Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:52 

Краткий конспект Легенды о героях Галактики

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
описание содержания серий))
Писано человеком, который заглотил Легенду один раз, что -то запомнил, что-то нет, а теперь смотрит неспешно еще раз и удивляется, встречая знакомые лица там, где раньше их не заметил.
Сплошные спойлеры.
Оно в комментах.

А, да, смотрено с ансабом, в связи с чем возможны мелкие блохи и крупные крокодилы.

Закончен труд, завещанный от... кхм. Не прошло и года.
Начало - собственно, примерно даже до середины - нуждается в серьезном пересмотре и исправлении. Впрочем, как справочник, можно использовать и в таком виде.

Кампай.



 
запись создана: 07.12.2008 в 20:58

@темы: матчасть, однако, как мы это смотрели, ЛоГГ

URL
Комментарии
2008-12-07 в 21:05 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
1 серия. Into the Eternal Night
Пролог насчет войны. Карта обитаемого мира (планеты, увы, не надписаны).
Дата: 796 год космической эры, он же 487 год по летоисчислению империи. Новый год
Идет имперский флот. На «Брунгильду» прибывает Меркатц (батюшки, прямо в первой серии же!). Тут и еще адмиралы, и кажется мне, что последнем на движущейся дорожке едет Фаренхайт)))
Кирхайс и Райнхард — возвышенный диалог насчет звезд.
Адмиралы: Штааден (этого подписали, у него к Райхарду претензии), Меркатц, остальных не показали.
Феззан. Рубинский перед схемой предполагаемого боя.
Имперский флот, мостик «Брунгильды». Перед схемой боя этот самый Штааден. Спорит с Райнхардом, гы.
Точно, Фаренхайт))) опять мельком.
Ага, показывают уходящих с мостика недовольных адмиралов. Штааден (этого чего называть, один раз представили), Эрлах, дальше Меркатц (тоже чего именовать, уже известен), нет, дальше двое остались неназванными, опять Фаренхайт — и опять мельком.
Кирхайс и Райнхард. Разговор насчет завтрашнего дня рождения сестры Райнхарда.
Новый Сансуси. Аннероза в беседке над прудом. Меланхолична. Кайзер беседует с Лихтенладе. Обсуждается имечко граф фон Лоэнграмм. Сообщено, что кайзер у нас — 36-й кайзер Фридрих IV.
Флешбэк — Аннероза вспоминает, как юный Зигфрид обещал быть хорошим другом Райнхарду.
Естественно, дальше — Зигфрид с Райнхардом на мостике «Брунгильды». Поминают тихим незлым словом героя Эль-Фасиля, глядя на схему предстоящего боя.
Флот Союза Свободных планет. Конкретно — 2-й флот, флагман «Патрокл». Коммодор Ян Вэньли докладывает свои соображения насчет предстоящего боя. Паэта, зараза, возражает)))
Ян и Дасти. Эти парни помнят о существовании Райнхарда фон Лоэнграмма...
Изерлон. Тома фон Штокхаузен и Ханс Дитрих фон Зеект. Обсуждают предстоящую битву при Астарте.
А вот и Миттельмайер с Роейнталем. Сидят за столиком в офицерской кафешке. Значит, они сейчас на Изерлоне? Занятно))) На экране все та же схема предстоящей битвы. За отдельным столиком заглатывает вискарь Пауль фон Оберштайн.
Узкие улочки Изерлона))) Все та же схема предстоящей битвы при Астарте на уличном мониторе.
Она же — на экране у Рубинского. Прямоугольнички имперских войск ломятся вперед.
«Брунгильда»))
Схема боя перед Паэтой. Ага, Райнхард попер. Ааааа! Ян и Дасти стоят у стеночки и комментируют происходящее.
«Брунгильда». В атаку!
4-й флот Союза. Плохо ему щас будет-то...
Дасти листает план битвы, составленный Яном. План устарел, но Ян видит выход из сложившейся ситуации.
Райнхард ломит!
Ян предлагает свою версию действий, но Паэта против. Мы не можем оставить 4-й флот!
Так, Райнхард у нас громит 4-й флот, а с боков на схеме 6-й слева, 2-й справа. Паэта у нас во втором флоте. 4-м командует адмирал Пастолли, пусть космос ему пухом. Лапп у нас в 6-м, пусть ему... мда. Вот и беседа Яна с Дасти, где впервые упоминается Лапп.
Закономерно, флагман 6-го флота. Некто Мур (выучить надо знаки различия, а то не написали чин — не пойму, какого ранга офицер) обедает с Лаппом и выговаривает ему за гадкую идею бросить 4-й флот.
Меркатц докладывает о полном разгроме 4-го флота. Ну что, Кирхайс, кого следующим бить пойдем? Правого или левого? Пойдем что ли 6-й флот побьем... Стрелок (?) Тонио и его опытный напарник Курт. Всем разрешили отдыхать, пока доедут до 6-го флота. А рука-то левая у Курта железная... Ага, долетели до 6-го флота. Щас ему песец...
Флагман «Пергамонн» - «Пергам», что ли? Раз уж их по-гречески зовут всех? «4:30? уже враг? Ааааа! Их тут быть не может, а они тут!» Ну конечно, они не стали добивать 4-й флот-то... усе, конец 6-му флоту. Пусть Лаппу космос будет пухом.
Паэта в раздрызге, а Ян предлагает атаковать. Когда ж ты будешь Яна-то слушать, друже?
Опять Меркатц и опять докладывает об успехе. Полагает, что победа у Рейха в кармане. И только мудрый Райнхард сомневается. А как же... Яна Вэньли никто не отменял...
Конец 1-й серии

Итог:
Время действия - 796/487, Новый год
Появились на экране:
Меркатц
Райнхард
Кирхайс
Штааден
Эрлах
Рубинский
Фаренхайт
Аннерозе
Кайзер Фридрих IV
Лихтенладе
Ян Вэньли
Паэта
Дасти Аттенборо
Штокхаузен
Зеект
Миттельмайер
Ройенталь
Оберштайн
Лапп
Тонио
Курт
Мур

URL
2008-12-07 в 21:12 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
2 серия. The Astarte Encounter
Дата: 796/487. Опять карта и опять не надписано.
Феззан. Схема боя. 4-му флоту конец, а теперь Рейх громит 6-й. Красивая такая кривая траектории Райнхардовых войск. Комментатор из динамика: «вероятность столкновения со 2-м флотом 87%». Рубинский взирает.
Рейхсфлот. Райнхард скомандовал выпускать валькирий. Таки полет валькирий)))
Флот Альянса. Паэта нервно командует. Огонь! Ян на заднем плане мрачно комментирует: поздно.
Замечательная сцена, как на мостике разбивается оконное стекло, и все падают, и вполне себе живы, только плохо им. Воздух там, в районе Астарты, в космосе... Ага, вот еще вид на выбитое окошко, за которым звезды. А Ян медиков вызывает. Паэту забирать, бо ранен. Кстати, у Яна голова разбита. Дасти руку перевязывают, а Яну не до того. Ага, Паэта передает власть над флотом официально. Ну, щас начнется.
Началось)))
Явление Оливера Поплана — на рабочем месте, за штурвалом «Спартанца»
Изерлон. Нам напоминают его географическое... тьфу, галактикографическое положение. Опять карта. Ага, на ней надписано, наконец, что где в Изерлонском коридоре. Только не разберу никак. Надо в русифицированной версии посмотреть, вроде там надписали. Описание Изерлона (диаметр 60 км, покрыт жидким металлом, масса более 60 биллионов тонн — биллионы — это миллиарды, да?). Красиво ныряет сфера с пушкой, зато выныривает Торхаммер. И стреляет. И нафиг сносит все на своем пути.
Перечисление битв за Изерлонский коридор. Три битвы при Тиамат, битва при Лигнице, четвертая бива при Тиамат — и вот теперь битва при Астарте. А Астарта-то у самого конца коридора, перед выходом на территорию Альянса.
Райнхард с Кирхайсом. Битва в общем выиграна. Щас добьем — и свободны. Перестроить флот веретеном. Но Ян усе понял, да...
Ага! Вот он, Фаренхайт, во всей красе, и наконец подписано, что это он. Флот Фаренхайта пошел)))
Флот Меркатца пошел)))
Ян на мостике привычно чешет репу, сейчас вычешет мысль))) Из динамика: «появился враг, кажется, я узнаю корабль Валленштайна» (кто такой Валленштайн? Щас его замочат, что ли? А то я не помню этого имени) Ну, кого-то точно замочили. Наверное, того самого Валленштайна.
Наши ребята расступаются и пропускают веретено, а веретено еще думает, что оно рассеяло наших ребят. Ага, Райнхард понял. Кирхайс, они нас перехитрили! Это тот самый! Ян Вэньли! (дошло...)
Ну вот, Ян пристроился Райнхарду в хвост. Развернуться и вдарить? Неее, полный вперед, заходя в тыл врагу... гыыы... Эрлах решил, что это неправильно, и приказал своим таки развернуться и вдарить. Вот почему я не помню адмирала Эрлаха.
Через несколько часов флоты выстроились кольцом. Все-таки прелесть какая... Дасти говорит, что никогда такого не видел. Судя по гайденам, Ян должен был видеть. Теоретически. На картинке. Единственный человек в галактике, который читает книжки про войну...
Впервые подписали Ивана Конева, хотя Оливер с ним беседовал и раньше.
Змея крутится. Пат. Райнхард решает, что с него хватит. В общем-то, он победил, хотя его и обломали маленько под конец. «Пошлите этому человеку сообщение от моего имени.»
Только теперь Яну перевязали голову.
Отвечать Райнхарду мы не будем. Зачем?
Ян и вместе с ним режиссер вспоминают беднягу Лаппа.
Итоги битвы при Астарте. Имперских уцелело 2.450.000, союзных — 4.060.000. Однако Рейх потерял 150.000, а Союз — 1.500.000. В 10 раз больше.
Хайнессен. Город Тернусен. Джессика за пианино и вся последующая душераздирающая сцена. «Великая победа сил Альянса. Однако 4-й и 6-й флот разбиты. Подробности позже». Кстати, время на телефоне у Джессики — 4:00, это общегалактическое?
Новый Сансуси. Аннероза на балконе (или на террасе? Короче, у балюстрады) смотрит на звезды. Магдалена фон Вестфале с сообщением, что «ваш златовласый брат победил при Астарте». Теперь он станет адмиралом флота (флит адмирал, его высокопревосходительство)
Тем временем Брунгильда подходит к Изерлону, и Миттельмайер с Ройенталем наблюдают процесс на экране в кафешке.
Закат над кладбищем на Хайнессене. Ян и Дасти прибыли на могилу Лаппа. (кенотаф?) А там Джессика. Ну а как же... «Это правда: наша работа — война».
Рубинский с Болтиком (не могу спокойно видеть эту фамилию, все хочется спросить, а где Гаечка). Подводят итоги битвы при Астарте. (так, Николас Болтик) Феззан должен быть доволен. Это хороший исход. Рубинский: а что насчет Райнхарда фон Лоэнграмма и Яна Вэньли? Будем посмотреть...
Еще раз дата: 796/487 — закончилась битва при Астарте. Как будущие историки оценят этот инцидент? Но война только началась...
Конец 2-й серии

Итак, 796/487
Впервые появляются на экране
Поплан
Иван Конев
Джессика
Магдалена фон Вестфален
Болтик

URL
2008-12-07 в 21:16 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
3 серия. Birth of the 13th Fleet
Хайнессенполис. Але Хайнессен во всей красе (прям бразильский Христос). В 100 км — башня оперативного штаба союзных войск (надо посмотреть, как наши саберы это перевели). Ортханк, короче. Центр стратегического планирования.
А вот и домик Яна. Махонький. «Командир, пора вставать».
Аааа! Кот!
«На этом мемориальном мероприятии мы, выжившие, не можем быть звездами.»
Йоб Трунихт, зараза. Первое явление зрителю. Как, Ян Веньли отсутствует? Передайте ему, Трунихт велел явиться.
Сидни Ситоле и Алекс Кассельн. Вот только где нам показали Кассельна.
Как бы то ни было, отсутствие победителя при Астарте меняет диспозицию. Речь переписать!
Ситоле: почему б вам, Кассельн, не сходить да не поговорить с Яном. Кассельн в изумлении: мне? Чего так удивился? А? «он не изменился с офицерской школы» (Ситоле)
«Кто тут герой? Я командир разбитой армии. Вы знаете,сколько людей погибло?» (Ян)
Умничка Юлиан: «Кажется, реар адмирал Кассельн тоже сильно не любит секретаря комитета обороны» Но вот незадача — Юлиан хочет быть солдатом, как папа...
Речь Трунихта. Бла-бла-бла... Щас Джессика придет.
Пришла. Сказала. Выводят из зала.
Ян бежит за машиной, Аттенборо уже сообразил и подхватит на своем автомобиле.
Трунихт речет дальше.
Национальный гимн, однако. Под его звуки Ян и Дасти мчатся к Ортханку, а Джессику из него выводят.
Мельком, в машине — у Яна совсем китайские черты. Редко когда они ловятся так явно.
Гады-мордобойцы (то бишь рыцари-патриоты) у Ортханка. Машина, подхватившая Джессику у них из-под носа, принадлежит Аттенборо. Аттенборо — друг Яна. И жених Джессики — друг Яна. Ян Вэньли — опасный элемент, а, рыцари?
У отеля подозрительные персонажи, и машину ничего не стоит выследить. Поэтому — к Яну. Во дворе, однако, уже завелись рыцари, чтоб им.
Еще одна битва Яна Вэньли, выигранная с блеском.
Кот офигенно вырывается из рук Дасти.
Кстати, адрес Янова дома: №24 по Сильвербридж стрит. Спасибо пожарным)))
Пожарный гидрант — страшная сила)))
А теперь поедем к Трунихту)))
Гыыы, сколько у Трунихта в доме портретов Трунихта, ваау!
Ян требует у Трунихта гарантий безопасности для Джессики Эдвардс. Вай, Трунихт тут ни при чем, ах! Но если просит герой Астарты, он постарается что-нибудь сделать. Ян: вот и хорошо. Пресса уже ждет)))
Только Ян вышел — зашел главный рыцарь. А у национального героя-то есть таланты национального лидера... заметил душка Трунихт.
Ортханк. Ян вызван к Ситоле. «Реар адмирал Ян...» - «Повышение?» - «Ага». Получай, Ян, 13-й флот... Но это ж пост для вице-адмирала.
А вот и Дуайт Гринхилл. Явление народу. 13-й флот - из остатков, уцелевших в битве при Астарте. 6400 кораблей, 700.000 человек. Это примерно половина обычного состава.
Ситоле: и первым делом вы пойдете брать Изерлон. Если вы не сможете это сделать, не сможет никто. Мы не можем дальше игнорировать ваш талант.
Прощание с Джессикой в аэропорту. Джессика улетает. А тут дитеныш автограф хочет. Сын и внук солдата, ксо. И хочет быть солдатом тоже. «Миссис Мейа, когда этот мальчик вырастет, будет мирная эра». Ох, Ян...
Конец 3-й серии

До сих пор не было кратких анонсов следующих серий. Появятся где-то позже.

Впервые появляются на экране
Кот
Юлиан
Трунихт
Ситоле
Кассельн
Дуайт Гринхилл

URL
2008-12-07 в 23:21 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
4 серия. Empire's Afterglow
Начинается прямо с Одина (в смысле, без опенинга). Нью Сансуси. Мероприятие в честь победителя при Астарте Райнхарда фон Лоэнграмма. «Имперский адмирал для особых поручений»? Охохонюшки, это такое повышенное звание? Райнхард собирается на аудиенцию к кайзеру. «Скоро и ты станешь превосходительством, Кирхайс. И кто тогда будет сидеть на троне?.. Трон кайзера стоит на песке».
Тронный зал. Длинная красная дорожка. Плащик у Райнхарда сверху черный, а с подкладки белый. Кайзер приветствует графа фон Лоэнграмма. Грамота о присвоении звания имперского адмирала. Вы также назначаетесь вице-командующим имперского флота. (все, я умерла в званиях, надо идти на сообщество и проверять, что и как). Под ваше командование отдается половина космического флота. 19 марта 487. Ага, Райнхарду 20 лет.
Ворчит персонаж по фамилии Овлессер, рыжий и бородатый. Не помню его совершенно. Наверное, тоже скоро убьют? А рядом стоит Георг фон Мюкенбергер. «Его талант отметил даже Меркатц», или я чего не поняла? Ряд адмиралов, а вот и Меркатц. Глаза долу, губы усмехаются.
Под дверью тронного зала терпеливо ждет Кирхайс. «Вы Зигфрид Кирхайс?» - это Оберштайн подошел побеседовать. Ага, он в чине капитана. Глазки сверкают красным)) Так что он рассказывает про глазки. «У вас хороший командир. Я хотел бы рано или поздно с ним поговорить.» Сейчас Оберштайн штабной офицер на Изерлоне.
Райнхард и Кирхайс едут на машинке к Аннерозе. «Забудь ты про этого Оберштайна». Гыыы!
«Прошло уже 10 лет»
Пока Райнхард обнимается с сестрой, у Кирхайса флешбэк. Посмотрел на цветочки — вспомнил. Соседи фон Мюзели. Знакомство с Райнхардом. Знакомство с Аннерозе. Школа с Райнхардом. Драка Райнхарда с одноклассником. Камушком противника по башке. Хороооший мальчик Райнхард, да... Замывание чужой крови в фонтане путем полного окунания. Машина нехороших правительственных людей — Аннерозе понравилась кому не надо. Папу зовут Себастьян фон Мюзель. Сидит мрачный над мешком с деньгами. «Я сделаю все для твоего будущего, Райнхард» - ох, Аннерозе! Все, вышла с чемоданчиком. Увезли. Райнхард мучает пианино. «Не мог бы ты оставить меня одного?» Бедный Кирхайс. Райнхард куда-то собрался среди ночи, причем с пистолетом, — Кирхайс, конечно, с ним. «Я пойду в императорский дворец и заберу сестру обратно». Дальше история с размахиванием пистолетом на балу. Убежали. Скатились с горки. Лежат, смотрят в небо. Ух, Райнхард всем покажет и зохавает всех! Планы насчет армии. «Кирхайс, пойдем со мной!» Бедный Кирхайс. Он вовсе не собирался становиться военным. Но Райнхард позвал, а Аннерозе ж попросила не бросать ее маленького братика...
Конец флешбэка — Кирхайс смотрит на цветочки. Аннерозе-сама. «О, Зиг, не стоит говорить столь формально. Идемте пить кофе». Райнхард сообщает, что получит свою Вселенную.
От автора нам напоминают, что вообще-то война и Райнхард с Кирхайсом туда отбудут.
Конец 4-й серии.

Дата: март 487, 19-го - аудиенция у кайзера
Впервые появляются на экране
некто Овлессер
Мюкенбергер
папа фон Мюзель

URL
2008-12-08 в 02:37 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
5 серия The Castrop Rebellion
Аааа, мятеж Кастропа... Итак, знаменитый князь Ойген Кастроп, бывший секретарь казначейства, злоупотребил служебным положением и набил собственные карманы. После его смерти Империя решила вернуть неправедно нажитые денежки. Однако наследник Кастропа, Максимилиан, отказался.
А вот и Франц фон Мариендорф, кстати. Увещевает Максимилиана. Но тот наглый.
Тут 3000 кораблей висят возле планеты, одумайтесь, ваше лордство.
А щас Максимилиан объяснит, чего он такой наглый. У него есть кое-что в кармашке. У него Пояс Артемиды запасен. Ему хватило денег купить эту фигню у Феззана.
Феззан. «Империя выиграла слишком много при Астарте»
Адмиралтейство. Один. Райнхард и Кирхайс; Райнхард в белом плащике. Рейхсадмирал. Ага, вот соратники. Август Самуэль Вален. Корнелиус Лютц. Карл Густав Кемпф. Фриц Йозеф Биттенфельд (лапушка!). Эрнст Меклингер. Вольфганг Миттельмайер. Оскар фон Ройенталь.
«Мы получили новый приказ» - насчет Кастропа. Флотом в те 3000 кораблей командовал адмирал по фамилии Шмуде (ни фига ж себе фамилия)... Но он погиб, потому что Пояс Артемиды сработал. Реар адмирал Кирхайс берет 2000 кораблей и отправляется подавлять Максимилиана Кастропа.
Миттельмайер с Ройенталем обсуждают это дело. Если Кирхайс выиграет с такими малыми силами, быть ему вице-адмиралом.
Герлах — это кто? Какой-то дядька при Лихтенладе. Обсуждают миссию Кирхайса.
Кирхайс отправился. Райнхард смотрит вслед. Смотрит вслед и Аннерозе. Зиг, возвращайся. Ах.
Батюшки, опять парочка Курт и Тонио. Обсуждают, опасно ли воевать под началом Кирхайса.
Оба-на. Явление бутылки и вслед за ней Бергенгрюна. Ханс Эдуард Бергенгрюн. Он сомневается в ценности Кирхайса как командующего. Фолькер Алекс фон Бюро увещевает: пить не надо. «Да, я пьян! Что вы думаете — я хочу умереть трезвым?» Удачно выкатываются прямо навстречу Кирхайсу. Кирхайс осчастливил его планом сражения, но Бергенгрюн покамест не уверовал.
Максимилиан точно дурак.
А у Кирхайса очередной флешбэк. Аннерозе очередной раз просит его позаботиться о братце. Когда он не будет видеть важного рядом, потому что будет смотреть слишком далеко, он послушает только тебя, Зиг. (вот так и становятся призраками: обещал любимой девушке, что присмотрит, - а долг превыше всего). Когда же он не будет слушать даже тебя, конец Райнхарду.
Ааа, Бергенгрюн все-таки уверовал. Выкинул очередную бутылку и пошел быстро проспаться, чтобы соображать, когда дойдет до дела.
Кирхайс командует начать операцию немедля, а я никак не пойму, чего ж он хочет-то.
Максимилиан совсем распоясался — уже дерется. Тут враг-то и двинулся с места.
Нипонял... они что подослали-то к охранному кольцу? Ах они зефир-частиц напустили... ясно))) тут-то все и рвануло, да...
Теперь Кирхайс может диктовать все, что захочет. А диктует он сдаться, он даже будет милостив. Ему зачинщиков подавай
Подданные Максимилиана хотят расплатиться его головой. Далее см. «и ты, Брут». Режут, короче. Причем с большим кайфом. Добрые такие.
Ну вот, и Бергенгрюн проникся окончательно Кирхайсом.
Триумфальное возвращение. Хильда, встречающая папу. Первое появление Хильды в этой саге.
Герлах докладывает Лихтенладе, что Кирхайс справился в два дня, причем это бескровная победа. Что-то Лихтенладе не рад.
Миттельмайер и Ройенталь. «Однако он это сделал, не так ли?»
Райнхард доволен. Кирхайс - нет. Мятежник-то убит. «Хороший ты человек, Кирхайс».
Рубинский задумался, что из себя представляет Кирхайс. Он полагал, что это приложение к Лоэнграмму и не более того. «Как мы теперь будем обходиться с Поясом Артемиды? У него ж есть слабое место...» - «А откуда ОН узнал, что это слабое место?» Кто — он? Кирхайс, видимо...
Кирхайс повышен до вице-адмирала, как и предсказывали. Теперь он №2 в команде Лоэнграмма.
От автора: А в это время Ян Вэньли готовился брать Изерлон...
Конец 5-й серии

Впервые появляются на экране
Максимилиан фон Кастроп
граф Мариендорф
Вален
Лютц
Кемпф
Биттенфельд
Меклингер
Бергенгрюн
фон Бюро
некто Герлах
Хильда фон Мариендорф

URL
2008-12-08 в 05:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Не смогла я остаться краткой, не смогла)))

6 серия. Rosen-Ritters (то бишь Рыцари Розы)
Неприступная крепость Изерлон. Схема, и на ней даже что-то надписано, как всегда, не разберу, что.
Имперская станция в Изерлонском коридоре, единственном навигационном пути между Рейхом и Союзом Свободных планет. Защищает имперскую территорию от проникновения сил Альянса. Альянс пробиться через коридор не может
Мельком — объемная карта «местности» у альянсовцев.
Другая объемная карта — на Изерлоне. Штокхаузен, командир крепости. Фон Зеект, командир изерлонского флота. Показывают зеркальную поверхность, выныривание Торхаммера и т.д.
Нам напоминают о задании для Яна Вэньли — взять наконец Изерлон с новоиспеченным 13 флотом.
Хайнессен. Хайнессенполис. Але Хайнессен во всей красе.
Дом Яна. Звонит будильник. Время — 10:30. Явление кота, а за ним и Юлиана. «Юлиан, если меня изберут первым консулом, я первым делом объявлю тяжким преступлением нарушение утреннего сна». Хех, а церемонию создания собственного флота пропускать нехорошо, реар адмирал!
Центр Стратегического планирования — короче, Ортханк. Церемония уже идет. Вещает, конечно, Трунихт. Разговорчики в зале. «Ты хочешь сказать, тем, кто избежал гибели при Астарте, дают второй шанс на Изерлоне?» Даже командующий флотом не явился... Это герой Эль-Фасиля?
Герой Эль-Фасиля тем временем бегом мчится к Ортханку. Успел! Ну, дали Яну речь сказать... гы... «За отечество? Рисковать жизнью? Нет... зачем... Поскольку хороший чай мы можем пить, пока мы живы... Так что давайте все будем сражаться, чтобы не умереть». Бурные аплодисменты))) Довольная морда Кассельна.
Ян и Кассельн в кафешке Ортханка. В этом ты весь — и опоздание на церемонию, и твоя речь. «Я волновался, и в голове было пусто». Как ты собираешься брать Изерлон с половинным флотом? Если понадобятся ресурсы, только скажи.
Инцидент с официанткой и Шенкопфом. Эмблему розенриттеров показали во всей красе. За спиной у Шенкопфа, кажется, Линц и Блюмхарт, щас погляжу внимательнее. Непонятно, но похожи, похожи. «В Империи или в Альянсе — армейские коррупционеры везде одинаковы» (Вальтер фон Шенкопф)
Кассельн объясняет Яну, кто такие розенриттеры. «Ты тут что-то говорил о ресурсах... Добудь имперский корабль. Побитый. И двести комплектов формы. И розенриттеров в наш флот». - «Розенриттеров?» Кассельн не понял)))
Один. Райнхард интересуется, кто командует новым 13 флотом. Кто, кто... ну ты спросил... Им тут с Феззана донесли. «Ян Вэньли... ты только планета или сияющая звезда?» фух, имперский слог)))
Ортханк. Ян и Дасти. Говорят, ты идешь брать Изерлон? Детка в подгузниках убьет льва? «Хм, довольно точно, а?» «Если старик Бьюкок из 5-го флота замолвит словечко, возможно, все заткнутся».
Кассельн на автоответчике. Что, уютно в кресле командующего? Я тут тебе помощника нашел, молодого и перспективного. Лучший в выпуске 794 года. Аналитик. Начальник штаба Гринхилл лично рекомендует.
И тут открывается дверь, и входит лучший выпускник 794 года. Здравствуй, лейтенант Фредерика Гринхилл. Эту морду Яна забыть невозможно. Несколько теплых слов в сторону в адрес Кассельна.
Дата: 796, 27 апреля. Юлиан, Дасти, Кассельн провожают отбывающий флот.
Ситоле и Гринхилл. Ситоле:Если мы будем разбиты, как при Астарте, влияние Трунихта возрастет. - Гринхилл: Вы рассчитываете на Яна Вэньли? Не слишком ли вы уверены?
Флагман «Гиперион». Ян на мостике. Фредерика у правого плеча. Полетели.
«Хотя это задание названо учениями, мы подходим к системе Волхан вблизи Изерлонской крепости. Затем достигнем Изерлона». - уж не Мюрай ли это? «Да, две недели на прохождение Изерлонского коридора». Коммодор Фишер.
Ян замечательно дремлет в своем кресле.
Несколько погодя. Ян излагает план. Изерлон невозможно взять снаружи. Нам нужно контролировать его нервную систему. Проникновение? А як же.
А вот и Патричев. Можно ли доверять розенриттерам такое важное дело?
Подписали Фишера. Эдвин Фишер.
Точно, Мюрай.
Знаменательная беседа, в результате которой Шенкопф безраздельно принял Яна. У розенриттеров было двенадцать командиров. Четверо погибли в бою. Двое дослужились до флаг-офицеров и вышли в отставку. Остальные шестеро изменили Альянсу и перешли на сторону Рейха. «Вы хотите сказать, что я седьмой изменник, адмирал?.. что, вы мне полностью доверяете?» - «Да». - «Хотелось бы услышать, почему». А потому что был инцидент в кафешке, да... Мюрай заметался. А Фишер поддержал Яна.
Ага, Шенкопф спрашивает, за что воюет Ян. За славу? За продвижение по службе? «Называться превосходительством, не достигнув тридцати, мне вполне достаточно. Более того, если я выживу, я уйду в отставку» Пассаж насчет пенсии, а как же. Если наш Альянс захватит Изерлон, он получит стратегическое преимущество. И можно будет договориться о приемлемых условиях мира... «Можно ли, однако, рассчитывать, что это будет постоянный мир?» (Шенкопф). «Не бывает постоянного мира в истории человечества. Однако возможны десятилетия мира». Ой, как он беретик на пальце крутит. «Со мной живет 14-летний мальчик, я не хочу, чтобы он воевал». Ох, Ян, Ян, твои бы слова да богу в уши. В отличие от Биттенфилда, ты не пророк... «Но честный ли вы человек, адмирал? Или вы демагог почище Рудольфа Великого? Ладно, не отвечайте. Ради постоянного мира я сделаю все, что смогу».
Флот себе идет, Ян традиционно дремлет в кресле командующего. Фредерика добавила в чай бренди, золотая девушка! Лейтенант, что вы думаете о намеченной операции? Ух ты, как она на него смотрит, я раньше не замечала))) Вы же герой Эль-Фасиля, верно? Ах, как она на него смотрит! Мама мия! «А, вы тоже слышали эту историю?» Ох ты, она даже про девичье сердце ввернула. И этот человек ничего не понял))) адмирал, уши разуй...
Тут случился флешбэк у Фредерики. Эль-Фасиль. Она с мамой там жила. И отлично помнит того лейтенанта. (еще бы!) «Может быть, вы помните, что вы сказали, когда ваша жизнь была спасена стаканчиком кофе?» - «И что же я сказал?» - «Ненавижу кофе. Не могли бы вы принести мне чаю?» - «Как невежливо с моей стороны» И что подумал этот несравненный стратег? «Хех, у девушки отличная память». Бака, Ян Вэньли, вот ты кто.
Дата: 13 мая 796. 13-й флот вошел в Изерлонский коридор.
Изерлон. Засекли помехи — наверное, это флот Альянса. Неужели мы не можем даже определить точно, где они находятся? Получена странная передача. Патрульный корабль подвергся атаке мятежников. Оберштайн: погодите, адмирал. Надо быть осмотрительнее. Возможно, это диверсия. Ксо, один умный человек на Изерлоне))) Ну конечно, Зеект возмущается: «Мы солдаты! Мы должны сражаться!» Послушали бы раз в жизни Оберштайна-то, он глупостей не советует... где там. Штокхаузен склонен прислушаться. Но Зеект уже все решил. Душка.
Имперский флот взлетает с Изерлона.
Флагман Яна. Дело пошло))) 15000 кораблей взлетели с Изерлона))) Похоже, это все корабли изерлонского флота.
Ах, какой прекрасный усатый имперский офицер с перевязанной головой! Вальтер, ты неподражаем.
Ага, тут и связь с флотом-то прервалась... Приготовиться открыть огонь! Главное орудие использовать нельзя, там свои летают...
Имперский флагман. «Адмирал, с внешней стороны орбиты планеты Аншал, четвертой планеты системы Тиамат, сигнал — вроде как от вражеского флота». Это наш патрульный корабль «Бремен», а за ним вражеский флот!
Уже под титры: вражеский флот вроде как отпугнули огнем с Изерлона. Несчастный «Бремен» проследовал к крепости. Зеект доволен собой. Рапорт с патрульного: «Спасибо за помощь». Гыыы, Шенкопф))) Позвольте бедной овечке зайти в порт...
И позволили.
Шесть раз пытались силы Альянса взять изерлонскую крепость...
хе-хе.
Конец 6-й серии.

Итого, даты: 796, 27 апреля - выход 13 флота с Хайнессена
13 мая 796. - вошли в коридор

Впервые появились на экране:
Вальтер фон Шенкопф
Кажется, Линц и Блюмхарт, но я не уверена
Фредерика
Мюрай
Фишер
Патричев

URL
2008-12-09 в 03:12 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
7 серия. Iserlohn invasion!
Имперский стратегический пункт, так назыаемая неприступная крепость Изерлон.
Идет имперский кораблик. Побитый такой. Несчастный.
План Яна начал действовать.
Побитый корабль прибыл на Изерлон. Выходят страдальцы. Усатого имперского офицера поддерживают товарищи (и кажется мне, один из них таки Блюмхарт). Совсем плох! «Я лейтенант-коммандер Рахен» (однако спойлерно подписано: Вальтер фон Шенкопф))) Срочно должен увидеть командира крепости! Падает... Вальтер, ты неподражаем.
Энсин Эйн из секьюрити))) молодой человек по фамилии Раз?
Каспер Линц. Сообщает, что враг близко и собирается блокировать крепость. А бедный раненый командир имеет секретные сведения (Вальтер поднимает голову и хрипло заявляет о конфиденциальности сведений, срочности сообщения — и натуральнейшим образом кашляет кровью). Блюмхарт, точно Блюмхарт! Как он пугается! Артисты, да... Вальтера в прозрачном коконе везут бегом по коридорам Изерлона. Ехидная ухмылка для публики, если вдруг кто не понял, что это спектакль.
Штокхаузен: Мы все еще не знаем обстановки? - ответ: Помехи связи растут! Должно быть, враг близко! - А что насчет связи с флотом? - Пока никак, сэр! - Проклятие, Зеект, куда ты подевался? Тут ему докладывают о явлении Шенкопфа. Ну усе...
Флагман «Гиперион». Фредерика: кажется, Шенкопф удачно проник в крепость? Ян: вроде бы пока все идет, как задумано. Мюрай: это пока враг не понял...
Зеект: западня? (значит, заметил...) Оберштайн: я так и думал...
Ян: даже если враг и разгадает нашу хитрость, им нужно два часа, чтобы вернуться из этого района. Мюрай: поскольку нам потребуется 1,5 часа, чтобы весь наш флот вошел в порт, мы будем атакованы с обеих сторон, если порт не будет открыт в течение 30 минут! Фишер смотрит задумчиво. Ян: всего 30 минут? Тогда почему бы нам не стартовать?
Побежали!
На Изерлоне наконец их заметили. Пока они висели тихо, их не видно было. Штокхаузен: ага, они все-таки здесь! Но тут к нему завезли корыто с несчастным раненым Валь... тьфу, лейтенант-коммандером Ракеном. Наконец-то нашелся человек, который спросил у пришельцев документы. Линц берет его на понт: каждая секунда на счету!
Между тем флот Альянса совершает странные эволюции))) Изерлон озадачен. Под этим соусом пришлых запускают к Штокхаузену.
Мюрай: конечно, это полезное упражнение для флота, но есть ли в нем какой-нибудь смысл? Ян: да нет, никакого особенного смысла. Мюрай недоумевает.
Тем временем Штокхаузен суется к самому стеклянному гробику. Чего хотят враги? Как они собираются нейтрализовать крепость? Шенкопф, внезапно оживая: А вот так, ваше превосходительство! Гыыыы))) Не двигайтесь, а то ваш командующий умрет! - Аааа! Ублюдок! Законспирированный мятежник! - Вальтер фон Шенкопф, розенриттер, к вашим услугам))) Хех, подчиненный Штокхаузена (надписали бы, что ли, достойный офицер...) утверждает, что его командующий ценит честь выше жизни. Правда, командующий не согласен с этим утверждением))) ну вот и усе, как и было намечено...
«Гиперион». Мюрай смотрит на часы, нервничает. Ян терпеливо ждет, замечательная физиономия — ожидание в глазах, вот как они это нарисовали?
На Изерлоне тем временем почти все командование повязали, но тот самый достойный офицер попытался объявить тревогу — понажимал кнопочек. «Внимание! Компьютер заблокирован. Сейчас крепость Изерлон заморозит все функции». Закрываются двери, прерывается всякое сообщение между отсеками. Контроль за вооружением отключен. Персоналу — прятаться... На улочках Изерлона: «И почему это случилось, когда эти идиоты из станционного флота все улетели?»
Достойный офицер: ну и что вы на это скажете? Шенкопф: ваши друзья не могут двинуться с места. Офицер: ваши тоже! А флот щас вернется! Шенкопф: мы успеем захватить центральный компьютер.
Наконец-то надписали Блюмхарта. А я его давно узнала.
Мюрай нервничает, Ян спокойно говорит: нас не атакуют, не думаю, что операция провалена. Подождем еще. До тех пор, пока не атакуют из крепости, мы должны ждать. - железный человек Ян Вэньли. Мюрай: нет никаких гарантий нашей безопасности. 10.000 к одному, что Шенкопф предал или провалился. Мы можем попасть в ловушку. Ян: я верю в Шенкопфа.
Шенкопф, в свою очередь, верит в Яна Вэньли. Вы видите, ребята, граф Лоэнграмм сюда прийти не может. Сделаем же то, что можем мы.
Зеекту принесли сообщение от противника. На физиономии Оберштайна написано: я так и думал. «Изерлон захвачен. Не хотите мира — попробуете Торхаммера». Зеект командует остановиться. Оберштайн считает, что наоборот — надо атаковать, пока не поздно, это блеф, - но кто здесь слушает Оберштайна? Как всегда... вот Паэта Яна не слушал, а Зеект Оберштайна...
Тем временем Шенкопф со товарищи ломятся к центральному компу.
Мюрай нервничает. Сигнала с крепости нет. Персонал тоже нервничает. Ян терпеливо ждет.
Ой, Блюмхарт висит на веревочке и козыряет даме))) милый)))
Оберштайн пытается объяснить Зеекту насчет блефа. «Враг рассчитывает на наш трепет перед мощью Торхаммера». Зеект: кто тут трепещет?!
Драчка на Изерлоне. Кровавые розенриттеры, да... Зефир-частицы в действии. «Не стреляй! Зефир-частицы!» - бабах! Песец. А вот и топоры... Репутация розенриттеров в действии)))
«Гиперион» видит, как оживает Изерлон. Ликование. Фредерика: поздравляю, сэр! Ян чешет репу: э, это еще не все...
Зеект увидел тоже. Оберштайн мрачно размышляет.
13-й флот прибывает в крепость Изерлон.
Зеект собрался атаковать. Оберштайн: адмирал! Зеект: вы опять?! (слушать надо было, когда тебе говорили, но у вас же один только Оберштайн умный, а остальные все — герои...) Если крепость падет, мы не можем вернуться домой с позором! Хотя бы подеремся! Оберштайн пытается возражать и получает команду: молчи и пошел вон! Ну он и пошел...
Зеект ломит. Щас по нему вдарят... Ян не хотел бы этого делать, но выхода нет.
От имперского флагмана отделяется кораблик. Это Оберштайн улетел нафиг — куда послали, туда и улетел.
Выстрел Торхаммера. Больше 1000 кораблей как не бывало. Фредерика в шоке. Ян хватается за сердце. Шенкопф: адмирал, это не война. Это просто геноцид. Ян убирает руку от сердца. Вы правы. Предложите им сдаться. - а правда, физиономия больная совершенно. Хреново ему совсем. Не знаю, как насчет инфаркта, но хреново.
Зеект получил предложение о капитуляции, но он же у нас герой. Ему говорят, что дальнейшее кровопролитие бессмысленно. «Вам не понять сердце солдата! Честь выше жизни!» ну и так далее. Помрем во славу кайзера.
Господи, правда, как осунулся Ян. «Сердце солдата? Пока существуют такие ублюдки, как он, войны не прекратятся! Можем мы выделить флагман? По нему весь огонь!»
С воплем «Хай живе Империя» флагман растворяется в пространстве.
Как ребята рванули прочь — без Зеекта-то... Оберштайн: «Идиот. Только живые могут отомстить».
Фредерика: флот отступает. Ян: а больше никто умирать не хочет. Свяжитесь с Хайнессеном, лейтенант. Сообщите: приказ выполнен.
Дата: 14 мая 796. С седьмой попытки силы Альянса захватили крепость Изерлон.
На Хайнессене триумфально встречают 13-й флот. Ян, между прочим, не потерял ни одного солдата. «Волшебник Ян».
Ортханк. Ян с зеленой вытянутой физиономией пришел подавать в отставку. Ситоле: какая отставка? Вы что? Ян: я не солдат по натуре. Я хочу вернуться к своим собственным планам. Ситоле: наша армия нуждается в ваших талантах полководца. Кроме того, что будет с вашим 13-м флотом? Говорят, он окрошка из ветеранов и рекрутов. Если вас там не будет, что будет с флотом?
Болельщики на ступенях Ортханка. Ну что? Шенкопф: я так и думал. Я согласен с адмиралом. Пока я служу под вашим началом, я буду жить долго. - рвет прошение Яна.
От автора: падение Изерлона нарушило хрупкий баланс между Империей, Альянсом и Феззаном.
Уходит ссутуленный Ян. По ветру летят клочки его прошения об отставке.
Конец 7-й серии.

Дата: 14 мая 796
Новых лиц не обнаружено, но впервые представлены публике появлявшиеся ранее Линц и Блюмхарт.

URL
2008-12-10 в 01:45 

Hau mikola!
Я сейчас первый раз смотрю.. и блин так нравится =)) ИНТЕРЕСНО))

2008-12-10 в 01:53 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Оно того стоит))) а я щас восьмую серию положу)))
А ты спойлеры лучше не читай! я ж все карты раскрываю)))

URL
2008-12-10 в 02:10 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Это еще менее конспект, потому что тут же Оберштайн)))

8 серия. Cold, Clear, Cybernetic Eyes
Исторический пролог. Люди, вышедшие с Земли в космос, основали Галактическую конфедерацию в 2801 году, он же 1 год космической эры. Начало золотого века прогресса и процветания человечества. В 296 году молодой герой Рудольф фон Голденбаум пришел в политику. Одаренный человек, прирожденный лидер, он завоевал влияние в парламенте конфедерации. Позже, в 310, Рудольф стал премьер-министром и возглавил государство, основав Рейх и провозгласив себя кайзером. Это был 1 год имперской эры. Тирания. В 164 году молодой лидер Але Хайнессен восстал против Империи и возглавил группу республиканцев. Они пересекли опасные зоны космоса, сбежали в рукав Стрельца, основали Союз планет и восстановили летоисчисление по космической эре. В 640/331 Галактическая империя впервые столкнулась с Альянсом свободных планет. В течение следующих 150 лет полыхала война. В частности, имперская крепость Изерлон в Изерлонском коридоре, единственном навигационном пути между Империей и Альянсом, была постоянным поводом для столкновений. Сейчас войска Альянса под командованием Яна Вэньли заняли крепость Изерлон.
Изерлон. Торхаммер во всей красе. Летит кораблик. «Второй выстрел Торхаммера! Флагман его превосходительства адмирала Зеекта уничтожен! Остальные корабли разбегаются с поля боя! Изерлон пал!» - это молодой офицерик. За его спиной сидит радость наша, Пауль фон Оберштайн. «Сохраняйте спокойствие. Мы можем взять Изерлон обратно в любую минуту. Проблема в том, кто это сделает».
Один. Местный Пентагон... то бишь октагон — военное министерство. Дядька по фамилии Эйренберг. «Изерлон пал? Быть не может!» Дядька по фамилии Штейнхоф: «Разве Изерлон не неприступен?» ха, вы просто еще не встречались с Яном Вэньли... Мюкенбергер: «Вот идиоты!» он тоже еще не встречался с Яном Вэньли)))
Новый, значитца, Сансуси. Трое высших военных чинов и Лихтенладе докладывают кайзеру о потере Изерлона.
Райнхард фон Лоэнграмм в своем адмиралтействе. Его адмиралы привычно выстроены вдоль красной дорожки. Райнхард: когда это Альянс стал иностранным вторжением? Разве они не мятежники у границ империи? Кирхайс: «Ваше превосходительство, вы тоже упрямы». Райнхард: Это потому что они так беспокоятся о видимости и пренебрегают реальностью. Поэтому мы оказались в этом положении! Кирхайс: вы полагаете, что по этой причине Штокхаузен и Зеект разбиты? Райнхард: именно. Так или иначе, Изерлон пал, и мы ничего не можем с этим поделать. Готовьтесь, адмиралы, скоро у ваших флотов будет дело. - Хоровое «Есть, сэр!» - «Свободны». Адмиралы уходят строем, Кирхайс же, однако, остается. «Тебя что-то беспокоит?» - «Я выбрал моих командиров за храбрость и стратегические способности. Однако...» - «У тебя нет советника.» - «Ты заметил?»
Трое больших военных чинов мрачно обсуждают провал Изерлонской операции. Надо кого-нибудь наказать, а кого? Зеект погиб, Штокхаузен захвачен, зато вернулся штабной офицер Оберштайн. Заставить его уйти в отставку... мало. Нам, чинам, тоже надо написать прошения об отставке...
Кирхайс докладывает Райнхарду о визите Оберштайна. «Оберштайн?» - «Он был на церемонии присвоения вам адмиральского звания» - «А, этот? Тот самый Оберштайн... Чего он хочет?» - «Он единственный из изерлонских высших чинов, кто вернулся невредимым» - «Поэтому он будет очень любезен, не так ли?» - «Так вы хотите его видеть?» - «Нет. Но впусти его».
Те же и Оберштайн. «Итак, Оберштайн. Какое у вас ко мне дело?» Ну, этому нужен приватный разговор... и он его получает. Оберштайн: «Я оказался в трудной ситуации. Полагаю, вы в курсе». - Райнхард: «Дезертировал с Изерлона. Это ведь трибунал, так? Даже хотя адмирал Зеект и погиб героически». - О.: «Боюсь, для всех командующих я лишь трусливый дезертир. Однако у меня есть что сказать. Хотелось бы, чтобы вы выслушали». - Р.: «Это неблагоразумно, вы не находите? Не со мной вам надо разговаривать, а с трибуналом. Вы советник командующего. Не исправить его ошибки - значит не исполнить свой долг. Однако вы озаботились своей безопасностью. Представить это с хорошей стороны невозможно.» - О.: «Вы ошибаетесь. Я единственный выживший из изерлонского станционного флота. (Ау, а те ребята, которые так резво разбегались из-под Изерлона? Они-то где?) Как выживший, я буду наказан.» Тут Оберштайн вынимает глазик. «Как видите, оба моих глаза кибернетические. Я не имел права жить — как инвалид. Если бы мы жили при кайзере Рудольфе, я был бы давным-давно уничтожен. Вы понимаете? Я их ненавижу. Кайзера Рудольфа, и его потомков, и все, сделанное им». - «Сильно сказано...» - «Галактическая империя... нет, династия Гольденбаумов должна погибнуть. Если это возможно, я хотел бы уничтожить ее собственными руками. Но у меня нет нужных талантов. А вот что я могу — это способствовать приходу нового лидера. Вашего высокопревосходительства.» - «Вы понимаете, что вы говорите?» - «Конечно. Сколько я должен повторять? Династия Гольденбаумов должна пасть. Когда это случится, никто, кроме вашего превосходительства, не сможет построить новую империю.» - «Кирхайс! Арестуй капитана Оберштайна. Он злоумышляет против Империи. В устах имперского солдата это непростительно. » - «И вы такой же, как все... Ладно, вице-адмирал Кирхайс, делайте свое дело и с тщанием заботьтесь о некоей персоне. Вице-адмирал Кирхайс, вы сможете меня застрелить? Как видите, я безоружен. Сможете тем не менее? Спорим, не сможете. Такой уж вы человек. Вы не можете поддержать лидерство его высокопревосходительства, и даже это заслуживает уважения. Тень обязательно следует за светом. Разве молодой граф Лоэнграмм еще не знает этого?» - «Кирхайс!.. (отставить, этот человек меня заинтересовал) Вы откровенный человек, да?» - «Благодарю.» Кирхайс: «Несомненно, этого (в смысле - откровенности) терпеть не мог адмирал фон Зеект.» - «Он был не из тех командиров, которые вызывают преданность в сердцах подчиненных». Лоэнграмм: «Хорошо. Я выкуплю вас у дворянства».
Трое адмиралов перед Лихтенладе с прошениями об отставке. Если вы все уйдете, вас должен кто-то заменить, и один из них будет Лоэнграмм. Шо ж делать, остаться на постах тоже как-то... Ладно, Лихтенладе поговорит с его величеством.
Кайзер: не можем же мы удерживать тех, кто подает в отставку. Графа Лоэнграмма позовите. - Ох, и рожа у Лихтенладе... он скушал три лимона оптом. А вот и Райнхард))) «Какой пост вы хотите?» вот так-то! «Речь идет о благе государства. Я не хочу ни один из этих постов. Мы уже потеряли Штокхаузена и Зеекта вместе с Изерлоном. Адмирал Зеект заплатил за свои проступки своей смертью. А второй в тюрьме у врага. Не думаю, что кто-то еще должен расплачитаться. Прошу ваше величество отвергнуть эти прошения об отставке». - Что вы об этом думаете, Лихтенладе? А что ему думать, поклониться и тихо ненавидеть Райнхарда за то, что кругом ему обязан.
Три адмиральских морды сосредоточенно думают, чего им будет стоить услуга Райнхарда. Хе, а я знаю))) Надо ж, Лоэнграмм всего лишь просит помиловать Оберштайна. На хрен он ему сдался? Ну если хочет — пусть забирает.
Райнхард: такую ерунду, как три этих поста, я могу получить в любой момент... ты что-то хочешь сказать, Кирхайс?.. Я сделаю Оберштайна моим советником. - Кирхайс: Оберштайн опасный человек. - Я знаю. - (Короче, мозги Оберштайна на службу Лоэнграмму) Как ты думаешь, без контроля Оберштайна можно надеяться на власть над миром?
Что-то Кирхайс даже выпить не хочет... Зато только Кирхайс за порог — ан уже Оберштайн на пороге. «Мы используем Оберштайна в своих целях... ну-ну...»
Тут у Кирхайса случился флешбэк насчет гада, покушавшегося на простолюдинку в темном переулке. Опять со склона скатываются и в небо смотрят. Только теперь постарше. Курсанты. А улеглись у памятника Гольденбауму Первому. Райнхард страстно осуждает гнилой Рейх с его гнилыми устоями. Бронзовый Рудольф снисходительно взирает сверху. Династия Гольденбаумов не существует вечно! Ей всего-то 500 лет. Рудольф был просто человек с большими амбициями. Почему бы то, что смог Рудольф, не смочь мне, а, Кирхайс? Мда, ты, пожалуй, сможешь... - Пойдем со мной, Кирхайс! Ну как всегда))) Вместе мы зохаваем Вселенную! Да, Райнхардо-сама, зохавай ее, пожалуйста!
Райнхард и Оберштайн. Насчет битв на политическом поле. Они друг друга стоят, эти ребята... Я тебя, Оберштайн, купил за три поста. Будь полезен. - Вас понял, сэр, можно больше не говорить.
Кайзер Фридрих в клумбе. Лихтенладе предупреждает его об опасности для царствования. А кайзер, оказывается, сам уже давно все подумал и нисколько не возражает. Вы считаете, что я даю слишком много власти младшему брату Аннерозе? Вы думаете, я не знаю, что он облизывается на мой трон? И что в этом плохого? Гольденбаумы не могут быть вечными. Как не бывает бессмертных людей, так не бывает и неизменных наций. Галактическая империя помрет вместе со мной. Пусть ее разрушение будет как можно более великолепным.
Портреты фигурантов: Оберштайн, кайзер, Аннерозе, Кирхайс, Райнхард. Типа — вот люди, великолепно разрушившие империю?
Конец 8 серии

Из новых появлений - только двое из высокопоставленных имперских вояк, Эйренберг и Штейнхоф. (Мюкенбергер появлялся раньше). Судя по тому, что их имен я не помню совершенно, они и мелькать-то не будут.

ЗЫ. Вот и анонс следующей серии. Вижу Флегеля. Опять Рейх? Аааа, покушение имени старенького дедушки. Опять Яна не будет. Я уже скучаю)))

URL
2008-12-11 в 04:10 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
9 серия. The Klopstock Incident
Кайзеру Фридриху сейчас 63 года. (Он среди своей клумбы.) На троне уже 34 года. Нельзя его назвать мудрым правителем, но он и не тиран. У него было два старших брата, каждый из них хотел править, ну в результате от нетерпения и добились того, что их не стало))) В 452 году принц Рихард попытался убить папу — кайзера Отфрида V. Потом Клеменц сделал свою неудачную попытку, бежал в Альянс, но не добежал и был убит. В результате трон достался Фридриху. Поскольку он мало интересовался политикой, он отдал управление государством в руки госсекретаря маркиза Лихтенладе.
Лихтенладе спрашивает, будет ли запланирован императорский визит к принцу Брауншвайгу. Надо бы сходить не к нему, а к маркизу Лихтенхейму. Не слишком ли часто его величество посещает Брауншвайга? - Ну, поскольку они оба кайзеровы зятья, нельзя ж быть невежливым. Но сегодня день рождения кайзеровой дочери Элизабет (я так понимаю, это жена Брауншвайга), кайзер должен там быть.
Дворец Брауншвайга. Ооо, портретец Рудольфа. Это дедок подарил. Клопшток.
Ага, надписали: Отто фон Брауншвайг и Вильгельм фон Клопшток.
И чего же дедушка хочет за такой подарок? Из фамильной-то коллекции? А ничего, ему достаточно знать, что его величество будет на празднике. Может быть, ваше превосходительство замолвит за дедушку словечко? Больше тридцати лет назад у дедушки случилась проблема с кайзером. А теперь дедушка хочет, чтобы его дети и внуки могли вернуться ко двору. (Знаю я, чего он на самом деле хочет, старый злыдень))) Ааа, дедушка участвовал в попытке переворота имени принца Клеменца. Это уже древняя история. Оставим, говорит, прошлое прошлому.
Дедушка отбывает, а его из окна провожают взглядами Брауншвайг и Флегель (это точно Флегель, но он покамест спиной стоит). Дядюшка, Клопштока изгнали из общества, потому что в том числе и ты советовал это сделать... Ага, подписали имечко Флегелю))) Брауншвайг: он потому и пришел просить меня. Довольно хихикает.
А меж тем дедушка едет в машине, и сопровождающий его некто (слуга, видимо) спрашивает: Ну, как оно прошло? И дедушка ехидно отвечает, что кланялся и льстил клятому Брауншвайгу, зато получил приглашение на вечеринку. А я знаю, зачем))) Коварный смех дедушки.
Райнхард не хочет идти на эту самую вечеринку. Он терпеть не может Брауншвайга (тому еще аукнется, да...). Но надо, надо... не пойдешь — не поймут... Кирхайс, опять же, обещал составить компанию... и кайзер там будет, значит, надо быть...
Гости съезжаются к Брауншвайгу. Подъезжает дедушка, и его спутник заменяет дедушкину тросточку на такую же с виду, но «заряженную на 7 часов». Дедушка выйдет за 20 минут до того. Он не хочет помереть с Фридрихом и Брауншвайгом! Так что планы дедушки нам в общем раскрыли)))
Прибыли Райнхард с Кирхайсом. Кирхайс не зван на прием и будет ждать в машине. А Райнхард постарается свалить как можно раньше из этого гадюшника.
Хех, смотреть надо, распахивая дверцу машины. Можно ж задеть старенького дедушку Клопштока. Райнхард вежлив. Извиняется, кланяется, дедушка сурово разворачивается и уходит. «Ах, этот эксцентричный старик», - воркует Магдалена фон Вестфален. Здравствуй, красавица. «Ах, Зигфрид! Заходи ко мне на днях!» вау! Кокетничаем с Кирхайсом, да))) Увы, мадам, Кирхайс очень занят... в результате молодых людей приглашают на день рождения. Общительная такая дама. (Оберштайна ей не хватает, точно). Кирхайс проглотил язык))) Райнхард: я вам обещаю привести его с собой))) а кстати, баронесса, что это за старичок? - А, это маркиз Клопшток. Его изгнали из общества более 30 лет назад. Интересно, что он здесь делает?
Бальный зал, музыка, дедушка с тросточкой, глазки решительные. Время — 20 минут седьмого.
Стоянка автомобилей. Кирхайс зря времени не теряет — что-то строчит в ноуте. Время — 18:23.
Райнхард идет через зал во дворце. Нарядные дамы, по стенам парадные портреты. Останавливается перед тем самым портретом Рудольфа, который дедушка подарил. К нему прикапывается Флегель. «Что это тут делает наш блестящий мальчик? Живописью интересуется? Все это портреты знаменитых дворян, и живопись первоклассная. А вот этот портрет — подарок от некоего несчастного. Он пришел повиниться перед принцем Брауншвайгом и преподнес портрет.»- « И кто ж сделал такую глупость?» - спрашивает Райнхард. «Маркиз Клопшток, вон он», - отвечает Флегель. « А, вижу. Я полагаю, знаменитые произведения искусства в конце концов оседают в руках важных людей. Но семейство Клопштока тоже было некогда важным. Кто мог сказать, что настанет время, когда Брауншвайг примет участие в судьбе этой знаменитой картины? Как часто, вы полагаете, будет повторяться этот фарс с коллекционированием и выставлением картин?» - «Не будь так заносчив, парень!» - «Я не заносчив». (А дальше пассаж насчет собачьего лая, такой ядовитый и таким имперским слогом, что я не поняла. Зато Флегель понял, ох, как он понял!)
Но тут Брауншвайг сообщает, что его величество выехал из дворца и направляется сюда. Придется подождать. Его величество задерживается...
Флегель обещал запомнить Райнхардово оскорбление. Лапушка. «Присматривай за сестрой». Ну ты нарвался...
18:33. Кирхайс, сидящий в машине за ноутом, видит дедушку Клопштока, направляющегося к своей машине. Странно. Вроде бы дед был с тростью...
18:37. Кайзера все нету, кайзер все не едет.
Вау. Явление народу Ансбаха. Покамест со спины. А, вот и в фас. Пришло сообщение из Нью Сансуси. Не приедет кайзер-то. Ну ладно, будем гулять без него...
Райнхард беседует с баронессой. Что случилось? Атмосфера как-то изменилась. - Небольшая неприятность, - отвечает Магдалена. - У его величества случилось несварение желудка. Так что он вернулся обратно во дворец. - Пить надо меньше, - заключает Райнхард. «Бедный Брауншвайг, на нем просто лица нет», - хихикает баронесса.
18:47. Кирхайс размышляет о дедушке Клопштоке. Вылезает из автомобиля.
18:50. Клопшток едет домой. Смотрит на часы. А, это не он, это его преданный дворецки. Ну не так и важно. Еще десять минут.
18:52. Брауншвайг объявляет гостям, что кайзер приболел (о, ничего серьезного) и вернулся домой. Печально, но что делать? Давайте есть и пить.
Кирхайса не пускают во дворец. А как же. Вход-то по приглашениям. Ну хотя бы графа Лоэнграмма позовите. Появляется, между прочим, Ансбах. Какие-то проблемы? Мама мия, это точно Ансбах. Кирхайс, ты говоришь со своей смертью, ксо... Очень вежливая смерть. Представились друг другу, откозыряли.
Дедушка констатирует, что осталось 5 минут. Речь перед статуей Рудольфа. «Кайзер Рудольф Великий, прости меня за мятеж против императорского дома. Они пролили твою кровь. Я нападаю на развратного Фридриха и Брауншвайга, который обманывает его в государственных делах. Все это для блага династии Гольденбаумов».
18:55. Райнхард: раз его величества нет, нет смысла тут оставаться. Баронесса: можно видеть, сколько человек здесь действительно любят Брауншвайга. Райнхард: раз так, я пойду? Кирхайсу, наверное, надоело меня ждать.
18:47. Ансбах пошел звать Лоэнграмма к Кирхайсу.
18:48. Старушке поплохело. Райнхард несет ее на скамью... под часами. Там палка лежит. Дедушкина палочка))) Подскакивает слуга, забирает палку и собирается идти за врачом. И шустро выбегает из зала с дедушкиной палочкой))
19:00. Взрыв.
Кирхайс с криком «Райнхардо-сама!» вбегает во дворец мимо охраны.
Где Райнхард? Разруха, пожар, трупы... Вбегает Ансбах. Господин Брауншвайг! Где вы?
Кирхайс видит Райнхарда. Жив. Оглох только. Уфф. Конечно же, Кирхайс извиняется, что его не пускали. Милый, милый.
Райнхард подбирает бутылку шампанского: не выпить ли за мое счастье? О, и баронесса тут, тоже цела и тоже хочет выпить.
Брауншвайг в раздрызге. Его новая картина горит!
Явился персонаж по имени Артур фон Штрейт. Из Брауншвайговской охраны? Райнхард: вы уже выяснили, кто виновен в произошедшем? - Нет еще. - Зато Кирхайс знает. Догадался.
Дедушка у себя дома перед неким портретом: «Иоганн, ты смеешься над глупостью своего отца? Ах, если бы ты был жив...» Слуга: должен вас огорчить... - Фридрих жив?! - Он не явился на прием. - А Брауншвайг? - Слегка ранен. Трость с бомбой вынесли из зала.
Дедушка в горе. Тридцать лет назад хотел умереть. Жил, чтобы отомстить. И нифига... - Уходите. Вы хорошо служили нашей семье. - Слуга удаляется со скорбной миной.
Райнхард и Кирхайс у Аннерозы. Вы пришли просить арестовать маркиза Клопштока? - Да, но опоздали. Брауншвайг уже потребовал ареста. Поэтому я воспользовался случаем навестить мою сестру. - А Кирхайс любуется Аннерозой. Бедолага.
Пожар. Брауншвайг: мерзавец себя спалил. Почему пожар не тушат? - Ой, радость наша. Антон Фернер. Статуя кайзера перед воротами. Подъехать типа не можем)))
В горящем доме лежит застрелившийся Клопшток. Последний кадр — статуя Рудольфа на фоне пожара.
Конец 9 серии.

Анонс следующей. Ну наконец Ян. И Юлиан. Аааа, Джессика... Яна мы всегда любим, но это опять мрачная серия...

Впервые появились на экране:
Брауншвайг
Клопшток
Флегель
Ансбах
некто фон Штрейт
Фернер

URL
2008-12-11 в 04:14 

Mask_and_Mirror
Hau mikola!
12. смотрю)) сверяюсь с твоим конспектом на предмет имен)))

2008-12-11 в 04:22 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Давай-давай)))
Я не помнила начисто, что Ансбах и Фернер появляются уже здесь. Забавно)))

URL
2008-12-11 в 04:28 

Mask_and_Mirror
Hau mikola!
эх голова у меня дырявая на имена)) но на рожу всех опознаю))

2008-12-11 в 04:31 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Тут столько рож, что я их более-менее выучила ближе к концу. Ну кроме главных героев, конечно. А теперь удивляюсь: ну надо же. Этот с самого начала... этот аж с первой серии... Фернера я вообще запомнила в сериях эдак 90-х. А Ансбаха - в 25 - 26 где-то. Там его никак не пропустишь.

URL
2008-12-11 в 04:42 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
А Ансбаха - в 25 - 26 где-то. Там его никак не пропустишь.
AnnetCat, спойлер

2008-12-11 в 04:43 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium читать дальше

ЗЫ. А вообще во всем виноват Танака))) тут уж не оспоришь)))

URL
2008-12-11 в 05:46 

Hau mikola!
а где ты кстати смотришь? мне надоело закачивать, слишком долго...))

2008-12-11 в 10:24 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Двенадцать командиров розенриттеров погибли в бою. Двое дослужились до флаг-офицеров и вышли в отставку. Остальные шестеро изменили Альянсу и перешли на сторону Рейха.

Двенадцать командиров было у розенриттеров за всю историю. Четверо погибли в бою, двое дослужились до флаг-офицеров и вышли в отставку, шестеро перебежали в Рейх. Шенкопф тринадцатый по счету командир.

Кажется, Линц и Блюмхарт, но я не уверена

Точно они. :)

2008-12-11 в 12:43 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
LynxCancer О, спасибо, это явно был жирный крокодил, щас поправлю.
Mask_and_Mirror А вот тут: www.crunchyroll.com/showseriesmedia?id=118
Там оно лежит все, и гайдены можно найти)))

URL
2008-12-11 в 22:57 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Тут была таблица имен и званий, но она развалилась, а ее мне прислали в Экселе - так что комменты я убрала. По ним трудно было понять, что к чему, а у мну теперь табличка есть.

URL
2008-12-13 в 05:57 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
10 серия. Jessica's Struggle
За взятие Изерлона Ян Вэньли был повышен в звании — до вице-адмирала. Сейчас они с Юлианом летят в Тернусен, второй по величине город на Хайнессене. Пригласили, понимаешь, национального героя выступить на юбилейной церемонии в его родимой офицерской академии. Тут есть что вспомнить... ждите флешбэков... И единственное запланированное дело — церемония в академии... свобода, ксо...
Юлиан умница... «Если хочешь что-нибудь тут посмотреть, Юлиан, давай сходим посмотрим». - «Не беспокойтесь обо мне. Вот если вы хотите тут кое-кого увидеть...» Хороший мальчик, да!
Дальше безобразная история с местным политиком (Раймонд Тольятти, хе), который подло напал на национального героя в аэропорту и заставил его жать свою мерзкую лапу под прицелом фотоаппаратов. Девочка с букетом, очень несчастная. Напомнили Яну про битву при Астарте (девочка — дочь погибшего). Ян, ты слишком вежлив, ей-богу. Даже Юлиана перекосило.
Ян с Юлианом в номере смотрят на это шоу по телевизору. «Они подали это так, будто ты приехал поддержать этих сторонников войны. Это то, чего хотели эти мерзавцы». - «Какие мерзавцы?» - «Начальство, которое меня сюда прислало. Думаю, за этим стоит Трунихт». - «Министр обороны так поступает?» - «Я должен был догадаться. Я всегда был на грани исключения из Академии, но они пригласили меня на церемонию.» Дальше насчет бедной девочки. Она не была рада меня видеть... ну и так далее. Юлиан предлагает испытанное средство — чай («и лучше с бренди»). Звонок в дверь. Тьфу. Я знаю, кто это.
Пришли бить морду. Юлиан бежит за пистолетом. Тут пришла Джессика. Ян очарователен. Ничего лучше не придумал, как сказать «привет».
Явилась охрана. Кто ее вызвал, интересно знать. Только если Юлиан, когда мимо него пробежали любители чистки адмиральской физиономии? Юлиан: «О, извините, у нас вечеринка, и кое-кто выпил лишнего».
Джессика извиняется — она побежала останавливать своих миротворцев. - Да уж, ты вовремя, немного позже — и я был бы вынужден пропустить завтрашнее мероприятие. - Ты все-таки пойдешь? (мне кажется, она пожалела, что поторопилась) - Это приказ начальства. - Ясно. Но подобное может повториться, надеюсь, ты это понимаешь? Антивоенная партия у них, да уж... Выдвинули своего кандидата на местных выборах. Были шансы на победу, но тут ты приехал, пожал гаду руку и все испортил. Все газеты и телевидение трубят. - ну не дотумкал он! - Если ты действительно хочешь помочь, не ходи завтра! Или я слишком многого прошу... Короче, она извинилась — а теперь прощай. Юлиан: «Адмирал Ян, она ушла. Почему вы ей не сказали: «Я приехал, чтобы увидеться с тобой»?» - добрый ты мальчик)) - «Юлиан, чай еще не готов?» так его, доброго...
Ян и Юлиан пытаются поужинать в ресторане. Автограф. Эти классные местные ребята с национальным гимном. Поесть людям дайте! Как же.
Зато портрету политического гада по морде мы дали))
Драка в темном закоулке. Это теперь другие мордобойцы, патриотические, бьют парня из миротворческой партии. Явление Яна и Юлиана. Мордобойцы разбежались, Ян везет побитого на такси в штаб. Юлиану велено идти в гостиницу. Сильно разочарованная мордаха Юлиана.
Ян затаскивает побитого в штаб-квартиру. Эффект замечательный: «Что ты с ним сделал, злодей?» Ян объясняет ситуацию. Бедолага сильно побит, но кости целы.
Благодарный кандидат в депутаты (Джеймс Торндайк). Рукопожатие. Ксо, опять фотоаппарат. Джессика вмешивается и отнимает снимок. Хе, фотоаппарат системы «Полароид»))) Мы не такие, как наши гадкие противники!
Ага, немного лирики))) Ян и Джессика прогуливаются по вечернему городу. Ян: мне понравился ваш кандидат. - Джессика^ Он организовал антивоенное движение после гибели своих троих сыновей во время второй атаки на Изерлон. Он порядочный человек. Войну ненавидит всем сердцем.
Подходят к Академии. Щас будет флешбэк, точно вам говорю.
Ян с Джессикой сидят под деревом у Академии. Джессика: Ирония судьбы. Ни Жан, ни ты не любили войну, и в конце концов стали солдатами. - Тому было много причин.
А вот и флешбэк. Ян вспоминает Академию, Лаппа, знакомство с Джессикой и как он наступал ей на ноги во время танца.
«Я так и не научился танцевать» - «Я думала, ты еще раз пригласишь меня на танец. Я бы пошла. Но ты так и не пригласил» - «Потому что Жан был влюблен без памяти» - «Друг не может быть соперником?» - «Вроде того» - «Но теперь...» Ну... ну... не дали поцеловать девушку. Рвануло.
Взрыв был в штаб-квартире. Погиб побитый. Кандидата увезли в больницу, но похоже, не жилец. Джессика рванула за ним.
Церемония в Академии. Бла-бла-бла.
Юлиан встречает Яна возле Академии. Уходят. Печальный взгляд на дерево.
Аэропорт. Ян и Юлиан собираются улетать. Ага, снова репортеры. Что вы думаете о взрыве в штаб-квартире антивоенного движения? - Это выпад против демократического правления. - Многие полагают, что это дело рук партии войны. - Я тоже так думаю. Извините, опаздываю. - Что вы думаете о выдвижении кандидатуры Джессики Эдвардс вместо Торндайка? - Вот как?..
Ян и Юлиан в самолете. Джессика произносит речь. Примерно такую же, как перед Трунихтом в 3-й серии.
Диктор: результаты выборов: Джессика Эдвардс набрала более 80% голосов. Передачу смотрят Дуайт Гринхилл и Ян Вэньли. Гринхилл: похоже, это результат атаки на Торндайка. Бестолковые ребята эти патриоты. Ян: и кто, как вы думаете, за ними стоит? Гринхилл развивает мысль насчет Трунихта, и тут является Фредерика и отвлекает адмирала Яна от содержательной беседы. Гринхилл: Фредерика, пригласи адмирала на обед к нам нынче вечером. (Ян ошарашен) Не смотрите с таким изумлением. У вас какие-то проблемы с моей дочерью? - Что вы, ничего подобного! - Если хотите, можете взять с собой своего подопечного. Юлиан, не так ли? - Да, сэр, он будет рад.
Хех, идет за Фредерикой, а оглядывается на экран, где показывают Джессику...
От автора: Неделей позже первый консул Альянса принял решение о вторжении на территорию империи.
Конец 10 серии

В анонсе маркиза Бенемюнде со своим заговором

Впервые появляются (и вряд ли еще всплывут) только кандидаты на выборах в Тернусене: Раймонд Тольятти и Джеймс Торндайк.
Вообще-то еще владелец ресторанчика, он вроде бы будет появляться еще, но как его зовут, все равно неизвестно.

URL
2008-12-16 в 00:48 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
11 серия. An Actress Exits
Нам напоминают, что кайзером у нас Фридрих IV, 36 по счету от начала династии. Короче, политикой не интересовался, жил в свое удовольствие. Однажды — когда ему было хорошо за 40 — Фридрих завел себе очередную фаворитку, Сюзанну фон Бенемюнде. Продолжалось это до тех пор, пока приближенные Фридриха не засекли как-то раз на улице красивую юную Аннерозе фон Мюзель пятнадцати лет от роду. Аннерозе была взята ко двору и завладела всем вниманием кайзера.
Прошло 10 лет.
Один. В опере. Сидят Аннерозе с кайзером, но смотрят, кажется, не на сцену. Кайзер что-то говорит, она кивает. Встают и выходят из ложи. Из зала выскакивает маркиза Бенемюнде. «Ваше величество!» Кайзер оглянулся и шустро двинулся дальше. Маркиза злобно смотрит вслед. Это все та женщина виновата! (вообще-то ее 10 лет как отставили, чего ее вдруг так пробрало?)
Дворец маркизы Бенемюнде. Мадам бушует. Хтой-то (вид со спины) ее подзуживает. Аннерозе вообще страшная, это из-за нее разваливается династия! Ну кто-кто, Флегель это... интригует, зараза.
Во всем виновата Аннерозе. И ее мерзкий брат, конечно. Ну да, и адмиралом он стал только потому, что он ее младшенький братец. Флегель поддает жару. Ага, маркиза догадалась сама, что надо убрать Аннерозе, и сразу все будет хорошо.
Флегель едет в машине от Бенемюнде. Мы должны создать видимость, что это полностью дело рук маркизы, если вдруг что сорвется — мы ни при чем. А что это за бровастый гражданин с ним едет? Щас я скрин-то вырежу на всякий пожарный... «Это глупая женщина. Она пытается вызвать солнце обратно, когда оно давным-давно зашло». Короче, надо, чтобы она молчала — особенно она. Маркиза попала, но еще об этом не знает.
Райнхард с Кирхайсом смотрят на звезды и говорят о мечтах и реальности. Почти флешбэк, но не совсем. А все почему? Райнхард получил анонимное письмо: леди Б собирается убить леди А. Сорри, леди Г. Ну не важно. Райнхард намерен отдать приказ Оберштайну позаботиться об этом деле. Двор - страшный гадюшник. Когда кто-то возносится, другие падают. У тебя и Аннерозе множество врагов. Впрочем, у врагов тоже есть враги...
Пента (окта) гон. Ежедневные совещания на тему — как отобрать Изерлон у Альянса. Райнхард был обязан присутствовать.
Тем временем слухи о планах маркизы Бенемюнде распространились довольно широко. В результате кайзер выслал маркизу в деревню. «Ах, почему он не пришел сам и не сказал мне это сам?» - «У его величества очень много важных дел», - отвечает Лихтенладе. Ну, тут пассаж маркизы насчет происков «этой женщины». Это все она! «Мадам, я никогда не слышал, чтобы графиня Грюневальд говорила что-нибудь подобное». За дверью подслушивает с мерзкой ухмылкой Флегель.
Дама кидается подушкой))) было б чего потяжелее — кинула б. Заходит Флегель. Дама дошла до нужной кондиции, теперь осталось ее пихнуть, чтобы она начала действовать.
Дом графини Грюневальд. Аннерозе причесывается перед зеркалом. Горничная: ах! С вашим братом несчастье! Он тяжело ранен! Только что принесли письмо... Конечно, она немедленно должна ехать к брату!
По дороге машина Аннерозы проезжает мимо автомобиля Миттельмайера и Ройенталя. Ребята сильно удивились.
Совещание по проблеме Изерлона. Раньше крепость была на передней линии обороны Рейха. Задача флота — вернуть крепость любой ценой! Райнхард сидит, слушает.
Миттельмайер с Ройенталем пришли в Октагон, видят Кирхайса, рассказывают о странной поездке Аннерозе. Она редко покидает Сансуси, а тут ехала в западном направлении за город.
Лес. На машину Аннерозе нападают сомнительные личности.
Кирхайс пытается вызвать Райнхарда с совещания. Но секретарша военного министра неодолима. Так что едут разбираться втроем: Кирхайс, Миттельмайер и Ройенталь.
Загородный коттеджик. Подъезжает машина. Запихивают Аннерозе в дом. А вот и маркиза))) Никогда еще злодеи не упускали случая объяснить жертве в подробностях свои зловещие планы. Ну и Бенемюнде туда же. Тебя щас отравят, а потом твое тело найдут в сене с простолюдином. Чтоб никаких сомнений в твоей порочности. Кстати, на стене у маркизы портрет кайзера))) Зловеще сверкает кольцо, начиненное, в лучших традициях, ядом. Ну надо ж дать спасителям время, чтобы явиться.
А вот и они. Кирхайс, Миттельмайер, Ройенталь. Не успели из машины выйти — а их уже обстреляли. Чтобы не сомневались, что доехали куда надо. Перестрелка отвлекает маркизу от ее черного дела, а ребята уже распахивают дверь. Красавцы, все трое. Аннерозе: «Зиг!» Кирхайс пытается взывать к разуму маркизы, но фига с два. Тем более что у нее соратники. Щас девушку прирежут, если вы не положите оружие. Кирхайс медленно кладет пистолет на пол. «Остальные двое — тоже!» тут удачно выключает свет чья-то рука (ы, я знаю, чья), Ройенталь не менее удачно стреляет — и дело в шляпе. Аннерозе спасена, гады сбежали через окно.
А вот и он. «Извините, я припозднился». Пауль фон Оберштайн собственной персоной. «С другой стороны, иногда припоздниться бывает полезно». Ройенталь: «Оберштайн, это вы вырубили электричество?» Оберштайн слегка кланяется.
Райнхард выходит с совещания. Секретарша сообщает, что им интересовался адмирал Кирхайс.
Райнхард торопится в свое адмиралтейство. Уже ждут, все четверо: Кирхайс, Миттельмайер, Ройенталь — и Оберштайн. «Кирхайс, что случилось?» - «Леди Аннерозе цела и невредима. Она отправлена с эскортом в Сансуси.» - «А преступники?» - «Маркиза Бенемюнде. Дело деликатное, думаю, его нужно оставить дворцовой гвардии. Мы не смогли опознать остальных.» - «Я знаю, - это Оберштайн. - Среди них был барон Флегель.» Райнхард тут же припоминает ядовитые обещания Флегеля. Оберштайн: «К сожалению, у меня нет доказательств».
Флегель разносит своих людей. Некомпетентные ублюдки! А, это тот самый бровастый молодой человек, которого я вырезала на всякий пожарный. «Вы должны принять меры к сохранению секретности. Вы меня поняли?» - «Да, сэр. Что будем делать с маркизой Бенемюнде?» - «Выбора у нас нет. Попрошу дядю что-нибудь предпринять» А дядя у нас Брауншвайг.
Маркизу выводят из ее дворца.
Фридрих велит Лихтенладе решить дело как можно тише.
Торжественное тихое отравление. Высшие чины выстроены вдоль красного ковра. Райнхард тоже здесь. Вводят маркизу. Лихтенладе объявляет ей приговор. За похищение и попытку убийства графини Грюневальд его величество приказывает предать маркизу Бенемюнде смерти. Поскольку он питает к ней признательность, ей позволено покончить с собой самостоятельно. Более того, его величество настолько благосклонен, что даже придет на ее похороны. Вносят бокал с вином. Пейте, маркиза. Не хотите? Заставим... Маркиза возмущена. Это происки той женщины! Я старалась ради династии Гольденбаумов! Это все та женщина и ее поганый братец! Плевок в физиономию Райнхарда. Лихтенладе: «Вы удовлетворены, маркиза?» а теперь пей... сказано ж — не хочешь, заставим... что, какие два пальца в рот? Придержите девушке руки... готово. «Я только хотела, чтобы все было, как раньше». Бедная. Тянет руку, взывая к его величеству, - прямо к Лоэнграмму. Пророчески так.
Райнхард в мрачном настроении идет по галерее дворца и сталкивается с Флегелем. «Не думайте, что вы вывернетесь в следующий раз» Флегель смотрит ему вслед.
Райнхард сообщает сестре, что маркиза Бенемюнде покончила с собой. «Райнхард, постарайся ее забыть» - «Эту женщину? Она пыталась тебя убить!» - «Всякий, неважно, кто, чувствует печаль и боль. Пожалуйста, постарайся понять ее чувства. Она однажды была вознесена на пьедестал. Теперь она забыта и вычеркнута из его сердца. Она, должно быть, была очень несчастна».
От автора: начинался упадок династии Гольденбаумов. Гниль декаданса глубоко проникла в общество. Результатом были и такие инциденты. Обычно подобные проблемы тайно решались двором. В тот же день было объявлено о кончине маркизы Бенемюнде от внезапной болезни.
Конец 11 серии

В анонсе Хайнессен, Ян Вэньли и коммодор Форк.

Впервые появляется собственно маркиза Бенемюнде, ну туда ей и дорога.

URL
2008-12-16 в 01:08 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
AnnetCat, кстати, касательно "заточения" Аннерозе, по крайней мере на данный момент. Заметь, получив известие, она уезжает немедленно - и совершенно свободно. Никому не отчитываясь о причине поездки - иначе ей сообщили бы, что с Райнхардом всё в порядке.

2008-12-16 в 01:28 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
А заточение существует только в воображении брата. И то - подозреваю, что существовало раньше, а теперь он уже в общем понимает, что картина мира немножко не такая, как ему представлялось. Но он же привык! ему ж надо зохавать вселенную, чтобы освободить сестру от дракона от милого пожилого любовника...

URL
2008-12-16 в 01:40 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
AnnetCat, кстати, возникла идея касательно редкости встреч брата и сестры. Похоже, это действительно необходимо. Смотри: Райнхард одерживает победу - получает повышение - едет в гости к Аннерозе. Именно в таком порядке. Чтобы всем было очевидно, что фаворитка кайзера не имеет никакого отношения к карьерному росту брата. Она действительно не имеет, но придворным по-другому не объяснишь. Слухи, конечно, ходят - но абсолютно беспочвенные.
Не удивлюсь, если схему эту сама девушка и придумала.

2008-12-16 в 02:18 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
А кстати, идея хороша)))

URL
2008-12-22 в 03:29 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
12 серия. Attack on the Empire
Нам напоминают, что адмирал Ян Вэньли захватил неприступный Изерлон, не пролив ни капли крови.
Хайнессен. Хайнессенполис. Победа как наркотик. Рыцарь-мордобоец... то бишь патриот размахивает руками на улице. Народу захотелось полной победы.
В машине едут Ситоле и Кассельн... и Ян тоже)) Ситоле: я был наивен. Я думал, что победа в Изерлоне вызовет спад желания воевать. - Ян: Ваше превосходительство, решение о вторжении в Империю еще не принято. - Ситоле: нет, конечно, но этого все хотят. А решать не нам. Политикам. - Кассельн: меня не радует перспектива доверить нашу судьбу этой компании.
Машина резко тормозит. Великая пробка)) Ян спрашивает у полицейского, что случилось. «Ах, неужели я вижу самого Яна Вэньли?» Тьфу ты, господи. Так чего стоим? О хоссподи, у них упал центральный управляющий компьютер... Светофоры, что ли, некому переключать? С железом все в порядке, кто-то, вероятно, что-то неправильно компу задал... Хех, а не подали ли сейчас Яну идею о методе второго захвата Изерлона, подумала я? Починят часа через 4. Этак наши военные опоздают на заседание. Надо как-то выбираться. Кассельн предлагает вызвать вертолет.
А тут штатский ругается. Тоже проехать хочет. О! Это ж Лебелло. Здравствуй, дорогой..
Итак, Джоанне Лебелло: Такими темпами я опоздаю на совещание. Я буду отсутствовать. И все это потому, что вы не доставили меня туда вовремя. (а, это он шофера своего распекает, похоже) - Ситоле: Все еще долго спишь. - Лебелло (оборачиваясь): что? Ба, да это великий вояка. Что ты тут делаешь? Гуляешь? - Ситоле: как плохо, что я человек, не имеющий досуга для прогулок. - Лебелло: я тоже, я так занят, что голова кругом. И вообще, ваши солдаты невыносимы. Вы захватили 500.000 пленных на Изерлоне. Вы не можете закончить дело аккуратно? Где мы возьмем фонды, чтобы содержать их? (Кассельн хихикает, Ян улыбается) - Ситоле: так вы что, полагаете — нам надо было убить пленных? - Лебелло: нет, конечно! Это ж демократия! Мы не можем поступать варварски. (Ян крутит головой — летит вертолет) - Кассельн: адмирал, это за нами. - Ситоле: Лебелло, не сердись. Поехали с нами. - Лебелло: куда? - Ситоле: я покажу тебе, что солдаты иногда могут быть полезны.
В вертолете. Кассельн: я не знал, что вы и министр финансов друзья детства. - Лебелло, довольно сердито: так вышло, что мы живем по соседству. - Ситоле: ладно, ладно, было бы о чем говорить. И я озаботился взять тебя на борт. - Лебелло: этого следовало ожидать. Очень важно, чтобы я попал на совещание в верховном совете. Посмотри вниз. Все из-за глупой ошибки. Позорище! А все из-за этой войны: нехватка персонала на транспорте. Потому что не хватает 30 или 40 опытных инженеров — вот и случаются такие ошибки. - Ян: вина военных в том, что они забирают слишком много людей? - Лебелло: именно. Подумайте об этом минуту — и вы поймете. - Ситоле: слишком многие этого не понимают.
Довезли Лебелло до места) «Извини за беспокойство, солдат. Спасибо за помощь.» - Ситоле: Лебелло! - Лебелло: что? - Ситоле: это правда, что военные представили совету план вторжения в Империю. Но не все солдаты считают, что война — это хорошо. - Лебелло: я знаю.
Дальше летят. Ситоле: Высший совет Альянса свободных планет. Все важнейшие решения принимаются здесь в тайной комнате. Как мы можем называть это открытым правительством? - Как вы думаете, что бы об этом сказал наш основатель, Хайнессен? - Ситоле: он рыдает в своей могиле.
А вот и высший совет. Председатель открывает заседание. Сегодняшний вопрос внесен военными. План по вводу войск на территорию Империи. Лебелло — насчет того, что до сих пор велась непрерывная война, и наша экономика это выдерживала. Но теперь это не так. Эскалация конфликта приведет к коллапсу экономики. - Председатель: предлагаете напечатать больше бумажных денег? - Лебелло: сколько можно это делать? Скоро они не будут ничего стоить. Я не хочу оставить в наследство нашим потомкам долги и войти в историю некомпетентным. - Но если мы не победим в войне, следующих поколений не будет. - Лебелло: поэтому надо остановить войну. - Спасибо адмиралу Яну, у нас теперь есть Изерлонская крепость. - Лебелло: Имперский флот потерял базу для вторжения. Теперь мы можем заключить мирный договор на выгодных условиях. Разве я не прав? - Дядька рядом с ним: Тише, не заходи слишком далеко. - Министр финансов высказался. Но ведь это война против тирании и несправедливости. Вы хотите сказать, что если это дорого стоит, мы должны остановиться? - Я тоже так думаю. Экономические проблемы должны быть решены внутренними силами. - Хван Леви (вот же зовут человека!): скажу как министр человеческих ресурсов. Не говоря уж о проблемах экономики, у нас большая проблема с сохранением талантливых людей. Слишком много талантов потребляет армия. Среди граждан не осталось никого, кроме детей и стариков. Если так пойдет дальше, социальная структура Альянса распадется. Сейчас не время для эскалации войны! - Лебелло (тихо): хорошо сказано. - А вот и Трунихт, зараза (убить восемь раз): я понимаю, что говорит министр человеческих ресурсов. Но в случае обороны это момент истины. Я бы хотел помощи даже одного человека. - Хван: но, министр обороны, не будет ли разрушением принципов демократии — заставлять граждан идти на дальнейшие жертвы? Граждане не могут нести бремя. - Дама: это не вопрос. (Корнелия Виндзор! О! Во как ее зовут!) Наша великая цель — сбросить деспотию. Мы можем объяснить это гражданам и воззвать к их патриотизму. Ничто великое никогда не обходится без жертв. - Граждане начнут сомневаться, если жертва будет слишком велика, миссис Виндзор. - Никакая жертва не будет слишком велика! Мы должны стараться, даже если мы все умрем! (наверное, у нее детей нет...) - Лебелло: это уже не политический аргумент. - М-ме Виндзор: наш долг чести — свергнуть Галактическую империю. Наш долг — спасти человеческую расу от угрозы этого гнета. Не время отравляться дешевым гуманитаризмом. - Хван: кто из нас отравлен? - Председатель: посмотрите, вот некоторые данные. Обратите внимание на экран. Здесь показана доля поддерживающих этот совет. Она уменьшается и не показывает ни малейших тенденций к росту. А значит, растет число тех, кто нас не поддерживает. Прискорбно, но это так. (общий вздох) Если так будет продолжаться, нам не победить на следующих выборах. (вот что главное! Не жертвы, не экономика, которая трещит по швам! Победить на выборах, а там трава не расти...) Очевидно, что совет потеряет большинство. Но если мы одержим победу над Империей в следующие 100 дней... оппозиция составит едва 15 %. - Виндзор: все зависит от голосования по военному плану. - Голоса согласных. - Лебелло: Подождите! Мы не имеем права! Как можем мы использовать войска для достижения политической власти? - Виндзор, хихикая: О боже, какой наивный... - Хван: пожалуйста, не теряйте лица.
Ну и дальше проголосовали, и все мы знаем за что. Против — трое. Лебелло, Хван и... Трунихт, радость наша. Он умный. Если что — он был против.
Лебелло (про себя): прости, Ситоле.
Ян — ноги на стол. Входит Фредерика с бумагой. - Адмирал, высший совет принял решение. (Ноги моментом убираются со стола.) - Это не похоже на хорошие новости. - Нет, сэр. Для обсуждения этого вопроса мой папа... я имею в виду — начальник штаба Гринхилл... вызывает вас к себе.
Сидят Гринхилл и еще кто-то (Форк?). Входит Ян. По телевизору распинается Трунихт. Его спрашивают, правда ли, что он был против ввода войск. Точно, Форк! Трунихт говорит, что он патриот, но это не значит, что он всегда за войну. Гринхилл: Министр Трунихт хороший актер, не так ли? - Да, но его решение, вероятно, правильное? (это Ян) Глупо думать, что мы можем победить на этот раз. - Форк: Что?! - Ян: ой... вы кто, извините? - Коммодор Эндрю Форк! - Ян: коммодор Форк?.. - Гринхилл: Адмирал Ян, это коммодор Форк, тот человек, который разработал план вторжения. - Ян: вот как... - Форк: стыдно адмиралу Яну быть против плана вторжения. - Ян: с нынешними силами это невозможно. - Форк: разве не адмирал Ян захватил Изерлон, что считалось невозможным? - Ян: ну да, но... - Форк: или вы думаете, что только адмирал Ян способен составить план, ведущий к победе? - Бедный Ян... Гринхилл: коммодор Форк, вы больше тут не нужны. Можете идти. - Форк козыряет и уходит.
Гринхилл: причина не в этом, но я хочу, чтобы ваш 13-й флот тоже участвовал. Я хотел сказать вам, что я формально реорганизую его, скомбинировав с остатками 2-го флота. - Ян: да, сэр. Адмирал, вы одобряете эту операцию? - Гринхилл: мы обязаны выполнять решения правительства. Даже если мы думаем, что решение глупое. Разве это не фундаментальный принцип нации? Кроме того, народ выбрал это правительство, не так ли? - Ян: Временами я сомневаюсь. Империя, где несколько дворян управляют массами, плохое правительство. Альянс, с правительством, выбранным народом, еще хуже. Которое, как вы думаете, неправильное?.. простите. Это недопустимые разговоры для солдата. - Гринхилл: Нет, все верно. Иногда я тоже сомневаюсь. Но это не тот вопрос, на который легко ответить. - Ян: да, сэр. - Гринхилл: ладно, займемся реорганизацией вашего флота. - Ян: кстати, спасибо вам за моего замечательного адьютанта. Я получил необыкновенный организаторский талант. Так что я очень доволен. - Гринхилл: она пригодится? - Ян: да, сэр. - Гринхилл доволен.

URL
2008-12-22 в 03:30 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Схема планет, опять ни фига не надписано, нам напоминают о двух коридорах между Рейхом и Альянсом.
Феззан. Хотя официально он считается территорией империи, он в достаточной мере автономен. Дипломатические и торговые отношения с Альянсом молчаливо допускаются. Так что Феззан — клапан между этими двумя силами. Он никогда не добивался равенства с ними. Он центр, где сходятся три (?) торговых пути, в том числе с Рейхом и с Альянсом. Естественно, информация тоже стекается сюда с обеих сторон. Естественно, и у Рейха, и у Альянса есть тут свои посланники. (Йохен фон Ремшейд — имперский дядька) Феззан основал Леопольд Лаап, великий торговец и уроженец Земли, с позволеня Империи. Сейчас Феззаном управляет пятый независимый лорд, Адриан Рубинский. (Рубинский едет в машине).
Вино льется в бокал))) О, так это загородный дом вашего превосходительства? (кто говорит, пока не видно, но это имперец фон Ремшейд, зуб даю). Рубинский: нет, это ее. - вино разливает Доминик, как всегда, платье с разрезом по самое не могу. - Господин Рубинский, сколько у вас любовниц? - Так много, что я потерял счет. - О, вы энергичны. (точно, рейховец) Вы пригласили меня, чтобы что-то со мной обсудить? - Рубинский: да, полагаю, как главному представителю Империи, вам это должно быть весьма интересно. Поступила чрезвычайно секретная информация. Альянс планирует всеми силами вторгнуться в Империю. - Альянс? Нет. Я имею в виду этих мятежников... - Теперь, когда они захватили важнейшую для Империи крепость Изерлон, их дух высок, вы не считаете? - Имперец: сколько бы Изерлонов они ни захватили, этого недостаточно. - Рубинский: Альянс действительно готовит масштабное наступление. - Насколько масштабное? - Около 30 млн солдат. - Имперец: 30 млн человек? Не думаю, что у них хватит умения контролировать такие силы. Кстати, зачем ваше превосходительство сообщает мне это? - Рубинский: вы ставите меня в неловкое положение таким вопросом. В конце концов, Феззан — территория Империи. Разве мы не должны быть ей полезны? - Нет-нет, беру свои слова обратно. Все так, как вы сказали, ваше превосходительство.
Хайнессен. Ортханк. - Итак, план вторжения одобрен высшим советом. (это Ситоле) Первым делом мы должны выслушать мнение штаба, включая вопрос об организации войск. Реар адмирал Кассельн, вы объясните? - Кассельн: да, сэр. Во-первых, командующим флотом назначен его превосходительство адмирал Лаззл Лобос. Начальник штаба — адмирал Гринхилл. Оперативный штаб — вице-адмирал Конев и пять ассистентов. (кем он приходится Ивану и Борису, этот вице-адмирал?) Информационный штаб — реар адмирал Борайнен и три ассистента. Командование боевыми единицами — вице-адмирал Люфебер, 3-й флот, вице-адмирал Бьюкок, 5-й флот, вице-адмирал Хогвуд, 7-й флот, вице-адмирал Эпплтон, 8-й флот, вице-адмирал Аль Салем, 9 флот, вице-адмирал Уланфу, 10-й флот, вице-адмирал Бородин, 12-й флот, и вице-адмирал Ян, 13-й флот. Итак, мы посылаем 8 флотов. Общая мобилизация — 30.227.400 человек. - Ситоле: детальный план атаки этой экспедиции еще не разработан. Цель сегодняшнего заседания — решить это. Призываю вас принять активное участие в обсуждении и критике.
Выскакивает Форк. (можно я скажу? Ну можно я скажу?) Я уверен, что эта экспедиция войдет в историю Альянса... бла-бла-бла... - Бедного Яна аж перекосило. Встает... кто это? Уланфу, что ли? Китаец))) Мы все солдаты, пошлют — пойдем. Но мы идем в самое сердце Империи, и хотелось бы узнать подробности предполагаемой стратегии. - Форку предлагают объяснить подробнее. - Форк: мы вторгнемся на имперскую территорию большими силами. От одного этого кровь в жилах граждан империи побежит быстрее. - Вы хотите сказать, что мы войдем без стрельбы, а они отступят? - Это вряд ли. Мы должны проявить максимум гибкости и реагировать на события в соответствии с обстоятельствами. - Пожалуйста, поточнее. Пока это слишком абстрактно. - Бьюкок: он подразумевает, что мы должны предположительно искать хорошего шанса. - Форк: еще что-нибудь? - Ян: Можно я? Я хочу услышать причины, почему мы решили вторгнуться в Империю именно сейчас. - Бьюкок: разве это не для успеха выборов? - дружный смех. - Форк: на войне бывают благоприятные обстоятельства. Если мы их используем, судьба будет к нам благосклонна. - Ян: То есть вы нам говорите, что сейчас наш шанс атаковать Империю. - Форк: это не только агрессия! Это великая священная война! (Ян смотрит с безнадегой. Еще бы...) Используя Изерлонскую крепость как плацдарм, мы проникнем глубоко на имперскую территорию. Увидев это, имперский флот впадет в панику и не будет знать, что делать. (объемная схема, что изображает, не пойму) Беспрецедентно большой флот Альянса явится под флагом справедливости союза свободных планет! (надо было писать бла-бла-бла...) - Ян: однако в этой операции наше снабжение будет сильно растянуто. Возможны проблемы со снабжением и связью. Далее, просто атакуя наши длинные тонкие фланги, враг сможет легко разбить наши силы поодиночке. - Форк: Почему вы подчеркиваете эту возможность? Враг будет зажат между нашими флотами. Подойдя с фронта и с тыла, мы бомбардируем их со всех сторон. (глазки-то уже сумасшедшие! Маньяк) Никаких сомнений, мы нанесем им сокрушительное поражение! То, что описывает адмирал Ян — незначительный риск. - Ян: нет. Имперскими войсками, возможно, будет командовать граф Лоэнграмм. Учитывая продемонстрированный им военный гений, мы должны разработать немного более осторожный план. - Адмирал Ян, я знаю, вы высоко цените графа Лоэнграмма (ой, а кто это говорит? Гринхилл?), но он еще очень молод. Он тоже может ошибаться. - Ян: Возможно. Но если мы сделаем бОльшую ошибку, чем он, то победит он, а мы будем разбиты. - Форк: это не более чем спекуляции, адмирал Ян. Боюсь, вы переоцениваете противника. Для военного это позор. Более того, вы понижаете уровень энтузиазма наших сторонников, ослабляя их решимость. Думаю, что вы помогаете врагу... (договорился, идиот...) - Бьюкок: коммодор Форк! Вы грубите. - Форк: да ну? - Бьюкок: обвинять любого, кто оспаривает ваши идеи, в пособничестве врагу — это невежливо. - Форк: я говорю в широком смысле. Я не намеревался порочить чью-либо репутацию. - Ян садится на свое место. На лице написано: это безнадежно. - Форк: итак, цель этого благородного дела — освободить 25 биллионов граждан Галактической империи, изнывающих под гнетом тоталитарного государства. Любой, кто противостоит этому, не может помочь, а напротив, поддерживает Империю. Кто-нибудь скажет, что я неправ? (лапушка. Скажи, что я неправ — будешь изменник.) Допустим, у них есть географические преимущества, или даже новое оружие, превосходящее наше воображение. Мы не должны уклоняться от нашего долга! (а поза какая! Маньяк, как есть маньяк) Если мы выступаем как освободительная армия, граждане империи кинутся приветствовать нас, радоваться и присоединяться к нашему наступлению! (да-да, а мы думали в свое время, что немецкий рабочий класс выйдет встречать советские войска...) И затем!..

URL
2008-12-22 в 03:30 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Пустой зал совещаний. Сидит мрачный Ян и, кажется, Ситоле. - Ты хочешь сказать, что должен уйти из армии после всего этого? - Ян: нет... - Ситоле (точно, это он): но хорошо, что я не принял твоей отставки. Даже хотя я не предполагал такой ситуации, как сейчас, твое присутствие в армии теперь важно как никогда. Особенно из-за таких людей как этот Форк. Он считает эту операцию своим персональным путем в верховный совет. Ясно, что его мотив — жажда продвижения. - Да, сэр. - Он был лучшим в своем выпуске офицерской академии. Однажды он достигнет высших чинов в вооруженных силах. Но сейчас он стремится оттереть конкурентов. Мы должны быть всегда способны работать лучше него. - Верно. - Ты иногда тормозишь. Его единственный конкурент — это ты. - Я?! Но, чиф, я... - Не важно, что считаешь ты. Важно, что Форк думает о твоих намерениях. Кроме того, ты видел, какой он. Он старается доказать свою гениальность с помощью красноречия, а не реальных результатов. Он дискредитирует других, чтобы самому выглядеть более значимым. Но он не так умен, как ему кажется. Слишком опасно доверять ему судьбы 30 млн людей. - Ян: так вы хотите, чтобы я противостоял Форку? - Ситоле: ты не должен беспокоиться о коммодоре Форке. Если ты достигнешь вершины в армии, ты удержишь таких Форков там, где их место. Я надеюсь, что так и будет. - Ян: но вам не нужен я... - Ситоле: ты единственное, что у нас есть. - Ваше превосходительство... - Ситоле: когда эта операция закончится, я выйду в отставку. Если мы проиграем, я возьмуна себя ответственность и уйду в отставку. Если мы добьемся успеха, я уйду и передам мои полномочия Лобосу. Как бы ни повернулось дело, моя судьба решена. Но ты — другое дело. - Ян: ваше превосходительство, вы всегда ожидаете от меня слишком многого. Как в Изерлоне. - Но ты блестяще справился. В этот раз ты должен сделать то же самое. Я рассчитываю на тебя.
Одинокий Ян в пустом зале.
-Это сообщение от графа Ремшейдта, нашего представителя на Феззане. (Лихтенладе, не иначе — нет, Герлах) — И источник информации достоин доверия? (а вот это Лихтенладе). - - Герлах: Наверное, Рубинский. Что планирует Черный Лис Феззана? - Как бы то ни было, сила в 30 млн солдат. Что мы можем противопоставить? - Не поручить ли это тому мальчишке? - Но этот человек... если он победит, он превзойдет самого себя. - Герлах: Так пусть. Мы используем его силу, как мы умеем. Мы сможем достичь с ним то, чего и не воображали. - Лихтенладе: да, ты прав.
От автора: силы вторжения Альянса, размещенные на базе Изерлона, отправились вместе с 8-м флотом из 200.000 кораблей и 30 млн солдат на имперскую территорию.
Ян на мостике. Про себя: Я уверен — он появится. Граф Райнхард фон Лоэнграмм. Ситуация такова, что вся наша судьба зависит от него.
А вот и Райнхард.
От автора: кайзер дал Райнхарду фон Лоэнграмму императорский приказ остановить и отбросить вторжение Альянса. Снова Галактика будет запятнана кровью.
Конец 12 серии.

В анонсе: феодал, которого Кесслер уговаривал уехать со своей планеты. Короче — кутузовский план Райнхарда в действии.

Впервые появляются эн штук альянсовских вице-адмиралов, не буду перечислять,
Лебелло
Форк
Доминик

URL
2008-12-22 в 05:56 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
13 серия. When it Rains, it Pours
Дата: 22 августа 796.
Альянс начал вторжение на имперскую территорию. Соответственно, адмирал Райнхард фон Лоэнграмм получил распоряжение противостоять вторжению.
Один. Адмиралтейство. Лоэнграмм со своими адмиралами. - Вместо того чтобы атаковать их на выходе из Изерлонского коридора, необходимо заманить их поглубже на нашу территорию, чтобы выполнить задачу. - Кирхайс: в результате мы не будем рисковать и переходить в контратаку, пока противник не растянется до предела? - Верно. Мы ударим всеми силами, когда они достигнут этого предела. - Миттельмайер: Вы имеете в виду — позволить им войти без стрельбы? - Да. Вы не согласны? - Нет. Но вероятно, это займет некоторое время. - Ройенталь: нас это не беспокоит, но что подумает высшее дворянство? - Чтобы предотвратить их вмешательство, мы не можем рассчитывать, что у нас много времени. Пусть Альянс оголодает без снабжения. Оберштайн, объясните. - Оберштайн: Альянс называет себя армией-освободительницей. Пусть сами и кормят граждан на оккупированных территориях. - Ройенталь: мы оставим граждан без пищи? - Ну да. Используя силы, базирующиеся вблизи Изерлона, мы вывезем продовольствие из звездных систем в этом районе. (Райнхард смотрит на Кирхайся, видимо, - как тот реагирует. Кирхайс не возражает) — Райнхард: среди граждан будет тенденция радоваться вторжению Альянса. Но вскоре их иллюзии развеются. - Миттельмайер: важно, чтобы распоряжения отдавал некто, пользующийся абсолютной властью. - Райнхард: кайзер уже учредил новый пост с огромными полномочиями.
Имперский флот. Голос: адмирал Кесслер, получен приказ! А вот и Ульрих Кесслер (ой, он Ульрих, а я забыла)) Читает приказ, вид ошарашенный. Подчиненные тоже ошарашены. Командир, давайте не будем обижать нашу родину! - Нет. Приказ поступил от графа Лоэнграмма. Он никогда не обидит граждан понапрасну. Так что мы исполним наш долг. Какие территории в подчинении нашей эскадры?.. пошлите Дженнера к Моргану, Недриха к Данку, Зондарка к Хафену. К Кленгельту я пойду сам.
Зеленая планета. Бегает маленький мальчик. Тут же мама. Из окна смотрит бородатый Кленгельт. Явился слуга. Новости насчет флота. - А, они наконец явились? - Фотография: молодой человек, его жена и сын. В этом доме уже есть вдова и сирота) Кленгельт: чтобы граждане не пострадали, мы должны смиренно встретить оккупацию мятежников. Но что будет с репутацией семьи? Я-то старый, а вот будущее Карла и Вьер... - Хозяин, это наш флот. - Кленгельт сильно удивился.
Опускаются корабли имперского флота. Народ с воплями: наши пришли! Недоумение — не ждали. Здесь что, будет поле боя?
Мама и мальчик. Карл, у нас важный гость. Займи себя сам. Слышен голос дедушки (он же свекор). - Чушь! Если приближается флот мятежников, вы должны защитить нас! А вы собираетесь забрать все запасы с территории! Смерти нашей хотите? - Кесслер: нет, лозунг вторжения - «освобождение народа». Эти люди обязаны кормить и поддерживать народ. - Может, и так, но гарантий нет. Как я могу в такой ситуации оставить моих граждан и улететь на родину? - Кесслер: понимаю и сочувствую. Но дело должно быть сделано. Если вы не согласитесь, у нас не будет выбора, но это ваше решение. - Вьер: что-то не так, папа? - О нет, ничего, дорогая, иди с Карлом в свою комнату. - Ульрих! (о, эта физиономия Кесслера...) - дедушка: вы знакомы? - Кесслер: виконт Кленгельт, я жду вашего ответа до завтрашнего утра.
Кесслер уходит, но его догоняет пацанчик. А пацанчика — мама: «Карл, не уходи один» Ты же не хочешь огорчить дедушку? - Кесслер: это твой ребенок? - да, это Карл, новый глава семьи Кленгельтов. - так, малыш пошел к дедушке, а у нас намечается флэшбек.
Папа мальчика погиб два года назад. Но он еще помнит. А ты, Кесслер, тоже военный, вот он и решил... - прогуливаются рядышком))
Ну вот и флэшбек, кто б сомневался))) Юный Кесслер без седой пряди. Вьер совсем пацанка. Если ты меня поймаешь, я выйду за тебя замуж! Потом он уезжает, уже в форме. Я не смогу больше играть с тобой, Вьер. О, она его обнимает. Ты обещал, что я буду твоей невестой! Ксо. Бедный Кесслер. Он так и не вернулся к ней — а вот теперь...
Конец флэшбека. Я не думал, что встречу тебя вот так. - У меня никого нет, кроме этой семьи. Ненавижу войну. Она отняла у меня все, что я любила. (если бы миром правили женщины, он точно был бы лучше)) И тебя... и Абенда!
Местные жители. Военные останутся? А кто их знает. Они прилетели к лорду. Молодой хочет, чтобы они быстрее улетели. Старый велит не болтать ерунды. Это ж подкрепление! - Кому? Дворянам? У меня с ними нет ничего общего! (вот она, опора для Альянса, да) Флот мятежников — это флот простых людей! Ходят слухи, что они нас освободят. - Освободят? Я не хочу, чтобы меня освобождали. Наш лорд хороший человек. Что имперский флот, что флот мятежников... лишь бы тут сражения не было. - Это точно...
На корабле ждут Кесслера и нервничают. Всего через 16 часов враг достигнет планеты! - На его месте я даже не стал бы сообщать о таком приказе. - Делать нечего, только ждать, пока время не истечет. - А на экране у них мигает, небось, Альянс уже подходит.
Точно, а вот и Альянс.
Райнхард смотрит в небо. А, ну как всегда, - звездное небо прекрасно, Кирхайс. Что бывает, если звезда погаснет? Философ... Сегодя будет длинная ночь, Кирхайс.
Слуга Кленгельтов с лампой. Хозяин не спит. - Монтарк, ты хорошо мне служил Когда я был ребенком, ты был учителем и другом. Благодарю от всего сердца. - Слуга сильно обеспокоен такими речами (еще бы!) Ну да, он служил сорок лет... (почему сорок? Если с детства виконта? А, фиг с ним)- короче, история фамилии Кленгельтов закончится этой ночью. Много маленьких государств вроде нашего будут разрушены, но в масштабах Империи это пустяк. А тем более в галактических масштабах.
Вьер сидит над спящим малышом. Вспоминает своего мужа. Позаботься о Карле и папе, Вьер. Я вернусь живым, обещаю. «Лжец...»
Кесслер гасит свет. Спать.
Утро. До появления вражеского флота около семи часов. Быстрее, чем думал Кесслер. У нас на все про все два часа. Мы не можем больше ждать согласия виконта.
Явился к виконту.
Вы рано. - Ситуация изменилась. - Мы подчинимся приказу. Но есть условие. - Все, что я могу... - Я заставлю вас. Заберите Вьер и Карла на Один. - а сам дедушка останется. - Вы не должны! Враг рядом! - Я не могу оставить граждан без еды наедине с врагом. Мои предки создали эту землю, и здесь я больше дома, чем в имперском дворце. Я здесь родился, здесь покоятся мои родители, жена и сын. Я старый человек. Не хочу умереть на Одине или в другом странном месте. Даже если меня казнят мятежники или убьют мои граждане, мой выбор — умереть здесь. Моему внуку всего пять. Невестка еще молода. У них есть будущее. Они не должны стать жертвами сентиментальности старого человека. Пожалуйста, коммодор. Увезите их. Однажды Карл возродит семью. - Конечно, Кесслер обещал сделать все, как он просит. - А что граждане? - Кленгельт: оставьте это мне. - Кесслер прощается. Надеюсь, с вами ничего не случится.
Слуга: явилась делегация от населения.
Кесслер просит Вьер собираться быстрее.
Граждане хотят, чтобы на планете не было сражения. Виконт: не беспокойтесь, мятежники дадут вам пищу и необходимые товары. Я останусь с вами.
На улицах суета. Вывозят ящики и мешки.
Вьер и Кесслер в саду. Дождь.
Ливень. Грузятся корабли. Все хорошо, но времени осталось меньше часа.
Идет флот Альянса.
Вьер: я не могу уйти. Карл, и папа, и мой муж любили все в этой стране. Я не уйду. - Кесслер: но... - Вьер: уходи. Однажды Карл поймет. Карл! Пойдем к дедушке. - Ты выросла сильной, Вьер...
Ливень. Взлетает флот Кесслера. Горожане смотрят вслед.
На борту Кесслерова крейсера. Удивительно, как мы успели. А враг уже тут! - Ладно. Полный ход всем кораблям. «Прощай, Вьер». Уходят. Ой, они переключили огоньки в соплах с красного на синий и усвистали) С другой стороны к планете подходит альянсовский флот.
Альянс приземляется. Граждане машут шляпами и радостно вопят. Хай живе флот Альянса!
Райнхард на балконе. Похоже, дождь был где-то еще? Странно. Когда идет дождь, на сердце тяжело. Но как только он кончается, все прекрасно. - Кирхайс: может быть, дождь — это слезы безымянной потухшей звезды? - Да ты поэт. - Нет, просто сентиментален.
Альянсовцы раздают местным жителям продукты. В очереди за едой стоит Вьер с Карлом. Виконт принимает альянсовских командиров.
От автора: Альянс свободных планет ликвидировал имперскую тиранию. Война продолжалась под знаком освобождения от тирании. Но медовый месяц демократии не был долгим.
Танцы на залитой солнцем площади планетки виконта. Местная барышня с альянсовским воякой.
Кесслер с мрачной миной, руки скрещены на груди.
Кирхайс.
Райнхард ждет.
Конец 13 серии.

В анонсе: у Альянса проблемы на захваченных территориях. Стрельба. Хмурый Ян с выражением — зохавает всех.

Дата: 22 августа 796.
Впервые появляется все семейство Кленгельта, но они не появятся больше.

URL
2008-12-22 в 20:01 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
AnnetCat Гениальное творение *_* эхх... а я когда-то весной 2005го как раз до тринадцатого описания сделала, дальше ниасилила:(
На всякий случай: с английскими названиями эпизодов надо быть поосторожнее, некоторые из них уже - "переложение", в частности точно знаю, что шестой называется не "Rosen-ritters"("по-немецки"), а "bara no kishi"(это то же самое, только по-японски)

2008-12-22 в 20:13 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
alena1405 Гениальное - это не сюда, это к Танаке))) но объем величественный... обещает быть. А если меня еще время от времени будут пинать и спрашивать, докуда я дошла, я одолею)))
Насчет английских названий - я совершенно не задумывалась, как на crunchyroll лежит, так и писала))) но поскольку цель сего труда - утилитарная (лоция, чтобы не запутаться в рукавах дельты), по-аглицки понятнее, о чем оно)))

URL
2008-12-22 в 20:31 

alena1405
А если нет разницы, то зачем?..
AnnetCat Насчет названий я собственно вот о чем: когда английское название по смыслу совпадает с японским - это ОК. Но в шестом эпизоде произошло расхождение: "английское" название дали "по-немецки", в то время как оригинальное название - не немецкое, а японское, стало быть даже по-английски надо бы "Knights of the Rose" или что-нибудь вроде этого:) А ещё лучше на русский перевести ;)

Гениальное - это не сюда, это к Танаке))) но объем величественный... обещает быть.
Неееет, в данном случае - как раз сюда:) Танака - уже написал, его теперь хвали - не хвали, а... почти все лучшие уже давно в Валгалле;)
А вот сюда - если ценить по достоинству и принимать не как данность, а как дар - то будет ещё много замечательных и очень нужных обзоров!
Спасибо! *_*

2008-12-22 в 20:39 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
alena1405 Задумалась... и кажется мне, что лучший перевод слова "розенриттер" - это "розенриттер", хоть они и рыцари розы))) с рейтарами и с розенкрейцерами перекликается, опять же)) а роза у них, конечно, на значке есть, но они такие рыцари - мама не горюй... лапушки... Особенно Вальтер фон Шенкопф, радость наша))) милый, милый...

А я уже 14-ю открыла))) сейчас закопаюсь)))

URL
2008-12-23 в 02:58 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
14 серия. Frontier's Liberation
без опенинга
Альянс вошел на имперскую территорию. Совершенно неожиданно более 200 звездных систем быстро оказались в их руках. В части этих систем были и обитаемые планеты. (Местные жители смотрят в небо, с которого на них валится альянсовский флот.) В результате 50 млн граждан оказалось у них за спиной.
-Мы освободительная армия! Мы принесли вам свободу и равенство! Вы не будете больше испытывать гнет деспотического правления! - это деятель из альянсовского флота. Местный дядька, кепку в руках тискает: Тут нечего есть. Флот все забрал и улетел. Прежде чем получить свободу и равенство, не могли бы мы получить мяса и хлеба? - Альянсовец, несколько растерянно: Конечно!
Оказывается, кто-то все это наблюдает по телевизору. - Энсин Валлейман, вы видите? Больше, чем политические права, их интересует пища. - Это какой-то альянсовский чин, перед ним навытяжку подчиненный. Напишите уже, кто, а? Написали — Франц Валлейман. Это подчиненный, я уж поняла))) а начальник кто? - Валлейман: Да. Мы ничего не можем решить, не решив проблему снабжения продовольствием. - ах это Хогвуд! Ясно))) Хогвуд: Вы обучались ботанике и инженерному делу, так? - Да, сэр. - Можете вы что-нибуть сделать? - Да, сэр, постараюсь. Нет, пожалуйста, позвольте мне это сделать!
Хозработы на некоей негостеприимной пустынной планете. Ребята в альянсовской форме бурят землю — вода пошла. Всеобщая радость захватчиков... тьфу, освободителей — и освобожденных. Дождевальные установки. Ростки. Зеленые поля. Едут на машине альянсовцы вместе с местными. Если мы повторим это через два дня, поля вернутся в прежнее состояние (то есть они были зелеными, а потом засохли, видимо). Местный дядька Вагнер: Да. Все благодарны вам, энсин Валлейман. - Валлейман: все это по приказу адмирала Хогвуда.
Останавливаются. Одно поле не зеленое, ростки так себе. Валлейман звонит по мобиле: это энсин Валлейман. В секторе R-12 низкий напор воды. Увеличьте, пожалуйста. - девушка Тереза на него смотрит с интересом. Вагнер: да, он трудолюбивый человек. Энсин, нынче вечером будет банкет. Пожалуйста, приходите. - Банкет? - Да, земля начала возрождаться с вашей помощью. Если вы о еде — не беспокойтесь. У нас есть еще небольшие запасы. - В такие тяжелые времена... - Все ОК, это просто маленький банкет. А из флотских — приглашаем только вас. Ну и ваших людей, конечно. (дедушка, лучше бы не надо! Аааа!) - подчиненные Валлеймана рады. - Вагнер: Тереза, пригласи-ка его и ты. - Тереза, нежным голоском: приходите! (все, парень спекся...)
Пирушка. Какое-никакое, а вино, еда на тарелках. Похоже, даже мясо. Очень смурной Валлейман сидит рядом с Терезой. Зато его ребята довольны жизнью и выпивают с девушками. - Если вы предоставите это нам (подставляя бокал, чтобы налили вина), мы превратим эту планету в зеленый рай! - Вагнер: мы благодарны освободительному флоту Альянса. - Да, мы не то, что Имперский флот!
Валлейман в мрачном настроении уходит на улицу под дерево. Ну конечно, к нему пришла девушка Тереза. - Это твой отец тебя послал? Извини, я сказал лишнее. - Энсин, если вас кто-то обидел... - Нет, я слегка пьян. - О... Честно говоря, папа попросил меня всегда быть рядом с вами, энсин. - Ваш папа хорошо соображает. - Но... даже если бы папа не сказал... - оооо)))
Папа глядит на них в окно и размышляет, долго ли они протянут без освободительного флота.
Тем временем Валлейман сидит с девушкой на пригорке и рассказывает, что с детства мечтал найти необитаемую планету, чтобы жить там в мире и довольстве с женой и детьми. Затем и учился ботанике и инженерному делу. Но что ж я не так сделал? Кончилось-то все флотом. Хотя знания пригодились, хоть и в абсурдной ситуации. - Ах! Она тоже мечтала о чем-то подобном!
Изерлон. 90-дневный запас пищи для 50 млн людей... семена 200 пород съедобных растений... (это Кассельн изучает какой-то список, и физиономия у него нерадостная) ...40 установок для искусственного выращивания растений... 60 гидропонных установок... да еще корабли для перевозки всего этого. Это лишь минимально необходимое для спасения граждан в освобожденных зонах от голода. Со временем количество может увеличиться. - Подчиненный: Когда вы говорите о питании 50 млн людей... одного зерна нужно 50 биллионов тонн. Даже если мы опустошим склады Изерлона, наберется не более 700 млн тонн зерна! - Знаю. Как видите, я отверг этот проект. Я знаю лучше, чем кто-либо, каковы могут быть последствия подобных затрат. Если так пойдет дальше, у меня не будет выбора кроме как заявить протест персонально адмиралу Лобосу.

URL
2008-12-23 в 02:58 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Протест. - Ваше превосходительство, наш флот перед лицом кризиса. Серьезного кризиса. - Лаззл Лобос (ой, до меня дошло. Он ведь, наверно, Ласло Лобош? Венгр?): по вопросу о реквизициях в каждой эскадре? Я тоже чувствую, что они непомерны, но разве при нашей оккупационной политике они не неизбежны?- Кассельн: на Изерлоне недостаточно ресурсов. - Мы должны обратиться с просьбой в наше правительство. - Если мы так сделаем, они, вероятно, пошлют то, что мы просим. Однако будут ли ресурсы переданы фронту? - Что вы имеете в виду? - Я имею в виду, что это вражеский план, рассчитанный на то, чтобы взвалить всю тяжесть снабжения на наш флот. - В конце концов, атаковав транспортный флот, враг постарается отрезать нас от линий снабжения (а кто это говорит? А Форк, зараза) Так вы полагаете, господин офицер? - Да. - Но все сектора глубоко за линией фронта оккупированы нашим флотом. Так что беспокоиться не о чем. (а морда злобная, вот же гад) — Кассельн: Понятно. Я пошлю этот непомерный запрос на Хайнессен с вашего одобрения, адмирал Лобос.
Кассельн выходит, злой, как черт. Про себя: Ян, только вернись живым. Эта война слишком глупа, чтобы умирать на ней.
Хайнессенполис. Верховный совет. Лебелло: Этому будет предел? Империя намерена разрушить экономику Альянса. Использовать своих собственных граждан как инструмент — омерзительный метод. Что-то про наш флот, который не в силах помочь) — Хван: мы должны отозвать войска. - Трунихт поправляет галстук. Щас скажет.... нет, это м-ме Виндзор: Я против! Если наш флот не может спасти их от голода, их сердца неизбежно отвернутся от имперского правительства и повернутся к нам. - радостные согласные вопли членов совета. - Виндзор (продолжает): Нет нужды отзывать войска! (Хван мрачен) Каково мнение председателя? - Роял Сентфорд, председатель: подождем известий с фронта. Все решит движение флотов. Если мы отзовем войска сейчас, экспедиция наверняка станет всеобщим посмешищем и символом глупости и расточительства правительства. В конце концов это означает, что Совет потеряет поддержку народа и проиграет следующие выборы. (ну а как же, все же понимают, что война идет за следующие выборы...) Ох, как Трунихт скосил глазки! Что-то подсчитал)) И галстук крутит))) явно думает «копайте-копайте себе яму, когда упадете, настанет мой час!» - но это мои домыслы, ничего подобного в сериале нет))
А вот и Ян)) наконец-то, я уже скучаю): Лейтенант, свяжитесь, пожалуйста, с адмиралом Уланфу из 10 флота. - Да, сэр. (Фредерика нажимает кнопочки на ноуте) — Ян: вице-адмирал, рад видеть вас в добром здравии. - Уланфу: О, Ян Вэньли. Редкое явление. В чем дело? - Ян: не думаете ли вы, что нам следует уйти, отказавшись от оккупированных территорий? - Даже не обменявшись выстрелами? - Враг использует тактику «выжженной земли». Они ждут, когда мы помрем с голоду. (какое лицо! Зохавает, ей-богу, зохавает!) Мы повторяем то же, что привело к поражению Наполеона в России. - Но если так, вероятно, враг планирует получить возможность для наступления. (ксо, все-таки фамилия этого человека Уланов, зуб даю) Наоборот, если мы неудачно отступим, не спровоцируем ли мы это? - Ян: я тщательно подготовлюсь к вражеской атаке. Это важное предположение. В любом случае слишком поздно, войска уже голодают. - Уланов: ладно. Ваше предположение, вероятно, правильное. Я тоже произведу необходимые приготовления. Но что вы намереваетесь делать с командованием? - Ян: пожалуйста, поговорите с адмиралом Лобосом. А я собираюсь доложить адмиралу Бьюкоку. Так, я думаю, мы будем более убедительны, чем все, что я могу сказать. - Уланов согласен. - Ян, про себя: надеюсь, мы успели.
Адмиралтейство Лоэнграмма. Райнхард: транспорт, вышедший с Хайнессена, жизненно важен для врага. Ударьте всеми силами, что я вам дал. - Кирхайс: Йес, сэр. (поворачивается, чтобы уйти) — Кирхайс! Это победа, Кирхайс. - Оберштайн: вице-адмирал Кирхайс против такого способа ведения войны, не так ли? - Райнхард молчит в ответ.
Транспортный флот под командованием адмирала Скотта состоял из 500 судов вместимостью 10 млн тонн каждый и 26 кораблей охраны. «Враги стреляют... появился главный флот! Слишком много! Нам их не остановить!» ракеты, взрывы. Песец конвою.
Фредерика: наш транспортный конвой атакован имперским флотом. Похоже, они полностью разбиты. - Ян, про себя: мы опоздали. (вот теперь точно зохавает всех)
Кто-то из альянсовских командующих: что? Транспорты были атакованы? - ему докладывают: некоторое время нет никакой надежды на поставки продовольствия. (а докладчик-то что- опять Форк? Удавить) Пожалуйста, обеспечьте необходимые поставки с поверхности. - Поставки с поверхности, говорите?! Вы предлагаете нам заняться грабежом? - Как вы это сделаете — это ваша забота. Я только передаю приказ командующего Лобоса.
Поверхность какой-то планеты, наверное, той, где Валлейман *так и оказалось). Альянсовские военные: вы хотите сказать, отобрать провизию? - Я не знаю деталей. Мы должны выполнить приказ В любом случае, политика флота изменилась. - Это безумие. - Папа Вагнер: излишки пищи? Да на этой планете нет и ломтя хлеба! - Не лги! (зачем ты звал его в гости, папаша Вагнер!) Мы знаем, вы давали банкет, где были припрятанная еда и вино!
Папашу Вагнера отшвырнули и вломились в дом. Валлейман: я ничего не могу поделать. - Ты лжец! Ты нас предал! - Нет! - кидается в дом, там командует разгромом некто. - Валлейман: ты предал их? - Я только исполнял мой солдатский долг! (это тот веснушчатый, который пил с двумя девицами на банкете) — получил по морде. Ох, аукнется Валлейману...
Нашли заначки. Выносят тюки и ящики. Папаша Вагнер: подождите. Если вы заберете все, что мы будем завтра есть? - Наверняка у вас припрятано что-нибудь еще. - Вагнер, Валлейману: сделайте же что-нибудь! В конце концов, я позволял вам встречаться с моей дочерью! - Валлейман: подождите. Я поговорю с адмиралом Хогвудом. - Бесполезно. Приказ поступил прямиком от адмирала. А тех, кто препятствует, считать изменниками и арестовывать. - (растерянно) Адмирал Хогвуд?.. - Тереза в грусти, ей жаль энсина. Папа Вагнер: нам остается только драться. - Валлейман: подождите... - Вагнер: не желаю больше слышать об освободительном флоте! Вы никто иные, как мародеры!
Картины ограбления местного населения. Какая там мир=дружба-жвачка... усе...
Ночное сборище местных Плевать нам, Империя или Альянс! Кто даст нам еду, тот и друг. А кто отнимет — тот враг! Явился Валлейман: у вас нет шансов против флота. - Ты предлагаешь нам умереть с голоду? - Разве вы не получили ваши поля? - А что мы будем есть до урожая? Нам нечего жрать сейчас! - Постойте! - сбили с ног. - Если бить флотских, почему не начать с этого? - бьют. Тереза прибежала. Что вам сделал энсин? Разве он не делал все самое лучшее для планеты? - оставили Валлеймана и пошли бить других. - Тереза: энсин... - Лучше — Франц. Какой я теперь энсин.
Погрузка жратвы на альянсовский грузовик. Явились мирные граждане. Еду отдайте. - Что, вы сопротивляетесь? - Мы хотим, чтобы нашу еду немедленно вернули. - стрельба в воздух, камни из толпы, стрельба по людям... как всегда.
Крейсер. Голос Фредерики: бунтом охвачена территория, оккупированная 7 флотом. 3-й, 8-й и 9-й тоже сообщают о мятежах. Все они — из-за того, что флот перестал выдавать еду и стали забирать ее у фермеров обратно. - Ян: превосходно разыграно, граф Лоэнграмм.
Рубинский в телефон: вот как? Финальный взрыв? Ясно. Ссуда Альянсу - замечательно. Дайте им сколько просят, поскольку я не беспокоюсь. (вешает трубку) Однако мальчишка это сделал. Все идет замечательно. - Доминик: он не сворачивает с пути побед? - «Иностранные агрессоры» не поняли, что граждане Империи будут против Альянса. - Доминик: что же, теперь ты окажешь помощь Альянсу? - Рубинский: это проблема. Мальчишка слишком много побеждает. Я должен заставить Империю и Альянс столкнуться снова. Теперь, с нашей финансовой мощью, Феззан стоит над ними обоими, ослабленными военной гонкой. Война — это не сражения флотов. Финансы — вот ключ ко всему.

URL
2008-12-23 в 02:58 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Флагман Рио-Гранде. - Я требую встречи с командующим! (это Бьюкок) Я не спрашивал его офицера. У меня к вам дела нет. - а на экране, конечно же, радость наша, Форк. - Форк: по какой причине вы добиваетесь встречи? - Бьюкок: я не желаю разговаривать с вами. - Форк: тогда я не могу продолжать этот спектакль. Какой бы важный пост вы ни занимали, порядок один для всех. - Бьюкок: что? Каждый командующий на фронте ждет позволения отступить. Я хочу получить позволение от главнокомандующего. - Форк: уподобляетесь адмиралу Яну, даже вы, адмирал Бьюкок, известный бесстрашием. Что до меня, отступать не следует. - Бьюкок: вижу. Давайте поменяемся местами. Я вернусь на Изерлон, а вы отправитесь на фронт вместо меня. - Форк: пожалуйста, не говорите о несбыточном. - Бьюкок: это вы говорите о невозможном! Даже не выходя из безопасного места. - Форк: вы меня оскорбляете? - Бьюкок: вы продемонстрировали только свои способности к красноречию, а не реальные результаты. Вы-то способны выполнять приказы, которые отдаете? Хотел бы я увидеть, как вы попытаетесь! - Форк начинает биться в припадке, однако) и падает) — Бьюкок: что такое? - Адмирал, вы увидели неприглядную картину. (кто это говорит?) - Бьюкок: что с ним случилось? - ба, кажется, это Гринхилл? - Доктор говорит, что его болезнь временная, что-то вроде истерии. Это нервное истощение. - Бьюкок: истерия? Ой, что-то они тут про волнения и прочее... временный паралич оптического нерва... он снова сможет видеть через 15 минут. Но это мы можем много раз обсудить потом. - Бьюкок: так вот что я хотел сказать. Я полностью согласен с рапортом от 13 флота, включая отступление. - Пожалуйста, подождите еще чуть-чуть. Мне нужно одобрение командующего. - Бьюкок: вам я скажу прямо. Вы позволите мне поговорить напрямую с адмиралом Лобосом? - Флит адмирал Лобос дремлет после обеда. Его нельзя беспокоить ничем, кроме вражеской атаки. Я непременно передам ему ваши слова. - Бьюкок: полуденный сон? Очень хорошо. Я понял. Я исполню мой долг фронтового командира перед моими людьми. Когда флит адмирал Лобос проснется, передайте ему, что адмирал Бьюкок сожалел, если он видел плохие сны. - Адмирал... - Бьюкок отключился.
Стрельба на имперской планете. Кровь с обеих сторон. Танк прет через поле. Валлейман кидается поперек. Не троньте поля... Хорошо, Тереза его отпихнула. - Валлейман: что я до сих пор делал? Пойдем, Тереза, на неизвестную планету, где больше никого нет. Но тут грохот со стороны ее дома. Побежали туда. Вот куда перся тот танк. Почему так случилось, Франц? (под титры) Обнимаются на фоне пожара.
Райнхард в Адмиралтействе. - Миттельмайер, Ройенталь, Биттенфельд, Кемпф, Меклингер, Вален, Лютц. В соответствии с планом, разработанным ранее — атака на Альянс всеми силами! - Йес, сэр! - поворачиваются, чтоб идти исполнять. - Подождите! - входят два пацанчика, несут бокалы на подносах. - Райнхард: победа уже гарантирована. Это предварительное празднование. Я молю о славе великого бога Одина для всех вас. - прозит! Битье бокалов.
Дата: 796/487, 10 октября по имперскому стандартному календарю
Ведомый графом фон Лоэнграммом, имперский флот начал контратаку против флота Альянса.
Хе, в конце другая версия названия: Emancipation of the Frontier. Эмансипация)))
Конец 14 серии

В анонсе — сплошная стрельба, валькирии, спартанцы, взрывы в космосе и Райнхард Лоэнграмм.

URL
2008-12-26 в 07:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
15 серия. Battle of Starzone Amlitzer
Попробую быть краткой))) Добрыми намерениями вымощена дорога в ад. Тут же битва! тут же Ян!
Итак, альянсовское вторжение оказалось под угрозой полного разгрома. Имперский флот перешел в контратаку.
Планета Люген. Флагманский крейсер «Бангкок» (если я правильно понимаю). - Они идут! - Уланов: когда мы встретимся с врагом? - Примерно через шесть минут! (мама...) - Все корабли, полная боевая готовность! Сообщите командующему 13-м флотом — мы столкнулись с врагом! ... пока «чудотворец Ян» не придет на помощь... тогда мы атакуем врага с двух сторон. Однако в каком положении сейчас Ян?
Система Яванхар. Флагман «Гиперион». Гудит тревога. Ян сидит на столе. Фредерика: адмирал! - Ян: наконец-то началось. - Приближаются полчища врагов! На 11 часов! - Марино: Заманиваем на 9 часов! - Ян: приготовиться к запуску «спартанцев».
Стрельба)) Вылетают «спартанцы». Вылетают по мере готовности))) Иван Конев: Поплан! Я вылетаю раньше! - Оливер Поплан: а, я тебя догоню. Даю тебе фору. Лети первым и работай. - ой, какая тут хорошенькая девушка копается в Поплановом истребителе... Поплан: ну как там? - Девушка: я работаю над этим, лейтенант! (ага, он лейтенант) — Что там такое? Этот корабль остался последним! (какой-то девушкин начальник) — Девушка: сейчас! Я заканчиваю! - Поплан: ее работа необходима. - а начальника барышни зовут Тода. Совсем его не помню. Так, работы закончены, Поплан вылетает. - Вы в меня не попадете!
Флагман «Йотунхейм». - О, 13-й флот? Интересно... (это Кемпф, я совсем не помню на этом этапе Кемпфа, только гораздо позже я его выучила, да... как выучила - тут-то ему и конец пришел...) Ну что, покажет ли нам великий Ян Вэньли свое искусство? (и не сомневайся даже, дорогой...)
«Валькирии» против «спартанцев». - Ну иди, иди сюда, мой хороший! Вот так... - но пока Поплан приманивал «валькирию», влез зараза Конев. - Конев: в чем дело, Поплан? Ты должен мне одного. - Пошли счет команде обслуживания. Прицел сбит (???). - Что? - Я возвращаюсь. Прикрой меня, Конев. - ОК. - Черт, как неловко.
Кемпф: что они там возятся? Против таких малых сил - это позор. Окружите их с тыла и заставьте выйти под огонь нашего корабля. - «валькирии» загоняют «спартанцев» под огонь.
В ангаре бушует Поплан. - Тода: Что это? Противоречим старшему офицеру? - Проклятые безответственные механики! Угол обстрела сбит на 12 градусов! За что тебе жалованье платят? - Тода: пытаетесь свалить свое неумение на других? (а голос противный! Я б уже по морде дала... не угадала. Поддых) — Поплан: да как ты смеешь! - Конев: прекрати! Какая теперь разница? - Не останавливай меня, Конев! - уже бегут вояки. - Конев, тихо: Шекли погиб. И Хьюгес. Это плохая битва. Давай-ка подумаем, как вернуться живыми. - Поплан, двинув кулаком в переборку: быстро переделайте! И наладьте прицел — на 12 градусов влево! Я вернусь туда! - Я тоже! И залатайте левый борт!
Планета Люген. Идет бой. - Потери обоих флотов примерно одинаковы. (некто Чан) Но у врага было больше сил. - Уланов: без снабжения наш флот очевидно неэффективен, верно? - Да, сэр. Ситуация тяжелая...
Флагман «Королевский тигр» (?). - Адмирал.Биттенфельд, враг окружает наш флот. - Биттенфельд: Вижу. Сигнал всем кораблям: огонь на поражение. И не прекращать.
Нам сообщают, что пошли «черные уланы».
Система Бирлост
Схема сражения. Три синих прямоугольничка тут, три красных прямоугольничка там. - Мы не можем оторваться от преследования. Что будем делать, адмирал Бьюкок? (это некто Пфайфель) — Бьюкок: мы ничего сделать не можем. Только надеяться удрать. Мы возвращаемся на Изерлон полным ходом. - Есть, сэр. - Ох... если мы приготовились к отступлению, в таком же беспомощном положении и другие флоты. - Вы что-то сказали? - Нет, ничего. Старики часто разговаривают сами с собой.
Пальба — прямо как в древней стрелялке))
Два имперца перед картой, судя по масти, Миттельмайер (? хотя вряд ли, но тоже белобрысый) с Роейнталем. - Похоже, они удирают. - Стратегически верное решение (ага, Ройенталь точно).
Система Двелг
Флагман «Барбаросса». Кирхайс. - Ваше превосходительство, от вражеского командования (а это Бергенгрюн). Они согласны на наше предложение о капитуляции. - Кирхайс кивает.
Система Яванхар. Схема. Красные перемещаются. - Враг выстроился полукругом. - Кемпф: что? - Они сконцентрировали атаку на нашем правом фланге.
Стрельба. Взрываются имперские крейсера. Шастают «спартанцы».
Мостик «Гипериона». Характерный голос Мюрая: враг переместил линию обороны. - Ян, сидя на столе: просигнальте реар адмиралу Фишеру: начать вторую фазу. - Фредерика: хай!
Кемпф: теперь левый фланг? - Его адьютант (или кто он там): преобразуйте линию обороны снова.
Ян: третья фаза. Вражеский правый фланг.
Адьютант Кемпфа: они снова идут на правый фланг! - Кемпф: не дайте врагу себя обмануть! Мы тоже выстроимся полукругом и подладимся под их передвижения.
Схема боя. - Ян: Ага, чего я и ожидал от Фишера. (помахивая береткой) Мастерские передвижения флота, не так ли? - Положение таково, что это вопрос времени (а это Патричев говорит, чуть не обозвала его Валенковым... гы...), пока мы не проскочим линию обороны противника. - Ян, обмахиваясь береткой: нет, враг должен убедиться в глупости войны на износ. Вероятно, они быстро отступятся и постараются реорганизовать свое построение. - Мюрай: когда это случится, мы перейдем в наступление, адмирал? - Ян: нет. Даже если мы разобьем этот флот, общее преимущество имперского флота неоспоримо. Если мы сможем уменьшить здесь шансы противника, наилучшим планом будет отступление. - Мюрай с несчастной миной: отступление? - Ян: потому что эта битва бессмысленна, согласны? Первейшая задача — выжить. - Патричев: точно.
Схема боя.
-Что они делают? Позволяя врагу каждый раз продвигаться? - ага, вот имя помощника Кемпфа: Фузенеггер. - Движение их флота ускоряется. - Кемпф: я должен сказать: «прямо как Ян». Потери могут быть огромными. Отступим сейчас. Реорганизуем построение. - Но, ваше превосходительство! Если мы сейчас отступим, не будет ли опасности вражеской атаки? - Кемпф: я это осознаю. Но это очевидно предпочтительнее, чем истощение до смерти, как сейчас, не так ли? - Нет, сэр, как скажете.
Схема боя. Кемпф отводит своих назад. Ян просиял: отлично! А теперь... Всем кораблям! Отступаем! - Фредерика: хай!
13-й флот дает полный назад. Кемпф: что? Что они делают? Разве они не победили? - Фузенеггер: это... они собираются помогать своим в другом секторе? Либо так, либо это ловушка. - Кемпф: наш враг — Ян Вэньли. Это определенно ловушка. Давайте поостережемся гнаться за врагом чересчур далеко.
Планета Люген. Стрельба.
На планете люди смотрят в небо.
-Адмирал Уланов! Наш флот потерял 40%, а оставшаяся часть не в состоянии продолжать бой. Сдаваться или отступать? - Уланов: в любом случае это бесчестный выход, не так ли? Капитуляция меня не устраивает. Бежим! - Хай! - Поврежденные корабли внутрь строя, построиться веретеном! Прорвемся через окружение. Сконцентрировать огонь! Огонь, огонь!
Биттенфельд: не падайте духом! Это последние усилия врага.
Уланов: вперед! - Адмирал! - Спокойно! Мы уведем столько кораблей, сколько сможем. Держимся до последнего. - Рвутся вперед. Схема: с двух боков врезаются имперцы. Огонь, корабль горит. Кто-то (это Уланов?) падает. - Первый... наши смогли уйти? - Половина... - Ясно... - Корабль взрывается.

URL
2008-12-26 в 07:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Система Альвис
-Что это? - Аль Салем: а? Как быстро... - имперские и альянсовские крейсера вперемешку. - Как шторм.
Флагман «Беовульф». Схема. Красные и зеленые вперемешку. - Упс... - Миттельмайер: притормозите. Слишком близко, мы не можем стрелять. (там с Бьюкоком не он воевал, там Ройенталь сам по себе. У Миттельмайера свой «Беовульф» и свой флот)
Флагман «Паламедес». Щас ему песец. Адмирал Аль Салем упал, сбило с ног каким-то тросом. Жив еще. - Первый помощник, свяжитесь с реар адмиралом Моутоном. Я передаю командование флотом ему. - усе. Помер. (как выяснится позже, не совсем помер, болезный)
Система Ванштадт. Меклингер.
Система Двелг. - Новый враг по курсу! - Это сектор, где располагался 7-й флот. - Ян: отступили? Разгромлены? - Вражеские силы примерно вчетверо больше наших! Вражеский командующий адмирал Кирхайс предлагает сдаться! - Ян сидит на столе и привычно чешет репу. - Ян: ладно, если это нам, наверное, нам следует
Планета Лесинг. Флагман «Ку Хорин». Хреново там Альянсу... Имперский флагман «Саламандра». Август Самуэль Вален. Здравствуй, парень... это щас тебя, да?.. нет, еще не в этой серии))
Система Борзорн. Корнелиус Лютц. Альянсовский флагман «Перун». Бородин. - Наши.. сколько их ушло? - Кроме флагмана, еще восемь кораблей. - Ясно. - выстрел. Одним адмиралом меньше. - Адмирал Бородин! - а чего кричать? Застрелился твой адмирал. - Принимаю командование. Всем кораблям. Глушить двигатели. Передайте врагу: мы сдаемся.
Система Двелг. Красный крейсер. Кирхайс: наша численность вдвое превышает силы врага. Разделившись на 4 флота, мы произведем непрерывную атаку, каждым флотом за раз, с разницей в два часа. Нет нужды уничтожать врага. Достаточно измотать его и заставить сдаться.
Ян: - Вице-адмирал Кирхайс? я слышал, он ближайший друг графа Лоэнграмма и блестящий командир. Никакой надежды получить преимущество или отступить. - Мюрай: адмирал, вы не должны так уж им восхищаться. С нашей малой численностью поражение неминуемо. - Ян: пожалуйста, вызовите реар-адмирала Фишера на «Гиперион».
Ян: враг намеревается истрепать нас и довести до истощения непрерывным боем. К тому же у нас мало провизии. (Эдвин Фишер) и боеприпасов. И все это после того как мы переломили течение битвы с адмиралом Кемпфом. Долго мы не протянем. Реар-адмирал Фишер, я хочу, чтобы вы перестроили флот в «U-формацию». - Фишер недоумевает. - Да. Мы заманим врага и атакуем его одновременно с трех сторон. Враг, надеюсь, устрашится, развернется и уйдет. Зависит от того, сунется враг в ловушку или нет...
Крепость Изерлон. - Адмирал Лобош, уже потеряна связь с 3-м, 7-м и 12-м флотом. (это Гринхилл докладывает) Адмирал Аль Салем из 9-го флота серьезно ранен... (уфф, я думала, он вообще помер), вице-адмирал Уланов из 10-го флота погиб в бою. Сообщили, что оба флота потеряли более половины состава. А также, что 5-й и 8-й флот оторвались от вражеской погони, но пожертвовали более чем 30% состава. У вице-адмирала Яна в 13-м флоте все в порядке. Но прошло уже 8 часов... (сидит Лобош, слушает) как они получили приказ не покидать систему Двелг. Теперь мы должны позволить им отступить к Изерлону так быстро, как только сумеют. Адмирал... Ваше решение? - Лобош: прикажите всем войскам перегруппироваться. Соберите все войска в системе Амлитцер. - Гринхилл: адмирал! - Лобош, аж встав: я не вижу причин сдаваться! (вот идиот...) Собрать все силы в Амлитцере! Это приказ!
Система Двелг. Двое перед схемой. - Все идет хорошо, верно? - Мюрай: да, но если нет, то мы окажемся изолированными в самом центре вражеских сил. - Ян, грустно (о, как на него смотрит Фредерика! Ян, оглянулся бы, что ли...): да, это правда... неизбежно.
Бергенгрюн: что, вы полагаете, не так с противником? - Кирхайс: вероятно, они получили срочный приказ отступать.
«Брунгильда». Оберштайн: похоже, противник намеревается собрать все силы близ Амлитцера. - Лоэнграмм (хихикает): это смешно. Итак, они наконец заметили, как глупо рассеивать силы. - Похоже на то. - Райнхард: отлично. Если они выбрали своей могилой Амлитцер, не следует ли мне уважать их желание? Направить все силы к Амлитцеру!
Амлитцер. Голос: я рад, что у вас все в порядке. Ни Уланов, ни Бородин не вернутся домой. (это Бьюкок) — Ян: нам еще рано чувствовать себя в безопасности. - Бьюкок: это верно... еще не все. Ну, как бы то ни было, пока мы не встретимся на Изерлоне или Хайнессене, удачи вам. - Ян вздыхает, а тут Фредерика с подносиком: вам надо поесть, адмирал. - Спасибо, аппетита пока нет. Не могли бы вы лучше принести мне стакан бренди? - ух как головой мотает. - Прошло уже 15 часов с тех пор, как вы последний раз ели. Кроме того, разве Юлиан вам не говорил, что вы слишком много пьете? (ах, Фредерика, милая!!!!) - Ян: что? Вы вдвоем решили объединиться против меня? - поперек схемы что-то замигало и запищало. - Ян: батюшки, они вызывают. Лейтенант, благодарю за заботу, но сейчас некогда. Позже. - Фредерика, грустно: хай. - Ян: если я останусь жив... я буду заботиться о своем здоровье всю оставшуюся жизнь. (пророк из тебя никакой, адмирал. Пророчества — это удел Биттенфельда, а не твой...)
Поверхность местной звезды, сплошные протуберанцы.
Меклингер. Кемпф. Биттенфельд. Ройенталь. Миттельмайер. Все пришли бить морду Альянсу.
Ян, сидя на столе: все корабли, в атаку! Капитан... пожалуйста, выпустите ядерные бомбы по звезде Амлитцер. Отплатим графу Лоэнграмму за тот раз. Более или менее урегулируем...
Бомбардировка)) Схема взрыва))
Схема боя))) зеленые прямоугольники шустро прут на красные треугольники. Альянсовские крейсера в натуре — стрельба. Миттельмайер подается вперед с удивленным выражением на морде. Стрельба.
-Левый борт поврежден! - Миттельмайер: Ян Вэньли. Быстр, как всегда. Это безнадежно. Отступаем сейчас же. Отступая, перестроиться, чтобы контратаковать, когда враг последует за нами.
Схема боя))
Ян, как всегда на столе: не подходите слишком близко. Враг будет контратаковать. Однако... (оглядываясь на Фредерику) у графа Лоэнграмма много талантливых людей. - Патричев: адмирал! Новый враг идет с двух часов! - Ян, со вздохом: у нас проблемы. - Фредерика: адмирал! - Ян: выстроить тяжелые корабли в защитную стену. Открыть огонь главными орудиями малых кораблей через щели в стене.
Стрельба))) Схема боя. 8-й флот, 13-й флот))
Биттенфельд: проклятье. Проделки Яна Вэньли? Ладно... вперед, вперед! Богиня победы размахивает своим бельишком перед вашими лицами! (поэт, точно поэт))
Стрельба)))
Флагман «Кулишуна». - Двигательный отсек горит! Мы не можем остаться на орбите! - Эпплтон: конец... Всему экипажу — уничтожить корабль. - Адмирал, а вы... - Со мной все отлично. - Адмирал! - корабль падает в звезду. Взрыв.
-Флагман 8-го флота «Кулишуна» погиб. Адмирал Эпплтон, по-видимому, погиб в бою. (это Фредерика передает сообщение) — Мюрай: 8-й флот погибает. Значит, наш флот отрезан. - Ян: но мы не можем помочь. У нас руки заняты.
Меклингер. Стрельба.
«Брунгильда». Схема боя. Райнхард: похоже, мы победили? (ну не совсем, милый, Яна тебе не победить...)
-Отлично! Все корабли — на обратный курс! (это кто из адмиралов Рейха?) Прикончим 13-й флот, который недавно нас надул! (Биттенфельд, тигреночек)) Атакуем с обоих флангов, вместе с Меклингером! Переключите главные орудия на стрельбу с близкой дистанции! Запустить «валькирии»!
Схема боя)) Ян внимательно смотрит. - Пора! Всем орудиям, огонь! Огонь по черному флоту, который повернулся задом!
Райнхард вскакивает. - Биттенфельд проиграл! Он слишком рано выслал «валькирий». - Оберштайн: вероятно, он хотел добиться победы своими руками. - Некий офицер: адмирал Биттенфельд просит подкрепления. - Райнхард, очень злой: подкрепления? Подкрепления, говорите? Он что думает — что у меня есть волшебный кувшин, из которого сыплются флоты? Скажите Биттенфельду, что у нас нет дополнительных сил! А что касается его нынешних сил, он должен исполнить свой долг воина и оставить свой пост только после смерти! (зохавает, как есть зохавает. Очень, очень зол. Победа была на блюдечке...) И отрубите связь с Биттенфельдом! Он будет отрезан врагом. (тише) Не все хорошо... для обоих... - глядя на схему: судя по действиям 13-го флота, полагаю, там Ян Вэньли. - Оберштайн: но если так, потери нашего флота непредсказуемы. (как всегда, печется о потерях. Но кто ж его слушает...) - Райнхард: Кирхайса пока нет? - Оберштайн: верно. Вы беспокоитесь? - Райнхард: я не беспокоюсь. Я совершенно уверен.
(под титры) На другой стороне))) схема сражения поперек изображения звезды ))
-Ваше превосходительство, сектор впереди заминирован. Около 40 млн штук (это Бергенгрюн) — Кирхайс: как я и предполагал. Направленные зефир-частицы. - Йес, сэр. - Кирхайс: главное орудие, огонь! - дофига всего взрывается. - Кирхайс, удовлетворенно кивнув: все корабли, полный вперед! Атаковать врага с тыла!
-Новый враг появился с тыла! Числом... более 30.000! - Патричев: 30.000 кораблей?! - Мюрай: не может быть! Что случилось с минным полем? - Похоже, они его прорвали!
Ян сидит на столе, облокотившись на колено. Взгляд решительный. Этот тоже готов зохавать всех. Достали, честное слово. Навалились, заразы.
Идет Кирхайс)) Идет Вален, ухмыляется)) Идет Лютц, на физиономии нетерпение))
От автора: 23.00 по стандартному времени, 15 октября, битва закончилась.
Взрыв.
Конец 15-й серии.

В анонсе Мюрай, очень опасный Ян Вэньли, слово «Изерлон» за кадром, космическая битва, Райнхард зол, Рубинский коварен. Райнхард в поклоне (видать, перед кайзером), а Ян сходит с трапа (видимо, на Хайнессене)

URL
2008-12-26 в 09:50 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Вален при обеих руках аж до третьего сезона.

Райнхард бел и пушыст. В том самом смысле.

В следующей серии обрати внимание на то, как альянсовцы договариваются, кто кого прикрывает. И на то, за что очень люблю адмирала Биттенфельда :)

2008-12-26 в 10:31 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium Постараюсь))) Райнхард именно такой))) А где Валену руку оторвали, я совсем не помню. Помню, что оторвали... а, вспомнила и КАК. Да, еще не скоро.

URL
2008-12-29 в 02:48 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
16 серия. New Trend of the Times
Силы Альянса, противостоявшие имперскому флоту в системе Амлитцер, атакованные с тыла войсками Кирхайса, были на грани уничножения.
Мостик «Гипериона». Ян, Мюрай, Патричев. - Патричев: Наши разбиты. Что нам делать, адмирал Ян? - Ян: еще рано отступать.
Брунгильда. Райнхард: по моим прикидкам, тут 100.000 кораблей (??) - Оберштайн: пойдем вперед флагманом? - Райнхард: нет, останемся здесь. Если я на этом этапе нагло выступлю, не скажут ли, что я присвоил потрясающие боевые действия моих подчиненных?
Стрельба, взрываются корабли.
Ян — Бьюкоку, по телесвязи: Адмирал Бьюкок, мой флот будет прикрывать с тыла. Воспользуйтесь этим шансом, чтобы реорганизовать командование в каждом флоте и отступить в Изерлонскую крепость. - Бьюкок: а вы что собираетесь делать? - Ян: не беспокойтесь. Поскольку, к счастью, ни самоубийство, ни атака камикадзе не в моем вкусе. - Бьюкок: Да. Понял. Ян, не погибни. (отключается, отдав честь) — Фредерика: адмирал... - Ян: Все ОК. Кроме того, если мы не ошибемся и все сделаем вовремя, мы сможем задержать их достаточно, чтобы все закончить. (вот тут глаза закрыл и снова совсем китаец, кстати) Всем кораблям... собраться в рой (и кишеть! - АК). Отступая, сконцентрировать огонь на передовых частях врага (или на вражеском командовании? Вот вопросец... ну щас разберемся)
Стрельба. Часть альянсовцев отползает, стреляя, часть движется на противника, стреляя тоже.
Схема боя перед Райнхардом. Видно, что большая часть альянсовцев отходит, только один флот остался и отстреливается. Райнхард: толковый ход. Они сконцентрировали свою огневую мощь на очень удачном участке. - Оберштайн: похоже, это 13-й флот. - Райнхард, нервно: это опять Ян Вэньли? Каждый раз, как я его встречаю, он что хочет, то и делает!.. Разверните оба крыла, растянитесь и окружите! - Оберштайн: йес, сэр.
Имперские крейсера летят боком, окружают, заразы.
Схема перед Райнхардом. Видно, как его войска расползаются все шире. Таки окружают.
Мостик «Гипериона». Мюрай: Адмирал! - Ян: еще чуть-чуть. Если мы сможем задержать их на месте еще немного, наши смогут укрыться в Изерлонском коридоре.
Оберштайн: ваше превосходительство, флот Биттенфельда слишком слаб после всего, что случилось. Вице-адмирал Кирхайс или еще кто-нибудь справятся, но его следует усилить. (а Оберштайн, как всегда, о потерях... ) - Райнхард: давайте так и сделаем. (услышал. Не совсем безнадежен, да...) И тем не менее, этот клятый Биттенфельд! Сколько я буду валандаться с провалом одного человека? (кажется, он выразился крепче, ну да ладно)
Имперцы наступают. Красный крейсер Кирхайса.
Схема боя. Мюрай: адмирал... - Ян: так. Сконцентрируйте огонь в самой слабой точке вражеского флота, на правом фланге! Постараемся там прорваться. Скорее!
Стрельба
«Черные уланы». Взрываются! Биттенфельд: не отступать! Контратаковать! В моем флоте нет слова «отступление»! - его помощник: Ваше превосходительсто! уже слишком поздно. (а, его зовут Эйген — или Юген?) Пожалуйста, отступим! Будет другая битва. Пожалуйста, подождите другой битвы.
Альянс ломит.
Схема боя. Пробитая в фронте дыра и прорывающийся флот Яна. Уходят.
Биттенфельд: проклятье...
Уходит флот Яна.
Райнхард на мостике. На физиономии написано — ксо, опять ушел!
Миттельмайер у себя на мостике, на экране у него Ройенталь. Миттельмайер: выходит, это самый важный парень у врага. - Ройенталь: да, будет большим удовольствием встретиться снова.
Кирхайс провожает взглядом уходящий альянсовский флот. - Райнхардо-сама... Его связист: сообщение от командования. Воздав должное мужеству врага, возвращаемся домой. - Кирхайс: понял.
Идут альянсовские корабли.
Мостик «Гипериона». Ян в кресле, ноги на стол. Глаза закрыты. Отдыхает. Подходит Фредерика: адмирал?.. - Ян, не открывая глаз, почесав, как всегда, репу: Даже в присутствии леди позволю себе вольность. (в смысле — не встану, хоть режь). - Фредерика: как пожелаете. Не принести ли вам чаю? - Ян: хорошо бы. И побольше бренди, если можно. - Фредерика: хай. - Ян: лейтенант! - хай? - Я немного изучал историю. Я узнал, что в человеческой истории существуют два направления мысли. Убеждение, что есть вещи, более важные, чем человеческая жизнь, и убеждение, что нет ничего важнее человеческой жизни. (а Фредерика на него смотрит с немым обожанием) Когда люди начинают воевать, в ход идут отговорки людей первого типа, и объяснения вторых — когда прекращают. Сколько сотен... сколько тысяч лет это продолжается? - Фредерика: адмирал... (выражение на мордахе: хочу погладить кота, да не смею) — Ян: нет... в целом, человечество не меняется. Вообще, - могу ли я что-то сделать, чтобы оправдать количество пролитой крови? (открывает глаза) Извините. Я тут наговорил странного. Не обращайте внимания. - Фредерика: ничего, все в порядке. Я принесу вам чаю. (хочу погладить кота... хоть чаю ему, бедному...) Немного бренди, да? - Ян: много. - Фредерика: да, сэр. Много.
Ян, взявшись за голову, про себя: может быть, граф Лоэнграмм хочет стать вторым Рудольфом.
А вот и Райнхард: хорошо сделано. Вы превосходно сражались. - хвалимые: Ройенталь, Меклингер, Вален... Лютц, Кемпф, Миттельмайер. Ага, Кирхайс пришел. Райнхард его встречает, как родного. И тут явился Биттенфельд. Эта немая сцена стоит многого... - Райнхард: адмирал Биттенфельд. - хай! (встал на одно колено) — Мы победили. Я хотел бы сказать, что вы тоже сражались хорошо, но... не могу. Страстно желая успеха, вы были преступно неосторожны, что привело к чрезмерным потерям. Более того, вы оказались слабым звеном в окружении. В результате враг ушел. Есть ли вам что ответить? - Биттенфельд: нечего. - Райнхард: мое правило — карать каждого, кто ответственен за поражение. Как только мы вернемся на Один, мы определим меру вашей ответственности. До тех пор вы будете под домашним арестом. - Биттенфельд, чувствуя себя очень сильно виноватым: да, сэр. - физиономии Миттельмайера и Кемпфа. Что-то они не в восторге. - Райнхард: все свободны. - Кирхайс идет за ним, а адмиралы, между прочим, утешают Биттенфельда. Вален, Меклингер, Кемпф. Вален даже за плечи обнял. - Оберштайн, провожая Кирхайса взглядом, про себя: лучше бы тебе не считать, что у тебя особые права, только потому, что ты друг графа Лоэнграмма.
Райнхард идет по коридору. - Ваше превосходительство! - конечно, это Кирхайс догоняет. - Пожалуйста, передумайте! - Райнхард, гневно: почему? Биттенфельд не исполнил свои обязанности! Разве он не заслужил наказание? - Кирхайс: ваше превосходительство! Вы сердитесь? - Райнхард: разве я не прав, сердясь? - Кирхайс: могу я спросить у вас, на что именно вы сердитесь? - ух, как Райнхард посмотрел! Если бы это был не Кирхайс, зохавал бы, да... - Ваше превосходительсто! - Прекрати это «Ваше превосходительство!» Что ты хочешь сказать, Кирхайс? - Райхард, ты сердишься за провал Биттенфельда? - Райнхард: конечно! - Кирхайс: я так не думаю. Твой гнев, Райнхардо-сама, направлен на себя самого. И на адмирала Яна, который сделал себе имя сам. Разве это так ужасно, что адмирал Ян сделал себе имя? - Райнхард: это ужасно, правда. Тиамат. Астарта. Теперь Амлитцер. Почему этот ублюдок является и обламывает меня, когда я уже победил? - Кирхайс: возможно, его это тоже не удовлетворяет. Почему он не может сыграть с графом Лоэнграммом с самого начала? Лорд Райнхард, у тебя двума сильных врага. Ян Вэньли впереди и аристократия за спиной! Не делай врагами еще и своих подчиненных! - Райнхард: понял. Я был неправ. Я не буду устраивать суд над Биттенфельдом. - Кирхайс, кланяясь: большое спасибо. - Райнхард: это я должен благодарить. Ты был прав, Кирхайс. (ну да, совесть на внешнем носителе) — уже развернувшись, через плечо: Кирхайс! - да, сэр? - Как ты думаешь, я смогу завоевать вселенную? - Кроме тебя никто не сможет, Райхардо-сама.

URL
2008-12-29 в 02:49 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессен. Для операции были мобилизованы 30 млн человек. Говорят, 20 из них погибли, - хуже некуда. Верховный совет. Из троих членов совета, возражавших против отправки войск, выдвинулся и возглавил верховный совет Йоб Трунихт. В то время как в Альянсе происходили перемены в политической верхушке, в Империи произошли непредвиденные события.
Райнхард: кайзер умер?.. - Кирхайс: сердечный приступ. - Райнхард: естественная смерть? Как не подходит этому человеку. Еще пять лет... нет, если бы он прожил еще хотя бы два года, я бы предал его смерти за его преступления. - у Кирхайса, ясное дело, флэшбек, про то, как увозили Аннерозу. - Кирхайс! Вызови всех адмиралов.
Феззан. Генеалогическая схема на экране. - голос: который из внуков Фридриха IV станет следующим кайзером, как вы полагаете? - Во-первых, дочь принцессы Амалии, которая замужем за герцогом Брауншвайгом, - Элизабет, 16 лет. (это Болтик вещает) Во-вторых, дочь принцессы Кристины, которая замужем за маркизом Литтенхеймом, - Сабина, 14 лет. У каждой из них хороший шанс стать кайзерин. - Рубинский: тут должен бы быть наследник принца Людвига, внезапно умершего два года назад. - Болтик: есть. Его зовут Эрвин Йозеф, но ему всего пять лет. За ним, однако, нет поддержки влиятельной матери. - Рубинский: тем не менее это он. - Болтик выражает удивление. - Рубинский: госсекретарь маркиз Лихтенладе, вероятно, не желает влияния мамаш. Это значит, что принца легче использовать в своих целях. Даже если это вызовет противостояние герцога Брауншвайга и маркиза Литтенхейма. Кто будет назначен в этом случае сторожевым псом? (м. б. регентом?) - Болтик: похоже, тот мальчишка. - Рубинский: ага. Изменения в наших планах выглядят удачными.
Идет «Брунгильда». Райнхард со своими адмиралами. Оберштайн: ваше превосходительство, кайзер умер, не оставив наследника. (адмиралы моргают)) Миттельмайер, Ройенталь, Меклингер и Кемпф) Оберштайн: вас это удивляет? Я клялся в верности только его превосходительству фон Лоэнграмму. Даже если бы он был кайзером, он не заслужил бы большего уважения. (поворачиваясь к Райнхарду) Ваше превосходительство, кайзер умер, не оставив наследника. Следовательно, рассматриваются трое внуков кайзера, и очевидно, что будет борьба за трон. Это можно решить, но боюсь, без крови не обойтись. (Оберштайн, как всегда, о потерях. Вы слышите?) - Райнхард: вы правы. Один из троих, который победит, определит и мою судьбу. Так что, как вы полагаете, кто будет искать моего рукопожатия из тех, кто стоят за тремя детьми?- Оберштайн: вероятно, маркиз Лихтенладе, у которого нет своей военной силы. - Райнхард: должен ли я продать ее как можно дороже?
Хайнессен. Аэропорт, что ли... Мамаша с двумя девочками — Ортанс? Видимо да, потому что сидят Ян и Кассельн, оба в штатском. А с девочками общается, похоже, Юлиан. Но все настолько мельком, что могу и ошибиться.(не ошиблась, они-они) Ага, вот и Дасти стоит. - Наш провал вовсе не лично ваша вина, адмирал Кассельн. Этот план был проигрышным с самого начала. - Кассельн: спасибо, что ты так за меня переживаешь. Но кто-то же должен нести ответственность. Это лучше, чем общество, в котором никто ни за что не отвечает. - Дасти, злой: но... - Ян, грустный: Аттенборо! - Кассельн: ладно, я командующий снабженческой базой № 14 на границе колонизированных земель. Думаю, это лучше, чем угодить в госпиталь, как коммодор Форк. (так Кассельнов отправляют к черту на рога по новому месту службы папы... вот оно что...) - Дасти: Ян, это не... - подходит негр в светлом пальто, штатский-штатский. Ситоле, однако. С чемоданом. Ян вскакивает навстречу, отдает честь. - Адмирал Ситоле! - Привет (тоже руку к виску). Кассельна провожаете? - Ян: вы тоже на следующий рейс, командующий? - Ситоле: называй меня «бывший командующий». Возвращаюсь в деревню. Подумываю заняться пчеловодством. (Шерлок Холмс, блин) Не надо делать такое лицо. Ты должен был быть готов к чему-нибудь подобному. Мне нет прощения за всех, кто погиб. К счастью, следующим главнокомандующим будет адмирал Куберсли. Адмирал Бьюкок неофициально избран командующим космофлотом. Они проницательны и высоко тебя ценят. Старина Бьюкок сказал, что хотел бы пригласить тебя в новый штаб начальником. - Ян: начальником штаба?! А адмирал Гринхилл тоже в отставке? - Ситоле: нет, он остался во флоте, но назначен начальником исследований. (тут мигает телеэкран, и все желающие видят Йоба, душку нашего). Это судьба. Одновременно противостоя посылке войск и контролируя флот, Трунихт планомерно достиг лучших дней своей жизни. Как я тебе и говорил раньше, твоя роль во флоте становится очень ответственной. Не забывай. - Ян: адмирал... - Ситоле: ладно, до свидания. - Ян: берегите себя, учитель. (тот уходит) Кассельн Яну: ладно, пора. - Ян: Кассельн, я получил назначение в Изерлонскую крепость. - Кассельн: о, да это замечательно, поздравляю! - Ян: мне хотелось бы вытащить тебя с тыловой работы и назначить комендантом Изерлона. - Кассельн: но сейчас... - Ян: я знаю. Полагаю, я могу немного подождать. Но я намерен привлечь тебя при первой же представившейся возможности и заставить покинуть твой новый пост. Ты согласен? - Кассельн: в таком случае я буду счастлив работать с тобой. - А до тех пор... - Да. Временная разлука. - Береги себя. - Кассельн: не работай слишком усердно. Трудолюбие не в твоей натуре, верно? (семейство Кассельнов прощается и отправляется на посадку). Ян: Аттенборо, я хочу, чтобы ты тоже прибыл на Изерлон. - Дасти: ага, сэр! (Юлиан смотрит на него как-то сурово)
Один. Коронация Эрвина Йозефа II. Тридцать седьмой кайзер Галактической империи. Корона велика, на ушах виснет. Взошел на трон стараниями герцога (хе, раньше Лихтенладе был маркиз. Повысили?) Лихтенладе и Райнхарда, получившего титул маркиза Лоэнграмма (точно, повысили обоих). Эти двое заключили союз к взаимной выгоде.
В кулуарах дворца, не вижу пока, кто (небось Брауншвайг): разве Лихтенладе не должен был быть отставлен со смертью кайзера Фридриха? - Так, это Вильгельм фон Литтенхейм: конечно. И кроме того, этот мальчишка! Какой он, к эдакой матери, маркиз? Сын бедного дворянина, без титула, (а говорит-таки с Брауншвайгом. Товарищи по несчастью жалуются на несправедливость судьбы))) благодаря благосклонности кайзера к его сестре стал маркизом! Боюсь, он думает, что вместе с ним повысились все низшие классы! - Брауншвайг: ну да, захват государственной власти! - тут к ним подходит Мюкенбергер: не странно ли? Вы оба — и вместе? - Брауншвайг: поздравить с отставкой? Вы возглавляете нынешний список потерь. - Мюкенбергер: потери? - Литтенхейм: Этот мальчишка! Мы как раз о нем говорим. Этот мальчишка! Прославленный командующий! Это конец света. - Брауншвайг: как насчет вас? Присоединяйтесь, это нас воодушевит. - Мюкенбергер: оба вы не понимаете. Я думаю, хорошо, что я могу уйти в отставку и жить, не вмешиваясь в бесполезные дрязги. Дам вам один совет. Этот мальчишка... нет, маркиз Лоэнграмм — гениальный полководец и политик. Если вы будете упорно его недооценивать, это вас погубит. - Брауншвайг: трус! Есть другие воины, которые пекутся о своей стране. (тебе ж сказали, чем ты кончишь. Слушать надо тех, кто умнее, но когда ж такое бывало — чтобы дурак слушал?)
Лестница дворца. Понднимаются Райнхард и Кирхайс, навстречу спускается Мюкенбергер. Отдают друг другу честь. Символический кадр. Мюкенбергер — вниз, Лоэнграмм — вверх.

URL
2008-12-29 в 02:49 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Феззан. «Дракур» (это что значит? Драккар?). За столиками сидят вольные торговцы. Разговоры среди народа. - Говорите, Феззан ловит рыбку в мутной воде, стравливая Рейх и Альянс? - Ублюдок Рубинский... он сумасшедший, да? - Ну, это упорный слух. (похоже, блондин — это таки Борис Конев) — В конце концов, Феззан — это паразит. (точно, Конев! Узнала, узнала! А теперь и надписали))) Однако, если побить лендлорда, мы не сможем противостоять обвалу всего. - а вот и Маринеску: капитан! Капитан Конев! - О! Первый помощник! Пить будешь? Выпивка на столе. - Пить в таком месте... У нас есть работа! - Конев: что на этот раз? - Перевезти несколько человек. (терраистов, что ли?) - Хорошеньких юных леди? - Группу пилигримов, направляющихся на Землю (точно!). - Опять земной культ? - Нужда суровый хозяин, верно? - Ладно...
Рубинский. Идет открывает секретную комнату. А там у него суперсвязь с терраистами. И явился Рубинскому великий епископ. - Рубинский: итак, как я уже докладывал вашему святейшеству... - Соответствующие действия Альянса и Рейха ясны. - Рубинский: прошу простить, что побеспокоил. - История ускоряет ход. (елки, и этот историк) И вскоре Земля займет подобающее ей место. В течение трех лет я буду наказывать тех, кто оставил Землю (о как! Интересно, однако...) - Рубинский: так скоро? - Затем мы и создали Феззан. Вы ведь не забыли свой долг? - Рубинский: конечно, нет! - Рубинский! - Хай! - Не обмани нас! - отключается. Рубинский: в конце концов, кто-то останется в живых, почему они?.. Империя, Альянс, Земля... или я.
Один. Едет машина. Голос Райнхарда: не думаю, что Брауншвайг и Литтенхейм сдадутся. (едут, конечно, Райнхард с Кирхайсом) Прежде будет долгая гражданская война, которая расколет Империю. - Кирхайс: Миттельмайер, Ройенталь и другие разработали план. Беспокоит только одно. - Райнхард: полагаю, как вмешается Альянс? - Кирхайс: да, после их сокрушительного поражения при Амлитцере. Не думаю, что у них остались какие-то силы, но... - Райнхард: не беспокойся. Я уже подумал о плане. Но хватит об этом. Тут моя сестра. Улыбайся, Кирхайс. - а вот и Аннерозе)) в трауре, между прочим. - Сестра! - Я рада тебя видеть, Райнхард! И тебя, Зиг. - Аннерозе-сама!
Райнхард: десять лет. Прости, что я заставил тебя ждать так долго. Я пришел за тобой, сестра. Я никому не позволю тебя беспокоить. Сестра, пожалуйста, будь теперь счастлива. (а она, между прочим, потеряла кайзера, к которому, полагаю, была привязана. Будь счастлива!) = плачут, обнявшись. Бедный Кирхайс...
«Гиперион» ныряет в Изерлон. Альянс свободных планет повысил Яна Вэньли до адмирала и отправил его командовать Изерлонской крепостью и тамошним флотом. Адьютант - Фредерика Гринхилл. Реар-адмирал Мюрай — начальник штаба. Коммодор Патричев — вице-шеф штаба. Вице-командующий флотом — реар-адмирал Эдвин Фишер. Командиры эскадр — коммодор Гуэн ван Хью и коммодор Дасти Аттенборо. Командиры истребителей лейтенант-коммандер Оливер Поплан и лейтенант-коммандер Иван Конев. Командующий обороной крепости бригадный генерал Вальтер фон Шенкопф и, как младший офицер, Юлиан Минц также сделал первые шаги в Изерлоне. У Юлиана в корзинке кот)))
что-то насчет того, что организация сия была новой как для Альянса, так и для Рейха.
796/487
Ни Райнхард фон Лоэнграмм, ни Ян Вэньли не могли вполне представить свое собственное будущее.
А тут другое название серии) New Currents
Не сказала бы, что есть разница, но все же, все же.

Конец 16 серии

В анонсе Кирхайс на своем красном крейсере, Ян с Юлианом, совещание в полутьме и Райнхард с суровой миной.

дата: 796/487
Впервые появляются:
Борис Конев
Маринеску
епископ

URL
2009-01-26 в 11:24 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
17 серия. Before the Storm
Изерлонская крепость — искусственный спутник, размещенный на границе между Галактической империей и Альянсом свободных планет. Дальше нам повторяют его технические характеристики. Диаметр 60 км, внутренняя часть, разделенная на несколько тысяч отсеков, может разместить 20 000 кораблей станционного флота. Включает космопорт и арсенал, обеспечивающие функционирование большой стратегической базы. На Изерлоне обитают 3 млн гражданских, а в общей сложности — 5 млн человек, так что это солидный город. В состав системы поддержки атмосферы входит большое овощеводческое хозяйство. Гидропонные фермы достаточны для полного самообеспечения. Здесь есть пищевое производство, больницы, школы, спортивные сооружения, заведения культуры (тут кадр с киноафишами, где рекламируется фильм «Унесенные солнцем»), магазины и рестораны. Есть все, что положено современному городу. Человек, ответственный за Изерлон, - самый выдающийся молодой адмирал за всю историю Альянса, Ян Вэньли.
А вот и Ян) сидит в кресле, физиономия не слишком веселая, руки скрещены на груди. Ноги на стол, ага)) Шаги. Это Юлиан, забирает подносик с чайником и чашкой. Ян: спасибо (а как же, что еще говорит Ян, как не «спасибо» или «извините»...) - Юлиан: о чем вы думаете? - Ян: ни о чем особенном. Так, мысли о победе и о неограниченной способности человеческой расы к греху. Солдаты убивают своих врагов и неспособны защитить своих друзей. Мошенничество и обман посторонних изо дня в день. Это никудышный бизнес. - Юлиан: адмирал... - Ян: Юлиан, если ты хочешь быть солдатом, этому нельзя помочь. Смотри, Юлиан. Флот — не более чем инструмент. Это средство, которое не должно существовать. Запомни это и постарайся быть самым безобидным инструментом, насколько это возможно. - Юлиан: да, сэр. - Ян: я все время думаю об этом. Начиная с Эль-Фасиля, 9 лет назад, все идет совершенно безумным путем. Когда людей повышают неохотно, полагаю, они быстро развращаются.
Фредерика вытирает вымытую тарелку. - Эль-Фасиль? - Юлиан: да. Вы ведь были тогда на Эль-Фасиле, Фредерика-сан? - Фредерика: да. Раз уж ты упомянул об этом, мне тогда было столько, сколько тебе сейчас. Но мы не могли зависеть от замешательства взрослых... (это у нее флэшбек, да)...

URL
2009-01-26 в 11:25 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Эль-Фасиль) Разговор на фоне флэшбека со спасением населения Эль-Фасиля) — голос Фредерики: Когда имперский флот появился поблизости, командиром нашего флота был реар адмирал Линч. Высшее военное командование быстро удрало. Гражданское население оказалось брошено на сопливого новоиспеченного офицера. Заливающее горе алкоголем, в истерике, вопящее и визжащее. Всеобщий хаос и паника. Это адмирал Ян успокоил всех, как взрослый. - голос Юлиана: образ сопливого новоиспеченного офицера все тот же. - голос Фредерики: точно, он мало изменился. - голос Юлиана: Мне тут пришло в голову... Если бы лейтенант Ян не стал героем в этой битве, не был бы ли он счастливее? - Фредерика: может быть. Лейтенант Ян надеялся... Нет, неправильно! Если бы лейтенант Ян не сделал этого, он был бы сейчас заключенным в имперском лагере военнопленных. - Юлиан: точно! В таком случае, может быть, сейчас он валялся бы в придорожной канаве. - Фредерика: ты ужасен, прекрати! - Юлиан: но хотя как человек он совсем не изменился, из-за этого маленького происшествия изменилась вся его жизнь. - Фредерика: думаю, да. До того, как это случилось, реар адмирал Линч не был непопулярен. - Юлиан: вы хорошо его знали? - Фредерика: Он был младшим соучеником моего отца по офицерской академии, так что я его часто видела. Раз уж ты об этом помянул, он в итоге был захвачен в плен имперским флотом. После я не знаю, что случилось с ним. (ксо, я знаю... ) - Линч на мостике, с вытаращенными глазами. Его голос: я не сбежал! Если бы мы взяли гражданских, они были бы обузой. Поэтому мы ушли без них. Если бы нас поддержали наши удирающие союзники, мы бы вскоре вернулись на Эль-Фасиль. Этот ублюдок Ян Вэньли с выгодой воспользовался нашим отходом. Коротко говоря, он спас свою шкуру, пожертвовав нами. И они называют его героем Эль-Фасиля! И этот сопливый лейтенант теперь — адмирал? Ксо! (его окружают имперцы и берут в плен) Вместо этого я трус без чувства стыда? Даже в лагере для военнопленных я остерегался. Прошел слух, что мои жена и дети были выброшены из семейного списка. (со стуком ставит бутылку на стол) Ладно, допустим, мое решение было ошибочно. Но должен ли я был пасть так низко? Должен ли я был так страдать? Флот полон ублюдков, которые куда отвратительнее и пекутся только о собственной шкуре. Ублюдки, о которых говорят как о «национальных героях». Не точно так ли они называют людей, участвовавших в массовых убийствах? [Артур Линч — подписали имя] - а вот и собеседник)) Пауль фон Оберштайн собственной персоной)) внимательно слушает. - Линч: и они утверждают, что я совершил что-то морально недопустимое?
Открывается дверь, на пороге два силуэта. Райнхард и Кирхайс. - Что вы думаете? Он нам подходит? (похоже, это говорит Оберштайн) - Райнхард кивает. - Линч: вы кто? - Райнхард фон Лоэнграмм. - Линч: так вы юный имперский герой? Вы и вправду молоды, не так ли? Вы знаете об Эль-Фасиле? Сколько лет назад это было... Вы были еще ребенком. А я был реар адмирал. - Райнхард: Линч, слушайте внимательно. Это задание, которое я хочу, чтобы вы выполнили. Если вы справитесь, вы будете имперским реар адмиралом. - Линч: реар адмирал... Реар адмирал — это неплохо, верно? И что я должен сделать? - Райнхард: проникнуть в свою собственную страну, Альянс свободных планет. Взбаламутить недовольных во флоте и спровоцировать государственный переворот. - Линч: смешно! Это невозможно. Вы это серьезно? - Райнхард: это не невозможно. Вот план. Если вы будете ему следовать, вы не можете проиграть. - Линч: но если я проиграю, я умру. Меня казнят! - Райнхард: в этом случае... умрите. Вы думаете, в вашей жизни остался хоть какой-то смысл? Вы трус! Вы предали одновременно и граждан, которых должны были защищать, и войска, которыми командовали, чтобы спасит свою шкуру. Никто не поддержит вас, как бы вы ни просили о прощении. Вы все еще думаете, что ваша жизнь имеет цену? - Линч: вы правы. Я так долго не смывал свое бесчестье. В таком случае, почему мне не жить в моей трусости и позоре? Предложение о звании реар адмирала еще в силе? - Райнхард кивает. - Муахаха!
Оберштайн: Ваше превосходительство, адмирал Кирхайс не слишком одобряет этот план. - Райнхард: это не так. - Оберштайн: Ваше превосходительство, рискну сказать, что некоторые поручения не подходят его превосходительству адмиралу Кирхайсу. Не думаю, что его необходимо назначать вице-адмиралом флота. Я знаю, что вы друзья детства, но делать его гранд-адмиралом? Пожалуйста, рассмотрите баланс с Роейнталем и Миттельмайером. - Райнхард: в этом нет нужды, Оберштайн. Все уже решено.

URL
2009-01-26 в 11:27 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Шахматная доска. Голос Юлиана: шах, адмирал! - Ян: так быстро? - явление Фредерики на экране: прошу простить, что прерываю ваш отдых. - Ян: в чем дело? Я занят. - Фредерика: имперский военный корабль прибыл на переговоры. Они хотят встретиться с вами по важному делу, адмирал. - Ян: ясно. Пришли поговорить, значит? Я сейчас. - Юлиан: но... Адмирал, вы забыли ваше оружие! - Ян: а, забудь.
Ян едет по движущейся дорожке, Юлиан догоняет — адмирал, вы не можете идти с пустыми руками! - Ян: Юлиан, если бы у меня было оружие, как ты думаешь, я смог бы из него попасть? - Юлиан: нет... - Ян: ну и зачем тогда? А кстати, Шенкопф говорил мне, что ты берешь уроки стрельбы. - Юлиан: да. Если веришь генералу, у меня к этому способности. - Ян: он надежный человек. Если придется, ты меня спасешь. (ксо! Ян, ты отвратительный пророк. Спасет, а потом и не спасет, ксо, ксо...) - Юлиан: да, конечно! Я вас защищу! - Ян: славный парень!
-Они прибыли от имени адмирала Лоэнграмма. Они предлагают обменять военнопленных, два млн с обеих сторон. - В такой момент? Обмен военнопленных - дело мирного времени, верно? - это подозрительно, не так ли?(вот это точно голос Мюрая, ни с кем не спутаешь) — изерлонские военные совещаются. - Ян: может быть, это амнистия в связи с восшествием Эрвина Йозефа на престол? - Патричев: и правда. - Ян: но, вероятно, это официальная причина. Настоящая причина, должно быть, в другом. - Фишер: какая? - Ян: маркиз Лоэнграмм неконец вступил в военный спор с аристократией. Поэтому он решил поднять паруса. Иными словами, это может быть превентивная мера в отношении нашего флота, чтобы он не вмешивался в этот диспут. - Мюрай: и? - Ян: под прикрытием обмена пленными он внедрит своих шпионов на территорию Альянса. - Патричев: что? - Фишер: как он сможет... - Ян: это не обязательно. Но мы не можем быть так уж уверены, если рассмотрим нестабильные подразделения Альянса. (надписали: Нгуен Ван Хью) — Шенкопф: так вы откажетесь от предложения маркиза Лоэнграмма? - Ян: я не могу этого сделать. Принцип Альянса — общественный контроль. У меня нет реального авторитета в этом случае. - Шенкопф хочет что-то сказать (отличный, кстати, крупный план), но тут вмешивается Мюрай: в таком случае мы должны информировать правительство. - Ян: у нас нет доказательств. Скоро всеобщие выборы. Военнопленные не голосуют, а репатрианты голосуют. Два миллиона... нет, если посчитать их семьи — получится более 5 млн голосов. У меня нет убедительных доводов, чтобы преодолеть этот соблазн. Кроме того... - Кроме того?.. (это Патричев снова, что ли...) - Ян: если это станет известно, начнется критика Трунихтова флота. - Шенкопф присвистнул. Патричев: должны ли мы расследовать дела возвращаемых солдат и выявить агентов? - Мюрай: не имеет смысла. Я сомневаюсь, что мы сможем определить их, если они перемешаны с 2 млн людей. Кроме того... возможно, это ловушка. - Шенкопф: и что вы намерены делать? - Ян: у меня есть план.
Как и предполагал Ян, правительство Альянса приняло имперское предложение.

URL
2009-01-26 в 11:29 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Голос Райнхарда: Верные солдаты, захваченные врагом, отважно сражались в тщете... Я обещаю вам, что я забуду бесчестье вашего плена и отменю глупый обычай наказывать за это. (флагман «Барбаросса») Все вы, репатрианты, будете обеспечены временными. Пособиями и вернетесь из отсутствия, и каждый, кто желает, может вернуться во флот в прежнем звании, без поражения в правах. (Кирхайс на мостике) Все будут повышены на один ранг. Наши воины... герои... вам нечего стыдиться. («Барбаросса» погружается в Изерлон) Возвращайтесь с высоко поднятой головой. Все бесчестье падет на трусливых командиров, которые посылали вас своей некомпетентностью на передний край, так что обстоятельства, приведшие к вашей сдаче, были неотвратимы. Я, адмирал Лоэнграмм, также благодарю вас всех и должен просить у вас прощения. И последнее, я выражаю свою признательность Альянсу свободных планет за согласие на этот обмен военнопленными в гуманитарных целях. Главнокомандующий космофлотом Галактической империи адмирал Райнхард фон Лоэнграмм. (речь революционная, абсолютно!)
Гаснет экран, Ян аплодирует. Ян: безупречно! Маркиз Лоэнграмм, это заполнит 2 млн вакансий.
Четверо имперцев (с Кирхайсом во главе) сходят с «Барбароссы» на изерлонские трапы. Вернее, съезжают по эскалатору.
Кирхайс на экране. - Он в самом деле настоящий. (это Фишер сказал?) - Дасти: Я подумал: «Не начинен ли он бомбой?» - Ян: вероятно, он не использует таких дешевых трюков. Даже если он отобьет Изерлон сейчас, это не даст преимущества маркизу Лоэнграмму. Кроме того, попытка захватить крепость только заставит его разделить силы. - В самом деле. - Голос Юлиана: Он красивый человек, правда? (имперцы встречаются с изерлонцами) — Голос Фредерики: да, он очень впечатляет. (Фредерика, ты видишь других мужчин, кроме своего адмирала? Ооооо) — Поплан: хе, но не так хорош, чем маркиз Лоэнграмм! - Шенкопф: верно.И в течение 10 лет он оттачивал свои манеры (равновесие), силу (глубину) и зрелость... может быть, он даже может конкурировать со мной. - Юлиан и Фредерика пересмеиваются. Юлиан: Он великолепен, не так ли? Он всего на шесть лет старше меня.
А вот теперь высокие договаривающиеся стороны — Кирхайс и Ян)) Кирхайс: Я гранд адмирал Галактической империи Зигфрид Кирхайс. - А я Ян Вэньли. (вот так, без титулов и званий)) ну еще бы, адмиралов много, а Ян Вэньли один. Он-то этого не имеет в виду, но по факту это так) Спасибо, что проделали этот долгий путь. - Кирхайс: Я хотел встретиться с вами, ваше превосходительство Ян. (кстати, за спиной у Кирхайса Байерляйн — и кто еще?) - Ян, пожимая плечами: я счастлив, что мы можем встретиться вот так. - Кирхайс: очень хорошо. - Барышни в альянсовских рядах: Он такой статный!
Подписание договора) фотовспышки) рукопожатие) Кирхайс: возможно, эти формальности необходимы, но они кажутся такой глупостью, адмирал Ян. (Кирхайс, я тебя люблю, ей-богу. Ты один способен понимать Яна, кажется... из всей Империи) — Ян: разделяю ваше мнение.- Отдали честь друг другу. Кирхайс разворачивается, но не уходит, а подходит к Юлиану: сколько тебе лет? - Юлиан: будет 15 в этом году. - Кирхайс: ясно. Мне тоже было 15, когда я участвовал в моей первой кампании. Я не мог назвать мою позицию «большим везением» (Ян слушает и улыбается) Счастливо оставаться. - вот теперь повернулся и пошел.
Благословил, между прочим, мальчика на будущий звездный путь)) только ни он сам, ни Юлиан этого не поняли)) зритель тоже))
Дасти Юлиану: не увлекайся так Империей)
-Зигфрид Кирхайс, да? - голос Юлиана: он выглядит покладистым. - Ян: странно, правда?Имперский комндир выглядит лучше, чем наши собственные политики. Я хочу встретить его... маркиза Райнхарда фон Лоэнграмма. (встает) Ладно, Юлиан, я возвращаюсь на Хайнессен, в столицу. Я должен присутствовать на церемонии по случаю возвращения солдат.

URL
2009-01-26 в 11:30 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессенполис. Крыша как в Сиднейском оперном театре.
-Ваше возвращение домой стало возможно благодаря человеколюбивой международной политике нашего правительства. Я хочу, чтобы вы запомнили, что мы должны снова объединиться для кампании либерализации. (душка наш Йоб Трунихт вещает) Все вы здесь, и духом и телом. Вы вернулись живыми на родину. Однако память о наших погибших товарищах еще свежа. Развеянных под Амлитцером в десять раз больше, чем вас. (под звуки речи Ян встречается с Юлианом в холле приемного зала) Джентльмены!.. - Ян: Ты собрался? Мы скоро уезжаем. - Юлиан: да, адмирал. - бегут по коридору, на бегу разворачивают телевизор с Трунихтом, вещающим: ...безжалостной дьявольской Империей. Долгой жизни Альянсу! (стервятник, ведь сглазил) Хай живе республика!
Ян и Юлиан в такси. Юлиан: устали, адмирал? - Ян: даа, правда устал. Устал, потому что был вынужден слушать Трунихтовы речи. И я должен присутствовать вместе с ним на приеме. Это всего лишь часть работы, я понимаю.
-По мне, так это ужасно неудобно, избегать человеческих взглядов, как сейчас. (кто это у нас беседует? А, пожалте, Ян с Бьюкоком) — Ян: согласен. Это напоминает мне времена учебы в офицерской школе. Это был способ поумнеть без нарушения комендантского часа. - является Юлиан со стаканчиками. - Спасибо. Гляди внимательно вокруг. - Бьюкок: итак, я могу услышать твою историю? - Ян: думаю, да. Полагаю, в ближайшем будущем есть вероятность государственного переворота в нашей стране. - Бьюкок: государственного переворота? - Ян: да. Это план маркиза Лоэнграмма уничтожить нас с помощью этого договора. - Бьюкок: в самом деле... Непонятно, контролируется ли группа, которая спровоцирует переворот, маркизом Лоэнграммом. - Ян: верно. - Бьюкок: он придумал совершенный план, не так ли? - Ян: если они попытаются, им не потребуется много усилий. Однако, по предположениям маркиза Лоэнграмма, неважно, будет ли успешен переворот. Достаточно просто разделить Альянс, пока сам он собирает силы. - Бьюкок: Ладно... Я должен попытаться задавить этот переворот в зародыше, так? - Ян: так складывается, что с другими нужно разговаривать осторожно. - Бьюкок: Это тяжкая ответственность. - Ян: я еще кое о чем хотел вас попросить. - Бьюкок: ммм? (показывают прохаживающегося часового — Юлиана) Понял. Я улажу это, сможете получить это завтра. Надеюсь, оно вам никогда не понадобится. (о чем это он? Я в недоумении, я не помню)) — вставая: что ж, пойдем. - Ян: да. - идут темной улицей Бьюкок: ах да, есть немного хороших новостей. Как вы и хотели, дела реар адмирала Кассельна идут хорошо. - Юлиан: реар адмирал Кассельн приедет на Изерлон? - Бьюкок: да. - Юлиан: адмирал, это хорошие новости, правда? - Ян: да, все станет проще, когда об этом позаботятся.
Идет процессия терраистов) Ян: что это? - Бьюкок: это последняя мода на религиозное возрождение. Называется «Земной культ». - Ян: Земля? Это планета, где зародилось человечество? - Бьюкок: да. Они почитают ее как святую землю за пределами Империи. Они очень поддерживают нынешнюю войну и называют ее святой войной за возвращение этой планеты. - Ян: как глупо. Теперь, после всего, я опасаюсь крестового похода. - Бьюкок: да. Это чересчур анахронично, верно? Это, несомненно, самая правая группировка. Не удивлюсь, если рыцари-патриоты просто сменили одежку после выборов в Тернусене.
Ага, а вот и козни плетут) — Итак, Свободные планеты будут разрушены. Флот превратился в инструмент политиков, которые ставят во главу угла свои собственные права. Мы утратили интересы основателей государства. Нашими руками они должны быть очищены. Существует неизбежное препятствие перестройке нации. Итак... есть один человек, который создает проблему. Адмирал Ян Вэньли в Изерлонской крепости. Он не в столице, так что у нас нет шанса заставить его примкнуть к нам. Если у кого-то есть идеи кастельно него, давайте послушаем. - Его интеллект и популярность могут быть очень полезны. И стратегическое значение Изерлона нельзя игнорировать. - Несомненно, что величайшая сила — станционный флот.- Будет смертельно, если он превратится во врага. - Это верно, но у нас слишком мало времени до установленного срока. Думаете, мы сможем его уговорить? - Я не думаю, что необходимо побеждать такого человека, лучше сделать его союзником. - Это не вопрос личных чувств. Мы выступаем за справедливость. Таким образом, как только мы захватим контроль над столицей, «Чудотворец Ян» немедленно станет препятствием. Так что, думаю, мы обязаны убедить его. - Согласен! Отличная идея! - Предложение. Давайте поручим союзникам не спускать с Яна глаз. Если Ян выступит против нас, мы сможем покончить с ним. - Может быть, так лучше всего. - Мы не сможем сделать ничего лучшего в случае опасности. - Любая оппозиция? (этот с бутылкой, небось, Линч) Ладно. Мы согласны с предложением. (про себя: я заставлю их плясать по мановению моей ладони. Смогу ли я заставить их дотанцевать до конца? Тебя ждет смерть.)

URL
2009-01-26 в 11:32 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Если это случится, Ян Вэньли не покинет Изерлон. (а это Райнхард) — Кирхайс: да. - Райнхард: однако, что за человек этот Ян Вэньли? - Кирхайс: честно говоря, я не знаю. Это вещь в себе (очень глубокая натура). Он, вероятно, уже видит эту операцию насквозь. - Райнхард: что? Тогда почему он принимает в этом участие? - Кирхайс: я не знаю, есть ли у него план, или он рассчитывает повернуть ситуацию, что бы ни случилось. Это глубина адмирала Яна, какой я ее представляю. - Райнхард кивает. - Кирхайс: как врага — я никогда не встречал такого страшного противника, как этот. Однако... - Райнхард: однако? - Кирхайс: если бы мы только смогли стать друзьями, нельзя придумать ничего лучше. - Райнхард, про себя: Ян Вэньли, так? Я хочу встретиться с ним.
Дата: 797/488 Этот год начинался с виду мирно. Но никто не мог предсказать шторма, который предстоял на пути.
Конец 17-й серии

Хохма из словаря:
Sidearm - электрод дежурный боковой Это когда Юлиан спрашивает Яна, взял ли он оружие на встречу с имперцами


В анонсе Хильда, Райнхард, Брауншвайг, Меркатц, танки на улицах и стрельба в космосе.


Дата: 797/488
Впервые подробно - Линч

URL
2009-01-26 в 13:42 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Sidearm - электрод дежурный боковой

AnnetCat, это вот эту штуку предлагалось взять на встречу с Кирхайсом? Ой...

Я улажу это, сможете получить это завтра. Надеюсь, оно вам никогда не понадобится. (о чем это он? Я в недоумении, я не помню))
Мы как-то обсуждали это, по-моему. Рассказать или не спойлерить?

2009-01-26 в 14:44 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium Не спойлери, я посмотрю дальше и отловлю))

URL
2009-01-26 в 23:34 

LynxCancer
Славим жизнь и сеем смерть
Шенкопф: верно.И в течение 10 лет он оттачивал свои манеры (равновесие), силу (глубину) и зрелость... может быть, он даже может конкурировать со мной.

В русском переводе было: "Лет через десять, когда он приобретет зрелость и достоинство он, может быть, сможет составить конкуренцию даже мне" Шенкопф прекрасен, да :)


Кирхайс: ясно. Мне тоже было 15, когда я участвовал в моей первой кампании. Я не мог назвать мою позицию «большим везением»

У меня было: "Я не могу пожелать тебе удачи, но будь здоров ( или "не погибни"? не помню)"

rear admiral это котр-адмирал

2009-01-27 в 00:15 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
LynxCancer Спасибо) я все время путаюсь в именах и званиях))
А у меня есть на эти серии русаб, но на диске, за ним лезть лениво, зато, оказывается, не лениво переводить) Переводчик из меня как из козы балерина, но удовольствие получаю)

URL
2009-02-09 в 02:39 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
18 серия: The Lippstadt Conspiracy
Коронация Эрвина Йозефа II. Кланяются маркиз фон Лоэнграмм и герцог Лихтенладе. - Против них выступают две влиятельнейшие при дворе семьи — герцога Брауншвайга и маркиза Литтенхейма, которые потихоньку договорились свергнуть кайзера. Началась конфронтация между союзами Лихтенладе — Лоэнграмма и Брауншвайга — Литтенхейма.
-Что происходит? Герцог Брауншвайг и маркиз Литтенхейм собирают войска. Мы не можем противостоять им. Герцог Лихтенладе поддерживает его величество кайзера. - Проблема не в поддержке его величества, а в этом юнце. (шо за люди разговаривают? Имперские дворяне какие-то, а кто...) Разве он не военный гений? Более того, я слышал, его подчиненные — лучшие из лучших. - Маркиз Лоэнграмм?.. (а тут у нас юная Хильда, навострив ушки...) Он начинает надоедать. - Да... какую сторону поддержим мы?
Голосок юной Хильды: Папа, о чем ты думаешь? (солнечное утро, папа в качалке у окошка) — Мариендорф: ни о чем особенном. - Хильда: звучит очень интересно. Ты имеешь в виду, что судьбы Империи и будущее семьи Мариендорф не важны? - физиономия у папы вытягивается. Папа: я постараюсь остаться в стороне, но когда это станет невозможно... я поддержу герцога Брауншвайга. Для имперского аристократа это логично... - Хильда: папа! Со времен зарождения цивилизации на Земле не было ни единой нации, которая не была разрушена. Почему же Империи быть исключением? - Мариендорф: Хильда, что ты хочешь сказать... - Хильда: династия Гольденбаумов продолжается уже 500 лет - неуклюжая система, в которой маленькая кучка дворян управляет большинством населения. - Папа: Хильда! - Хильда: дворяне делают что заблагорассудится, это в конце концов станет причиной их падения. - Папа: и ты поэтому хочешь присоединиться к Лоэнграмму? - Верно. - Но... - кроме того, маркиз Лоэнграмм стоит за правое дело. Он поддерживает кайзера. - Дальше насчет того, что Брауншвайг и Ко развяжут войну в личных целях, что они за привилегии дворянства, а для семейства Мариендорф места не будет... А маркиз Лоэнграмм за политическое объединение усех, так что Хильда за него. Ну и кроме того, Лоэнграмм победит. Папа вздыхает: ладно, это твоя жизнь, делай, как считаешь нужным. Что бы ни случилось, я не буду сожалеть. (ах, папа! - Хильда кидается обниматься) Ты не должна думать только о семье Мариендорф. Пусть семья Мариендорф будет средством. Думай о расширении горизонтов. (такой папа! Оооо... золотой папа!)
Хильда на балконе, ночь и звезды. Размышляет. Спасибо, папа, что вручил мне судьбу нашей семьи. И за то, что я родилась в такое интересное время.
Аэропорт, что ли. Хильда сходит с эскалатора. Кто-то ее окликает — ааа, встречает бородатый дядька, слуга, что ли? - Если бы вы подождали, я встретил бы вас у ворот. (Хех, эта барышня не ждет, если не хочет. Она живет в интересное время, ей некогда ждать!) аа, это кажется тот самый дворецкий, который будет потом на Феззане в беспримерной сцене сватовства)) не помню, как его зовут. - Хильда: самолет прилетел раньше, чем я рассчитывала. - Дворецкий: как там в родовых землях? Как здоровье графа? - Хильда: все как обычно. Но она намерена кое-куда зайти. - дворецкий уточняет, куда. - Хильда, с некоторой торжественностью в голосе: к маркизу Лоэнграмму. В Адмиралтейство.
Адмиралтейство. Райнхард хмыкает: гляньте на сконфуженное дворянство. Никогда не видал такого фарса, как сейчас. - Оберштайн: если конец не счастливый, это нельзя назвать фарсом. - Кирхайс: но если эти дворяне объединятся, их силы будут больше наших. - Райнхард: значит, мы должны спровоцировать взрыв прежде, чем они начнут мыслить логически. Что там еще в рапорте? - Оберштайн: принц Брауншвайг выдумал вечеринку в саду, но на самом деле он собирает недовольных под руку маркиза Литтенхейма. Полагаю, там неизбежно что-нибудь произойдет. - Райнхард: хотя дворянских семей много тысяч, среди них нет ни одного талантливого человека. Даже если они станут нашими врагами, они неспособны на эту роль. (ааа, знаю, какой тебе враг нужен... )

URL
2009-02-09 в 02:43 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
И тут к адмиралтейству подъезжает фройляйн Мариендорф))
Хильда сидит на диванчике, ждет — входит Райнхард.
-Ваше превосходительство, я Хильдегарде фон Мариендорф. - Райнхард: жалко, Кирхайса тут нет. (ресницами махать, ага)) Он имел дело с вашей семьей. Вы его знаете? - Да, конечно. Он спас папу в прошлом году во время мятежа Кастропа. - Он недавно был здесь. Вы разминулись. Так какое у вас ко мне дело? - Хильда: я пришла сюда заверить вас, что семья Мариендорф будет на вашей стороне в случае гражданской войны. - Гражданской войны? (он не воспринимает девушку всерьез, а зря, ой зря...) - Хильда: она может начаться завтра утром. Брауншвайг. - Сильно)) Даже если так, я не могу победить. И вы все еще хотите быть моим союзником? - Ваше превосходительство победит. - Оу... - Герцог Брауншвайг и маркиз Литтенхейм объдинились лишь временно. Их союз безволен. У них нет влияния на систему флотского командования. (ага, Лоэнграмм глазки-то открыл, хотя кофе еще не подавился). Это фатально. Даже если их объдиненные силы больше ваших, у них нет шансов против вашего единого флота. Более того, войну не могут вести только офицеры-дворяне. На самом-то деле воюют солдаты. Кого поддержат солдаты и дворяне низших рангов, ваше превосходительство или герцога Брауншвайга? Разве не очевидно? - Райнхард, аж чашку-то поставил: вы превосходно разбираетесь в вопросе. Отлично. Давайте дружить. Конечно, я охотно договорюсь с семьей Мариендорф, дающей такие рекомендации. - Хильда: опираясь на великодушные слова вашего превосходительства, мне легче будет убедить моих друзей и родственников. - Райнхард: о, вы дадите себе труд сколотить альянс? Я не могу пренебречь вами. Если вам что-нибудь понадобится, не стесняйтесь попросить. - Хильда: тогда я ловлю вас на слове. (не дает кофейку попить! Едва ведь отхлебнуть успел!) - Пожалуйста. - Земли и состояние Мариендорфов. Я хочу получить официальный документ, гарантирующий это. - Официальный документ? (постукивает пальчиком. Задумался) Хорошо, сегодня составим. - Хильда, очаровательно просияв: благодарю вас! Семья Мариендорф поклянется в абсолютной преданности вашему превосходительству. - Райнхард: так я и думал. Фройляйн Мариендорф, подобных документов захотят все те дворяне, с которыми вы намерены разговаривать? - Хильда: это должны решить члены каждой семьи. Более того, в зависимости от того, что намеревается делать ваше превосходительство, слишком много подобных бумаг могут стать помехой. (Райнхард хихикает. Оценил, оценил девушку...) - Извините меня. Вы беспощадны, фройляйн Мариендорф, а с виду не скажешь.
Явление Оберштайна. - Извините. Ваше превосходительство, недовольные дворяне наконец зашевелились. - Райнхард: фройляйн Мариендорф, мне было очень приятно встретиться с вами. В один из ближайших дней я приглашу вас на обед. До встречи. - и удалился, помавая плащиком. Оберштайн глянул на девушку внимательно, но кратко, - и за Райнхардом.
Дворяне, противостоявшие маркизу Лоэнграмму и герцогу Лихтенладе, собрались в Липштадтском лесу возле поместья Брауншвайга, дабы заключить секретное соглашение. Они организовали Липштадтскую лигу. Родившаяся из этого союза военная организация получила название Липштадтские объединенные силы.
Адмиралтейство. Райнхард в кресле (прям трон), адмиралы у красного ковра. - Лидер организации — Отто фон Брауншвайг. Второй лидер — маркиз Вильгельм фон Литтенхейм. Кроме них, участвуют 3760 дворян. Их объдиненная армия, регулярные и частные войска, составляет 25,6 миллион человек. (докладчик, конечно же, Оберштайн) Командующий объединенными силами — гранд-адмирал Вилибальд Иоахим фон Меркатц. - всеобщее гудение среди адмиралов. Имя произвело впечатление. Райнхард сидит, прикрыв глаза, и что-то вид у него зеленый — уж не плохо ли ему? Ооо... Миттельмайер: это печальные новости. Адмирал Меркатц... - Вален: потому что он выдающийся командир, и популярный, и опытный. - Ройенталь: да уж. Если бы командовал герцог Брауншвайг, за ним бы никто не пошел. - Биттенфельд: даже если ими командует Меркатц, (дальше он их как-то приложил, надо смотреть, как наши перевели, но в общем — даже если ими командует Меркатц, они в конце концов сплошная хрень). Нечего их бояться. (ух как Меклингер на него посмотрел!) - Меклингер: стадо овец под водительством льва победит стадо львов под водительством барана. Мы должны быть осторожны. - Кирхайс: но адмирал Меркатц знает талант его превосходительства. Он непредсказуем. - Райнхард: Меркатц?..

URL
2009-02-09 в 02:48 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Некий дворец. Голос: я вынужден отказаться. (это Меркатц, а дворец, соответственно, Брауншвайга, насколько я понимаю) Это бессмысленная и тяжелая битва. (точно, вот и Брауншвайг с бутылкой) Это не для меня — выбирать сторону, вашу ли, маркиза ли Лоэнграмма. - Брауншвайг: что вы сказали? «Бессмысленно» - это оскорбительно, вы не находите? Вот как вы думаете о верности трону?- Меркатц: если вы так — не существует никаких приемлемых извинений восстанию против его величества кайзера. - Брауншвайг: это только временно. Мы должны спасти его величество от предателей Лихтенладе и Лоэнграмма. Мы восстановим старый порядок. Наша священная миссия — охранять династию Гольденбаумов, это долг, возложенный на нас как представителей избранного класса. Великий Один свидетель — правда на нашей стороне! - Меркатц: неважно, как вы это назовете... - Это прямое требование! Адмирал... Многие из молодых дворян несдержанны. Они настаивают, что другие дворяне, осмелившиеся противостоять нам, недостойны своих титулов и заслуживают наказания. Я против этой идеи, но они готовят кровопролитие. Если мы принесем их в жертву, это будет совершенное жертвоприношение великому богу Одину. Как они говорят, жертва юной девы угодна богам. Идите и подумайте об этом, у вас ведь тоже есть дочь, верно? (Меркатц склоняет голову. Вот на чем его взяли... бедный...) Я услышу ваш ответ снова? Подготовка к возвращению влияния на трон..? - Меркатц: я приложу все мои скромные способности. Однако есть одно условие, на которое я должен получить одобрение ваше и других лордов. Я должен иметь полную власть во всем, что касается военных действий. Если кто-то не подчинится моим приказам, они должны быть наказаны по всей строгости военного закона. Это решающее условие.
Меркатц едет в машине от Брауншвайга. Милый молодой человек (это ведь Шнайдер?) спрашивает, как оно прошло. Я предполагаю, вы заставили герцога Брауншвайга согласиться на некоторые условия. (точно! Шнайдер! Подписали!) Я и другие думаем, что мечта военного - возглавить большой флот против сильного врага! - Меркатц: лейтенант-коммандер Шнайдер, вы так еще наивны... Конечно, герцог Брауншвайг принял эти условия. (точно, у Меркатца карие глаза. Я думала, серые) Несмотря на это, он вскоре начнет вмешиваться в операции. Он не будет соблюдать военные законы. Через некоторое время он возненавидит меня больше, чем Лоэнграмма. - Шнайдер: быть не может! - Меркатц: особые привилегии развращают душу человека. Оправдывать себя и обвинять других — у них это инстинктивно. Подумайте об этом. Я сам никогда не обращал особого внимания на то, как относятся к низшим чинам во флоте. - Ваше превосходительство! - Лейтенант-коммандер, извините, что использую вас как такси, но не могли бы мы завернуть ко мне домой? - Запросто. - Я хочу попрощаться. (старик все, все понимает. А я ничего этого не запомнила, потому что не знала тогда, кто он такой и как он важен.)
Ночь. Дворец Брауншвайга. - Нет необходимости вникать во все мелочи нашего конфликта. Достаточно, если мы просто свергнем маркиза Лоэнграмма. - Вы говорите, что устраните этого сопляка? (это Брауншвайг) — Антон Фернер: да. Если вы дадите мне 300 человек, я легко от него избавлюсь. - Брауншвайг: идиот! Вы полагаете, я не ровня этому юнцу? - Фернер: нет, сэр. Я имею в виду — ситуация становится такой, что может привести к разделу Империи. Победите вы или проиграете, будут огромные потери. Даже если вы упустите возможность и маркиз Лоэнграмм оправится после краха, долг вашего превосходительства сохранить империю. Не думаю, что для этого достаточно выиграть битву. (а рядом с Брауншвайгом стоит Ансбах и слушает, слушает... на ус мотает... А каков Фернер! Ух!) - Брауншвайг: я не желаю слушать эти дерзости! - фон Штрайт: ваше превосходительство, напоминаю вам, что маркиз Лоэнграмм — гениальный стратег. Как и говорит капитан Фернер, даже если мы победим в этом конфликте, возможно, жертвы среди мирного населения будут огромны (вот еще Кассандра, а вы говорите — Биттенфельд, Биттенфельд...) Пожалуйста, передумайте. - Что вы имеете в виду, говоря «даже если»? Я не нуждаюсь в людях, которые не верят в нашу победу! Ансбах, планы отступления, полагаю, хорошо проработаны. - Да, сэр. Без сомнения. - Брауншвайг: больше так не думайте! И помогите Ансбаху! - Фернер и фон Штрайт берут под козырек и выходят вслед за Ансбахом. Фон Штрайт: Ансбах! Могу я попросить вас еще раз поговорить с его превосходительством? - Ансбах: коммодор Штрайт, его превосходительство герцог думает, что есть причина разбить флот маркиза Лоэнграмма непосредственно. Это продемонстрирует его мощь маркизу Литтенхейму и другим лордам. И это должно стать результатом битвы. Важно победить в следующей битве за трон. - Так что убийство будет расценено как трусость? - Фернер отстает от Штрайта и Ансбаха и сворачивает в другой коридор. - Следующая битва? Что я могу предпринять в связи со следующей битвой? (его встречает подчиненный) Похоже, нам придется сделать это самим. (самодеятельный, и не для себя, но империи во благо... да... Кстати, подчиненного надписали — это Якоб Гауптманн) Собери людей.

URL
2009-02-09 в 02:53 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Дальше по ночным улицам, звеня амуницией, бегают эти самые люди. Шварцен Шлосс — это черный что? Ну так написано... домик так называется... Военный в каске, при ближайшем рассмотрении оказавшийся Фернером: задача — убить маркиза Лоэнграмма. Мы возьмем его сестру, графиню Грюневальд, в заложники. Не забывайте о вашем задании. - Есть, сэр. - Пошли.
Бегут. Прожектора. Ребят ждали. Из грюневальдовского домика высыпают вояки с ружжами. - Фернер: черт, он нас ждал. - Капитан! - Делать нечего, отступаем. - удирают под выстрелами, но и тут их ждут. Окружили, однако... Стрельба, взрывы.
Из окошка на все это смотрит маркиз Лоэнграмм, хмыкает: итак, началось. (входит Аннерозе) Не волнуйся, сестра. Кирхайс лично защищает этот особняк. Тебе не о чем беспокоиться. Мне нужно вернуться в адмиралтейство. А ты, пожалуйста, ложись спать. Увидимся позже.
Дворец Брауншвайга. Брауншвайг: в чем дело? - видимо, Ансбах: сэр, капитан Фернер превысил полномочия. - Брауншвайг: чтоо? Вот же самодовольная задница! - Ансбах: вероятно, они скоро будут здесь. Мы должны немедленно покинуть Один! - Брауншвайг: боюсь, это неизбежно.
Танки по улицам, прожектора, выстрелы, короче — войнушка. Лоэнграмм едет в адмиралстейство. - чей-то голос: это именно то, чего мы ожидали от Лоэнграмма и его людей. (чей-чей, Фернер это) Он не тот человек, чтобы угодить в мою ловушку. И что мне теперь делать? - танк, из танка торчит Кемпф, не написали бы — не узнала бы, мелко очень.
Райнхард входит в адмиралтейский кабинет, его уже ждет Оберштайн. Райнхард: как дела? - Оберштайн: все идет по плану.
Военное министерство. Врывается целая толпа знакомых лиц. По крайней мере Ройенталь (?) и Биттенфельд тут. Биттенфельд у нас тут солирует. (может, это не Ройенталь? Потому что он будет дальше) Из-за стола встает дядька по фамилии Эхренберг: что это значит? Что вам здесь нужно? Да этот зеленый выскочка не умеет себя вести! - Биттенфельд (батюшки, как любезен! Прям как Кирхайс...): Извините. Я ищу подтверждения, что времена переменились. (и честь отдает, ага) Ваше превосходительство, адмирал.
Какие-то знакомые лица арестовывают Штейнхофа. Но очень быстро, так что кто именно — не разглядела.
Нью Сансусси. Тут у нас на страже Меклингер и еще пара знакомых морд, но мельком.
Чегой-то административного. Вот тут точно Ройенталь. За кем пришли? А, это они Лихтенладе охраняют)) Лихтенладе им салютует рюмочкой из окна.
А между тем Хильда успокаивает каких-то паникующих гражданских дворянского сословия.
Мюллер со товарищи еще в каком-то бело-золотом особняке, и заарестовывают, кажется, фон Штрайта. Если я правильно опознала. Проверила. Таки фон Штрайт, а рядом Кесслер с пушкой. Так что это дворец Брауншвайга.
Три черных машины, визжа покрышками на поворотах.
Аааа, похоже, это Брауншвайг сбежал, а фон Штрайт — все, что досталось тем, кто пытался взять Брауншвайга.
Но людей, которые пытались сбежать на этих машинах, я не узнаю. Тут Брауншвайга нет.
Это они улететь пытались? Похоже, что аэропорт или космопорт...
Заарестованные гражданские дворяне. Тут у нас Миттельмайер. Смотрит в окошко — в небе висит флот.
Флагман «Саламандер». Валькирии на выход! Охота на Брауншвайга? Похоже.
Вален сурово смотрит вперед))
Адмиралтейство. Райнхард в своем шикарном кресле, рядом Оберштайн. Райнхард: коммодор фон Штрайт, не так ли? Вы согласны с герцогом Брауншвайгом, что меня следует убить, верно? - Фон Штрайт: верно. (хорошо держится, молодец!) Если бы мой лорд послушал моего совета, сейчас вы были бы среди тех, кто в наручниках. Это прискорбно. - Райнхард: почему вы это предложили? - Фон Штрайт: я был убежден, что это предпочтительнее, даже если это бесчестно, чем ввергать граждан и империю в бессмысленную гражданскую войну. - Райнхард: вы слишком ценны, чтобы вас убивать. (с фон Штрайта снимают наручники) Я выпущу вас, можете вернуться к своему лорду. Можете исполнять свой долг верности. (он не так выразился, но смысл в общем такой). - Фон Штрайт: если вы позволите, я предпочел бы остаться на Одине. - Райнхард: вы не можете вернуться к своему лорду? - Фон Штрайт: в нынешних обстоятельствах, даже если я вернусь, меня спросят только: почему я один уцелел? Герцог Брауншвайг не тот человек, кто ценит лояльность своих подчиненных. - Райнхард: в самом деле. Тогда как насчет стать одним из моих подчиненных? - фон Штрайт: это великодушное предложение. Но я не хотел бы, чтобы человек, которому я служил до сегодняшнего дня, стал моим врагом завтра. Извините. - Райнхард: понимаю.

URL
2009-02-09 в 02:55 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
«Саламандер». - Адмирал Вален! Корабль игнорирует наши сигналы и пытается сбежать! - Вален: что? Обстреляйте. Но сначала припугните.
Адмиралтейство. Явление Фернера: я - капитан Фернер, бывший подчиненный герцога Брауншвайга. - Райнхард: бывший? - Фернер: да, сэр. Я ушел от него сегодня. Хочу стать слугой вашего превосходительства. - Райнхард: да ну? И что поколебало ваше преданное сердце? - Фернер: чтобы «преданное сердце» имело смысл, оно должно быть посвящено людям, способным это оценить. Хранить лояльность господину, который не имеет глаз разглядеть человеческий характер... (черт, как он загнул насчет глаз, имея в виду его будущего шефа! вай!) все равно что рассыпать бисер перед свиньями. Не думаете ли вы, что это расточительно для общества? (Райнхард аж вперед подался, так слушает) — Райнхард: вы прямой человек. Оберштайн! - Да, сэр? - Отдаю этого человека на ваше попечение. Сделайте его полезным. - Да, сэр. (ой, как они переглянулись! Они друг другу пришлись по душе...)
Тем временем в космосе)) Вален стреляет по кораблям брауншвайговцев. - Адмирал, этот корабль использует гражданские суда как прикрытие! - Чтооо? Трусы! - адмирал?.. - Ничего не поделаешь. Всем кораблям: прекратить огонь.
Оберштайн: мы сумели захватить военное министерство и командный центр, но Брауншвайг и Литтенхейм, к сожалению, сбежали. Однако мы задержали 625 из 3 760 дворян. - Райнхард: думаю, пока мы этим удовлетворимся. - Герцог Брауншвайг и другие, кто бежали из столицы, сделают своей базой какую-нибудь крепость, чтобы дать нам решающий бой. - Райнхард: куда, как вы думаете, они направятся? - Оберштайн: скорее всего — Гайерсбург.
Крепость Гайерсбург. Как и предсказал Оберштайн, силы липштадтского союза заняли крепость Гайерсбург. По коридорам Гайерсбурга идет Брауншвайг, едет по движущейся дорожке Литтенхейм и их офицеры. А вот — Адальберт фон Фаренхайт. И Штааден. Флегель. Овлессер. Меркатц. Против них маркиз Райнхард фон Лоэнграмм выставил одновременно трех командующих флотами. В соответствии с полученным от кайзера титулом главнокомандующего флотом он получил приказ разобраться с силами Липштадтского союза.
- Райнхард: обозначение? - Да, сэр. Вы должны выбрать обозначение врага для официальных документов. - Ааа... Вот хорошее название: «мятежный флот». - Мятежный флот? - Точно. И оповестите о нем Империю. Убедитесь, что они тоже это услышали. «Вы — мятежный флот!» - Йес, сэр! - Райнхард: отлично. Пойдем в Гайерсбург на встречу с мятежным флотом.
(примечание: мятежный флот — то же самое название, которое в Империи употребляли, говоря об Альянсе) Райнхард смеется, довольный своей шуточкой.
797/488, 6 апреля по стандартному имперскому календарю.
Брунгильда, Барбаросса, Тристан, Беовульф, Конунг Тигр, Саламандер, - и все полетели.
В конце концов, величайшая в истории гражданская война расколола Империю. И это стало началом трагедии.
Аннерозе у окошка глядит, как улетает флот.
Конец 18 серии

В анонсе Райнхард с Кирхайсом, в Альянсе что-то неладно (что, уже переворот? Точно...), Гринхилл у власти и зеленые крейсера среди звезд.

дата: 797/488, 6 апреля

URL
2009-02-09 в 03:05 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Когда я наконец научусь ваять клипы, то на Липпштадский заговор сваяю шуточный клип с озвучкой "Соловецким монастырем" Городницкого.

2009-02-09 в 03:35 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
*пошла смотреть текст Городницкого* А что, оченно даже)) но там монахи, терраисты напрашиваются...

URL
2009-02-09 в 03:53 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Не, у меня уже и картинка клипа сложилась в голове на всю эту старую аристократию.
Кроме того, терраисты не совсем лезут в общий контекст. Их-то уж точно никто не стал бы уговаривать, чтобы они "обитель не губили".

2009-02-09 в 04:08 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Это да)) их не уговаривать, их сразу гранатами))

URL
2009-02-09 в 10:39 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
AnnetCat, ну что, ты зацениль Фернера? :)

2009-02-09 в 10:45 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium Зацениль! еще как зацениль! я этого ничего совершенно не помнила, только что бегали и стреляли))

URL
2009-02-09 в 11:06 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
AnnetCat, дык беготня и стрельба - это ж разве главное? А Фернер - смотри, какой красивый)))
читать дальше

2009-02-09 в 11:09 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Красивый - ладно)) я Яна люблю, краше его никого нету)) а вот вумный - это да! вумный и прям как Оберштайн - не о себе, империи во благо... лапушка))

URL
2009-02-10 в 12:40 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
19 серия. The Yang Fleet Mobilizes
Маркиз фон Лоэнграмм покинул Один, чтобы посвятить себя захвату крепости Гайерсбург, в настоящее время захваченной флотом мятежников. Замирение прочих звездных систем он поручил гранд-адмиралу Кирхайсу.
-Так что это я оставляю на тебя. (голос Райнхарда) — Да, сэр. Я пойду и добьюсь, чтобы вся Империя вплоть до фронтира была под вашей властью. Не беспокойтесь, ваше превосходительство. Вы можете полностью посвятить себя битве с Брауншвайгом и его союзниками. - Райнхард (жмет руку, кивает): Лютц, Вален, я полагаюсь на вас. Объединитесь с Кирхайсом в деле замирения окружающих секторов. - дружное «Есть, сэр!». - Кирхайс: тут есть еще одно дело. - Райнхард: шевелится Альянс свободных планет? - Кирхайс кивает. - Не волнуйся. Пришло время сработать нашему плану.
Хайнессен. Ортханк. Подлетают три машины. Выходит Куберсли и еще эн штук военных. Входят в здание. Им навстречу некто: командующий Куберсли! Это я, Эндрю Форк. - Куберсли: о, я думал, вы еще в больнице. - Форк: я уже покинул госпиталь. Мое зрение теперь в порядке. Так что я сегодня пришел просить вас вернуть меня к активной работе, адмирал. - Куберсли: вернуть к активной работе? Отправьте вашу просьбу по обычным каналам, сопроводив справками от врача и рекомендациями. - Форк: но это займет так много времени! - Куберсли: процедуры требуют времени, коммодор. - Форк: потому я и прошу вас помочь! - Куберсли: коммодор Форк, вы, кажется, кое-что забыли? Моя работа состоит в том, чтобы положенные процедуры выполнялись, а не в том, чтобы их обходить. По некоторым причинам вы думаете, что вы заслуживаете особого отношения. Но судя по тому, что я вижу, не могу сказать, что болезнь полностью излечена. Если вы продолжите вести себя так, как сейчас, когда вы вернетесь к активной работе, ваше отношение к дисциплине приведет к нехорошим результатам и вас, и других. Послушайте моего совета и начните все сначала. - Форк издает неадекватный вопль и выхватывает пистолет. Выстрел. Куберсли падает. Окружающие заметались. - Адмирал! - Вызовите врача! - Какой смысл в телохранителях, если кто угодно может подойти и вот так запросто выстрелить в него? - а Форка заломали, конечно. 797 год, 30 марта. Покушение на начальника объединенного оперативного штаба (ну или типа того) адмирала Куберсли, ускорило все прочие события. 3 апреля на планете Нептис одно подразделение подняло бунт и оккупировало планету. 5 апреля на планете Каффер произошел военный мятеж. 8 апреля планета Пальмленд была оккупирована мятежными войсками. 10 апреля планета Шампул была захвачена армией.
Бьюкок: хм, все идет, как предсказал Ян. - Его подчиненный: да, сэр. Мне ужасно жаль. Даже хотя мы были предупреждены заранее, мы ничего не смогли сделать. - Бьюкок: мы ничего и не могли сделать. Мы не военная полиция. - (Ага, подчиненного зовут Пфеффель) Да, сэр, мы не используем следственные методы. - Бьюкок: Ян верил, что я не поступлю так глупо и предупредил меня об этом. Стыдно будет встретиться с ним, если я не предприму хоть что-то. И в конце концов мы должны предотвратить государственный переворот на Хайнессене. - Пфеффель: если бы адмирал Куберсли был здоров, мы по крайней мере могли бы рассчитывать на его поддержку. Его заместитель, адмирал Доусон, скорее... - Бьюкок: если бы только я занимал пост командующего космическим флотом, несмотря на перегрузки... Все было бы лучше, чем это.
Изерлон. По движущейся дорожке едут Ян, Юлиан, еще кто-то — не разберу — и Фредерика. Кто-то им козыряет... а, это Дасти)) Дасти - Юлиану: ты слышал? Было восстание на Шампуле. Учитывая его, это крупнейшие беспорядки в Альянсе. - Юлиан: похоже, так. - Дасти: такая скука... (так, а по дорожке ехал Мюрай — теперь его показали). Хорошо бы, Изерлон стал центром бури. (еще один пророк, ксо) — Мюрай многозначительно откашливается. Дасти заткнулся и отошел)) Тут явление еще парочки персонажей, и опять к Юлиану. Поплан и Иван Конев. Поплан: Юлиан! Твои предсказания о грозовых облаках, похоже, верны? - Юлиан: это не то, что меня радует. - Конев: нет, Юлиан, не обращай на него внимания. У него дурная привычка путать свои желания с чужими. - Мюрай кашляет еще многозначительнее, вид у него угрожающий. Поплан с Коневым принимают дисциплинированный вид. Мюрай: смутьяны...

URL
2009-02-10 в 12:46 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
А вот куда они ехали! Они встречают семейство Кассельнов. Кассельн: вице-адмирал Алекс Кассельн докладывает о прибытии! - все козыряют. Ян: добро пожаловать! Рад видеть, что у тебя все в порядке. (к Юлиану тем временем кидаются кассельновы дочки с радостными воплями) — Кассельн: беспорядок заставляет меня нервничать.
Кот лакает молоко)) Причем сидя вместе с блюдечком прямо на диване, рядом с Яном. Совместное чаепитие. Ян с чаем, кот с молочком. Юлиан: адмирал, я привел вице-адмирала Кассельна. - Кассельн: моя жена велела мне не возвращаться, пока она не закончит с переездом. - Ян: о, она считает, что дома ты бесполезен? - Кассельн: как ты смеешь так говорить? Пока не появился Юлиан, ты жил под грудой хлама. - Ян: это верно. Поскольку у меня сроду не было таланта к организации и поскольку управление делами Изерлона из того же разряда, я буду рад предложить это удовольствие тебе. - Кассельн (ой, он тоже чешет репу! Заразно!) Да, думаю, это так. Счастье, что ты меня вытащил. - Ян: формально я передам тебе полномочия позже... - тут звонит комм, это Фредерика: адмирал, звонок по горячей линии от Хайнессенского высшего командования. - Ян: переведи сюда. - Йес, сэр. - На экране некто с усами, кто, не пойму: адмирал Куберсли в госпитале. Я адмирал Доусон (тут он называет свою должность, в общем, вместо Куберсли). - Ян, отдавая честь: адмирал Ян Вэньли, командующий силами Изерлона. - Доусон: адмирал Ян, извините за краткое замечание. Я хочу, чтобы вы использовали силы Изерлона для подавления мятежей на планетах Нептис, Каффер, Пальмленд и Шампул. - Ян: сразу в четырех местах? - Доусон: точно. - Ян: разумно ли оставлять Изерлон пустым так надолго? - Доусон: в данный момент империя ввергнута в гражданскую войну. Принимая в виду обстоятельства, не думаю, что они попытаются захватить Изерлон. Адмирал Ян, вы можете нести службу без опасений. Это все. - отключился. Ян плюхается на диван, привычно вцепившись в волосы: дела... я очень признателен. Но четыре места одновременно — это нелегкое задание. - Кассельн: Доусон из завистников. Вероятно, ему хочется, чтобы ты немного вспотел. - Ян: но я даже его не знаю. - Кассельн: Юлиан, можешь ты объяснить ситуацию своему глупому опекуну? - Юлиан: адмирал, сколько лет адмиралу Доусону? - Ян: где-то за сорок, думаю. - Юлиан: адмирал, вам тридцать, верно? - Ян: это не то, чего бы мне хотелось... - Юлиан: несмотря на это, вы в том же ранге... адмирал. Поскольку вы не старше его, как например адмирал Бьюкок, он завидует. - Ян: я никогда этого особенно не хотел. Ладно, я понял. Буду иметь в виду... Кроме того, так наша крупнейшая эскадра, 1-й флот, не должна будет уходить из столицы. Так что, может быть, еще удастся избежать государственного переворота. Маркиз Лоэнграмм тоже может ошибаться. (весь дальнейший познавательный разговор происходит под завязывание галстука, надевание кителя и прочее приведение адмирала в военный вид) - Юлиан: атаковать в четырех местах по отдельности — отнимет много времени и сил, так? - Ян: верно. Поскольку распыление сил не в моих принципах, я постараюсь победить так легко, как только возможно. А ты бы что делал на моем месте, Юлиан? - Юлиан: допустим, мы соберем наших врагов в одном месте, а потом атакуем?- Ян: это хорошая идея, но тут есть две трудности. Во-первых, как мы заставим врага собраться в одном месте? Они организовали широко разбросанные мятежи, чтобы распылить наши силы. Сомневаюсь, что они изменят этому плану. - Юлиан: верно... - Ян: во-вторых, как заставить их собраться в одном месте, не консолидировав их силы? Это противоречит принципу «бить их одного за другим». - Юлиан: да, не выйдет. - Ян: нет, идея хорошая. Просто нам нужно рассмотреть ее практическое применение. Прежде всего, если говорить о методе отдельно, хорошо было бы заманить врага в одно место. Но мы не должны позволить ему завершить объединение. Оценив, как они будут использовать свои подразделения, мы успеем перехватить их и разбить одного за другим. В этом случае, поскольку силы врага такие же, как и наши, но разделены на четыре группы (как Кассельн слушает! Заслушался просто!), мы можем спокойно разделить свои силы на две группы, которые захватят по две вражеских единицы за раз. И поскольку мы неизменно будем сражаться с врагом половиной сил, наши шансы на победу очень высоки. - Юлиан, в восторге: хай! - Ян: или возможно, объединив наши силы после того, как мы разобьем вражеское подразделение А, разобьем и их подразделение В. После этого останется две вражеских группировки. Или же в намеченной точке сбора мы сперва проведем две битвы с четвертью врага. И наконец, нам останется атаковать половину врага. (все, я запуталась в четвертях и половинах) В этом случае шансы на победу тоже очень высоки. Наш ущерб будет минимален, если мы каждый раз будем вступать в бой с численным перевесом. А в этот раз я не хочу больших потерь. (Нахлобучил берет. Готов. Юлиан в полном восхищении) Наш враг — силы Альянса. Так что давай подумаем, как заставить их сдаться без боя. Это самый простой путь. - Юлиан: Это будет проще для солдат, но не для их командующего. - Ян: итак, ты догадался! (треплет Юлиана по голове) Однако публика склонна думать, что командир, напрягающий своих солдат, еще более озабочен великой ответственностью. - Кассельн: в устах Яна Вэньли все это звучит так просто. Потому что голос уверенный. Помогут ли справиться лекции профессора Яна по теоретической стратегии?

URL
2009-02-10 в 12:54 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Совещание командования Изерлона. - .Ян: По этой причине мы должны замирить все четыре места сами. - Шенкопф: вы полагаете, командование заставляет нас делать эту тяжкую работу, чтобы сберечь свои собственные силы? (Ян кивает) Они ревнуют, а, адмирал? - Дасти: это ровно из тех вещей, о которых Доусон думает. - Мюрай: кхм! Если таков приказ командования, мы обязаны его выполнить. Поскольку Шампул ближе всего к Изерлону, начнем с него? - голос с экрана: тревога! Несчастье в столице, на Хайнессене! - Мюрай: что за несчастье? - Государственный переворот! - ЧТО?! - Только что передали по радио с Хайнессена. Смотрите сами.
Телепередача. ...мы заявляем (это некто Эванс). 13 апреля 797 года мы, Национальный военный совет спасения Альянса свободных планет, взяли столицу, Хайнессен, под наш контроль. Действие конституции Альянса приостановлено. Законы и приказы нашего Национального совета имеют главенствующее значение... - Ян: «Национальный военный совет спасения»? Сильное имя, да? - ...следующие указы замещают конституцию: мы учреждаем систему национального единства с целью ниспровержения Империи. Далее, совет распускается на неопределенный срок. . Далее, политическая активность и выступления регулируются для блага страны. Далее, вводится военное положение на неопределенный срок на всем Хайнессене, все космические порты взяты под военный контроль. Далее, все, кто разделяет антивоенные взгляды, отстраняются от дел. И наконец, коррумпированные политики и чиновники приговариваются к смертной казни. Мы намерены ввести суровые наказания для всех, кто отказывается от военной службы. Гражданская полиция передает таких людей военным властям для суда. Далее, система социального обеспечения аннулируется как ослабляющая народ. Также мы возродим высокий уровень и действенность общественной морали. - Ян: ох, душка. Что за парень. Разве это не то, чего добивался Рудольф фон Гольденбаум 500 лет назад? Для того, чтобы разрушить империю, созданную Рудольфом, они воскрешают призрак Рудольфа? Какой жуткий фарс. - А теперь, граждане, офицеры и солдаты Альянса свободных планет, я представляю вам председателя Национального военного совета спасения. - Ужас и изумление на лицах, Фредерика вскакивает.
На экране адмирал Гринхилл.
-Итак, что вы обнаружили? - Сэр, это был государственный переворот. (на Феззане, Рубинский выслушивает доклад) Во-первых, большие маневры были назначены на 18 апреля. (докладывает Болтик) Так что передвижения флота в городе не выглядели подозрительными. (как звучит - «флота в городе»! Но он так и сказал)) Так как приказы о маневрах исходили от начальника расследований (ксо! Вряд ли это так называется, надо будет привести в соответствие), они поверили, что приказы идут откуда надо. Они уже оповестили граждан. Все было выполнено блестяще, прежде чем кто-либо что-либо заподозрил. Однако никто не подозревал, что начальник расследований Гринхилл — глава переворота. - Рубинский: адмирал Гринхилл известен как уважаемый человек во флоте. - Болтик: вместе с ним начальник информационного отдела флота вице-адмирал Бронзе, командующий 11 флотом вице-адмирал Лугланъю (почему мне кажется, что это такая же русская фамилия, как Уланфу? который Уланов?) и многие другие. Кажется, вовлечены и другие офицеры высших рангов. Выбрав час и действуя согласованно, они захватили центры управления правительства и армии. Сейчас ими захвачено здание верховного совета, резиденция председателя совета, командный центр (ну в смысле Ортханк), ... (он дальше перечисляет, мне лень писать — короче, телефон, телеграф и банки). - Рубинский: а феззанское представительство? - Кажется, они приказали всем оставаться внутри, но офис не захвачен. Что касается военных связей, начальник оперативного штаба и командующий космическим флотом оба отстранены. Интересно, что председатель верховного совета, Йоб Трунихт, скрылся. Выглядит так, будто он заранее почуял, куда ветер дует. - Рубинский: мы должны позволить ему еще немного поработать на нас. Так... возвращаясь к вопросу, - что будет делать Ян Вэньли?
А вот и Ян, бродит туда-сюда по своему изерлонскому кабинету. Входит Фредерика. - Докладывает лейтенант Фредерика Гринхилл. - Ян: о... с вами все в порядке? (милый, милый...) - Фредерика: что я могу для вас сделать? - Ян: соберите штаб. Нам нужно провести еще одно заседание. Пожалуйста, примите для этого обычные меры. - Фредерика: Я... нет... Я думала, я должна быть разжалована из ваших адьютантов. Я к этому готова. - Ян: вы хотите уйти?.. - Фредерика: нет, но... - Ян: мне без вас будет очень трудно. Я забывчив и жалок в организационных делах. (а на нее не смотрит, и вид у него... черт, этот человек к ней неравнодушен, но она этого не понимает так же, как он не понимает, что она в него влюблена. Мама мия...) Мне необходим компетентный адьютант. - Фредерика, со слезами на глазах: да, сэр! Я буду стараться изо всех сил! - Ян: хорошо. Спасибо. А теперь, как я и просил, оповестите всех. - Да, сэр!
За дверью ждут болельщики — Юлиан и Шенкопф)) Шенкопф: если он вышвырнет мисс Гринхилл после этого, то Ян Вэньли вовсе не так умен. Это все равно что осьминогу сожрать собственные щупальца. - Юлиан: не думаю, что он так поступит.
Выходит Фредерика, вытирая слезы с мордахи. Юлиан кидается к ней: - Лейтенант... - Фредерика: Юлиан! Я всегда могу на тебя положиться, верно? (мордочка сияет) — Юлиан: так... Йес, адьютант! (козыряет) - уходят. Шенкопф вслед: хм. Хорошо сделано. (интересно, это он про Яна или про то, что только что Фредерика проделала с Юлианом? гы...) Ян выходит из кабинета, Шенкопф окликает: адмирал Ян! Похоже, вы не вышвырнули мисс Гринхилл. - Ян: конечно, нет. Никогда не встречал более компетентного, талантливого человека. - Шенкопф: вас нелегко обработать... - Ян: что вы имеете в виду? - Шенкопф: ну, учитывая, что она думает о вас... я имею в виду — как подчиненный... (Шенкопф, да ты сводник! Как Ян глаз-то скосил! Ему важно, что она думает о нем, а сам в жизни не спросит, господи, я этого всего не видела) — Ян: что вы думаете обо мне? - Шенкопф: Ну, честно говоря, я вас совсем не понимаю. Вы полны противоречий. Например... Во-первых, никто не ненавидит глупость войны так, как вы, и в то же время никто не сравнится с вами в военном мастерстве. Разве не так? - Ян: а как насчет маркиза Райнхарда фон Лоэнграмма? - Шенкопф: думаю, это должен быть интересный матч. Если ситуация сложится так, что вы будете командовать всеми войсками (тоже Кассандра, гы), думаю, вы скорее всего победите. - Ян: это предположение абсурдно. (а вот ты не Кассандра ни разу, милый.) Значение стратегии в соответствии условиям. Глупо игнорировать стратегическую ситуацию и обсуждать относительные достоинства тактики. Этого не может случиться на реальной войне. - Шенкопф: я знаю. - Ян: это преимущество маркиза Лоэнграмма — всегда находиться в выигрышной стратегической позиции. Он уже победил прежде, чем начнется настоящий бой. - Шенкопф: ладно. Отлично. Можем мы перейти к следующему пункту? Вы знаете лучше чем кто бы то ни было, что нынешная структура власти в Альянсе никуда не годится. Однако вы намерены приложить все свои силы, чтобы сохранить ее. Это тоже противоречие, не так ли?- Ян: я хочу выбрать лучший путь. Конечно, я сознаю, что нынешним политикам, что у власти в Альянсе, недостает ни таланта, ни морали. Но вы видели, полагаю, лозунги Национального военного совета спасения? Разве эта компания не хуже даже чем та, что была? - Шенкопф: Я скажу прямо. (прямо, грубо, по-стариковски, ага) Пусть Совет спасения выметет тех политиков. Мятежники покажут свою истинную масть, и будут не в силах контролировать ситуацию. Вы, промаршировав туда и разогнав заговорщиков, сможете взять власть и восстановить демократию. ЭТО лучший путь. Вместе с тем, для начала маркиз Лоэнграмм обнаружит, что его стратегическое преимущество в этой войне закончилось. Разве не так? - Ян: диктатор Ян Вэньли?.. что бы вы ни думали, это не по мне.(норовит уйти) — Шенкопф (идет за ним, он не договорил): прежде всего, и быть солдатом — не по вам. Однако вы делаете это, и делаете хорошо. Я думаю, что и с ролью диктатора вы справитесь. - Ян (останавливается, оборачивается): бригадный генерал Шенкопф! - Шенкопф: что? - Ян: вы обсуждали эти идеи с кем-нибудь, кроме меня? (господи, он прекрасен) — Шенкопф: конечно, нет. - Ян: вот так и продолжайте.

URL
2009-02-10 в 13:07 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Гринхилл: Ян Вэньли отказался войти в Совет национального спасения. - Кто-то из присутствующих (у них явно заседание оного совета): тогда нам не остается ничего, кроме битвы. - некто Кристиан: пусть «чудотворец Ян» продемонстрирует свое мастерство. Действительно ли он так талантлив, как говорят? - общий шум. Гринхилл: адмирал Лугланъю. - тот вскакивает: йес, сэр! - Гринхилл: я хочу, чтобы вы возглавили 11-й флот против Яна Вэньли. - товарищ согласен, но — как насчет вашей дочери (в смысле дочери Гринхилла, конечно)? (тут нам надписывают еще товарища: Бэй) — Гринхилл: это не обсуждается. К тому моменту, как наш план будет сформирован, я заберу мою дочь. Кроме того, Ян, вероятно, уже освободил ее от ее обязанностей. (а не знаешь ты Яна, не знаешь... только кажется, что знаешь...) Вероятно, она под арестом на Изерлоне. Так что ее не следует учитывать. - Ясно. Итак, я покажу вам, как разгромить Яна Вэньли или заставить его сдаться.
Идет Юлиан по коридорчику, а тут каких-то штатских не пускают)) — Вы! Вы живете вместе с адмиралом Яном! (слешеры, молчать) Вы Юлиан, верно? - Юлиан: да. В чем дело? - Пожалуйста, будьте так любезны, ситуация серьезная. Сможет ли адмирал Ян победить в этот раз? - Юлиан: Ян Вэньли не сражается в битвах, в которых он не может победить. - Штатские: Верно, адмирал Ян — герой, который всегда побеждает. - Ян Вэньли не будет сражаться в битве без шанса на победу. - Я уверен, он выиграет в этот раз! Он победит и освободит Хайнессен! - Точно, точно! (что за люди, неясно)
-Юлиан, милый, теперь ты хочешь быть пресс-секретарем. (а это адмирал Ян подошел) - Но я сказал только правду, ничего не преувеличив. Разве не так? - Ян: да, в этот раз. Надеюсь, в дальнейшем будет так же. - Юлиан: вы возьмете меня с собой в этот раз? - Ян: но... - Юлиан: это же не будет опасно. - Ян: да, я так полагаю... (прямо скажем, без энтузиазма сказано...) - Юлиан: отлично, я пойду соберусь. - Шенкопф (как всегда прислонутый к стенке со скрещенными руками, ну прям куда ни пойди — а там прислонен Шенкопф и разговаривает о важном!): он лучший политик, чем вы, адмирал. (и как в воду глядел, ксо) — Ян, с довольно суровой физиономией: раз уж вы об этом упомянули, каковы успехи Юлиана, инструктор Шенкопф? - Шенкопф: если вы имеете в виду — как солдата, он годится. Он безусловно стреляет лучше вас. - проходящий мимо Кассельн: поскольку Ян бесполезен ниже шеи. - Шенкопф: но ваши надежды на то, чтобы Юлиан не двигался в этом направлении, я учитываю. - Ян: это верно. В данный момент я хочу, чтобы Юлиан имел широкий выбор и сам решал свою судьбу. - Шенкопф: выбор? А как насчет вас, адмирал? - Ян: не очень-то я полезен, да? Пожалуй, я слишком глубоко озабочен Альянсом свободных планет. (появляется Фредерика, на заднем плане) Я должен исполнять свои обязанности по отношению к друзьям, которые платят мне жалование. - Шенкопф: да уж... так поэтому вы не хотите, чтобы Юлиан стал настоящим солдатом? - Ян: я не думал об этом так...
Рассаживаются - у них заседание.
Ян: Когда я ездил на Хайнессен на днях, я просил командующего Бьюкока разрешить мне поддержать закон и порядок, если произойдет мятеж. По сути, это легальная основа для выступления. - Мюрай: иными словами, вы предвидели такое развитие событий? - Ян: да, но... (оборачивается на Фредерику, очень занятую ведением протокола) я не предполагал, кто учинит переворот. Я не хочу походить на адмирала Доусона, но... Но в данный момент нет возможности вторжения со стороны Империи. Кроме того, мы пойдем всем флотом. В наше отсутствие (тут я не совсем поняла пассаж, надо посмотреть у великих наших саберов, но фиг с ним покамест) адмирал Кассельн будет временным командующим крепостью. Вопросы есть? (Кассельн пожимает плечами) — Мюрай: адмирал, когда вы говорили о выступлении... каково место назначения? - Ян: разумеется, Хайнессен. (на экране схема с Хайнессеном)
797, 20 апреля. Флот Яна выступил впервые с момента его формирования. По иронии судьбы, его целью была столица Альянса свободных планет, Хайнессен. Совет спасения выставил против него 11-й флот. Впервые за 270 лет существования Альянса началась гражданская война, расколовшая нацию.
Букет на могилу. - Не думаю, что буду просить прощения у Фредерики. (Гринхилл, конечно) Кто-то должен очистить политику от коррупции. С такими хорошими намерениями мы не можем быть неправы. Но молодые люди нетерпеливы, ты видишь. Если я их не возглавлю, кто удержит их? Другого пути не было, кроме этого. Поймет ли она?.. Дорогая моя...
Конец 19-й серии

В анонсе Райнхард, Миттельмайер, Ройенталь с топором и «кабан в яме»

Даты: 797 год, конец марта - апрель.
30 марта - покушение на Куберсли
3 апреля - мятеж на планете Нептис
5 апреля - на планете Каффер
8 апреля - планета Пальмленд
13 апреля - путч Гринхилла
на 18 апреля были назначены маневры, под прикрытием которых и произошел путч
20 апреля флот Яна пошел на Хайнессен

Я так поняла, что 13 апреля сформирован Совет спасения, а сам путч 18-го, как и говорит Болтик, просто комитет тихо-тихо из-под плинтуса работал до 18-го числа, а 18-го напал.

URL
2009-02-10 в 16:53 

некто Овлессер как раз-таки в двадцатой опять появится...

Здорово. Полезно.

2009-02-10 в 17:05 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Раниэль Глорлас Мррр) я уж теперь даже вспомнила этого некту Овлессера. Я его с первого раза просто забыла, как зовут. А когда его показали в анонсе, тут я поняла, кто у нас кабан в яме.

URL
2009-02-10 в 19:06 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat, он в гайденах засветился. Немножко. А прозвище у него Мясник.

2009-02-10 в 23:21 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Я помню, что он там был, но не проассоциировала - имя забыла напрочь. Это потом уже меня кто-то носом ткнул - что вот это и это одно и то же лицо))

URL
2009-02-10 в 23:34 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Такую рожу забыть трудно. :scull::chainsaw::str::horror:

2009-02-11 в 00:06 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Ага)) а у мну новая игрушка - я таки влезла в фотошоп, колупаюсь))

URL
2009-02-11 в 00:40 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Меня в свое время на фотожабу немного поднатаскала настоящая художница - Ярослава Кузнецова, я у нее квартировала до того, как к Доналу переехала.

2009-02-11 в 01:13 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ух тыы... я-то методом тыка...

URL
2009-02-11 в 01:23 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Ну, она не так меня учила, как сама умеет, сама-то она профи. А потом это еще в 2001-м году было, новые примочки я тоже самостоятельно осваиваю.

2009-02-25 в 21:24 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
20 серия. Heavens of Bloodshed
Войска Липштадтского союза сделали своей главной базой крепость Гайерсбург.
Система Фрейя
Нам продолжают излагать ТТХ Гайерсбурга: ...диаметр 45 км, вмещает 16 000 кораблей, главная батарея представляет собой лучевые пушки, стреляющие Х-лучами (рентгеновское излучение, что ли? гы), мощность на выходе 740 миллионов мегаватт. Ее мощность в целом равна мощности Изерлона. С тех пор как Изерлонская крепость захвачена силами Альянса, Гайерсбург - самая мощная крепость на территории Империи.
Тем временем в док входят корабли.
-Мы подготовили 9 баз по пути от столичной планеты Один до крепости Гайерсбург. (это вещает Брауншвайг). Мы разместим на каждой из них войска. В результате, поскольку флоту сопляка придется атаковать каждую из девяти станций по очереди, его силы уменьшатся, а ресурсы истощатся. (тут схема с красивыми красными кружочками между Одином и Гайерсбургом, но кружочков гораздо больше девяти, уж не знаю, к чему и схема-то?) Так что когда мы атакуем флот отсюда, из Гайерсбурга, мы уничтожим их одним ударом. (наивный ты, Отто... сидят, слушают офицеры, и там явно Фаренхайт среди всей этой компании))
Просит слова Меркатц. Брауншвайг: у вас какие-то возражения, адмирал Меркатц? - Меркатц: маркизу Лоэнграмму нет необходимости атаковать эти девять станций по очереди, как мы от него хотим. Если вы посмотрите с точки зрения врага (снова схема, кажется, чуть-чуть понятнее...), ему достаточно перерезать связь и снабжение. С учетом этого, если затем враг ударит прямо по Гайерсбургу, мы с нашими распыленными силами окажемся в невыгодном положении. - Брауншвайг: и что вы предлагаете? - Меркатц: оставить за этими базами только функции разведки и связи. Сконцентрировать все наши силы здесь, в Гайерсбурге. - Брауншвайг: и в результате, заманив сопляка до самого Гайерсбурга, мы дадим ему решающий бой? Идея состоит в том, чтобы атаковать врага в состоянии максимальной измотанности, после долгой экспедиции от удаленной базы, разве не так? - Меркатц: верно. - Штааден: нет, есть более эффективная стратегия. - Брауншвайг: что вы имеете в виду, адмирал Штааден? - Штааден: одно добавление к плану главнокомандующего Меркатца. Одновременно с заманиванием сопляка к крепости организовать масштабную экспедицию и захватить слабо защищенный Один. Тогда мы сможем оказать поддержку его величеству кайзеру. - общий офицерский хор: превосходно! Блестяще! - отдельный голос: План адмирала Штаадена великолепен. Я, граф Альфред фон Ланцберг (боже ж мой, здравствуй, ненормальный...), полон восхищения. (Штааден наклоняет голову и улыбается, Меркатц сводит брови). А кто будет командовать экспедицией? Это большая честь и ответственность. (напрашиваешься, что ли?) - Брауншвайг смотрит на Литтенхейма, Литтенхейм куда-то дальше... а, на Штаадена. Что-то он не рад)) Меркатц дергает усом, очень колоритно)) влип ты, Штааден...
Отбывают корабли. - Адмирал Штааден не знал, что говорит. (а, это Шнайдер обращается к Меркатцу) Что, он не понимает, почему маркиз Лоэнграмм может спокойно покинуть Один? Разве это не очевидно? - Меркатц: но это не предмет стратегии или тактики. - Шнайдет: но почему вы позволили это наступление? Боюсь, адмирал Штааден ничего не понимает в стратегии, и молодые дворяне, ведомые порывом, не ровня маркизу Лоэнграмму. Это чтобы преподать им урок? - Меркатц: это потому, что как я ни пытался объяснить, они не в состоянии понять.
Здоровенный флот уходит от Гайерсбурга.
Брунгильда. Миттельмайер явился с Беовульфа к Райнхарду. Райнхард: Миттельмайер, вы изучали стратегию в академии у Штаадена, не так ли? - Миттельмайер: верно. Почему вы спрашиваете? - Райнхард: дворяне... хм... первое боевое подразделение мятежного флота возглавляет адмирал Штааден. Вероятно, он намерен ударить первым. - Миттельмайер: о, наконец-то. - Райнхард: итак? Сможете победить? - Миттельмайер: познания педагога Штаадена были впечатляющие. Но при столкновении теории с практикой он склонен предпочитать теорию. Студенты называли его «повернутый на теории Штааден». - Райнхард: йес. Я дам вам приказ. Направьте ваш флот прямиком в сектор Альтенер. Выступите против вашего бывшего учителя. Воюйте, пока я не прибуду. Детали развертывания оставляю на вас. - Миттельмайер: как скажете.
Беовульф. Миттельмайер на мостике: передний край битвы — честь для воина. Поскольку его превосходительство адмирал Лоэнграмм удостоил нас этой славы, мы должны оправдать его ожидания. Победа в этой битве понизит дух врага. - его офицеры в три голоса: хай! - Миттельмайер: Дройзен, расположите минное поле в системе Альтенер. Приготовьте 6 млн автоматических следящих мин. - Дройзен: есть, сэр.
Феззан. - Вижу. Имперская сторона наконец выступила? (это Рубинский). - Болтик: да. Передовые части обеих сторон приготовились вести военные действия в секторе Альтенер. (тут у них схема на экране) Это было три дня назад. Сражение может начаться в любой момент.

URL
2009-02-25 в 21:27 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Сектор Альтенер. Крейсера. Та же схема на корабельном экране. - Адмирал Штааден, почему мы уставились друг на друга вот так? Уже третий день! Чего мы ждем? - Штааден: наш противник, адмирал Миттельмайер, знаменит стремительными атаками. У него прозвище — Ураганный Волк. Что бы вы ни думали, то, что он не движется, странно. Мы не должны поступить опрометчиво. - Ваше превосходительство! Мы перехватили их сообщение! Враг ждет подхода основного флота маркиза Лоэнграмма! Как только он прибудет, они планируют атаковать нас превосходящими силами. - Что? - Адмирал, если мы промедлим, мы потеряем преимущество! - Мы должны атаковать сейчас, пока не подошли главные силы противника! - Штааден: нет, ждем. Не странно ли, что мы перехватили это сообщение столь легко? Весьма вероятно, что враг подбросил нам эту информацию. - некто Хильдешейм: что такое вы говорите? Разве это не объясняет, почему враг не движется? - Штааден: однако возможно... - Я возражаю против бездействия адмирала. - Это неудовлетворительно, это выглядит трусостью. - Адмирал, наша первейшая задача вступить в бой с противником и проверить его силы. Мы должны сломить его дух! Мы не можем ждать, сложив руки! - Он прав! Верно! - Адмирал, мы должны атаковать! Давайте! - Штааден, понурившись: Понимаю. Но... я прошу следовать моей стратегии. - Хорошо. И каков план? - Штааден: во-первых, разделить наши войска на две части. Они обойдут минные поля слева и справа. Затем, когда левое крыло столкнется с врагом, правое зайдет ему в тыл. Зайдя с головы и с тыла, мы загоним врага на его собственное минное поле. Я поведу левое крыло. Граф Хильденшейм, командование правым крылом я оставляю вам. - Согласен. - Штаадену очень хреново, он держится за сердце.
Беовульф. - Адмирал, враг двинулся. - Миттельмайер: отлично. Они наконец заглотили наживку.
Идут крейсера мятежников. Хильденшейм сидит на мостике с довольным видом. - Ракеты на три часа! - бабах! Крейсеру Хильденшейма песец...
Байерляйн: Не останавливаться! (Карл Эдвард Байерляйн) Не дайте им шанса на контратаку! Сокрушим их одним ударом. - Миттельмайер: было бы лучше оставаться на том же месте. Так как дворяне используют для атаки покорных граждан, они, вероятно, думали, что мы этого ждем. Эти идиоты дворяне молятся на прошлое.
Идут крейсера, взрывы, ракеты)) Миттельмайер: хорошо. Полный вперед, обходим минное поле. Мы зайдем в тыл оставшимся войскам.
-Враг с тыла! - Штааден: с тыла? Невозможно! Враг должен быть впереди нас! - Может быть, это их главный флот? - Штааден: нет, слишком быстро. Можете вы связаться с силами. Хильденшейма? - Слишком большие помехи. - Они идут!
Пальба, крейсер Штаадена горит. - Адмирал, мы должны развернуться и ответить на атаку с тыла! - тут Штааден кашляет кровью и падает на колено. Встревоженный офицер кидается к нему. Штааден: бесполезно. Отступаем!
Крейсера разворачиваются, пара из них сталкивается на повороте.
Байерляйн: Враг уходит. Нет необходимости их преследовать. Этот противник не стоит того, чтобы с ним сражаться. - Миттельмайер: Байерляйн, не празднуйте слишком рано. Битва только началась. - Байерляйн: да, сэр.
На каталке под колпаком везут полуживого Штаадена.
Гайерсбург. Брауншвайг: что? Они проиграли? - Ансбах: да, сэр. Адмирал Штааден и остальные отступили к крепости Рентенберг. 70% войск потеряны, включая графа Хильдешейма.
Имперские офицеры выстроены в каре (можно заметить Ланцберга) — Граф Хильдешейм... - Вот несчастье... - Брауншвайг рычит и швыряет об пол бокал с вином. Проклятый Штааден! Никудышный ублюдок! (дурак ты, Брауншвайг. Тебя же слушают твои офицеры, и каждый понимает: проиграл — никудышный ублюдок. Ты не ценишь их ни во что. А среди офицеров, между прочим, Фаренхайт, прекрасен до невозможности)
Идет Брунгильда)) Мостик Брунгильды, Райнхард в кресле, перед ним Миттельмайер. Райнхард: адмирал Миттельмайер, вы продемонстрировали талант командира и подтвердили прозвище «Ураганный Волк». - Миттельмайер: очень любезно с вашей стороны. Поскольку минное поле состоит из больее чем нескольких ловушек и декораций, важно его восстановить. - Лоэнграмм: однако, я слышал, Штааден укрылся в Рентенберге? - Миттельмайер: это так. Мне нет прощения, что я его упустил. - Райнхард: нет. Штааден и его люди — это пустяки. Однако игнорировать Рентенберг рискованно. Захватив ее сейчас, мы получим плацдарм для захвата Гайерсбурга. (взглядывает на Оберштайна, тот согласно кивает)
На экране - крепость Рентенберг. Оберштайн (по голосу узнала, гы): быстрейший путь к захвату Рентенберга - захватить ядерный реактор в его центре. Достичь этого реактора удобнее всего сзади. Мы должны пробиться через шестой вход, используя штурмовиков. - Райнхард: Миттельмайер, Ройенталь, я слышал, вы непревзойденные бойцы даже в наземном бою. Вы будете командовать отрядом вторжения. - адмиралы: как прикажете! - Райнхард: не будьте беспечны! 6-й вход охраняет Овлессер! - Миттельмайер: гранд-адмирал Овлессер, командир бронированных гренадер (мама, как это называется? Оооо..)... - Ройенталь: этот варвар (бородатый варвар, ага)?
Брунгильда)) Идут крейсера навстречу друг другу, стрельба. Схема сражения перед крепостью. Взрывы.
Миттельмайер: СЕЙЧАС!
Какие-то люди: это свои! Не стрелять!
Ройенталь — Миттельмайеру: проведем корабль через эту щель. Это мертвая зона для вражеских пушек.
Проходят в дыру в астероиде, якорей понакидали))
Миттельмайер: начинаем высадку немедленно.
Ройенталь: чем дальше, тем лучше. Сейчас начнется самая трудная часть. Что бы ты сделал, если бы встретился с Овлессером один на один? - Миттельмайер: бежал бы со всех ног. - Ройенталь: я тоже. Он прирожденный убийца. Не тот противник, чтобы общаться с ним напрямую. - Миттельмайер: но мы не можем велеть нашим людям убегать.
Шестые ворота — атака десанта. Мочилово. - Что вы делаете, по-вашему? Прочь с дороги! (видимо, это Овлессер, потому что всех крушит, - но он в шлеме, так что пока непонятно) Ройенталь и Миттельмайер видят, как у начала прохода падают их люди. Кровища) адмиралы аж отводят глаза) Ага, снял масочку. Овлессер, именно что. Морда ухмыляется злорадно) — Миттельмайер: ублюдок! Нельзя оставлять его в живых! - Ройенталь: второй отряд, вперед! Мы должны захватить шестой проход любой ценой!
Десант лупит из арбалетов, Овлессер прикрывается трупом их товарища — и снова за топор)
Овлессер: пока вы будете присылать своих, тут будет расти гора трупов! (Муа-ха-ха) Трусливые мыши! Во флоте сопляка все с такими дрожащими коленками?

URL
2009-02-25 в 21:28 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Висит Брунгильда) сообщение по комму: мы 8 раз пытались прорваться... но из-за Овлессера были вынуждены отступить. (слушают, вестимо, Райнхард и Оберштайн) — Райнхард: Овлессер храбр... но он неандерталец. Из уважения к нему убейте его как можно более ярко. - Оберштайн: минуточку... - Райнхард: в чем дело, Оберштайн? - Оберштайн: я предпочел бы, чтобы его захватили живым. Я могу показать вам, чем он может быть полезен вашему превосходительству. - Райнхард: вы полагаете, вы сможете сделать полезной для меня эту кабанью башку? - Оберштайн: мы не оставим ему выбора. - Райнхард: вы планируете промыть ему мозги? - Оберштайн: я не буду совершать таких безвкусных глупостей. Пожалуйста, предоставьте его мне. Я покажу вам, как посеять семена подозрения среди дворян. - Райнхард: хорошо, я оставлю его вам.
Явление Овлессера на соседнем экране. - Хей, белобрысый пацан! Хотя бы из безопасного места за экраном имей мужество взглянуть мне в лицо! Ты, мелкий выскочка, которому немножко повезло! Несмотря на несколько махоньких достижений, насколько ты мужчина? Отравленный несколькими мелкими успехами, ты намерен влиять на управление государством! Ну и наглость! Перехватил милость его величества кайзера предательством. Бессовестный, трусливый ублюдок! (Райнхард внимательно слушает, морда каменная) Как и твоя сестра, обманувшая его величество своей лживой любовью! (Райнхард поднял брови) — Райнхард, вставая: Ройенталь, Миттельмайер! - Сэр! - Приволоките мне этого вульгарного ублюдка! Живым! Оторвите ему лапы, если понадобится, но не убивайте его! (как зол! Ух, как зол!) Я вырву ему язык собственными руками! - Миттельмайер с Роенталем: Йес, сэр! (экран перед ними гаснет. Переглядываются и вздыхают) Миттельмайер: задачка, а? - Ройенталь: да. Это значит, что маркизом Лоэнграммом все еще иной раз управляют эмоции. - Миттельмайер: да... Как там приготовления? - Армсдорф, подчиненный: сэр, все будет готово, как только скажете. - Ройенталь (в другую сторону, другому подчиненному): доспехи приготовьте. - Миттельмайер: два комплекта. - Подчиненный, некий Эмиль фон Рекендорф: вы же не можете... адмирал, вы что, пойдете вдвоем?! - Миттельмайер: мы — приманка. Мы заманим его в ловушку. - Армсдорф: но вы оба?.. - Ройенталь: мы оба — адмиралы. А монстр Овлессер — гранд-адмирал. Правильный баланс.
Коридор перед шестыми воротами. Гора трупов. Овлессер с топором: сопляк! (выходи, подлый трус) Если в тебе есть хоть на унцию отваги, приходи и встань лицом к лицу со мной, как мужчина! (ну точно, я угадала) Или ты все еще прячешься под сестриной юбкой? - Раздухарился, варвар? (отряд десантников с адмиралами во главе) Маркиз Лоэнграмм не утруждается личными встречами с такими ублюдками, как ты. (это Миттельмайер) — Ройенталь: скажи спасибо, что мы лично имеем с тобой дело. - Овлессер: оооо! Ну-ка поглядим, кому хватило наглости пойти в атаку. Да это ж разноглазый Ройенталь и ураганный Миттельмайер. Интересно. Ходят слухи, что вы неплохи, но вы что, действительно думаете меня побить? - Миттельмайер: мы не узнаем, пока не попробуем. Ты, конечно, большой, но мы можем тебя кое-чему научить. - Овлессер: трепотня! (берет разбег с утробным рыком. Готово. Провалился в яму)) Миттельмаейр подскакивает, пинает в сторону его топор. Ройенталь: Овлессер попался! Осталось немного усилий. Всем — вперед! - десантники кидаются с воплем в атаку. Овлессера буквально обматывают цепями)) Ройенталь, поднимая его топор: это была хорошая ловушка на дикого зверя. Очень старая ловушка, но достаточная для такого простака, как ты. - Овлессер: трус! - Ройенталь: приму, пожалуй, за комплимент.
Без Овлессера его отряд быстро сдался. Крепость Рентенберг пала, залитая кровью.
Голос Райнхарда: что? Сказать им, чтобы его не убивали? - голос Оберштайна: да, сэр. Убить его было бы слишком просто, да он и не боится смерти. Кроме того, если мы убьем его сейчас, это лишь сделает его героем, пожертвовавшим собой во имя династии Гольденбаумов. Этого, вероятно, не хочется вашему превосходительству. - Миттельмайер: Да вы знаете, скольких я потерял из-за него? Не понимаю, зачем нам нужно оставлять его в живых. Его следует казнить немедленно. - Ройенталь: согласен. - Оберштайн: уверен, я уже говорил вам, что знаю способ его использовать.
Овлессер доставлен на Брунгильду) Расщелкиваются наручники. Овлессер, изумленно: что еще за трюк? - Фернер: это милость маркиза Лоэнграмма. Будучи восхищен храбростью гранд-адмирала в бою, он освобождает вас, дабы дать шанс еще одной битвы. - Овлессер: как наивно. Он хочет этим купить мое расположение? Если он этого хочет, я буду ждать его в Гайерсбурге. В следующий раз я окрашу его белые волосы в красный, кровью. - Фернер: как пожелаете. На этом корабле, который мы приготовили для вас, вы можете отправиться в Гайерсбург или куда хотите. - Овлессер фыркает и захлопывает за собой дверь. Фернер ухмыляется.
Улетает кораблик. Миттельмайер и Ройенталь провожают его взглядами. Миттельмайер: мне это не нравится. - Ройенталь согласен.
Кораблик подлетает к Гайерсбургу. Овлессер выходит из корабля. Встречают его, однако, с ружжами. Овлессер: что за чертовщина? - Навстречу шагает Ансбах: я приветствую гранд-адмирала Овлессера, доблестно сражавшегося в Рентенберге? - Овлессер: что? Ты что, не узнаешь меня? - Ансбах: я должен удостовериться. Герцог Брауншвайг ждет. Сюда, пожалуйста.
Идут; большой зал с зеленым ковром, выстроена толпа военных, Брауншвайг в кресле в конце ковра. Брауншвайг: вам удалось вернуться живым, не так ли, Овлессер? - Овлессер: и что? - Брауншвайг: я говорю — все ваши люди казнены, как получилось, что вы живы? - Овлессер: казнены? - Брауншвайг: вероятно, вы вернулись живым, потому что предали нас и продались сопляку. Бесстыдство! Вы обещали ему, что вернетесь с моей головой? (надо видеть физиономию Овлессера) — Овлессер рычит. Кидаются люди с ружжами. Овлессер: меня подставили! Подставили! Вы что, не понимаете, идиоты? - кидается вперед, хватает за грудки офицеров — Меня подставили! Это все подстава! - расшвыривает офицеров, рвется к Брауншвайгу. - Брауншвайг: огонь! Застрелите его! (вот же идиот, действительно...) - Ансбах: отставить ружья! - лупят Овлессера прикладом. Этого так просто не побьешь — он всех расшвырял и к Брауншвайгу. Вперед выскакивает Ансбах с пистолетом. Ну и его почти отшвырнул, так что тот стреляет куда попал — в ухо. Овлессер упал и помер. - Брауншвайг: предатель. - Ансбах: вы думаете, он действительно нас предал? - Брауншвайг: что? - Ансбах: ничего... что теперь с этим делать? - Брауншвайг поднимает брови. Не понял. - Ансбах: что мы скажем об этой смерти? - Брауншвайг: боюсь, этого не скроешь. Овлессер был приговорен к смерти за измену. Сообщите всему флоту. Измене нет прощения! - Ансбах козыряет, но вид у него недовольный. Смотрит на мертвого Овлессера: не смотри на меня так. Мы не знаем, что будет завтра. Может быть, завтра ты будешь благодарен мне, что я тебя убил.
Брунгильда. Оберштайн возле Райнхарда, видимо, только что доложил обстановку. Райнхард: ясно... Овлессер был казнен своими. - Оберштайн: да, сэр. Более того — как предатель. - Райнхард кивает.
Гранд-адмирал Овлессер был известен как глава тех, кто ненавидел белобрысого сопляка. Поэтому инцидент с ним усугубил недовольство в рядах мятежных войск.
Летит Брунгильда))
...Как знать — кто окажется предателем в следующий раз? Взаимное недовольство и подозрения зашевелились в сердцах дворян.
Конец 20 серии

В анонсе адмирал Ян, стрельба в космосе, демонстрация на стадионе под водительством Джессики - и снова Ян... ксо, это ее щас убьют.

URL
2009-02-26 в 04:52 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
21 серия. The Doria Starzone Encounter
Схема коридоров)) Выделена некая точка))
Прямо на пути из Изелона к Хайнессену лежит планета Шампул.
Шампул. Танки стреляют.
Если бы планета оставалась в руках совершивших государственный переворот, они могли перерезать коммуникации 13-го флота и его снабжение с Изерлона. (танки прут, стреляют, зиккурат какой-то. Шенкопф торчит из башни танка.) Учитывая такую возможность, адмирал Ян приказал Шенкопфу захватить планету. (стрельба, беготня, люди с желтыми повязками — руки за голову, это представители хунты Гринхилла на Шампуле) В результате блицкрига Шенкопфа, планета сдалась за три дня. (Шенкопф в окружении мирных жителей — в основном дам)
С планеты взлетает кораблик. Спина Шенкопфа, открывающего дверь. По лестнице на мостик. Сидят Ян и Мюрай, так что это «Гиперион». Ян начинает: вы проделали хорошую... - поднимает глаза и замолкает. Нам наконец показывают физиономию Шенкопфа. У дам с Шампула очень яркая губная помада, да)) Шенкопф: Нет проблем. Мне понравилось. - подмигивает, идет дальше. Мюрай смотрит в стол (а где «кхм»?)), Патричев — в пространство. Проходя за спиной у Дасти, Шенкопф: однако никто не собрался, чтобы приветствовать меня. Что-то должно быть, случилось. - Дасти что-то пьет из стакана, со стаканом вместе оборачивается. Мюрай (если это он, ракурс сильно косой, может, это Фишер): мы подобрали типа, сбежавшего с Хайнессена. Ждем, когда его приведут.
Вводят типа))
-Я привел коммодора Багдаша. - Багдаш: я коммандер Багдаш из 11 флота. - Ян: вы сказали, вы бежали с Хайнессена? - Багдаш: да, сэр. Я ускользнул, когда 11 флот выдвинулся с Хайнессена. - Мюрай: 11 флот покинул Хайнессен? - Багдаш: да, сэр, они направляются сюда, чтобы перехватить флот Яна. - Патричев: что? Они собираются нас атаковать? - Багдаш: вице-алмирал Лиганъю намерен дать вам решающий бой без всяких ухищрений. - Ян: я вам очень благодарен. - Фишер: как дела на Хайнессене? Я имею в виду — многие подверглись чистке? - Багдаш: нет, такие люди, как адмирал Доусон и адмирал Бьюкок, задержаны, но это все. Никто не зачищен. - Ян (в печали): ясно. - Багдаш: но что в будущем — не знаю. Кстати, я не вижу здесь вашего адьютанта, лейтенанта Гринхилл. (ух как Дасти на него смотрит!) - Ян: ааа... она... дело в том... она осталась на Изерлоне. - Шенкопф картинно роняет стаканчик с кофе. Встает, отряхивает мундир: ох, я перетрудился с этими поцелуями. Извините, я на минуту. - Выходит за дверь, там стоит Юлиан. Шенкопф: ты знаешь, где мисс Гринхилл? - Юлиан: она в медпункте. Она сказала, что у нее все утро болит голова. Но думаю, ей хотелось исчезнуть. - Шенкопф: понятно.
Шенкопф в медпункте разговаривает с Фредерикой: это не настоящая причина... У вас какие-то подозрения, так? - Фредерика: да... я раньше встречала коммандера Багдаша. Он приходил к моему отцу. Думаю... Прежде он говорил о недовольстве старым правительством. - Шенкопф: этими типами... и теперь дезертир? Уж больно время подходящее. Ян тоже почуял крысу, кажется. Он солгал, когда тот спросил о вас. Не думаю, что ублюдок заметил, поскольку я отвлек его внимание. - Фредерика: генерал Шенкопф! - Шенкопф: не беспокойтесь. Предоставьте это мне. - выходит. К нему кидается Юлиан: генерал! - Шенкопф: я так и знал. Держу пари, Багдаш прекрасно знает об идеальной памяти мисс Гринхилл. Вероятно, он намерен при первой же возможности убить адмирала Яна. Или же у вдмирала Гринхилла нет подчиненных, на которых он может положиться. (Юлиан смотрит, вид озабоченный) — Юлиан: генерал, что мы должны делать? - Шенкопф: мне наплевать, успешен будет переворот или нет, или даже что будет с Альянсом. Но если Ян Вэньли погибнет сейчас, история повернет вспять.

URL
2009-02-26 в 04:54 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Флагман Леонид II. - Сигнала от Багдаша нет? - Нет, сэр, ничего. - Что он там делает? (это Лиганъю) Или и разведка ненадежна?
Ян что-то пьет из стаканчика, небось чай)) Идет Шенкопф. Ян: что делает Багдаш? - Шенкопф: должен же он был устать после побега? Он крепко спит. - Ян: вы что-то предприняли? - Шенкопф: нет... ну, может, слегка подтолкнул таймер на спальной камере. Как раз пока мы не доберемся до 11 флота. - Ян: спасибо. - Шенкопф: не за что. Как вы думаете — это правда насчет 11 флота? - Ян: они появились у нас на пути. Это доклад с разведывательного судна. Позиция не такая, как та, что обсуждалась, видите? Мы должны встретиться в звездной системе Дория. (схема)
Всем войскам... (это Лиганъю) успех или поражение Совета национального спасения, судьба нашей родины зависят от этой единственной битвы. Каждый должен отдать тело и душу (ну, короче, жертвуем собой ради родины, все должны приложить максимум храбрости и патриотизма — бла-бла-бла)
«Гиперион», штаб. Ян дремлет в кресле у стола. Просыпается: уже пора? - Фредерика: да. - Ян: лейтенант, сообщение всем кораблям. - Фредерика: все готово. Начинайте. (протягивает микрофон) — Ян: это адмирал Ян Вэньли. Хочу, чтобы вы послушали. (корабли и командиры — Фишер, Дасти...) Через минуту начнется битва. Лучше б ее не было, верно. Но как бы то ни было, мы ничего не теряем. У меня есть план, он простой, мы не перетрудимся. Судьба нации зависит от этого боя. Нет ничего важнее личных прав и свобод, стоящих на кону. Ну что же, приступим? - Вражеский флот здесь! - Патричев: всем кораблям — боевое построение! - Враг расположен ортогонально плоскости галактики! Движется слева направо! Расстояние — 6,4 световых секунды! - Мюрай: мы должны захватить вражеский фланг, так? - Орудия всех кораблей готовы к стрельбе! - Ян: Цель — центр вражеского флота. Всем кораблям сконцентрировать огонь в одной точке. - Цель выделена! - Ян: ОГОНЬ!
Стрельба))
На «Леониде»: волны высокой энергии поблизости! Это у нас на фланге! - Лиганъю: что?
Старзона Дория)) сплошной огонь и взрывы) Лиганъю: откуда они взялись? Флот, поворачиваем направо! Перестроиться! - сэр! - Это Ян. Он вычислил это по фальшивым данным Багдаша.
-ПередайтеНгуену Ван Хью. (это у нас кто? А, Юлиан. А говорит Ян)) Максимальный огонь — и на полной скорости в брешь. (на экране схема, в строе 11 флота пробивают брешь) Расколите врага надвое.
Крейсер «Маурия». Нгуен Ван Хью: наконец наш черед! Пошли! Все корабли, вперед! (схема: красный треугольник режет зеленый фронт пополам)
Лиганъю: если враг продвинется дальше, наш флот будет разрезан пополам. Ответный огонь всеми кораблями! Не позволять ни единому кораблю сбежать!
Нгуен Ван Хью: великолепно! Куда ни поверни — вражеские корабли! Даже целиться не надо! Если стреляешь — попадешь!
Дасти на экране перед Яном. Ян: Аттенборо, оставляю половину фронта вам. - Дасти: есть. Я их погоняю. - Ян:Пожалуйста. Истребители готовы? - Фредерика: могут выступить в любое время. - Ян кивает.
Стрельба))
Лиганъю: проклятый Багдаш. Он провалился. Если бы он убил Яна, как планировалось, мы бы не угодили в эту неразбериху. - Адмирал! - Что там? - Они прорвались через центр! Мы не можем связаться с передовыми частями! - Враг?,. - Поворачивают направо. Они окружают нас! - Лиганъю: черт, он хитер, этот Ян.
Крейсер «Агатерам». Фишер, читает: передвиньте корабли из блока С в блок К. Векторные координаты: альфа 6,48, бета — минус 3,73, гамма — 0,04.
Дасти Аттенборо) Сурьезен)) стрельба! Корабли пытаются развернуться и попадают под огонь.
Некто Стокс: это соединение в тылу создает слишком много проблем. Делать нечего. Ликвидируйте их. Прекратить разворот.
-Коммодор Аттенборо, враг разворачивается (это некто Рао). - Дасти: отлично. Отступаем.
На экране перед Яном некто в оранжевом — небось Поплан: Первый эскадрон выступает! Эй, Юлиан, ты тут? (точно Поплан)) Смотри внимательно, я покажу тебе, как это делается. (козыряет, отключается) — Мюрай, глядя на Юлиана: действительно, у Юлиана не лучший вкус при выборе друзей) — Ян вздыхает. Глядя на схему: все это ужасно долго.
-Враг выпустил спартанцев! - Вышлите наших! Что с передовыми частями? - они вынуждены возиться с вражеским соединением.
-Враг не хочет сражаться? Тогда мы возвращаемся на помощь основному флоту! (это тот самый Стокс, который возится с Дасти)
-Враг отступает! - Дасти стоит в ленивой позе у стеночки. Тут же реагирует: не позволяйте ему! Наступаем!
Крейсер «Триглав» едет обратно)) Стрельба))
-Наглец! (это некто Стокс, опять ввязываясь в перестрелку)
Очень трогательно вальсируют: туда-сюда, туда-сюда... Дасти, обмахиваясь беретом, про себя: это становится утомительным. Главные силы еще не пришли?

URL
2009-02-26 в 04:56 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Летят спартанцы)) стрельба))
Поплан: три сбиты! Эскадроны, отзовитесь! Виски... Уокер... Ром... Эпплджек... Все эскадроны, отзовитесь! Держитесь там!
Перед схемой на «Гиперионе»: - Теперь, когда мы разделили врага надвое, очевидно, что мы в преимуществе. Но они не сдаются. - Шенкопф: потому что адмирал Лиганъю отважный командир. В своем роде он талантлив. - Фредерика: раз за разом они отказываются от наших предложений сдаться. - Однако мы не должны прекращать атаку. (это Мюрай). Ян печален.
Схема мочилова. С трех сторон бьют остатки 11 флота.
Обломки висят в космосе. - Адмирал, наш эскадрон истребителей уничтожен. Осталось только 10% флота! - сидит, схватившись за голову, Лиганъю. - Установите связь с противником.
«Гиперион», штаб. На экране — Лиганъю и его люди.
-Адмирал Ян Вэньли! Для меня большая честь, что моя последняя битва была со столь выдающимся командующим. Да здравствует революция! (поднимает пистолет) Пусть Альянс свободных планет будет вечен! (бууумс... нету адмирала Лиганъю) — связь прерывается. Ян стаскивает с головы берет. - Ладно, это была трудная битва (это говорит не Ян, а кто?). - Фредерика: адмирал, пока мы тут медлим, коммодор Аттенборо все еще воюет. Надо поторопиться. - Ян: верно.
Благодаря коммодору Аттенборо, остаток 11 флота был сокрушен. Отказавшись на предложение адмирала Яна о сдаче, они выбрали уничтожение. Таким образом, Национальный совет спасения лишился своей мобильной военной силы. (обломки с цифрой 11 на покореженных бортах)
Багдаш: В самом деле, если бы вы держались подальше, все бы закончилось хорошо. Вы все разрушили! - Ян, не поднимая глаз от какой-то бумаги: правда? (оторвавшись от чтения) Вы пришли сюда прочитать мне эту лекцию? - Багдаш: нет. В данной ситуации я хотел бы стать вашим подчиненным. - Ян: серьезно? Вы смените сторону? Вы так легко меняете свои принципы? (то есть вопроса о том, на какой стороне Багдаш был перед сном, даже и не стоит. Все друг друга поняли.) - Багдаш: принципы лишь средство остаться в живых. (Шенкопф на него косится, ой косится...) Сейчас дела обстоят так, что провал государственного переворота — лишь вопрос времени. Воевать за проваленное дело — самоубийство. - Ян: ясно. Пусть так. (Шенкопфу) Генерал, отдаю его вам. - Шенкопф: ладно. Начнем с того, что бросим вас в карцер, идет? - Багдаш: отлично! Не забудьте принести мне вина и еды. - Ян, оставшись один: провал переворота — лишь вопрос времени?

URL
2009-02-26 в 04:57 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессен. - 11 флот уничтожен. Ему пришел конец, когда адмирал Лиганъю покончил с собой. (это Гринхилл) — Эванс: итак, коммодор Багдаш провалился? - Мы все еще не обнаружили Трунихта. Бюро информации бесполезно. (а это кто говорит?) - Бронзе: что? А ну повторите! - Гринхилл: адмирал Бронзе и полковник Кристиан (а, значит раньше говорил Кристиан, ясно). Пожалуйста, умерьте темперамент. Сейчас единство нам необходимо более всего. - Бэй: однако вернемся к Трунихту. Ходят всякие слухи. Говорят, ему известно каждое наше движение. - Что? - Трудно себе такое представить, но нет ли среди нас предателя? - Капитан Бэй, не делайте диких предположений. Разве я не сказал только что: единство для нас важнее всего? - Я понимаю. Тогда давайте найдем источник этих слухов. -Хм. Хотя необходимость иметь дело с Яном становится проблемой, еще более серьезен коллапс экономики... - входит человек: извините! Возникло угрожающее движение среди граждан. - Что? - они собрались большой толпой на стадионе. Там уже больше 200 000 человек! Они намерены протестовать против военного управления. Они называют себя «Гражданское движение за восстановление мира и свободы». - Кристиан: это вызов! Они вызывают нас! - Кто их лидер? Все парламентские лидеры под надзором! - Член палаты представителей Джессика Эдвардс из оппозиционной партии. - Эта женщина!.. - Сэр, я разгоню их и задержу лидеров.(это Кристиан) - Полковник! Пожалуйста, помните — мирным путем. (это Гринхилл) — Кристиан: понял.
Стадион, мирные жители, девушка раздает листовки. Подкатывают вояки, визг шин. Идет Кристиан с каменной мордой. - Возьмите Джессику Эдвардс и доставьте сюда. - Джессика: в этом нет необходимости. Я здесь. У нас мирное общественное мероприятие. Почему вы явились сюда, угрожая оружием? - Кристиан: мы здесь, чтобы навести порядок. - Джессика: «порядок»? Вы разве не из Совета национального спасения, из людей, которые разрушили наш порядок путем силового переворота? Какой «порядок» вы имеете в виду? - Кристиан: мы решаем, что есть порядок. Мы восстановили порядок в выродившемся Альянсе и отменили закон толпы. Вот все, что необходимо для достижения порядка. - Джессика: какая высокомерная заносчивость! - Кристиан, своему подчиненному: выстройте тут 10 человек. - Джессика: вы соображаете, что делаете? - Я собираюсь убедиться, что эти люди, якобы защищающие пацифизм, настроены серьезно. - выстроены люди. Кристиан с пистолетом. - Все ваши граждане имеют высокие идеалы. Вы полагаете, что мирные дискуссии лучше, чем применение силы, верно? Вы уверены? - один из людей: да. - Кристиан бьет с размаху рукоятью пистолета, человек падает. Джессика кидается к нему, полковнику: что вы делаете? - Кристиан подходит к следующему: вы тоже в это верите? - тот: извините... у меня семья... пожалуйста, не убивайте меня... - Кристиан: ха-ха! - Лупит и этого. = Кристиан: храбрые слова того, кто боится умереть. (остальным, размахивая пистолетом) Посмейте противоречить мне. Мир может быть достигнут только военной силой. Не бывает мира без оружия. Попытайтесь возразить! Ну, говорите! - Джессика: ПРЕКРАТИТЕ! - Кристиан: что? - Джессика (наступая на полковника): вы думаете, это правильно — совершать зверство и угрожать смертью? Вы полагаете, это правильно — творить ужасные, глупые акции, пока у людей есть убеждения? Как вы можете оправдывать задержанием людей свои собственные взгляды о преимуществе силы? Вот так Рудольф строил Галактическую империю. И вы так же, полковник! Нет никакой разницы между вами и Рудольфом! Вы не способны установить порядок! Подите к черту с нашего стадиона! - Кристиан: заткнись! - бьет с размаху. Заносит над поваленной на землю Джессикой башмак: Ведьма! - начинается свалка. Потом стрельба, потом отнимают оружие у военных, потом «коктейль Молотова» - короче, побоище.
Гринхилл: что? Бунт? Проклятие! Эти горячие головы! Уберите войска немедленно!
Над стадионом пламя. Тело Джессики.
Фотография: Джессика, Лапп, Ян.
Каменный Хайнессен смотрит в небо.
Ортханк. - Потери среди солдат 1500. Гражданских в 10 или 15 раз больше. На одном Хайнессене миллиард граждан! Если они устроят революцию, мы не справимся. - Бэй: и флот Яна на подходе... кажется, мы проиграли на всех фронтах.
В углу стола сидит Артур Линч с бутылкой. Нехорошо ухмыляется.

URL
2009-02-26 в 04:59 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Висит флот Яна. -Честно, мне нечем занять свободное время. Можете дать мне какое-нибудь дело? (это Багдаш) — Ян: не торопитесь. Есть работа, которую я должен в конце концов делать, хочу я этого или нет. Пожалуйста, подождите, прежде чем будете пить ваше вино. Мой пистолет. Я поручаю его вашим заботам. Для меня он бесполезен. - Багдаш: благодарю. (наводит пистолет на Яна, торжественно произносит) Адмирал Ян! - Ян взглядывает на него и утыкается в бумаги: пожалуйста, не говорите никому, что я дал вам мой пистолет. Контр-адмирал Мюрай изведет меня своим ворчанием. Вы не должны позволить им узнать. Когда я решу, на какую должность вас назначить, я формально обеспечу вас оружием. - Багдаш убирает пистолет, отдает честь, все это со смехом. Разворачивается — упс! А там Юлиан с пушкой)) Багдаш: эй, эй, не смотри так сердито! Если ты наблюдал, ты видел, что это лишь шутка. - Юлиан: хотите сказать, вы даже никогда не думали об этом? - Багдаш: что? - Юлиан: Если бы вы убили адмирала Яна, ваше имя вошло бы в историю. Даже если — как имя негодяя, разве это не соблазнительно? - Багдаш: адмирал Ян, скажите что-нибудь. - Юлиан: адмирал, я ему не доверяю! Если он мог легко предать прежних союзников, он может предать и вас, адмирал! - Ян откладывает бумаги и откидывается в кресле, ноги на стол: это не причина убивать его, Юлиан. - Юлиан: это достаточная причина! Будучи военнопленным, он взял ваше оружие и пытался вас убить! - Ян: о, это серьезная причина. Пожалуй, я не могу остановить убийство. - Багдаш, нервно: адмирал, пожалуйста! - Ян, со смехом: хватит! Почему бы тебе не простить его? Полагаю, Багдаш достаточно напуган. - Юлиан: но адмирал! - Ян: все в порядке. Коммандер, вы можете идти. (тот вздыхает с облегчением) — Багдаш, направляясь к двери: ладно, ладно, ты злее, чем кажешься. Я понял послание. Я запомню, что ты всегда наблюдаешь за мной. - уходит. Юлиан: адмирал! - Ян: все в порядке. Багдаш хорошо считает. До тех пор, пока мы побеждаем, он нас не предаст. Кроме того, мне бы не хотелось, чтобы ты убил человека.
Пищит комм.
На экране Фредерика: адмирал, только что получены новости с Хайнессена. Похоже, было военное подавление народного выступления на хайнессенском стадионе... убиты его предводители и 20 000 граждан... (в голосе слезы) — Ян: как они могли?.. Такое... Катастрофа... - Фредерика: лидером движения была... член палаты представителей Джессика Эдвардс. - Ян, меняясь в лице: ясно. - Фредерика всхлипывает и отключается. Юлиан козыряет и выходит. Прежде чем закрылась дверь, смотрит на Яна. Тот совершенно убит.
...Когда поступила информация о гибели Джессики Эдвардс, говорят, Ян Вэньли не сказал ни слова.
После покорения соседних звездных систем Ян Вэньли достиг Хайнессена.
Дата: 797, конец июля.
Конец 21 серии

В анонсе стреляют имперские корабли, Литтенхейм, Лютц, Вален, Кирхайс и схема какого-то сражения.

Дата: 797, конец июля. - прибытие 13-го флота на Хайнессен
Впервые появился Багдаш

URL
2009-02-28 в 05:34 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
22 серия. Courage and Loyalty
(без опенинга) Под титры:
Адмирал Зигфрид Кирхайс выдвинул войска в пограничные сектора.
Флагман «Барбаросса»))
Он прошел их 60 раз, побеждая в каждой битве. Затем он предоставлял оккупированным секторам гражданскую автономию.
-Лечь в дрейф! (летит корабль «Березка») Если вы не подчинитесь, мы атакуем. Лечь в дрейф! - Борис Конев: мы феззанское торговое судно. На борту только группа пилигримов в святую землю. Большинство из них старики, женщины и дети. Пожалуйста, поглядите. - Кирхайс: в этом нет необходимости. Нуждаетесь ли вы в пище или медикаментах? - Старый паломник: может быть, немного молока для детей. - Кирхайс: понял. (подчиненному) Пожалуйста, выдайте им из наших запасов. - Тот кивает. Старый паломник вздыхает с откровенным облегчением: спасибо огромное. - Кирхайс: не стоит. Счастливого путешествия. (отключился) — Маринеску: адмирал Кирхайс хороший человек. - Конев: к несчастью для него. - Маринеску: а? Почему? - Конев: хорошие люди долго не живут. Особенно в такие времена, как сейчас.
Какая-то стрельба. - Третья волна противника отступила. - Вижу. Умно с их стороны. - В отличие от прошлого раза, они действуют слаженно. (ага, это Ройенталь, я так и думала, по голосу узнала)) В конце концов... - подчиненный: сэр? - Ройенталь: адмирал Меркатц наконец явился на передний край. (подчиненного зовут Эмиль фон Рекендорф) Хотя их численность меньше нашей, наше положение менее выгодно. Не отступить ли? - Рекендорф: неужели мы даже не попытаемся разбить мятежные войска? Учитывая состояние духа наших и вражеских войск... - Ройенталь, вставая: отлично, мы отступим. Сектор Шан-Ту не стоит стольких человеческих жизней. Пусть маркиз Лоэнграмм его отобьет.
Брунгильда)) Райнхард: этот Ройенталь... Переложил работу на меня, да? - Оберштайн: Меркатц был выдающимся воином еще до вашего рождения, ваше превосходительство. Трудненько придется, если ему отпустят поводья. - Райнхард: отпустят поводья? Не думаю, что герцог Брауншвайг позволит адмиралу Меркатцу выступить героем. - Оберштайн: Именно так. Наш противник не адмирал Меркатц, а герцог Брауншвайг за его спиной. - Райнхард: поэтому мы должны проигнорировать сектор Шан-Ту и сконцентрироваться на захвате Гайерсбурга? - Оберштайн: да. Враг, вероятно, выкажет неохоту удерживать Шан-Ту. - Райнхард: но Гайерсбург считается неприступным. Что нам следует делать? - Оберштайн: возможно, это стратегическое отступление даст нам шанс. - Райнхард: может быть.
Гайерсбург. Входит Меркатц, Брауншвайг встречает его с радостным воплем и объятиями. Брауншвайг: адмирал Меркатц, отлично проделано! - восторженный Ланцберг: именно то, чего ожидали от блестящего Меркатца! - Фогель: демонстрация истинной мощи, не то что у этого выскочки. - Меркатц: нет, не столько наши войска это сделали, сколько враг позволил им это сделать. Нам следует быть осторожными и не переоценивать свои силы. - Брауншвайг: ясно. Вы очень осмотрительны, адмирал. - Меркатц: я не вижу здесь маркиза Литтенхейма. - Шнайдер: Сейчас, как вы можете видеть, флагмана маркиза «Остмарка» здесь нет. Похоже, здесь не все корабли. - Флегель: маркиз Литтенхейм отправился отвоевывать окраинные системы. - Меркатц: что? - Брауншвайг надменно задирает нос. - Ланцберг: он вывел флот в 50 000 кораблей против рыжего мальчишки, который охраняет захолустье. - Меркатц — Брауншвайгу: как командующий, я должен был быть информирован об этом. - Брауншвайг: как лидер, я это разрешил. - Меркатц: но во всех военных вопросах... - Брауншвайг: адмирал! Когда Литтенхейм здесь, он путается под ногами. Поскольку он хотел идти, я ему разрешил. У гражданских на фронтире появились странные идеи об автономии. Наш дворянский долг — обуздать их. Но хватит об этом. Мы приготовили торжественную церемонию. Идем. - Меркатц: надеюсь, вы простите меня. В моем возрасте быстро устают. Пожалуйста, извините меня сегодня. (козыряет, удаляется) — Флегель: что-то он груб. После всех ваших приготовлений. - Брауншвайг: не имеет значения. Кажется, он просто зануда.
Двое перед Кирхайсом: что случилось, командир? - Кирхайс: маркиз Лоэнграмм прислал новые распоряжения. Поскольку маркиз Литтенхейм рассорился с герцогом Брауншвайгом, он ведет сюда флот в 50 000 кораблей. (перед ним стоят Лютц и Вален) Мы должны вступить в бой и разбить их. - Лютц и Вален: наконец-то. - Кирхайс делает знак человеку по имени Хорст Зингер, тот: по последним сведениям, маркиз Литтенхейм займет позицию здесь, испльзуя как базу крепость Гармиш, расположенную в системе Кифьюзер. (схема) — Кирхайс: решающая битва, вероятно, произойдет здесь. В этот раз я поведу отряд в 800 кораблей из основного флота. - Что? Только 800? - Кирхайс кивает, Лютц и Вален переглядываются. За их спинами схема звездной системы.

URL
2009-02-28 в 05:36 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Флагманский крейсер «Остмарк». - Враг обнаружен! Около 40 000 кораблей! - Литтенхейм: они пришли? Раз уж мне придется драться с сопляком, я предпочел бы блондина. Почему я должен иметь дело с его рыжим прихвостнем? - подчиненный: враг выстраивается «бриллиантом». Должны ли мы сделать то же самое? - Литтенхейм: наглая глупость! У нас абсолютное численное превосходство! Никакие трюки их не спасут! ОГОНЬ!
Стрельба))
Лютц - подчиненному, это некто Гутензонн (подписали...): Такой длинный строй? Почему они встали в линию? Подпустите их поближе. Когда до них останется 6 млн км, откройте огонь.
Идет флагман «Скирнир»)) - 6 млн км! - Лютц: отлично, огонь!
Пальба, взрывы.
Байерляйн — Кирхайсу: они начали. - Кирхайс: выпускайте основной флот. - схема боя)) летят маленькие зелененькие треугольнички сзади в обход))
Вален: они начали. - схема боя.
Литтенхейм: с левого фланга у противника не больше 20 000 кораблей. Почему бы нам просто не уничтожить их? - его подчиненный: при всем уважении, сэр, хотя наша сторона в 50 000 - сильнее, наша организация и скорость построения далеки от нормальных. - Литтенхейм, хватая того за лацкан: ты хочешь сказать, у нас недостаточно дисциплины? - Нет, но при нашей численности... - В поле зрения появился новый враг. - Литтенхейм: что? - Менее 1000 кораблей!
Стрельба, наискось пролетают корабли. - Литтенхейм: что это еще? Их количество ничтожно!
Из дыма взрыва выныривает Кирхайсов «Барбаросса».
Вален: пора! Открыть огонь! - стрельба.
Видимо, Лютц: отлично! Всем кораблям, вперед! (про себя) адмирал Кирхайс удивительный человек. С таким крошечным флотом он обвел вокруг пальца флот в 50 000 кораблей.
Флагман «Саламандер». Вален (про себя): он разглядел несовершенство организации у врага. Он великолепен. (вслух): воспользуемся их замешательством. Всем кораблям — вперед!
Стрельба, взрывы. На «Остмарке»: - (они говорят «баттлшип», это военный корабль вообще или, скажем, эсминец? Оооо) «Госслер» разбит! «Дортмунд» уничтожен! Потеряна связь... - подчиненный Лихтенхейма: что это? - Литтенхейм разворачивается, глаза выпучены))
На мостике «Барбароссы». - Это флагман маркиза Литтенхейма. Не дайте ему уйти! (это Кирхайс) Захватите человека, который начал эту войну.
Взрывы, дым, полный дрыбаданс. Литтенхейм: кто это там? - Это наши корабли поддержки. Они расположены здесь в резерве на случай затяжной битвы. - Литтенхейм: расстреляйте их. - Сэр?! - Я сказал, открыть огонь! - Но это же наши! - Если они на нашей стороне, почему они мешают мне сбежа... изменить курс?! Кто бы они ни были — огонь! Я сказал — огонь!
Какие-то младшие офицеры, один другому показывает фотографию жены и младенцев: они прелестны, не правда ли? Близнецы! - О, ты отец! Поздравляю! - Да, но я по-настоящему не чувствую себя отцом, пока не увижу их. - Надеюсь, скоро будем дома. - Идет энергетическая волна! - Враг? - Нет, наши! - взрыв. - офицер по имени Конрад Линцер, держится за раненную руку: есть кто-нибудь живой? - мальчик: да, сэр! - ты же еще ребенок... Что ты делаешь в таком месте? - Я студент. Я был направлен в крепость Гармиш юнгой. - Ясно. Сколько тебе лет? - 13... через 5 дней. - Может быть, сегодня — конец света. Парень дай мне... - мальчик (написали имя: Конрад фон Модер) вытаскивает какой-то ящик, с медикаментами, что ли: не называйте меня «мальчик». Меня зовут Конрад фон Модер. - О, какое совпадение. Я тоже Конрад. Конрад Линцер. - Что мы будем делать? Враг подходит. - Враг? Кто тут — враг? Ублюдки, которые сделали это, - мои враги!
Крепость Гармиш. На нее взирает Кирхайс. - Ваше превосходительство. Член команды транспортного корабля, которого мы подобрали, просит аудиенции. - Кирхайс: моей? - Байерляйн: да, сэр. Утверждает, что может быть вам полезен. Я расспросил его, кажется, он искренен. - Я увижусь с ним. - Йес, сэр.
Входит Конрад Линцер, раненная рука под кителем. Руку к виску: Я лейтенант Конрад Линцер. Прошу простить — не могу салютовать правой рукой. - Кирхайс: вы сказали, вы можете быть мне полезны? - Линцер: я видел, как маркиз Литтенхейм уничтожил своих, чтобы спасти собственную шкуру. Эта рука тоже доказательство. Если я покажу это людям в крепости, мнение каждого изменится. - Кирхайс: вы утратили лояльность к маркизу Литтенхейму? - Линцер: лояльность? Красивое слово. Но его обычно неправильно употребляют. Я думаю, эта гражданская война может служить хорошим примером. Теперь миллионы людей могут видеть своими глазами несколько типов лидеров, не имеющих прав на лояльность своих подчиненных. - Кирхайс: я понял. Отлично, я прошу вашего содействия. Я хочу, чтобы вы призвали крепость Гармиш сдаться. - Линцер: хорошо, сэр. Но возможно, в этом не будет необходимости.
Литтенхейм наливает себе вина в бокал, роняет и разбивает посуду. - голос: я коммандер Лаудиш, я хочу видеть маркиза Литтенхейма! - Литтенхейм пьет из горла. - другой голос: но не с этими грязными тряпками! - грязными! Это был мой подчиненный, который воевал за маркиза Литтенхейма! Который погиб, чтобы маркиз Литтенхейм мог сбежать! - идет человек, несет на плечах тело. (у меня подозрение, что это те военные, один из которых показывал фотографию близнецов, но фиг разберешь) - Литтенхейм: что вы здесь делаете, наглец? - тот, обращаясь к трупу: это маркиз Литтенхейм, человек, который отобрал у тебя жизнь. Вознагради его за его верность! (швыряет в Литтенхейма трупом) - вытаскивает из-за пазухи нечто, мигающее лампочкой. - Литтенхейм: убейте его! Убейте ублюдка! - взрыв.
На борту «Барбароссы», Кирхайс, Байерляйн и Линцер смотрят в окно. - Байерляйн: Взрыв. - Линцер: это возле командного центра. - Кирхайс: мы не должны упускать этот случай. Сигнальте Бергенгрюну и Бюро. Пусть они вышлют катера для немедленного захвата крепости.
Распахиваются двери, вбегают люди с ружжами, другие люди сдаются.
Итак, крепость Гармиш сдалась. Вторая потеря дворянских военных сил была в командовании, третья — в военной мощи.

URL
2009-02-28 в 05:38 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Трусливые дворяне, вы не справились. Вы должны отринуть вашу ложь, безосновательную спесь и сдаться. (это Райнхард речет) Существует единственный способ спасти ваши жизни. Я не только позволю вам жить, я даже оставлю вам часть ваших богатств. Недавно маркиз Литтенхейм умер презренной смертью, вызванной его трусливой натурой. Если вы не хотите такой же судьбы, вам должно быть ясно, что следует делать. - Флегель: как смеет сопляк так говорить с нами! - его сосед в строю: он что, забыл, что потерял систему Шан-Ту? - Да! - Лоэнграмм отключается. - Брауншвайг: я подумываю о награде человеку, который захватит этого сопляка. - Йее! - подходит Ансбах: ваше превосходительство, враг приближается. - Что? - экран локатора. - Они парадируют на расстоянии чуть большем, чем может достать главный калибр. - Флегель: они что, собираются уморить нас голодом? - на экране «Беовульф». - Это флот «Ураганного Волка», который разбил адмирала Штаадена. (видимо, Ансбах) — Брауншвайг: эти клятые простолюдины полны самодовольства. - Он напрашивается быть битым. - Адмирал Меркатц! Прикажите! - Адмирал Меркатц, заставьте их поплясать, как при Шан-Ту! Адмирал Меркатц! - Меркатц: нельзя! Вы что думаете, противник в игрушки играет? Это безумие. Мы не должны выступать. - Фаренхайт кивает.
В коридорах Гайерсбурга: - Я не могу быть спокоен, когда сопляк издевается над нами. - Точно! (это Флегель и еще двое таких же оголтелых) — короче, они тут сговариваются, как они сами пойдут и побьют Миттельмайера. Идиоты.
Шнайдер: ваше превосходительство! - Меркатц: в чем дело, лейтенант коммандер? - Барон Флегель и еще несколько пошли в атаку. - Меркатц: что?!
Стрельба. Идут корабли. Флегель: ну щас у меня сопляк побежит! Увидим, что значит слово «ураганный» в сочетании «Ураганный Волк»! - его соратники на экране: Что за фигня? Тут ничего нет! Меркатц чересчур осторожен. - радостный ржач.
Меркатц: почему вы выступили без моего позволения? Разве я не запретил однозначно? Вы будете преданы военному суду за нарушение приказа! - Флегель: дядя, скажи же что-нибудь! Мы не боимся смерти! Почетная смерть в битве с врагом — это то, о чем мы мечтаем! Но быть наказанными командиром, у которого ни чести, ни отваги... это невыносимое мучение! Я лучше застрелюсь! - Флегель говорит от всех нас! - Ланцберг: если барон Флегель так храбро готов умереть, мы не должны позволить ему умереть одному! (идиот) Давайте все покончим самоубийством! Мы покажем миру гордость имперских дворян! -Йее! (все идиоты) — Брауншвайг: адмирал Меркатц, разве этого не достаточно для победы? (ну что ты дурак, никто и не сомневался...) Дух — великая сила. Господа, ваша отвага покажет десяткам тысяч истинный дух имперского дворянства. Вы должны сокрушить правотой самодовольных простолюдинов! Это поведение, достойное награды. Нас ничто не страшит! Мы победим! И победив, мы покажем им, что правда на нашей стороне. Да живет Империя! - Банзай!
Меркатц стоит, понурившись. Взрыв)) — Брауншвайг: что это? - Ансбах: враг вернулся. Они обстреливают нас из дальнобойных орудий. - Брауншвайг: что?! - Флегель: дядя, пожалуйста, позволь нам снова! - Брауншвайг: нет, я тоже пойду. Выступаем всем флотом! В этот раз мы не позволим им сбежать. Мы их уничтожим! - Йеее! - Брауншвайг: командовать буду я. Адмирал остается оборонять крепость в наше отсутствие. Итак, вперед!
От Гайерсбурга летит флот. Миттельмайер, глядя на эту картину: идиотские дворянские сынки... они могли бы жить вечно, если бы остались в своей норе. Они вышли, чтобы стать космической пылью? - Ваше превосходительство, мы подтвердили участие флагмана герцога Брауншвайга, «Берлина». - Миттельмайер: о, он явился сам? Похоже, он не заметил, что наш предыдущий вылет был бутафорией. Если герцог Брауншвайг вылетел вместе с ними, будьте уверены, их проигрыш очевиден. (подчиненный — Армсдорф) — Йес! - Удручает, что эти идиоты не видят таких простых ловушек. Не то чтобы я мечтал о Яне Вэньли... но я предпочел бы воевать с более вменяемым противником. Адмирал Лоэнграмм, вероятно, чувствует то же самое.

URL
2009-02-28 в 05:43 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Прут со стрельбой. Флагман «Берлин». - Брауншвайг: враг трепещет! Максимальный огонь!
Флегель: гляньте на это позорище! Стоит им побежать, и они даже не подумают, что это позор! Разгромим ублюдков одним ударом! Захватим блондинчика и отволочем его на гильотину! (схема) — Стрельба.
Фаренхайт: это слишком просто. (смотрит на схему, подчиненному) Не следуйте слишком близко, это может оказаться ловушкой. - Брауншвайг: ловушка? Это возможно? (о, идиот...) Всем кораблям, уменьшить скорость! Перестроить боевые порядки.
Миттельмайер: нет, вы должны продолжать движение.
Корабли мятежников разворачиваются.
Крейсер «Вильгельмина». Флегель: бесстыдный ублюдок! Мне плевать! Полный вперед!
Брунгильда. Райнхард смотрит выжидающим взором. - Действия Миттельмайера великолепны, правда? Минуточку... Всем войскам! В атаку! Не позвольте ни одному кораблю вернуться в Гайерсбург!
-Пора! Все корабли, полный ход! Контратака!
-Что за.. - взрывы.
Миттельмайер: теперь видите, дурачье? Мы вам покажем, как воевать.
Фаренхайт: это все-таки ловушка. Отступаем! Не ждите остальных, отступаем. - Но, адмирал... (это подчиненный по имени Сандерс) — Фаренхайт: вы не поняли? Нас заманили в центр вражеского капкана. Если мы промедлим, капкан захлопнется.
Флегель: эй, не отступать! Это предсмертные судороги врага! - Леопольд Шумахер: ваше превосходительство, со всех сторон новые вражеские соединения. - Флегель: что? - Шумахер: пожалуйста, отступим. Шеренги растянулись, мы в крайне невыгодном положении. Мы можем быть уничтожены поодиночке. - Флегель: проклатье... сопляк!
Схема, мятежники отступают.
Летит «Йотунхейм». Карл Густав Кемпф: отлчно. Выпустить валькирий. Пусть закрепят наш контроль над полем боя. - выкатываются валькирии.
-Не беспокойтесь о наступающих вражеских соединениях. (флагманский крейсер «Квазир») - говорит Меклингер)) Не отрезайте им дорогу к отступлению или к контратаке. Будьте готовы разрушить всех и каждого в досягаемости огня. Им некуда бежать.
Брауншвайг: мы удрали? (схема) — Нет еще. (Фаренхайт) Не сбрасывайте скорость. - По левому борту никого. - Фаренхайт: как я и ожидал. Не волнуйтесь. Сконцентрируйтесь и пробивайтесь прямо вперед. Враг не будет атаковать нас спереди. - Йес, сэр. - Фаренхайт: этого я и ждал от маркиза Лоэнграмма.
Флагманский крейсер «Форсети». Ульрих Кесслер: главный злодей среди дворян, которые угнетали народ — герцог Брауншвайг! Плевать, живым или мертвым... Не дайте ему сбежать!
«Королевский тигр» Его превосходительство адмирал флота объявил (Биттенфельд, конечно, говорит), что тот, кто притащит герцога Брауншвайга, даже если это рядовой, будет произведен в коммандеры! Не упустите шанс!
Стрельба, взрывы.
Фаренхайт: точно. Враг расположил свои силы вдоль предполагаемого пути нашего бегства. Если мы пойдем обратно к крепости пройденным путем, наше будущее ясно. Отлично! Поворот резко влево! - Если мы свернем с проторенной дороги, мы потеряем навигационные маяки. - Фаренхайт: неважно. Я готов рискнуть.
-Ваше превосходительство, флот адмирала Фаренхайта сворачивает с навигационного пути. - О чем он думает?.. (это Шумахер и Флегель) — Шумахер: может, у него есть план. Не думаете ли вы, что стоит последовать за ними? - Что? - Шумахер: адмирал — эксперт в битвах. - Флегель: верно. Так и сделайте. - Йес, сэр. - Флегель: можем мы связаться с моим дядей?
-Наши силы в беспорядке. Мы не можем повлиять на них. - Можем мы связаться с Гайерсбургом? - Нет, сэр! (схема) — Сэр, множество вражеских кораблей... слева и справа!
Флагман «Любек». - Враг уже больше не представляет собой флот. (Нейхардт Мюллер) Но они все еще хорошая добыча для нас!
Флагман «Тристан». Ройенталь: не позвольте Брауншвайгу уйти! (про себя) даже наш уход из системы Шан-Ту вписан в общую стратегию. Это стиль маркизаЛоэнграмма... и Оберштайна.
Брунгильда. -Мы уничтожили или захватили 70% врага, но мы все еще не взяли герцога Брауншвайга. (это Оберштайн) Кажется, сам герцог далеко от переднего края. - Райнхард: он, вероятно, красуется в тылу. Неужели ублюдка спасет собственное высокомерие?
Стрельба. - Турели задних пушек разбиты! - Что это? (Брауншвайг) враг? (ааааа! В панике уже) — Нет, это свои.
Меркатц: всем кораблям — вперед! Спасем герцога Брауншвайга!
Миттельмайер, не ожидал: всем кораблям, уменьшить скорость!
Ройенталь: полный назад! ( хе, «табань!») Сохраним потери минимальными. Проклятье, мы были так близки к победе! - Что за несчастный случай. Не позволяйте разбить ряды! - Отступаем, перестраиваясь в сферическую формацию! - Отступаем строем! Развернуть орудия! - Валькирии на вылет! - Совсем как он. Прекратил разгром в несколько секунд.(а вот это Меркатц). Что там герцог Брауншвайг? - Шнайдер: он ушел в тыл. - Отлично. Тогда отступаем, пока враг не стянул сюда главные силы.
Райнхард: Меркатц не выжил из ума. Годы его ничуть не замедлили. - Оберштайн: герцог Брауншвайг отступил в Гайерсбург. Однако у врага не осталось военной силы. Остальное — вопрос времени. - Райнхард: вопрос времени?..
Гайерсбург. Брауншвайг: Меркатц! Почему вы не пришли на помощь раньше? (вот же сволочь, хоть бы спасибо сказал!) - Меркатц молча кланяется.
Меркатц — Шнайдеру: не будьте так печальны. Герцог Брауншвайг — не хороший человек. - Шнайдер: «не хороший»? - Меркатц: именно. Это дурная порода, выведенная за 500 лет традиционных привилегий дворянства. Это правда. В конце концов, возможно, герцог тоже жертва. Если бы он жил 100 лет назад... Несчастный человек. - уходит, махнув на прощание. - Шнайдер: в самом деле. Герцог Брауншвайг несчастлив. Но пока наше будущее в его руках... разве мы тоже не несчастны?
Исход Липпштадтской войны теперь был решен. Но тут случилась трагедия.
Конец 22 серии.

Эндинга нет.
В анонсе Брауншвайг со стиснутыми кулаками, Ансбах, Вестерленд и Оберштайн с Райнхардом.

URL
2009-03-11 в 18:57 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
23 серия. Goldenbaum's Fall
(без опенинга)
Готовясь выдержать осаду Гайерсбурга, Липпштадтский союз усилил эксплуатацию подконтрольных ему колоний. Однако популисты (?) понимали, что иго дворянского управления должно быть ослаблено после гражданской войны. Вестерланд был одной из территорий, принадлежавших Брауншвайгу, но даже там поднималось сопротивление. Барон Шейдт, племянник герцога, старался подавить волнения военными силами. Это привело к эскалации возмущения, и барон был убит своими собственными людьми. Новости взбесили герцога Брауншвайга. - Брауншвайг: гражданское неповиновение? Они посмели убить моего племянника? Эти неблагодарные ублюдки живут на моей земле! Они жестоко поплатятся за свою неблагодарность! Ядерную атаку на Вестерланд! Чтоб ни одна душа не выжила! (среди его приближенных ропот) — Ансбах: ваше превосходительство, ваш гнев понятен. Но использовать термоядерное оружие на планетах запрещено со времен 13-дневной войны, которая едва не привела к уничтожению человеческой расы. И разве Вестерланд не ваша собственная территория? Убийство всех жителей чересчур жестоко! Лучше наказать зачинщиков... - Брауншвайг: МОЛЧАТЬ! Вестерланд — моя земля! Я имею право делать что угодно с собственной планетой!
Ансбах, выходя из зала в коридор: теперь Голденбаумам конец. Как они могут стоять, если рубят свои собственные ноги? - высовывается подслушивающий персонаж. Побежал докладывать. Доложил. - Брауншвайг: что? Ансбах так сказал? - Да, сэр (подписали докладчика: Якоб Хауптманн). Он сказал: «Династии Голденбаумов конец». - Флегель: это слова изменника. Таков твой начальник обслуги. Дядя, его следует казнить. - Брауншвайг: даже Ансбах... Ладно. Арестуйте Ансбаха. В тюрьму его до дальнейших распоряжений. - Хауптманн, вставая: адмирал Меркатц просил аудиенции. - Меркатц? - Он хотел поговорить с вами о Вестерланде. - Не желаю его видеть. Я расстроен.
-Я получил рапорт от нашего агента в Гайерсбурге. (Оберштайн? Точно) — Райнхард: ясно. Меркатц становится занозой. - Оберштайн: да. И главный советник Брауншвайга, коммодор Ансбах, отстранен. - Райнхард: более чем хорошие новости. Мы не должны терять времени с Вестерландом. Необходимо немедленно направить флот для предотвращения атаки. - Оберштайн: минуту, ваше превосходительство. Мы должны предоставить сумасшедшему Брауншвайгу возможность осуществить его бесчеловечное нападение. - Райнхард: что?! - Записав акцию, мы продемонстрируем жестокость высшего дворянства. Нет никаких сомнений, что гражданские и рядовой состав, которых они контролируют, после этого их покинут. Это поможет нам больше, чем предотвращение атаки. - Райнхард: вы хотите, чтобы я позволил Вестерланду погибнуть? - Оберштайн: если дворяне победят, такие расправы будут повторяться снова и снова. Продемонстрировав сейчас всей Империи их истинное лицо, мы покажем, что они не имеют права управлять вселенной. - Райнхард: разве это все еще не ясно всем? - Оберштайн: да, но у нас нет определенной стратегии для захвата Гайерсбурга. Если противник намерен переждать осаду, то, учитывая длину наших продовольственных линий, в конце концов мы окажемся в невыгодном положении. - Райнхард: я это знаю. Именно поэтому мы занимаемся подрывом в крепости изнутри. - Оберштайн: они предоставляют нам удобный случай. - Райнхард: но на Вестерланде 2 млн человек! Включая женщин и детей! Так что... - Оберштайн: ваше превосходительство, будьте логичны. Если вы беспокоитесь о двух миллионах жизней, будьте уверены, потери в результате продолжающейся гражданской войны будут гораздо больше. Пожалуйста, учтите это. - Райнхард: человеческие жизни нельзя так считать! - Оберштайн: ваше превосходительство, вы в первую очередь должны быть правителем. Ради великого блага в будущем правителю иногда приходится приносить необходимые жертвы. - Райнхард: Макиавеллиевская логика. - Оберштайн: даже если так, принцип верен. Ваше превосходительство, вы должны принять решение сейчас. Взвесьте благо 25 миллиардов жителей Империи. Ваше превосходительство... - Райнхард: когда начнется атака на Вестерланд? - Примерно через 6 часов. - Райнхард: приготовьте флот к немедленному выступлению. - Оберштайн: ваше превосходительство.... - Райнхард: не поймите неправильно. Я подожду с решением до последнего момента, пока это возможно. Оставьте меня, пока не позову. (Оберштайн уходит) Кирхайс... когда тебя здесь нет, мне кажется, ты никогда меня не простишь. Может ли это быть тем путем, что мы выбрали?
В коридоре «Брунгильды» стоит Фернер. Оберштайн: пошлите к Вестерланду разведывательный зонд. Тайно. - Да, сэр. - Убедитесь, чтобы он достиг цели в течение 4 часов. - Да, сэр, 4 часа.
Вестерланд. Подлетают хрени, разворачивают морды. На планете сидят люди у костра. - Я рад, что мы выставили дворян. Но что мы теперь будем делать? - Я слышала, что маркиз Лоэнграмм — друг простых людей. Мы попросим его защитить нас. - Да, верно. (добрые люди японцы. Чтобы сильнее пробрало то, что последует.) - ребенок: мама, что это? - Это же... - все. Конец Вестерланду.

URL
2009-03-11 в 18:59 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Картина выжженной планеты. Помехи по экрану. Лица рейховских военных, выражение — глаза б наши этого не видели. На мостике «Брунгильды» стоит Оберштайн. Входит Райнхард. Видит экран. - Что это... Что это значит? - Оберштайн: враг атаковал раньше, чем мы предполагали. Вынужден огорчить вас — флот, который вы выслали, не успел. - Райнхард: что? Тогда откуда изображение? - Оберштайн: с разведывательного зонда, который я выслал вперед на всякий случай. - Оберштайн!.. - Оберштайн: мы покажем это всей Империи. Даже ребенку будет ясно, что справедливость на нашей стороне. Дворяне повесились сами. (Райнхард опускается в кресло) В чем дело, ваше превосходительство? - Райнхард: это правда, я не отдал явного приказа о перехвате. Однако... - Оберштайн: ваше превосходительство выслали флот для предотвращения атаки. Однако противник атаковал чересчур быстро. Вот и результат. - Райнхард: проклятье, вы это спланировали. - Оберштайн: не следует сожалеть об уже сделанном. Мы должны выжать все из сложившейся ситуации. Мы должны предоставить правосудие двум миллионам жертв. - Райнхард: «нельзя добиться успеха, не испачкав руки»? Ладно. Мы поступим как вы сказали. - Оберштайн кланяется.
«Барбаросса». Прибывает Штейнметц (Карл Роберт Штейнметц). - Мне жаль, что это заняло столько времени, адмирал Кирхайс. - Кирхайс: добро пожаловать обратно, адмирал Штейнметц. - Штейнметц: мы замирили 17 секторов фронтира. Они ваши. - Кирхайс: за заботу об этом для нас и с благословения маркиза Лоэнграмма мы приготовили ваше представление к вице-адмиральскому чину. (чего-то я не поняла. Если он уже адмирал? Или его адмиралом сокращенно называют, а так он еще контр-?) - Штейнметц: это честь для меня, но... ходит множество тревожных слухов о маркизе Лоэнграмме. - Кирхайс: слухи?.. (Штенметц оглядывается по сторонам) Сюда, адмирал. ...Так что? Объединенные силы дворянства уничтожили Вестерланд... и лорд Райнхард... маркиз Лоэнграмм использовал это для пропаганды? Так они говорят? - Штейнметц: для своей политической кампании. - Кирхайс: но официальное объяснение — что флот, посланный на перехват, не успел вовремя. - Штейнметц: но разведывательный зонд, передавший изображение, успел. Не странно ли, что получены эти изображения? Таковы упорные слухи. - Кирхайс: адмирал, в таком случае я лично выясню правду, когда встречу маркиза Лоэнграмма в следующий раз. А до того, постарайтесь, чтобы слухи не распространялись дальше. - Да. Хорошо, сэр. (прощается, уходит) — Кирхайс, про себя: и что ты будешь делать, когда узнаешь правду, Зигфрид? Надеюсь, слухи ложны. Но что если они верны? Когда твои собственные суждения перестанут совпадать с суждениями лорда Райнхарда — что ты будешь делать тогда, Зигфрид Кирхайс?
Один. Сообщение с Вестерланда стало сенсацией во всей империи. Оно ясно высветило бесчеловечность герцога Брауншвайга. (сидит пожилой дворянин, кажется, Лихтенладе, вид потрясенный. Дамы у экрана. Кажется, среди них Аннероза, но фиг разберешь — со спины. Еще лица, среди них Хильда фон Мариендорф.) Соответственно выросли ожидания, связанные с маркизом Лоэнграммом. Юный герой имперского флота стал героем имперских граждан. (простые граждане смотрят на экран, по экрану шествует Лоэнграмм)
Шварцен Шлосс, - короче, где Аннероза. Она сидит, смотрит в небо.
Гайерсбург. ...Теперь, когда все планеты, контролируемые силами дворян, восстали одновременно, крепость Гайерсбург оказалась полностью изолирована. И в Гайерсбурге начался саботаж и волнения среди военных. Многие дезертировали во флот Райнхарда. Многие из дворян сдались. Многие в отчаянии покончили с собой.
Гайерсбург. Хохот. Дворяне выпивают и смеются. - Он никудышный человек. В начале войны в крепости было несколько тысяч дворян. Даже сейчас он все еще веселится, будто мы в Нуэ Сансусси. - Полностью согласен. - Все это фальшивое празднество — попытка не смотреть в глаза реальности. - Жалкое зрелище, не так ли? - Вскоре для нас настанет время выбирать. (а вот это тот персонаж, который, кажется, Хауптманн) — Выбор?.. - Предположительный Хауптманн: Умереть сражаясь или сохранить наши жизни... или, возможно, улететь на Феззан... или же сдаться. - Но если мы попытаемся сдаться в эту последнюю минуту, сопляк... я имел в виду — маркиз Лоэнграмм — простит ли он нас? - Боюсь, что сделано — сделано. - Предположительный Хауптманн: Верно. С пустыми руками у нас шансов нет. Но что если мы явимся с подарком?.. - С подарком? - Предположительный Хауптманн: если мы принесем голову герцога Брауншвайга. - собеседники нервно оглядываются. Никто не слушает. - голос Брауншвайга: когда-то, давным давно, когда король одерживал победу над постоянными врагами, он приказывал сделать кубки из их черепов. Вот как мы поступим с сопляком! Муа-ха-ха! - Флегель: отличная идея! Слушайте, если мы добудем голову сопляка, мы так и сделаем! История изменится, и все прошлые поражения будут забыты! Вызовем же его на последний бой! Другого пути нет! Да будет так! - вопли: да! Так! Давайте! - Флегель: дядя? - Брауншвайг, кивая: да. Хорошо. Давайте используем все оставшиеся войска и выйдем в последний решительный бой! - Ура! - Фаренхайт: вы сошли с ума! Очевидно, что лучшее — оставаться в крепости! Мы должны продолжать держаться и ждать, когда враг себя измотает сам. Какой смысл сейчас идти в атаку? Разве это не приведет к нашему полному поражению? Прежде всего мы товарищи, а не хозяин и рабы. Как профессиональный военный, я призываю вас не делать плохую ситуацию еще хуже. То, что вам кажется стратегией, лишь ваши представления о ней! Герцог Брауншвайг, разве не ошибаетесь вы один за всех? - Брауншвайг: мне не нужны трусы, которые боятся смерти! Я вернусь в Империю с отважными, верными людьми! - радостное «хай».

URL
2009-03-11 в 19:00 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Меркатц и Шнайдер уходят — их догоняет Фаренхайт: адмирал Меркатц! Вы тоже собираетесь выступить, ваше превосходительство? - Меркатц: да. - Фаренхайт: но почему? Уверен, вы видите, что это безнадежная битва. - Меркатц: я служил Голденбаумам больше 40 лет как солдат. Если они падут, мой долг разделить их судьбу. Но я только бесполезный старик. - Ваше превосходительсто! - Меркатц: адмирал Фаренхайт, вы еще молоды. Вы не должны жертвовать собой ради умирающей династии. Живите. И пока вы живы, исполняйте свой долг. - Фаренхайт: адмирал Меркатц... - Меркатц: прощайте. Сомневаюсь, что мы еще встретимся. - отдают друг другу честь, расходятся.
Идут корабли. Флагманский крейсер «Берлин». - Брауншвайг: Вперед! Мы будем сражаться, пока не умрем!
«Брунгильда». - Они наконец вылезли. (это Оберштайн) — Райнхард: как мы и предполагали. Меклингер, Кесслер и Мюллер, ваши три флота — на перехват.
Схема. Три флота выходят вперед. Стрельба. Корабли справа (флоты Меклингера и т.д.) движутся слаженно и аккуратно. Слева усе взрывается. - Ваше превосходительство, у нас нет шанса на успех! - Флегель: не сдаваться! Меня не интересуют потери!
Голос Райнхарда: неожиданное упрямство, верно? (схема) — Оберштайн: сейчас они — крысы, загнанные в угол. - Райнхард: да... это упятеряет энергию врага, не так ли? - Да, сэр. - Уже скоро. - голос: враг проявляет новую активность. - Райнхард. Хорошо. Пусть три передовых флота отбросят их назад.
Схема)) три флота единым фронтом. Стрельба. Оберштайн: похоже, вражеская атака исчерпала их возможности. - Райнхард: СЕЙЧАС! Всем кораблям — полный вперед! Все флоты, за мной!
«Брунгильда» идет вперед. Миттельмайер. Ройенталь. Биттенфельд. Кемпф.
Флагман «Квазир». - Мы тоже должны преследовать их? - Перегруппируйте флот, прикройте фланг. (Меклингер, ага) — Йес, сэр. - Меклингер, про себя: кажется, маркиз Лоэнграмм способен после этого воссиять впереди фронта. (загнул, да...)
Взрывы.
Оберштайн: началось.
Некий коридор. Стрельба. Предполагаемый Хауптманн: мы — люди, решившие присоединиться к маркизу Лоэнграмму! Вы, охраняющие арсенал, - вы видели Вестерланд? Подумайте хорошенько, для кого вы охраняете оружие! - выстрел, вопль. Выбегает человек: не стреляйте! Мы будем сотрудничать! - Понял.
Оберштайн: наши люди в крепости захватили арсенал. - Райнхард: отлично. Пошлите отряд захватить крепость. - Да, сэр. - Райнхард: не дайте уйти Брауншвайгу.
Шнайдер: мы больше не можем вернуться в Гайерсбург. - Меркатц сдвигает брови и бурчит в ответ.
Крейсер «Вильгельмина». - Вызовите белобрысого сопляка! Откройте линию связи! - Что вы намерены делать? - Флегель: вызвать его на бой - корабль на корабль! - Поединок? - Да! Наш недостаток в силе неоспорим. Но если мы сможем заполучить его, оно того стоит! - Это бесполезно. (радист) Они не принимают никаких сообщений, кроме безоговорочной капитуляции. - Флегель: этот трус... Если он этого хочет, он это получит! Тогда попытайтесь вызвать Ураганного Волка или Разноглазого Ройенталя... или Биттенфельда и его Черных улан... хоть кого-нибудь из них! - Леопольд Шумахер смотрит печально: хватит уже! Зачем с ними драться? Давайте попробуем сбежать, и будем радоваться, что живы! - Флегель: заткнись! Не хочу я жить! Я с честью паду в битве со знаменитым противником! Разве может быть великолепнее конец имперского дворянина! - Шумахер: великолепный конец, да? Вот по причине таких завиральных идей мы и проиграем эту войну! С меня хватит! Занимайтесь этим сами! Нам нет никаких причин умирать за ваше самовозвышение! - Флегель: что это? (выхватывая пистолет) ублюдок! - стрельба. Шумахер оборачивается и видит Флегеля, подстреленного одновременно с трех сторон его подчиненными. - Флегель, на последнем издыхании: да живет вечно Империя. - подчиненные, Шумахеру: капитан, что будем делать дальше? - Шумахер: слишком поздно. Я сыт этой войной по горло. Мы можем сбежать на Феззан, даже если это будет означать возделывание полей. - Вы полагаете, нам надо идти с вами? - Шумахер: господа, вы спасли мою жизнь. Конечно, я так не полагаю. Давайте предоставим шанс тем, кто хочет остаться. Каждый должен решить за себя сам.
Меркатц с пистолетом в руке. Подносит его к виску. Входит Шнайдер: пожалуйста, остановитесь! Пожалуйста, не лишайте себя жизни! - Меркатц: лейтенант-коммандер Шнайдер... - Шнайдер: я надеюсь, вы простите меня. (достает из-за спины обойму) Я заходил чуть раньше и вынул из оружия энергоблок. - Меркатц кладет пистолет на стол. Шнайдер быстро его прибирает. - Меркатц: в конце концов вы оказались к этому готовы. Но когда вы нашли время это провернуть? И как я мог не заметить? - Шнайдер чегой-то делает с пистолетом, там мигает и искрит. - Меркатц: вы меня обманули! Это ваш способ заставить меня жить?- Да, сэр. - Меркатц: но как солдат я опозорен. Думаю, я слишком горд, чтобы сдаться теперь маркизу Лоэнграмму. - Шнайдер: маркиз Лоэнграмм не правит всей вселенной. В этой галактике есть места, докуда не добралась его власть. Пожалуйста, давайте отступим туда, чтобы сразиться в другой раз. - Меркатц: покинуть Империю? - Да, ваше превосходительство. - Меркатц: поскольку вы сказали «сразимся еще раз», полагаю, местом нашего изгнания вы выбрали не Феззан? - Да, сэр. - Альянс свободных планет? Но я больше сорока лет воевал с ними и называл их мятежным флотом. Думаете, они меня примут? - Шнайдер: предлагаю положиться на адмирала Яна Вэньли. Я слышал, он эксцентричен, но великодушен. - Меркатц: Ян Вэньли? - Шнайдер: нам нечего терять. Когда придет время, я уйду с вами. - Меркатц: не будьте дураком. Вы еще молоды. Вам еще 30 нет. С вашими талантами вы, я уверен, пригодитесь маркизу Лоэнграмму. - Шнайдер: это не потому, что я ненавижу маркиза Лоэнграмма. Но я решил, что вы будете моим единственным командиром, ваше превосходительство. Пожалуйста, ваше превосходительство. Сделаем как я предлагаю. - Меркатц: ладно. Попробуем довериться Яну Вэньли.

URL
2009-03-11 в 19:02 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Гайерсбург. - Эй, кто-нибудь! Есть тут кто-нибудь? (это Брауншвайг) — Ваше превосходительство. Это я, Ансбах.- Брауншвайг: о, Ансбах! Тебя здесь не должно быть! Если бы ты не был в тюрьме, полагаю, ты бы сбежал. - Мои подчиненные меня выпустили. - Брауншвайг: отлично. Раз уж дела пошли так, больше делать нечего. Давайте мириться. - Ансбах: вы говорите — мириться? - Брауншвайг: да. Признаем авторитет сопляка. Дворяне, начинавшие со мной, поддержат его полностью. О! Элизабет! Я отдам ему руку моей дочери. Таким образом, сопляк станет внучатым зятем последнего кайзера Фридриха IV. Тогда он сможет стать кайзером, избежав обвинений в узурпации. Неплохое дельце. - Ансбах: это бесполезно. Маркизу Лоэнграмму не нужна ни ваша поддержка, ни ваших дворян. - Брауншвайг: вы хотите сказать... что он всяко меня убьет? Я глава влиятельнейшего семейства и уважаем имперской аристократией. - Ансбах: да, сэр. Но разве вы все еще не видите? Как раз поэтому маркиз Лоэнграмм не может оставить вас в живых. Он сделал Вестерланд символом бесчеловечности дворянства. Он поклялся очистить Империю от аристократии, угнетающей людей. Это клятва, которую он сдержит. - Брауншвайг: понятно. Я умру. Но стремление сопляка захватить престол непростительно! Ансбах, что бы ни случилось, не позволь ублюдку узурпировать трон! Если ты поклянешься мне в этом, я умру без сожалений. - Ансбах: понимаю. Клянусь вам, что отправлю маркиза Лоэнграмма в Хель. Ждите его в Валгалле. (так там или там, Ансбах? - АК) — Брауншвайг: ты сделаешь это? Хорошо. Раз так... я хочу умереть так легко, как только возможно. - Ансбах: выпить яд, думаю, будет лучше всего. (уже несут бокальчик) На самом деле я его уже приготовил. - Брауншвайг: Ансбах... напоследок... если я подарю тебе все мои земли и имущество, не мог бы ты спасти мою жизнь? Я... я не хочу умирать... Что вы делаете? (что-что, не хочешь сам — поможем выпить, да...) Наглые крестьяне! - Ансбах: пожалуйста, как глава выдающейся семьи, умрите достойно. - Стой! Пожалуйста, стой! (пришлось нос зажимать, да...) - песец Брауншвайгу.
Ансбах: отправьте тело герцога в лазарет. - Да, сэр. Но он ведь уже умер. - Делайте, что вам говорят. - подчиненные утаскивают покойного. Ансбах, про себя: теперь династии Голденбаумов действительно конец. Но это не значит, будто следующая династия будет непременно династией Лоэнграммов.
(под заключительные титры) Аресты дворян. - Охраняйте конфискованные предметы искусства. Мы не должны позволить, чтобы они погибли на войне. (Меклингер, конечно)
Идут адмиралы Райнхарда. Ройенталь ( в жизни бы не узнала, ну и уши у него тут), Миттельмайер, Кемпф, Биттенфельд, Мюллер. Фернер козыряет кому-то. Упаковывают в ткань некую статую. Фаренхайта тыкают стволом — пошел, мол.
Сидят старики-аристократы. Мимо идут Миттельмайер с Ройенталем. - Миттельмайер: Не думал, что аристократы могут выглядеть так жалко. Можно сказать, это начало нового века? - Ройенталь: старая эра кончилась. - Миттельмайер: до чего ж жалкое зрелище. Что за ужасный конец для дворянства. - Ройенталь: да, их эра кончилась. Теперь начинается наша.
«Брунгильда». Дата: 797/488, сентябрь. Крепость Гайерсбург пала. Липпштадтский мятеж потерпел поражение.
Конец 23-й серии.

В анонсе адмирал Ян, пропагандист Багдаш, ледяные глыбы с моторами и выражение ужаса на лице адмирала Гринхилла.

Дата: 797/488, сентябрь

URL
2009-03-11 в 19:07 

Делай добро и бросай его в воду.
Аннет, спасибо :) Раньше я не улавливал этого момента - что Меркатц пытался поговорить с Брауншвейгом про Вестерланд, но был послан с формулировкой "уйди, старушка, я в печали". Таки да, было, вопрос к персонажу отпадает.

2009-03-11 в 19:10 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Пытался)) там все, кто приличные, пытались.

URL
2009-03-11 в 19:20 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Клянусь вам, что отправлю маркиза Лоэнграмма в Хель. Ждите его в Валгалле. (так там или там, Ансбах? - АК)
Не, ну он как скажет... Хотя правильная ведь клятва. Такого прославленного воина, как Лоэнграмм, в Хель по-любому не пустят - но послать-то можно.

2009-03-11 в 19:25 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Самое смешное, что Брауншвайгу-то в Валгалле делать нечего. Так что "ждите его в Валгалле" - это привычная верноподданическая лесть.

URL
2009-03-11 в 19:32 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Sammium, согласно верованиям древних скандинавов, в Вальхаллу попадали те, кто умер непосредственно от рук врага в вооруженном конфликте или же от ран, полученных в оном конфликте. Некоторые пытались надурить богов, вкладывая умирающему от старости или болезни викингу меч в руки. Но, говорят, такой обман не прокатывал. Так что если следовать древней традиции, Вальхалла товарищу Лоэнграмму не светит.

2009-03-11 в 19:32 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Ну дык... Скорее уж предсмертное утешение. Хороший человек Ансбах, да.

2009-03-11 в 19:46 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
SturmFliege, того, как Райнхард в итоге помрёт, бедный-нищасный Брауншвейг тогда знать не мог. Не хватило извращённости воображения, куда уж ему до Танаки... А, погибни Лоэнграмм от рук Ансбаха, - так без вопросов распределили бы, куда полагается.
Кстати, говоришь, полученные в сражении раны, вызвавшие смерть не сразу, а чуть погодя - тоже засчитываются как пропуск? Так, может, и обострение болезни, проистекшее от многотрудной воинской жизни, по тому же пункту идёт?

2009-03-11 в 19:56 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Sammium, болезнь у него и до того была, так что не считается. Насчет покушений источники умалчивают, но, полагаю,тоже зачлось бы по разряду "от рук врага". А вот если бы его при Вермиллионе уделали, так с гарантией попал бы, скоростным экспрессом, так сказать.

2009-03-11 в 20:03 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sammium , насчет Ансбаха - вот ей-богу, не заслуживал Брауншвайг такого верного офицера. Повезло идиоту.
Впрочем, Меркатца он тоже не заслуживал.

URL
2009-03-11 в 20:13 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
SturmFliege, а успел бы ответным выстрелом грохнуть "Гиперион" - так вообще бы щастья полные штаны... Ых, не судьба...
Значит, по какому-нить ещё пункту в Валгаллу взяли. Или так, чисто по блату.

2009-03-11 в 20:54 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Тем более нам показали, кто там по краям аллеи на пьедесталах...

URL
2009-03-11 в 21:13 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat, мало ли что нам показали. Может, это несбыточные мечты его верноподданных. Хотя у Одина есть чуйство юмора, он его возьмет к себе уже за ту штучку, которую он учинил в 108-й, заставив Юлиана пробиваться на переговоры силой Товарищ Один тоже такое любил - стравить воинов, а потом смотреть,что из этого выйдет. Хотя лично мне кайзера за такой фокус хотелось бы отправить именно что в Хель, да поглубже.

2009-03-11 в 21:56 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Он там весь ад завоюет. Хель еще будет Одина просить, чтоб забрал нафиг.

URL
2009-03-11 в 22:59 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat, все его соратники как раз в Вальхалле, а в одиночку он способен разве что пару кругов завоевать, не больше. А дальше найдется кому остановить. Наполеон, вон,тоже не в бою помер.
Посмотреть на это будет интересно.

2009-03-11 в 23:02 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Да что он со своей харизмой - местных не навербует?

URL
2009-03-11 в 23:16 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat, ну, если учесть что в Хель попадают обычно либо какие-нибудь падлы, либо больные и немощные, либо нон-комбатанты, то войско будет... ну, не самое. С другой стороны, мы тут с Доналом решили, что соратники и даже противники, попавшие в Вальхаллу,за него попросят. Первые - по понятной причине, вторые - чтобы что-нибудь сказать, а возможно, и по шее съездить.

2009-03-11 в 23:34 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ну, думаю, военные, выжившие в боях и умершие в своей постели (как и он сам, собственно), там тоже встречаются. Тот же Наполеон)) Кроме того, там водятся изощренные политики... много кого там водится)) навербует, навербует! Так что Один, может, и не полезет в драку, осознав опасность, а сразу прислушается к мнению своих валгаллообитальцев.

URL
2009-03-12 в 00:10 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
AnnetCat с другой стороны, история Бальдра показывает, что из Хель обратной дороги нет, как ни старайся и кто бы ни просил.

2009-03-12 в 00:22 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хех)) хочу Лоэнграмма в Валгаллу! ему место там!

ЗЫ. Щас 24-ю несу))

URL
2009-03-12 в 00:23 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
24 серия. Victory for Whose Sake?
Вид издали на идущий флот.
Разбив 11-й флот, адмирал Ян привлек на свою сторону весь Альянс. Национальный совет спасения оказался в полной изоляции на Хайнессене.
-Отставные ветераны и подразделения приняли нашу сторону. Среди них много тех, кто поначалу симпатизировал хунте. (это Мюрай говорит) Их оппортунизм примечателен, не так ли? - Ян: это бесполезно. Мы не можем доверять сторонникам жесткой линии, которые переменили свою верность. (швыряет письмо. У него ими весь стол завален) Поскольку в целом военщина производит одинаково мыслящих людей с твердыми убеждениями. Теперь они под контролем на Хайнессене. Члены Национального совета спасения уверены в своей правоте и не думают, что кто-то может нанести им поражение. (у Фредерики несчастный вид, как будто она в чем-то виновата. Бедная)
Хайнессен. «Пояс Артемиды». - Нет еще. У нас все еще есть автоматическая оборонная система «Пояс Артемиды». (это Гринхилл) Пока она у нас есть, даже Ян Вэньли не сможет захватить Хайнессен. Мы еще не разбиты. (Артур Линч сидит в углу, поворачивает голову, взглядывает с превосходством)
Мостик «Гипериона», на экране Хайнессен. - Мы еще не победили (это Ян). - Вас беспокоит «Пояс Артемиды»? (а это Мюрай) — Ян: мм? Да, и это тоже. (встает) Лейтенант, я отправляюсь в свою квартиру. Пожалуйста, попросите коммандера Багдаша встретить меня там. - Фредерика кивает молча. - Ян, своим командирам (возможно, прежде всего Фишеру, но это не очень ясно): по пути на Хайнессен мы остановимся на 6-й планете, Шилъюнагал. До тех пор оставляю дела на вас.
Ян идет по коридору, за ним Юлиан. - Ян: на самом деле, «Пояс Артемиды» не такая уж большая проблема. Он только доказывает, что нельзя выиграть войну, полагаясь лишь на технические средства. - Юлиан: так вы не собираетесь атаковать пояс? - Ян: нет. Я собираюсь его разрушить. Шайка, учинившая государственный переворот, думает, вероятно, что «Пояс Артемиды» - их последняя надежда. Таким образом, разрушив его, мы повергнем их в психологический шок и принудим сдаться. (входят в лифт) — Юлиан: поскольку на поясе нет людей, его разрушение не приведет к жертвам. - Ян: правильно. Но на Хайнессене более миллиарда гражданских. - Юлиан: заложники? - Ян: я не хочу думать, что адмирал Гринхилл зайдет так далеко. Но чтобы быть готовым к худшему, я хочу, чтобы Багдаш поработал на меня. (выходят из лифта, их уже ждет Багдаш) Ян: Юлиан, подожди здесь. Заходите, коммандер. (ух, как Багдаш взглядывает на Юлиана, прежде чем войти! Прелесть просто)
Ян, усаживаясь, как всегда, на стол: итак, я наконец придумал вам стоящее дело. - Багдаш: любое. Если вы прикажете, я даже проникну на Хайнессен. - Ян: то есть вы нашли бы убежище у адмирала Гринхилла? - Багдаш: не смущайте меня. - Ян: шучу. На самом деле мне нужно, чтобы вы дали показания. - Багдаш: показания?.. какие? - Ян: что переворот, учиненный Советом национального спасения, инспирирован из Империи маркизом Райнхардом фон Лоэнграммом. - Багдаш: вы смущаете меня снова. Это обвинение абсурдно. Честно говоря, я не слишком готов делать такие обвинения. Если лейтенант Гринхилл услышит что-то подобное, не разозлится ли она? (ах ты паршивец, знаешь, где у адмирала больное место, даже если он сам этого не признает!) - Ян: однако это правда. Подтверждения пока нет, но обвинение не сфабриковано. Даа, ничего удивительного, что вы не верите. Ну даже если и так, я прошу вас дать показания. - Багдаш: понимаю. Во всяком случае, я изменил мнение. Я помогу чем сумею.
Улетает корабль в сторону Хайнессена.
Хайнессенполис. - Внимание, граждане Альянса свободных планет. Я — коммандер Багдаш (он вещает с телеэкрана, экран на улице, народ ходит, глядит), участник переворота Совета национального спасения. (Ортханк; внутри тоже экран с Багдашем) Я должен открыть страшный секрет. (слушают члены совета) — Проклятый Багдаш! Не только провалил убийство Яна, так теперь еще и выступает против нас! (кто возмущается, не видно. Гринхилл слушает молча и внимательно). - Голос Багдаша: ...верящие, что он был мотивирован справедливостью и благом нации. Но это не так. (слушают полицейский на улице, военные в каком-то помещении) Однако теперь общеизвестно, что крупнейшая гражданская война в истории имела место не здесь, а в Галактической империи. (вид на Але Хайнессена и стадион) Вы полагаете, тут нет связи? Это не так! Этот государственный переворот был совершен по плану, составленному маркизом Лоэнграммом (хунта сидит, слушает), который сейчас озабочен своей собственной гражданской войной в Галактической империи. (слушают терраисты, среди них душка Трунихт) Он постарался разделить нас, чтобы предотвратить возможное нападение нашего Альянса, пока он ведет свою гражданскую войну. (Планета Шилъюнагал, сплошной лед, чегой-то летает над ним, урча. Вырезают куски льда, деловито растаскивают) Знать об этом необходимо. Я знаю, что эта военная революция — не более чем опрометчивая акция недовольной, но амбициозной военной группировки, контролируемой и направляемой из Империи. (на глыбы прифигачивают ракетные двигатели) Друзья мои! Нет справедливости в вашей военной революции. Наша нация должна закончить этот бессмысленный распад и приступить к объединению. (округлые ледяные фиги с моторами уже летают)

URL
2009-03-12 в 00:25 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Выключается экран. Кулак бьет по столу. - Клятый Багдаш! Позорный предатель! (это Бронзе) Он был послан убить Яна, а вместо этого выступает его инструментом! - Кажется, я недооценил способности Яна Вэньли. (золотые слова, адмирал Гринхилл, да поздно уже) Разбив 11-й флот и перетянув на свою сторону других мятежников, он оставил нас в изоляции. Его таланты превосходят мои представления, я-то думал, что хорошо его знаю. Но использовать эдакую политическую пропаганду, предположить, что мы — агенты Империи... Распространяя такую ужасную ложь, он доказал, что сам он воистину чудовищен. - тут мы слышим, конечно, «Муа-ха-ха», и это, разумеется, Артур Линч: адмирал Гринхилл, вы ошибаетесь, очень ошибаетесь. Ян воистину чудовищный противник. Но не по той причине, по какой вы думаете. - Гринхилл: что? - Линч: он ужасен, потому что он единственный вычислил, где правда. - Гринхилл: правда?.. вы имеете в виду, то, что говорит Ян — правда? - Линч, страшно собой довольный: вот. Это лично врученный мне маркизом Лоэнграммом план нашего государственного переворота. - Гринхилл: зачем? Адмирал Линч, зачем вы так долго ходите с этой схемой? - Вам обещана должность адмирала имперского флота? - Линч: и это тоже. Но на самом деле меня не это заботит. Мне не слишком важно, кого именно, но я хотел ввергнуть в непростительный позор бессмысленных ублюдков, которые поверили в собственную непогрешимость. Что ты об этом думаешь. Гринхилл? Твой Национальный совет спасения всего лишь простофили. Каково вам чувствовать себя всего лишь инструментом имперского сопляка? Каково узнать, что ваши убеждения на самом деле ужасным образом использовали? (очень приблизительный перевод) — муа-хаха!
Вбегает некто: чрезвычайная ситуация! Приближается флот Яна! - Гринхилл: что? - Линч оглядывается, чрезвычайно довольный.
Идет флот))
-300 лет назад основатели Альянса свободных планет, Але Хайнессен с товарищами, (говорит Ян, а на экране схема пояса Артемиды) покинули Империю на космических кораблях из льда. Этот план смоделирован в духе Але Хайнессена. Мы вырезали большие куски льда и снабдили их ракетными движками Буссарда. С постоянным ускорением, вбирая межпланетную пыль и преобразовывая ее в энергию для продвижения вперед, они достигнут скорости света. Однако в соответствии с теорией относительности, их масса будет постепенно возрастать. Если мы выберем правильный угол и направим их на «пояс», станет возможно уничтожить его целиком, не задев планету и не нанеся ущерба нам. Вопросы? - Шенкопф: это означает, что мы разрушим все 12 элементов пояса? - Ян: означает. Мы уничтожим его весь.
Хайнессен. Возле планеты висят спутники. Это «Пояс Артемиды». На спутнике срабатывает автоматическая пушка. Выстрел. Ледяная глыба шипит, но летит. Вылетают ракеты.
-Ракеты приближаются! - глыбы продолжают себе лететь. Врезаются в спутник. Черт-те что творится. - Это лед! Здоровенные куски льда! Направленные удары на околосветовой скорости! - члены Совета спасения стоят, остолбенев. - Уничтожены! «Поясу Артемиды» конец! Что ж это... - Гринхилл смотрит молча, потрясенный.
Гринхилл: это конец. Наша военная революция провалилась. Мы разбиты. - Нет! Еще не все! (это Эванс) У нас есть заложники! И начальник штаба, и командующий флотом... да весь миллиард жителей Хайнессена! - Гринхилл: прекратите. Дальнейшее упорство приведет только к ухудшению положения нации. Все уже кончилось. Неужели мы не можем встретить конец как мужчины? - Эванс: тогда что нам теперь делать? Сдаться и предстать перед судом? - Гринхилл: те, кто хотят так поступить, должны это сделать. Я выбрал другую дорогу. - Однако прежде мы должны кое-что сделать. Мы не должны оставить свидетельств того, что наша революция была инспирирована маркизом Лоэнграммом. - идет к Линчу. Линч встает и достает из-за пазуэи пистолет. - Гринхилл: адмирал Линч, люди часто придираются к пустякам. И часто ошибаются. Я не верил, что вы действительно ублюдок, как мне говорили девять лет тому назад на Эль-Фасиле. Наоборот, я думал, вы искали шанса восстановить свою честь. - Линч: я именно такой, как утверждают слухи. Даже зная это, вы отвратительно разбираетесь в людях. - Гринхилл, не выдержав, стреляет (мимо), ну так Линч не промахнулся. Все, адмирал Гринхилл. Ну Линч тоже почти все, Совет спасения не без пистолетов. - Линч: идиоты. Я спас честь Гринхилла. Честь? Какая ерунда. - вот теперь совсем помер. - Избавьтесь от этого тела. Сожгите! (это Эванс распоряжается) Уничтожьте все, что может выглядеть криминальным. - Ян разместил свой флот на орбите. Они начинают операцию по высадке. Что нам делать? - Эванс: откройте канал связи. Я буду говорить с адмиралом Яном. - тем временем один деятель тихо смывается в лифте.
-Я говорю как исполняющий обязанности председателя Национального совета спасения. (Эванс на экране, слушают Ян и Фредерика. Остальные тоже тут) Признавая наше поражение, мы прекратили бесполезное сопротивление. В дальнейших атаках нет необходимости. - Ян: это хорошо. Но — что случилось с председателем Гринхиллом? - Эванс: адмирал покончил с собой. (Фредерика ахает, Ян смотрит на нее) Это была благородная смерть. Адмирал Ян... мы выступали за свержение деспотического правления Галактической империи. Вы ложно обвинили нас в том, что мы агенты Империи... но это вас запомнят как одного из тех, из-за кого продлился имперский деспотизм! - Ян: я считаю, что деспоты — это любые государственные деятели, не выбранные народом, управляющие с помощью силы и подавляющие гражданские свободы. Именно это вы сейчас делаете на Хайнессене. Вы — деспоты. Разве не так? - Эванс: вы неправы! Мы не искали личной власти! Не было другого способа прекратить политическую коррупцию! - Ян: политическая коррупция — это не только политики, берущие взятки. Это коррупция отдельных политиков. Политическая коррупция означает, что граждане не могут критиковать политиков, берущих взятки. Вы запретили свободу слова. По одной этой причине вы не можете критиковать деспотичное имперское правительство или политиков Альянса. Вы понимаете? - Эванс: нет. По крайней мере мы рисковали своей жизнью, чтобы построить лучшую политическую систему. Мы не были политиками вроде Трунихта, который добивается только своей собственной выгоды и влияния. За это нас нельзя критиковать! Справедливость на нашей стороне! Нам просто не хватило умения и удачи! - Ян: капитан Эванс! - Эванс: адмирал Ян, умоляю вас, по крайней мере, не позвольте нашей смерти оказаться напрасной! Позаботьтесь о будущем нашей страны... нашего Альянса. Адмирал Гринхилл тоже надеялся на это. Прощайте! (экран гаснет)
(вот так, Ян, с тобой говорят как с человеком, который сейчас все возьмет в свои руки. Они жаждали уронить страну в твои руки. Они ничего не поняли.)

URL
2009-03-12 в 00:27 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Шенкопф: он собирается умереть, так что ли? - Мюрай: он не разубедился в своей правоте до самого конца. - Ян: у разных людей разное представление о том, что правильно. Генерал Шенкопф, примите командование высаживающейся командой. Я спущусь позже. - Шенкопф: да, сэр. - тут Ян замечает Фредерику, которой совсем хреново. - Лейтенант Гринхилл... (хотел коснуться плеча, не посмел) — Фредерика: могу я взять час... нет, два?.. Я соберусь, только... я еще не могу. Так что... - козыряет, хочет бежать. - Ян: лейтенант... Что я могу сказать? Не падайте духом. - Фредерика оборачивается, козыряет, уходит. Юлиан смотрит на Яна. Ян закрывает глаза, открывает — и смотрит на Хайнессен за иллюминаторами.
Хайнессен. Опускаются десантные корабли. - Национальный совет спасения капитулировал. Государственный переворот закончился крахом. Мы принесли вам праздник (иначе не понимаю, что он сказал) Так обещал адмирал Ян Вэньли. Не тратьте бесценные человеческие жизни в бессмысленном сопротивлении. Соберите ваших уважаемых представителей и наводите порядок. - катятся танки, с них вещает кто-то, как бы не любимый наш Блюмхарт, масть-то похожа.
Ортханк. По коридору идет Шенкопф. Мимо ведут арестованных путчистов. Вслед катят две тележки с покойниками. - Шенкопф: подождите. - Машенго: останки адмирала Гринхилла и капитана Эванса. - Шенкопф приподнимает простыню, взглядывает. - Аутопсию сделайте. - Машенго: да, сэр.
«Гиперион». Фредерика плачет в каюте, вспоминает папу. Флэшбек. Бедная девочка.
Какое-то здание. - Мне так неловко. (подписали: Штаб-квартира) Даже хотя вы и предпредили меня заранее, я оказался абсолютно беспомощен. (это Бьюкок, он болеет, к нему пришли Ян с Юлианом) - Ян: не совсем. Это мое опоздание создало все проблемы. - Бьюкок: нет. Благодаря вам у меня каждый день была возможность вздремнуть днем. Было скучно, но по сравнению с вами у меня вообще не было проблем. - Ян: кстати, не нужно ли вам чего-нибудь? - Бьюкок: о да. Стаканчик виски. - Ян, Юлиану: приготовь ему выпить. - Юлиан выходит, закрыв дверь .Бьюкок: итак, что случилось с адмиралом Гринхиллом? - Ян: он умер. - Бьюкок: ясно. А старик снова выжил?
Юлиан идет по коридору, я так понимаю, в поисках виски. Его окликают. Это душка Трунихт в сопровождении группы терраистов в белых шарфиках. - Трунихт: вероятно, ты знаешь, кто я. Я глава правительства. А ты Юлиан Минц, верно? Я слышал, ты подопечный адмирала Яна. А это члены Земной церкви, которые прятали меня. Хоть и спрятанный в их подпольной церкви, я секретно работал над свержением военной хунты. Итак, проводи нас к адмиралу Яну, пожалуйста. Он будет счастлив узнать, что я спасся. (о да, да, Йоб...) И все граждане тоже.
Бьюкока на каталке грузят в санитарную машину. - Бьюкок: и нечего обращаться со мной как с инвалидом. Я отлично могу идти сам. - его запихивают в машину. - Ян, Юлиану: председатель Трунихт? Охохонюшки. Не движемся ли мы от плохого к худшему? (машина с Бьюкоком уезжает) — Юлиан: немедленно. Он ждет неподалеку. Хотите сбежать? - Ян: полагаю, что не могу этого сделать. ...Трунихт и Земной культ? Кто кого использует?
В вестибюле уютно сидит Трунихт в компании своих терраистов и вещает: нет. По моему секретному приказу капитан Бэй проник в правительство заговорщиков. Он передавал мне детальную информацию обо всех их действиях. (вот кто тихо смылся в лифте, ага... ЗЫ. Слазила проверить, что вещал Бэй на заседаниях. Он утверждал, что среди Совета спасения у Трунихта есть информатор. И даже не лгал...) - О! Чудотворец Ян! - рукопожатия перед камерой, ага, и Трунихт, покровительственно обнявший Яна... гадость какая.
Ортханк. Ян сосредоточенно моет руки. - Почему я — изо всех людей — с этим ублюдком Трунихтом? Чтобы уберечь власть этого мерзавца, я должен был воевать с адмиралом Гринхиллом, который был мне как отец. Не говоря уж о Джессике. Проклятье. (тем временем на комме пищит вызов) — Юлиан, вопит: адмирал! Это срочно! - Ян: ну что ты кричишь. Нет ничего такого, ради чего стоило бы так волноваться. - Юлиан: ну... вы ведь знаете об адмирале Меркатце, верно? - Ян: да. Он выдающийся имперский командующий. Не такой яркий, как маркиз Лоэнграмм, может быть, однако, будучи ветераном, использует войска благоразумно. Он тоже популярен. Так что насчет него? - Юлиан: этот самый выдающийся имперский командующий... пришел искать убежища! Он пришел к вам за помощью, адмирал Ян! Это срочное сообщение с Изерлона! - Ян: чтоо? (галопом бежит к комму)
Изерлон, док. - Будьте добры сдать оружие. - Это оскорбительно! Адмирал Меркатц не заключенный! Он пришел искать убежища по своей собственной воле! (это Шнайдер, конечно) Простая вежливость требует доверять ему как гостю! - Меркатц отодвигает Шнайдера: лейтенант-коммандер Шнайдер... - протягивает оружие. - Кассельн: нет. Моя ошибка. Пожалуйста, оставьте. - Меркатц кивает.
-Вы полагаете, ему можно доверять? - Привез ли адмирал Меркатц с собой свою семью? (это Ян) — Кассельн: нет, его семья все еще живет в империи. - Ян: ясно. Ладно. - Мюрай: это нехорошо! Если так, они могут стать заложниками. - Ян: нет. Если бы адмирал Меркатц пытался нас обмануть, он, вероятно, не оставил бы семью за спиной. Из предосторожности он бы привез с собой фальшивую семью. Не так ли? - Багдаш: да, полагаю, что-нибудь вроде этого. Для такого, как Меркатц, настоящего воина, подобные трюки ниже его достоинства. Думаю, мы должны ему доверять. - Шенкопф: очевидно, больше, чем тебе? - Багдаш: плохая шутка. - Шенкопф: я не шучу. - Ян: я верю адмиралу Меркатцу. Так что я изо всех сил постараюсь защитить его права. Если имперский командир говорит, что доверится мне, думаю, мне следует воздать ему должное. - Мюрай: вы на этом настаиваете? - Ян: я бессилен против лести. Адмирал Кассельн, я хочу поговорить с адмиралом Меркатцем. Не поменяетесь ли с ним местами? - Кассельн: есть, сэр.
В комнату входят Меркатц со Шнайдером, на экране Ян. Первым отдает честь. Ян: адмирал Меркатц, полагаю? Я Ян Вэньли. (Меркатц и Шнайдер козыряют) Рад встретиться с вами. - Меркатц: я должен ввергнуть себя заботам вашего превосходительства. Прошу снисходительности ко мне и моему подчиненному. - Ян: похоже, у вас верные подчиненные. Во всяком случае, Ян Вэньли берет на себя заботу о вас. Пожалуйста, не беспокойтесь. - Меркатц кивает.
Фредерика со стопкой бумаг (Ян смотрит в окно): адмирал, это надо подписать до утра. - Ян, оборачиваясь: верно. - Фредерика: если вы обо мне, я в порядке. Столько теперь дел. - она выходит, заходит Юлиан, собирает чашки на поднос. Юлиан: адмирал... вы уверены насчет семьи адмирала Меркатца? - Ян: что? Ааа... гражданская война в империи, вероятно, уже закончилась. Так что маркиз Райнхард фон Лоэнграмм сможет забрать всю власть в Империи. Не в его духе устраивать дешевые ловушки. Он придет разрушать нас с великим достоинством. - Юлиан: Изерлон скоро снова станет полем боя? - Ян: а что, могут быть сомнения? Никаких сомнений, он размышляет, как атаковать его неимоверной мощью. Маркиз Райнхард фон Лоэнграмм...
Так закончилась крупнейшая гражданская война со времен основания Альянса свободных планет. Для многих это была лишь битва, в которой они потеряли тех, кого любили.
Конец 24-й серии

В анонсе
Кирхайс и Райнхард.

URL
2009-03-12 в 00:52 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
хочу Лоэнграмма в Валгаллу! ему место там!

AnnetCat, думаю, ему сперва перепадет несколько дюлей.

катятся танки, с них вещает кто-то, как бы не любимый наш Блюмхарт, масть-то похожа.

*мельком пролистав серию* По-моему, именно он. Ну, так он вечный "рупор подразделения".

2009-03-12 в 00:56 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Люли ему при жизни раздавал адмирал Ян. Как встетит, так люлей.

URL
2009-03-14 в 03:42 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
25 серия. The Day Before Destiny
В космосе висит внушительной четырехлучевой звездой некий космофлот.
Соединения под командованием Зигфрида Кирхайса установили контроль над территориями.
Летит «Барбаросса».
Основной флот Райнхарда только что разбил войска Липпштадского союза.
Они воссоединились у Гайерсбургской крепости. (в шлюз крепости влетает «Барбаросса», встает рядом с «Брунгильдой»)
Райнхард встречает Кирхайса. - Кирхайс! Хорошая работа. - протягивает руку. Рукопожатие. Ох, как на них глядит Оберштайн... За плечом Оберштайна возникает Фернер, тихо: может быть, служба адмирала Кирхайса чересчур безукоризненна. - Оберштайн смотрит вслед Райнхарду и Кирхайсу. Между прочим, Райнхард аж за плечо приобнимает дорогого друга. Оберштайн: фаворитизм в высших эшелонах власти неразумен.
Райнхард и Кирхайс заходят в кабинет. Райнхард: ты, наверное, устал. Заходи и садись. Вина или кофе? Было б лучше, если бы у нас были пирожные моей сестры. Нельзя рассчитывать на многое, находясь на линии фронта. - Кирхайс явно собирается с духом. - Лорд Райнхард, мы должны поговорить. - Райнхард, явно понимая, в чем дело: о чем? - Кирхайс: о планете Вестерланд и двух миллионах жителей, которые были там уничтожены. - Райнхард: и что насчет этого? - Кирхайс: некоторые утверждают, что вы знали о намерении и позволили ему осуществиться... по политическим причинам. (Райнхард садится) Это правда? - Райнхард: это правда. (вот за это уважаю, честно. За этот ответ.) - Кирхайса ушибло этим ответом. Мотает головой. - Райнхардо-сама, я полагал, что была причина, по которой вы хотели контролировать Империю. Это — равноправие, которого династия Голденбаумов не могла дать. - Райнхард: это совершенно очевидно. - Кирхайс: аристократия должна заплатить за 500 лет несправедливости. В таких исторических условиях, полагаю, кровопролитие неизбежно. Но вы не можете жертвовать невинными жизнями. Лорд Райнхард, новый порядок, который вы установите, должен быть основан на освобождении граждан, которых так долго и жестоко притесняли. Использование невинных в качестве жертв подрывает ваше собственное дело. - Райнхард: я же сказал - я знаю. (пьет) Гражданская война закончилась быстрее, чем мы рассчитывали. Если бы она продолжилась, наши потери были бы неисчислимы. Стратегически и политически это было необходимо. - Райнхардо-сама! Если ваши противники аристократы, это борьба между равными. Неважно, что вы используете, это не позорно. Но если вы жертвуете невинными, ваши руки запятнаны кровью. Неважно, как вы будете пытаться это оправдать, этих пятен вам не смыть. (Райнхард резко ставит бокал на стол) Райнхардо-сама, почему из всех людей именно вы опускаетесь ради сиюминутных целей? - Райнхард: довольно проповедей! (сам испугался своей резкости) Кирхайс, послушай, я не спрашивал твоего мнения. Когда мне понадобится твой совет, я спрошу! - Кирхайс: нет, вы не спрашивали. - Верно. Ты должен давать советы, только когда они требуются. Что сделано — сделано. Не будем об этом больше. - Кирхайс: Но, Райнхардо-сама, если вы жертвуете гражданами для политического удобства, какая разница между вами и Рудольфом Голденбаумом? - Кирхайс! - Да, сэр. - Кто ты мне? - Я ваш верный вассал, маркиз Лоэнграмм. (ксо...)
Кирхайс выходит от Райнхарда. Райнхард сидит с невеселым видом.
Райнхард: мы не должны терять времени с делом Вестерланда. (это он Оберштайну. Это у него флэшбек) Мы должны немедленно отправить флот для предотвращения атаки. - Минуту, ваше превосходительство. - и т.д., это мы видели только что в 22-й. - Райнхард: Кирхайс обязательно должен понять необходимость запачкать руки. (пьет вино)
Кирхайс, глядя на фотографию с Райнхардом и Аннерозой: раньше или позже, Райнхард поймет. Правда же, леди Аннерозе?

URL
2009-03-14 в 03:45 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Я с нетерпением ожидаю дня, когда ты вернешься домой. (это голос Аннерозы) Ауфвидерзеен. (это голографическая запись, Райнхард запускает ее снова) — Райнхард, как... (перемотка) ...помни, никогда не упускай из виду действительно важных вещей. Хотя иногда они раздражают, я хочу, чтобы ты понимал, как важно в первую очередь не терять их, чем утратить их и сожалеть о них позже. Если будет трудно, советуйся с Зигом и слушай его мнение. Так будет... (перемотка) Если будет трудно, советуйся с Зигом... (перемотка) ...советуйся с Зигом... (выключил запись) — Райнхард: моя сестра ценит мнение Кирхайса больше, чем мое? (ну она же знает, у кого из вас есть совесть-то...) Видимо, так... - гудит комм: ваше превосходительство, это Оберштайн. - Войдите. - Вызывали? - Райнхард: взгляните сюда. Это послание от фройляйн Мариендорф. - Хильда в записи: маркиз Лоэнграмм, новости о вашей победе... (перемотка) Премьер-министр герцог Лихтенладе, управляя государством, возбужден эмоциями дворян, оставшихся на Одине. Похоже, у него далеко идущие амбиции. - Райнхард: это проблема? - Оберштайн: герцог Лихтенладе обнаружил, что аристократия сходит со сцены. Поэтому теперь он считает нас помехой. Вот что это значит. - Райнхард: старая лиса. Он не упустит случая сковырнуть меня. Оберштайн, как только закончится завтрашнее празднование победы, вы вернетесь на Один впереди меня. Предпримите шаги против врага за нашей спиной. - Оберштайн: как пожелаете. Но я хотел обсудить с вами еще один вопрос. - Райнхард: что именно?- Оберштайн: это насчет гранд-адмирала Кирхайса. - Райнхард: вы собираетесь сказать мне, что я слишком полагаюсь на Кирхайса? - Оберштайн: собираюсь. Неразумно демонстрировать особое отношение к нему, как вы делали прежде, особенно перед другими командирами. - Райнхард: я уже говорил вам раньше: Кирхайс — это то же, что и я сам. Даже если вся вселенная будет против меня, Кирхайс останется моим другом. На самом деле так и есть уже давно. Так что я должен вознаградить его верность. Что-то не так? - Оберштайн: ваше превосходительство! Я не предлагаю вам убрать или выгнать адмирала Кирхайса! Но полагайтесь на него так же, как на Ройенталя и Миттельмайера. Все, что я говорю, - это что вы должны хорошо обходиться с верными вам подчиненными. Здесь нет места «номеру 2». Верность ваших подчиненных невосполнима. Ваше превосходительство не может рассчитывать на стабильность правительства, если не будет иметь полного авторитета. - Райнхард: ладно. Довольно. Оставим это.
Ройенталь с Миттельмайером играют в карты. Ройенталь: ты слышал? - Миттельмайер: Лоэнграмм и Кирхайс обменялись жесткими словами. - Ройенталь: ты думаешь, это правда? - Миттельмайер: слух. - Ройенталь: однако слух опасный. - Миттельмайер: чрезвычайно опасный. Должны ли мы что-нибудь предпринять? - Ройенталь: если мы вмешаемся, это вызовет крайне неприятную реакцию. Кроме того, начальник штаба, вероятно, вставит что-нибудь неудобосказуемое. - Оберштайн? Согласен, он проницательный человек. Мне не нравится его склонность к излишней предусмотрительности. - Ройенталь: обычные дебаты насчет «нам не нужен номер 2»? В этих дебатах есть некоторый смысл. - Миттельмайер: но он не должен пытаться изменить столь давние привычки человека, это неразумно с его стороны. Особенно если это касается отношений между людьми. Я выиграл. Четыре вальта. Завтрашняя выпивка за твой счет. - Ройенталь: у меня тоже четверка. Дамы и джокер. Увы, Ураганный Волк. - Тьфу. Тебе, как всегда, везет с дамами. Не везет мне нынче вечером. Думаю, с меня хватит. - Ройенталь: о, как положено знаменитому командиру, ты знаешь, когда отступить. - Посмотрим, что ты скажешь в следующий раз. Пока. - Ройенталь, тасуя карты: номер 2, так? - вытаскивает карту. Это пиковый туз.
Адмирал Райнхард фон Лоэнграмм вернулся в крепость Гайерсбург на следующий день, чтобы отпраздновать победу. - Военные кричат «зиг что-то», Райнхард машет рукой.
Кирхайс направляется в зал, его останавливает часовой. - Извините. Оружие проносить не разрешается. Я должен проверить. - Я гранд-адмирал Кирхайс. Мне прежде никогда не возбранялось сохранять оружие. - Часовой: прошу простить, но у меня приказ не делать исключений. - Кирхайс: все в порядке. Вот. - входит в зал и занимает свое место в ряду у ковра, напротив Ройенталя, как я понимаю. Ага, а справа от него стоит Миттельмайер. Голос: Верховный главнокомандующий вооруженными силами Империи его превосходительство маркиз Райнхард фон Лоэнграмм! - входит Райнхард в сопровождении Оберштайна. Усаживается в кресло, Оберштайн стоит по левую руку.
Райнхард: приступим к аудиенции с военнопленными.
Кирхайс смотрит на Райнхарда, у него флэшбек — как с ним прощалась Аннерозе, когда ее увозили во дворец, Райнхард у пианино, «извини, я хочу остаться один», удар по клавишам; в саду у дворца: «скажи, Кирхайс, империя воюет с мятежным Альянсом, так? - Так, уже 140 лет. - Тогда что они делают? Пока люди умирают на поле битвы, у них тут фестиваль? Родня аристократов не должна отправляться воевать. Вот почему аристократы ничего не знают о чужих несчастьях» - ну и смотрение в небо и «мне нужна власть», насчет коррумпированной империи и прочее, прочее, прочее вплоть до «я могу повторить то, что сделал Рудольф. Пойдем со мной, Кирхайс, и завоюем вселенную». О, и флэшбек перетекает в «этого парня, который омрачает мне мою победу» - «Лорд Райнхард, с Яном Вэньли впереди и аристократией за спиной вы под ударом с двух сторон. Не делайте врагами своих подчиненных! - Да. Я был неправ. - Благодарю. - Нет, это тебе спасибо, Кирхайс» - ну и опять насчет «завоюю ли я вселенную?» - конец флэшбека. Кирхайс, про себя: это же лорд Райнхард. Со временем он поймет. Так бывало все последние 11 лет. До нынешнего дня.
Райнхард: Фаренхайт? Давно не виделись. Со времен битвы при Астарте. - Фаренхайт: верно. - Райнхард: вы приняли сторону герцога Брауншвайга. Это ошибка, каких вы обычно не делаете. Как на этот раз? Подчинитесь ли вы мне как командиру, и исполните ли вновь ваш воинский долг? - Фаренхайт: я солдат Империи. Поскольку теперь вы командуете имперскими войсками, я почтительно приму ваши приказы. Похоже, я шел к этому кружным путем, но с этого момента я вернулся куда надо. - Райнхард: хорошо. (с Фаренхайта снимают наручники) Полагаю, ваши таланты слишком ценны, чтобы упускать их. Позволяю вам занять место в ряду адмиралов. С этого момента служите мне наилучшим образом. - Фаренхайт: йес, сэр! - адмиралы в некотором офигении, Кирхайс одобряет.
Ввозят телегу с Брауншвайгом. Рядом идет Ансбах, зараза такая. Даже без наручников, между прочим. Биттенфельд: хм, останки милорда — отличный подарок. (молчи, Кассандра!..) Ансбах невозмутимо вынимает из милорда пушку, целится в Райнхарда и заявляет: Лоэнграмм, я отомщу за моего господина! - бабах — адмиралы с разинутыми ртами — Оберштайн делает шаг вправо, Кирхайс - влево — Райнхард в кресле в остолбенении.
Конец 25 серии

В анонсе Кирхайс, Ансбах, выстрел, роковое кольцо и Райнхард над телом друга.

URL
2009-03-14 в 08:22 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
26 серия. Farewell Distant Day
Ансбах с пушкой: маркиз Лоэнграмм, я отомщу за моего господина! - огонь из ствола, Райнхард в ступоре, заслоняющий его Оберштайн. Выстрел прошел вроде левее головы Райнхарда, левее и выше. Кирхайс отнимает у Ансбаха пушку. Вывернул ее из руки. Ансбах поднимает руку с колечком. Из колечка бьет луч — лазер, что ли? Кирхайс ранен навылет в грудь, чуть выше сердца, кажется. Падают оба — Кирхайс на Ансбаха.
Отмер Миттельмайер: что вы делаете? (ну ты спросил) — Биттенфельд: ублюдок!
Ансбах стреляет из колечка еще раз поперек Кирхайсовой шеи. (ксо, сонная артерия, что ли? Кровь хлещет) Адмиралы подскакивают и хватают Ансбаха. Кирхайс еще сидит на коленях. Все. Упал. Руку Ансбаха тем не менее не отпустил. Миттельмайер разжимает ему пальцы: Кирхайс! - Меклингер предлагает платок: адмирал, вот... - Уберите его! (оттаскивают Ансбаха) — Адмирал Кирхайс! Держитесь! (спасибо, как говорится, на добром слове...) - Адмирал! - Миттельмайер, единственный, кто что-то делает — он пытается зажать рану: врача! Скорее врача! - Кирхайс: ...поздно... - адмиралы переглядываются, Меклингер головой мотает.
Ансбах, прижатый к полу: муа-ха-ха! Герцог Брауншвайг, простите меня. Я, Ансбах, провалил исполнение моей клятвы. Сколько лет придется ждать вам, пока белобрысый сопляк сойдет в Хель? - О чем ты, ублюдок? (а вот кто это с Биттенфельдом держит Ансбаха? Кемпф, что ли? Не похож...) - Ансбах: провалил. Но в качестве прощального подарка я украл другую половину сопляка. Ждите меня в Валгалле! - Роенталь: стой! (хватает Ансбаха за щеки) Не позволяйте ему глотать! - опоздал. Ансбах усе. - Фаренхайт: бесполезная попытка. - Здесь может быть еще какое-нибудь устройство! Уберите гроб! - И Ансбаха заберем. - Сэр!
Затемнение, в кадре только Райнхард — в кресле, остолбеневший — и Кирхайс, на ковре, умирающий. Райнхард встает и идет к Кирхайсу.
Флэшбек — детство. Райнхард идет. Флэшбек — на мостике. Райнхард идет. Последняя размолвка. Подошел. Тьфу, я щас зареву.
-Кирхайс... - Что, Райнхардо-сама? С вами... все в порядке?.. - Кирхайс... спасибо тебе. Ты не видишь? - Не смогу больше служить вам, лорд Райнхард. Простите. - Дурак. Что ты несешь? Сейчас доктор придет. Рана быстро заживет. Когда ты поправишься, мы поедем к моей сестре и расскажем ей о победе. Правда же? - Лорд Райнхард... - Не говори, пока не придет врач. - Пожалуйста. Завоюй вселенную. - Да, конечно. С тобой. - Пожалуйста, скажи леди Аннерозе... что Зиг выполнил то давнее обещание. - НЕТ! Я ей этого не скажу! Ты скажешь сам! Лично! Я не хочу говорить ей. Понял? Мы поедем к ней вместе, Кирхайс! - все. - Кирхайс! Отвечай! Кирхайс! Скажи что-нибудь. Кирхайс! - Бесполезно. Он умер. - рука на плече Райнхарда. Это Миттельмайер. - Теперь он будет покоиться с миром. - Не лги, Миттельмайер. Ты лжешь. Кирхайс не может умереть раньше меня. - вокруг полно адмиралов. Ройенталь. Оберштайн. - Ну, открой глаза, Кирхайс. Кирхайс... Кирхайс! КИРХАЙС!

URL
2009-03-14 в 08:24 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Круглый стол. Сидят адмиралы. Ройенталь. Миттельмайер: что делает маркиз Лоэнграмм? - Ройенталь: как обычно, сидит, не двигаясь. - Не думал я, что маркиз Лоэнграмм столь хрупок. (оба-на, это Мюллер) — Миттельмайер: вы ошибаетесь, Мюллер. Если бы умерли вы или я, не было бы такого горя. Зигфрид Кирхайс — особенный... был особенным. Это все равно что маркиз Лоэнграмм потерял самого себя. И по своей собственной ошибке. - Меклингер: ладно, с этим мы ничего поделать не можем. Вопрос в том, что делать теперь. - Ройенталь: мы должны заставить маркиза Лоэнграмма вернуться. Мы должны выдернуть его из этого. Если нет — мы провалимся в бездну Галактики и будем оплаканы песнями разрушения. - Биттенфельд: но как это сделать? Как заставить его вернуться? - Роейнталь: может этот человек что-нибудь понять? - Миттельмайер: этот человек? - Ройенталь: ты понял. Человек, которого здесь нет. - Миттельмайер: Оберштайн? - Вален (?): но во всем этом не нужен его совет! - Миттельмайер: должны ли мы спросить его совета? - Ройенталь: в нынешних обстоятельствах у нас нет выбора. - Учитывая его позицию, что нам делать, если он попытается утвердить свою власть? - Ему некуда идти, если не будет маркиза Лоэнграмма. - Кроме того, если он попытается извлечь для себя выгоду из ситуации... (это Ройенталь) мы примем против него меры. - Тоже верно. (Кемпф?) Мы те, кто контролирует реальные военные силы. - кивают. - Извините, его превосходительство начальник штаба хочет видеть вас. (это солдат от двери) - Миттельмайер: хорошо рассчитал время, да?
Те же и Оберштайн)
Оберштайн: у вас была достаточно долгая дискуссия. Но не похоже, что вы что-нибудь решили. (Миттельмайер дергается, Ройенталь его удерживает) — Ройенталь: поскольку тут нет больше ни номера 1, ни номера 2, нам не хватает посредника, так? - Меклингер: итак, начальник штаба, нет ли у вас каких-нибудь хороших идей? - Оберштайн: несколько. Я попросил бы поддержки у старшей сестры маркиза Лоэнграмма. - Миттельмайер: графини Грюневальд? Мы подумали об этом, но... - Оберштайн: похоже, никто не взял на себя ответственности проинформировать ее. Я возьму на себя эту ответственность. Но я хочу, чтобы вы еще кое-что сделали. Мы должны поймать преступников, убивших адмирала Кирхайса. - Странно... разве Ансбах — преступник? (это Биттенфельд) — Оберштайн: нет, он не более чем палач. Настоящий преступник кое-кто другой. Важная фигура. - Кесслер: верно. Но герцог Брауншвайг уже умер. - Оберштайн: это не герцог Брауншвайг. - Ройенталь: что вы имеете в виду? - Миттельмайер: и кто, по-вашему, преступник? - Оберштайн: премьер-министр Империи герцог Лихтенладе. - Ройенталь (ой, ну и физиономия, на себя не похож): вы имеете в виду, что он воспользуется ситуацией, чтобы устранить потенциального соперника? - Оберштайн: точно. - Миттельмайер: я не хочу сражаться на той стороне, что против вас. Нет оснований, что я смогу сражаться на равных. - Оберштайн: рано или поздно Лихтенладе должен устранить любого соперника. Точно так же сторона Лихтенладе смотрит на нас. Уже ясно, что он планирует устранить маркиза Лоэнграмма. - Ройенталь: не может это оказаться ложным обвинением?- Оберштайн: Мы должны вернуться на Один как можно скорее. Арестовав герцога Лихтенладе, мы получим от него большую государственную печать. С ней мы сможем установить право маркиза Лоэнграмма на управление. Раз мы получим эту власть, это значит, что позже мы должны ее узаконить. - Миттельмайер: в данной ситуации интриги и обман неотвратимы. - Ройенталь: мы можем воспользоваться этим случаем, чтобы вымести долой врагов маркиза Лоэнграмма. - И мы захватим бесспорную власть. - Мы должны принять план Оберштайна. - Точно! - Если мы не выступим немедлелнно, противник может нас опередить. (а вот это Биттенфельд) Возражения?.. - хор адмиралов: нет! - Оберштайн кивает: тогда берите самые быстрые корабли из каждого флота. Давайте немедленно передислоцируем их на Один. - Миттельмайер: Комангдовать будем мы с Ройенталем. - Оберштайн: это ваша прерогатива как адмиралов высшего ранга. - Ройенталь: тогда отлично. Меклингер, Лютц, возьмете на себя оставшиеся войска. Защищайте Гайерсбург. - Поняли! - Миттельмайер: и не позволяйте просочиться известию об адмирале Кирхайсе. - Ройенталь: продолжим. Не теряйте ни минуты! - хор адмиралов: есть, сэр! - все выбегают, остается один Оберштайн. (господи, как они рады, что им сказали, куды бечь...)
От Гайерсбурга отходят корабли. - 20-й день путешествия на Один. Но мы сократили его как могли (это Ройенталь) Полный вперед! - Биттенфельд: покажите им скорость Черных улан! - Это шанс восстановить нашу честь. (Фаренхайт) Не позволим другим флотам побить нас. - Миттельмайер: вперед, оставим этих копуш позади! (да у них тут гонки на колесницах, хоссподи...) Кто отстанет - догонит на Одине. - Мюллер. Кемпф. Вален. Кесслер.
Один. - Мюллер, разверните ваши корабли на орбите. Вы обеспечите наш контроль из космоса. - Есть! - Остальные флоты... взять под контроль столицу. Не обращайте внимания на поверхность. Форсируйте приземление. - Вперед!

URL
2009-03-14 в 08:25 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Таки опускаются корабли, парашютисты, техника на парашютах. - Откройте шлюзы, или мы откроем огонь. - Не обращайте внимания, озеро это или пригород — садитесь всюду, где сможете. - садятся на воду, в лесу на елки.
Улицы города, бегут солдаты с ружжами. Лихтенладе в халате стоит у окошка, смотрит. - Что происходит? Налет на столицу — это скандал. - разворачивается, а тут уже вояки с пистолетами. - Лихтенладе: что значит это насилие? - Ройенталь: премьер-министр Лихтенладе, вы арестованы. - Лихтенладе: каковы обвинения?- Ройенталь: подстрекательство к попытке убийства его превосходительства маркиза Лоэнграмма. - Лихтенладе: это абсурд. Какие доказательства? - Ройенталь: в империи, если кто-либо обвинен в преступлении, доказательства не всегда необходимы, не так ли? - Лихтенладе: что? - Ройенталь: вы, вероятно, желали бы быть помилованным правительством, которое вы возглавляете. В тюрьму его.
Длинное немецкое название учреждения)) тут у нас Миттельмайер. - Пожалуйста, остановитесь! Разве здесь больше не правит кайзер? - Миттельмайер: власть для тех, кто умеет с ней обращаться. - Ваше превосходительство, мы нашли! Вот она! Имперская печать.
-Мисс Хильда, это опасно. - Хильда: я в безопасности. - Как вы думаете, откуда пришли эти войска, мисс Хильда? - Войска не берутся из ниоткуда. Не существует другого такого большого флота, кроме флота маркиза Лоэнграмма. Думаю, времена станут веселее. Хотя веселье несколько лихорадочное, все ж это предпочтительнее застоя.
Гайерсбург. Райнхард у гроба Кирхайса. - Ваше превосходительство, там для вас послание из столицы с Одина. (Оберштайн, конечно) Это графиня Грюневальд. - Райнхард, вставая: вы ей сказали! Вы сказали моей сестре о Кирхайсе, так ведь! - Оберштайн: я ей сказал. - Как вы посмели! - Оберштайн: боюсь, это не по силам даже вам — скрывать это вечно. - Райнхард: молчать! - Оберштайн: вы боитесь посмотреть вашей сестре в лицо? - Райнхард: что? - Оберштайн: если нет, поговорите с ней, пожалуйста. Ваше превосходительство, я не бросаю вас. Вы не должны так себя мучить. И не оставляйте свои обязанности на меня. Гораздо важнее, вместо того чтобы жить прошлым, смотреть в лицо будущему. В противном случае оно так далеко, как вы можете достичь. Если вселенная упадет в руки кому-нибудь другому... адмирал Кирхайс со стыдом будет смотреть вниз из Валгаллы. (Райнхард молча выходит) Оберштайн — покойному Кирхайсу: тень должна следовать за своим светом. Но если свет померкнет, не померкнут ли и тени тоже?
Райнхард перед экраном: сестра... - Бедный Райнхард... Больше тебе нечего терять, верно? - Нет. У меня еще есть ты, сестра. Разве не так, сестра? Разве не так? - Да. У нас ничего не осталось, кроме друг друга. Райнхард, я собираюсь уехать из твоих владений. Вероятно, я смогу найти маленький домик где-нибудь. - Сестра?..- Думаю, мы не должны видеться какое-то время. - Сестра?.. - Я не должна быть возле тебя. Наши жизненные пути слишком разные. Для меня это только прошлое. Но для тебя это будущее. Райнхард, когда ты устанешь, пожалуйста, приходи увидеться со мной. Но ты еще не должен устать. - Я понял. Если это то, чего ты хочешь, сестра, я сделаю так, как ты просишь. Когда я выполню обещание, данное Кирхайсу, и завоюю вселенную, я приду увидеться с тобой. Но прежде чем мы простимся, скажи мне, пожалуйста, одну вещь. Ты любила Кирхайса? - а она только веки опустила.
Райнхард выходит из комнаты, где говорил с сестрой. Про себя: да. Я завоюю вселенную. Когда я думаю о чудовищности моей потери, если я не смогу достичь хотя бы этого... что я буду делать?
Перед экраном Ройенталь. - Райнхард: Оберштайн проинформировал меня о ситуации. - Ройенталь: йес, сэр. - Райнхард: вы будете вознаграждены за безупречную службу. Я вернусь отсюда на Один. Можете вы отрядить эскорт, чтобы встретить меня по дороге? - Ройенталь: да. Может быть, Миттельмайер? Кстати, все члены семьи Лихтенладе арестованы. Что нам с ними делать? - Райнхард: полагаю, мы не можем приговорить премьер-министра к смерти? Предлолжите ему самоубийство. - Ройенталь: как пожелаете. А семья?.. - Райнхард: вышлите женщин на фронтир. Все мужчины старше 10 лет должны быть преданы смерти. - Как пожелаете. Мальчиков моложе 10 оставить в живых? - Райнхард: мне было 10, когда я поступил в академию. До этого возраста они не могут считаться ответственными. Поэтому я не хотел бы забирать их жизни. Если, когда они вырастут, они нападут на меня — отлично. Следует ожидать, что некомпетентный правитель будет свергнут, вы же знаете. То же самое касается всех вас. Если вы будете готовы, свергните меня сами. Приходите с вызовом, я не боюсь. - Ройенталь: вы шутите. - отключился.

URL
2009-03-14 в 08:27 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Оберштайн: ваше превосходительство, мы покинем порт немедля. Относительно семьи Лихтенладе... разумно ли это? - Райнхард: я проливал реки крови и до нынешнего дня. Вероятно, я еще больше пролью в будущем. Кровь семьи Лихтенладе — это лишь несколько капель. Если их добавить к уже пролитой, много ли получится? - Оберштайн: если вы думаете так, хорошо.
Феззан. Некие люди шугают какую-то собаку. О, да это Борис Конев и Маринеску. Маринеску: не обижай собачку. - Конев: ненавижу собак! Но я собираюсь стать собакой для правительства. - Маринеску: собакой? - Они хотят, чтобы я шпионил за Альянсом. Они хотят использовать тот факт, что я знал Яна в детстве. - Маринеску: но ведь ты не отказался? - Конев: это потому что я себя ненавижу.
В окно на них смотрит Рубинский. - В Альянсе мы скоро подберемся близко к Яну Вэньли. Проблема с империей. К сопляку нелегко подобраться со стороны политики. - Болтик: да, сэр. - Итак, Болтик, отправляйтесь на свой новый пост Высшего посланника на Одине и подбирайтесь к сопляку. - Болтик: да, сэр, но мое назначение... - Рубинский: не волнуйтесь. Я уже выбрал вам преемника. Я вас познакомлю, и вы можете завершить ваш перевод. Это Руперт Кессельринк. Если вас удивляет его молодость, вы не способны иметь дела с маркизом Лоэнграммом. - Болтик: дда, сэр...
Идет «Гиперион». Голос Яна: -Это было опасное время. Когда я жал руку Трунихту. (как всегда, ноги на стол. Юлиан стоит рядом с подносиком) Опять этот парень выкрутился. То же самое было во время Амлитцера. Вызывая бурю и закапываясь на время бури, он никогда не страдает сам. Прежде чем ты об этом узнаешь, он набирает еще больший авторитет. Размышления заставляют меня паниковать. Так что у меня скверные мысли. Так ли хороша демократия, если она дает власть подобному человеку? Они возвращаются снова и снова. Рудольф, который основал Галактическую империю, и банда Совета национального спасения — и те, и другие уверяют, что только они могут спасти сегодняшний день.И они продолжают так думать. Это странный ипарадоксально... но что заставило Рудольфа создать чудовищный деспотический режим — это его чувство долга перед человечеством. - Юлиан: вы думаете, маркиз Лоэнграмм тоже такой? - Хм... - Ваш чай уже остыл. - Ян: полагаю, ты считаешь, что я счастлив до тех пор, пока могу пить чай. ...Однако гражданская война в Империи, вероятно, к настоящему моменту закончилась. Лучше я буду пить этот чай, пока могу. Итак, когда ты придешь к нам в следующий раз, маркиз Райнхард фон Лоэнграмм?
К этому времени маркиз Лоэнграмм вернулся на столичную планету Один в качестве главнокомандующего имперских вооруженных сил. Он получил одновременно пост премьер-министра и тем самым абсолютную власть над Империей. В то же самое время Зигфрид Кирхайс был продвинут в Имперские адмиралы и посмертно получил место в триумвирате имперских сил.
Могила, на камне: 468 — 488. Райнхард: Кирхайс... приходила к тебе моя сестра? - у камня букетик, так что, возможно, приходила.
Два слова - «Моему другу» - были высечены на могильном камне. (Mein Freund Siegfried Kirheis, R.C. 468-488)
Райнхард, глядя в медальон с фотографией и прядью рыжих волос: мне уже нечего терять. Но даже и так я буду бороться. Чтобы выполнить то, что я тебе обещал. Добиться чего-то, чтобы утолить жажду моего сердца. Хороший ли это друг... или сильный враг? Ян Вэньли... сыграешь ли ты эту роль?
Дата: 797/488. Не обращая внимания на людские амбиции, Галактика отстукивает вечное время.
Конец 26 серии

Анонса нет)

Дата: 797/488

URL
2009-03-14 в 22:18 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
II сезон
27 серия. First Battle
В каждую эпоху, в каждом месте деяния людей остаются теми же.
Краткое содержание предыдущих серий))
796/487. Юный гений имперского флота Райнхард фон Лоэнграмм наголову разбил врага в битве при Астарте. За этот успех он был повышен до адмирала флота и продолжил распространять свою власть по Империи. Однако человек, спасший флот Альянса от полного уничтожения, ставший солдатом, хотя мечтал стать историком, был Ян Вэньли. Сразу после этого Ян, возглавив вновь созданный 13-й флот, захватил так называемую «неприступную» крепость Изерлон. Но операция по захвату имперских территорий, использовавшая Изерлон как базу, провалилась благодаря стратегии Райнхарда. Флот Альянса был покалечен и разбит в битве при Амлитцере. В следующем году Райнхард, дабы укрепить свою власть над Империей, вступил в войну с аристократией. Одновременно он спровоцировал военный переворот в Альянсе, чтобы застраховаться от их вмешательства. Ян разглядел его план, но не смог предотвратить его. Затем флот Райнхарда, разбив силы аристократов, захватил крепость Гайерсбург. Таким образом Райнхард стал премьер-министром Империи. Между тем Ян, подавивший государственный переворот, был всячески превознесен правительством и вновь отправился защищать Изерлонскую крепость.
Так начинался новый, 798/489 год.
Крейсер «Триглав». - Обнаружен вражеский флот! Численность более тысячи кораблей! Контакт через пятьдесят минут! - на мостике Дасти Аттенборо, уже с висюлькой адмирала на груди. Аттенборо: вот дерьмо. Кто мог подумать, что вражеский флот уже так близко? - его помощник: адмирал! - Аттенборо: всем кораблям! Сигнал немедленно прекратить всякую учебную активность! Орудиям, готовность номер 1! - помощник (Рао): рекрутам и ученикам... тоже? - Дасти: конечно. Они не бойскауты на пикнике. Сейчас не время позволять им играть в военные игры. - Рао: есть, сэр! Всем — готовность номер 1! Предполагаемое место встречи — сектор FR в Изерлонском коридоре! - Аттенборо, про себя: скольких из них я смогу привести домой живыми? (вслух) сообщите в крепость и вызовите подкрепление.
Корабль-матка «Амитат». Сирена, все бегают. - Шевелите задницами! Авиация, по местам! - явление Поплана, покамест со спины. К нему сбегается молодняк в летных костюмах, среди них Юлиан. Поплан, важно прохаживаясь перед учениками: нет нужды объяснять сейчас, что я гениально воюю в космосе. Но гениальнее меня в имперском флоте никого нет! Вам повезло. - Конев, подходя: поскольку нарушители не могут найти работу в имперском флоте. - Поплан: ты это о чем? - Конев: ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. - Поплан, ученикам: тем не менее, как я уже много раз вам говорил, атакуйте одного противника группами по три. Это основа. Не забывайте! - Йес, сэр! - Отлично, пошли! (Коневу, тихо): а на самом деле — о чем думает правительство? Прислать нам столько зеленых рекрутов... (Юлиан притормозил, слушает) Как мы можем воевать против превосходных пилотов Лоэнграмма? - Юлиан: герцог Райнхард фон Лоэнграмм?..

URL
2009-03-14 в 22:19 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Один. Площадь перед резиденцией премьер-министра, ревущая от счастья толпа. Райнхард смотрит в окно: чтобы получить полное доверие народа, необходимы две вещи: справедливый суд и столь же справедливые налоги. Так что, Карл Блакке, Ойген Рихтер (это перед ним штатские чиновники)... Хоть вы и были дворянами, вы отказались от ваших титулов и предложили социальные реформы. Я хочу, чтобы вы поддержали меня. - те переглядываются, Хильда смотрит на них, потом на Райнхарда (фу, красный шарфик к синему сюртуку, фройляйн!)
Отъезжает черный лимузин, медленно расступается счастливая толпа. В лимузине, Ойген Рихтер: популярность герцога Лоэнграмма растет. - Карл Блакке: в том, чтобы добиваться популярности, он тоже гениален. - Рихтер: достижение популярности? Однако учитывая все, что он делает... Отмена дворянских привилегий, либерализация земельной собственности, принятие демократических законов, налоговая реформа, позволение фермерам создавать кредитные объединения и гарантия свободы слова и прессы — разве это не все то, чего хотели мы, реформаторы? - Блакке: может, и так. Но народ все еще не обрел своего собственного правительства. Могут ли эти преобразования быть реальными? - Рихтер: но очевидно, что он добился выдающегося прогресса по сравнению с прежней системой.
-Финансовый кредит уже не проблема. (это Райнхард разговаривает с Хильдой) Имея конфискованные средства дворян, участвовавших в Липпштадском союзе, мы решили финансовые проблемы одним ударом. Как подумаю, что они копили все это, чтобы оно было конфисковано, мне их даже жалко. - Хильда: что касается этого, кое-кто хочет поговорить с вами. - Мм? - Артур фон Штрайт, бывший коммодор. Урожденный дворянин, он явился просить ваше превосходительство о чем-то вами конфискованном. - Райнхард: Штрайт? Тот человек?
Битва в космосе. - Численность противника такова. От 200 до 250 боевых кораблей, 400-500 крейсеров, около 1000 штурмовиков (дестройеров) и от 30 до 40 кораблей-носителей (типа авианосцы, но только космоносцы, как это сказать? ох...) - Юлиан сидит в кабине «спартанца», прогревает двигатель, похоже. - Направление 1 час, уклонение 3 градуса. - Юлиан, про себя: врагов немного. - Проникновение в огневое пространство. Всем кораблям, истребители на взлет, быстро. - Юлиан, про себя: я должен суметь выжить. - у него флэшбек. - Адмирал, а правда, что каждый предчувствует свою смерть? - Ян (как всегда сидя на столе и скребя в затылке): Юлиан, как ты можешь доверять тому, кто еще никогда не умирал и при том серьезно рассуждает о смерти? - Юлиан трясет головой: контроль, это 316-й. Предполетная подготовка завершена. Как понял? - Да, можете лететь. Как только шлюз будет готов, сразу летите. - Есть! - «спартанца» выкидывает в космос, рядом взрывы, корабли раскалываются, лазеры туда-сюда. Слева по борту обломки крейсера, а навстречу несется «валькирия» и стреляет, зараза.

URL
2009-03-14 в 22:20 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Изерлон. Лавочка. На лавочке дремлет некто (мы знаем, кто это). К спящему бежит другой некто (и опять мы знаем, кто...) - Адмирал, пожалуйста, вставайте! - Ян, не открывая глаз: что такое? - Фредерика: сообщение: флот контр-адмирала Аттенборо, вышедший в тренировочный поход, столкнулся с вражеским флотом. (Ян убирает с лица берет) Они просят выслать подкрепление. Все собрались в конференц-зале. - Ян: «нет мира дальней крепости, поздняя весна северному краю...» Что за наказание. Юлиан... (оглядывается) Я послал его, потому что думал — это безопасно. - Фредерика: я уверена, он благополучно вернется. Поскольку этот мальчик одарен удачливостью и талантом. - Ян: у Аттенборо трудный момент. Мы должны послать поддержку так быстро, как сможем.
Космический истребитель «спартанец». Юлиан за штурвалом: он увернулся? - летит «валькирия». Пролетают мимо друг друга. Взрыв. - Юлиан: я его сбил... В самом деле... в самом деле...
Имперский крейсер. Бородатый имперский военный, написано: Эйхендорф. - Я слышал, что станционный флот — это цвет флота Альянса. Пока их перемещения удивительно неловки. (конечно, курсанты и новобранцы!) Клятый Ян Вэньли! Что ты задумал? (вот так они всегда теперь — чего не понимают, так сразу Ян Вэньли виноват) Всем кораблям! Когда настанет время, не преследуйте их слишком далеко! Сдерживайтесь, пока мы не поймем их истинные намерения. Возможно, это ловушка.
Рао: странно. Враг не слишком агрессивно атакует. (Дасти внимательно смотрит на экран) Спасибо ему за это, наши потери не так велики, как можно было ожидать. - Дасти: вижу. Боятся... (Рао удивлен) Это потому что флот Яна так знаменит. Отлично! Мы сможем протянуть до подхода подкрепления. - стрельба.
Конференц-зал на Изерлоне. - Ни у кого нет возражений против высылки подкрепления, проблема — в каких размерах. (это Мюрай) - Ян, кивая: что скажет наш гость? - Меркатц: если вы их усилите, думаю, следует сделать это немедленно и как можно большим числом кораблей. Тогда, с большим перевесом над врагом, вы сможете объединить ваши флоты и быстро отступить. - Ян, кивая: присоединяюсь к мнению адмирала. В подобной ситуации атака волнами приведет лишь к потере шанса к отступлению, ухудшив наши потери. Выйдя все внезапно, мы ударим и отступим, прежде чем смогут подойти вражеские подкрепления. Начинайте приготовления к выступлению немедленно. - все хором: йес, сэр! - Ян: я хотел бы видеть вас у себя на флагмане, адмирал Меркатц. Согласны? - Меркатц: очень хорошо, сэр.
Один, резиденция премьер-министра. Райнхард: понял. Я не ошибся в вас. - Штрайт, кланяясь: я признателен. - Райнхард: однако есть одно условие... станьте моим подчиненным и служите мне в высшем командовании. Я ценю вашу проницательность и находчивость. Около года вы вели частную жизнь. Но сейчас, когда год начался заново, не должны ли вы порвать свою старую верность? - Штрайт: у меня нет слов для великодушия вашего превосходительства. В ответ на такую доброту позвольте мне принести вам мою полную лояльность. - Райнхард кивает, удовлетворенный.
Космическое сражение. «Спартанец» ныряет среди лазерных лучей. Взрывы, «валькирии» стреляют. Юлиан летит, уворачиваясь от выстрелов. - Юлиан: двое снизу... - стрельба, усе летает и палит. - Юлиан: осторожно, осторожно... - приборы замигали. - Приписанный к «Амитат» курсант сержант Юлиан Минц просит разрешения на посадку для дозаправки. - Можете садиться. Посадочная платформа В-17.
Дасти на мостике: пока ни слова о подкреплении? - Рао: с такими помехами связь ограничена. - Дасти: как насчет шаттла? - Рао: еще не вернулся.
-Есть у нас подробности о сражении? (судя по скрипучести, это Мюрай) — Пока неизвестны! - Ян, сидя в кресле: к концу XX века интенсивно развивались электонные вооружения. Это была эпоха так называемых «кнопочных войн». Однако с развитием поглощения электронных волн и прочих помех поиск врага вернулся туда, где был прежде. Похоже, и к лучшему, поскольку когда военные действия начинаются, это ужасно. - Шенкопф: в наземных сражениях мы до сих пор используем голубей и собак. - Ян: когда реальные люди делают это всерьез, это хороший пример того, почему штука, называемая войной, является фарсом. (про себя) не погибни в этой глупой штуке, Юлиан!

URL
2009-03-14 в 22:21 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Юлиан сидит в столовой и ковыряет ложкой в тарелке. Заходят еще пилоты, кто — не видно,. Один из троих плачет. - Эй, не плачь. - Юлиан выскакивает из столовой, там едет вагончик по коридору, он вскакивает на сиденье. Там уже едут Конев с Попланом. - Поплан: эй, парень, ты еще жив! - Юлиан: командир! Я не хочу умирать, пока еще так молод, что меня называют парнем. - Поплан: верно, черт побери! Не прежде чем ты узнаешь кое-что интересное кроме обучения полетам! - Конев: эй, не совращай юное невинное создание на свой дьявольский путь. - Поплан: не говори гадости при людях! Что, он должен проводить время за разгадыванием кроссвордов, как ты? Это его долг как мужчины! - Конев: я слышал, ты сбил двоих. - Юлиан: да, повезло. - Поплан: это потому что у тебя великий учитель! - Конев, бесцеремонно отодвигая великого педагога: но оставайся так же внимателен в следующем вылете. Не так много выживших на нашей стороне. Ты должен наверстать и за них тоже, верно? - Юлиан: да.
Опять летят)) Дасти на мостике. Оба-на, что-то обгоняет по правому борту. - Это «Улисс»? - Рао: да! Крейсер «Улисс»! - Дасти: трудно им пришлось при Амлитцере. - Рао: говорят, они получили прямое попадание в сортир. - Дасти: эй, все! Я хочу урвать военной удачи у «Улисса». Даже если вы плохо выглядите, все ОК, если вы живы, верно? - радостный смех.
Вываливается в космос «спартанец» - это Юлиан полетел? Точно, он. Что-то взорвалось, дым рассеялся — а навстречу чешет имперский крейсер. Ой, я помню, что будет)) Точно)) притерся к борту крейсера, как рыба-прилипала, и затаился. Перископ высунулся, позыркал)) — Юлиан перевел дух... тут вылезла пушка о двух стволах)) некогда вздыхать, трясти надо)) Оторвался от борта, очередь по пушке — и наутек. Офигенно эффектный взрыв целого крейсера. Во что ж Юлианчик попал-то?
Феззан. Рубинский: хотя обе прошлогодние войны в Альянсе и в Империи назывались гражданскими, они привели к совершенно разным политическим результатам. - Руперт Кессельринк: короче говоря, Империя усилилась, а Альянс ослаб. До битвы при Астарте в прошлом году пропорциональное соотношение мощи Империи, Альянса и Феззана было 48%, 40% и 12%. (круговая диаграмма) — Рубинский: не то чтобы этого не планировалось... мы к этому стремились. Мы — Феззан, я имею в виду. - Кессельринк: но нынешние данные — 54%, 30% и 16%. - Рубинский: да, это больше нельзя назвать балансом. Поэтому мы, феззанцы, должны изменить направление. Объединившись с Империей, мы разрушим Альянс (на схеме исчезает соответствующий сектор) и позволим герцогу Лоэнграмму объединить космос. (желтый кружок с надписью «Ньюрейх») Конечно, мы будем дергать этот Новый Рейх за веревочки, верно? - Кессельринк: но... - ммм? - Хорошая ли это идея? Намерения этого святого старца... Советник... - Да? Я говорю о политике Феззана. - Кессельринк: простите. - Рубинский: что становится новой проблемой — это существование Изерлонского коридора. (на экране схема с двумя коридорами) На этот счет я получил занятный рапорт от Болтика, нашего агента в Империи. (на экране фотографии в фас и профиль: Антон Хильмер фон Шафт.
Сражение в космосе. Пальба. Дасти на мостике «Триглава» с сухарем в кулаке. - Уведите поврежденные корабли. Медленно отступаем в сторону крепости, не позволяя врагу этого заметить. Коммандер! - Рао: повреждения наших кораблей так велики, что мы потеряли контроль над пространством. - Дасти: сколько времени прошло с тех пор как мы начали? - Рао: около семи часов. - Дасти: еще бы пару часов... - стискивает в кулаке бумажный стакан.
Стрельба. Чешет Юлиан, за ним две «валькирии». В космосе висят покореженные железяки — остатки разбитых кораблей. - Не мешай! Он мой! (это пилоты «валькирий» делят шкурку Юлиана) — Уйди с дороги! Этот взорвал мой корабль! - что-то просвистело, «валькириям» песец. - Эй, парень! Неплохо проделано, а? (это Поплан) — Юлиан: командир! - Поплан: они были болванами. Так увлеклись погоней, что оставили неприкрытыми задницы. - Юлиан: вы меня спасли. Спасибо огромное. - Поплан: отплатишь когда-нибудь тем же. - с другой стороны выныривает Конев: сержант Минц, у вас должно уже заканчиваться горючее. - Юлиан: ой... да. - Поплан: этот парень просто нянька. ОК, Юлиан, возвращайся на корабль. - Юлиан: есть! - полетел. - Поплан: у меня двадцать два. Сколько у тебя, Конев? - Конев, стреляя (взрыв): двадцать три.

URL
2009-03-14 в 22:24 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Мостик имперского крейсера. - Выходит, половина из них — любители? Наша неуверенность дала им слишком много времени. Подойдите ближе и атакуйте в полную силу! (на экране схема сражения) Если мы провозимся с разгромом врага, к ним успеет подойти подкрепление. Вперед! - пошли имперские крейсера.
Схема перед Дасти. Его флот тает. - Они, должно быть, заметили. - взрываются корабли. Беготня внутри одного из них. - Вылететь как можно большим числом! Живо! - в ангаре: парень, живее! - Юлиан бежит к своему спартанцу. Механик: нет времени заправить полностью. Только 20%. Найди другой корабль, ладно? - Хай. - Механик: выживи. - отдают друг другу честь, опускается фонарь, корабль взрывается — из клубов дыма вылетает Юлиан на своем кораблике. Прямо перед носом «валькирия». Ааааааа...
-Авианосец «Амлидарт» разружен! - Дасти в ужасе. - А истребители? - Почти все успели взлететь. - Дасти кивает с явным облегчением. Про себя: пожалуйста, будь цел, Юлиан.
Бой. «валькирия» вспарывает брюхо какому-то крейсеру.
У Поплана кончились обоймы. - Вот беда... Каким бы гениальным истребителем я не был, без зарядов... - Конев: нехорошо.
Дасти смотрит на часы. - Уже, должно быть, скоро.
Юлиан видит на экране приближающийся флот. Аж засмеялся — так рад.
-Адмирал, если это продлится еще... - Вскакивает радист, вопит: подкрепление! Подкрепление пришло! - Всеобщее ура. - Это подкрепление! Подкрепление пришло!
Улыбка облегчения на лице Дасти.
Конев: они здесь. - Поплан крутит сальто на своей машинке.
-Более десяти тысяч вражеских кораблей? - Мы не можем больше сражаться. (ну Бергенгрюн же! нет, увы, Эйхендорф, а как похож))
Флагман «Гиперион». - Фредерика: враг осознал неизбежность проигрыша битвы и начал отход. Будем догонять? - Ян: нет. Пусть бегут. - Шенкопф: победа без стрельбы, так? - Ян пожимает плечами. - Фредерика: мы объединимся с нашими, подберем поврежденные корабли и вернемся домой. Все будет хорошо, адмирал? - Ян: прекрасно. О, и на будущее — давайте разместим несколько наблюдательных спутников и перехватчиков волн в этом районе. - Фредерика: да, сэр. Сейчас распоряжусь. - Меркатц кивает. - Фредерика: кстати, сержант Юлиан Минц... - ух, как Ян насторожился - ждет, что она скажет... -...вернулся на корабль невредимым. - вздох неимоверного облегчения. - Фредерика: его результаты в бою: сбил три «валькирии» и уничтожил один крейсер. (Ян раскрывает рот) Это все. - Ян: он взорвал крейсер?! - В первом бою? (это Шенкопф) Я не удивлен. Он получил настоящий подарок. Мой первый бой не был так впечатляющ. - Чувствую, в будущем он сделает что-нибудь невероятное. (а вот это кто сказал?) - Да... этак он исчерпает свой жизненный запас счастья. (Мюрай, что ли? Голос скрипучий...) - Ян: наоборот, если он начал с такой недооцененной битвы, как эта, это не принесет ему пользы. На самом деле это значит, что в будущем его талант будут проверять. (а, ксо, может, он и не так сказал, я обломалась с этой фразой)
798/489. Этот год открылся битвой, случившейся в Изерлонском коридоре, от которого столько ожидали, и окончившейся как простая пограничная стычка.
Возвращаются Дасти, Рао, Поплан и Конев, выстроились встречающие — изерлонское командование. Приветствия, руки к козырьку... сорри, козырьков у них нет, - к уху, - Дасти вытаскивает из задних рядов Юлиана и подталкивает его к Яну. - Адмирал, я вернулся. - Ян, с озабоченным видом почесывая репу: разве я не говорил тебе не делать опасных вещей? - всеобщий радостный смех. Фредерика сияет, Юлиан прослезился, все улыбаются, Мюрай скептичен, Патричев и Рао гогочут, Багдаш показывает большой палец, жмурится Меркатц — словом, всех показали.
...но в результате это оказалась битва, положившая начало большому возрождению имперского флота.
Конец 27 серии

В анонсе усатый деятель фон Шафт, имперские адмиралы строем, усатый, Кемпф и Мюллер перед креслом Райнхарда — небось, будут обсуждать передвижение Гайерсбурга? Или еще рано?

URL
2009-03-16 в 06:36 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
28 серия. Portraits
Один. Военное министерство. - Итак, вы говорите, что стремились присоединиться к Липпштадскому союзу? (судя по голосу, Райнхард) — Да. Я не мог уклониться от вовлечения туда, но не хотел участвовать в заговоре. Мне пришлось, поскольку я связан родством с Литтенхеймом. - Райнхард: хорошо, я не буду преследовать вас по суду. Вы можете вернуться на свой пост шефа военной полиции обычным порядком. - У меня нет слов, чтобы выразить признательность вашему превосходительству (надписали дядьку: Оппенхаймер). Но дабы выразить мою благодарность вашему превосходительству, я попрошу вас принять то, что я вам принес. - Райнхард: благодарность? (щас ему будут взятку совать, гыыы...) - Это знаменитая картина Эйлемейера! (нечто абстрактное, но яркое) — Райнхард: я ничего не понимаю в живописп. - Пошлите Меклингеру, он узнает, в какой музей ее определить (а вот это кто?). - Оппенхаймер: ваше превосходительство! Нет... эта картина — вам... - Райнхард: Граф Оппенхаймер! Хотя вы занимаете пост министра военной полиции, похоже, вы не понимаете, как ваши действия выглядят в глазах закона. - О, нет... - Капитан Кисслинг! - Сэр! (надписали: Гюнтер Кисслинг) — Арестуйте адмирала Оппенхаймера за попытку дать взятку. - Йес, сэр! - Оппенхаймер, роняя картину: не может быть! Разве не говорят, что вы простили даже Штрайта? - Райнхард: Штрайт чрезвычайно полезен, он успокоился и собрался. Мне было бы очень жаль, если бы я не смог его принять. В вас же нет ничего интересного для меня! Уберите его! (дядьку уводят) Коммодор! - Йес, сэр! - Не говорите мне «йес, сэр»! - Ййес... сэр... - О чем вы хотели поговорить? (зол, ой зол...) - Сэр, в будущем я буду внимательнее с личными делами. - Райнхард: не хочу об этом говорить! Распространите этот факт как пример во избежание и отберите кандидатуры на пост министра военной полиции. Нужно сделать миллион дел! - Йес, сэр! Я займусь этим немедленно! Так... кто будет министром военной полиции? - Райнхард: ладно. Пусть будет Кесслер. - Но адмирал Кесслер очень занят на посту командующего обороной столицы. Кроме того, в полиции существует своя система выбора шефа. - Райнхард: Меня это не волнует. Если это такой человек, как Кесслер, он справится со всеми обязанностями. Кроме того, высшему руководству военной полиции, кажется, нужно прилить свежей крови. - Ййес...сэр... (наконец написали имя порученца — Фельдевельт) — Райнхард: идите и работайте! - Йес, сэр! - Райнхард, глядя на свой медальон, про себя: ради этого ли я брал власть? Никто вокруг не понимает меня. (вслух) Хорошо... должен ли я так поступать, Кирхайс? (кто-то стучит) Войдите! - входит некто Теодор фон Люкке, представляется: я лейтенант Теодор фон Люкке. Думаю, это не очень вежливо, но, кажется, контр-адмирал отсутствует, так что... Хочу сообщить вам о срочном послании. - Райнхард: ничего. Что там? - Да, сэр. 16 января флот Эйхендорфа из войск адмирала Кемпфа, со стороны Изерлона, столкнулся с противником, проводившим учения в пределах коридора, и ввязался в бой. - Райнхард: и ход боя? - Ситуация развивалась в нашу пользу, но вражеское подкрепление в 10 раз превосходило размеры нашего флота, так что мы вынуждены были отступить. - Райнхард, с усмешкой: клятый Ян Вэньли.

URL
2009-03-16 в 06:39 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Оперативный штаб (?) Райнхард, потерявший Кирхайса, демонстрировал жадность к собиранию талантов даже больше, чем прежде. Начиная с Фаренхайта, которого он простил, хотя они были врагами. Затем он выдвинул Эрнста фон Айзенаха, известного также как «адмирал нескольких слов», и Хельмута Ренненкампфа, который некогда был начальником Райнхарда. Все они стали адмиралами и членами его команды. - Кемпф: мой флот проиграл и отступил. Даже хотя флот был мал — это вредит вашей репутации неизменного победителя. У меня нет слов для оправданий. - Райнхард: боюсь, сто битв не означают ста побед. Вы можете искупить один проигрыш одной победой. Нет нужды извиняться за каждый. - Кемпф, кланяясь: да, сэр. (подписали: Карл Густав Кемпф)
Теперь, когда Зигфрид Кирхайс погиб, среди адмиралов Райнхарда выделились Вольфганг Миттельмайер и Оскар фон Ройенталь, ставшие «двойной звездой».
Гранд-адмиралу Миттельмайеру в этом году исполнилось 30 лет. Его бесподобно молниеносная реакция в боевой обстановке принесла ему прозвище «Ураганный волк». Миттельмайер был простолюдин, из семьи среднего достатка. Его отец занимался проектированием ландшафтов. - Папа Миттельмайер: в этой жестко структурированной социальной системе лучший жизненный путь для простолюдина — стать экспертом. - Однако то, к чему стремился сын, даже если и подходило под понятие «эксперт», отличалось от того, что отец имел в виду.
476 год. Курсант Миттельмайер: мама, я дома! оу... - Эванджелина: с возвращением! Ты ведь Вольф? - Мама Миттельмайер, входя: о, добро пожаловать домой! А, эта девочка. Это моя дальняя родственница, ее зовут Эванджелина. Она переехала жить к нам. - Эва: пожалуйста, зови меня Эвой, Вольф. - Миттельмайер: а... да... - Мама Миттельмайер: ну вот и хорошо, а теперь помоги мне. - Эва: хай! Извините (побежала белье развешивать). - Мама Миттельмайер: ее отец погиб в бою. Мы взяли ее, потому что у нее нет другой семьи. Она искренняя и веселая, верно? - Миттельмайер: да...
479 год. Миттельмайер откуда-то вернулся. Барышня встречает его вместе с папой и мамой и кидается ему на шею.
480 год. Офицерский бар, какая-то драка. Миттельмайер вмешивается — и одновременно вмешивается Ройенталь. Хорошо подрались и предстали перед начальством вместе. Морды расквашенные. Потом вместе выпили. Хорошее начало мужской дружбы, да))
483 год. Один, по улице идет Миттельмайер. Щас будет букет покупать. Точно)) — Цветы! Цветы! Дайте мне цветы! Любые, какие у вас есть! Ой, нет, самые красивые! Такие, чтобы девушка была счастлива! Эти? Годятся! Давайте все! Нет... половину. - ага, и пирожных прикупил, на радость всем девицам из кондитерской. Ой, колечки... Добрался до дома)) вручил букет)) — Это мне? Ой, спасибо... - Эванджелин! - Да? - Эм... да... сейчас... - Папа Миттельмайер, подстригающий кусты: ну что ж ты делаешь? Соберись! - ну ничего, молодой человек справился. Поцелуй в диафрагму)) — Папа Миттельмайер: то-то! Молодец! - свадьба)) Идет лучший друг Ройенталь, вид суровый. - Папа Миттельмайер: Это ничего? - Мама Миттельмайер: Что? - Папа: он не собирается вскружить Эве голову? - Мама: что ты несешь? Мой сын очень красивый! - Оскар целует невесте руку и удаляется.
С тех пор прошло шесть лет. Детей у них не было, но он был известен как преданный муж.
С другой стороны, гранд-адмиралу Ройенталю 31 год. Его считают невозмутимым и стойким в частной жизни и в работе. Его интеллект и отвага почти равны райнхардовым. Однако в отличие от своего лучшего друга Миттельмайера, он склонен к суровости с женщинами. Добившись односторонней привязанности, завязывая отношения и затем обрывая их. Только его друг Миттельмайер знает причину.
484 год. Капче-Ланка, мороз, метель и прочее безобразие. Бой десанта на топорах. - Эй, ты еще жив? - Вроде да. Сколько у тебя? - Сбился после десяти. - Глянь, их слишком много для охоты. - Плохо. - Жаль, у меня не было оружия получше. - Не хотел этого говорить, но можешь взять их себе. - Очень мило с твоей стороны, но я в таком же жалком положении. - Что будем делать? Сдаваться? - «Не мой стиль» - обычно говорю я, но сейчас у нас нет выбора. Мы слишком многих убили. - Эва, прости... - короче, собрались помирать, но тут пришла выручка. Сидят в баре, выпивают. - Миттельмайер: за наше чудесное возвращение! - Ройенталь: за несостоявшуюся вдову! - сильно спьяну: ладно, Миттельмайер, слушай хорошенько. Ты женат, но создание, именуемое женщиной, рождено, чтобы обманывать мужчин. - Миттельмайер возражает. - Нет, это правда. Моя мать — хороший пример. Я расскажу. Мой отец мог назваться лишь худородным дворянином. Но мать была из графской семьи. Он был холостяком почти до сорока лет. Но когда его финансы позволили, он озаботился поиском невесты и обзавелся семьей. Он свел знакомство и сделал предложение третьей дочери графа Марбаха — моей матери. Семья Марбахов была совершенно разорена по причине своей невоздержанности. Разумеется, они нацелились на состояние моего отца. Если это не так — почему графская дочь согласилась выйти за человека старше ее на 20 лет и из худого рода? Отец, вероятно, чувствуя себя обязанным из-за возраста и статуса, старался компенсировать это материальными благами. Но он не мог похоронить слухи, что его жена с горячей кровью тайком от мужа завела молодого любовника. Я родился посреди всего этого. Ребенок с разными глазами — от голубоглазых мужа и жены. Что занимало мысли моей матери — это ее черноглазый любовник! А значит, как только я открыл глаза, мой правый глаз едва не был выколот собственной рукой моей матери. (служанка отвлекла, заорав «НЕЕТ!») Мать покончила с собой. Отец, утопивший себя в алкоголе, каждый раз при виде моего лица повторял: хоть бы ты никогда не родился! Я пытаюсь забыть его голос. (о, этот имперский слог Оскара фон Ройенталя, о, фразы, которые он загибает, не напрягаясь...) - Миттельмайер: скажи, Ройенталь, я думал... - усе, Роейнталь отключился.
На следующий день в столовой Миттельмайер ковыряет котлету, подходит Ройенталь. - Прошлой ночью я наговорил глупостей под влиянием... забудь, пожалуйста. - Что? Я ничего не помню. - Ладно, тогда хорошо.
С тех пор они никогда не говорили об этом.

URL
2009-03-16 в 06:44 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-О, двойная звезда имперского флота вместе. Возвращаетесь с совещания? (это Антон Хильмер фон Шафт) Его превосходительство вернулся к себе? - Миттельмайер: Его превосходительство закончил работу здесь и отправляется в офис премьера. Если у вас к нему дело, поспешите. (фон Шафт быстро удаляется) — Ройенталь: обычно он сидит взаперти в отделе науки и технологии... выскочка, который работает только ради собственных планов. Что это он развил такую активность?.. - Миттельмайер: уж не сделал ли он великое открытие? Хотя он уже шесть лет генеральный инспектор наук и технологий, он не придумал ничего, кроме направленных зефир-частиц. - Ройенталь: удивительно, неужели настал его час что-то состряпать?
Райнхард: короче, чтобы захватить Изерлонскую крепость, вы предлагаете нам построить другую крепость? - фон Шафт: Верно, ваше превосходительство. - Райнхард: идея неплохая. Но для ее осуществления необходимо одно условие. - фон Шафт: какое? - Райнхард: условие в том, чтобы флот Альянса молча наблюдал и не вмешивался, пока мы будем ее строить. - фон Шафт: подождите, ваше превосходительство. Нет нужды в этом условии. Моя идея состоит в том, чтобы переместить уже построенную Гайерсбургскую крепость в Изерлонский коридор. - Райнхард: обсудим детали?
(схема крепости Гайерсбург) Прикрепив 12 деформирующих пространство двигателей по окружности крепости, они бросят вызов Изерлону с помощью движущейся крепости? - Можно ли надеяться на этого фон Шафта? - Рубинский: Надеяться? Вы ошибаетесь. Когда возникнет неоходимость, надежда и все такое не составит проблемы. - Кессельринк (?): Поскольку герцог Лоэнграмм захватил всю власть, он не сможет неограниченно использовать деньги, как раньше. Итак, он извлечет из этого выгоду? (аааа, «он» — это, видимо, фон Шафт) — Рубинский: с технологией и информацией, которые мы у него купили, мы его свяжем. - Свалив Изерлонскую крепость, Империя получит очевидное военное преимущество и одним ударом создаст единую галактическую нацию. Тогда мы завладеем ею. - Рубинский: одного этого недостаточно. Нам необходимо обеспечить больше чем падение Изерлонской крепости. - Кессельринк: да, и для этого... - Рубинский: связать Яна Вэньли вне крепости на короткое время. - Хай. - Пусть командующий отдохнет.
-Вы слышали. (это Райнхард) Я назначаю Кемпфа командиром, Мюллера — вице-командиром. Следуя плану генерального инспектора наук и технологий, захватите Изерлонскую крепость при помощи Гайерсбурга. - Есть, сэр!
Адмиралу Карлу Густаву Кемпфу в этом году исполнилось 36. Известный своей законопослушностью в сочетании с гранитной физиономией, он служит примером дисциплинирующей натуры в организации Лоэнграмма. Адмиралу Нейхардту Мюллеру 27. Самый младший из адмиралов в команде Райнхарда, его опыт и успехи не сравнимы с достижениями других адмиралов. Но его усердие в атаке и стойкость в обороне весьма высоки.
-Я правда удивлен. (написано: «Сиадлер» - что это? Название бара? голографическая птичка летает... может, это название птички, типа как "сигал" - чайка?) Находиться на переднем крае естественно для солдата. Но почему адмирал Кемпф и вы? Не мне говорить, но это большая операция. (Биттенфельд) Почему не послать двух гранд-адмиралов? - Миттельмайер: вероятно, это влияние начальника штаба Оберштайна. Он не хочет, чтобы мы с Ройенталем выполняли выдающиеся задачи. - Ройенталь: поскольку если мы станем №2 вместо Кирхайса, это будет для него источником беспокойства. - Миттельмайер: кроме того, Кемпф в команде — опыт и лояльность, а Мюллер, как младший, более подходит на роль вице-командира, верно? - Мюллер, кивая: кстати о комбинации личных качеств... я слышал, что его превосходительсво фельдмаршал снова ищет адьютанта. - Ройенталь: Он заменяет Фельдевельта? - Мюллер: можно и так сказать. Это не изменение обязанностей, но форма продвижения. - Миттельмайер: его превосходительство поддался чувствам? - Биттенфельд: и кто будет следующим? - Мюллер: говорят, он хочет привлечь старого коммодора Штрайта. - общее удивление. Миттельмайер: это не тот человек, который совершает смелые поступки. - Биттенфельд: не думаю, что Оберштайн заткнет ему рот. - Мюллер: странно, говорят, что он поддерживает это. - Ройенталь: даже Штрайт, который был верным подчиненным Брауншвайга, склонился перед Лоэнграммом?.. Вероятно, целью была политическая демонстрация. - Мюллер: вы слышали о начальнике штаба? Это было в прошлом году, говорят, он подобрал собаку перед адмиралтейством. - Биттенфельд, подавившись: собаку? Оберштайн? - Мюллер: да, говорят, это старый далматин. Но поскольку собака больна и не может есть ничего, кроме вареной курятины, начальник штаба лично ходит покупать мясо среди ночи. - Биттенфельд: хм, хотя нашего начальника штаба ненавидят люди, его любит собака? Как две собаки, они, вероятно, подружились!
-Итак, фройляйн, вы не одобряете эту диспозицию? (Райнхард и Хильда едут в машине) — Хильда: я знаю, нам необходимо разрушить Альянс, но этот план одновременно бесприбыльный и бессмысленный. Может, мы и вернули финансы после прошлогодней гражданской войны, но у людей еще нет стабильности. Должны ли вы сейчас растрачивать энергию на внешнюю политику? - Райнхард: однако я поручаю это моим подчиненным и не покидаю Один. - Хильда: но, ваше превосходительство!.. - Райнхард: фройляйн, я не позволю себе ужаться.
-Биттенфельд, безусловно, вспыльчив. Если бы мы с ним столкнулись на поле боя, у него было бы преимущество в начале боя. (это Ройенталь) Но когда битва закончилась бы, на ногах остался бы я. - Миттельмайер: не меняй тему! Выходит, открытие новой тактики или развитие нового оружия оправдывает выдвижение войск - только потому что Штайту негде испытать его в реальной битве. - Ройенталь: да, но лично герцог Лоэнграмм принял решение о выступлении. - Миттельмайер: потому я и беспокоюсь. Если мы не разрушим Альянс, это выдвижение невыгодно и бесполезно. Передвигать войска для забавы — вредно для здоровья нации. - Ройенталь: как всегда, ты споришь вслух. - Миттельмайер: конечно. Мое положение обязывает выдвигать аргументы заранее. А ты? Что, если ты перережешь себе свои чертовы неизменные пути? - Ройенталь: да, я знаю, что касается меня.
-Поскольку половина Сансусси закрыта, кажется, потухли буквально все огни. (Оберштайн; это они на веранде ночью) — Райнхард: и дюжина людей присматривает за одним семилетним ребенком. Кто сказал, что наследование лучше узурпации? - Оберштайн: что вы собираетесь делать с кайзером? - Райнхард: я не собираюсь убивать кайзера. Позволить ему жить выгоднее. Не так ли, Оберштайн? - Оберштайн: разумеется, в данный момент это так. - Райнхард: Да. В данный момент...
Взлетают корабли. Среди всевозможных спекуляций операция по превращению крепости Гаейрсбург в подвижную и захвату Изерлона началась. В то же время никто не знал, какое будущее ожидает каждую из сторон.
«Йотунхейм», «Любек»
798/489, январь
Галактика снова ждали времена великих потрясений.
Конец 28 серии

В анонсе Райнхард, Рубинский, терраист, Йоб Трунихт и Ян с Юлианом в гостях у Кассельна.

Даты: названа дата сражения в Изерлонском коридоре из 27-й серии: 16 января 798/489.
январь 798/489.

URL
2009-03-23 в 03:46 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
29 серия. One Narrow Tread
Феззан, строго говоря, даже не нация. Это единственная локальная административная единица в Галактической империи с независимым местным управлением и дипломатически независимая. Прошло более 150 лет с ее основания. Но те, кто знал об истинных обстоятельствах этого события и о том, что Феззан контролируется Земной церковью, - были всего лишь несколько человек в самом центре управления.
Предбанник какой-то приемной, сидит очередь, входит дядя в рясе. - Что священник делает в таком месте?- Думаю, тут не место для сбора пожертвований. - Эй, его пропускают без очереди. - И о чем думает его превосходительство ?
Рубинский: ваше святейшество, присаживайтесь. - это Дегсби: могу я услышать в деталях, что вы имели в виду в тот раз? - Рубинский: да. Как я уже говорил вам, мы не сохраним баланс сил между Империей и Альянсом. Мы расширим наше сотрудничество с Империей, в том числе финансовое. Для начала мы поддержали план шефа наук и технологий адмирала Шафта и позволим Империи захватить Изерлонскую крепость. - Какие преимущества вы получите из дисбаланса между Империей и Альянсом? - Рубинский: после того как мы позволим Райнхарду фон Лоэнграмму объединить Галактику, мы уберем его и возьмем его наследство в свои руки. Разве не здорово? - Дегсби: возможно, это многообещающая идея, но не является ли она одновременно недальновидной? Мальчишка не наивен, и у него есть этот мерзавец Оберштайн. Не думаю, что он так уж охотно пойдет по намеченной нами дороге. - Рубинский: вы должны быть полностью прониформированы о ситуации. Но даже у сопляка нет всей информации и полной власти. Если б это было так, он не потерял бы в прошлом году своего лучшего друга адмирала Кирхайса. Будет достаточно обстановки и благоприятных обстоятельств. Меньшим и более слабым правительством легко манипулировать. На смену династии Лоэнграммов, после падения кайзера Райнхарда, придет полный контроль над всей вселенной. - Дегсби: даже если мы подготовим такой курс, что мы будем делать со средствами, вложенными в Альянс? Сейчас экономика Альянса полностью под вашим контролем. Но разве наши сторонники не спасли недавно Трунихта во время государственного переворота? Как говорят феззанцы, «капиталовложение ни к чему не привело». Разве не так? - Рубинский: мы используем авторитетных людей Альянса как разрушающий фактор, чтобы рассыпать Альянс изнутри. Если изнутри страна крепка, ее нельзя разрушить только атаками внешнего врага. Эта штука, называемая нацией, гниет сверху вниз. Исключений не бывает. - Дегсби: с точки зрения практики Феззан — тоже нация. Как и у Альянса, вижу, у него подгнивает верхушка. - Рубинский: ядовито сказано. Я твердо помню мои обязанности государственного деятеля. Так почему бы нам не оставить серьезный разговор, тем более что нам есть еще чем заняться. - Дегсби: о, об этом вам не следует беспокоиться. Я доложу о ваших планах его святейшеству Великому епископу. А вот что вам необходимо держать в уме — не забывайте, что случилось с предыдущим правителем. Вы слишком хорошо знаете, кому обязаны своим нынешним положением, правда? - Рубинский: конечно. - Дегсби уходит, Рубинский отирает пот с лысины. Входит Кессельринк: заботиться о епископе такое мучение, верно? - Рубинский: Точно. Фанатичными доктринерами трудно управлять. У них в жизни нет удовольствий... (после паузы) Это было тысячи лет назад. Христиане преуспели в узурпации Римской империи при помощи религиозной промывки мозгов ее лидеров. Пытаясь сделать это снова и прилепиться к исходному плану одновременного падения Империи и Альянса... - Кессельринк: Империя начала радикально реформироваться. Скоро родится великая династия Лоэнграммов. Нелегко будет повалить эту новую династию вместе с Альянсом. - Рубинский: и даже если ее удастся свалить, все, что настанет после — это политические беспорядки и неразбериха. Чтобы сдержать хаос, потребуется громадная армия и очень много времени. Похоже, религиозные лидеры этого не понимают. - Кессельринк: ваш план в том, чтобы установить финансовый контроль над династией Лоэнграммов и участвовать во власти. Но это не отвечает целям Земной церкви объединения наций под управлением теократии. - Рубинский: я так много не говорю. Но и он скрывает свои собственные цели. Но от кого хочет Великий епископ получить власть, кроме как от кайзера? Помнишь крестовые походы? Это было время, когда христиане подавляли и безжалостно убивали представителей других религий. Не хотел бы, чтобы подобное варварство повторилось вновь. (добрый? Это Рубинский? Ушам не верю)) В любом случае, придерживаемся плана, который мы обсуждали. Ладно? - Йес, сэр.

URL
2009-03-23 в 03:51 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Изерлон. Стиральная машина. Пылесос. Кот и пылесос! Ооооо! Звонят. Юлиан: хай! На экране Фредерика. Юлиан прямо в фартуке перекладывает поварешку в другую руку и козыряет. Фредерика: похоже, ты трансформировался в солдаты из домохозяек, Юлиан? - Юлиан: это потому что я не могу положиться на моего начальника в подобных вопросах. Могу я тебе помочь? - Фредерика: это официальное сообщение. С завтрашнего дня ты старший сержант. Явись завтра днем в офис командования за подписанным приказом. - Юлиан: меня повысили? - Фредерика: конечно! Ты заслужил. Для первого боя это было блестяще. - Юлиан благодарит. А как ты полагаешь, что думает адмирал Ян? - Фредерика: конечно, он доволен, хотя он никогда этого не скажет. Это хорошо, Юлиан. (Кот мучает пылесос: вкл — выкл) Адмирал не хотел бы возражать против твоих солдатских амбиций. - Юлиан: да, я в это верю. Спасибо, лейтенант. - Фредерика: ладно, тогда до утра. (отключилась)
Тут у Юлиана флэшбек, как он явился к адмиралу с котом в охапке. - Вы капитан Ян Вэньли? Я Юлиан Минц, я буду тут жить с сегодняшнего дня. По рекомендации коммодора Кассельна... Я хочу быть солдатом. Честолюбивым солдатом, как адмирал. (бугага!) - Ян: Мое честолюбие было — стать ученым-историком. Даже теперь я хочу выйти в отставку, как только это станет возможным, и с головой погрузиться в книги. Разве быть солдатом так уж здорово? Слушай, Юлиан. Армия — это инструмент. Причем плохой инструмент. Помня об этом, постарайся быть настолько безопасным инструментом, насколько это возможно. - Юлиан, выныривая из флэшбека: даже хоть немножко... я хочу быть полезным адмиралу! (кот, победитель пылесоса, просится на руки) Ладно... адмирал это поймет, верно?
И Империя, и Альянс имели свои представительства на Феззане. Представителю Альянса свободных планет обычно было почти нечего делать с его талантом или личным опытом в решении политических и дипломатических вопросов. (некто Хенслоу) — Вы хотите сказать, ссуды, которые мы получили на Феззане, уже пора возвращать? - Кессельринк: да, сумма в пятьсот миллиардов динаров. - Хенслоу: пятьсот миллиардов?! - Кессельринк: по существу, я прошу вас вернуть их все немедленно. - Хенслоу: нужно время... - Кессельринк: вероятно, так. Хоть это звучит грубо, это превышает финансовые возможности вашей страны. Что до нашей территории, у нас нет возражений против увеличения сроков. - Хенслоу (с облегчением): ничем не могу помочь, но выражаю признательность. - Кессельринк: однако так будет проложаться до тех пор, пока в вашей стране стабильная демократия. - Хенслоу: вы говорите, что Феззан скрытно заботится о нашей политической стабильности? - Кессельринк: если повторятся события вроде прошлогоднего государственного переворота, будут проблемы. Если подобный переворот случится, капитал, который мы, феззанцы, вложили, может быть реквизован без компенсации во имя национального социализма. - Хенслоу: однако безрассудная схема этого переворота провалилась, и наша страна сегодня продолжает хранить свои традиции свободы и демократии. - Кессельринк: касательно этого — великие подвиги адмирала Яна Вэньли чрезвычайно велики. - Хенслоу: да, его можно назвать воистину великим командующим. - Кессельринк: Гениальность, популярность и истинная сила адмирала Яна в Альянсе не имеет равных. Разве не так? - Хенслоу: конечно. - Кессельринк: а между тем, адмирал Ян критически настроен по отношению к нынешней администрации? - Хенслоу: не может быть, советник, что вы говорите... - Кессельринк: нас беспокоит, что амбиции адмирала Яна могут простираться до смены существующего правительства. - Хенслоу: но... - Кессельринк: адмирал Ян оказался способен подавить государственный переворот в кратчайшие сроки. Если однажды у адмирала Ян появятся собственные амбиции и он поднимет армию, кто сможет проконтролировать его? - Но... - У нас есть свои основания произносить подобные обвинения. - А именно?.. - Кессельринк: «Пояс Артемиды». Адмирал Ян разрушил все двенадцать атакующих спутников. Как вы полагаете, была необходимость разрушать все двенадцать? - Хенслоу: теперь, когда я подумал... - Кессельринк: это будущее. Не мог ли адмирал Ян ликвидировать заранее объект, который мог бы стать помехой позднее, когда он нападет на Хайнессен? Если я не прав, я не прав. Но я думаю, что первому консулу лучше было бы потребовать разъяснений от адмирала Яна.

URL
2009-03-23 в 04:03 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ян и Юлиан звонят в дверь. Открывает дочка Кассельна (Чарита Филлис Кассельн): заходи, старший братик Юлиан. - Юлиан: добрый вечер! - Заходите, дядя Ян. - Добрый вечер, Шарлотта. (хм, так Шарлотта или Чарита? Ну-ну...) - Выходит Кассельн с младшей на руках: недовольная физиономия? С чего бы? - Ян: я слегка задет. Я думал, меня следовало называть «старшим братом», раз я еще холост. - Кассельн: непозволительная роскошь — быть холостяком после тридцати одного. Не считаешь ли ты такое поведение непростительно антисоциальным? - Ян: есть множество холостяков, которые отдают обществу всю свою жизнь. Что если я приведу тебе список из четырех или пяти сотен человек? - Кассельн: я знаю куда больше людей, которые служат обществу и имеют семьи. - Ян: кроме того, я не могу перестать стареть. Я не нарочно перевалил за тридцать. - Юлиан: адмирал, вы еще достаточно молоды. - Кассельн: ты выглядишь молодо, потому что не страдаешь от семьи. - Ян: я думаю, это твоя жена, ангел терпения, страдает от того, что ты ее муж. - Кассельн: нет, я, потому что моя жена выглядит молодо. - Ортанс: добро пожаловать! (с пирогом, конечно) — Юлиан: добрый вечер! Я снова явился насладиться вашей вкусной едой. - Ортанс: угощайтесь! Всегда рада. - Кассельн: сегодня Ян — приложение, потому что мы празднуем повышение Юлиана. - Ян: да-да, знаю. Не обращайте на меня внимания. - Кассельн: дай и Юлиану бокал. - Юлиан: ой, нет... - Кассельн: это твое первое повышение. Мы должны относиться к тебе как к взрослому. - Ян: его опекун я, но раз тот, кто причина этой ответственности, так говорит - полагаю, все в порядке. - Кассельн: за первый бой Юлиана и за его продвижение в старшие сержанты! - Ян: и за возвращение невредимым. - Кампай! - Поздравляем! - Юлиан: спасибо! (и хлебнул, бедный...)
Ян с Кассельном за шахматами. Кассельн: шах! В отличие от реальной битвы, ты полон открытий, так? (чушь какая-то) - Ян: да? Странно. - Кассельн: хочу с тобой серьезно поговорить. Ян, как лидер, ты слишком равнодушен к своей безопасности. В данном случае это не достоинство, а слабое место. Ты не отшельник в пустыне. У тебя есть обязательства перед множеством людей. Как насчет небольшой охраны для защиты тебя самого? - Ян: Да, но я немного занят. Даже если бы я рассмотрел этот вопрос... - Кассельн: если бы ты?.. - Ян: у меня не будет времени на полуденный отдых. - Кассельн: держу пари, что у тебя есть свободное время. Ты не хочешь. Ты полностью сознаешь необходимость, но не желаешь об этом думать. - Ян: я не настолько привередлив, просто это очень надоедает. - Кассельн: причина, по которой я завел этот разговор, в том, что меня беспокоит наше обожаемое превосходительстве, глава государства. Как насчет председателя Трунихта? Можешь смеяться, но правда в том, что я боюсь этого парня. (Ян вспоминает, как жал Трунихту лапу) За всеми его пышными и цветистыми фразами я всегда вижу его второе лицо — политика. Но сейчас мне мерещится за ним привидение. Как это понимать? Будто он заключил сделку с дьяволом. - Ян: что заставляет тебя так говорить? - Кассельн: его политическая живучесть. И время разгрома при Амлитцере, и время хунты должны были стать для него фатальными. Но в конце концов результаты послужили к его выгоде. Теперь вооруженные силы основаны на сторонниках войны, благодаря указам Трунихта. И шеф командования Куберсли, и старик Бьюкок по горло сыты его вмешательством. Если так будет продолжаться, высший эшелон станет ответвлением трунихтова клана. - Ян: в таком случае я подам в отставку. - Кассельн: не радуйся. Если ты выйдешь на пенсию, для тебя, может быть, это и хорошо, но что случится с солдатами, которых ты оставишь? Я хочу, чтобы ты помнил об этом. Не говоря уж о солдатах, у тебя есть обязанности перед Юлианом. Юлиан уже один раз потерял отца. Каким бы плохим опекуном ты не был, ему было бы жаль потерять и тебя. - Ян: я плохой опекун? - Кассельн: а ты думаешь — хороший? - Ян: и кто усиленно добивался четыре года назад, чтобы плохой опекун занимался им? - Кассельн: как насчет по стаканчику бренди? - Ян: буду благодарен. - Кассельн: несмотря на опекуна, он хороший мальчик. - Ян: я соглашусь, что далек от совершенства как опекун. Но это потому что я холостяк и рос в неполной семье. Я не могу быть хорошим родителем. - Кассельн: дети не растут, глядя на совершенных родителей. Наоборот, используя своих несовершенных родителей как анти-учителей, дети впитывают дух независимости. Понял? - Ян: я понял, что мне сказали ужасную вещь. - Кассельн: если ты не хочешь, чтобы тебе говорили подобное, почему бы тебе не жениться, чтобы приблизиться к совершенству? - Ян, подавившись бренди: даже не дожидаясь конца войны? - Кассельн: я знал, что ты так скажешь. Но ты видишь, в чем величайший долг человека? Передать гены следующему поколению, чтобы сохранить род человеческий. Нести жизнь дальше. Верно? - Ян: да, и поскольку это так, величайшее преступление — убивать людей или позволять людям быть убитыми. «Солдаты» делают это для живущих. - Кассельн: не впадай в крайность. Если ты отпетый преступник, и у тебя пятеро детей... и один пойдет по пути гуманизма, он может скомпенсировать преступления отца. Сын, который унаследует неосуществленные амбиции... - Ян: нет никакой необходимости иметь родного сына для осуществления амбиций. Это выдумка — насчет «если у тебя есть амбиции»... Извини, я на минуту. - тут как раз пришел Юлиан: что такое? - Кассельн: Ян знает все про «вчера». Завтрашний день он тоже представляет очень хорошо. Тем не менее этот человек неспособен знать хоть что-нибудь про сегодня. Ты понимаешь? - Юлиан: да, понимаю. - Кассельн: что, если в сегодняшнем ужине был яд? Если он не заметит, неважно, как много он знает про завтра или послезавтра, это не станет известно самому Яну. Ты хорошо это понимаешь? - Юлиан: в конечном счете вы просите меня проверять за него. - Кассельн: да. - Юлиан: вы разбираетесь в людях, не так ли, контр-адмирал Кассельн? - Кассельн: я неплохо сужу о людях. - Юлиан: сделаю, что смогу. Однако ситуация с адмиралом Яном так опасна? - Кассельн: не в данный момент. Таланты Яна необходимы, потому что существует сильный враг, именуемый Империей. Но никто не знает, когда ситуация изменится. Я заметил так много, что, готов поспорить, и Ян тоже. - идет Ян: пожалуйста, не промывай мозги наивному мальчику, старший однокашник. Не пора ли нам идти? - Юлиан с готовностью вскакивает. - Ян: не то чтобы я не думаю об этом. Я не стал бы игрушкой мистера Трунихта. Препочитаю тихую старость. (ох, Ян!..)

URL
2009-03-23 в 04:08 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Хайнессен. - Предупреждения Феззана чересчур соблазнительны, не кажется ли вам? - Предположить, что адмирал Ян — мятежник, предпочтительнее... - Он не похож на такого человека, но... - Это может быть только одна из его сторон... Кроме того, кто-нибудь еще может привести его к власти, независимо от его намерений. (это Трунихт, что ли?) И это также не должно быть ограничено военной силой. - Негропонти: да что вы говорить? - таки Трунихт: взгляните, на что надеются люди и чего от него ждут. Самый молодой адмирал в истории, непобедимый командир, холостяк. Если он решит заняться политикой, он будет избран с подавляющим перевесом голосов. - Негропонти: если так, он для нас большая помеха. - Трунихт: Вопрос — настанет ли это «если». Нам следует принять меры, чтобы это предотвратить. - Да. - Трунихт: оставляю это вам. (ну как всегда, чужими руками, Йоб наш) Если с адмиралом Яном обойдется, будьте готовы принять обязанности министра обороны. - Да. - Трунихт: касательно методов и так далее... неплохо бы поговорить с профессором Оливейрой из Независимого университета. - Да.
Феззан. Кессельринк: было ли правильно отпустить представителя Альянса так легко? - Рубинский: это потому что у твоего начальника деловое мышление. Ситуация, в которой он оказался, ограничивает его в выборе пути. - Кессельринк: я знаю. - Рубинский: чтобы заставить человека сделать то, что ты хочешь, ты должен загнать его в определенную ситуацию, отнять у него свободу действий и ограничить его выбор. Возьмем, к примеру, Яна Вэньли. Люди, отвечающие за Альянс, боятся Яна Вэньли. Если они бы смогли, они хотели бы уничтожить Яна, но они не могут, потому что предстоит война с Империей. - Кессельринк: по иронии, существование герцога Лоэнграмма гарантирует безопасность Яну? - Рубинский: да. Поскольку это так, Ян пытается балансировать на тонкой линии между Альянсом и Империей. Но... - Кессельринк: и мы перережем эту нить? - Рубинский: не перережем. Мы сделаем ее еще тоньше. Если мы это сделаем, Ян должен будет выбрать один из двух путей. Один — быть уничтоженным, и другой — стать правителем. - Кессельринк: в последнем случае результатом будет столкновение между абсолютной монархией и военной диктатурой. Тогда снова появится возможность взаимного уничтожения... - Рубинский: нет, в этом случае ожидается сосуществование Империи и Альянса. Но мы не дадим им этого заметить. Для этого я собираюсь заставить тебя осуществить следующий план. Заставить Новый рейх и Альянс считать друг друга смертельными врагами.
Крепость Гайерсбург. Флагман «Любек». Летит челнок. - Шафт утверждал, что это не доставит никаких проблем. (это Кемпф) Но когда я проверил, оказалось слишком много неизвестного. - Мюллер: потому что все это только теория. Только эксперименты с двигателями дейстительно заслуживают доверия. - Кемпф: тем не менее — действительно ли возможно хорошо синхронизовать двенадцать двигателей? Если это возможно, даже если бы мы запустили все их одновременно, мы могли закончить тем, что потеряли бы их навсегда в некоем нуль-пространстве. Слишком многое может пойти неправильно. - Мюллер: таким образом, полагаю невозможным проведение первого испытания до середины марта. - Кемпф: во-первых, сколько людей сейчас работают? - Мюллер: шестьдесят четыре тысячи. - Кемпф: делать нечего, остается просить его превосходительство фельдмаршала о поддержке.
Пруд с лебедями)) — Грубо с моей стороны, но во-первых, граф Реймштадт, ваша ситуация становится совсем безнадежной. Я прав? (это Кессельринк?) - Я не зашел бы так далеко, если бы не соглашался с вашими указаниями. (Йохен фон Реймштадт) — Кессельринк: на самом деле я пришел сюда как неофициальный посланник правителя. Мой начальник хочет предложить вашему превосходительству некий план, если вы готовы выслушать... (лебеди поплавали, планы, видимо, изложились) — Реймштадт: это сильный план, И очень заманчивый. Но это не ваша собственная идея. Я полагаю, это соответствует стремлениям правителя? - Кессельринк: я не более чем часть его превосходительства. - Реймштадт: тем не менее это трудно понять, не так ли? Нет, это долгожданный разговор для меня, но что с этого будет иметь Феззан? Более выгодно будет вести дела в новой системе белобрысого мальчишки. - Кессельринк: шаги герцога Лоэнграмма по пути реформ слишком быстры. Некоторые интересы Феззана в Империи уже игнорируются. Вы понимаете. - Реймштадт: вы говорите, он использует неприемлемые для вас методы? - Именно. Конечно, это не все. Если этот план удастся, мы рассмотрим возможность вознаграждения. Но, граф Реймштадт, почет как к великому человеку, спасшему нацию, ваш. Как насчет этого? Вы не думали, что сделка выгодна обеим сторонам? - Реймштадт: сделка? Как самоуверенно с вашей стороны — класть будущее нации на стол. Надеюсь, династия Гольденбаумов сможет вновь обрести жизненную силу и энергию.
Один. Райнхард за столом с Хильдой. У стола адьютант. Райнхард: хорошо. Скажите им — я санкционирую дополнительные ресурсы. Деформация пространства вещь сложная, особенно если использовать несколько двигателей. (передает письмо Хильде) Если мы не соединим их идеально, крепость может пропасть в нуль-пространстве или распасться на атомы. Шафт кажется уверенным в себе, но сложность его плана в исполнении, а не в самом плане. Он не должен был тешить себя надеждой раньше времени. - Хильда: адмирал Кемпф поступил правильно. - Райнхард: но он все еще не добился успеха. - Хильда: надеюсь, он добьется. Если он проиграет, мы потеряем еще одного способного адмирала. - Райнхард: и если он умрет — Кемпф тоже, такой уж он человек. Не слишком много будет пользы, если он проживет долго, боюсь. - Хильда, про себя: адмирал Кирхайс, если бы вы были живы, уверена, вы бы убедили его. Но я... Нет, никому больше этого не сделать. Только вы могли смягчить резкость и рисковость герцога Лоэнграмма. Если б только вы были живы... Что делать тем, кто живы?..
798/489. В тени космоса, который в целом был в состоянии мира, подготавливавшие войну интриги развивались все быстрее.
Конец 29 серии

В анонсе Хильда, Миттельмайер, Ройенталь, Райнхард с медальоном в кулаке и Гайерсбург в иллюминаторе.

URL
2009-03-26 в 05:03 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
30 серия. Lost Things
Операция по передвижению Гайерсбургской крепости продолжается.
Один. ...Между тем один из подчиненных Райнхарда, Эрнст Меклингер, известный как адмирал-художник, посетил поместье барона Генриха фон Кюнмеля. Его пригласила Хильда, приходившаяся барону кузиной. Меклингер: так барон вам скорее младший брат, чем кузен, фройляйн? - Хильда: да. И дядя, и тетя умерли молодыми... и когда они узнали, что у Генриха всегда будет слабое здоровье, они назначили моего отца его опекуном. Кроме того, у меня нет родных братьев и сестер. Попросив вас оказать нам любезность, я полагаю, я смешиваю общественное с частным. - Меклингер: не беспокойтесь. Но это действительно ничего, что я вмешиваюсь? - Хильда: он очень этим взволнован! Генрих вами восхищается, адмирал. С тех пор как я стала работать личным секретарем герцога Лоэнграмма, я не могла навечать его так часто, как он привык. Я сказала, что компенсирую ему это, и он попросил привести к нему вас. (стучит в дверь) — Войдите. - Генрих! - в постели лежит немощный Генрих фон Кюнмель (подписали). - Как и обещала, я привела к тебе адмирала Меклингера. - Меклингер: рад познакомиться, барон фон Кюнмель. - Генрих: вау, вы и вправду здесь! О, пожалуйста... пожалуйста, садитесь! Я так счастлив, что вы пришли. - Меклингер: не знаю, понравится ли вам, барон, но я тут кое-что нарисовал... - Мне?.. Потрясающе! Это потрясающе, Хильда! - Хильда: как красиво! Поблагодари адмирала! - Да, да! Адмирал, благодарю вас! Вы пришли, вы подарили эту великолепную картину! Это великолепно! Правда! - Меклингер: наоборот, это я рад, что вы счастливы. - Хильда: Генрих боготворит таких людей, как вы, адмирал. - Генрих: точно. С этим телом, даже если я посвящу попыткам всю свою жизнь, я ничего не могу сделать. Так что я восхищаюсь теми, кто добивается многого за одну жизнь. Например, Леонардо да Винчи, Цао Цао, который был одновременно политическим реформатором, воином и поэтом, Лазар Карно и Торгиль Бек! - Меклингер: и я имею честь быть причисленным к этим великим людям? - Генрих: конечно! В нынешние времена — это вы, адмирал Меклингер! Даже если исключить вашу известность как воина, вы победите как художник! Кроме того, и как поэт вы заслужили уважение. И разве не вы в прошлом году заняли второе место на фортепьянном конкурсе? - Меклингер, потупясь: о, я поражен. Вы столько знаете. Я смущен. - Генрих: да что вы говорите! Даже во флоте вы превосходно руководите флотом на линии фронта и организовываете войска в тылу. И я слышал, что как офицер штаба вы из лучших. - Меклингер: ну что касается этого, я на самом деле очень не хотел быть солдатом. Поскольку я из простых, я не мог жить искусством, которое я так люблю. - Генрих: но если вы добились успеха в искусстве, зачем вам флот? - Хильда: Генрих, это невежливо. - Меклингер: ничего. Но я не могу уйти. Потому что во флоте я столкнулся с величайшим произведением искусства, насколько я в этом разбираюсь. - Генрих: такая вещь? - Меклингер: да. Живое произведение искусства по имени герцог Райнхард фон Лоэнграмм. (взглянув на Хильду) Может быть, с моей стороны это невежливо... - Хильда: нет, это очень верно. Вероятно, все в его существовании артистично. - Генрих: если б мое тело было свободно.
Хильда провожает гостя. - Правда большое вам спасибо за сегодняшний день. - Меклингер: никаких проблем. Но будет ли с ним все хорошо после пережитого волнения и лихорадки? - Хильда: да, он немного погодя успокоится. Вы должны быть довольны, вы сделали его таким счастливым. - Меклингер: я рад оказаться полезным. - Хильда: кстати, адмирал. Могу я спросить вас кое о чем? - да? - Когда вы вошли в комнаты, у вас вдруг стало такое лицо... - Меклингер: о, это было видно по лицу? Вы проницательны. Я знал нескольких людей вроде него, но в большинстве случаев возле них здоровые любимцы в качестве компаньонов. Так что когда я этого не увидел... это все. - Хильда: похоже, у него нет подобных интересов. Похоже, он обожает читать, но... - Меклингер: ясно... - от автора: в эту минуту оба они почувствовали неясную тревогу. Но лишь много времени спустя она обрела форму и проявилась.
Гайерсбург. - Проверка двигателей через 25 секунд. Быстро уберите инженерные суда с курса крепости. Обратный отсчет. 20 секунд... Путь свободен. 15 секунд... Окончательное подтверждение... 10 секунд до запуска... - Кемпф: как только проверка будет произведена, немедленно начнем подготовку к эксперименту с деформацией пространства. - Мюллер: я уже направил исследовательское судно в зону эксперимента. ( 5... 4... 3... 2... 1... включились двигатели — пуск!) - Ух ты! Она движется! - Скорость 2000 км/ч... 5000... 8000... Вектор ускорения расчетный. Отклонение от расчетной кривой не превышает 0.03%. Синхронизация с точностью до 0.1 микросекунды. - Кемпф, довольный: превосходно! - Мюллер: Гайерсбург расправил крылья! (поэт!..)
Резиденция премьер-министра, Райнхард: я получил рапорт от Кемпфа насчет Гайерсбурга. Испытания двигателей прошли успешно. Но пока мы не увидим результатов эксперимента с деформацией пространства мы все еще не можем сказать, сможем ли мы ее использовать. - Хильда: если это случится, то скоро, не так ли? - Райнхард: фройляйн, вы все еще против этих планов? - Хильда: я ничего не говорила. Вы меня пугаете, когда так смотрите. (кокетка!..) - Райнхард: не думаю, что вы боитесь кого-нибудь вроде меня. - Хильда: ваше превосходительство, будь то нации или организации, для того чтобы сформировать группу людей, совершенно необходима одна вещь. - И что же это? - Хильда: враг. - Райнхард: это верно. Так что я продолжаю сражаться с Альянсом свободных планет. Но вы все еще против моего плана? - Хильда: ваше превосходительство понимает, что враг, который необходим вашему превосходительству и людям, которые идут следом за вами, - это не Альянс свободных планет... это династия Гольденбаумов. - Райнхард: кайзеру только семь лет. У него нет настоящей власти. - Хильда: его возраст и способности к делу не относятся. Эрвин Йозеф II - наследник династии Гольденбаумов и может стать символом для выступления прежней власти. - Райнхард: даже если сторонники прежней власти договорятся, они уже не способны сравниться с нами. Кроме того, я не хочу оставить в грядущих поколениях дурную память о себе как об убийце ребенка. Я не собираюсь убивать кайзера. - Хильда: это великолепно! - Но, как вы сказали, мне нужен враг. Есть только один путь... (крутит свой медальон)

URL
2009-03-26 в 05:05 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Изерлон. - Я получил повестку «явиться на Хайнессен». (это Ян, перед ним Фредерика — руки по швам) — Фредерика: что бы это могло быть? - Ян: они намерены провести допрос. Я не слишком хорошо помню, но не знаете ли вы что-нибудь об этом, лейтенант? - Фредерика: за исключением военного трибунала, такая вещь не предусмотрена ни конституцией Альянса, ни прецедентами военного законодательства. - Ян: существует сверх-закон? - Фредерика: в конце концов, поскольку это произвол, это случай, для которого нет законного прецедента. - Ян: это должно быть законно, раз министр обороны лично подписал приказ. Я не могу избежать появления на Хайнессене, в городе суетности и порока.
Феззан. - Правительство Альянса временно отозвало адмирала Яна на Хайнессен, чтобы провести официальный допрос. (Это Кессельринк) — Рубинский: допрос? Не военный трибунал? - Кессельринк: если бы это был трибунал, он должен был быть официально обвинен. Обвиняемому таже должен быть предоставлен адвокат. Проведение психологического линчевания, основанного на подозрениях и догадке, очевидно, более действенная мера, чем публичный суд. - Рубинский: такой метод обделывания дел подходит нынешней власти в Альянсе, не так ли? Хоть они и превозносят демократию, на самом деле, игнорируя законы и правила, они сводят ее к простой формальности. Это соблазнительный, но опасный способ ведения дел. Потому что если люди у власти не уважают свои собственные законы, стандарты самого общества снижаются. - Кессельринк: Это проблема, которую они должны решить. Нам не о чем беспокоиться. Те, кто получили наследство без усилий, получат по заслугам. Те, кто не могут противостоять этому и разрушаются, не ограничиваются лишь династией Гольденбаумов. - Рубинский: советник, у нас много дел и помимо философских дискуссий. Во-первых, хорошо, что мы сумели вовлечь графа Ремшейдта в наш план. Но кто именно осуществит его? Вот что мы должны решить в первую очередь. - Кессельринк: извините. Я работаю над выбором подходящего человека. Смогу доложить о результатах в ближайшие дни.
Кассельн: в конце концов, мои опасения стали реальностью? Я не могу сказать вам «не ходите», но прошу, будьте как можно осторожнее. Во всяком случае, не давайте им никаких поводов. - Ян: да, знаю. Кроме того, позаботьтесь, пожалуйста, о наблюдении. - Шенкопф: вы возьмете с собой охрану? Я распоряжусь... - Ян: не принимайте близко к сердцу. Я не иду на вражескую территорию. Выберите одного человека, на которого я смогу положиться. - Шенкопф: как насчет меня, разумного и бесстрашного? - Ян: если мы уберем начальника обороны с линии фронта, потом будут проблемы. Пожалуйста, посоветуйтесь с Кассельном. Юлиана я тоже в этот раз не смогу взять. Я пойду с минимумом людей и возьму крейсер вместо «Гипериона». Ладно? - Кассельн, кивая: вы довольно предусмотрительны, так? - Ян: почему бы нет? - Кассельн: но почему не взять с собой Юлиана? - Ян: потому что во время этого путешествия у Юлиана не будет возможности завести друзей его возраста. Думаю, я должен время от времени освобождать его от работы по дому. - Шенкопф: он хорош!.. Я назову одного высококвалифицированного человека. Старший сержант Луис Машенго. Он обычно послушный парень, но если его разозлить... вероятно, он уложит целый взвод одной рукой. - Ян: сильнее вас? - Шенкопф: если б это был я, речь шла бы о батальоне. - Ян: да, верно. - Шенкопф: кстати, лейтенант Гринхилл идет с вами? - Ян: что я буду делать, если не возьму моего адьютанта? - Шенкопф: это резонно, но если вы возьмете только лейтенанта, а Юлиана оставите... парень может рассвирепеть от ревности.
Шенкопф: я знаю, что лейтенант Гринхилл интересуется адмиралом Яном. (за спиной у Юлиана, который целится из пистолета, в тире, видимо) А что насчет адмирала? - Юлиан: не знаю... Он из тех, кто терпеть не может позволять другим читать его мысли. - Шенкопф: он из тех, кто довольно откровенен. Ему досталась хорошая голова, но характер его прост, так? Поскольку на свой лад он слегка наивен. - Юлиан: я полагаю, что люди склонны знать о других больше, чем о себе. - Шенкопф: что ты имеешь в виду? - Юлиан: я должен готовить обед, так что прошу меня извинить. Если я не приготовлю адмиралу его любимую тушеную баранину... - Шенкопф: усердно трудиться — это хорошо, но не притесняй свой гений победителя приготовлением рагу!
-Крепость Гайерсбург под командованием Мюллера (это Кемпф докладывает Райнхарду) движется для проведения эксперимента с проколом пространства. - Райнхард: она будет работать? - Кемпф: я добьюсь успеха. - Райнхард: вы вернулись с задания. Вам следует провести эту ночь с вашей семьей. - Кемпф: йес, сэр. Благодарю за отсрочку.
Кемпф дома. - Ваш папа собирается в далекое место в космосе, чтобы прижать плохих парней. Вы, мальчики, позаботьтесь о маме и будьте умниками. - Фрау Кемпф: ну, пожелайте папе удачи! - Старший: папа, удачи тебе, и возвращайся скорее! - Младщий: папа, удачи! Привези мне подарок, ладно? - Старший: глупый, папа уходит на работу! У него не будет времени покупать тебе подарки! - Младший: ну... - Кемпф: подарок подождет до следующего раза. Но зато, когда я вернусь, не съездить ли нам к бабушке, мы давно у нее не были? - Младший: правда? - Фрау Кемпф: дорогой, стоит ли давать такие обещания? Если ты его нарушишь, тебя замучают. - Кемпф: о, все в порядке. Когда операция завершится успехом и я вернусь домой, я смогу позволить себе маленькие каникулы. И наверное меня повысят. Так что мы сможем посылать твоей семье побольше денег. - Фрау Кемпф: лучше вернись невредимым. Это все, чего я хочу. - Кемпф: конечно, я вернусь. (обнимая мелких) Когда это я уходил на поле боя и не возвращался обратно? (ну все, можно заранее вытирать слезы. Добрые люди японцы)

URL
2009-03-26 в 05:10 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Барон Флегель был одним из сильнейших лидеров Липпштадского союза. Леопольд Шумахер, служивший офицером у него в штабе (тут надписали сельскую местность: лощина Ассинибойер), после смерти Флегеля улетел вместе со своими подчиненными на Феззан. Начав новую жизнь в лощине Ассинибойер, он собирался остаток жизни провести, осваивая новые земли. (тут приехал Кессельринк, зараза такая) — Господин Леопольд Шумахер, бывший капитан имперского флота? Я советник ландшера, Руперт Кессельринк. У меня есть кое-что важное о вашей бывшей родине, капитан. - Шумахер: почему бы вам не оставить меня в покое? Я больше не капитан или что-нибудь вроде. Что бы ни случилось с Галактической империей, меня это не касается. Поскольку у меня руки заняты устройством новой жизни для меня и моих товарищей, у меня нет времени думать о прошлом, которое я отбросил. - Кессельринк: это здорово — отбросить прошлое. Но не так с будущим. Капитан Шумахер, вы не из тех, кто оканчивает жизнь, зарывшись в грязь и удобрения. Почему бы вам не подумать над тем, чтобы изменить историю? - Шумахер: уходите, пожалуйста. - Кессельринк: почему бы вам не успокоиться и не выслушать? Вы можете, вероятно, выращивать зерновые на вашей ферме. Но увы, зерновые ничего не значат, если их нельзя продать в городе. Вы умны, капитан. Вы должны меня понять. - Шумахер: вот так феззанцы делают дела? - Кессельринк: да, это феззанский способ вести дела. Если необходимо, я могу усилить мой метод властью. Это хорошо, что вы высокомерны. Однако, думаю, нет ничего бесполезнее на свете, чем презрение проигравшего к победителю. - Шумахер: наверное, вы так думаете, пока вы побеждаете. Ладно, чего вы от меня хотите? Убить герцога Лоэнграмма? - Кессельринк: Феззан не одобряет кровопролития. Поскольку мир — это единственный путь к процветанию, так ведь? (приглашающий жест: поехали, мол...)
-Клятый вульгарный феззанец! (это Альфред фон Ланцберг на улицах феззанского города) Где ему понять мою изысканную литературу? - голос из автомобиля: граф фон Ланцберг? - Кто вы? - Кессельринк, конечно: если вы не устали смертельно от вашей верности и трудов на благо династии Гольденбаумов, пожалуйста, примите участие в плане, возглавляемом графом Реймшейдтом.
В некоем таинственном темном углу. - Ланцберг: о, ясно! Так вы тоже были членом Липпштадского союза! Так мы боевые товарищи! С этого момента я рад служить! - Шумахер, про себя: преуспеет ли этот план? И даже если преуспеет — что за ним скрывается? Разжигание войны — разве не увеличит оно помехи на пути мира и прогресса?
Военное министерство Рейха. - В планах Шафта нет вообще никакой новизны. (Ройенталь?) - Не старая ли это доктрина «большому кораблю — большие пушки»? - Но она может оказаться эффективной против Изерлона. (таки Ройенталь) Кроме того, я знаю, что все в порядке, Кемпф действительно работящий парень. - Миттельмайер: как бы то ни было, меня не заботят Шафт или Кемпф. Что касается меня, я беспокоюсь о герцоге Лоэнграмме. Я заметил, что после смерти Кирхайса он сильно изменился. Хоть и не могу сказать, как или где... - Ройенталь: люди должны меняться, потеряв то, что не должно быть потеряно? - Миттельмайер: ты помнишь? Это было прямо здесь... когда мы впервые увидели Кирхайса и герцога Лоэнграмма, которого тогда еще звали Мюзель. - Ройенталь: да, это было после победы в битве в звездной системе Банфрид. Четыре года назад? - флэшбек. Сидят Ройенталь с Миттельмайером, письма разбирают. Идут юные Райнхард с Кирхайсом. Ройенталь: кто это? - Миттельмайер: а, это коммодор Райнхард фон Мюзель. Нет, он уже контрадмирал? Как бы то ни было, поскольку ему всего восемнадцать, это большое достижение. - Ройенталь: точно. Это его аристократы называют «белобрысым сопляком»? - Миттельмайер: и что ты думаешь о «белобрысом сопляке»? - Ройенталь: есть старое высказывание. Тигренка по ошибке можно принять за кота. - Миттельмайер: вот ты увидел Райнхарда фон Мюзеля. Он тигр или кот? - Ройенталь: вероятно, тигр. Поскольку враг не обязан проигрывать только потому, что он брат фаворитки кайзера. - (выныривая из флэшбека) Миттельмайер: несомненно, он был тигром. - Ройенталь: нет... Он лев. - Миттельмайер: действительно. Лев, царь зверей. - Ройенталь: но я не замечал также, как велика была сила Кирхайса. - Миттельмайер: если бы Кирхайс был жив, он наверняка отговорил бы герцога Лоэнграмма от этого выступления. - Ройенталь: если бы Зигфрид Кирхайс был жив?..
Центральный командный пункт (?). Райнхард в кресле. - Ожидаемое время деформации через 45 секунд. Деформация из точки за пределами звездной зоны Валгалла показана на главном экране. - входят Миттельмайер с Ройенталем. Миттельмайер: я не вижу Шафта. - Ройенталь: он в Гайерсбурге с Кемпфом и Мюллером. - Миттельмайер: о, это на него не похоже, да? - Ройенталь: конечно, ему не хотелось. Но кажется, герцог Лоэнграмм приказал ему быть на борту. - Миттельмайер: в самом деле. Но неужто огромная крепость, 45 километров в диаметре, переместится в те координаты? Никаких сомнений, это будет драматический спектакль, но... - Ройенталь: до самого конца это история о том, как «если» удастся, так? - 10 секунд... 9... 8... 7... 6... 5... 4... 3... 2... 1... (поехало. Тихое аханье в рядах командования) Крепость и ее ближайшее пространство не демонстрирует отклонений от нормы.
С успешным перемещением Гайерсбурга, флот в 16 000 кораблей и 2 млн человек формально вступил на путь к Изерлону. Это случилось 18 марта 489 года по имперскому календарю. В тот же самый день Ян Вэньли, вызванный правительством, готовился покинуть крепость Изерлон.
Ян: Юлиан, сколько в тебе примерно росту? - Юлиан, отвлекаясь от собирания адмиральского чемодана: 173 сантиметра. - Ян: о, меня обгонят в будущем году? Хотя ты даже не доставал мне до плеча, когда мы впервые встретились.
«Брунгильда». - Я собираюсь взглянуть на Гайерсбург. (Райнхард). - фон Штрайт и Хильда переглядываются. Вспоминает рядом «Брунгильду» и «Барбароссу». Увы, «Брунгильда» паркуется одна. Встречают и Кемпф, и Мюллер. Райнхард у дверей в тот самый зал: - я хочу немного побыть один. Никто не должен входить. - Хильда у захлопнувшейся двери: это то самое место, где адмирал Кирхайс?.. - Кемпф и Мюллер переглядываются и кивают.
Райнхард сидит на ступеньках в зале. - Лорд Райнхард, пожалуйста, завоюй вселенную. - кровавое пятно на ковре. - и пожалуйста, скажи леди Аннерозе... что Зиг выполнил старое обещание. - Райнхард: да, Кирхайс, ты выполнил свое обещание. Поэтому я выполню обещание, данное тебе. Неважно, как, но я завоюю вселенную. И затем я встречусь с моей сестрой! (про себя) Но мне холодно, Кирхайс. Без тебя и моей сестры во вселенной не хватает теплого света. Если б я мог вернуться на двенадцать лет назад и начать все сначала, мог бы мир быть немного светлее и теплее для меня, Кирхайс?.. - Хильда за дверью, про себя: неужели герцог Лоэнграмм не может открыть свое сердце никому, кроме мертвого? Это слишком одиноко! Почему он старается разрушить старый Рейх и управлять миром? Он не может продолжать так! Не может!
Конец 30-й серии.

В анонсе Ян и Фредерика, парламентские слушания, Ян суров, а председатель шевелит усами.

Дата: 18 марта 489 года

URL
2009-03-29 в 06:30 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
31 серия. Inquiry
(под титры) Нация, которая игнорирует социальное неравенство, бесконтрольно увеличивает военный бюджет и затем использует силу внутри для усмирения граждан под предлогом вторжения внешнего врага, стоит на пути к вымиранию. Таково нынешнее государство у нашей нации. Кроме того, сейчас у нас нет сил для вторжения в Империю. (это Ян печатает текст) Даже если бы наша военная мощь была безупречна, вследствие поражения при Амлитцере и прошлогоднего государственного переворота мы увидели бросающийся в глаза упадок вооруженных сил. Но это не все. Национальные финансы, промышленное производство, человеческие ресурсы — все рухнуло. Существование Изерлонской крепости делает национальную оборону сколько-то возможной. Чего мы должны добиться — это сосуществования с администрацией Лоэнграмма. Администрация Гольденбаумов была примером демократически построенной политической системы, породившей самое антидемократическое управление. Но администрация Лоэнграмма является примером недемократически построенной политической системы, порождающей исключительно демократическое управление. Это не правительство «народа», но теперь это правительство «для народа». Однажды нам придется признать, что сосуществование с Лоэнграммом не только возможно, оно становится необходимым. - вслух: герцог Райнхард фон Лоэнграмм?.. - звонок: Это лейтенант Гринхилл. - Войдите. - Адмирал, хотите чаю? - О, спасибо. Я как раз подумывал о небольшом перерыве.
Процесс наливания чая)) - Как оно движется? - Ян: мне не очень нравится. Думаю, мои выводы могут быть слегка поспешными. - Фредерика: не знаю, поднимет это вам настроение или нет, но мы начали принимать телепередачу с Хайнессена. - Ян: которую? (включает комм, на экране усатый дядька) — усатый дядька: ...так дорого, мы должны его защитить. Кроме того, мы не можем урезать расходы или скупиться на потери маленьких жизней отдельных людей. - Ян: эти расходы урезались в течение пяти веков. Для этих, у власти, нет ничего дешевле жизней других людей. Эти «маленькие жизни» воевали более пяти веков и платили за это. Но это не повредит их карманам. Потому что именно граждане возьмут на себя расходы. - Фредерика: полагаю, вы хорошо подготовились к вызову министра обороны. - Ян щелкает пультом, выскакивает другая передача. - (серость моя, серость! Что за пьеса-то? Или это «Мышеловка» имени Гамлета в Хайнессенской версии?) Принц, пожалуйста, уходите! - Но... - Мы будем здесь! Пожалуйста, идите и планируйте ваше законное возвращение. Пожалуйста, стерпите стыд и ждите случая! - Принц, я не позволю вам уйти! - Министр! Вы член королевской семьи, как могли вы восстать против нее? - Вы предатель! - Зло никогда не победит! - Вой лицемера? - Все равно. Взять их! - Йес, сэр! (реклама какой-то жрачки) Ян: вы знаете, кто спонсирует эту программу? - Фредерика: думаю, продовольственная компания с Феззана, но почему... - Ян: ну, содержание было такое, будто... они выглядят сторонниками прежней имперской администрации, снова взявшимися за пропаганду. - Фредерика, хихикая: не может быть! Хотя это история могла быть выбрана из таких соображений... (на экране стрельба министра с солдатами по принцу) — Ян: ну да, лейтенант, думаю, я вижу гораздо дальше. Только... - Фредерика: только? - Ян: я все возвращаюсь к Феззану и цепляюсь к нему... - Фредерика: что вы хотите сказать? - Ян: администрация Альянса и Лоэнграмма должны быть способны сосуществовать. До тех пор, пока нелепое доктринерство не станет теорией. - Хай. - Но если это случится, именно Феззан окажется в проигрыше. Если установятся дружеские отношения, их существование (Феззана) станет бессмысленным. - Фредерика: то есть Феззан надеется на вечный конфликт Альянса и Империи? - Ян: более того, Империя под руководством Лоэнграмма станет реальностью в ближайшем будущем. Феззан может помочь Империи объединить вселенную. С точки зрения экономики, есть много причин, почему такое объединение желательно. (подлетают к Хайнессену. Крейсер «Леда II», однако...) Думаю, это чересчур пессимистичная теория. Но ситуация такова, что я много думал о том, что надвигается. Это не все, однако я беспокоюсь об истинных намерениях Феззана. Не то чтобы у меня были особые основания, но я чувствую что-то вроде наползающей тени. (Ксо, все ж прочитал. Все понял. И что?.. кстати, они прилетели на Хайнессен) —
По трапу спускаются Ян, Фредерика и Машенго. Фредерика: должны мы связаться с командующим Куберсли или с командующим Бьюкоком? - Ян: нет, это неуместно. Приказ был секретным. - подкатывает машина, вояка берет под козырек: адмирал Ян. Я коммодор Бэй (здравствуй, Бэй, помню тебя, заразу), я начальник охраны председателя Трунихта. Мне приказано быть телохранителем адмирала. Хоть я и недостоин, я буду честно вас охранять. (вокруг вояки во всеоружии) - Ян: благодарю вас. - Бэй: сюда, адмирал. - Фредерику и Машенго оттирают. - Фредерика: Что?! - Бэй: по приказу министра обороны, я должен доставить адмирала Яна одного. Прошу вас сохранять достоинство и секретность. - Ян садится в машину. Машенго: что будем делать, лейтенант? - Фредерика: для начала узнаем, куда его везут. Мы ничего не сможем сделать, не зная, где он.

URL
2009-03-29 в 06:40 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Яна вводят в некую комнату. - Бэй: Пожалуйста, располагайтесь тут. Если вам что-нибудь понадобится, он (подчиненный) останется здесь, вам достаточно только попросить. (подчиненный - мордоворот трехстворчатый) Я отправлюсь сообщить министру обороны о вашем прибытии. - Бэй и мордоворот выходят, Ян изучает местность: решетку на окне и прочие прелести быта. Падает на кровать. - Это лишение свободы. Они так невежливы. - гудит комм, Бэй: адмирал, слушание начнется через час. Я провожу вас в комнату для допроса, так что, пожалуйста, будьте готовы. - Ян: запальчивость — табу, Ян Вэньли.
Машенго: обнаружили что-нибудь? - Фредерика: я выяснила, куда отправился коммодор Бэй. Едем в здание Совета.
Заседание комитета по расследованиям. - Полагаю, вам пора узнать, что это я созвал данное заседание. (Негропонти) Я министр национальной обороны Негропонти. (среди сидящих — Рокуэлл) Адмирал Ян, вы можете сесть. (и Хван Леви тут) Нет-нет, ногу на ногу не кладите! Сядьте прямее! (вот же зараза, а?) Вас сюда вызвали! Не забывайте свое место! - Ян, тихо: не то чтобы я особенно просил... - Негропонти: вы что-то сказали? - Ян: нет (а голос резкий. Зол...). - Негропонти: отлично. Тогда начнем расследование.
Расследование началось с сообщения о прошлом Яна. Ян Вэньли родился в767, сын торговца Яна Тайлуня. Его мать умерла, когда ему было пять. Отец забрал его с собой и воспитывал на межзвездном торговом судне. В шестнадцать он добился от отца неохотного разрешения изучать историю. Финансовое положение отца было ужасно. У него не оказалось ни копейки, когда выяснилось, что почти вся его коллекция древностей состоит из подделок. Поэтому, чтобы изучать историю, не имея средств, он поступил на отделение военной истории в Офицерскую школу. Поскольку, к сожалению,историческое отделение было закрыто, его перевели на курс изучения стратегии. - Негропонти: но контраст бросается в глаза. Нет ли тут множества оценок, близких к провальным? - Рокуэлл (?): поскольку 55 пунктов — нижняя граница, да? - хихиканье. Ян, про себя: я поступил в офицерскую школу, потому что у меня не было выбора. Но если бы я действительно провалился, может быть, история была бы совсем другой. Изерлонская крепость все еще была бы в руках Империи... С другой стороны, не было бы сокрушительного поражения при Амлитцере. Если бы так, сколько десятков тысяч солдат смогли бы избежать смерти? Но в этом случае, возможно, Альянсу не пришлось бы теперь быть разрушенным герцогом Лоэнграммом. В самом деле, этот парень по имени история... - Негропонти: в настоящее время вы самый молодой адмирал в Альянсе и командующий самого высокого ранга на передовой. Это потрясающее везение вызывает у людей зависть, не так ли? - Ян, про себя: если тебе завидно, как насчет поменяться местами? - Негропонти: но в нашей демократической нации никому не позволено преступать закон и самовольничать. Нынешнее расследование призвано выяснить подозрения, связанные с этим. Вот первый вопрос. - Ян: начинается... - Негропонти: во время подавления государственного переворота Национального совета спасения вы разрушили все 12 спутников Пояса Артемиды. Не так ли? - Ян: да. - Негропонти: разве это воистину поспешное и грубое решение не было чрезмерным? Возникает вопрос, что, возможно, ваше намерение было несколько иным, но... - Ян, про себя: но вы подозреваете, что я мог бы после ваших трудов?.. - Негропонти: не было ли другого пути? Например, если бы вы разрушили два или три спутника, не были бы вы способны спуститься в атмосферу? - Ян: я отвечу. Если бы я использовал этот способ, нет никаких сомнений, что мы были бы атакованы оставшимися спутниками, что привело бы к большим потерям среди солдат наших вооруженных сил. Если вы цените безлюдные спутники больше, чем жизни людей, мое решение становится ошибочным, но... - Негропонти: тогда почему вы не окружили Хайнессен и не ограничили их желание сражаться? - Ян: я думал и об этом способе, но вынужден был отказаться от него по двум причинам. - Негропонти: по каким же? - Ян: во-первых, существовала опасность, что загнанная психологически в угол хунта возьмет в заложники важных членов правительства, чтобы попытаться снять осаду. Если бы они начали давить на переговоры пистолетами, приставленными к вашим головам, мы были бы лишены малейшего выбора. Второе — тоже большая опасность. В этот момент гражданская война в Империи подошла к концу. Если бы мы медлили, ожидая, пока государственный переворот провалится сам, Райнхард фон Лоэнграмм, этот гений военного дела, мог развить свою победу до вторжения большими силами. Основываясь на этих двух пунктах, я предпочел освободить Хайнессен настолько быстро, насколько это было возможно. Более того, я не мог избежать принятия мер, которые дали бы психологическое ощущение поражения государственного переворота. Я смиренно приму это (в смысле обвинение), но только когда вы покажете мне альтернативу с большей степенью успеха. В противном случае мои люди, которые должны были бы рисковать своими жизнями, не стали бы молчать. - Негропонти: ладно, оставив этот основной вопрос, перейдем к следующей теме. Прежде чем вы вступили в бой с 11-м флотом, поддерживавшим хунту, вы обратились к личному составу всего флота, вы сказали, что гибель наций и так далее ничего не стоят по сравнению с индивидуальными правами и свободами. Этому были свидетелями множество людей, слышавших, как вы это сказали. Это верно? - Ян: не могу утверждать, что это так дословно. Но я действительно сказал нечно подобное. - Негропонти: не думаете ли вы, что это позорное высказывание? - Ян: как? Что? - Негропонти: вы солдат, которому вменено в обязанность защищать нашу нацию. И вы говорите, что не позорно в вашем положении произносить речи о пренебрежении к нации? - Ян: это вы говорите, министр. Думаю, это было необыкновенно глубокое для меня высказывание. Потому что нация не создает индивидов путем деления на клетки. Напротив, это индивиды с независимыми стремлениями собираются, чтобы создать нацию. В демократическом обществе это аксиома: каждый является хозяином и каждый — слугой. (они будут объяснять Яну, что такое демократия...) - Негропонти: аксиома? Я понимаю это совершенно иначе. Люди — общественные создания. Никто не может жить один, так что нация для людей имеет неоспоримую ценность. - Ян: в самом деле? Люди могут нуждаться в обществе, но у них нет необходимости в «нациях». - Негропонти: о, я изумлен. Вы настоящий радикальный анархист. - Ян: нет, но вы можете называть меня вегетарианцем. Даже если я, как только увижу тарелку вкусного мяса, немедленно нарушу мой зарок. - Негропонти орет: адмирал Ян, вы насмехаетесь над этим расследованием?! - Ян: ни в коей степени не имею такого намерения. - Хван Леви: не сделать ли нам небольшой перерыв? Адмирал Ян тоже устал, а я голоден и изнурен. Я был бы благодарен, если бы мне позволили передохнуть. (эк он на разговор о еде-то...)

URL
2009-03-29 в 06:47 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Здание Верховного совета. Подъезжает машина, выходит коммодор Бэй, на ступеньках здания его перехватывает Фредерика. - Коммодор Бэй! Я адьютант адмирала Яна, хочу встретиться с моим старшим офицером. Где адмирал? - Бэй: это дело высшей государственной секретности. Интервью и тому подобное не разрешены, и я не могу сообщить вам о местонахождении адмирала. - Фредерика: понимаю. Вы говорите, что «расследование» означает психологическую пытку одиночеством? (так его!) - Бэй: думайте, что говорите! - Фредерика: если вы утверждаете, что я неправа, я требую открытия расследования для публики и присутствия адвоката, как положено на допросе обвиняемого. - Бэй: я не могу удовлетворить эти требования. - Фредерика: по какой причине? - Бэй, проходя мимо: не вижу необходимости отвечать. - Фредерика: ладно, могу я позволить прессе узнать, что адмирал Ян, национальный герой, подвергнут психологическому линчеванию со стороны нескольких высших государственных чиновников? - Бэй: попробуйте и скажите им. Ни одного журналиста нигде это не заинтересует. Более того, как только вы это сделаете, мы применим закон об охране государственной тайны, и вы будете арестованы. (господи, вот же гад-то! Почему я его не помнила с первого просмотра? Танака, ты должен ему задать, непременно!) - Фредерика: это не в компетенции суда. Нет прецедента применения закона о национальной безопасности, утверждающего, что публикация сведений о подобном расследовании преступна. Если вы будете продолжать игнорировать личные права адмирала Яна и форсировать секретное расследование, я со своей стороны тоже буду принимать форсированные меры. - Бэй: хм! Каков отец, такова дочь! - Машенго очень хочет дать ему по башке, Фредерика не позволила. - Пусть идет. (про себя) Когда я предполагала, что меня уволят с моего поста адьютанта, я пришла к нему, подготовившись к этому, но... - вспоминает слова Яна: без вас я бы пропал... - Фредерика: Не хотела я этого делать, но это мое последнее средство. Я увижусь с адмиралом Бьюкоком и попрошу его нам помочь.
-Поставьте прессу под контроль информационного бюро кабинета. - это Трунихт Бэю указания дает. - И Негропонти скажите тоже. Да, что там насчет дочери Гринхилла? - Бэй: йес, сэр. Во всяком случае, кажется, она направляется в штаб командования космофлота. Мы пустили за ней хвост, но она, вероятно, собирается идти прямиком к адмиралу Бьюкоку. - Трунихт: этот старик? Ясно. Идите. - Йес, сэр! - Трунихт снимает трубку: это я. Босс на месте? (кому это он звонил, а? какому боссу? мордобойцам, что ли? наверное...)
-Вы назначили лейтенанта Фредерику Гринхилл своим адьютантом? (Негропонти, конечно) — Ян: и что из этого? - Негропонти: она дочь адмирала Гринхилла, устроившего переворот в прошлом году. Вы должны быть осведомлены об этом, но... - Ян: что? В нашей свободной стране преступление отца переходит на ребенка, как в античной автократии? - Негропонти: я не об этом говорю! - Ян: ваши слова нельзя интерпретировать никак иначе. - Негропонти: я говорю: разве не необходимо беспокоиться о вашем персонале, дабы избегнуть ненужных недоразумений? - Ян: не могли бы вы сказать мне, какое конкретно «ненужное недоразумение» вы имеете в виду? При отсутствии доказательств или серьезных сомнений я не считаю нужным готовиться к нереальным вещам вроде «ненужных недоразумений». Что касается вопроса о персонале, включая адьютантов, право военных командиров назначать их прописано в законе. Так что если вы говорите мне уволить самого талантливого и надежного адьютанта, я не могу расценить это иначе как противоречащее и препятствующее. Я сочту это попыткой разрушить военную систему. Я неправ в моих утверждениях? (Оливейра косится на Негропонти. Мамочки, ну и имя. Хенрик Мартино Боргес де Арантис и Оливейра, во!) - Оливейра: адмирал, мы уйдем в оборону, если будем разговаривать в этом ключе. Вы и мы — не враги. Не могли бы мы привлечь добрые чувства и логику и достичь взаимопонимания?
Главный штаб. - Сегодня приема нет. Кроме того, о любых встречах с командующим следует договариваться за 3 дня. Хотите записаться на прием? (барышня из информационной службы) — Фредерика: я не могу объяснить вам, почему я здесь, но это очень важно! - Кроме того, командующему уже пора уходить, и его, вероятно, нет в офисе. (открывается лифт) — некий офицер: извините, вы не дочь ли адмирала Гринхилла? - Фредерика: да, а кто вы? - офицер: а, вы меня, наверное, не знаете, но я многим обязан вашему отцу. Как бы то ни было, если вы ищете главнокомандующего Бьюкока, я только что видел его на парковке на четвертом этаже. Если вы поторопитесь, думаю, вы успеете его перехватить. - Фредерика: правда? - офицер: воспользуйтесь лифтом №6. Он идет прямо туда. - Фредерика: большое спасибо. Мы торопимся, так что извините нас. - офицер, тихо: они идут. Все по плану. У нее только один телохранитель.
Фредерика и Машенго выходят из лифта. В гараже пусто. - Фредерика: странно... - топот, маски — ну мордобойцы, вестимо. - Фредерика: рыцари-патриоты! - а лифт не открывается... - Взять их! - драка. Машенго так просто не возьмешь. - Все, взять этого парня! Я возьму цель! - наваливаются. Фредерика: лейтенант! - Проклятая девчонка! - Машенго: лейтенант! - ну в общем очень все хреново. - Умри! (это гад хочет Фредерику зашибить!) - но тут приехал лифт. - Что вы делаете?! (офицер Бьюкока) — О, нет! Отступаем! - мордобойцы дают деру. - За ними! - Вы в порядке? - Фредерика: да, спасибо. (ага, надписали офицера, это Пфейфель, был уже, помню) — Пфейфель: вы... - Бьюкок: лейтенант, что вы делаете в таком месте? - Фредерика полным счастья голосом: адмирал! - Машенго поднимается. Подбирает маску, потерянную мордобойцем. Ага, конечно: «Терра — моя мать, Терра в моей руке»...

URL
2009-03-29 в 06:52 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ян в кресле - опять заседают. - Мы вызвали вас не для того, чтобы выказать вам пренебрежение. (это Оливейра, конечно) Напротив, это расследование призвано улучшить ваше положение. (в доброго следователя играем, да...) Конечно, ваше сотрудничество также необходимо, и мы не намерены скупиться на сотрудничество с вами. - Ян: тогда у меня есть просьба. - Какая? - Ян: если тут есть список заготовленных вопросов и ответов, не могли бы вы показать его мне? Я хочу знать, каких ответов вы ожидаете. - Негропонти: предупреждаю вас — строго воздерживайтесь от насмешек над расследованием и ото всех слов и действий, направленных на осмеяние его авторитета и достоинства! - хор: да! Следите за тем, что говорите! - галдеж. - Ян, про себя: авторитет и достоинство?..
-голос Бьюкока: Характерная история. - голос Фредерики: честно говоря, я в полной растерянности, и пришла за поддержкой, чтобы спасти его. Но если я сделаю это неправильно, я лишь увеличу антагонизм между военными и правительством. - Бьюкок: это резонное беспокойство. Но в то же время это ненужное волнение. Я имею в виду, что уже для самой армии невозможно противостоять правительству в унисон. - Фредерика: вы хотите сказать, что армия разделена на два лагеря? - Бьюкок: Два лагеря? Да, именно что два лагеря... если вы можете представить равное противостояние лагеря огромного большинства и лагеря меньшинства. Я, конечно, в меньшинстве. Тут нечем хвастаться. - Фредерика: как это вышло? - Бьюкок: неловко об этом говорить, но если вы спрашиваете о причинах... это был прошлогодний переворот. Из-за него военные потеряли популярность и право говорить. Проклятые политики получили преимущество и пронизали армию своим влиянием. Они управляют военными делами как хотят, и штаб наводнен их агентами. Поскольку ни главнокомандующий Куберсли, ни я не принимали участия в прошлогоднем перевороте, нас терпят. Но даже если мы протестуем, над нами смеются. - Фредерика: что я могу вам сказать?.. Я не знала, что это будет так сложно. - Бьюкок: нет, это не сложно, это ужасно раздражает. Как шуршание. Я на 90% уверен, что в этой комнате могут быть жучки. (Машенго вскакивает, Бьюкок успокаивающе машет) Причина, почему я так говорю, хоть и знаю об этом, - для меня слишком поздно перекрашивать флаг в другой цвет. И память соглядатаев не является законным доказательством. Наоборот, я могу пожаловаться на права человека, оскверненные соглядатаями. Если правительство так уважает конституцию Альянса... - Фредерика: правительство не может открыто растоптать принципы демократии. Если понадобится, думаю, это можно использовать как оружие. - Бьюкок: я счастлив побеседовать с лейтенантом, которая известна своим умом. Итак, насчет самой главной темы — об адмирале Яне. Теперь я понимаю обстоятельства и сделаю, что смогу. - Фредерика: это не создаст вам проблем? - Бьюкок: как я уже говорил, вам не стоит беспокоиться о подобных вещах — слишком поздно. Мне нравится этот молодой человек. Хотя я не могу сказать это ему самому. Он зазнается. - Фредерика: я очень признательна. И что касается вашего характера, вы мне тоже нравитесь, адмирал Бьюкок. - Бьюкок: о, во что бы то ни стало хочу, чтобы моя жена могла это услышать. Ну ладно. Вы можете остановиться у нас, пока вопрос не решится. Сегодня ничего больше не может случиться. - .Фредерика благодарит. Но как они узнали, что я сюда пойду? - Бьюкок: не следили ли за вами? - Машенго: не могу сказать определенно, но одну подозрительную машину я заметил. Если это был хвост, думаю, они менялись местами по дороге. - Бьюкок: в конце концов, что-нибудь подобное этот таракан Бэй должен был сделать. (во! Точно! Таракан!) Лейтенант, таковы современные условия в главном храме демократии. Дождь еще не начался, но плотность облаков внушает беспокойство. Ухудшение происходит очень быстро. Нелегко повернуть вспять эту погоду. - Фредерика: да, я готова. - Бьюкок: отлично. Поскольку мы друзья, хоть времена и изменились.
Ливень.
-Я хочу выйти перекусить. (это Ян) — Мы приготовим вам пищу здесь. Нет необходимости выходить. (а это мордоворот) — Ян: в этом угрюмом месте у меня нет аппетита. - мордоворот: чтобы выйти за ворота, нужно разрешение коммодора Бэя. - Ян: но я совершенно не хочу разрешения. - мордоворот: хотите вы или не хотите — это не проблема. Даже хоть вы и адмирал, если вы не подчинитесь правилам... - Ян: ладно, тогда могу я видеть коммодора Бэя? - мордоворот: коммодор отбыл на службу в офис первого министра. - Ян: когда он вернется? - мордоворот: трудно сказать. - Ян: будет ли заседание по расследованию завтра утром? - мордоворот: тоже трудно сказать. Мы сообщим вам о ситуации немедленно, так что, пожалуйста, подождите здесь. Это все, чего вы хотели? - Ян: да, это все. - мордоворот: тогда извините меня. - выходит. В захлопнувшуюся дверь врезается берет. Довели мужика. - Ян: как я могу позволять делать со мной такое? Я уйду. В этот раз, клянусь, я уйду. Со времен захвата Изерлона эти самые парни не позволяли мне уйти! Делешь все, что они хотят, для парней, уютно сидящих на своих безопасных местах — разве это дает им право жаловаться? (пишет: «письмо об отставке») Я уйду! Безусловно уйду!
Крейсера в космосе) — Как скучно. Даже когда мы в патруле, у нас слишком много свободного времени. - пищит что-то, локатор, не иначе. - О! Впереди появилось искажение пространства! (надписали: Филдс) Что-то сюда перемещается! Расстояние 300 световых секунд! Масса... масса... масса ЭКСТРЕМАЛЬНО большая! - Вы можете сказать чуть-чуть определеннее?! - Филдс: масса примерно 40 триллионов тонн! - возгласы изумления. - Это не космический корабль, это скорее планетарный объект! - командир (надписано: Нильссон) — полный назад! Все корабли, назад! Нас затянет в пространственно-временную трещину! - корабли поспешно удирают. И тут оно появляется. - Это... крепость?..
798/489, 10 апреля. Гайерсбургская крепость вошла в Изерлонский коридор.
Конец 31 серии

В анонсе Ян в суде, кажется, Лебелло, Фредерика в изумлении, Дасти и Шенкопф на Изерлоне, Кемпф командует «вперед!», а Ян чешет репу, беседуя с Фредерикой в городском сквере.

URL
2009-03-31 в 18:28 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
32 серия. War Without Weapons
Изерлон, штаб. Гудит тревога. Кассельн, Мюрай, Шенкопф. Юлиан. Входят двое. - Что теперь? (судя по голосу, Поплан. Точно, это они с Коневым.) Эта компания из разведывательной группы снова обнаружила врага? - Конев: Враг недавно так хорошо поработал. Им нужна компенсация за сверхурочную работу? - Мюрай косится в их сторону. - Упс, извините. - офицер в наушниках: с «Улисса» поступили подробности. Объект, возникший с имперской стороны Изерлонского коридора, сферический или вроде того. (докладывает Кассельну) Поверхность состоит из композитных сплавов, керамики и жидкого металла. (входит Меркатц со Шнайдером) Масса, по грубой оценке, более 40 триллионов тонн. - Кассельн: триллионов?! - Да, сэр. Диаметр около 45 километров, и похоже, это искусственная сфера. - Кассельн: другими словами, крепость вроде Изерлона? - Поплан, присвистнув, разводит руками. - Мы получили изображение. - Глаза Меркатца округляются, Шнайдер вскакивает: крепость Гайерсбург! Это ж... - Кассельн оборачивается. Меркатц кивает. - Шенкопф: конечно, мы не можем поверить, что они прислали ее послом доброй воли. - Патричев: была ли случайная стычка и битва в январе прелюдией к этому? - Дасти: разозленныетем разгромом, они решили притащить весь свой флот и базу для операций? - Шенкопф: выдающаяся попытка. - Мюрай: как бы то ни было, они явились сюда с возмутительным планом. Похоже, имперский флот открыл новую технологию. - Шенкопф: незачем называть это новой технологией. Они просто увеличили ее. Однако, как это ни называй, они совершили выдающийся подвиг. - Кассельн: в любом случае, мы безусловно получили сюрприз, и враг превосходит нас числом. Более того, адмирал Ян отсутствует. Что хуже, мы должны сами себя содержать тут, на линии фронта. Адмирал Меркатц, я понимаю, что вы должны чувствовать, но ситуация такова, что я хотел бы узнать от вас данные о Гайерсбургской крепости. - Меркатц кивает Шнайдеру. Шнайдер: да, сэр. - Встает. — Гайерсбургская крепость примерно 45 километров в диаметре, вдвое меньше Изерлонской. Она способна вместить у причалов 16 000 кораблей. Ее главное орудие, «Когти грифа» (тут идет название пушки, короче, оно лучевое, с длиной волны около 100 ангстрем). Ее выходная мощность 740 000 000 мегаватт, так что по огневой мощи мы примерно равны. - Кассельн: обмен огнем между двумя крепостями? - Шенкопф: вероятно, демонстрация довольно внушительного фейерверка. - Поплан: если главное изерлонское орудие выстрелит и попадет в изерлонскую броню, кто победит? Люди называют это «парадокс». - Конев, хватаясь за голову: да что ты несешь! - Патричев: если адмирал Ян не вернется немедленно... - Кассельн: нет, вы правы. Но ему понадобится не менее 4 недель на возвращение. И это время может только удлиниться, короче оно не станет. - Патричев: приятная перспектива, а? - Мюрай: ситуация не располагает к шуткам. Если Изерлон будет потерян, Империя форсированно вторгнется на территорию Альянса. И у нас нет сил отогнать лучшие войска герцога Лоэнграмма. Если это случится, Альянс... - Шенкопф: придет к концу, так? - Дасти: не сглазь. - Кассельн: в таком случае мы попробуем каждое средство, которое есть под рукой. Подготовьте выступление флота и эвакуируйте гражданских. (Фишер кивает) Объявите общую тревогу по крепости. (Шенкопф кивает) Подготовьте также компьютеры, чтобы мы могли в любой момент стереть информацию. (Багдаш кивает) И пошлите сообщение гиперсвязью на Хайнессен. «10 апреля Империя вторглась в Изерлонский коридор превосходящими силами, при помощи гигантской мобильной крепости...
Хайнессен. ...прошу подкрепления».
Заседание комитета по расследованиям. Допросы Яна проводились не каждый день. Они происходили внепланово, в случайное время. Это сильно действовало на нервы Яну, который был заперт без возможности что-либо делать. Но он все еще не предъявил письмо об отставке, которое он приготовил. Ян скрывал интерес к тому, действительно ли это расследование придет к какому-либо соглашению. Даже если оно было губительно для существования Яна, до тех пор, пока он необходим для войны с Империей, они не могли его устранить. Поскольку в конце концов они должны были его освободить, он взвешивал, соблюдать ли ему приличия или только делать вид. Он склонялся к тому, что если уж выходить в отставку, так сделать это настолько драматично, насколько это возможно. В этот момент Фредерика, можно сказать, готовилась к более трудной битве, чем Ян.
-Нет, лейтенант, как ни прискорбно, коммодор Бэй сказал правду. (это Лебелло) Масс-медиа, вероятно, не заинтересуются этим. Такие вещи случались раньше. Вы знаете о комитете Эдвардс? Это антивоенная группа, сформированная после государственного переворота в память о члене палаты представителей Джессике Эдвардс. Эта группа подняла вопрос о несправедливости при призыве на военную службу. Основываясь на их исследованиях семей влиятельных людей в финансовой и государственной сферах, они обнаружили, что из призванных там 15% на фронт отправился только 1%. Комитет поставил вопрос на открытых парламентских слушаниях, но Трунихт их проигнорировал. И журналисты ничего об этом не написали. - Фредерика: это же... - Лебелло: но дальше — хуже. Разумеется, члены комитета вышли на демонстрацию протеста. Невзирая на то, что она была законна, явилась полиция и подавила демонстрацию. Ускользнув от полиции, они пошли по переулкам и были атакованы боевиками патриотического союза, которые избивали всех, даже женщин и детей. Полиция наблюдала за этим издали. И когда боевики ушли, члены комитета, бывшие жертвами, были арестованы. За подстрекательство к бунту. - Фредерика: так далеко зайти... - Лебелло: да. И на следующий день масс-медиа дали в эфир репортаж о членах комитета. Он был основан только на данных полицейского рапорта об аресте. - Фредерика: я думала, это невозможно, но, оказывается, я была наивна. Вы говорите, что ситуация стала так плоха. Но теперь я понимаю, почему вовлеченные в этот инцидент боятся и отказываются мне отвечать. - Бьюкок: К несчастью, это истинное состояние нашей «предположительно демократической» нации. - Лебелло: я не могу порицать вас. Мы не можем покинуть адмирала Яна в такой паршивой ситуации. Я тоже предложу идею попытки.
Ян в своей камере. - Скоро предел моему терпению...

URL
2009-03-31 в 18:32 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Я помогу вам. (это Фредерика). - миссис Бьюкок: нет, вы гость, сидите, пожалуйста. - Фредерика: но я сожалею, что доставляю вам столько беспокойства. - Вам не нужно беспокоиться об этом, мисс Гринхилл. Когда в доме молодежь, в доме становится светлее. И поскольку мой муж счастлив ввязаться в борьбу с правительством, я должна быть вам благодарна. - Фредерика: о! - миссис Бьюкок: так что вы можете оставаться у нас, сколько захотите, без всякого беспокойства. О, но я не должна была этого говорить. Вы должны быстро спасти мистера Яна и отправиться домой. - Фредерика: ОК. - идет с подносом в комнату, где Машенго читает газету и быстро ее засовывает себе за спину. - Лейтенант, что вы прячете? - Машенго: о, ничего... - Фредерика: там какая-нибудь плохая статья? - Машенго: нет, это... - Покажите мне. - заголовок: «Безнравственные отношения адмирала Яна и дочери предателя Гринхилла». И портреты обоих. - Машенго: это наглая статья, полная лжи. - Фредерика: я не сержусь. После всего этого я не могу относиться к журналистам серьезно.
Лебелло о чем-то разговаривает с неким персонажем. Но вот кто это?..
-Адмирал, вы выдающийся человек, но вы еще молоды. (это Оливейра) Похоже, вы на самом деле не понимаете истинную природу войны. (он еще и военному делу будет Яна учить, да... ) - тут в зал заседаний входит некто. - Оливейра: так? Мир и свобода, при которых отсутствует чувство напряжения, приводят людей к вырождению. (о, да вошел-то вроде бы тот, с кем говорил Лебелло?) Это война придает людям жизнеспособность. Именно война заставляет цивилизации двигаться вперед и физиологически облагораживает людей! Долгий период мира и свободы сокращает жизнеспособность и приводит к декаденству. Разве не доказывает это ваша драгоценная история? (он еще и истории Яна поучит... профессор, елы) - Ян: какое удивительное наблюдение. Если б только не было никого, кто потерял свою жизнь или семью на войне, тогда я, может быть, и поверил бы в это. Для людей, которые предпочитают использовать войну в своих интересах и пытаются упрочить свое благополучие на жертвах других, это чрезвычайно привлекательная идея. И для людей, которые демонстрируют фальшивый патриотизм, чтобы обманывать других, а? - Оливейра: вы подразумеваете, что наш патриотизм фальшив? - Ян: если защита нашей родины и самопожертвование необходимы для того, что вы говорите, - прежде чем вы скажете другим людям «сделайте то и это», как насчет сделать это самим? Что самое трусливое и позорное в человеческом поведении? Это когда те, кто у власти, и те, кто льстит им, прячутся в безопасном месте и превозносят войну, напирая на патриотизм и самопожертвование других, а потом посылают их умирать на поле боя. Ради мира во вселенной, прежде чем мы продолжим эту бесполезную войну с Империей, не должны ли мы сначала истребить этих чертовых паразитов? - Негропонти: и мы паразиты?! - Ян: а что, можно понять как-то иначе?(вот же довели человека!..) - стук председательского молотка. Негропонти: эти не имеющие оправдания оскорбления и грубость переходят всякие границы воображения! Мы не можем не признать, что это обвиняет сам ваш характер! Это расследование, вероятно, следует расширить снова! - Ян, тоже уже орет: я хотел бы возразить... - стук молотка. Негропонти: я запрещаю вам говорить! - Ян: на каком основании? - Негропонти: я не обязан объяснять! Соблюдайте дисциплину! - Ян: не могу ли я заставить вас приказать мне удалиться? Я ясно говорю: я не могу больше оставаться смотреть и слушать все это! Полагая, что это часть моей работы, я был терпелив, но у человека есть предел... (вытаскивает свое прошение об отставке) — звонок телефона. Негропонти: это я. Что? Правда? Понял! Мы немедленно прервемся! (вешает трубку) Перерыв на час. Члены комитета, пожалуйста, встретимся в другой комнате. Адмирал будет ждать на своем месте. - все встают и выходят. Ян: э... (про себя) неужели я снова упустил свой шанс?.. Что там снова переменилось в правительстве? Я был бы счастлив, если бы они сообщили мне, что председатель умер.
Фредерика: что там, адмирал? - Бьюкок, бодро: о, вы не слышали? Великая новость, лейтенант. Империя вторглась в Изерлонский коридор целой толпой. - Фредерика, расцветая на глазах: и адмирал Ян будет избавлен от расследования! - Бьюкок: именно. В этот раз имперский флот — наш спаситель. Ирония судьбы, правда? Кроме того, Лебелло выяснил для нас, где держат Яна. Едем к нему немедленно.
-Тут нечего и думать, что мы должны делать. Велеть Яну Вэньли возвращаться на Изерлон и разбить имперский флот. - Нет, мы должны просить его «соблаговолить разбить флот». (а вот это Хван Леви, и это он разговаривал с Лебелло!) - Негропонти: ну это уж чересчур... - Леви: тогда вернемся к нашему прежнему плану и продолжим расследование? Может быть, до тех самых пор, пока имперский флот придет к нашему порогу? В любом случае, кажется, у нас нет ни малейшего выбора. - Негропонти, утирая пот: но мы не можем решить этого самостоятельно. Мы должны дождаться решения председателя Трунихта... - Леви: тогда так и сделаем, посидим пять минут.
Машенго, Фредерика и Бьюкок едут в машине.

URL
2009-03-31 в 18:37 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Адмирал, ситуация внезапно переломилась. Имперский флот вторгся в Изерлонский коридор. Говорят, они переместили туда устройство вроде крепости и передвигают его вместе с огромным флотом! Вы должны отправиться на помощь без промедления! - Ян: итак, вы велите мне идти? - Негропонти: да конечно же! Вы же командующий Изерлоном! Ваш долг и обязанность остановить вражеское вторжение! - Ян: я сделаю это, но меня оторвали слишком далеко от линии фронта, вызвав на расследование, и я даже должен был быть уволен за мою позицию. Что случится с миром из-за расследования? - Негоропонти: расследование приостановлено! Как министр обороны, я приказываю вам! Отправляйтесь немедленно на Изерлон, принимайте командование и контратакуйте! - Ян, помолчав: ладно. Я вернусь на Изерлон... (вздох облегчения) ...поскольку там мои друзья. Могу я быть свободен? - Негропонти, плачущим голосом: конечно, вы свободны. - Ян, вставая: ладно, тогда... (отряхивает берет, надевает) ...я позволю себе удалиться. - оборачивается на ходу: а, да, я забыл кое-что важное. Поскольку вы выбрали время, совпадающее с вторжением Империи, я ожидаю объяснений, по каким причинам вы вызвали меня с Изерлона. Разумеется, если Изерлон не падет. Ладно, прощайте. - уходит, захлопывается дверь. - Нахальный юнец! Что он о себе думает? - Леви: разве он не герой, спасший нацию? Если б не этот нахальный юнец, мы бы уже сдались Империи и вдобавок были бы брошены в политическую тюрьму. Вероятно, нам не следовало увлекаться игрой в суд в таком месте, как это. Он наш благодетель. В течение нескольких дней мы здесь проявляли неблагодарность, преследуя его. - Разве его отношение не чересчур непочтительно по отношению к вышестоящим? - Леви: вышестоящим? Политики такие великие люди? Мы не вкладываем абсолютно ничего в общественное производство. Нам поручено честно и эффективно перераспределять налоги, и мы именно за эту работу получаем жалованье. Как он и сказал, мы ничто иное, как паразиты. Если это кажется величием, это не более чем иллюзия, созданная пропагандой. Однако пока мы спорим об этом, огонь вспыхивает ближе к дому. Почему мы не беспокоимся об этом? Как сказал адмирал Ян, это насчет того, кто понесет ответственность за намеренный отзыв его с линии фронта перед вражеской атакой. - Вероятно, придется подготовить письмо об отставке. Разумеется, не адмиралу Яну. (Негропонти явно принял это на свой счет. И правильно. Но — ксо — Трунихт как всегда ни при чем...)
Ян на улице. Рад свободе. - Адмирал Ян! (ну Фредерика, конечно) — Ян издает радостный возглас. А они как раз ждут его в машине — с Бьюкоком и Машенго. - Ян, Бьюкоку: извините за причиненное неудобство. - Бьюкок: нет, если хотите благодарить, благодарите лейтенанта Гринхилл. Мы только ей помогали. - Ян, немедленно начиная чесать репу: благодарю, лейтенант... что я могу сказать?.. (дурень, скажи уже ей, что она тебе нравится, а? Неет, еще только 32-я серия...) У меня нет слов, чтобы выразить, как я благодарен... - Фредерика, потупившись: я делала то, что естественно для адьютанта, адмирал... Но я счастлива быть полезной... (аж светится) — Ян: нет, эээ... - Бьюкок: вы, молодые люди, не очень-то умны, а? (точно подмечено) Ладно, даже если вы возвращаетесь на Изерлон, не можете же вы уйти с пустыми руками. Нам следует сделать всяческие приготовления, но сначала давайте перекусим. Изерлон подождет немного, пока мы поедим.
Изерлон, штаб. - Враг приближается по коридору, используя обычные двигатели. - Мюрай: они так прочны? Они должны считать, что в коридоре невозможно применять деформацию пространства. - Патричев: эдак через 14 часов главные орудия крепостей окажутся на расстоянии поражения друг друга. - Мюрай: 14 часов?.. - Кассельн: четыре недели! Если мы сможем продержаться четыре недели, Ян вернется. Следовательно, наша основная стратегия — протянуть время до возвращения Яна. Мы сконцентрируемся на обороне, отвечая на вражеские атаки, когда будет необходимо. - Дасти: погодите минуту! Есть еще один важный момент. Мы не можем позволить врагу узнать, что Яна Вэньли здесь нет. (умница Дасти, чем дольше присматриваюсь, тем больше ценю) — Кассельн: конечно. - Дасти: так что, хотя и хорошо бы посвятить себя обороне, не вызовем ли мы подозрения врага, если будем слишком пассивны? - Шенкопф: это верно, но это также означает, что необходимо заставить врага поверить, будто это стратегия адмирала Яна. - Дасти: а если нет?- Шенкопф: тогда у нас будет тяжелое время, а эта крепость снова станет имперской.
Ресторан «Белый олень». - Сейчас, когда люди потеряли доверие к своему правительству, есть военный высшего ранга, обладающий одновременно силой и популярностью. Другими словами, это вы, адмирал Ян. Это чрезвычайно опасная ситуация для демократии как таковой. Можете даже сказать, что это оранжерея для произрастания диктатора. (это Лебелло. Сидит вся компания — Ян, Машенго, Фредерика, Бьюкок) — Ян: так вы думаете, я оранжерейный цветок? - Лебелло: я не шучу. Ситуация почти такая же, как в Галактической федерации 500 лет назад. Если плохое перейдет в худшее, возможно представить себе, как вы станете вторым Рудольфом фон Гольденбаумом. - Ян: подождите минуту, пожалуйста! Я не хочу никакой власти! Если бы я хотел, у меня было множество шансов во время прошлогоднего переворота. Вопреки этому... - Лебелло: я тоже хочу так думать... Но люди меняются. Пока Рудольф фон Гольденбаум не взял власть в свои руки, даже если он был убежден в своей правоте, вероятно, он был не более чем реформатор, полный идеалов и убеждений. Это полностью изменилось, едва он получил власть. Он шел по пути от самоутверждения к самообожествлению. - Ян: вы полагаете, если бы я получил такую власть, я изменился бы тоже? - Лебелло: не знаю. Я только молюсь, чтобы не настал день, когда вам придется пойти по пути Рудольфа, чтобы защитить себя самого... Глупо было это говорить. Пожалуйста, извините меня. Поскольку никто из нас не хочет быть подслушанным и послужить причиной болезненной реакции... (уходит)
-Я только следовал вашим указаниям. После этого я один?.. - голос Трунихта: ладно, Негоропонти, это вы так говорите. Я что, должен взять ответственность на себя и уйти в отставку? Однако, какая жалость... Даже если вы уйдете с поста министра национальной безопасности, у меня готов для вас другой пост. Однако если я перестану быть председателем... - Негорпонти (он на экране комма): понял. Так вы говорите, что я должен взять ответственность на себя. - Трунихт: ну да. Но даже если вы подадите в отставку, если расследование станет публичным достоянием, оно повредит имиджу всего правительства. Так что прежде чем уйти в отставку, позаботьтесь об этом изо всех сил. (отключает Негоропонти) Это значит, мистер Айлендс... (этот уже стоит, руки по швам)

URL
2009-03-31 в 18:42 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Они просили вас и подкрепления, но тут особо не из чего выбирать. (Бьюкок. Они вышли из ресторации) Потому что тут ничего не осталось, кроме 1-го флота. - Фредерика: командущий 1-м флотом вице-адмирал Паэта... (мама! Ян, не везет...) был вашим командиром, когда вы служили во 2-м флоте, так ведь? - Ян: ага. - Бьюкок: Паэта, вероятно, будет рад дать вам взаймы. - сзади догоняют (Негропонти, что ли?): адмирал Ян! (точно! Диво усатое...) Адмирал Ян, как публичная фигура, вы в положении защитника чести нации. Как таковой, вы не должны вести разговоры об этом расследовании, подрывающие имидж правительства, ни с какими посторонними, не так ли? - Ян: вы имеете в виду, что если о расследовании против меня станет известно публично, это повредит имиджу правительства, так? - Негоропонти: я только исполнял мой долг общественного деятеля. Но имею ли я право просить вас соблюсти ваш долг общественного деятеля? - Ян: то, во что вы верите, ваше дело, министр. Вы... - Негоропонти падает на колени, однако: я умоляю вас! Пожалуйста, не делайте ничего, что могло бы нанести вред достоинству нации. - Ян: пожалуйста, прекратите! Люди смотрят! Что до меня, я не желаю вспоминать о расследовании. Мое первое дело — победить в нынешней битве. - разворачивается, идет прочь. Бьюкок: ох, дорогой... это воплощенное бесстыдство... - Ян: мне жаль, что я действительно занят мыслями о победе в сражении, вместо того чтобы беспокоиться о нем. - Бьюкок: полагаю, он пытается не испортить впечатления председателя о нем. - Ян: я связан, потому что у нашего правительства есть дурная привычка заставлять нас воевать, когда обе руки связаны. - Бьюкок: согласен полностью. Но как насчет ожиданий политиков? В этот раз тебе не удастся избежать борьбы. - Ян: это вы так говорите. Потому что, независимо ни от чего, Изерлон — мой дом. Что ж, лейтенант, пойдемте домой?
-Расстояние 700 000 км! 100 000 км до огневой дистанции главного орудия. - Мужик, это идиотское правительство выбрало самое время отозвать адмирала Яна! (по-моему, это Поплан) Хоть это и нормально, но это вовсе не хорошо! - Независимо от того, что ты говоришь, мы — те, кто выбрал этих идиотов, верно? (а это, кажется, Конев? Точно) — Поплан: никогда я не голосовал за Трунихта! - Конев: неважно, участвовал ты или нет. Побеждает большинство. Если тебя это раздражает, стань фанатиком или выйди на демонстрацию. - Поплан: не надо детальных политических аргументов! Ты что, Оберштайн? (Юлиану) Эй, парень, летное подразделение должно выступить. Отдыхай, пока можешь! - Юлиан кивает. - Сообщение из вражеской крепости! - Кассельн: выведите на экран. Только прием. - на экране появляется лично Кемпф: войска мятежников! (милый, милый! Кто ж так обращается? Наглеем...)... извините, войска Альянса! (то-то...) Я адмирал Кемпф, командующий флотом Галактической империи в крепости Гайерсбург. Полагаю, нам следует обменяться приветствиями, прежде чем мы обменяемся выстрелами. Если возможно, я хотел бы, чтобы вы сдались, но вы, вероятно, не можете этого сделать. (Кемпф, да я тебя начинаю любить. Жаль, поздно...) Я буду молиться, чтобы вам повезло в бою. (вырубается) - Шенкопф: старомоден, но благороден.
-Изерлон не отвечает! - Кемпф: вижу. Какая жалость, не так ли? Я хотел бы увидеть лицо человека по имени Ян Вэньли (размечтался! Так тебе и показали, что его нет на месте...), но полагаю, как воин, он должен приветствовать меня своей мощью? - Мюллер кивает. - Кемпф: зарядить главное орудие крепости! - Подача энергии на «Коготь грифа»!
Изерлонская броня в четыре слоя металла считалась неуязвимой. Атаки таким оружием, как ракеты или взрывчатые вещества, поглощались, а лазерные лучи отражались ее поверхностью. С такой превосходной защитой Изерлон никогда не был захвачен внешним врагом. (тут написано название изерлонской всплывающей пушки, которая не Торхаммер, а мельче, но по-немецки. Типа чей-то клык, но чей, это уже выше моих возможностей) Но теперь придется говорить об этом в прошедшем времени. - Энергетический заряд готов! - Кемпф: огонь!
Конец 32-й серии

В анонсе стрельба в космосе, Мюллер, Меркатц, Кемпф, конная атака розенриттеров, стреляющий спартанец и взрывы.

URL
2009-03-31 в 19:16 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Вот на приветствии могли бы запалить. Ян вежливый, он бы поздоровался.

2009-03-31 в 20:20 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Но они не поняли. Мюллер гораздо позже заподозрил, что Яна таки нету.

URL
2009-04-01 в 09:09 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
33 серия. Fortress vs Foretress
(под титры) — Огонь! - выстрел с Гайерсбурга врезается в изерлонскую броню. Весь Изерлон содрогается. - Блок RU-75 поврежден! - Передайте мне рапорт о повреждениях и эвакуируйте пострадавших, быстро! - Никаких признаков жизни внутри блока! - Патричев: нет! Там должно было быть более четырех тысяч человек! - Он полностью разрушен! - Мюрай: такого не может случиться! - Ремонт внешней стены в данный момент невозможен, но металлический сплав полностью восстановился. (видно, как затягивается воронка металла) Однако он проник в блок RU-75. - Кассельн: это неизбежно. Покиньте этот блок и запретите гражданским из внутренних блоков находиться вблизи внешних стен. - Шенкопф: командир, как будем контратаковать? - Кассельн: контратаковать?! - Шенкопф: это неизбежно, так ведь? Мы не можем сидеть тут и ждать второго удара! - Кассельн: но вы же видите, что если сейчас с обеих сторон будут палить главные орудия, обе стороны будут разрушены! - Шенкопф: разумеется! Враг, который научился такому ужасу, вряд ли будет небрежно стрелять из своего главного орудия. Если так, настанет патовая ситуация, и в конце концов, мы сможем потянуть время. Мы не можем сейчас демонстрировать врагу слабость. - Кассельн: я понял. Вы правы. Приготовить Торхаммер! Заряжай! - Полностью заряжено! Цель локализована! - Кассельн: огонь! - заряд из Торхаммера врезается в броню Гайерсбурга.
Хайнессен. - Так вы не дадите разрешение 1-му флоту выступить? (это Бьюкок) - дядька с экрана: конечно, нет. Если 1-й флот будет отсутствовать, как мы защитим столицу? - Стыдно говорить об этом, но во время прошлогоднего переворота несколько флотов базировались в столице (это штаб альянсовского командования, Ян и Фредерика сидят на диванчике, а Бьюкок беседует с дядькой). Не было ли тогда то же самое? - дядька (надписали: Уолтер Айлендс): это только слова, которые не дают права снимать защиту со столицы. Во всяком случае, поскольку у Хайнессена нет больше его «Пояса Артемиды»... - Бьюкок: но если мы не выдвинем 1-й флот, где мы собираемся взять флот для адмирала Яна? - Айлендс: призовите силы обороны и полиции с каждой системы. Вы наберете пять или шесть тысяч, верно? - Бьюкок: но... - Айлендс: в любом случае, таково решение комитета национальной обороны. Вам только поручается выполнять его решения по своему усмотрению, так исполняйте свой долг. - Бьюкок: министр!.. (Яну и Фредерика) Если мы сможем собрать независимые эскадры, их будет пять тысяч или около того, но это будет такая смесь, наряженная в форму... - Ян: не могу сказать, что этого будет достаточно, но, пожалуйста, не надо больше беспокоиться. - Бьюкок: правда в том, что даже в армии существует сильное противодействие выдвижению 1-го флота. Главнокомандующий Куберсли снова госпитализирован из-за прошлогоднего ранения. Нет никого, кто был бы нашим союзником. Если он продолжит болеть, его заставят уйти в отставку. Если так, я, старик, останусь один и без друзей. - Ян: у вас еще есть я. - Бьюкок: это хорошо. - протягивает бумаги. Ян: четыре самостоятельных эскадры? Я не знаю этих двух командующих, но я знаю контр-адмирала Моутона. Он был в прошлом вице-командиром 9-го флота, верно? - Бьюкок: да. При Амлитцере он принял командование и сумел избежать полной гибели своего флота. Он очень хладнокровный человек. - Ян: кажется, я слышал о контр-адмирале Аларконе, но... - Фредерика: он был под трибуналом за убийство гражданских и военнопленных. - Ян: дело было прекращено из-за отсутствия улик? - Бьюкок: его, вероятно, трудно использовать, но... - Ян: нет, военная сила есть военная сила. В любом случае я пойду и встречусь с этими эскадрами. - Бьюкок: верно. Я рассчитываю на вас.
Изерлон. - Каков будет их следующий шаг? (Мюрай) Традиционный метод — задействовать их флот и втянуть нас в битву флотов, но вероятность этого не очень велика. Потому что если они двинут флот неосторожно, они угодят под главное орудие. - Кассельн: и следовательно?.. - Мюрай: во-первых, окрестные системы полны электромагнитного излучения, глушащего радиоволны, так что для коммуникации враг должен полагаться на зрение. Думаю, они планируют вторгнуться, переправив пехоту на небольших судах, используя бреши, которые они пробили. - Кассельн: мнение командующего обороной? - Шенкопф: соображения начальника штаба резонны. Однако, если позволите замечание, давайте не будем их ждать. Лучше будет, если мы проделаем тот же самый фокус с нашей стороны. - Кассельн: что думает наш адмирал-гость? - Меркатц уже рот открыл, но тут сообщение по радио: Сообщение с орудийной башни № 24. Вражеское пехотное подразделение начало опускаться на стену крепости справа от них. - Кассельн: боюсь, наша сторона тоже должна собрать пехотное подразделение. Бригадный генерал Шенкопф, позаботьтесь об этом. - Шенкопф: почему враг настолько быстрее? Линц! - Линц: йес, сэр! - Соберите розенриттеров, быстро. Я буду командовать напрямую. Кассельн: эй, вам лично нет необходимости принимать участие в сражении. Пожалуйста, останьтесь здесь. - Шенкопф: я собираюсь только немного размяться. Я вернусь, все будет в порядке.

URL
2009-04-01 в 09:14 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
У поверхности Изерлона вываливаются имперские десантники. Из жидкой брони выныривают купола, а из них конные розенриттеры. Щас драчка будет)) Ага, перед смертью бедные имперские десантники понимают, что имеют дело с розенриттерами... - Ааа! Розенриттеры! - Розенриттеры? Рыцари розы? Розенриттеры?!.. От... отступаем! - Подождите! Не следуйте за ними! (вероятно, это Шенкопф, но фиг через шлем разглядишь, а по голосу похож) — с имперских катеров стреляют. - Шенкопф: Застрелите их. - стрельба из купола. - Блюмхарт, дай сигнал. Отступаем!
-Группа захвата побеждена? Если дело пойдет так, как мы предполагали, для нас не будет никакой работы. (вероятно, Кемпф) — В конце концов, наш противник — Ян Вэньли. Так как он человек, о котором вынужден думать в первую очередь даже герцог Лоэнграмм... (а это Мюллер?) - Кемпф: Ян Вэньли? Человек, который хорошо убегает. В позапрошлом году при Амлитцере он удачно удрал. Он сбежал, даже когда победил. Странный человек. - Мюллер: по этой причине никто не может легко догадаться, какой трюк он применит. - Кемпф: мы этого не ждем. Мы возьмем на себя инициативу в наступлении. План готов, не так ли? - Мюллер: все, что осталось — это выбор времени для его начала. - Кемпф: хорошо.
Изерлон. - Полагаю, мы так или иначе их отогнали. (Шенкопф) Как насчет этого? Раньше я говорил, что мы должны послать инженеров и пехоту. (а Кассельн дремлет) — Мюрай: нет, это, в конце концов, не очень хорошо. - Шенкопф: почему, начальник штаба? - Мюрай: вы захватили несколько военнопленных. Что будет в обратном случае? - Шенкопф: действительно, есть такая опасность. - Кассельн: только что в стычке никто с нашей стороны не был захвачен, верно? - Шенкопф: я хотел бы молиться, что никто, но... - Линц: среди погибших в бою трудно сказать, если кого-то пропустили. При сражении в космосе проблема в том, что трупы не всегда остаются. Так что мы в конце концов считаем пропавших погибшими. - Шенкопф: но тем не менее... - Кассельн: что? - Шенкопф: что будем делать дальше? - Кассельн: дальше? - Шенкопф: неизбежно кончится тем, что один или двое попадут в плен, если мы будем сражаться. В конце концов, мы не можем приказать солдатам умереть, если они взяты в плен. - Кассельн: и следовательно? - Шенкопф: наш секрет в итоге станет известен. Значит, нам следует это использовать в своих интересах. Попытаемся устроить ловушку? - Кассельн: но это опасно. Боюсь, все это закончится змеей в траве.(чему соответствует эта идиома? оооо...) Давайте немного понаблюдаем за действиями врага. - Шенкопф: да. Однако первый удар был большой хитростью, а второй — маленькой хитростью. Каким будет третий?
Крейсер «Леда-II». Фредерика: почему, как вы думаете, имперская армия атаковала именно сейчас? Думаю, это время, когда они должны сосредоточиться на внутренних делах. - Ян: может быть, сама по себе акция не имеет большого значения. Может быть, они просто испытывают новый способ ведения войны. - Фредерика: и будут рады, если победят? - Ян: в конце концов, герцог Лоэнграмм сам не вышел. Скорее, думаю, он планировал, что я в это же время буду отозван. - Фредерика: так это снова Империя? - Ян: вероятно, нет. Я слышал историю, рассказанную членом совета Лебелло, похоже, это расследование исходно заказано Феззаном. Считается, что Империя опекает Феззан, но судя по тому, что я пока слышал, имперский флот вроде бы не знает, что меня нет. - Фредерика: так вы говорите, есть возможность того, что Феззан заставляет Империю разрушить Альянс? - Ян: может быть, это и происходит. Ох... некоторые из моих дурных предсказаний становятся правдой.
Изерлон. Юлиан с подносиком подходит к Кассельну. - О, Юлиан? Извини, почему бы тебе не сходить и не поглядеть, как там моя семья? - из комма: нет нужды волноваться! - Кассельн: уже четвертый день... дети, наверное, волнуются, но я не могу отсюда уйти... - по комму: адмирал Ян на пути к Изерлону! - Юлиан: понял. - по комму: держитесь там! - Патричев, по комму: мы близки к победе! - Старина Патричев отлично говорит! (Поплан?) - Конев: что? - Поплан: первая половина — новость. Но вторая половина неудовлетворительна. Он игнорирует возможность того, что Изерлон падет до возвращения адмирала Яна. - Конев: все больше оптимисты, чем пессимисты. Это то, что ты называешь силой духа. - Поплан: лучше стараться быть в хорошем расположении духа, чем беспокоиться? Тем не менее больше трех дней мы стоим и смотрим друг на друга. Это не по мне.
-Скоро начнем. (Кемпф) — Мюллер, с экрана: есть!
-Они двинулись! Флот выступил из вражеской крепости! Они обходят нас за пределами зоны поражения Торхаммера! - Кассельн: что враг пытается сделать? - Вероятно, диверсия. Но возможно, это план использовать их флот, чтобы отвлечь на себя наше главное орудие (это Мюрай) и затем использовать шанс для проникновения в крепость. - Кассельн: а контр-план? - Мюрай: оборона Изерлона еще никогда не бывала пробита вражеским обстрелом. - Кассельн: значит, удерживая Торхаммер направленным на вражескую крепость до самого конца, можем мы переместить плавающие орудийные башни и атаковать ими флот? - Вражеский флот кружит позади курватуры (вот чего я не поняла, так этой курватуры. Это орбита? Это искривление пространства от гравитации? Что имелось в виду?) вражеской крепости! - Кассельн: передвиньте плавающие орудийные башни и разделайтейсь с ними! - С S-9-0 к N-9-0! - Плавающие орудийные башни с E-6-8 к W-2-0! (короче, с юга на север, с востока на запад)

URL
2009-04-01 в 09:21 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Несколько орудийных башен замечены на поверхности Изерлонской крепости! - Мюллер: они попались.
-Флот Мюллера занял первую позицию. - Кемпф: отлично! Начинаем!
-Вражеская крепость начала движение! Она подходит ближе! - Кассельн: так я и знал! Приготовьте Торхаммер! Заряжай!
-На поверхности Изерлонской крепости замечен Торхаммер! Они готовятся к выстрелу! Цель - наша крепость! - Кемпф: не важно! Как можно быстрее, огонь «Когтя грифа»!
-Вражеская крепость еще приблизилась! - Мюрай: они что, Торхаммера не видят? - Приближается энергетическая волна! - удар. - Турель № 79 разрушена! Выживших нет...- Блок LB-29 сильно поврежден, много раненых! - Отключить турель № 79. Немедленно спасите тяжелораненных из блока LB-29! - Шенкопф: командующий! - Кассельн: Торхаммер, огонь! - выстрел.
Кемпф: не дрожать! Продолжаем! - ответный выстрел.
-Ублюдки, даже зная, что будут взаимные разрушения... (Патричев) — Мюрай: невозможно! Их броня слабее нашей! - Сообщение о повреждениях: блок RG-25 поврежден, но не так сильно, как предыдущий. - Кассельн: ответный огонь! Не слабеют ли они? - Нет... Это странно! - выстрел Торхаммера. - Не может быть! - Мюрай: что случилось? - офицер в наушниках: жидкий слой вражеской крепости нагревается! (вот странно, по смыслу происходящего - уровень жидкости поднимается, при чем тут нагрев?) - Кассельн: что? Такая штука... - Командующий, Торхаммер затоплен! - Кассельн: что? - Что это значит? - Вражеская крепость еще ближе! - Вывожу ее на экран! - Кассельн: это же... - Мюрай: гравитация? - Кассельн: что? - Шенкопф: вы имеете в виду — как высокий прилив? - Мюрай: в этом была вражеская затея? Использовуя гигантскую массу Гайерсбурга, они заперли наше главное орудие и упрочили свою собственную броню! (а кстати, придумано блестяще) — Кассельн: проклятье! Сзади! - Вражеский флот быстро приближается! - удар. - Кассельн: они получили меня.
Стрельба в космосе. - Огонь, огонь! - Флот Мюллера запомнят как первый флот, пробивший внешние стены Изерлона! (это сам Мюллер радуется)
Кемпф: Мюллер, ты это сделал! Остановить двигатели и сохранять дистанцию!
-Вражеский корабль в пункте В-7-9-6! Орудийная башня № 215, в атаку! - Вражеская крепость остановилась! - Мюрай: можем мы привести гравитационное поле в норму? - Патричев: это возможно, но потребуется время! - Мюрай: приступайте немедленно! - Станционный флот готов к выступлению! (на экране комма одновременно Дасти, Фишер и Нгуен Ван Хью — так его зовут?) - Кассельн: ждите по местам. - Фишер: если мы будем ждать на месте, нас разобьют. Пожалуйста, позвольте нам выступить! - Кассельн: что бы ни случилось, ждите! - Нгуен: командующий! - Кассельн: если вы выйдете сейчас, вы угодите под вражеское главное орудие. - Не будет ли хорошо, если мы выйдем позади Изерлона? (а это кто? Не Дасти ли?) - Там вражеский флот. - Дасти: нет ли там слепого пятна? (умница, милый! Я тебя люблю, ей-богу) - Лазерные водородные ракеты нанесли удар в точке LZ-2-5! Они пробили внешнюю стену!
-Мюллер: выпустить «валькирии»! - Сейчас мы обеспечим воздушное превосходство, начав высадку со штурмовых катеров. Координируйтесь с внешней атакой и захватите командный центр, используя 50 000 человек. (имперские десантники готовятся к высадке) Если нам это удастся, Изерлонский коридор наш!
-Зафиксировано выступление вражеских истребителей! Количество — около 2 000! - Кассельн: вылет по тревоге, корпусам № 1 и 2! - Шарлотта Кассельн: Юлиан, будь осторожен! - Юлиан бежит по тревоге. - Юлиан, ты не знал? Кассельн сказал, что намерен поженить тебя и Шарлотту. (это флэшбек, Юлиан вспоминает разговор с Яном) — Юлиан: не дразните меня! Шарлотта мне как младшая сестра. - Ян: это сейчас. Но через десять лет, когда тебе будет 26, ей будет 18. Отличная пара, верно? - Юлиан: адмирал, вам сейчас 31, а лейтенанту Гринхилл 24. Разве так не лучше? (Ян раскрывает рот, а потом очень сильно смущается) Юлиан, про себя: когда адмирал решится? (конец флэшбека)
Фредерика: если герцог Лоэнграмм планирует узурпировать трон, думаете, он убьет кайзера? - Ян: не думаю, что он так поступит. Поскольку это очевидно плохо, и с точки зрения политики, и с точки зрения морали, - убивать семилетнего ребенка. Вероятно, он не сделает такой глупости. - Фредерика: полагаю, нет. - Ян: он талантлив. Кроме того, вокруг него собрались много выдающихся командиров. - Фредерика (ох, ну как же она смотрит на него, ну невозможно ж... адмирал, где твои глаза?): адмирал Кирхайс, которого мы видели на Изерлоне в прошлом году, тоже был блестящим человеком. - Ян: да. И когда я получил известие о его смерти, чувство было такое, будто умер старый друг. Это можно было бы назвать лицемерием противников, но если бы он был здесь, он мог бы стать мостом к сосуществованию Альянса и Империи. По крайней мере я так думаю. - Фредерика: адмирал, вы надеетесь на сосуществование с Империей? - Ян: в данный момент я надеюсь, что война кончится. Человечеству нет необходимости объединяться в одну нацию. Я не возражал бы, если бы Альянс и Империя мирно сосуществовали. - Фредерика: с диктатурой? - Ян: диктатура сама по себе не является абсолютным злом. Это просто другая форма управления. Разница в том, как вы используете ее на благо общества. Герцог Лоэнграмм хочет эффективного, справедливого и хорошего управления. Империя действительно реформируется в этом направлении. В реальности эта диктатура — замена демократии, радикально проводящей правительственные реформы. - Фредерика: это верно... - Ян: но думаю, человечество должно избежать объединения под диктатурой. - Фредерика: почему? - Ян: хоть герцог Лоэнграмм и действительно талантлив, как насчет его потомков? Его преемника? Правители не обязательно мудры через поколения. Он — чудо, которое случается раз в несколько веков. Не думаю, что человеческая раса должна управляться системой, в которой все зависит от одного человека.

URL
2009-04-01 в 09:27 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Юлиан в лифте. - Подожди меня! Что, ты тоже идешь? (некто сильно расхристанный, Поплан, небось) — Юлиан: лейтенант-коммандер, вы получили удовольствие? - Поплан, застегивая рубашку, загибает что-то насчет обучения изерлонских леди филантропии. Изыскан донельзя, я не поняла))
«Валькирии» так и снуют. Юлиан усаживается в свой «спартанец». - 28-й, начинаю катапультирование. Вылетайте по сигналу. - Юлиан: есть! - Окажетесь снаружи — будьте осторожны. - Юлиан: вылет! - и таки вылетает. Про себя: я не позволю Изерлону пасть до возвращения адмирала. - Водка, ром, эпплджек, шерри, коньяк... все тут? Слушайте, не осрамитесь и попытайтесь защитить нацию! Думайте только о прелестной девушке, для которой у вас кое-что есть, и желайте увидеть ее улыбку, пока живы! Тогда завистливые боги отвернутся от вас, и вас защитит дьявольская удача. Поняли? - хор: ОК! - Поплан: отлично! За мной! - Вслед за авиакорпусом №2, корпус №1 на вылет! - Шенкопф: ох, принесите мне чашку кофе. Полложки сахара и без сливок. И не очень крепкий. Может, это последний кофе в моей жизни. Пусть будет вкусным. - пацан: йес, сэр! - Кассельн: пока есть время заказывать наш кофе, мы в порядке, не так ли? - Шенкопф: о да. Видите ли, даже если я умру, я не хочу компромиссов с женщинами и кофе. - Кассельн усмехается. Подошел Меркатц. - Командующий! Хочу просить вас дать мне во временное командование флот. Думаю, я смогу облегчить наше положение. - Кассельн: оставляю это вам. Я рад, что вы это делаете.
-Противник выдерживает больше, чем я думал. (это Мюллер — Кемпфу). Но вообще говоря они не могут преодолеть преимущество нашего флота. Можно сказать, оно несметно. - Кемпф, с экрана: в конце концов коридор сменит имя на Гайерсбургский. Может быть, его даже назовут коридором Кемпфа—Мюллера. (а вот и сглазил...) - Мюллер, про себя: что это с командующим Кемпфом? Странно для него праздновать победу раньше времени, но... - Если бы это заняло слишком много времени, мы могли бы потерпеть поражение. Ненавижу прибегать к этому, но почему мы не используем «это», чтобы закончить битву? Имея несколько беспилотных штурмовиков, ворваться в Изерлон через доки. Шести кораблей хватит, приготовьте их немедленно!
-В целом я поддерживаю политику командующего — ждать, обороняясь, возвращения адмирала Яна. (Меркатц, конечно) Вдобавок, это моя работа — эффективно проводить эту политику на тактическом уровне. В настоящее время я должен задержать имперский флот, который намерен высадиться в крепости. Прошу вашего содействия. - Фишер: я вас поддерживаю, адмирал Меркатц. - Дасти: я поддерживаю адмирала Яна, поэтому я поддержу адмирала Меркатца, которому доверяет адмирал Ян. - Нгуен: со своей стороны, у меня нет выбора, как поддержать адмирала Меркатца. - Меркатц, поклонившись: объясню операцию.
В космосе в это время стрельба и хрен знает что творится. «Спартанцы», «валькирии», взрывы, лазеры.
-Подготовка будет завершена немедленно. - Что-то не то на поверхности крепости! - Мюллер: что? Торхаммер? - Торхаммер — орудие плавающего типа. Я предполагал, что он сможет выстрелить даже из этой позиции, приспособив гравитационное поле для создани подобия линзы, но они могут только контратаковать, если выстрелят под этим необычным углом. - Мюллер: флот, временно отойти и перегруппироваться! Даже если это слепой угол, если мы будем толпиться все вместе, мы аннигилируем. Круто вправо! Перестроиться в слепом пятне Торхаммера! - Появился вражеский флот! - Мюллер: что?!.. Нам не удалось запереть вражеский флот внутри? - Ваше превосходительство, превосходство нашего флота не опрокинуто. - Мюллер: вы правы. Если они хотят битвы флотов, мы пойдем навстречу их желанию. Перехватить их! - Вражеский флот не разворачивается для битвы! Они отступают из крепости! - Мюллер: что? Они удирают без борьбы? - вспоминает слова Кемпфа: Ян странный человек. - Мюллер: это ловушка. Надеясь, что мы последуем за ними, они, вероятно, постараются подставить нас под удар Торхаммера. Обойти вокруг Изерлона против часовой стрелки! Мы атакуем вражеский флот с головы! - полетели... - Мюллер: проклятье! Это тоже ловушка? - всплывают орудия. - Мюллер: развернуться и набрать высоту! - Началось! - стрельба из крепости и сверху тоже. - Вражеский флот атакует нас с 4-х часов! - Мюллер: отступать вверх и вниз! - Бесполезно! - схема. С трех сторон зажаты. Мюллер: держать позицию! Расположить слабые корабли и сформировать сферу! Если мы продержимся, скоро придет подкрепление!
Кемпф: что Мюллер делает? - Мы не можем выстрелить из главного орудия! Мы заденем своих! - Кемпф: Эйхендорф! Патоликен! - Сэр? - Кемпф: мы не можем стоять и наблюдать, как их убивают. Возьмите 8 тысяч резерва и идите спасать этого сопляка Мюллера! - Есть, сэр! Мы выступаем!
-Наш командир вспыльчив по нескольким причинам. Если он добьется успеха, его безупречная служба будет бесподобна, но если он проиграет... (это посланные командиры, Эйхендорфа подписали — он бородатый) Кроме понижения, он, вероятно, будет переведен на «легкий» пост. - ага, и Патроликена подписали: если так, он потеряет надежду втиснуться к Миттельмайеру и Ройенталю.

URL
2009-04-01 в 09:29 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Флот поддержки вышел с Гайерсбурга. - Мюллер: хорошо! Используем атаку подкрепления и прорвемся в одной точке. Сконцентрировать огонь!
-Не старайтесь остановить врага слишком усердно. (Меркатц) Освободите ему проход. Сохраняйте кольцевой строй и сконцентрируйте огонь на их задней части. (Шнайдеру) Лучше сократить насколько возможно вражескую мощь, хотя бы немножко. Но не преследуйте их слишком далеко.
Мюрай: похоже, вражеский флот отступает к их крепости. - Патричев: наш объединенный флот тоже в разгаре отступления. - Кассельн: как я и ожидал от адмирала Меркатца... - Шенкопф: да, думаю, это невезение, когда к врагу присоединяется такой блестящий талант.
Кемпф: вы сражались хорошо. Но это все. Это не выигрыш. - Мюллер: дда, сэр. - Кемпф: теперь возвращайтесь обратно в тыл, ясно? - Мюллер, про себя: не может же он хотеть монополизировать все похвалы?.. - Что будем делать, ваше превосходительство? - Мюллер: нет места сомнениям, мы должны подчиняться приказам. Кроме того, мы должны реорганизовать наш поврежденный флот.
(под титры) -Ваше превосходительство, высшее командование запрашивает рапорт о развитии битвы. Какой ответ я должен им дать? - Кемпф: «у нашего флота преимущество». - Сэр, только это? - Кемпф: им больше ничего не надо. Скажите им, что у нашего флота преимущество. - Йес, сэр.
Мюллер: это правда? - некий военврач: Неясно, насколько правдоподобна информация. Но правда, что военнопленный на краю смерти под пыткой такое сказал. Мы не можем это проверить, потому что он уже умер, но... - Мюллер: однако как такое возможно? Что этого талантливого человека нет в крепости... - Ян Вэньли такой удивительный человек? - Мюллер: можете вы захватить крепость, не пролив и капли крови своих? - Нет... - Значит, Ян Вэньли удивительный человек. Разве вы не воздадите должное превосходящему противнику, лейтенант-коммандер? Нам никогда не было нужды стыдиться этого. - Да, сэр. - Мюллер: между прочим, флагман «Гиперион» был среди вражеского флота? - Да, сэр. Разумеется, это был флагман Яна Вэньли. - Мюллер: однако этот человек по имени Ян Вэньли заставляет наши флотские умы изумляться, независимо от того, есть он там или нет. Он человек, правильно названный «Волшебником Яном»...
798/489, 15 апреля.
Битва снова зашла в тупик.
Конец 33-й серии.

В анонсе война в космосе, Ян сидит на столе (а рядом Фредерика), Кемпф и Мюллер, «валькирии», Меркатц и Юлиан с подносом.

Дата: 798/489, 15 апреля.

URL
2009-04-02 в 02:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
34 серия. Return
-Один из военнопленных в конце концов сообщил кое-что. Он сказал, будто они получили приказ говорить, что Яна Вэньли здесь нет, чтобы сбить нас с толку. (это докладывает офицер по фамилии Древенц, надписали. Заодно еще одного офицера надписали, у этого фамилия Олрау) — Олрау: так мы и думали. Мы это чувствовали, правда, ваше превосходительство? - Мюллер: это действительно так? Странно было бы, если бы он устроил такую ловушку. На самом деле история о том, что Яна Вэньли нет в крепости, слишком невероятна, чтобы в нее поверить. Она звучит слишком абсурдно для утечки информации. - Олрау: точно. - Мюллер: Поскольку для такого человека, как Ян Вэньли, это слишком осторожная и обходная уловка. - Олрау: значит... - Мюллер: думаете, его действительно там нет? И чтобы скрыть информацию от утечки, они постарались выдать ее за ловушку? (Мюллер, ты гигант) — Олрау: но... - Мюллер: Доказательств нет. (поразмыслив пару секунд) Раскинуть разведывательную сеть и выслать пикеты по всему коридору! - Олрау: ваше превосходительство?! - Мюллер: Яна Вэньли в крепости нет! Мы дождемся его возвращения и захватим его в плен. Если мы сможем сделать это вдали от Изерлона, альянсовскому флоту конец! Полная победа в наших руках!
-Кемпф: что? 3 000 судов? - По приказу вице-командующего Мюллера (Фузенеггер, подписали) они размещены россыпью по всему коридору. - Кемпф: о чем Мюллер думает в такую минуту?
-В прошлом году, после последнего возвращения Зигфрида Кирхайса на Изерлон для обмена военнопленными, он кое-что мне открыл. Когда он впервые увидел Яна Вэньли, тот вовсе не выглядел доблестным солдатом. (это Мюллер излагает Кемпфу) И в этом его ужасающая сила. - Кемпф: и? - Мюллер: военнопленный на краю смерти сказал, что Яна Вэньли нет в крепости. Я не знаю, почему, но когда он узнает об атаках нашего флота, он, конечно же, быстро вернется. Если мы сможем захватить его до возвращения, это станет смертельной раной для Альянса. - Кемпф: не вы ли говорили мне, что мы не знаем, какой трюк способен выкинуть Ян? Изерлон крупнейший стратегический пункт Альянса. Как может командующий не быть на своем посту? Это интрига, чтобы убедить нас, что его нет в крепости, и заставить нас рассеять наши силы. Верните корабли на прежние позиции немедленно. Силы вашего флота имеют огромное значение как резерв. - отключился. Мюллер разочарованно опускается в кресло. - Ваше превосходительство! - Мюллер: что я собираюсь делать, начальник штаба? - Я понимаю, что вы чувствуете. Я также поддерживаю вашу идею, но ваше превосходительство — вице-командующий. Если вы пойдете своим собственным путем, вы нарушите приказ главнокомандующего. - Мюллер: вы все правильно говорите. Вице-командир должен подчиняться воле главнокомандующего. Ладно. Приказываю кораблям отступить!
Один. - голос Райнхарда: Ройенталь! Миттельмайер! - Йес, сэр! - Возглавив ваши флоты, вы немедленно направитесь в Изерлонский коридор (надписали — военное министерство) и присоединитесь к силам Кемпфа и Мюллера. - Миттельмайер и Ройенталь, переглянувшись: ййес, сэр... - Миттельмайер: мы почтительно принимаем ваш приказ, но... - Ройенталь: если мы выступим сейчас, не решит ли адмирал Кемпф, что мы пытаемся подорвать доверие к нему? - Райнхард: вам не следует об этом беспокоиться. Во-первых, этого не может быть в случае успеха Кемпфа. - Как скажете! - Райнхард: не растягивайте опрометчиво линию фронта. Во всех остальных вопросах поступайте, как считаете целесообразным. - Ройенталь Миттельмайеру (это они уже от Райнхарда вышли): что задумал герцог Лоэнграмм? Если битва зашла в тупик, причин отправить нас достаточно. Но если Кемпф побеждает, нам нет нужды туда идти. И если он проигрывает, нас уже поздно посылать. - Миттельмайер: в любом случае мы получили приказ его превосходительства премьер-министра. Сделаем все от нас зависящее. Проблема, если возможность борьбы зависит от нашего появления там. Полагаю, об остальном мы можем поразмыслить, когда доберемся туда. - Ройенталь: это верно. Давай предположим, что Кемпф проиграет и будет подвергнут расследованию; тогда мы должны быть в состоянии быстро отреагировать.
Оберштайн: я слышал, что рапорт Кемпфа вам не понравился. - Райнхард: я думал, что Кемпф сделает несколько больше, но похоже, что наносить болезненные удары врагу — лучшее, на что он способен. Цель состоит в том, чтобы вернуть Изерлон без силовых затрат. Нет необходимости захватывать или занимать его. Может, это прозвучит радикально, но ему достаточно было разрушить его, столкнув его со своей крепостью. - Оберштайн: да, но Кемпф, сделав Гайерсбург своей базой, чрезвычайно старался вызвать врага на открытый бой. - Райнхард: поэтому я и сказал, что он ограничен. - Оберштайн: с этой точки зрения, тот, кто поставил Кемпфа руководить, также не может уклониться от вины. Это я рекомендовал его, и я сам подвергаю переоценке мой неверный выбор. (вот так перекладываем вину с больной головы на здоровую, да... он тут прекрасен, Оберштайн, я скринов нарезала) — Райнхард: разве вы не восхитительны? Но, разумеется, это я его выбрал. Кроме того, если мы выберем причину всего этого, у Шафта будет оправдание тому, что мы создали этот ненужный план. Если б он был так бесполезен, это не имело бы значения, но поскольку это затрагивает меня, я не знаю точно, как с этим справиться. (о имперский слог! Мама дорогая!) - Оберштайн: да, но трудно удержать в одних руках вселенную только силой. Даже если они не чисты, думаю, это лучше, чем иметь много пешек, приготовленных... (Оберштайн, милый!) - Райнхард: не поймите меня неправильно, Оберштайн... я не хочу украсть вселенную. Я хочу ее взять. - Оберштайн, кланяясь: сэр. - Райнхард тискает свой медальон.

URL
2009-04-02 в 02:38 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Крейсер «Леда-II». - Ян: времени у нас немного. - Фредерика: что вы имеете в виду? - Ян: как только Лоэнграмм осознает, что битва зашла в тупик, он определенно вышлет подкрепление. Если мы не вернемся в окрестности Изерлона до прихода подкрепленя, наши шансы на победу будут близки к нулю. - Фредерика: хотя время до сих пор было на нашей стороне , вы говорите, что теперь это не так? - Ян утвердительно хмыкает. - Как бы то ни было, это хорошо, что они его тянут. Возможно, если бы вы были вражеским командующим, вы бы давно захватили Изерлон. - Ян: да. Если б это был я, я, вероятно, столкнул бы крепости. Один большой БУМ — и полное разрушение. И все. После этого я пригнал бы туда другую крепость. - Фредерика: это чересчур радикально, не так ли? - Ян: но эффективно, правда же? Но похоже, командующий имперским флотом не может переменить свое мышление. В самом деле, если бы они так сделали с самого начала, не было бы никакого сопротивления. Однако если они додумаются до такого метода позже, есть единственный способ противостоять ему. - Тут у Фредерики случился флэшбек, все того же содержания — юный Ян на Эль-Фасиле. Господи, как она на него смотрит. А до Вермиллиона еще двадцать серий.
Феззан. - Не надо так волноваться, посланник. - Что бы вы ни говорили, советник, я нахожу, что трудно оставаться спокойным! По вашему совету мы вызвали адмирала Яна с Изерлона и удерживали под следствием! (это Хенслоу) Что вы на это скажете? Привлеченный его отсутствием, имперский флот навалился всей кучей! Это был такой превосходный момент! Во что бы то ни стало я хочу, чтобы вы объяснили эти обстоятельства в деталях! - Кессельринк: у вас чай остывает. - Хенслоу: я не о чае! Следуя вашему совету, мы... Это... - Кессельринк: это был неразумный совет, не так ли? - Хенслоу: чтоо? - Кессельринк: я сказал, это было неразумно. Мы не имели права говорить «вы должны предать Яна Вэньли суду». Поскольку это вмешательство в дела вашего внутреннего управления. У вас были законные основания и право отказаться. - Хенслоу: это же... (вот так-то, милый... не садись с ними за один стол играть, разденут...) - Кессельринк: вы не воспользовались этим правом. Мы высказали недовольство, которое сочли нужным, и вы приняли это. И теперь вы утверждаете, что мы, феззанцы, полностью ответственны? - Хенслоу: но... если бы я отказался, то... Альянс свободных планет впоследствии не был бы способен добиться благожелательного отношения от Феззана! Судя по вашему отношению в тот момент, мы не были неразумны, думая так! - Кессельринк: а, не начинайте говорить о прошлом. Вопрос о будущем. Что вы намерены делать в будущем, мистер посланник? - Хенслоу, падая на диван: в будущем?! - Кессельринк: ох ты боже мой, вы не думаете. Я в недоумении. Это то, что нас, феззанцев, серьезно беспокоит. Это насчет того, кому мы должны предложить дружбу — нынешней администрации Трунихта или последующей администрации Яна Вэньли? - Хенслоу: последующая администрация Яна, так? Смешно! О, извините меня. Но подобное никогда не случится. - Кессельринк: о, вы, несомненно, уверены в себе. Я держал бы пари: три года назад никто из вас не предсказал, что юный Райнхард фон Лоэнграмм в ближайшем будущем будет управлять Галактикой, так? - Хенслоу: нет, это... - Кессельринк: в истории множество возможностей, и таковы капризы судьбы. Мистер посланник, лучше бы вам тоже как следует подумать. Насчет того, что называют необходимым вложением в перспективу. Конечно, настоящее важно для людей. В конце концов, не что иное как настоящее — результат прошлого, но важнее то, что настоящее ведет к будущему.
Космос, летит корабль) Леда, что ли? - Противник обнаружен на 11 часов! (точно, «Леда») В количестве примерно 50 кораблей! Похоже, это вражеская разведывательная эскадра! - Нас обнаружили. Теперь нам не осуществить внезапную атаку. - Ян: что? Внезапная атака? Я никогда не планировал ничего подобного. По правде, меня успокаивает то, что имперский флот нас нашел. - Ммм? - Имперский команующий сочтет нас подкреплением, которое только что было замечено, и будет вынуждено делать выбор. Продолжать атаковать Изерлон, как раньше, или развернуться в обратном направлении навстречу нашей атаке. С другой стороны, если они подерутся с нами, они покажут спину Изерлону. Или же они должны разделить свои силы и воевать на два фронта. Они могут атаковать и разбить каждого из нас по отдельности, используя временной зазор. Наконец, увидев, что шанса на победу нет, они могут просто отступить... И в любом случае мы будем оставлять им несколько вариантов, а это означает, что инициатива у нас. Лично я очень надеюсь, что они выберут пятый вариант. Тогда вообще не будет жертв. И для нас так гораздо легче. - смех облегчения. - Это хорошо, сэр! - Ян смотрит в иллюминатор, он серьезен и собран. Фредерика заметила.

URL
2009-04-02 в 02:45 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Гайерсбург. - Мы используем это вражеское подкрепление к нашей выгоде. Во-первых, мы отступим на максимальной скорости от передней части Изерлонской крепости. (вот где у шара передняя часть, скажите мне?) Затем альянсовский флот в крепости увидит это (тут все на схеме демонстрируют, так что усе понятно) и подумает, будто мы отошли, так как к ним прибыло подкрепление, и, вероятно, высунутся из крепости. В этот момент мы ляжем на обратный курс и ударим. Альянсовцы поверят, что прибытие подкрепления — это ловушка, чтобы заставить их выйти, и снова спрячутся в крепости. Таким образом, мы запрем их в крепости. Затем, развернувшись снова, мы атакуем альянсовский флот, который пришел на выручку. Это стратегия позволит управиться с ними по отдельности, используя временную дистанцию. (излагал, как я понимаю, Кемпф). - Мюллер: блестящая операция, но поскольку нет необходимого запаса времени... если мы ошибемся хоть в одном шаге, существует опасность, что нас атакуют с обеих сторон. - Я согласен, что политика атаковать их по отдельности верна. Я предлагаю оставить Гайерсбург при Изерлоне и атаковать подкрепления. - Кемпф: у вас есть своя точка зрения. Ладно. Внесем в план одну поправку.
-Вражеский флот отступает! - Кассельн: а что насчет Гайерсбурга? - Не движется. Расстояние 600 000 км. - Патричев: подкрепление пришло? - Мюрай: они могут рассчитывать заставить нас в это поверить, чтобы выманить наружу. - Кассельн: ловушка? - Юлиан принес Шенкопфу кофе. Шенкопф: а ты что думаешь, мальчик? - Юлиан: думаю, и то, и другое. -Шенкопф: и то, и другое? - Юлиан: да. Наши подкрепления, несомненно, уже близко. И имперский флот точно об этом осведомлен и старается использовать это как ловушку, не так ли? - Шенкопф: и это значит?.. - Юлиан: если наш флот покинет Изерлон, потому что думает, что подкрепления уже пришли, и они все должны атаковать, мы, вероятно, подумаем: «Э, да это ловушка» и отступим. Заперев таким образом наш флот, они могут позволить себе перейти в контратаку против наших подкреплений в полную силу. - Кассельн: кхм. А почему ты так думаешь, Юлиан? - Юлиан: движение имперского флота слишком неестественно. - Это действительно так, но на чем основаны твои выводы? - Юлиан: давайте поглядим, должно быть что-то подобное. Если бы они правильно построили ловушку, каковы были бы ее цели? Выгнать наш флот на засаду, прихлопнуть остатки нашего наступления или вторгнуться в крепость? Которая из? (Меркатц одобрительно кивает) Враг должен уже знать, что мы завязли в обороне и не будем сильно рисковать, и чтобы попытаться получить выгоду от нашего оборонительного склада ума, они, вероятно, постараются запереть нас внутри. Потому что этот способ высокоэффективен, не так ли? - Шенкопф: в самом деле, хоть мальчик и ученик мой и Поплана, я узнал первого ученика Яна. - Кассельн: адмирал Меркатц, что вы об этом думаете? - Меркатц: в такой ситуации это нетрудная история. Мы должны притвориться, что им удалось нас запереть. Затем, когда они сменят курс, мы выйдем наружу и ударим им в спину. Если мы сделаем это одновременно с флотом подкрепления, может получиться идеальная битва на два фронта. - Кассельн: понял. Я рад передать вам командование флотом, адмирал. - Меркатц: хорошо. О, да. Я был бы рад взять Юлиана со мной на мостик «Гипериона». - Кассельн кивает. - Юлиан, сияя: да, сэр!
Флагман «Йотунхейм». - Вражеский станционный флот выступил с Изерлона! - Кемпф: отлично! Всем кораблям, быстро лечь на обратный курс! Атаковать всем вместе!
-Имперский флот быстро приближается. (это Шнайдер Меркатцу. За спинами у них Юлиан)
Стрельба в космосе))
Схема. - Медленно отступаем. (Меркатц) — Шнайдер: йес, сэр.
-Вражеский флот отходит. - Кемпф: отлично! Продолжаем дружно стрелять!
Флот опускается к поверхности Изерлона, по нему палят имперцы. - Не угодите под обстрел их главного орудия.
-Имперский флот не заходит в угол обстрела главного орудия.(это Шнайдер) — Меркатц: как мы и предполагали. Мы покажем им, что мы вернулись на Изерлон, но будем ждать под металлической броней.
Кемпф: - Отлично! Ложимся на обратный курс! Оставаться вне угла обстрела главного орудия, и двигаться в направлении флота Альянса! Мы ударим по вражескому подкреплению!
-Вражеский флот впереди на 11: 30! («Леда»? - точно, вот и Ян сидит на столе) Количество около 12 000! - Ян, про себя: а теперь — движутся ли наши союзники к нам? Если нет, наши 5 000 кораблей не вытянут. Там еще Меркатц, ветеран сотни битв. И Юлиан... вспомнит ли он, чему я его учил? (а как же, мы-то уже знаем, что вспомнил) Если да... Нет, я никогда не хотел, чтобы Юлиан становился солдатом! Не слишком ли многого я от него жду? - Враг вошел в зону обстрела! - Ян: хорошо. Пожалуйста, действуйте в соответствии с планом.
Лионель Моутон: все корабли, отступаем! - Сандор Аларкон: сохраняйте нулевую скорость относительно врага!
-Враг продолжает отступать. Последние пять минут расстояние между нами не меняется. - Кемпф: может быть, они уводят в глубоко вытянутое построение, пытаясь заманить нас в его середину? - Вероятность этого очень мала. - Кемпф: значит, их стратегия — тянуть время... ожидая, пока флот выйдет из Изерлона, чтобы ударить нас с обеих сторон! Какое разочарование! Пойдем ли мы за его стратегией? Всем кораблям, развить максимальную скорость!
-Вражеский флот ускорился!
(схема перед Кемпфом) — Враг вошел в зону обстрела! - Кемпф: отлично! Огонь!
Стрельба. «Леда» так содрогается, что адмирал Ян падает со стола в кресло. Хорошо, чаем не ошпарился. - Ян, из кресла: формация D. - Фредерика: формация D! - корабли перестраиваются. Стрельба. Схема: имперский флот проскакивает в кольцо из альянсовских подразделений. Тут-то и по ним попало...
Содрогается уже флагман Кемпфа. Кемпф: наглое издевательство! Пробиваемся через центр и разворачиваемся! Контратака сзади! - Ваше превосходительство, это невозможно. - Что?! - Враг полностью захватил пригодное к использованию пространство коридора. Невозможно зайти в тыл к вражескому формированию! - Кемпф: флот, вдвое больший вражеского, не может двинуться?! - Вражеская атака с тыла! - Кемпф: что?! - Это с зенита! - ага, и там зелененькие идут. Это Меркатц на «Гиперионе». (ну и Шнайдер с Юлианом на мостике, ага)
Стрельба, взрываются имперские корабли.
Подчиненный Мюллера: так быстро перейти в атаку... - Мюллер: это ловушка! (тут схема) Враг не возвращается в крепость!
Подчиненный Кемпфа: наши подкрепления уничтожены. - взрывы, горят корабли.
Мюллер: поставьте впереди хорошо бронированные корабли! Не отступать беспорядочно! Поврежденные корабли — в середину, строй плотнее! - Контр-адмирал Патоликен убит! - Кемпф: не отступать! Продолжать продвигаться, стреляя во врага впереди нас! Так мы выкатимся на территорию Альянса! Если мы это сделаем, мы по крайней мере доведем до конца прорыв через коридор!
Схема) — Ян (уже опять на столе): формация Е. - Схема. Кольцо альянсовцев сжимается перед имперским флотом.

URL
2009-04-02 в 02:51 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Флот Эйхендорфа полностью потерян! - Ваше превосходительство, прорыв более невозможен. - Если так пойдет, нас ожидает смерть или капитуляция. - Хоть это и трудно выговорить, мы должны отступить. - Кемпф поворачивается, взгляд суровый:Ладно. Мы это сделаем... - Что это? - Кемпф: Гайерсбург. Мы врежемся тяжелой крепостью в Изерлон! Если мы это сделаем, даже Изерлон не устоит. Мы проиграли битву флотов, но мы еще не полностью разбиты. Все корабли, обратный курс! Уплотнить строй и пробиваться сквозь врага в тыл! Отступаем к Гайерсбургской крепости!
-Вражеский флот быстро отступает в направлении галактического горизонта. - Меркатц: не преследуйте их слишком усердно. Теперь, поступив на военную службу, передаем первенство адмиралу Яну.
Схема)) — Адмирал Ян! (это с экрана адмирал Моутон, кажется) Почему наши союзники беспрепятственно пропустили врага? Если вы позволите, мы объединимся с союзниками и уничтожим его! Я хочу приказа к атаке! - Ян: нет, это хорошо. Я хочу, чтобы враг отступил к своей крепости. - Моутон: адмирал, вы слишком наивны! Если мы оставим врагу хоть один корабль, способный сражаться, это придаст им великую силу, с которой они смогут напасть позже! - Ян: у меня есть план. В данный момент это хорошо.
Гайерсбург. В док входит корабль.
Висит флагман Мюллера.
Снуют альянсовские зеленые суда. «Гиперион» подходит к «Леде». Ян, руку к виску: адмирал Меркатц, не знаю, как вас благодарить. - Меркатц: Я представлю вам персону, которая сослужила величайшую, выдающуюся службу. - подзывает Юлиана. Юлиан: адмирал Ян, добро пожаловать обратно. - Ян: Юлиан? (и чесать репу, а как же) — радостные возгласы. Ян надевает берет, но тут писк тревоги. - Гайерсбургская крепость двинулась! Она направляется к Изерлону! - Быть не может! Не могут же они подразумевать столкновение?! - На экране Гайерсбург. - Ян: он заметил... Но уже слишком поздно.
Флагман Мюллера. - Всем кораблям, приготовить спасательные шаттлы к вылету!
Имперские солдаты орут. Кемпф сидит в кресле, смотрит на Изерлон.
-Торхаммер к огню готов! - Мюрай: вы не можете! Слишком близко! - Кассельн: ЯН!
Ян: корабельные пушки бесполезны против самой крепости. Цель — обыкновенные навигационные двигатели, которые работают. И сконцентрируйте огонь только на левом переднем крае. (ну, судя по схеме, от Яна край — правый) Огонь! - Моутон: огонь! - Меркатц: огонь! - залп. Весь флот лупит по одному и тому же краю диска крепости.
Звон тревоги. Крепость, кажется, просто потеряла управление. В нее врезаются корабли. - Мюллер: ВСЕМ КОРАБЛЯМ! ОТХОДИМ!
Шенкопф: сейчас! - Кассельн: огонь! - лупит Торхаммер. Гаерсбургская броня пробита. Трещины по шкуре. Что-то там очень плохо.
Радостные вопли на "Леде": -Как насчет этого? Это магия адмирала Яна! - у Яна такое лицо, будто он может сейчас заплакать. Фредерика смотрит на него.
Гайерсбург. Пожар, взрывы. - Кемпф: всех эвакуировать. - Ваше превосходительство, что вы будете делать? - Кемпф: я уже сделал. Посмотрите сюда. - кровь течет, ранение в живот. - Ваше превосходительство! - Кемпф выпрямляется и поникает снова. Офицеры отдают честь — умер.
Эвакуация с Гайерсбурга. Солдаты грузятся в шаттлы. - Это экстренный вылет, не мешайте. - Не бросайте нас! - Будь проклят! - мама дорогая, отрубил руку солдату. - Катер взлетает и взрывается на взлете. Дым, все трясется.
Ян и Фредерика смотрят на гибель Гайерсбурга. Ян стаскивает берет.
Взрывы, корабль Мюллера во что-то ударяется, или это его взрывной волной — в общем, Мюллеру досталось. - Ваше превосходительство!.. Доктора, скорее! - Мюллер, врачу: сколько времени займет полное исцеление? - врач: ваше превосходительство, вы бессмертны, вы об этом знаете? - Мюллер: это хорошо. Напишите это на моем могильном камне... так сколько займет полное выздоровление? - врач: шесть ребер сломаны. Как минимум три месяца. - Мюллер: ясно... - врач: заберите его в лазарет немедленно. - Мюллер, пытается подняться (ну упрямый): нет... лечите меня здесь... - Ййес, сэр...
На Изерлоне празднуют. Поплан с шампанским, Мюрай улыбается, Патричев так вовсе сияет. Гражданские вопят. Ортанс сидит дома с детьми, вид нерадостный.
В коридоре плывут осколки Гайерсбурга.
(под титры) Флагман Мюллера, Мюллер на койке, но, кажется, таки на мостике. - Что случилось с командующим Кемпфом? - Он умер. - Мюллер: умер?! - Есть послание от командующего Кемпфа. Последнее, что он сказал. «Мои извинения Мюллеру». - Мюллер: великий бог Один, будь свидетелем! Всенепременно я отомщу за адмирала Кемпфа! Я сверну шею Яну Вэньли вот этими руками! Сейчас это бесполезно, у меня нет сил. Слишком велика разница с этим ублюдком. Но подожди, сколько бы времени это ни заняло!.. - Древенц! - сэр? - Приготовьте экран комма. Нет, не надо экрана, передайте мой голос.
-Наш флот разгромлен, но командование еще в добром здравии. Командование обещает, что каждый солдат вернется домой живым. Сохраняя наши чувство собственного достоинства и дисциплину, почему бы нам не отправиться домой стройными рядами?
Ян, Фредерика, Машенго возвращаются на борт «Гипериона». Приветствуют друг друга. - Ян: вы говорите, кто-то ушел за врагом? - Меркатц: да. - Шнайдер: Адмиралы Нгуен и Аларкон со своими флотами, всего 5 000 кораблей, ушли на имперскую территорию вслед за отступающим врагом. - Ян: вот засада. Всем кораблям, за ними немедленно! Если мы не приведем их обратно, будут проблемы! - Йес, сэр!
Конец 34 серии.

В анонсе
альянсовские корабли, Миттельмайер и Ройенталь, Рубинский и Кессельринк.

URL
2009-04-08 в 19:34 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
35 серия. With Determination and Ambition
Флагман «Беовульф». - Прямо по курсу приближаются корабли. Приблизительно 700 штук. Стоп! Иначе мы откроем огонь! - Миттельмайер: подождите, это наши корабли! Максимальное увеличение! Что за черт...
-Миттельмайер: итак, Кемпф умер. - Мюллер, в койке на своем мостике, кивает. - Миттельмайер: вы должны продолжать двигаться в тыл и доложить герцогу Лоэнграмму. Оставьте месть за гибель Кемпфа нам. - Мюллер козыряет и отключается. Миттельмайер: всем кораблям, полный вперед. Мы контратакуем вражескую группировку, которая следует за Мюллером. Выступим с внезапной атакой и затем в нужный момент отступим. Дальше сражаться бессмысленно. Байерляйн! Бюро! Дройзен! Зинцер! Следуйте моей обычной процедуре, ясно? - Сэр!
Флагман «Тристан». - Ройенталь: ясно. Кемпф умер.
Флагман «Маурия». - Что не так? Вы до сих пор не нашли исчезнувшего врага? - Сэр, я снова их засек. На экране с максимальным увеличением. (так, тут Нгуен?) - Отлично! Не спускайте с него глаз! (ага, Нгуен Ван Хью) Не дайте себя победить дилетантам. - Агаа! - Нечего бояться этих бездельников из флота Яна! (это Сандор Аларкон) Покажем им, как сражаются солдаты Альянса! - Это враг! Другой флот прямо над нами! - Аларкон: чтоо?!
Миттельмайер: это месть за Кемпфа! Уничтожьте пх до последнего корабля!
Стрельба.
-Вражеский флот впереди нас развернулся для атаки! Это... это не остатки флота, который мы разбили! Это свежий флот! - Нгуен: муа-ха-ха! Что за путаница! Нас обманули!
Идет имперский крейсер. Карл Эдуард Байерляйн.
Нгуен: Вниз! Отступаем прямо вниз!
А тут Ройенталь... - Залп из главного калибра, три раза подряд. - Это действительно люди Яна Вэньли? (Миттельмайер) Они были совсем не такими, когда мы воевали при Амлитцере!
Нгуен все...
Флагман Ройенталя. - Вражеский флот разбит.
-Новый вражеский флот впереди. Примерно 10 000 кораблей. - Миттельмайер: ты слышал, Ройенталь? - Ройенталь, с экрана: похоже, прибыл сам Ян Вэньли. Чего ты хочешь — остановиться и драться? - Миттельмайер: о да. Но сейчас битва была бы бессмысленна. - Ройенталь: мы отступим. Одной этой маленькой победы недостаточно за поражение Кемпфа и Мюллера. - Миттельмайер: нехорошо быть жадным. Посмотри с этой стороны. Мы передвинули крепость и наш флот на несколько тысяч световых лет, и все это кончилось ничем. Только Ян Вэньли прославился. Мы ничего не можем поделать. - Ройенталь: ну, сражаться в ста битвах не значит победить в ста битвах. Так сказал герцог Лоэнграмм. В следующий раз ты или я снимем Яну Вэньли голову. - Миттельмайер: Мюллер тоже хочет. - Ройенталь: значит, за это будет горячее соревнование.
Идет флот. - Обрати внимание, Юлиан. (голос Яна, а как же) Вот как сражаются великие командиры. У них есть ясная цель, и как только они ее достигли, они без осложнений уходят. - Юлиан: хай. - Ян, про себя: однако сколько талантов под началом у герцога Лоэнграмма. Что бы было, если бы Зигфрид Кирхайс был еще жив? (вслух) Лейтенант, передайте приказ всему флоту возвращаться на базу. - Фредерика кивает, уходит. - А теперь, Юлиан... я давно не пробовал твоего чая. Не приготовишь ли? - Юлиан: конечно. - Юлиан был для нас важен. (это Меркатц) Он единственный разглядел стратегию имперского флота. - Ян: Юлиан, хех... Вы должны кое-что знать. Я не хочу, чтобы он стал солдатом. Мне жаль, что я не смог приказать ему, чтобы он ушел. - Меркатц: это противоречит принципам демократии. - Ян в смущении чешет репу.
Феззан. - Сейчас Альянс тратит более 30% валового национального продукта на военные расходы. Теоретически, максимальные военные расходы в мирное время составляют 18%. (Это Кессельринк докладывает Рубинскому) Если они будут продолжать в том же духе, их экономика в ближайшее время обанкротится. Когда это случится, мы на Феззане получим полный контроль над Альянсом. Затем, как только мы заставим Империю признать наши права и интересы, Галактика будет реально объединена под управлением Феззана. - Рубинский: чтобы добиться этого, мы должны задействовать тот план, что мы обсуждали. - Кессельринк: да, сэр. Я их только что отправил. Между прочим, что мы будем делать с имперским директором наук и технологий Шафтом? - Рубинский: выскажи мне свои соображения о том, что нам следует с ним делать. - Кессельринк: он больше нам не нужен. Поскольку его запросы по отношению к нам растут, думаю, пора от него избавиться. Я удостоверюсь, что имперский департамент юстиции получил ЭТОТ документ. На самом деле я уже велел его написать. С позволения вашего превосходительства, я за этим присмотрю. - Рубинский: очень хорошо, позаботьтесь об этом. Если ты не выкинешь мусор быстро, он засорит канализацию. - Кессельринк: очень хорошо, сэр. До свидания. - Рубинский: если хочешь, завтра не приходи. Кажется, это годовщина смерти твоей матери. - Кессельринк: ладно. Я не ожидал, что ваше превосходительство так интересуется личными делами. - Рубинский: это же естественно, учитывая, кто обеспечил половину твоей родословной. - Кессельринк: вы знали? - Рубинский: думаю, я был несправедлив к твоей матери. - Кессельринк: вас это беспокоило? - Рубинский: да, все время. - Кессельринк: если бы она это слышала, мама возликовала бы в раю. Но на самом деле вам не о чем было беспокоиться. Девушка из бедной семьи, которая с трудом добывала пищу, или девушка из семьи, которая владела солидным процентом целой вселенной? На вашем месте... да, на вашем месте я сделал бы тот же выбор. Так, даже хотя я недавно из колледжа, вы назначили меня на важный пост советника. Разве это не проявление родительской привязанности? - Рубинский: вот что ты думаешь? - Кессельринк: мне было неловко так думать. У меня есть некоторая гордость. Я предпочитаю верить, что вы именно поэтому меня наняли. - Рубинский: в глубине души ты похож на меня, даже если ты перенял взгляды у твоей матери. - Кессельринк: благодарю. - Рубинский: пост лидера Феззана не наследственный. Чтобы стать моим преемником, тебе не нужно кровного родства, только умение и харизма. Хитрость в том, чтобы было время этому научить. - Кессельринк: я приму ваши слова близко к сердцу. - уже на улице, уйдя от Рубинского: настоящая сила и популярность? Для того чтобы наложить на это свои лапы, вы сделаете все мыслимое, не так ли, ландшер? У вас не было терпения что-либо взращивать, но вы советуете это мне. Противоречие. Не забывайте, я ваш сын. - Рубинский, из окна: Руперт действительно похож на меня...

URL
2009-04-08 в 19:42 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Один. Райнхард: неважно, украли они это или создали, первый заслуживает приза. Это же естественно. (Хильда кивает) Но те, кто пришел к власти, богатству и славе не своими собственными силами и стараниями, а просто по наследству, - какое право они имеют жаловаться? Думаю, что само существование таких прямых кровных династий отвратительно. Власть — это имущество одного поколения. (ах, как девушка слушает!) Она не должна передаваться, ее должно перехватывать. - Хильда: так ваше превосходительство не намерены передать свое собственное положение и власть своим детям? - Райнхард: дети? Хм, мои дети? (на эту тему мы не думали, да...) Человек, который станет моим преемником, будет иметь талант, равный моему или больший, чем мой. И это не должно случиться непременно только после моей смерти. Те, кто полагают, что могут взять власть, ударив меня в спину, - пусть попытаются. Однако как вы думаете, что с ними случится, если они не преуспеют? Тем самым я позволю им взять паузу. - Стук в дверь. - Кто там? - Оберштайн, ваше превосходительство. - Войдите. - те же и Оберштайн)) Оберштайн: извините, что помешал. Миттельмайер и Ройенталь прислали свой рапорт. - Райнхард: похоже, это не хорошая новость? - Оберштайн: крепость Гайерсбург разрушена. Адмирал Кемпф разделил ее судьбу. Около 15 000 кораблей уничтожены или повреждены. Более 1 800 000 человек убиты или ранены. - Райнхард: вы говорите, мы потеряли более 90% наших сил?! - Оберштайн: примерно 700 кораблей возвращаются. Они на обратном пути, под командованием адмирала Мюллера. - Райнхард вскакивает, разбив бокал, и выходит вон. Зол, ой как зол. Хильда порывается пойти следом, Оберштайн смотрит, кажется, встревоженно, но по нему ж хрен разберешь.
Райнхард в кабинете достает свой медальон. - Лорд Райнхард... - оглядывается. Призрак Кирхайса, однако. - Райнхард: да, хорошо. Людей, подобных Мюллеру, найти трудно. Я должен прекратить это делать — например, рисковать его жизнью в бесполезных битвах. Все будет в порядке, не волнуйся, Кирхайс.
Опускаются корабли. Красный ковер, адмиралы по бокам, Райнхард в кресле. - Ваше превосходительство возложили на меня великую ответственность, но я был не в состоянии исполнить свой долг. Я оказался не способен спасти нашего командира, адмирала Кемпфа. (Мюллер, конечно. Стоит кулаком в пол, на одном колене.) Я потерял много солдат и допустил триумф врага. (смотрят Ройенталь, кажется, Кесслер, Биттенфельд) За этот провал я заслуживаю смерти. Но кроме того, я вернулся домой с позором... (Вален, Фаренхайт, Ренненкампф... ксо, какой ряд адмиралов-то говорящий...)... чтобы сообщить вашему превосходительству обстоятельства и ожидать вашего суда. (другая сторона ковра: Миттельмайер, Меклингер, следующего забыла как зовут, на Ш его фамилия, потом, кажется, Лютц. Еще одного рыжего не узнала, а за ним усы Шафта) Вся ответственность за проигрыш битвы лежит на мне. (Оберштайн, морда каменная. Хильда, сочувственно смотрит.) Умоляю вас быть снисходительным к моим подчиненным. (голова Мюллера перевязана, кровь из-под бинта. Бедный Мюллер. Приготовился к худшему. На самом деле ж герой, совершенно восхитительный. Не трогайте моих подчиненных, во всем виноват я...) - Райнхард: это не ваша ответственность. (а мог бы и полоснуть, да) Вы должны загладить поражение в одной битве, победив в следующий раз. Вы хорошо сделали, что вернулись. - Мюллер, потрясенно: ваше превосходительство... - Райнхард: я уже потерял адмирала Кемпфа. Я не могу потерять и вас. Отдыхайте, пока не оправитесь от ран. Как только вы будете здоровы, я прикажу вам вернуться к активной работе. (у Мюллера на лице написано обожание: душа человек! И даже не убил!) - Мюллер от облегчения падает. - Мюллер! - Райнхард: Кисслинг, отправьте его в госпиталь. Далее. Кемпф производится в гранд-адмиралы. Кстати, Шафт... - Сэр? (этот, кажется, успокоился? А зря...) - Райнхард: я хочу услышать ваши объяснения. - Шафт (надписали: Антон Хильмер фон Шафт): если так можно сказать, мой план был превосходен. Ответственность за провал операции несут люди, которым было поручено командование. (ну, мужик, ты попал... взвалить на себя то, в чем не виноват, - это здесь понимают. Свалить на других то, в чем виноват ты... закопают, и будут правы.) - Райнхард: кто вас просил определять ответственных за поражение в бою? Шеф военной полиции... (Кесслер выходит из шеренги адмиралов) ...выйдите вперед и предъявите этому человеку его вину. - Кесслер: сэр!.. адмирал Шафт, вы арестованы. Вы обвиняетесь в коррупции, растрате общественных средств, уклонении от налогов, злоупотреблении доверием и разглашении военной тайны. - показывает бумаженцию. - Шафт, растерянно: какие доказательства?.. - Кесслер: уведите! - Райнхард: мусор! ...Кесслер, усильте наблюдение за феззанским посольством. Мне не важно, если они заметят. Это может даже сдержать их. - Йес, сэр. - Меклингер, я должен просить вас кое-что сделать.
Меклингер навещает вдову Кемпфа. Слезы, «мама, не плачь!» - я отомщу за папу, посвящу свою жизнь тому, чтобы достать этого Яна, ну и так далее. Душераздирающее зрелище.
Хильда идет по коридору. Из-за угла Оберштайн. - Фройляйн Мариендорф... - Начальник штаба? В чем дело? - Насчет того инцидента. Вы подталкивали его превосходительство к тому, чтобы быть снисходительным к Мюллеру? - Хильда: нет, это решение его превосходительство принял сам. Я ничего ему не говорила. Кроме того... даже если бы я дала совет, он не из тех людей, кого легко уговорить, правда? (мама, да Оберштайн смотрит-то вполне человечески и даже улыбается, кажется. По Оберштайновски, конечно). - Оберштайн: это так? - Хильда: да, это так. Но если кто и дал ему совет, это ОН. Адмирал Кирхайс единственный, кого он слушает. - Оберштайн: фройляйн, я не знал, что вы так романтичны. Что ж, извините меня. - Хильда, про себя: уж не считает ли начальник штаба, что герцог Лоэнграмм — не более чем инструмент в его макиавеллиевских интригах? Если так, это закончится разрушением какого бы то ни было юношеского идеализма, который еще у него остался. И тогда только возрастет опасность его превращения во второго Рудольфа Великого. Я должна бороться, чтобы защитить его от этого. Хильда, есть ли у тебя шанс победить? Если это приведет к желанной победе, я буду трудиться как никто. Я знаю... я найду повод встретиться с его старшей сестрой. Если бы только был жив адмирал Кирхайс... мне бы не нужно было вмешиваться.

URL
2009-04-08 в 19:56 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ройенталь и Миттельмайер. - Похороны Кемпфа пройдут со всеми воинскими почестями. - Миттельмайер: беспрецедентное уважение к тому, кто погиб в проигранной битве. И Мюллер не был наказан. Герцог Лоэнграмм так милостив, как я не ожидал. - Ройенталь: он? Кемпф далее был бесполезен. Разве для герцога Лоэнграмма все его подчиненные, кроме Зигфрида Кирхайса, не являются просто удобными подручными инструментами? Это то, что я думаю в последнее время. - Миттельмайер: погоди. Герцог оплакивает смерть Кемпфа. Это так, ты же видишь! - Ройенталь: погляди с такой стороны: Кемпф умер. Если ты воздашь мертвому слезы и славу, на этом все кончится. Но воздал бы он что-то значительное живому — сильному или слабому? Не думаю, что этот человек на это способен. - Миттельмайер: это ты сейчас так говоришь. Но прошлой осенью, когда умер Зигфрид Кирхайс и герцог был вне себя от горя, разве это не ты говорил, что мы должны заставить герцога воспрять духом? Ты имел в виду то, что говорил? - Ройенталь: я имел в виду именно то, что сказал — тогда. Но я не заходил столь далеко, чтобы быть правым каждый раз с тех пор, как я родился. Мы еще не достигли того момента, но может прийти время, когда я пожалею о моем выборе. - Миттельмайер: я сделаю вид, что этого не слышал. Ты должен следить за тем, что говоришь. Если это достигнет ушей Оберштайна, ты можешь угодить под чистку. Герцог Лоэнграмм герой нашего поколения. Если мы движемся именно туда, куда он хочет, как если бы мы были его руками и ногами, мы получим достойную награду. Это то, что я думаю. - уходит. - Ройенталь: если бы я мог начать все снова... смог бы я захватить вселенную?
-Должен ли новый век принести новые опасения? (это Миттельмайер идет по темной улице и разговаривает сам с собой) Если бы был жив Зигфрид Кирхайс, так бы не было. Есть ли заботы у нашего врага? Что сейчас собирается делать Ян Вэньли? Может быть, танцует с красивой девушкой на празднике в честь победы.
Ян Вэньли в это время отчаянно чихает. (ага, помянули тихим незлым словом — пчхи! гы)) есть ли у японцев такая примета, интересно?) Юлиан: я сделаю вам горячего пунша. (небось глинтвейн, ага) Добавляете мед и лимон в вино с пряностями и смешиваете с горячей водой. Отличная штука при простуде. - Ян: обойдись без меда, лимона и горячей воды. - Юлиан: ни в коем случае. - Ян: какая разница, как его готовить? - Юлиан: ладно, я могу обойтись без вина... - Ян: когда ты впервые вошел в мой дом четыре года назад, ты был более покладистым. - Юлиан: да, и причина того, что я стал таким, как сейчас, в том, что случилось позже. - Ян: да, я подозревал. Это потому, что никто вокруг не оказывал на тебя положительного влияния. Кассельн? Или Шенкопф? Или, может быть, я должен благодарить Поплана! - Юлиан: не забыли ли вы кого-нибудь? - Ян: Аттенборо? - Юлиан: кое-кто поближе. Очень влиятельная персона. - Ян: я предполагал, что я недостаточно хорош для тебя. Я был вынужден работать против моего желания, в моей жизни нет женщины... И даже если я попытаюсь выпить, меня бранят... - Юлиан: пожалуйста, не капризничайте, это из-за простуды. - Ян, глотнув — вкусно ж! - хороший мальчик. - Юлиан: адмирал Ян. - Что? - Я хочу официально вступить в армию. Вы дадите разрешение? Если вы скажете «нет», по любой причине, я это приму. - Ян: но ты хочешь стать военным, несмотря ни на что? - Юлиан: да, я хочу стать солдатом, который защищает свободу и равенство. Не тем солдатом, который начинает вторжения и подавляет народ, а солдатом, который защищает права народа. - Ян: ты сказал, ты это примешь. А чем еще ты будешь заниматься? - Юлиан: не знаю. Полагаю, я стану тем, кем вы мне скажете. - Ян: итак, ты никогда не рассматривал возможности, что я скажу «нет». - Юлиан: это не так... - Ян: не относись несерьезно к разнице в возрасте в 15 лет. У меня перед тобой преимущество. - Юлиан: извините. - Ян: когда ты так на меня смотришь, разве я могу сказать «нет»? Ладно. В твоем случае, ты не будешь трудным солдатом... так что делай как хочешь. - Юлиан, расцветая: спасибо! Спасибо большое, адмирал! - Ян: но ты действительно так сильно хочешь быть солдатом? Смотри, Юлиан, я обычно не останавливаюсь на этом подробно... Но если ты действительно хочешь стать солдатом, я хочу, чтобы ты кое-что помнил. Армия — это инструмент насилия, и есть два вида насилия. - Юлиан: хорошее и плохое? - Ян: не совсем. Насилие для того, чтобы контролировать и подавлять, и насилие как средство освобождения. Ты знаешь, что мы говорим о национальной армии, в основном это пример первого. Жаль, но история не лжет. Когда происходит силовое противостояние народной оппозиции, история знает мало примеров, чтобы армия встала на сторону народа. Далее в прошлое, в стране за страной армия сама развивалась в силовую структуру и приходила к контролю над людьми через насилие. Только в прошлом году были те, кто попытался снова это сделать, но потерпели неудачу. - Юлиан: но адмирал, вы же сами солдат, но вы же против этого, верно? Я хочу быть таким солдатом, как вы... даже если этому образцу невозможно соответствовать. - Ян: ой, ой, не надо. Ты прекрасно знаешь, что я никогда не хотел быть солдатом. - Юлиан: историком, верно? - Ян: верно. «Перо сильней меча!» В людских делах трудно найти истину, которая объяснит, почему это выражение верно. Мы не могли свалить Рудольфа Великого мечом, но мы сделали видимыми его преступления против человеческого общества. Это сила пера. (тут заходит кот)) Перо могло свергнуть диктатора сотни лет назад или тирана тысячу лет назад. - Юлиан: да, но в конечном счете, разве это только не объясняет прошлое? - Ян: прошлое? Слушай, Юлиан. Пока будет идти человеческая история, прошлое будет продолжать накапливаться. История — это не только запись прошлого. Она также — доказательство того, что цивилизация продолжала двигаться к настоящему. Нынешняя наша цивилизация — результат нашего прошлого. Понимаешь? - Юлиан: да. - Ян: в долгом течении времени живые создания ничего не знали о своих прародителях, кроме генов, которые они унаследовали. Только человечество имеет историю. Наличие истории отличает человечество от всех иных живых существ. Вот почему я хотел быть историком. Единственная причина, почему я оказался в этом печальном положении — в том, что я сделал неверный первый шаг. - Юлиан: но если бы не было людей, которые делают историю, историкам нечего было бы изучать. - Ян: Юлиан, не приготовишь ли мне еще чашку горячего вина... (ответить нечего, адмирал, а?) ...я имел в виду, пунша? Он был хорош. Правда хорош. - Юлиан: сейчас. - Ян: кажется, некоторые вещи идут не так, как я планировал... в моей ли собственной жизни, в других ли..

URL
2009-04-08 в 19:57 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-По сути, по той или иной причине все вы хотели бы заставить Яна Вэньли уйти в отставку. (что за политики беседуют? Ну щас покажут) Однако могут возникнуть трудности, если он выйдет в отставку... (подписали: Пьетвери. И хто это?) ... начнет политическую карьеру и бросит вызов вашей власти. Разве это не проблема? (ага, надписали и собеседника. Это Уолтер Айлендс, был такой, помню) — Айлендс: нет ничего лично против Яна. Мы просто хотели оградить военных от вмешательства в политику. - В таком случае вам нужен был путь закона. Разве не в этом сила власти? Каждый обязан подчиняться законам и правилам, как только вы их приняли. Если вы хотите чего-нибудь, что вы не можете купить за деньги, вы всегда можете использовать деньги, чтобы купить закон и получить это. Я не прав? - Айлендс: вы так говорите.
-Когда я думаю о том, что он заставляет меня делать... (это что, Борис Конев? Не узнала... хе, правда он...) Встречи для обсуждения блестящих военных результатов и как ослабить Яна... я ненавижу работу на правительство.
-Если бы у моего сердца были крылья... (дом фон Кюнмелей) ...чтобы отринуть власть тяготения, быть способным летать в огромном небе. Планета-мать, покинутая, такая зеленая в прошлом... (Генрих фон Кюнмель лежит в постели и слушает, как ему читают) Птичья песня теперь угасла... - Генрих: хватит! Оставьте меня! - сиделка кланяется и выбегает. - Генрих: мне недолго осталось. Зачем я вообще родился? Не произведя ничего, не создав никакого наследия за всю жизнь. Неужели я так и исчезну в тщете? Нет, я не должен так умереть! Я не могу умереть, не оставив своего следа в истории!
Феззан. Рука держит паспорт. Судя по фотографии, это тот капитан, что хотел обрабатывать землю, и которого завербовал Кессельринк. Точно)) Леопольд Шумахер. - Можем мы отправляться... капитан? (это Альфред фон Ланцберг, конечно)
798/489. Прошло только полгода. До инцидента, который шокировал и Галактическую империю, и Альянс свободных планет, был еще месяц.
Конец 35 серии


В анонсе Райнхард и Кесслер, Шумахер с пистолетом, Хильда под дождем, Аннероза с цветами и с Хильдой у камина.

798/489, середина года

URL
2009-04-09 в 04:01 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
36 серия. Thunder
(под титры) В имперской столице на Одине не дозволялось строить здания выше, чем Нуйе Сан-Суси. Даже дворец премьера, руководившего правительством Империи, не был исключением. В империи со времен 31-го кайзера, Отфрида III, который был премьером сам, ни один премьер-министр не был формально назначен. Кроме того, государственный секретарь осуществлял обязанности премьера. Подданные не решались брать пример с кайзера. В прошлом году маркиз Клаус фон Лихтенладе (стоп, он же герцог уже! Понизили?), который занял пост премьера почти как паразит, покинул это место в неразберихе, последовавшей в конце Липпштадтской войны. Нынешний премьер, который также является главнокомандующим имперским флотом, - обладает самой большой властью в истории.
Хильда входит в кабинет, благодарит военных, распахнувших двери.
Хотя многие премьер-министры и исполняющие обязанности премьеров были назначены кайзером, только один, так сказать, создал кайзера, который его назначил. Это Райнхард фон Лоэнграмм.
Хильда: я побеспокоила вас, ваше превосходительство премьер-министр? - Райнхард: нет, я не занят. Я могу рассмотреть ваше дело, фройляйн. - Хильда: я с просьбой о личной встрече от шефа военной полиции адмирала Кесслера. Он сказал, это срочно. - Райнхард: Кесслер так сильно обеспокоен? Я увижусь с ним. Приведите его. - Йес, сэр. (за окном гроза) — Райнхард: похоже, дождь. - Хильда: бюро погоды предсказывало грозу.
Ливень. - Похоже, двое уцелевших из Липпштадтского союза проникли в столицу. (Это Кесслер докладывает. Ой, на себя не похож)) надписали: Ульрих Кесслер) Я пришел проинформировать вас, как только получил рапорт. - Райнхард, глядя в окно: как вы это обнаружили? - Кесслер: честно говоря, это был анонимный информатор. - Райнхард: анонимный информатор? Хорошо. Итак? - Кесслер вставляет дискетку в комм, комментирует: это граф Альфред фон Ланцберг. 26 лет. Как один из дворян, принимавших участие в Липпштадтском союзе, был замечен на Феззане после поражения. - Райнхард: я его помню. Я много раз видел его физиономию во дворце. Мне не казалось, что он недружелюбен ко мне. Он посвящал себя плохим стихам и коротким рассказам, и, похоже, был непривычен к упорной работе. Он, вероятно, искренне верит в аристократию. - Кесслер: это капитан Леопольд Шумахер, один из штабных офицеров Липпштадской армии. 32 года. - Райнхард: я не знаю этого человека, но для него быть капитаном чуть за тридцать, при том что он из простых... он должен был совершить блестящий военный подвиг. - Кесслер: кажется, он выполнял множество тыловой работы. Это следует назвать беспрецедентным продвижением, но он, похоже, человек со многими талантами. - Райнхард: ясно. Какая потеря. - Кесслер: Вопрос в том, почему эти двое покинули свои безопасные убежища и вернулись на Один? Мы еще не поняли, что их побудило. Однако, во-первых, уже определенно, что они вовлечены в какую-то интригу. - Райнхард: они должны иметь билеты и визы. И под фальшивыми именами. Итак, были ли они подделаны? - Кесслер: нет. Когда их проверяли, не было ничего подозрительного. Если бы не тайный информатор, мы, вероятно, не смогли бы их идентифицировать. Их бумаги подлинные, поскольку выданы правительством Феззана. Кажется очевидным, что Феззан что-то затевает. Так что я явился сюда, как только стало возможным, чтобы проконстультироваться о политическом решении вашего превосходительства. - Райнхард: знаете ли вы, где они? - Кесслер: они под нашим наблюдением. - Райнхард: ясно. Продолжайте за ними незаметно наблюдать. Я дам вам дальнейшие инструкции позже. - Йес, сэр. Извините меня... - Кесслер уходит, Райнхард Хильде: полагаю, вы знаете, что имперский историк однажды сравнил гнев Рудольфа Великого с ударом молнии. (а на улице гроза и таки молнии) — Хильда: да, я знаю. - Райнхард: очень удачное сравнение. Рассмотрим молнию... По сути, это впустую потраченная энергия. У нее огромный накал, свет и звук, но она только бешено безумствует, ничего не совершая. В точности подходит Рудольфу. Но я другой. Я не пойду этой дорогой. Фройляйн Мариендорф, что вы думаете? Я хочу услышать ваше мнение. - Хильда: зачем граф Ланцберг и компания вернулись на Один? - Да. Вместо того чтобы тихо сидеть на Феззане, где он мог мирно жить и писать плохие стихи, почему он вернулся обратно, навстречу опасности? Как вы думаете? - Хильда: насколько мне известно, граф Ланцберг — большой романтик. - Райнхард: у меня нет возражений. Но я с трудом могу представить, что плохой поэт находит романтичным вернуться на старую родину. Я мог бы согласиться с этим после нескольких десятилетий и если бы он был стар... но со времен гражданской войны едва прошел год. - Хильда: я уверена, вы правы. Должна быть более серьезная причина для возвращения графа Ланцберга. Может быть, то, что он чувствует — самоценность бравирования опасностью. - Райнхард: что это может быть? - Хильда: терроризм. История отмечает, что террор против облеченных властью бывает мотивирован романтизмом. - Райнхард: когда вы сказали о терроризме, вы имели в виду — он намерен убить меня? - Нет, думаю, вероятно, тут что-нибудь другое. - Райнхард: почему вы это сказали? - Хильда: адмирал Кесслер сказал, что за этим инцидентом, возможно, стоят феззанцы. Если при какой-то возможности они свалят вас, это будет означать коллапс вашей с таким трудом завоеванной единой власти, и в этом случае общество и экономика рухнут. Не думаю, чтобы Феззан этого хотел, по крайней мере в настоящий момент. Полагаю, что если Феззан подстрекает терроризм, не думаю, что это будет убийство, скорее — похищение кого-то важного. - Райнхард: в таком случае, кто же является мишенью? - Хильда: я могу предположить троих. - Райнхард: один из них, конечно, я сам. Кто остальные двое? - Хильда: одна из них — сестра вашего превосходительства, графиня Грюневальд. - Райнхард: если случится что-то подвергающее мою сестру опасности... я заставлю клятого паршивого поэта заплатить за это! Я заставлю его испытать больше боли, чем может человек! Я убью его более жестоко, чем кого-либо когда-либо до сего дня! - Хильда: герцог Лоэнграмм, я не перестала думать, прежде чем заговорить! Пожалуйста, извините. В данномслучае не думаю, чтобы ваша сестра была похищена. - Райнхард: как вы можете быть так уверены? - Хильда: потому что похищение женщины и использование ее как заложника против принципов графа Ланцберга. Как я говорила вам немного раньше, он романтик. Вместо того, чтобы на него показывали пальцами после похищения беспомощной женщины, думаю, он выберет другой путь, более трудный в исполнении. - Райнхард: действительно, может быть, граф Ланцберг такой плохой поэт. Но феззанцы — реалисты в худшем смысле этого слова. Они, вероятнее всего, будут манипулировать им, использовуя метод, требующий наименьших усилий. - Хильда: ваше превосходительство, если это так, они не стали бы осознанно использовать графа Ланцберга. В конце концов, думаю, что объектом похищения будет третья персона, которая отвечает всем условиям, удовлетворяющим и заговорщиков, и тех, кто за ними стоит. - Райнхард: и кто это? - Хильда: в данный момент он носит корону кайзера. - Райнхард: то есть вы говорите, что паршивый поэт похитит кайзера? - Хильда: для него это не похищение. Это действия верного слуги, который спасает своего маленького господина из лап врага. Им не нужно было уговаривать его, он, вероятно, был счастлив это сделать. - Райнхард: это прекрасно для паршивого поэта. Но... за всем снова стоит Черный Лис Феззана? Этот человек никогда не танцует сам. Он только играет на флейте в тени кулис. Фройляйн Мариендорф, я подозреваю, что тот, кто анонимно сообщил об этом проникновении, может быть феззанским агентом. Как насчет этого? - Хильда: думаю, предположение вашего превосходительства верно. - Райнхард кивает.

URL
2009-04-09 в 04:04 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Дождь) Леопольд Шумахер смотрит в окно. - голос Ланцберга: это имперское темное пиво совсем такое, каким я его помню. Феззанскому пиву не сравниться. - Извините, граф, но пивоварня, где сварили это пиво, принадлежит нам, феззанцам. (этот дядька — кто?) Фактически, и этот отель также управляется Феззаном. - Леопольд смотрит в окно, видит машину под окнами и козыряющего полицейского. - феззанец: поэтому мы можем обеспечить секретность и безопасность. (ага - надписали. Грязнов.) О, я сказал, не подумав. (это на него посмотрел Леопольд нехорошим взглядом) Ладно, я выполнил инструкции моего босса. Свяжусь с вами позже насчет дня исполнения. - Ланцберг: мистер секретарь, пожалуйста, сообщите главному комиссионеру Болтику, что мы удовлетворены его сотрудничеством. - Хорошо, сэр. (уже откланивается) - Леопольд идет за ним. Ланцберг: капитан, вы не собираетесь есть? - Шумахер: я вспомнил еще об одном деле. Я скоро вернусь. - Ланцберг: ох, дорогой. Человек, который не знает, что такое отдых.
Шумахер догоняет Грязнова как раз в лифте. - Капитан! Что... - Шумахер: хочу, чтобы ты говорил. Посланник Болтик велел тебе что-то еще, верно? - Грязнов: насчет вашей награды? Если вы об этом, это не мы... а граф Ремшейдт на Феззане пожалует вам имперские титулы! - Шумахер: я не об этом. - Грязнов: о чем же, если нет? - Шумахер: по возвращении на Один я заметил: общество изменилось. И оно реформируется в хорошую сторону. Если этот план против него преуспеет в ближайшем будущем, если он приведет к падению герцога Лоэнграмма, он приведет к повороту истории назад. В отличие от графа Ланцберга и Ремшейдта, которые преданы прошлой династии, что Феззан, истинный руководитель, на самом деле планирует? - Грязнов: это потому что реформы герцога Лоэнграмма подрывают нашу финансовую мощь. - Это все? Надеюсь, ты не думаешь спровоцировать наш план и затем слить информацию герцогу Лоэнграмму? (зачем, это уже сделано...) Хорошо?! - Грязнов: это не так! Я не лгал, когда говорил, что надеюсь на удачу вашего плана! Капитан, вы не собираетесь вернуться предателем, не так ли? - Шумахер: нет. По этому плану я рискую безопасностью и жизнью моих подчиненных на Феззане. Ради этого я заставлю его удасться. Это мой последний долг воина. - Грязнов: в таком случае все отлично. Наши обстоятельства и причины те же самые. Мы вам доверяем и оставляем исполнение плана на вас. Я хотел бы, чтобы вы также доверяли нам. - Шумахер: я хочу услышать такие слова непосредственно из уст главного комиссинонера. - Грязнов: что? Это за пределами вопроса. Мне опасно идти. - Я сообщу вам отсюда о месте. Не говори нет. (и дулом пистолета под подбородок) Хорошо? - Грязнов: очень ххорошо... в любом случае я скажу моему боссу... - Шумахер: для нашего общего блага я жду благоприятного ответа. С этого момента я жду, чтобы вы не делали столь много саркастических замечаний, это портит графу настроение.
Как мне нравится этот парень... почему он не на той стороне? Ооо... как жалко...

URL
2009-04-09 в 04:08 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Фрюден Берг. Могила Кирхайса. Хильда с букетом. Дождь. - читает: «Мой друг Зигфрид Кирхайс...» Мой друг. - кладет букет.
Едет машина. В машине, само собой, Хильда. Останавливаются. Шофер: мы еще не приехали. Могу подвезти вас немного ближе. - Хильда: все в порядке, это будет хорошим упражнением. - пошла. Лес, белки с орехами, красота дикой природы, дыши — не хочу. Ага, вот и домик, и Аннерозе у крыльца. Ага, подписали: Аннерозе фон Грюневальд. А то мы не узнали)) — Хильда: должно быть, вы графиня Грюневальд. - Аннерозе: кто вы? - Хильдегарде фон Мариендорф. Я личный секретарь его превосходительства герцога Лоэнграмма. Буду признательна, если вы позволите отнять у вас немного времени. - Аннерозе: Конрад! - Хай! (разве он был блондин? Мне почему-то казалось, что он был темнее, этот мальчик, когда чуть не погиб на том корабле. Подписано, однако: Конрад фон Модер. Это ему, значит, 14?) Вы звали, леди Аннерозе? - Аннерозе: у нас гостья, и я должна составить ей компанию. Отведи шофера в столовую и накорми обедом. - Конрад: йес, леди Аннерозе. Прошу... - Хильда, кивнув шоферу, чтобы шел кормиться: этот мальчик не виконта ли Модера?.. - Аннерозе: да, он — все, что осталось от семьи Модер. Мне его доверили, и я о нем забочусь. Идемте. - Камин. - Райнхард сказал, охранять меня? - Хильда: да. Граф Лоэнграмм беспокоится, что вы можете стать мишенью терроризма, графиня. Если бы вы могли, он хотел бы, чтобы вы вернулись и жили с ним. Он сказал, что надеется, но что вы, вероятно, не согласитесь. Как бы то ни было, он хотел бы, чтобы вы по крайней мере позволили разместить охрану вокруг земель Фрюдена... Это его желание. - у Хильды маленький флэшбек. Райнхард: если бы я мог, я хотел бы навестить мою сестру сам. Но она, вероятно, не захочет меня видеть. Так что я рассчитываю на вас. - конец флэшбека, а Хильда думает: если бы не эта женщина, современная история вряд ли была бы такой. - Аннерозе: мне не нужно, я не заслуживаю, чтобы меня охраняли, фройляйн. - Хильда: вам обоим это нужно, и вы оба этого заслуживаете, графиня. В конце концов, герцог Лоэнграмм так думает. Мы устроим это так, что ни в коей мере не затронем ваш тихий образ жизни. Так что не могли бы вы по крайней мере согласиться на охрану виллы? - Аннерозе: давайте поговорим о былом. Наш отец, растратив свою маленькую удачу, в конце концов распорядился домом и землей точно так же. Двенадцать лет тому назад мы переехали в маленький дом в пригороде. Казалось, что мы все потеряли, но было также и кое-что новое, что мы приобрели. Первый друг, который появился у Райнхарда с тех самых пор, как он родился, был высокий молодой человек с волосами, рыжими как пламя, и славным улыбающимся лицом. Я сказала этому мальчику: «Зиг, будь хорошим другом моему младшему брату, ладно?» Мальчик с красными волосами сдержал свое обещание. Но гораздо позже он сделал даже больше, чем я надеялась, и чего не мог сделать больше никто. (тут замечательная картинка — Райнхард с крыльями тянет за собой юного Кирхайса) Я забрала жизнь Зигфрида Кирхайса и даже все остальное. Он умер, а я жива. Я грешна. - Хильда: графиня Грюневальд, простите, что я говорю об этом. Но я рискну заговорить. Если вы пострадаете от террора сторонников прошлой аристократии, вы думаете, адмирал Кирхайс возрадуется в Валгалле? Кроме того, вы должны больше думать о живых и не так много о мертвых. Графиня, если вы покинете его, герцога Лоэнграмма не спасти. Адмирал Кирхайс был слишком молод, чтобы умереть. Не думаете ли вы, что герцог Лоэнграмм тоже слишком молод, чтобы умерла его душа? - Аннерозе: вы имеете в виду, что я покинула моего младшего брата? - Хильда: герцог Лоэнграмм хочет нести ответственность за вас. Если вы согласитесь с его желанием, он может прийти к мысли, что он все еще важен для своей сестры. И это очень важно не только для герцога Лоэнграмма, но и для широкого круга людей. - Аннерозе: когда вы говорите о широком круге людей, включает ли он и вас, фройляйн? - Хильда: да, так, не буду отрицать. Но что более важно, это еще более широкий круг людей. Не думаю, что десятки миллиардов граждан Галактической империи хотели бы, чтобы их правитель обратился в ничто. Он неоднократно обещал, что это не нарушит ваш образ жизни. Пожалуйста, примите поддержку герцога Лоэнграмма... нет, желание лорда Райнхарда. Потому что он поставил целью своей жизни благо своей сестры. - Аннерозе: я должна поблагодарить вас, фройляйн. Спасибо, что вы так много думаете о моем младшем брате. (ксо. Мотив «а теперь ты будь хорошим другом моему младшему братику, Хильда»... на Кирхайсе мы это уже проходили...) Фройляйн Мариендорф, я оставляю это на ваше усмотрение. У меня нет желания покидать эту уединенную виллу. Но если речь о чем-нибудь другом кроме этого, пожалуйста, делайте, что сочтете нужным. - Хильда: благодарю вас, графиня Грюневальд. - Аннерозе: пожалуйста, не могли бы вы теперь звать меня Аннерозе? - Хильда: да, а вы, пожалуйста, зовите меня Хильдой.

URL
2009-04-09 в 04:16 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Абсолютно гениальный разговор)) меня с этой торговли проперло не по-детски))
Райнхард у себя в премьерском кабинете. - Во-первых, здесь кое-что, что я хотел бы, чтобы вы подтвердили. - Болтик (подписали: Николас Болтик): да, ваше превосходительство. Что вы хотели бы знать? - Райнхард: являетесь ли вы представителем со всеми полномочиями или просто мальчиком на побегушках? Да? - Болтик: согласно протоколу, конечно, я последний, ваше превосходительство. - Райнхард: протокол? Никогда я еще не слыхал, чтобы Феззан считал более важным протокол, чем состояние. - Болтик: должен ли я счесть это комплиментом? - Райнхард: интерпретируйте как вам угодно. - Болтик: йес... - Райнхард: чего хочет Феззан? - Болтик: со всем моим уважением, ваше превосходительство, я в самом деле не могу понять, о чем вы говорите. - Райнхард: о, вы не можете? - Болтик: нет. О чем бы ни шла речь, я недостаточно умен... - Райнхард: это проблема. Первоклассному актеру необходимо видеть в пьесе постановку превосходной драмы. Но ваша игра столь очевидна, что портит веселье, не так ли? - Болтик: это резко сказано. - Райнхард: в таком случае я перефразировал бы это лучше. Я спрашиваю, чего Феззан добивается от похищения кайзера? Или, иначе, не думаете ли вы, что граф Ланцберг до некоторой степени перестарается с багажом? - Болтик: я удивлен: вы так далеко видите? Итак, ваше превосходительство признает, что для вас было естественным сигналом, что секретную информацию вам передал феззанский правительственный секретный агент? Тогда я с удовольствием представлю все свои соображения. Мое правительство на Феззане хотело бы участвовать в благородной работе установления контроля вашего превосходительства над всем космосом. - Райнхард: такова цель Рубинского? - Болтик: да. - Райнхард: тем не менне, хотя вы говорите, что вы хотите сотрудничать, ваше первое действие — помочь выжившим аристократам похитить кайзера. Не думаете ли вы, что это требует объяснений? - Болтик: вот что я думаю. Граф Альфред фон Ланцберг спасает своего кайзера Эрвина Йозефа из рук мятежного придворного. О, нет, это, конечно, только его побуждения. Но он, вероятно, сбежит в Альянс свободных планет через Феззан и создаст там правительство в изгнании. Конечно, оно не будет настоящим. Но ваше превосходительство не сможет не воспользоваться благоприятной ситуацией. - Райнхард: абсолютно нет. - Болтик: однако не даст ли вам это оправдания для захвата Альянса свободных планет? - Райнхард: оправдания? - Болтик: да, ваши подданные довольны стабильностью внутреннего управления. Это вызовет тенденцию - не желать войны. Извините, что я об этом говорю, но что касается результатов недавней битвы крепостей... некоторые могут разочароваться в сражениях. Однако если говорить о вашей войне с остатками старой аристократии, есть те, кто поддержит ее, и включат в свою поддержку свержение Альянса. Как вы думаете? Более того, внутри Альянса общественное мнение расколется по вопросу о ситуации. Этот пункт также работает на преимущество вашего превосходительства. Вы не согласны? - Райнхард: итак, что я должен делать? Должен ли я склонить голову перед феззанской благосклонностью и сказать спасибо? - Болтик: вы говорите так саркастически... - Райнхард: тогда скажите мне ясно, чего вы от меня ожидаете. Шпионить друг за другом временами хорошо, но когда это часто повторяется, появляется тяжесть в желудке. - Болтик: тогда я растолкую по буквам. Герцог Лоэнграмм, наряду с правом быть правителем, пожалуйста, возьмите контроль над всей военной и политической властью. Феззан хотел бы монополизировать финансовую мощь целой вселенной, до тех пор пока она под контролем вашего превосходительства. Особенно все межзвездные коммуникации и транспорт. Это как? - Райнхард: это неплохая история, но есть пункт, который вы пропустили. Дальнейший политический статус Феззана? - Болтик: мы хотели бы, чтобы вы подумали о самоуправлении под властью вашего превосходительства. В конечном счете все останется тем же самым, за исключением хозяина. - Райнхард: я подумаю об этом. Однако если Альянс не примет изгнание кайзера, неважно, как превосходна драма, мы не сможем начать интригу. Как насчет этого пункта? - Болтик: в этом пункте, пожалуйста, положитесь на Феззан. Мы сделаем все необходимое. - Райнхард: хм, если Альянс не согласится принять кайзера... действительно, я единственный, кто окажется в дураках. Поскольку у меня будет бесполезный джокер, направленный на меня. После личного вдохновления вы затем скажете, что этот размах ошибочен? Какой абсурд. - Болтик: о, эта ситуация... - Райнхард: а, ладно. Но, посланник, если вы говорите, что хотите заключить со мной договор, есть еще одна вещь, которую я должен вам предложить. - Болтик: какая же? - Райнхард: это должно быть очевидно. Право на свободную навигацию через Феззанский коридор. (бинго!!!) Что вас так удивляет? Почему вы не отвечаете? - Болтик: трудно ответить сразу. - Райнхард: не вы ли говорили, что хотите сотрудничать со мной, если я закреплю право на управление? И таково намерение Рубинского, верно? Если так, какое неудобство может быть в разрешении Империи пользоваться Феззанским коридором? Вы должны радостно согласиться на мое предложение. - Болтик: это... - Райнхард: поскольку у нас есть несколько оправданий для вторжения, будет невыгодно, если дорога к его осуществлению будет закрыта. - Болтик: но... - Райнхард: утрите испарину с вашего лица, посланник. Или ваше истинное намерение — чтобы имперский флот нагромоздил бесчисленные трупы в Изерлонском коридоре? Это могло бы быть так. И после того как обе стороны разделят общую участь, Феззан вступит во владение и сбежит с призом, из-за которого мы перессорились. - Болтик: вы слишком много думаете, ваше превосходительство. - Райнхард смеется. - Отлично. У Феззана есть свои интересы и цели. Но то же самое относится и к Империи, и даже к Альянсу. Если две силы из трех скомбинировать, Феззану лучше думать о себе, чем об одной из них, так вы полагаете?
Хильда в поместье Аннерозе. (под титры) Садится на кровать. Стук в дверь. - Войдите. - Конрад с подносиком: извините. - Хильда: спасибо. - Не за что. - Хильда: скажите, это леди Аннерозе сделала? - Конрад: да, и покрывало, и скатерть. Все это рукоделье леди Аннерозе. - Хильда: понятно. - Конрад: это и ваше хобби? - Хильда: нет, я не преуспела во всех женских искусствах вроде этого. Похоже, у меня комплекс. - Конрад: могу я кое о чем вас попросить? - Хильда: отлично, вперед. - Конрад: почему бы вам не оставить леди Аннерозе одну? раз уж она хочет жить тихо... Меня, который жаждет служить ей, достаточно, чтобы защитить ее от других. - Хильда: я обещаю вам, что не нарушу образ жизни леди Аннерозе. Охранники никогда не войдут внутрь этой виллы и никогда не покусятся на территорию, где вы работаете. Поймите, пожалуйста, есть другие, кто тоже хочет защитить леди Аннерозе. - Конрад кланяется и выходит. Хильда рассматривает вышитую наволочку. Подходит к окну. Пар изо рта.
Конец 36 серии.

В анонсе Райнхард произносит речь, статуя Рудольфа стоит, а Леопольд Шумахер тащит кайзера в охапке.

URL
2009-04-15 в 05:10 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
37 серия. The Child Kaiser's Abduction
Дворец кайзера Галактической империи — Нуэ Сансуси. Этот великолепный дворец географически разделен на четыре больших сектора. Восточный сад — центр правительственной власти, где происходят все встречи и аудиенции. (написано: Кабинет черного жемчуга) В Южном саду проживает императорская фамилия. В так называемом «Заднем дворце» в Западном саду проживало много красивых женщин. И Северный сад является охотничьим парком, где водятся олени и лисы. Общая площадь угодий 66 квадратных километров. Общая длина коридоров — 400 километров. Но при режиме Лоэнграмма расходы на содержание дворца были сильно сокращены, и Западный и Северный сады были закрыты. И даже в Восточном и Южном садах половина зданий была заперта. За исключением некоторых формальных государственных церемоний все правительственные дела переместились во дворец премьера, что сделало его центром правительства. Далее, поскольку почти все высшее дворянство было уничтожено в Липпштадтской войне, число садов и регулярных праздников было радикально сокращено, и каждый день начинался с появления одинокого, пустынного места.
-Охрана Нуэ Сансуси необыкновенно слаба. (это Ланцберг, тычет пальцем в план дворца) Считается, что дворец должен охраняться королевской гвардией вместо бездушных машин... - Шумахер: так факт, что герцог Лоэнграмм закрыл половину территории, сейчас будет работать на нас? - Ланцберг: да, верно. Когда мы войдем внутрь, я буду проводником. Я бывал во дворце несчетное число раз. Даже хоть там и заперто, ничего не было перестроено или вроде того. Просто оставлено. Кроме того, по всему дворцу построены тайные комнаты и переходы. Даже герцог Лоэнграмм не может знать о них всех. - Шумахер: до меня доходили слухи об этом, но разве это действительно так? - Ланцберг: так. Взгляните сюда. Снизу под Императорским обществом естественной истории, я уверен, есть коридор, проходящий через западную часть Северного сада и выводящий к подножию статуи Сигизмунда I в Южном саду. - Шумахер: откуда ты знаешь? - Ланцберг: пять поколений назад мой предок его построил по прямому приказанию тогдашнего кайзера. На протяжении последующих поколений мы были связаны клятвой господину: «Когда персона его величества кайзера будет в опасности, используйте этот коридор». Тот факт, что я буду призван сыграть эту великую роль, был решен пять поколений назад. Это ирония судьбы. - Шумахер: проблема в том, как проникнуть в Общество естественной истории. Ладно, совершенно ясно, как проникнуть в сам дворец, но нам понадобится диверсия. - Ланцберг: диверсия? - Шумахер: мы атакуем несколько военных и полицейских объектов по всей столице и отвлечем таким способом внимание полиции. - Ланцберг: полагаю, это хорошая идея, но герцог Лоэнграмм — проницательный человек. Он может догадаться о наших планах. - Шумахер: попытка — не пытка. - Ланцберг: но кто это сделает? - Шумахер: я намерен поручить это феззанским агентам. - Ланцберг: это неразумно. Они в нашем великом деле посторонние. На данный момент не хватит ли уже их сотрудничества, капитан? - Шумахер: верно, может быть, мы уже не должны больше надеяться...
Представительство Феззана. -Проклятый белобрысый мальчишка вырос в нешуточную угрозу. - А именно? - Это сводится к следующему: он может объединиться с Альянсом и поработить Феззан военным путем... (Болтик? Расхаживает, разговаривая, а стоит еще один дядька, Грязнов, что ли...) ...так что мы не можем считать, что Феззан единстенный находится в благоприятном положении. (точно, Болтик) — дядька: невозможно, он не может этого сделать. Это блеф. - Болтик: неверно. Если он сообщит Альянсу о нашем плане вывезти кайзера туда и сделает Феззан общим врагом Империи и Альянса, это вполне вероятно. Более того, сейчас Альянс в долгу у Феззана. Неудивительно, если те, кто у власти в Альянсе, не упустят столь легкий выход — уничтожить Феззан вместе со своими долгами. - дядька: и что же вы будете делать, посланник? - Болтик: что вы имеете в виду? - дядька (ага, точно Грязнов, надписали): я имею в виду графа Ланцберга и капитана Шумахера. Должны ли мы начисто стереть все планы, связанные с этими двумя, и прикидываться, что ничего не знаем?.. - Болтик с размаху ударяет по столу. - Грязнов: так есть еще будущее, о котором следует подумать... - Болтик: нет, дома это только осчастливит Кессельринка. Кроме того, все еще есть возможность договориться о праве прохода через Феззанский коридор. Больше чем что-нибудь, Феззан... Я имею в виду, в этой вселенной есть огромный секрет, которого не знает белобрысый сопляк. Есть еще возможность обратного хода! - Грязнов: земной культ?! - Болтик: верно. Мы продолжим действовать в соответствии с планом похищения кайзера.
Военное министерство. - В самом деле, так Феззан и поступил бы. Они пишут списки и указания, а танцевать заставляют других. (Оберштайн)) Итак, что вы будете делать? Вы намерены согласиться с феззанским предложением и позволить им украсть кайзера? - Райнхард: честно говоря, он ужасно мешает. Думаю, неплохо было бы позволить им попытаться. - Оберштайн: тогда мы сократим дворцовую охрану? - Райнхард: в этом нет необходимости. Охрана и так не слишком плотная. Могу ли я всерьез работать с командой, которая даже с этим не может справиться? - Оберштайн согласен. - Райнхард: кроме того, буду я с ними сотрудничать или нет, зависит от того, преуспеют ли они. Если им удастся их план, я использую его как оправдание для атаки на Альянс. Но если они провалятся... я накажу Феззан за преступное похищение кайзера. - Оберштайн: вы просчитали так далеко? - Райнхард: конечно. Я отплачу Феззану за то, что недооценил меня. Ах да, Оберштайн... независимо от Кесслеровской военной полиции, присмотрите тайно за паршивым поэтом и его друзьями. Не нужно вмешиваться, но может случиться так, что Феззан радикально изменит план и постарается заставить их замолчать. Если это произойдет, мы их спасем. - Оберштайн: если мы их спасем, они могут нам пригодиться. Это хорошо, но если кайзер будет похищен... человек, который отвечает за охрану дворца, естественно, должен будет ответить за свою небрежность. - Райнхард: адмирал Молт? - Оберштайн: боюсь, он заплатит за это жизнью. (Оберштайн, как всегда, о потерях!) - Райнхард, вскакивая: предать его смерти?.. - Оберштайн: адмирал Молт — старомодный человек. Если кайзер будет похищен, даже если вы его простите, боюсь, он слишком горд, чтобы воспользоваться вашей добротой. - Райнхард, сжимая медальон: понимаю. Этому нельзя помочь. Когда придет время, мы заставим Молта понести ответственность. Но только Молт. Больше никто. - Оберштайн: непосредственный начальник Молта — Кесслер. - Райнхард: такого, как Кесслер, найти трудно. Если генеральный инспектор военной полиции окажется преступником, это вызовет беспорядки в войсках. Сделаем ему выговор и уменьшим жалованье, и все. - Оберштайн: ваше превосходительство, хотя вам будет неприятно это слышать, я скажу вам одну вещь. Вы не можете расчистить дорогу через густые заросли, не выкорчевывая некоторые деревья и камни. - Райнхард: вы думаете, я этого не понимаю? - Оберштайн: вы так говорите... но временами мне кажется, ваше превосходительство, что вы забываете об элементарных вещах. Все герои устанавливали троны на трупах не только врагов, но и большого числа союзников. Не бывает монархов с чистыми руками. Их подданные тоже это знают. Я хотел бы, чтобы вы понимали, что временами даровать смерть — тоже способ заплатить за верность. - Райнхард: так вы говорите, что вы тоже не возражали бы пролить свою кровь ради моего блага? - Оберштайн: если это будет необходимо. - Райнхард: посмотрим, как вы это будете помнить. (отвернувшись к окну) Вы мне больше не нужны. Идите. - тот уходит. - Райнхард: путь кровопролития? (ага, и медальон в кулаке)

URL
2009-04-15 в 05:14 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Я понял ваше предложение... но атака на военных и полицию может привести к серьезным последствиям. (это Болтик и Шумахер сидят на лавочке, делая вид, что вообще незнакомы. Болтик, кстати, с мороженым)) Не будет ли достаточно сфабриковать республиканское логово и заставить полицию им заниматься? - Шумахер: тогда я хочу раздуть беспорядки путем взрыва этого логова со всем содержимым. - Болтик: это неразумно! Что вы будете делать, если будут пострадавшие? Кроме того, если выйдет очень шумно, могут счесть, что это диверсия. - Шумахер: тогда, когда мы вернемся из подземного хода, я хочу машину, чтобы забрала нас. И затем я хочу., чтобы нас спрятали в представительстве Феззана. - Болтик: в представительстве? Это не обсуждается! Мы приготовим для вас контрабандистское судно... Не более того... - Шумахер: это минимальные условия. Потому что если вы не дадите нам хотя бы этого, я не смогу просочиться. Если я не могу получить вашего согласия на это, то мы примем кое-какие меры, которые мы были вынуждены запланировать для нашей безопасности. - Болтик: ладно, полагаю, выбора у нас нет. В обмен на это - не провалитесь.
Собака Оберштайна))) поскуливает, встает, хвостом машет))) Это Оберштайн домой пришел. Дворецкий (подписано: Раабенардт): добро пожаловать домой. Обед готов. Какое вино подать? - Оберштайн: никакого. Я ожидаю вызова от герцога Лоэнграмма. Никакого спиртного. (как раз поел — утирает рот салфеткой — уже звонок)) на экране, похоже, фон Штрайт)) — Начальник штаба, герцог Лоэнграмм срочно вызывает вас. Герцог все еще в премьерском офисе, так что, пожалуйста, прибудьте туда. - Оберштайн: понял. - фон Штрайт козыряет: до встречи.
Райнхард в кабинете, входит Оберштайн. Райнхард: я забыл одну вещь. - Оберштайн: что бы это могло быть? - Райнхард: не говорите мне, что вы этого не ожидали. Если бы вы этого не предвидели, вы не смогли бы отреагировать на мой вызов так быстро. - Оберштайн, кланяясь: очень обязан. Я полагал, вы должны рассмотреть выбор нового кайзера взамен Эрвина Йозефа. - Райнхард: что вы думаете? У вас на уме должно быть несколько кандидатов. - Оберштайн: это внучка третьей кайзерин предыдущего кайзера, Людвига III. Ее отец — граф Пегниц, не участвовавший в прошлогодней гражданской войне. Это человек, который не интересуется ничем, кроме своей коллекции безделушек из слоновой кости. Она девочка, но в настоящий момент можно сделать даже кайзерин. - Райнхард: сколько ей? - Оберштайн: восемь месяцев. - Райнхард со смехом: семилетний кайзер удирает с трона, и восьмимесячный младенец, даже не умеющий говорить, наследует ему? - Оберштайн: так что вы будете делать? Искать других кандидатов? - Райнхард: отлично. Мы дадим этому младенцу трон. Он не слишком хорош в качестве детской игрушки, но младенец, у которого такая игрушка, будет счастлив, даже если он один во вселенной. Двоих таких было бы слишком много. - Оберштайн: хорошо, сэр. Между прочим, граф Пегниц задерживает оплату костяных вещиц, так что он втянут в гражданское разбирательство с некоторыми коммерсантами. Как мы это уладим? - Райнхард: сколько нужно? - Оберштайн: 75 000 имперских марок. - Райнхард: урегулируйте. Было бы некрасиво, если бы отец кайзерин отправился в долговую тюрьму. Возьмите деньги из бюджета императорского дома. - Оберштайн: как скажете. - Оберштайн уходит, Райнхард сидит один. Что-то у него зеленоватый вид, или мне мерещится? - Райнхард: ничтожество...
6 июля (если ничего не путаю). - Сегодня мы обнаружили оружейное предприятие радикальных республиканцев в южном районе столицы. (это Кесслер) Одна группа военных полицейских подбирается к врагу. - это он Райнхарду докладывает. - Между прочим, насчет графа Ланцберга и прочих, о ком шла речь раньше... мы ведем наблюдение в соответствии с вашим приказанием. - Оберштайн: об этом достаточно. - Кесслер: тогда я пойду погляжу, что обнаружила военная полиция. - Райнхард: Кесслер! (совесть заела? Сама? Без Кирхайса? Ооо) — сэр? - Райнхард: нет, ничего. Я оставляю это вам. (стыдно, стыдно... подставляешь Кесслера-то...) Кесслер уходит, а Райнхарду очень стыдно.
Темная улица, полно солдат, Кесслер командует штурмом здания.
-В соответстии с планом, военная полиция заглотила приманку, которую мы приготовили. - Ясно. (это, кажется, Грязнов и Болтик) Они тоже должны вскоре начать действовать. - точно, Грязнов: да. Я буду ждать перед зданием Национального естественно-исторического исследовательского общества. - Болтик (ой, какой злой): да. Это все, что мы делаем. Мы должны преуспеть.
Едут Шумахер и Ланцберг. - Это где-то здесь. (Ланцберг, судя по голосу) Пробираются с фонариками) Выбегают из-под статуи в дворцовом парке. Крадутся коридорами дворца. Ага, спальня. - Ваше величество... - А вот и величество. Очень злое. С плюшевым медведем. (подписано: 37 кайзер, Эрвин Йозеф II). Шумахер не пал на колено. Кайзер, возмущенно: - Почему он не преклонил колени? - Ланцберг, тихо: капитан, это его величество кайзер, правитель всей вселенной. - Шумахер таки опускается на колено. - Ланцберг: ваше величество, я ваш подданный, граф Альфред фон Ланцберг. Я прибыл спасти ваше величество из рук предателя. Поскольку ситуация необычная, пожалуйста, простите неучтивость. Так как мы будем рисковать нашими жизнями, дабы послужить вашему величеству, мы примем это как нашу награду. (его величество сосредоточенно отрывает медведю ногу) Поскольку тут множество плохих людей... пожалуйста, будьте хорошим мальчиком и пойдемте с нами. (хороший мальчик терзает медведя. Ага, ухо оторвал.) Ваше величество! - Шумахер: что будем делать, граф? - Ланцберг: выбора нет. - Шумахер хватает пацана и затыкает ему рот, поскольку пацан заорал от души. - Ланцберг: Со всем должным почтением... - женский голос: ваше величество, что случилось? Ваше величество! - распахивает дверь. Нянька, ага. Заходит, поднимает медведа, поворачивается и видит, что происходит. У Ланцберга, между прочим, пушка. Нянька падает в обморок. - Ланцберг: идем! - бегут по коридорам, волокут кайзера. Шумахер, про себя: что за фарс.

URL
2009-04-15 в 05:17 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Какой-то дворцовый зал, придворные, входят вояки, видимо, это Молт: его величество кайзер? (ага, подписали. Молт) Где его величество кайзер?! - некий дядька: ну, поскольку мы закончили наши обязанности на сегодня... и вернулись в комнаты для слуг... все было нормально, нам бы сразу сказали... К несчастью, сегодня старшая нянька также отсутствует... и в ночное дежурство было слишком шумно, и... - Молт: где его величество кайзер? Это все, что я хочу знать! - дядька: поэтому когда леди пришла в сознание... она сказала, что двое молодых незнакомцев куда-то забрали его величество... - Молт: почему вы сразу не сказали?! Немедленно искать снаружи! Усилить охрану на всех воротах! Не позволяйте выйти никому, кто бы это ни был! Отключить всякую связь! Дело таково, что не позволяйте никому о нем узнать, кроме самого минимального необходимого круга людей! Выполняйте! - охранники: йес, сэр! - Молт, дядьке: я прошу вас хранить это в секрете и никому не говорить, Чемберлен! (оба-на! В немецкоговорящем Рейхе — Чемберлен? Ооо) — дядька кивает.
Охранники с собаками и фонарями шарят по дворцовому парку. - С помощью инфракрасного приемника мы обнаружили подозрительное явление... но оно прямо в статуе Сигизмунда I. Похоже, там может быть подземный ход наружу. Но это слишком для меня — решать, поднимать ли руку на статую кайзера! Если вы позволите, мы приступим. - Молт: подземный лабиринт?..
Некто, застегивая воротничок (кстати, видно, как это застегивается, если кому интересно) - Немедленно закрыть космопорты. Перекрыть все дороги, ведущие в пригороды столицы. Также мобилизуйте военную полицию. (это Кесслер, оказывается. Подчиненный по комму козыряет). Но кто?.. - вспоминает о Ланцберге и о виноватой физиономии Райнхарда. Опускает голову. Понял.
7 июля. 3:45. Райнхард вылезает из машины, оглядывается: рано, не правда ли, фройляйн? Хотя я не возражал бы, если бы вы остались дома. - Хильда: нет, меня вызвали, это моя обязанность.
Райнхард, перед ним двое военных в позе покорности. - Кесслер, вместо того чтобы извиняться и брать на себя ответственность, выполняйте свои обязанности. Не дайте его величеству покинуть столицу. - Кесслер: есть, сэр. - встает. Райнхард: вице-адмирал Молт, завтра... нет, уже сегодня, да? В полдень я проинформиную вас о вашем наказании. Будьте в своем офисе до этого момента. Приведите свои дела в порядок, чтобы ни о чем не пришлось пожалеть. - Молт: йес, сэр... - Хильда внимательно смотрит на Райнхарда.
Райнхард идет в кабинет, Хильда за ним. - Фройляйн, вы, кажется, хотите что-то мне сказать? - Хильда: я уже говорила вам прошлый раз. Так, если Феззан переправил сюда агентов, их целью, вероятно, было похищение... и его цель также была предсказана. - Райнхард, явно грызомый совестью: да, я помню. - Хильда: ваше превосходительство, вы возвели оборону и поставили охрану вокруг вашей сестры. Это естественно. Но с другой стороны... кажется странным, что вы пренебрегли охраной персоны кайзера и позволили ему попасть в руки похитителей под самым вашим носом. - Райнхард: это ваш вывод, фройляйн? - Хильда: герцог Лоэнграмм, я думаю, вы объединились с Феззаном и сознательно позволили им похитить кайзера. Я не права? - Райнхард: вы правы. - Хильда в сильном расстройстве чувств мотает головой («о нет!») - Райнхард: однако если вы ожидаете сейчас подтверждения... я не объединился с ними. Я их использую. - Хильда: вы думаете, вы сможете обвести Феззан вокруг пальца? - Райнхард: это они пытаются обвести меня вокруг пальца. - Хильда: вы намерены предпринять масштабную военную акцию против Альянса свободных планет? - Райнхард: верно. Но это было решено давно, это только немного приближает время. Однако это создает блестящий повод. - Хильда: и жертва адмирала Молта — часть этой бессовестной стратегии? - Райнхард: я не трону его семью. - стук в дверь. Райнхард: войдите. - адьютант: адмирал Молт совершил самоубийство. - Райнхард кивает, адьютант уже собрался идти. - Люке, я оставлю вам распоряжение задним числом. Проследите, чтобы никакого ущерба не было нанесено репутации Молта и его семье. - адьютант, с гораздо большим энтузиазмом: йес, сэр! - выходит. Райнхард: вероятно, это можно назвать великим лицемерием. Но очевидно, что лучше было сделать это, чем не сделать. Если это деяние, которое должно быть наказано, я расплачусь за него в свое время. Хотя я не знаю, кем. (Хильде) Соберите всех в ранге гранд-адмиралов и адмиралов. - Хильда: хорошо, герцог Лоэнграмм.

URL
2009-04-15 в 05:20 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Райнхард в кресле, адмиралы вдоль стола. Райнхард: сегодня ночью в Нуйе Сансуси имел место незначительный инцидент. Кто-то похитил семилетнего мальчика. (сидят Ройенталь, Меклингер, дальше, похоже, Вален и Лютц, но мало на себя похожи. Издают возглас — типа «ооо!») Я поручил Кеслеру поиски, но преступники все еше не пойманы. Хочу услышать ваши соображения и затем обменяться выводами о ситуации. (другая сторона стола — Миттельмайер, Биттенфельд, кто-то в усах — фон Штрайт? - и Фаренхайт) Говорите прямо. - Миттельмайер: преступники должны быть остатками аристократической партии, и их цель — спланировать возрождение их влияния, сплотив сторонников. Это очевидно. - Вален: но однако похитить его величество кайзера? Мы не можем осуждать организаторские способности и тактическую смелость аристократов. Кто, как вы думаете, их глава? - Ройенталь (что-то у него вид загнанный, почему бы? Или просто плохо нарисовали, или что-то случилось...): как бы дело ни повернулось, это вскоре станет ясно. Если преступники будут пойманы, Кеслер заставит их сознаться. Если они не будут пойманы, они будут с торжеством хвастать своим успехом. Потому что если они не обнародуют факт, что кайзер у них в руках, они не смогут достичь истинной цели похищения. - Лютц (?): думаю, вы правы. Но в таком случае это, естественно, потребует репрессий. Готовы ли они к этому? - Биттенфельд: вероятно, они более чем готовы. Или, возможно, они намерены избегнуть нашего нападения, используя кайзера как щит. Хотя это бесполезно. - Меклингер: да. По крайней мере в данный момент у них есть многообещающий план избежать нашего преследования. - Ренненкампф (вот кто там усатый был! Никакой не фон Штрайт, Ренненкампф! Подписали его): на чем основана их самоуверенность? До тех пор пока они внутри Империи, они не могут вечно скрываться от нашего розыска. - Фаренхайт: или они основали секретную базу на фронтире? - фон Штайметц (?): в таком случае, не станут ли они вторым Альянсом свободных планет? - Не надо забывать, что с этой точки зрения Альянс свободных планет тоже надо рассматривать. (кто это говорит? Оберштайн? Ага) Остатки аристократии и республиканцы могут выглядеть как вода и масло, но мы не можем утверждать, что у них не будет общей цели — противодействовать установлению правления герцога Лоэнграмма. Если преступники убегут и скроются в Альянсе свободных планет, мы, естественно, не сможем так уж легко атаковать. - общий шум и возгласы. Райнхард, вставая: как сказал Ройенталь, местонахождение кайзера скоро станет известно. Я хочу избежать скоропалительных решений. Если мятежники, которые называют себя Альянсом свободных планет, вовлечены в этот план, мы заставим их заплатить за их преступления. Они недооценили ситуацию, захваченные жадностью, и горько об этом пожалеют. В отсутствие кайзера мы будем отговариваться, что он болен. Это не помешает управшению, поскольку большая государственная печать находится в офисе премьера. Я потребую от всех вас только двух вещей. Во-первых, не говорить никому постороннему о похищении кайзера. И во-вторых, приготовить вверенные вам флоты к выступлению в любой момент... на случай будущего военного положения. Только эти два пункта. Позже я проинструктирую вас по мере необходимости. Нам пршлось много работать, так что давайте разойдемся. - сэр! - Райнхард выходит.
На выходе из зала Миттельмайер Ройенталю: как насчет пойти ко мне домой позавтракать? - Ройенталь: конечно. Это нахально, но я позволю тебе меня уговорить. - Миттельмайер: быть послушным хорошо. - Ройенталь: хм, иногда. - Миттельмайер, на ходу: похоже, герцог Лоэнграмм не нервничает в этой опасной ситуации. - Ройенталь: да. А преступление... похоже, определенно есть люди, которые от этого выигрывают. Кто больше всех выигрывает в этом деле? - Миттельмайер: возможно, будет беспрецедентное военное выступление. - косится на Роейнталя. Тот: да. - похоже, ребята тоже все поняли. - выходят на улицу. Ройенталь: тем не менее... - Миттельмайер: вскоре мы встретимся лицом к лицу в бою с Яном Вэньли?
798/489, 7 июля, был похищен один ребенок. Может быть, само по себе это было незначительным событием. Но какой тенью оно накрыло все человечество? В данный момент лишь горстка людей могла это знать.
Конец 37 серии

В анонсе Ланцберг, красотка Доминик, какой-то дядька пьет пиво, на экране Райнхард фон Лоэнграмм, Болтик ухмыляется, а Райнхард произносит речь.

Дата: 798/489, 7 июля

Первый и единственный раз появляется собака Оберштайна))

URL
2009-04-16 в 05:36 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
38 серия. The Arrow is Loosed
В 640/331 году Галактическяя империя узнала о существовании Альянса свободных планет. С тех пор поток беженцев из Империи в Альянс никогда не прекращался. Большинство беженцев были республиканцами, подвергавшимися преследованиям в Империи... (летит звездолет «Росинант») ...но некоторые были дворянами и членами императорской семьи, которые улетали, проиграв в политической борьбе. Некоторые из них позже возвращались на родину. Одним из таких был 27-й кайзер, Манфред II. Для феззанских торговых судов, перевозка таких беженцев была существенным источником доходов. (надписали капитана феззанского торговца — Бомель)
-Воистину, это проблема для перевозчика! Кто он? (это идет член команды, небось тот, которому физиономию расцарапали...ага, точно, локоть ободран) — Бомель: пассажир высшего класса. Поскольку их рекомендовали в офисе посланника. Я не выяснял, что за этим стоит, поскольку принимаю во внимание, какого сорта этот бизнес. - Поцарапанный (сильно, очень сильно поцарапанный, бедняга!): не знаю ничего про эти гнилые дворянские дела! Его родители совсем его испортили. В любом случае, пожалуйста, поручите кому-нибудь другому носить ему еду. С меня хватит! - Бомель: полагаю, у меня нет выбора. - глядит на своих пилотов, те дружно машут руками: типа, только не я, ни за что! Встает: ладно, ладно.
Бомель идет по коридору. Останавливается. - Артикул. Банк. Касса. Депозит. Экономика. Капитан Бомель. - от стены отъезжает какая-то фигня. Там тайник, однако. Капитан Бомель стучит в дверь. Открывает Шумахер. - Бумель: извините. Мне нужно потолковать с вами немного. - Тут раздается дикий вопль. Это кайзер, радость наша. В физиономию Бомеля влетает тарелка со жрачкой. Кайзер стоит на стуле и намерен продолжить обстрел. - Некая барышня, явно нянька: пожалуйста, прекратите! - кайзер хватает ее за волосы. - барышня: слезайте, пожалуйста! - Шумахер оставляет капитана и ловит его величество. - Капитан! (это, судя по голосу, Ланцберг. Поэт не ожидал, что его подвиг будет столь суров...) Извините мою грубость... (отцепляет кайзеренка от волос барышни) — Бомель: да, это действительно проблема. Мы помогали беженцам множество раз. Как вы можете заметить, корабль специально для этого приспособлен. (Шумахер утаскивает кайзеренка, которого наконец удалось оторвать от барышни) Но мы не можем перевозить горных львов. Я хочу, чтобы вы немного дисциплинировали его. - Ланцберг: ох, я приношу извинения за то, что вам пришлось увидеть такую безобразную сцену. Так что возьмите... - сует деньги. - Бомель: ну, раз так, чувствуйте себя как дома. ...Этой девушке тоже надо оказать первую помощь. Хорошо бы, если бы вы сейчас вышли отсюда и отправились в лазарет. - Ланцберг: да, пожалуйста. - девушка: хорошо. - Бомель: увидимся. ...Это не мое дело, но дети должны подчиняться дисциплине. Поскольку невоспитанные дети не отличаются от диких зверей. (это они с барышней по коридору идут) Вы ведь не родственники? Ох, дорогая...
-Свита кайзера прибудет примерно через неделю. Я договорился, что они встретятся с графом Ремшейдтом здесь, на Феззане, и затем направятся в Альянс. (видимо, это Кессельринк) — Рубинский: пока, можно сказать, успешно. Кажется, и Болтик хорошо сработал. - Кессельринк: насчет этого... по сведениям моих информаторов, мы не можем о нем этого сказать. - Рубинский: но герцог Лоэнграмм не предпринял никаких мер, чтобы предотвратить похищение кайзера. Разве переговоры Болтика не выглядят эффективными против герцога Лоэнграмма? - Кессельринк: поверхностно, по крайней мере, это выглядит так. Но взвешивая причины этих фактов, думаю, возникает вопрос, кто кем манипулирует. (соображаешь, юноша, соображаешь...) - Рубинский: то есть ты утверждаешь, что это Болтика водят за нос? - Кессельринк: да. Не думаю, что на этой стадии была нужда раскрывать наш план герцогу Лоэнграмму. Имея оппонентом герцога Лоэнграмма, нельзя ожидать хорошего исхода без приложения максимальных усилий. Если мы утратили инициативу в переговорах, это может оказаться ошибкой, которую нельзя игнорировать. - Рубинский: я еще не решил, обыграл ли он нас с этим планом. Так что не забегай вперед. - Кессельринк: но... Нет, как скажете.
Кессельринк едет по ночному городу. Приехал. - Полагаю, вы собираетесь провести здесь ночь, Руперт? (судя по голосу, Доминик) — Даже хотя я бледная замена моему отцу? - Не глупите. Это замечание настолько в вашем духе... Будете пить? - Кессельринк: да, первым делом — выпить. Ибо могу ли я просить вашей благосклонности, пока трезв? - Доминик с бутылкой на подносике: уверены, что так? - Кессельринк: тут есть епископ земного культа по имени Дегсби. - Доминик: я его знаю. У него необыкновенно бледное лицо. - Кессельринк: я хочу выяснить его слабости. - Доминик: чтобы сотрудничать с ним? - Нет. Чтобы подчинить его себе. Он кажется воплощением аскетизма... Но правда это или же нет? Если нет, было бы достаточно трещины, чтобы использовать его в своих интересах. Даже если это правда, если мы проведем вместе некоторое время, может быть, мы сможем это изменить. - Доминик: между земным культом и изгнанными дворянами кое-что оживает. - Кессельринк: это столпотворение. В любой момент в этом народе кто-нибудь пытается кого-нибудь использовать. Что касается использования меня, забудьте об этом. В конце концов, я один останусь в живых. (в живых останется только один, но это не ты, милый...)

URL
2009-04-16 в 05:42 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
20 августа. Видим зевающего адмирала Яна. Открывает глаза и косится на Фредерику, которая что-то состредоточенно набивает на компе. Кассельн тоже занят. Похоже, только адмиралу делать нечего. Юлиан уносит чашку. Дасти: эй, Юлиан, ты слышал? - тот оборачивается. - О твоих инструкторах? - Юлиан: о генерале Шенкопфе и коммандере Поплане? - Дасти: ага. Однажды утром, как только Шенкопф вышел из комнаты некоей леди, 2-го лейтенанта, Поплан тоже вышел из соседней двери от некоей леди-лейтенанта. Оин поздоровались и разошлись, но через пару дней ситуация повторилась. Но в этот раз Шенкопф выходил из комнаты сержанта, а Поплан — из комнаты 2-го лейтенанта. - Адмирал Аттенборо, вы ужасны! (это Поплан) Почему это мужчины названы реальными именами, а дамы остались анонимными? Не дискриминация ли? - Дасти: потому что женщины имеют права человека. - Когда им переваливает за 30, люди точно становятся омерзительны, не так ли, Юлиан? - Дасти: прекрати говорить «тридцать, тридцать»! Мне 30 не потому, что я этого хотел! (упс! Ему столько еще не должно быть! Ааааа! Так, год рождения Аттенборо — 769, ему еще 28, потому что на дворе август! Нипонял) И тебе однажды стукнет 30! - Поплан: Ну нет, я высшая форма жизни, пришедшая с мерцающих звезд, так что я буду молодеть с каждым годом после того, как мне исполнится 29. - Дасти: о, и что же такая высшая форма жизни, как ты, делает в таком месте, как это? - Поплан: днем и ночью обучает всех леди любви. - Дасти: итак, ты практиковался на 2-м лейтенанте и сержанте? - Поплан: да почему женщины остаются анонимными? - тут подходит Шенкопф: Юлиан, наша практика на сегодня отменяется. Кажется, должно быть какое-то важное сообщение от командования. - Юлиан: йес, сэр. - Шенкопф: кстати, мой вкус в отношении женщин лучше, чем у Поплана.
Кассельн, Яну, тихо: какое влияние оказывают на Юлиана Шенкопф и Поплан?.. Юлиан подпадет под их влияние и будет плохо говорить о женщинах. Я должен подумать об этом, когда Шарлотта станет его невестой. - Ян: Шарлотта прелестная девочка, в отличие от ее отца... - Шенкопф, подходя: о, вы выглядите так, будто вам делать нечего. Можно даже осмелиться сказать, что вы воруете жалование. - Ян: это хорошо, когда солдатам нечего делать. - Шенкопф: между прочим, что там насчет важного сообщения от командования? - Ян: кто знает. Я хочу думать об этом настолько мало, насколько это возможно. - Кассельн: Даже если так, была директива всем войскам смотреть. Мы не можем это игнорировать. - Ян: ладно, поскольку это тоже относится к работе. Уже почти пора...
Все перед экраном. - Передаем важное сообщение от председателя верховного совета. Всем гражданам просьба обратить внимание, поскольку последуют особые инструкции. (слушают граждане на улице — подозрительно рыжий затылок, напоминает Ланцберга, Бьюкок со своим Пфайфером, какие-то чиновники, подозрительно знакомые, но не опознала) — на экране появляется Трунихт, сам себе пейринг, Ян даже в кресле съезжает. Трунихт: всем гражданам Альянса свободных планет. Я, председатель верховного совета Йоб Трунихт, рад сообщить о самом невероятном визите за всю историю человечества. Я глубоко счастлив и горд, что мне довелось сделать это сообщение. - Ян: порадуй всех, кого хочешь. - Трунихт: на днях перебежчик, ищущий персональной безопасности, стал гостем нашей свободной нации. Многие прибывали сюда в поисках свободы, бежали от жестокой руки деспотизма. И тем не менее это имя - особое. Это Эрвин Йозеф фон Гольденбаум! - Ян и Юлиан, выкатившие глаза. Фредерика. Шенкопф. Меркатц со Шнайдером. Бьюкок с Пфайфером. Политики на диванчике. Довольный Рубинский и ухмыляющийся Кессельринк. - Трунихт: в Галактической империи Райнхард фон Лоэнграмм после военной зачистки оппозиции злоупотребил властью и превратился в диктатора. Жестоко обращаясь с кайзером, хотя ему всего семь лет, изменяя законы по своей прихоти, расставляя своих вассалов на важные посты, обращаясь с нацией как со своим личным имуществом. И теперь его дьявольские амбиции обращены к нашей нации! Он пытается деспотически управлять всей вселенной и погасить свет свободы и демократии... (Ортанс с девочками, люди на улице) которые человечество продолжает сохранять! Сосуществовать с таким, как он, невозможно! Мы должны объединить наши усилия с несчастными, изгнанными Лоэнграммом! Мы должны защититься от ужасной угрозы, которую он представляет для всей человеческой расы! - Ян барабанит пальцами по рукаву. Кажется, он понял. - Трунихт: для предотвращения этой угрозы человеческая раса должна сделать реальностью новый, вечный мир! Итак, позвольте представить вам членов правительства в изгнании. - на трибуне появляется другой персонаж, и это старый знакомый: я — премьер-министр Законного правительства Галактической империи, Иоганн фон Ремшейдт. В данный момент хочу выразить мою глубочайшую благодарность за предоставленную возможность и базу для операций по восстановлению законности в нашем фатерлянде. Я говорю с вами от лица его величества кайзера и наших товарищей. - женский голос, наверное, диктор: Сейчас я представлю членов кабинета Законного правительства Галактической империи. Первый, граф фон Ремшейдт, является также государственным секретарем. Военный министр — гранд-адмирал Меркатц. (Меркатц слышит это с Изерлона, надо видеть его изумление) — Шнайдер: ваше превосходительство, это же... (вскакивает) Не поймите неправильно, пожалуйста! Мы с его превосходительством слышим об этом в первый раз! Хотел бы я знать, почему граф Ремшейдт назвал имя его превосходительства! - Ян: я знаю. Никто не думает, что адмирал Меркатц изменил. Думаю, граф Ремшейдт должен предложить пост военного министра адмиралу Меркатцу. Любой другой кандидат немыслим. - Шенкопф: согласен. - Мы рыцари справедливости, которые спасают странствующего мальчика кайзера... (Дасти, что ли?) и борются с узурпатором, воплощением дьявола? - Поплан: это смешно! Мы играем, что ли, героев мультфильма (аниме, Оливер, аниме)? (швыряя берет) Проклятье! Во-первых, почему это мы должны проливать кровь, защищая семейство Гольденбаумов? Разве причиной, по которой мы воевали больше сотни лет... (Конев поднимает беретик) ... начиная с поколения нашего великого дедушки... не было свержение династии Гольденбаумов и установление свободы и демократии во всей галактике? - Конев, подавая берет: но если это приведет к миру, изменения в политике тоже неизбежны. - Поплан: если это приведет к миру, прекрасно. Но даже если это мир между нами и Гольденбаумами, как насчет нас и герцога Лоэнграмма? С этой точки зрения, для него тут ничего нет! Не сомневаюсь, что он придет в ярость и атакует нас! - Конев: я только говорю, что мы не можем прогнать кайзера вон. Начать с того, что даже хотя он и называется «кайзер», он всего лишь семилетний ребенок. С точки зрения гуманности, мы должны ему помочь. - Поплан: гуманность, да?! Ты что же, говоришь, что члены семейства Гольденбаумов имеют хоть какое-то право требовать гуманного отношения? Сколько миллиардов человек убили Рудольф и его потомки? Перечитай историю! - Конев: это преступления его предков. В них нет вины этого ребенка. - Поплан: слышу голос рационалиста. Рационально найти ошибки во всем, что я говорю. - Конев: ничего подобного... - Поплан: не скромничай! - напяливает берет и уходит. - Я пошутил!

URL
2009-04-16 в 05:47 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Заседание изерлонского командования. Ян: династия Гольденбаумов и Галактическая империя больше не единое целое. - Кассельн: семилетний ребенок не меняет сторону по собственной воле. Можно называть это «спасением» или «изгнанием», но больше похоже, что он был похищен. - Мюрай: меня больше беспокоят дальнейшие действия герцога Лоэнграмма. Что если он явится с требованием: «Верните назад кайзера»?.. - Дасти: вы слышали блестящую речь председателя. Теперь, когда он сказал так много, нет способа вернуть его обратно. - Кассельн: если так, это не означает ничего, кроме полномасштабной войны. - Шенкопф: да, если бы мы собирались дружить, мы должны были объдинить силы столетием раньше. Начать с того, что наши новые партнеры убежали, потеряв эффективную власть, и говорят: «Давайте дружить». Звучит как насмешка, верно? - Ян: объединить силы с одной из сторон разделенного противника, по Макиавелли, хорошо. Но чтобы это сработало, они должны иметь реальную власть, и нужно правильно выбрать время. В данном случае нарушены оба условия. Что касается времени, не только столетие назад, но даже год назад было бы лучше. - Мюрай: во время Липпштадтской войны? - Ян: да. Поскольку он предвосхитил эту опасность, герцог Лоэнграмм расколол силы Альянса, чтобы не было вмешательства в имперскую гражданскую войну. Да, этот блестящий герцог Лоэнграмм не оставил похищение кайзера без помощи. Когда я об этом думаю, тот, кто больше всех выиграл, - не кто иной, как герцог Лоэнграмм. - Дасти: как так? - Ян: из-за одной детали, связанной с изгнанием кайзера, расколовшей общественное мнение в Альянсе. И они могут предпринять военную акцию, используя возвращение кайзера как предлог. Кроме того, мы в Альянсе, можно сказать, устроили заговор с силами, оппозиционными Империи. Люди в Империи, выигравшие от политики реформ герцога Лоэнграмма, также как и те, кто ненавидит династию Гольденбаумов и аристократию, возненавидят Альянс свободных планет. (между прочим, пьет чай) - Шенкопф: так вы думаете, герцог Лоэнграмм умышленно позволил кайзеру сбежать? - Ян: это вполне вероятно. (а вот теперь наливает в чашку любимый бренди) — Дасти берет бутылку у Яна из-под руки, пока тот пьет свой бренди из чайной чашки. Ян, проводив бутылку взглядом, про себя: кроме того, я не думаю, что остатки аристократии имели достаточно сил для похищения кайзера. (бутылка уже у Шенкопфа, и он наливает в свою чашку) ...поскольку кайзер не пролетал через Изерлонский коридор на своем пути в Альянс... (бутылка уже у Кассельна, тоже в чашечку, ага) ... я скорее заподозрю, что этот инцидент спланировал Феззан. - Юлиан громко кашляет. Ян косится на него. - Ян, про себя: идем дальше... кроме того, герцог Лоэнграмм и Феззан объединили усилия... можно ли придумать другое объяснение для этого явления, кроме лежащих на поверхности? - голос, кажется, Мюрая... нет, это Кассельн: в столице может развиться «рыцарский синдром». «Давайте бороться за справедливость, защищая маленького кайзера от лап тирана и беспринципного узурпатора». - Шенкопф: они назовут справедливой реставрацию тиранической власти династии Гольденбаумов. Похоже, нам нужен новый словарь. - Кассельн: не то чтобы тут не было повода для спора, но за такие слова вас могут заклеймить как бесчеловечного. Большинство людей утрачивает рационализм и логику, когда речь идет о семилетнем ребенке. - Шенкопф: если бы это была хорошенькая шестнадцатилетняя девушка, возможно, энтузиазм был бы еще больше. Потому что люди в целом любят принцев и принцесс. - Кассельн: в сказках всегда признают, что принцы и принцессы правы, а министры — нет. Но мы не можем устанавливать справедливость на основе сказок. - Ян, про себя: справедливость? 25 миллиардов граждан, которых герцог Лоэнграмм освободил от правления аристократии, никогда не простят Альянсу союза с этой реакционной силой. Раз так, не придется ли нам воевать с армией граждан Империи под водительством герцога Лоэнграмма? Где в этот раз справедливость, как не на их стороне? - Адмирал Меркатц, что вы намерены делать? - Не думаю, что граф Ремшейдт рассчитывает, что адмирал Меркатц откажется от поста. (по голосу похоже на Мюрая) Не думаю, что есть какая-либо необходимость идти против его ожиданий. - Меркатц: я не разделяю взглядов графа Ремшейдта. Но моя верность его величеству кайзеру не меньше, чем у графа. Однако что касается меня, думаю, я бы хотел, чтобы его величеству позволили вести безбедную жизнь обычного человека. Им невозможно свергнуть власть герцога Лоэнграмма только созданием правительства в изгнании. Что мне трудно понять — что люди, которые должны защищать юного кайзера, наоборот, толкают его величество в водоворот политических схваток и войны. Если они сформировали правительство в изгнании, они должны заниматься этим сами. Они не должны вовлекать его величество, которому еще недостает рассудительности. (как Ян слушает...) - Шенкопф: если вы думаете об этом, спрос и предложение блестяще объединены. - Меркатц: спрос и предложение? - Шенкопф: да. С тех пор как основа власти герцога Лоэнграмма — народ, ему больше не нужен авторитет кайзера. Кроме того, граф Ремшейдт, власть которого, скажем, нереальна, должен контролировать правительство в изгнании, ставя их в положение, когда они должны утилизировать его отходы. - Мюрай: Позиция адмирала Меркатца понятна. Но я хочу спросить ваше превосходительство, что вы выберете и как будете действовать. - Ян: контр-адмирал Мюрай, не думаю, что люди внутри организации могут быть способны управлять собой так, как им удобно. Также думаю, что есть множество вещей, которые я хотел бы сказать тем важным шишкам из правительства. Что особенно раздражает, так это то, что они заставляют нас соглашаться с тем, что они случайно решили. Что бы мы тут ни обсуждали, мы не можем найти выход из ситуации. В любом случае, не подождать ли нам реакции высшего командования и парламента? - Все кивают, встают, расходятся. Ян кладет ноги на стол. Подходит Шенкопф. - В данной ситуации, если у вас есть много о чем сказать, вы должны попытаться сказать им это. Вам станет легче, если вы прокричите: «у короля ослиные уши!» - Ян: активно работающие солдаты не могут критиковать вслух политику на политических митингах, так? - Шенкопф: думаю, что ослы Хайнессенполиса заслужили критику. - Яг: вы свободны в мыслях, но никогда не свободны в словах. - Шенкопф: ясно, свобода слова Уже, чем свобода мысли? И откуда взялось слово «свобода» в названии Альянса свободных планет? - Ян пожимает плечами. - Шенкопф: свободная страна... Когда мне было шесть лет, я прибыл в эту свободную страну, привезенный моими дедом и бабкой. Прошло уже 28 лет, но я хорошо помню. Презрительные взгляды таможенных чиновников... пронизывающие, как холодный ветер, отношение к изгнанникам как к нищим. Наверное, я до самой смерти не забуду. Короче, я человек, который уже один раз оплакал свою родину. Если однажды настанет второй раз... я не буду удивлен или огорчен.

URL
2009-04-16 в 05:50 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Человеческая фантазия ограничена. (Это Меркатц - Шнайдеру) Всего год назад я и не мечтал, что судьба отведет мне такую роль. - Шнайдер: что до меня, я выбрал изгнание, полагая, что так лучше будет для вашего превосходительства. - Меркатц: думаю, вы должны быть довольны. Чувствую, что нет титула выше, чем этот, для человека, противостоящего герцогу Лоэнграмму. - Шнайдер: когда вы говорите «военный министр Законного правительства», это хорошо звучит. Но в действительности под вашим командованием нет ни единого солдата, так? - Меркатц: если здесь у меня под началом не будет ни единого солдата, это то же самое, что сейчас. - Шнайдер: но даже если и временно, вы принимали командование и вели флот Яна. Теперь вам и на это нечего надеяться. На самом деле это пустое звание, без единого грамма реальной власти. Одно дело граф Ремшейдт, но что касается других людей, исключая придворных аристократов, - нет никаких особых талантов. Среди тех, кто может составить оппозицию герцогу Лоэнграмму, - я не могу помочь, но чувствую колебания каждого из них. - Меркатц: но здесь его величество кайзер. Даже если вы будете еще больше беспокоиться, этому не поможешь. Я все еще формально не освобожден от присяги. Давайте не будем торопиться с решением.
Ян и Шенкопф все там же. Мигает экран. - Адмирал, герцог Лоэнграмм появился на экране комма. (докладывает связист) Похоже, он намерен произнести речь одновременно для Империи и Альянса. - Ян: ясно. Я сейчас приду.
Райнхард на экране: я формально признаю, что террористы похитили его величество кайзера Эрвина Йозефа. Местонахождение его величества, также как и находящиеся вне закона преступники, похитившие его величество, известны. Преступной бандой бывших аристократов руководил бывший посланник Империи в Феззане... (слушают Ройенталь и Миттельмайер за обедом; слушает Мюллер, лежа в постели) ...Иоганн фон Ремшейдт, по старой системе граф. (слушает Болтик у себя в офисе) Негодяи, скрывшись среди мятежников, называющих себя Альянсом свободных планет, незаконно объявили о создании правительства в изгнании. (слушают Рубинский с Кессельринком) Таким образом, я заявляю: похищение кайзера, беззаконное и трусливое... (пьет пиво капитан Бомель) ...означает, что остатки аристократии, пытавшиеся повернуть ход истории и силой захватить права, установленные людьми, поплатятся за свое преступление. (Трунихт слушает, ручки дрожат) Амбициозные люди в Альянсе свободных планет, участвовавшие в беззаконии вместе с ними... (один из политиков на диванчике хватается за голову) ... и те, кто планирует мятежную войну против мира и гармонии во вселенной, не избегнут той же судьбы. (слушает Бьюкок) Этот ошибочный выбор должен быть исправлен соответствующим наказанием. (слушают какие-то личности в большом зале совещаний) Преступникам нужны не дипломатия и не убеждения. (маленькому кайзеру делают укол) У них нет ни способности, ни желания этого понять. (слушают люди на площади на Хайнессене и терраистские епископы в пещере.) Только сила способна научить глупцов. Следовательно, неважно, сколь много крови будет пролито (крупно показали морду великого епископа) ... принимая во внимание, что совершили эти глупые преступники и заговорщики. - экран гаснет.
-Это означает, что герцог Лоэнграмм объявил войну? (Шенкопф) Думаю, теперь слишком поздно. - Ян: итак, полагаю, этим соблюдены формальности. - Шенкопф: Полагаю, Изерлон снова будет на переднем крае. Что за огорчение. Эти политические болваны предпринимают легкомысленные действия, потому что думают: тут есть крепость. Это заставляет думать вас.
...В этот момент Ян рассматривал еще одну возможность. Будущее доказало, что он был прав в своих предположениях о планах герцога Лоэнграмма. Но Ян не рискнул сказать этого вслух, поскольку, если бы предсказание сбылось, это означало бы гибель Альянса.
798/489, 20 августа. Новая туманность начал затягивать пространство своим дымом. (ксо, вот же скажут...)
Конец 38 серии

В анонсе: Юлиан спорит с Яном, явно собираясь на Феззан, Фредерика, Дасти, Кассельн, Линц и зеркальная броня Изерлона.

Дата: 798/489, 20 августа.

URL
2009-04-17 в 01:07 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
By the way, интересно, какого числа завершилась заварушка с "крепостью против крепости"? Будет забавно, если где-нибудь в первых числах мая :)

2009-04-17 в 01:43 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Вполне возможно) раз там 15 апреля еще Ян не долетел, да сколько-то они стреляли еще... запросто))
Так, я посмотрела. 10 апреля Гайерсбург явился в Изерлонский коридор. Только ленивый не повторил, что Ян сможет вернуться через 4 недели и не раньше. А он еще собирал маленько войск по Хайнессену.
Получается, он прибыл к Изерлону в начале мая, если тупо прибавлять 4 недели - так где-то 7-8, сколько=то еще дрались...
Не самое начало мая, скорее ближе к середине. Сколько они там маневрировали, пока долбанули по крепости и она взорвалась?
Как бы не 14-го, как первое взятие Изерлона)

URL
2009-04-17 в 01:56 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Тогда это будет дополнительным показателем того, что товарищу майору катастрофически не везет с днем рождения. На 30-е апреля и прилегающие к оному даты последовательно приходятся:
796/487 - поход на Изерлон. То есть, конечно, можно и по пути отпраздновать, но, сдается, было малость не до того.
797/488 - подавление военного переворота.
798/489 - "крепость против крепости"
799/490 - сражение при Вермиллионе
800 - битва в Коридоре. Ну, а дальше всё :(

2009-04-17 в 01:59 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
SturmFliege Бедняга майор. Пора мне брать себя за шкирку и мирить его с Мэрькой. Пусть человеку хоть немножко жизненных радостей обломится.

URL
2009-04-17 в 02:02 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
А не рановато будет? Еще два года надо как-то тянуть резину....

2009-04-17 в 02:04 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Не знаю)) моя барышня вся извелась во время битвы крепостей, а потом как они не померли.... как обошлось... уже и не знаю!!!
как я буду тянуть резину...

URL
2009-04-17 в 02:12 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
*зловеще* А придется! Потому как канон! Если бы там что было раньше, то на следующий день (ну, или максимум через неделю) девушку взяли бы под ручку и отвели официально задокументировать брак у коменданта крепости. А раз не было, то увы. Дедушка Танака не велит :(.

2009-04-17 в 02:15 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Вот это меня и пугает)) нельзя их женить, никанон)) а они рвутся))

URL
2009-04-17 в 02:21 

Ну вот, почти уже спаслись - штык молодец, а пуля дура. Но вдруг, откуда ни возьмись, на нас напала "арматура".
Значит, надо что-то еще придумать, чтобы эту сантбарбару продлить. Найти повод еще раз расплеваться.

2009-04-17 в 02:37 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Придется)) куды деваться))

URL
2009-04-20 в 03:01 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
39 серия. One Person's Journey
(без опенинга) 798/489. Альянс свободных планет объявил о переходе на сторону императора Эрвина Йозефа II и о создании Законного правительства Галактической империи. Отношение к этому герцога Лоэнграмма было крайне резким, и ожидалось большое наступление Империи.
Журналисты наседают на Трунихта. - Мистер председатель, что вы намерены предпринять в связи с ожидаемым имперским наступлением? - Трунихт: не о чем беспокоиться. Мы под неуязвимой защитой Изерлонской крепости, да кроме того, с непобедимым командующим, Яном Вэньли. (дааа... что есть второй коридор, помнят два человека в Галактике, и это не ты, душка) Что бы там ни пытались Лоэнграмм со своей империей, нам бояться нечего! - Да, верно, верно!
-Он столь эгоистичен, не так ли? (что за люди разговаривают? Политики какие-то?) - Того же самого Яна, на которого он теперь так надеется, он меньше чем полгода назад вызывал на допрос. - Когда ему это удобно, у него короткая память. - Если обвинитель и забыл, боюсь, жертва не забыла. Как вы полагаете? Он должен быть сыт по горло нынешней администрацией. (ага, этого узнала. Это Лебелло. Уж не Хван Леви ли второй?) - Думаю, это возможно. - Лебелло: если его чувства достаточно сильны, он может даже ощутить желание стать военным диктатором. - Леви (?): никогда... - Лебелло: сейчас можете смеяться, пока этого не случилось. Сколько раз видел я, как смеющиеся лица сменялись внезапно гримасами? - Леви: для приготовления коктейля (крутит в руке бокал) или диктатора необходимо несколько компонентов. В настоящее время, полагаю, я могу спокойно утверждать, что Ян Вэньли не станет диктатором. По крайней мере, у него самого таких амбиций нет. - Лебелло: нет, пока ситуация развивается так, как он того желает. Если его снова загонят в угол, как уже было во время расследования, не перейдет ли он в контрнаступление? Может он неохотно выбрать захват власти? - Леви:это так, как вы сказали. Поэтому лучше нам его больше не провоцировать. - Лебелло: Трунихт снова что-то замышляет, не так ли? - Леви: готовясь к имперскому наступлению, он укрепляет организацию каждого департамента. До сих пор он, кажется, неохотно вмешивался в военные дела. - Лебелло: Не думаю, что он будет столь же незаинтересован в дальнейшем. - Леви: это означает скорую отставку главнокомандующего Куберсли, официальная причина — по болезни, и его вероятным преемником будет адмирал Доусон. - Лебелло: ой-ей, это не усилит армию, это ее ослабит. Может ли такой человек, как он, быть хоть сколько-нибудь полезен во время кризиса? - Леви: это награда за его лояльность Трунихту. По крайней мере, похоже, оставят старика Бьюкока единственным ответственным за действующую армию. - Лебелло: в теории «гражданский контроль» звучит хорошо, но когда правительство столь много думает об использовании армии для укрепления власти, военные намеренно лебезят перед политиками, чтобы добиться продвижения по службе. Разве таким способом должны делаться военные дела в демократической республике? - Леви: должен сказать, боюсь... Может быть, гражданам империи больше повезло. Поскольку они пока избавлены от худшего — от коррумпированной диктатуры. Наш Альянс, похоже, перед трудноразрешимой дилеммой. Чего мы хотим: коррумпированной демократии или чистой диктатуры? Где больше справедливости и порядка?
Как и предсказывал Хван Леви, адмирал Доусон был продвинут в главнокомандующие и сменил на посту адмирала Куберсли, а адмирал Меркатц, в данный момент находящийся на Изерлоне, был назначен военным министром Законного имперского правительства решением верховного совета. (Картина заседания с Трунихтом во главе сменяется станцией Изерлон, Фредерика с папочкой, перед ней расхаживает, вероятно, адмирал Ян, ну щас узнаем) В это же самое время на станции Изерлон было официально объявлено о другом маленьком назначении. - ну конечно, Ян, а как же, что-то только тут его плохо нарисовали, мне не нравится)) -Фредерика: адмирал... - Ян: аа, лейтенант Гринхилл, вызовите ко мне Юлиана. (сильно его что-то нервирует) — Йес, сэр... Извините, адмирал... - Ян: да, я знаю, что вы хотите сказать... полагаю. Так не будете ли вы любезны позвать Юлиана? - Фредерика кивает.
Юлиан с приказом в руках: меня? На Феззан?! Пожалуйста, отмените этот приказ! - Ян: Юлиан, когда ты был гражданским служащим, назначения и изменения исходили от командира станции. Но теперь ты солдат. Твой долг - исполнять приказы Национального совета обороны и Объединенного оперативного штаба. Теперь уже слишком поздно, пожалуйста, не заставляй меня повторять столь элементарные вещи. - Юлиан: даже неразумные приказы? - Ян: как это неразумные? - Юлиан: если так, я вернусь на гражданскую службу. Тогда я не буду обязан исполнять этот приказ, так ведь? - Ян: Юлиан... ты должен знать, возможно это или нет. Во-первых, ты добровольно пошел в армию, тебя не заставляли. Как само собой разумеющееся, ты должен был принять решение повиноваться приказам. - Юлиан: понятно. Я отправлюсь на мой новый пост на Феззан в качестве военного атташе. Но не потому, что это приказ оперативного штаба. А потому, что это приказ адмирала Яна Вэньли. (Юлианчик, ты что ж по больному-то? Говори ему, говори, что ты служишь не стране, а ему...) Если это все, что вы от меня хотели, могу я с вашего позволения удалиться, адмирал? - Ян кивает, Юлиан козыряет и уходит, Фредерика крайне огорчена. - Фредерика: я понимаю чувства Юлиана. Я уверена, он чувствует, что вы не хотите видеть его рядом с собой. - Ян: не хочу его видеть рядом? (запускает в волосы обе руки) Ничего подобного... Не оставлять его при себе означает, что он не нужен... или оставить его при себе — означает, что он нужен? Это не метод рассуждения. Нет, быть со мной — это не показатель того, нужен он или нет.. Нам надо поговорить, да? - встает.

URL
2009-04-20 в 03:10 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Сидит печальный Юлиан на лавочке. Кстати, за спиной у него цветут те самые изерлонские цветочки. Пушистые. Поворачивает голову. - Адмирал... - Ян (чешет репу одной рукой, а в другой банка, пиво, что ли?): видишь ли... Ничего, если я тут присяду? - Юлиан: пожалуйста. - Ян: слушай, Юлиан. - Юлиан: да, адмирал. - Ян: причина, по которой ты отправляешься на Феззан, а не куда-нибудь еще, в этом приказе. Но поскольку я заинтересован, думаю, я хотел бы, чтобы достойный доверия человек отправился и посмотрел на нынешнюю обстановку на Феззане. И даже в этом случае ты не хочешь ехать? - Юлиан: но по тому, как развивается ситуация, Изерлон снова окажется на линии фронта. Я думал, я буду полезнее здесь... - Ян: Ладно, вот в чем суть, Юлиан. Все полагают, что Империя вторгнется через Изерлонский коридор. Но как будто нет никаких законов и правил, которые этого требуют. - Юлиан: но откуда ж они тогда вторгнутся? Предпримут большой поход вокруг галактики? Все, что остается, это Феззанский коридор... - Ян: именно. Для герцога Лоэнграмма наиболее эффективной стратегией было бы блокировать Изерлон одним флотом и прорваться через Феззанский коридор остальными силами. Поскольку его армия достаточно велика, чтобы так и сделать, Изерлон окажется изолирован, а значение его станет не больше, чем у камушка на краю дороги. - Юлиан: но разве тогда Империя не сделает Феззан своим врагом? - Ян: это хороший вопрос, но в данный момент это не должно быть проблемой. Есть два способа, которыми герцог Лоэнграмм может пройти через Феззанский коридор. Один — если он сможет прямой силой преодолеть сопротивление Феззана. И другой — если он знает, что ему не нужно беспокоиться о феззанском сопротивлении. - Юлиан: вы имеете в виду, что герцог Лоэнграмм и Феззан секретно сотрудничают? - Ян: верно. Юлиан, люди склонны делать общую ошибку, веря, что обстоятельства вечны. Постарайся об этом подумать. Пятьсот лет назад Галактической империи не существовало. История Альянса свободных планет вдвое короче. А Феззан достиг возраста не более чем в сто лет. Ничто из не существовавшего с момента зарождения вселенной не должно дожить до ее конца. Изменения обязательно приходят. Такое изменение в лице герцога Лоэнграмма сперва смело Галактическую империю и теперь разбрасывает щупальца, пытаясь охватить ими все человечество. - Юлиан: так Галактическая империя будет разрушена? - Ян: она будет разрушена. Нет, фактически она уже разрушена. Истинная власть в руках герцога Лоэнграмма. Кайзер покинул свою страну и сбежал. Не изменилось только название. На самом деле это уже династия Лоэнграмма. - Юлиан: уверен, вы правы. Тем не менее, насколько вероятно, что Феззан сам заключил союз с герцогом Лоэнграммом? - Ян: рассмотрим ситуацию, где есть силы А, В и С. А и В взаимные антагонисты. Стратегия С должна быть примерно следующей. Помочь А, если ему угрожает В. Помочь В, если на него давит А. Продолжать ссору между А и В, заставляя их уничтожать друг друга. Однако если влияние А очевидно усилилось, как в нынешней ситуации, то даже если С поможет В, трудно будет противостоять А. Не лучше ли для С будет выбрать нападение на В в союзе с А? - Юлиан: но если это произойдет, и А резко усилится, и последует победа с разрушением В при помощи атаки С... разве С не вступит на дорогу от независимости к уничтожению? - Ян: это так. Правда, суть моей идеи также и вот в чем. Предложив феззанские богатства и его стратегическое положение герцогу Лоэнграмму, Феззан, возможно, рискует потерять свою политическую независимость. Что они планируют на этот случай? Может быть, цель Феззана — не продление собственного существования... нет, наверное, эта мысль уж слишком далеко ускакала. Во-первых, у меня нет никаких доказательств. Я полагал, целью Феззана в Новом Рейхе является монополизация экономической прибыли. Таким образом подняться к вершине. Но теперь я в этом не уверен. - Юлиан: если их мотив — не материальное преимущество или расчет, может быть, духовный?.. - Ян: духовный? - Юлиан: например, идеология, или религия... - Ян: религия? Верно. Это возможно. Может быть, я ошибался, когда думал о феззанцах как о ... *тут он загнул явно идиому, которую я не поняла, но суть — он считал их твердолобыми реалистами* Религия? Да, действительно. - Юлиан: если я могу отправиться на Феззан и раскрыть хотя бы самую малую часть их планов, и если я смогу также разузнать о передвижениях имперских войск, это будет вам полезно, не так ли? В таком случае я счастлив отправиться на Феззан. - Ян: спасибо. Но есть и другая причина, по которой, думаю, тебе следует отправиться на Феззан. - Юлиан: какая? - Ян: как бы тебе сказать... даже если ты смотришь на гору, если ты только смотришь на нее с одного направления, ты не можешь воспринять целого... Нет, вместо этого я хочу попросить тебя об одной малости. Рано или поздно мы, вероятно, будем воевать с герцогом Лоэнграммом, рискуя жизнью и смертью. Но в самом ли деле герцог Лоэнграмм — воплощенное зло? - Юлиан: не думаю, что это так, но... - Ян, со смехом: верно. Воплощенное зло не существует нигде, кроме телевизионных драм. Если говорить сейчас о зле, Альянс поддержал старую имперскую систему. Это не ускоряет течение истории, это усиливает ту сторону, которая хочет повернуть историю вспять. Может быть, история оценит нас не как правильную сторону, а как лагерь темных сил. - Юлиан: такого никогда не случится. - Ян: такие взгляды в истории тоже существуют. Но люди недостаточно сильны, чтобы вытерпеть понимание, что они — зло. Следовательно, веря в свою собственную правоту, они воюют, чтобы навязать свои взгляды другим. - Юлиан: такой вещи, как абсолютная правота, не существует? - Ян: верно. Так вот, Юлиан, если ты отправишься на Феззан, постарайся увидеть разницу между их представлением о справедливости и нашим. Это было бы для тебя неплохим упражнением. По сравнению с этим возвышение и падение наций теряют значение. Это правда. - Юлиан: даже возвышение и падение Альянса свободных планет? - Ян: верно. Я надеюсь, нация просуществует достаточно долго, чтобы я успел собрать все льготы, полагающиеся после отставки. Но если ты посмотришь с точки зрения исторической перспективы, Альянс свободных планет возник как противоположность идеалам Рудольфа Гольденбаума. - Юлиан: правильно. - Ян: конституционное правительство против тоталитаризма, прогрессивная демократия против нетерпимого деспотизма. Если мы оправдываем подобное, потому что оно принято в практике, и если действия во вкусе Рудольфа будут отвергнуты и похоронены герцогом Лоэнграммом, не будет особых причин для дальнейшего существования Альянса. Смотри, Юлиан. Также как люди иногда умирают, нации тоже не являются вечно неразрушимыми. Организмы, именуемые нациями, не более чем простые орудия. Если ты будешь помнить об этом, может быть, ты сможешь удержать свое будущее. - Юлиан: понял. Я отправлюсь на Феззан. - Ян, про себя: мой старший соученик Кассельн сделал для меня хорошее дело. Он прислал ко мне тебя.
-Так вы чувствуете, будто избавляетесь от Юлиана? Не чересчур ли? (кажется, Кассельн. Это они в столовой сидят, обедают) — Ян: тут уж ничего не поделаешь, это приказ от национального совета обороны. Кроме того, мне тоже было 16, когда я покинул моего отца и поступил в офицерскую школу. Может быть, сейчас правильный момент, чтобы он пошел своим путем. - Кассельн: это отличная мысль, но сможете ли вы жить как следует без Юлиана? - Ян: вот и лейтенант Гринхилл то же самое говорит. Почему все думают, будто я не справлюсь с жизнью, если Юлиана здесь не будет? - Кассельн: потому что это правда. Не берите в голову. Не придете ли вы с Юлианом к нам нынче вечером? Поскольку Юлиан вот-вот отправится на Феззан, мы не знаем, когда еще будет такая возможность. Если вы не против, может быть, и вы, лейтенант, тоже придете? - Фредерика: спасибо. - Шенкопф: Странно слышать. Когда дело доходит до Юлиана, адмиралу Яну нравится проявлять здравый смысл. - Кассельн: полностью согласен. Время от времени он пытается читать лекции Юлиану, который как раз человек со здравым смыслом. Но тот, кто читает лекции, понимает, что тот, кому он читает лекции, обладает лучшим здравым смыслом. Разве он не знает своего места? - Шенкопф: да, поскольку дети не подчиняются тому, что говорят их родители, они повторяют то, что их родители делают. Так что говорить об этом бесполезно. - Ян, Фредерике, шепотом: похоже, эти двое полагают, что у них есть здравый смысл. (громко) Между прочим, я должен назначить помощника атташе, чтобы отправить его с Юлианом. Как насчет Машенго? - Фредерика: не возражаю против старшины Машенго. - Кассельн: поскольку феззанское представительство — рассадник сторонников Трунихта, если вы не будете готовы, вас надуют. - Шенкопф: ладно, он будет в порядке, если с ним будет Машенго. Трудно найти телохранителя надежнее. - Ян: но даже Машенго не сможет быть с Юлианом днем и ночью. - Шенкопф: не волнуйтесь, Юлиан соображает в вооруженных и невооруженных столкновениях лучше вас. - Ян: когда я слышу, как вы об этом говорите... - Шенкопф: вас это раздражает? - Ян: нет, я в недоумении. Должен ли я быть в восхищении или я должен беспокоиться, раз вам нечего больше сказать, кроме того, что он лучше меня? - Шенкопф: тогда я сформулирую иначе. Он очевидно лучше вас. Он может полностью защитить себя сам. Облегчит ли это ваш разум? - Ян: мне станет легче. - Кассельн: еще есть вопрос об адмирале Меркатце. Так как он решил уйти, мы собирались устроить кое-что. - Фредерика: пока я планирую прощальный вечер. - Ян: прощальный вечер?

URL
2009-04-20 в 03:19 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Итак, адмирал Ян и Кассельн оба возражают против идеи вручения им букетов. (это сидит компания — Поплан, Дасти, Конев, но кто из них говорил, не поняла) - Поплан: «Букеты несъедобны». - Дасти: что, ты знал? - Конев: ну, кроме того, что от еды будет польза, от нее остаются хорошие куски. (шо он изрек? Ну шо?.. ооо...) - Дасти: я тоже сказал, - что-нибудь более практическое было бы лучше. - Поплан: у меня есть хорошая идея! - Дасти: не годится. - Поплан: я ж еще ничего не сказал. - Дасти: знаю я, что ты предложишь. Ничего подходящего для прощального вечера. - Поплан: это потому что тебе больше тридцати! (вот опять! но ему нет тридцати!) Независимо от того, что говорит первостепенный бюрократ... - Конев зажимает ему рот. - Не бери в голову. Не обращай на него внимания. - Итак, что вы решили? - Дасти: лейтенант Гринхилл предложила... - нам показывают Фредерику с ее предложением: в данном случае вам нужна церемония, но без больших формальностей. - Дасти: спрашиваю вас, мои боевые товарищи, кто самый хороший человек на нашей станции Изерлон?
-Адмирал, за четыре года, начиная с моего прибытия, потребление вами алкоголя значительно возросло. (это Юлиан, собирая чемодан, воспитывает адмирала Яна. Ян при этом что-то пьет, однако) — Ян: что, правда? - Юлиан: да! Его доля в семейных расходах почти удвоилась. - Ян: не могла она удвоиться. - Юлианчик щелкает клавишами на комме, демонстрирует: это правда. Хотя меня не будет, вы позаботитесь о себе? Это вредно для вашего здоровья. - Ян: алкоголь — друг человека. Могу ли я покинуть друга? - Юлиан: даже если люди так думают, как насчет алкоголя? - Ян: это алкоголь всегда хочет, чтобы его выпили. Люди пили алкоголь пять тысяч лет назад. И они все еще продолжают его пить. - Юлиан: правда у меня перед глазами. - Ян: и через пять тысяч лет они будут пить. Хотя маловероятно, что через пять тысяч лет еще будет человечество. - Юлиан: меня не беспокоят пять тысяч лет вперед. Я беспокоюсь о следующем месяце. И еще о времени вашего пробуждения. Сможете ли вы пунктуально вставать в семь утра, если я не буду выволакивать вас из кровати? - Ян: я могу вставать сам! - Юлиан: вы действительно сможете? - Ян: слушай сюда, Юлиан. Если другие люди услышат этакие вопросы и ответы, не подумают ли они, что Ян Вэньли совершенно не приспособлен к жизни? До того, как ты прибыл в мой дом, я жил самостоятельно. Без чьей-либо помощи отлично вел хозяйство... - Юлиан хихикает в кулак. - Водя дружбу с пылью и плесенью, а? - Ян хихикает тоже. Тут флэшбек. Юлиан с чемоданом и котом, Ян в пижаме; бардак в доме у Яна; Юлианчик с пылесосом, мытье посуды и прочее; наконец — чистота, Ян на диване. Голос Кассельна: о, должно быть, впервые в истории у тебя в доме порядок. - конец флэшбека. Ян: а кстат