть, в будущем знания будут не важны? Но это ужасно. Мы же «человеки разумные». Знания, вот что отличает нас от обезьян. Но посмотрите на это с другой стороны. Природе понадобилось 100 млн лет, чтобы заставить обезьяну встать и стать «человеком разумным». Нам же потребовалось только 10 000 лет, что превратить знания в ненужное. Какое достижение. Но нам необходимо интегрировать это в наше будущее.

Ключом может стать похвала. Если вы посмотрите на Куппам, если вы посмотрите на все проведённые мною эксперименты, это было одно простое «Ух ты», которое сподвигало обучение.

Существует доказательство из нейропсихологии. Рептильная часть нашего мозга, которая находится в середине, при ощущении угрозы отключает все остальные части. Она отключает префронтальную кору, части ответственные за обучения, всё это она отключает. Наказание и экзамены считаются угрозами. Мы берём детей, заставляем их мозг отключиться и потом говорим им: «Действуйте». Почему они создали такую систему? Потому что она была необходима. Было время в эпоху империй, когда была необходимость в людях, умеющих выжить под упором угрозы. Когда вы стоите в окопе совсем один, если вам удалось выжить, всё хорошо, вы сдали экзамен. Если нет, вы его провалили. Но эпоха империй закончилась. Что происходит с творчеством в наше время? Нам нужно сместить баланс обратно от угрозы к удовольствию.

Я вернулся в Англию и занялся поиском британских бабушек. Я разместил объявления, в которых говорилось: «Если вы британская бабушка и если у вас есть доступ в интернет и веб камера, подарите мне один час вашего времени в неделю». В первую неделю я набрал 200 человек. Я знаю больше британских бабушек, чем кто-либо на планете. (Смех) Они называются «Облако бабушек». «Облако бабушек» живёт в интернете. Если у ребёнка проблема, мы направляем к нему Бабулю. Она выходит в скайп и решает все проблемы. Я видел, как это происходит в деревне Диггис на северо-западе Англии, и в глухой деревне в Тамил Наду, в Индии, за 10 000 км друг от друга. Она делает это одним вековым жестом. «Шшш». Да?

Посмотрите вот это.

Бабушка: «Не догонишь. Теперь вы». «Не догонишь».

Дети: «Не догонишь».

Бабушка: «Я Имбирный Человечек». Дети: «Я Имбирный Человечек».

Бабушка: «Молодцы! Очень хорошо».

СМ: Что здесь происходит? Я думаю, что мы должны обратить внимание на обучение как продукт самоорганизации. Если вы позволите обучающему процессу идти своим путём, появится обучение. Дело не в создании системы обучения. Нужно просто позволить ей произойти самой. Учитель запускает процесс, а затем отходит в сторону и наблюдает, как происходит обучение. Я думаю, вот на что указывают все эти эксперименты.

Но как мы будем знать? Как мы будем получать знания? Я хочу создать Самоорганизующиеся Учебные Пространства. Это интернет, взаимодействие и похвала, взятые вместе. Я испытал их во многих школах.

Я провёл их по всему миру, и учителя скептически относились к этому и спрашивали: «Всё происходит само?»

И я говорил: «Да, само». «А как вы это знаете?»

Я говорил: «Вы не поверите детям, которые это мне рассказали и тому, откуда они».

Вот такая СОУП группа в действии.

(Дети разговаривают)

Это в Англии. Он поддерживает порядок, потому что помните, что в классе нет учителя.

Девочка: «Общее количество электронов не равно общему количеству протонов...» СМ: Это Австралия. Девочка: «… давай в итоге отрицательный электрический заряд. Суммарный заряд иона равен количеству протонов в ионе минус количество электронов».

СМ: На десятилетие опережает свой возраст.

Итак СОУП, я думаю нам необходим план с глобальными вопросами. Вы уже слышали об этом. Вы знаете, что это значит. Было время в Каменном Веке, когда мужчины и женщины сидели и смотрели в небо и говорили: «Что это за мерцающие огоньки?» Они создали первый учебный курс, но мы выпустили из вида эти удивительные вопросы. Мы все свели к тангенсу угла. Но это совсем не привлекательно. Чтобы объяснить это девятилетнему ребёнку, вы скажете: «Если бы к земле приближался метеорит, как ты бы выяснил, столкнётся он с ней или нет?» И если он спросит: «А? Что? Как?» вы скажете: «Есть волшебное слово. Это тангенс угла». И оставите его одного. И он сможет решить проблему.

Вот несколько фотографий с занятий СОУП. Я пробовал задавать невероятные, невероятные вопросы: «Когда появился мир? Когда он закончится?» девятилетним детям. Это о том, что происходит с воздухом когда мы дышим. Это сделали дети без какой-либо помощи взрослых. Учитель только задаёт вопрос, а затем отходит в сторону и восхищается ответом.

Итак, чего же я хочу? Я хочу, чтобы мы создали будущее обучения. Мы не хотим быть запасными деталями для большого человеческого компьютера. Не так ли? Тогда нам нужно самим создать будущее обучения. И я хочу — подождите, я сейчас зачитаю дословно, потому что, вы знаете, это очень важно. Я хочу помочь созданию будущего обучения, поддержав детей со всего мира, чтобы они могли узнать обо всех чудесах и возможностях совместной работы. Помогите мне построить эту школу. Она будет называться «Школа в облаках». Это будет школа, в которой дети отправляются в интеллектуальные путешествия, сподвигнутые великими вопросами, которые ставят перед ними медиаторы. Чтобы это сделать, я хочу построить объект, где я смогу это изучать. Этот объект будет практически полностью автоматизирован. Будет только одна бабушка, отвечающая за безопасность и здоровье. Все остальное будет идти из «облака». Оно будет включать и выключать свет, и так далее. Всё будет управляться «облаком».

Но я хочу вовлечь вас для другой цели. Вы можете создать СОУП дома, в школе, за пределами школы, в клубах. Это очень легко сделать. TED опубликовал большой документ, из которого вы узнаете, как это сделать. Если у вас есть возможность, пожалуйста, пожалуйста, сделайте это на всех пяти континентах и пришлите мне данные. Затем я их обработаю и помещу в «Школу из облаков» и создам будущее обучения. Вот моё желание.

И ещё одна последняя вещь. Я покажу вам вершину Гималай. На высоте 3 600 метров, где воздух разрежен, я однажды установил два компьютера по проекту «Компьютер в стене» и вокруг них собрались дети. И там была вот эта девочка, которая везде за мной ходила.

И я ей сказал: «Ты знаешь, я хочу дать компьютер всем, каждому ребёнку. Но я не знаю, как это сделать?» Я пытался тайком сфотографировать её.

И вдруг она подняла руку вот так, и сказала: «Поторопись!».


(Смех) (Аплодисменты)

Я думаю, это был хороший совет. Я буду ему следовать. Я заканчиваю. Спасибо. Спасибо большое. (Аплодисменты) Спасибо. Спасибо. (Аплодисменты) Спасибо большое. Вау. (Аплодисменты)