05:03 

Тапки - сюда

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Это место для тапок.
Далее следует крайне несовершенное длинное сочинение, в котором, по справедливости, следовало бы заменить все имена.
Потому что полный - как там говорится? - АУ и ООООООС?
Ну, в общем, оно.
Кто предупрежден - тот вооружен. Тапками.
Мишень - в комментах.

@настроение: убейте меня чем-нибудь

@темы: графомань, LastExile

URL
Комментарии
2008-07-03 в 05:05 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Герой былых времен

-В конце тридцатых годов инженер-любитель Амос Каррен высказал идею летательного аппарата на паровой тяге. Увы, он быстро убедился, что такая машина будет слишком тяжела и не сможет оторваться от поверхности. Но через двадцать лет Линдон Брен попробовал использовать в двигателе вместо воды слабый раствор клавдия. Это было решающим шагом вперед. За долгие годы экспериментов он добился оптимальной концентрации раствора, и его модель, наконец, взлетела. Она держалась в воздухе не более трех минут и не могла нести никакого груза, но, как говорится, лиха беда начало. Наконец, в конце семидесятых Джереми Ванген построил небольшой летательный аппарат, названный им «вангеншип», способный оторвать от поверхности взрослого человека. Полагаю, что за вангеншипами большое будущее, но сейчас они делают лишь первые шаги в атмосфере планеты... Роу, повторите, что я только что сказал.
-За ваншипами большое будущее, - мальчик стоит, вытянувшись, взгляд дерзкий. - Господин майор, а у нас будут учебные полеты?
-Непременно, - отвечает майор. - Но только после зачета. Если вы будете так вертеться на занятиях, вас могут к полетам и не допустить. Садитесь, Роу.
-Итак, сейчас вангеншип, или, как только что сообщил нам курсант Роу, ваншип — это спортивный снаряд, машина энтузиастов и забава богатых юнцов. Однако уже разработаны более тяжелые машины с вангеновским двигателем, и не за горами тот день, когда в небо поднимутся крейсера на нашей собственной, не купленной у гильдейцев тяге... Ну что же, 12-я группа, перейдем к подробному изучению двигателя Вангена. Откройте учебники на 236-й странице. Вы видите принципиальную схему...

В двенадцатой группе было двадцать два курсанта: восемнадцать мальчишек и четыре девочки. Двадцать два характера, и к каждому изволь найти подход. Самые трудные — Роу и Сивейн. От них можно было ожидать чего угодно. Если на уроке из-под парты вдруг взлетал ошалелый встрепанный голубь, или под неуклюжим Ками Лионом ломался стул, или в шкафу начинало тикать и шипеть — можно было сразу поднимать с мест курсантов Алекса Роу и Диту Сивейн. Иногда виноват был кто-то один из них, иногда оба. Бывало, конечно, что нашкодил еще кто-нибудь — но тогда идейным вдохновителем скорее всего была Дита. Вот указку к столу, помнится, приклеил Алзей. Как выяснилось — в надежде на благосклонный взгляд курсанта Сивейн.
Дита Сивейн, голубоглазое ангелоподобное создание — тоненькая фигурка, миловидное личико, белокурые кудряшки — была мечтой доброй половины курсантов мужеска пола. Другая половина по извечной мальчишеской традиции просто презирала девчонок, делая исключения для тех, кто «свой парень». Алзей вот по Дите вздыхал. А Роу — нет. Роу с ней дружил и хулиганил.
Майор прошелся перед 12-й группой, стоявшей по стойке «смирно» на летном поле.
-Итак, перед вами ваншипы, и сегодня мы попробуем оторваться от земли. К полетам не допускаются Горони, Тайберт и Роу. - Как вскинулся! А чего еще он мог ожидать после того взрыва в химической лаборатории? Что поделаешь, если единственный кнут, которого опасается этот мальчик, - запрет на полеты? - Не допущенные отправляются в мастерскую перебирать двигатели. Остальные — за мной.
Трое недопущенных поплелись в сторону мастерской.
-Ну и подумаешь, - сказал Стефен Горони. - Все равно я пойду служить под начало к дяде в артиллерию. Нужны мне эти спортивные игрушки. Баловство одно.
-Сегодня игрушки, а завтра истребители, - отозвался Давид Тайберт. - Черт, как обидно, что я завалил контрольную. Я ж думаю руками. Я бы наверняка отлично справился с машиной, а из-за тригонометрии изволь ползать по земле.
Роу молчал, глядя под ноги.
-Не расстраивайся, - Тайберт поравнялся с ним и пошел рядом. - В следующий раз ты полетишь. А вот я, пока не разберусь с тригонометрией, могу и не мечтать о полете.
-Я не расстраиваюсь, - Алекс поднял голову и посмотрел в небо, где неуклюже кружил учебный ваншип, разболтанный десятками неумелых курсантских рук. - Я полечу, не сегодня, так завтра. Пойдем лучше копаться в железе. Если хочешь летать, надо уметь и машину чинить, верно?
И, помолчав немного:
-Тайберт, если хочешь, я помогу тебе с тригонометрией. Там только въехать надо, а так — не сложно совсем.

URL
2008-07-03 в 05:06 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Майор ходил по кабинету, разворачиваясь на каблуках то у окна, то у стены под портретом императора. У стены при этом взвизгивала половица. Мерные шаги, взвизг, мерные шаги, взвизг... Курсант Роу стоял, вытянувшись, и смотрел прямо перед собой — на застекленный шкаф с книгами. «Аэродинамика» Лейца, «Основы физики для студентов инженерных специальностей» Канни, «История Гильдии» Зейделя — в десяти томах, неужели кто-то это прочел? - и пожелтевшие корешки собрания сочинений Мюнтера.
-Вы талантливы, юноша, - сказал наконец майор. - Всякому педагогу приятно иметь такого ученика, как вы. Безусловно, вам нужно летать, и как можно больше, и инструктор вам нужен. Если бы не ваши выходки, я был бы счастлив стать вашим инструктором. Можете вы обещать мне, что будете вести себя прилично?
-Если я пообещаю, вы возьмете меня в свою группу? - мальчишка посмотрел майору прямо в глаза. - Я обещаю.
-Если нарушите обещание, выгоню, - предупредил майор. - Так и знайте. Никаких шкод и опасных экспериментов. Тише воды, ниже травы. Как только набезобразничаете — отправитесь к капитану Кранцу чертить штабные карты.
Курсант широко ухмыльнулся.
-Знаю, что картами вас не запугаешь, - буркнул майор. - Но имейте в виду, в группе Кранца летают только раз в неделю по полчаса.
Улыбка мальчишки несколько поблекла.
-Итак, вы обещали, Роу. Жду вас завтра в пять утра на летном поле. Можете идти.
-Есть! - курсант щелкнул каблуками, развернулся, как на плацу, и вышел строевым шагом.
-Наказание мое, - проворчал майор..

Общие дисциплины по-прежнему изучали в составе родимой 12 группы, но специальные занятия проходили в другом режиме. Летная группа майора Валки смешанного состава - в нее входили ребята из разных групп первого и второго курсов, - занималась на рассвете, с пяти утра, и вечером, после шести. Майор брал только тех, кто действительно хотел летать, и возился с ними часами. Алекс мечтал попасть в эту группу — и вот мечта сбылась. Осталось только вести себя прилично... ох, как трудно наступать на горло блестящей идее, вот только вчера хотел попробовать новую взрывчатую смесь... теперь придется с этим подождать.
Будущие пилоты толпились возле ангара. О, Тайберт здесь! Заметил Алекса, подошел к нему.
-Эти трое — из пятой группы. Вон тот парень из восьмой. А те ребята со второго курса. И знаешь кого майор взял? Я обалдел совсем. Видишь девчонку? Ага, вон та, с длинными волосами. Она дочь самого...
-Я знаю, - ответил Алекс. - Мы знакомы.
-Откуда? - удивился Давид.
Алекс усмехнулся.
-Я сирота. И у меня есть опекуны. Один из них — ее папаша.
Тайберт уставился на приятеля большими круглыми глазами.
Как-то раньше у них не заходило разговоров о высших сферах. Давиду не приходило в голову спрашивать, Алексу не приходило в голову рассказывать.
-Погоди, так ты... - начал Тайберт.
-Тут что, гулянье с танцами? - раздался голос майора. - Построиться!
Стало не до разговоров.
-...Пилот без навигатора не летает, - вещал майор. - Мы разберемся, кто из вас лучше подойдет на роль пилота, кто - навигатора. В любом случае, управлять кораблем на приличном уровне должен каждый. Сейчас — в две шеренги становись! Первая шеренга пилоты, вторая — навигаторы. Первая пара — шаг вперед!
Алекс надеялся попасть в пару с Давидом, но не вышло — ему достался незнакомый второкурсник. Тайберт тоже не выглядел счастливым — с ним в паре оказалась «дочь самого», и он явно не знал, как себя с ней вести.
Ну да... вся академия гудела, когда дочь премьер-министра Бассиануса оказалась среди курсантов. К моменту поступления Алекса пересуды немного улеглись, но все равно каждый знал, какая достопримечательность учится среди простых смертных. Справедливости ради, совсем «простых» среди курсантов почти не было — у Алекса в группе, например, только Тайберт и Лиони были из мещан, остальные — из аристократических семейств разного уровня дохода и разного положения. Кроме того, не принято было мериться знатностью. Но дочка премьер-министра была белей любой белой вороны. Мало того, что папа — птица высочайшего полета, так еще и гильдеец. Беглый гильдеец, бывший правитель. Почти император, только без трона. Так что девчонка, получается, принцесса.
Что принцессе делать в офицерской академии? Смешно подумать — принцесса в чине лейтенанта! Но раз учится — так оно и будет.
А с другой стороны — наследники графов и герцогов тоже выходят из академии лейтенантами. В конце концов, его собственный род ничуть не менее достойный. Даже — более, потому что у Алекса Роу нет в роду гильдейцев. Только дизитцы и анатольцы.
-По машинам! - скомандовал майор.

С летного поля — бегом в учебный корпус, на семинар по истории родимой империи. Подполковник Дайт, как всегда, уныло излагает материал, сегодня вот — о феодальных войнах двадцатого века. За спиной у Алекса сидит Винс Алзей, ему тоже смертельно скучно, и вот Алзей пихает Роу линейкой в спину и шепчет:
-Как леталось?
Сам он в другой группе. Валка его не взял, хотя Винс и просился.
-Нормально, - ответил Алекс, стараясь не шевелить губами, потому что подполковник как раз в эту минуту посмотрел в их сторону.
-Ну расскажи, ладно тебе! - не отставал Винс. - Небось, ровненько, строем, один за другим? Три-четыре, поворот налево?
-А вот и нет, - Алекс не выдержал и развернулся вполоборота. - Майор разрешил для начала повыпендриваться. Так что мы с Тодом даже петлю заложили. Правда, чуть не сорвались в штопор, но выровнялись.
-И Валка тебя за это не выгнал? - Винс смотрел с завистью и восхищением.
-Вот еще! Он обещал меня выгнать, если я буду хулиганить, а тут он сам разрешил!
-Роу! Алзей! - прогремел полковник Дайт. - Вижу, вы знаете материал? К доске!
Приятели вздрогнули.
-Вы — герцог Марден, вы — герцог Имерт. Рассказывайте, как проходила битва при Кархаре. Начните с даты... Первое слово вам, Алзей.
Винс мнется, тяжело вздыхает.
-Ну... битва при Кархаре... Тысяча девятьсот двадцать седьмой год...
Подполковник молчит, похоже, с датой попал в точку. Что ж там было?.. Седая древность, воевали пехотинцы с допотопными ружьями...
-Мы зашли отсюда, - говорит Алекс, быстро рисуя на доске схему. - Они стояли тут, тут и тут. Наши стрелки ударили в левый фланг, войска Имерта дрогнули...
Вот же память у человека! Винс вставляет:
-Но вот здесь мы держались до последнего!
-Что вам не слишком помогло, - перебивает Алекс и подробно излагает, кто откуда стрелял, кто куда шел и почему кончилось все так, а не иначе.
-Хм... - бурчит подполковник Дайт. - Садитесь.
Пронесло...
-Хорошо, что он не спрашивал о битве за Зидонис, - шепчет Алекс. - Там я не помню даже, кто победил.
-Хорошо, что он вызвал нас обоих, - вздыхает Винс. - Один бы я точно утонул.
-Зато ты вспомнил, в каком году это было, - ухмыляется Алекс. - Вот чего не помню, так это даты.

URL
2008-07-03 в 05:17 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
-Алекс! Постой! - сердитый что-то голос у курсанта Сивейн. - Надо поговорить!
Майор Валка прислушался. Если эта парочка о чем-то сговаривается, впору содрогнуться всей академии — да как бы не всей столице. А слов не разобрать. Дита что-то втолковывала приятелю, тот сосредоточенно кивал, потом покачал головой и повернулся, чтобы уйти.
-Да Алекс же! - Дита даже ногой топнула. - Без тебя ничего не получится! - и снова не слышно.
Ну хватит, пора пресечь назревающий заговор.
-Добрый день, молодые люди, - сказал майор Валка, подходя к своим самым изобретательным ученикам. - Почему-то мне кажется, курсант Сивейн, что курсанту Роу не следует соглашаться на ваши предложения.
-И вовсе нет, - немедленно возмутилась Дита. - Ничего неподобающего я ему не предлагала. Посудите сами! Просто в конце месяца будет большой праздник с танцами, и я хочу привлечь Алекса к украшению зала!
Действительно! Двадцать лет академии — это не шутка...
-Украшение зала? - майор хмыкнул, представив, чем может оказаться украшено помещение, если этим займутся Дита и Алекс. А — и пусть! Если они направят свою немеренную энергию на издевательство над стенами чопорного актового зала, глядишь, до самого праздника не будет сорвано ни одного урока. - Курсант Роу, я одобряю эту идею и обещаю, что не сочту ваши действия хулиганскими, во всем, что касается украшения зала. Дерзайте.
-Отлично! - сказала Дита, когда майор удалился. - Думаю, нам нужны помощники. Я поговорю с ребятами. И ты подумай, кого привлечь.
-Гирлянды по потолку... - мечтательно сказал Алекс. - Лозунги...
Глаза Диты разгорелись.
-Да! Лозунги! «Долой экзамен по философии»...
-«Отдайте империю мне!» - засмеялся Алекс. - И подпись: «Карл Мотлер».
Карл Мотлер был тренером и нещадно гонял курсантов по полосе препятствий.
-А ниже: «Нет, мне!» - и подпись: «Полковник Дайт», - подхватила Дита.
-А еще ниже - «Фигушки!» - и подпись: «Бассианус».

Алекс и Дита перешептывались на переменах, умудрялись заливаться смехом на занятиях по строевой подготовке, получили по выговору от майора Валки и были выставлены с урока математики. Винс, как и добрая половина парней 12-й группы, отчаянно ревновал. Все понимали, что эта парочка просто готовит грандиозную шкоду, но отвлекать на себя все внимание прекрасной Диты было совершенно не по-товарищески. К концу недели основные черты плана были разработаны, и начался подбор союзников.
Винс немедленно влился в ряды оформителей — следовало использовать каждую возможность отвлечь Диту от Алекса. Присоединился Давид Тайберт. Попросились в компанию двое ребят из других групп.
А в пятницу на утреннем занятии летной группы к Алексу подошла «дочь самого».
-Привет, Алекс, - сказала она, потупив глаза.
-Привет, Юрис, - ответил он, недоумевая.
-Я слышала, ты собираешь курсантов оформлять зал к празднику.
-Верно, - отозвался Алекс. - Ты что, хочешь участвовать?
-Ну, если можно... Ведь можно?
Алекс вспомнил лозунг насчет Бассиануса.
-Не думаю, что тебе понравится, - сказал он.
-Пожалуйста, Алекс! - она наконец подняла глаза. - Я немного рисую и умею клеить птиц из бумаги.
-Ну если ты очень хочешь... - с сомнением протянул Алекс. - Только уговор — не обижаться на глупые шутки.
«Дочь самого» улыбнулась светло и спокойно.
-У меня есть чувство юмора. Вот увидишь.

URL
2008-07-03 в 05:18 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Ну, во всяком случае, над тем лозунгом она посмеялась. Уже хорошо.
Потом оказалось, что у нее бывают и светлые идеи. Именно Юрис предложила изготовить памятник герою былых времен. Из кабинета естествознания был выкраден скелет, обряжен в парадную форму (Дита и Юрис вместе нашивали лампасы из мишуры на запасные брюки Алзея), в глаза ему вставили красные лампочки, в зубы — сигарету в длинном мундштуке, на китель наклеили два десятка медалей, вырезанных из фольги. Давид, мастер на все руки, приспособил за спиной у скелета фонограф с записью торжественной речи. Герой былых времен вышел на славу. Очень представительный. Установлен он был на табурете, задрапированном зеленым сукном (сукно стащили со стола в кабинете директора), в углу возле сцены, с тем расчетом, чтобы всякий входящий в зал замечал его сразу.
Хватало и бумажных птичек, и разноцветных лент, и портретов полководцев с тщательно подрисованными пышными усами.
Стулья в зале энтузиасты тоже не обошли вниманием. На каждый была налеплена бумажка с мудрым изречением — от «Тише едешь — дальше будешь» до «Пуганый майор курсанта боится».
Над сценой же висел самый главный лозунг: «Двадцать лет наша академия готовит из болванов боевых офицеров».
И вот настал знаменательный день. Занятия отменили, все драили здание, потом начищали сапоги, потом вертелись перед зеркалами. К часу дня начали прибывать гости.
Ну, во-первых, родственники курсантов. С одной стороны, это было замечательно, потому что приехали девушки. Своих-то барышень в академии было куда меньше, чем парней. Но с другой стороны, некоторые персоны лучше бы и не приезжали... как премьер-министр, например, ну его! Но он прибыл — он ведь тоже папаша. Юрис как-то сразу сжалась и поблекла в его присутствии. Алексу было в общем все равно, но на девчонку было жалко смотреть.
Во-вторых, приехали всякие разные большие чины, и это было вовсе нехорошо. Алекс переглянулся с Дитой. Пожалуй, они несколько перестарались с оформлением. Но менять что-либо было все равно уже поздно, оставалось расслабиться и ждать, как дело повернется.
Распахнулись двери актового зала, и почетные гости первыми ступили на его паркет. Давид, сидевший за сценой, услышав скрежет ключа в двери, приготовился — и навстречу ошарашенным генералам и адмиралам, а также премьер-министру Бассианусу, засверкал красными глазами Герой былых времен. Раздалось тихое шипение, а затем скелет откашлялся и высоким мальчишеским голосом произнес:
-Эта... значит... приветствую вас в наших стенах... не мастак я речи говорить, да и при жизни был идиотом. Но отсутствие мозгов героизму не помеха, как вы можете заметить по моим наградам, честно заслуженным в боях за родину. Эта... значит... проходите, рассаживайте ваши задницы по нашим стульям. Если под кем стул развалится — извиняйте. Я лично проверял, у трех стульев ножки не подпилены. Про остальные — виноват, не знаю. Эта... значит... Ура, ура, ура!
Дальше запись повторялась по кругу, так что Тайберт выбрался из-за сцены, надеясь смешаться с толпой, и увидел красную физиономию директора, лишившегося дара речи. Премьер-министр Бассианус взирал на лозунг со своей подписью. Адмирал Монк изучал главный лозунг, насчет болванов. Это он еще не видел своего собственного портрета с роскошными зелеными усами.
За спинами высоких гостей и начальства давился от смеха майор Валка.
Еще дальше стонали от восторга курсанты.
Директор хватал ртом воздух.
Потом наконец вдохнул, потряс головой и сказал хрипло:
-Прошу высоких гостей на сцену.
И высокие гости проследовали на сцену, и уселись там на стулья за большим столом, прямо под главным лозунгом. Сверкнула вспышка. Фотограф, которого привез с собой адмирал Монк, знал свое дело.
Гораздо позже Алекс обнаружил, что премьер-министр хранит у себя в кабинете групповой портрет высшего военного командования, восседающего с каменными мордами под надписью «Двадцать лет наша академия готовит из болванов боевых офицеров». У господина Бассиануса тоже было чувство юмора.

Несмотря на шок, начальство умудрилось произнести заготовленные речи. Вышла, правда, заминка с Героем былых времен, который повторял с упорством истинного идиота свой текст. В конце концов Тайберт пробрался к нему и выдернул из фонографа провод.
После речей и вручения почетных грамот настало, наконец, время долгожданного бала. Стулья расставили вдоль стен (Алекс отметил, что бумажки с изречениями большей частью исчезли, не иначе, присутствующие взяли их на память), генералитет удалился заливать позор коньячком в директорском кабинете, а на сцену выбрался духовой оркестр и вдарил «Дорогая моя Лизавета». Алзей проявил чудеса расторопности и выхватил из толпы прекрасную Диту прежде, чем до нее успели добраться конкуренты. Алекса танцы не интересовали, и он уже подумывал тихо смыться, когда обнаружил перед собой Юрис.
На ней была не форма, а платье. Впрочем, как и на всех присутствующих девушках.
Но ее платье было потрясающим. Ничего удивительного — папа расстарался, не иначе.
Что-то такое воздушное, светлое, шуршащее, и волосы распущены по плечам, а не забраны в узел, как полагалось на занятиях. А в волосах цветок. И глазищи карие смотрят прямо ему в лицо.
Алекс несколько растерялся. Наверное, надо бы ее пригласить танцевать. Он уж было совсем собрался это сделать, как вдруг услышал:
-Я хотела тихо отсюда сбежать, пока папа не видит. Пойдем?
Вздохнув с облегчением, курсант Роу ответил:
-И я хотел сбежать. Конечно, пойдем.
И никто не заметил, что они ушли.

URL
2008-07-03 в 05:19 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Алекс вернулся в свою комнату в общежитии, упал, не раздеваясь, на застеленную койку, и уставился в потолок.
Что-то сегодня произошло удивительное и странное.
«Дочь самого» перестала быть «дочерью самого». Теперь он понимал, что это случилось раньше, когда они писали дурацкие лозунги и наряжали Героя былых времен. Просто сегодня он наконец осознал перемену в своем отношении к этой девчонке.
Во-первых, он узнал, что она красива. Раньше он этого как-то не замечал.
Во-вторых, оказалось, что с ней можно разговаривать бесконечно — хоть о ерунде, хоть о важных вещах, - и она всегда понимает, что он хочет сказать. Прежде им просто не случалось поговорить без посторонних дольше двух минут, а сегодня они несколько часов бродили вокруг академии, зашли на летное поле, даже забрались в ангар и обсудили достоинства и недостатки казенных ваншипов. Оба, кстати, сошлись на том, что в наилучшем состоянии десятый, в наихудшем — ноль третий. И — она действительно хотела летать ничуть не меньше, чем он. Валка не зря взял ее к себе. Было дело, Алекс подумывал, что майор просто взял под козырек, когда принцесса изъявила желание попасть в его группу. А оказывается, совсем все не так.
В-третьих... что в-третьих, он и сам не знал. Но это третье заставляло его сейчас смотреть в потолок и перебирать по слову всю их болтовню, каждый ее жест и каждую улыбку.
«Классная девчонка, - подумал курсант Роу, засыпая в форме и в сапогах поверх колючего казенного одеяла. - Нет, так неправильно... как же правильно? А, вот: чудесная девушка».

Кто бы сомневался — следующий день был днем разбора полетов.
Команда оформителей стояла перед директором по стойке «смирно», а директор бушевал.
Он припомнил все. И Героя былых времен. И лозунг над сценой. И подпись Бассиануса (в этом месте директор слегка запнулся и взглянул на Юрис). И портреты генералов на стенах. И идиотские изречения на стульях.
-Заводилы, как всегда, конечно, Роу и Сивейн! - шумел директор. - Отчислю! Выгоню к чертовой матери, и не будет вашей ноги в военном флоте! Роу — в деревню! Сивейн — замуж! Так опозорить меня и академию, и перед кем! Остальные — выговоры, с непременным упоминанием в аттестате!
Директор перевел дух, и в эту паузу вклинился тихий, но твердый девчоночий голос:
-Все лозунги писала я. И скелет придумала я.
Курсант Бассианус стояла на шаг впереди шеренги виноватых и глядела прямо в лицо директору решительными карими глазами.
-Если вы хотите отчислить заводил, вы должны отчислить меня.
-Это неправда, - перебил курсант Роу. - Главный заводила — я.
-И это неправда, - вмешалась курсант Сивейн. - Я придумала оформлять зал.
-Это тоже неправда, - сказал от двери вошедший в середине директорской речи майор Валка. - Я разрешил, с меня и спрос.
Директор разразился новым залпом из всех орудий. Но запал был сбит.
«Дочь самого» выгонять было совершенно не в его интересах.
А она настаивала, что если выгонят других, то уйдет и она.
-Убирайтесь! - рявкнул наконец директор. - Всем по выговору. С упоминанием в аттестате, запомните! И вам тоже, курсант Бассианус!
-Это справедливо, - кивнула Юрис. - Спасибо.
Директор запнулся.
Курсантов как ветром сдуло.

К вечеру выяснилось, что майор Валка подал в отставку и уезжает.
Команда помилованных перехватила его у ворот.
-Как же так, майор, - растерянно бормотал Алзей.
-Это нечестно, нечестно, вы же не виноваты! - горячилась Сивейн.
Тайберт топтался на месте, глядя несчастными глазами.
Роу и Бассианус молчали. И никто не заметил, как они взялись за руки. Даже они сами.

АК

URL
2008-07-03 в 17:44 

Я знаю, ты мне послан Богом, в награду за мои грехи...
Ни одного тапка у меня не нашлось :) По-моему, очень здорово! Они молодцы. И ты :) Вы, в общем.

2008-07-03 в 19:25 

Юкари [DELETED user]
Аннет, это замечательно!... они такие...живые...

2008-07-03 в 19:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Tim@, Юкари Спасибо! автор тает...
Мне все кажется, что я заполняю недостаток информации (или, что то же самое, недостаток продуманности) байками и стебом.
С другой стороны, я рассказываю ту же байку на новый лад, и поэтому местами повторяюсь. Ну мне так кажется.
Короче - мне эта хреновина нравится гораздо меньше, чем та, про козу.

URL
2008-07-06 в 20:15 

Ranee
And it is I, Raksha, who answers!
Я хотела написать коммент еще дня три назад, но тогда было некогда, а потом забыла( Извиняюсь, исправляюсь: Прелстно, замурчательно и чудесно!) И наконец-то у кого-то тихая, милая Юрис, а не нечто, шпыняющее Алекса каждые пять минут) ( А курсанты вообще все прекрасны))

2008-07-06 в 20:22 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Оооо, спасибо! Честно говоря, стервозную Юрис я просто себе не представляю. Только тихую, но упрямую. Придавленную папой, но не до потери индивидуальности. В этот раз она у меня решительнее, чем в прошлый, кажется... но все равно тихая и милая, ага...

URL
2008-07-07 в 09:45 

Аруксандру
"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
AnnetCat, "С одной стороны, это было замечательно, потому что приехали девушки. Своих-то барышень в академии было куда меньше, чем парней. Но с другой стороны, некоторые лучше бы и не приезжали... как премьер-министр, например, ну его!"
Он - барышня?! Хм... Никогда бы не подумал!

Ranee "И наконец-то у кого-то тихая, милая Юрис, а не нечто, шпыняющее Алекса каждые пять минут)"
Вы, верно, не читали "Небесного капитана"? cloudage.narod.ru/pages/fiction/sky2.html

И... Радист, брава! :hlop: Так держать!
Взял на Борт.

2008-07-07 в 09:51 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Аруксандру Дааа, капитан... фраза сильная, чего уж там... Лопухнумшись! Виноват, исправлюсь! Слушай, давай там слово "гости" вставим?
некоторые гости лучше бы и не приезжали... - веселая идея насчет пола и возраста премьер-министра сразу снимется. Я посмотрела - там слово "гости" не настолько рядом, чтобы это выглядело неуклюже. А?

URL
2008-07-07 в 09:55 

Аруксандру
"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
AnnetCat, гости, визитёры. Пожалуй.

2008-07-07 в 09:58 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Визитеры мне как-то там не ложится. Лучше, по-моему, вообще "персоны". Во, так я и вставлю, пожалуй. Щас еще немножко посмотрю...

URL
2008-07-07 в 10:08 

"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
Хорошо. Закончишь с правкой, продублирую её на Борту.

2008-07-07 в 10:09 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
А я уже "персону" туда впихнула. Можешь вставлять тоже.
*задумчиво* Может, еще чего где поправить, сразу? нееее... не буду... наворочу еще...

URL
2008-07-07 в 10:27 

Аруксандру
"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
Готово.
Предела совершенству, разумеется, нет. Но остальное-то в норме. :smiletxt:

2008-07-07 в 10:29 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Спасибо, капитан! будем надеяться, больше косяков там нет. Ну кроме бооольших и существенных - типа так и не выясненного бедным автором вопроса о школьном образовании... которое удалось ловко обойти и не упомянуть ни разу.

URL
2008-07-07 в 10:32 

Аруксандру
"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
Тут всё от достатка зависело, Радист.

2008-07-07 в 10:33 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Не сомневаюсь. Но мне все же мерещится сеть государственных начальных школ. Или хотя бы церковно-приходских. Чего-нить такого. Все равно мы ничего об этом не знаем, так что можно глюкать сколько угодно.

URL
2008-07-07 в 10:36 

"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
Ну так, и глюк тебе в руки!

2008-07-07 в 10:38 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Есть глюк мне в руки!
Ой... звучит-то как...

URL
2008-07-07 в 13:06 

Sillinia
Слово, которое тебе поможет, ты сам себе не скажешь (с)
AnnetCat, :white: .
Просто здорово и замечательно!

2008-07-07 в 13:48 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sillinia о! Спасибо!

URL
2008-07-07 в 21:33 

Ня.... Я в восторге...

(Милена)

URL
2008-07-07 в 21:35 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
НЯ! (сказал автор, вылезая из-под столика)

URL
2008-07-08 в 01:07 

Sammium
Делай добро и бросай его в воду.
Фанф - прелесть! За каноничность образов не поручусь - но эти курсанты похожи на курсантов!

2008-07-08 в 01:09 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Спасибо, эр Сэммиум! эти курсанты похожи на балбесов (но не болванов), из которых таки вырастут еще стратеги... Ну я по крайней мере надеюсь, что похожи.

URL
2008-07-08 в 01:22 

Sillinia
Слово, которое тебе поможет, ты сам себе не скажешь (с)
AnnetCat, очень похожи.
И уверена ли ты, что курсанты, из которых после выходил толк, не были балбесами, хотя бы на первых курсах?

2008-07-08 в 01:24 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
Sillinia Я уверена, что настоящие стратеги выходят именно что из балбесов (которые не болваны). Потому что балбесы имеют фантазию и самостоятельны. В отличие от большинства положительных деток.

URL
2008-07-08 в 01:26 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
ЗЫ. А кстати, я заодно придумала причину, по которой Гамилькар Валка отправился в Норикию летать на ваншипике...

URL
2008-07-08 в 01:35 

Sillinia
Слово, которое тебе поможет, ты сам себе не скажешь (с)
Я уверена, что настоящие стратеги выходят именно что из балбесов (которые не болваны). Потому что балбесы имеют фантазию и самостоятельны. В отличие от большинства положительных деток.
Как мы друг друга поняли-то! :friend:

2008-07-08 в 01:49 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
А то! :friend:

URL
2008-07-08 в 10:58 

Аруксандру
"Нам надо летать. Иначе мы убьём себя..." (Олег Дивов)
AnnetCat, Sillinia, помню... *улыбнувшись чему-то* балбесы - они такие.

2008-07-08 в 11:00 

Sillinia
Слово, которое тебе поможет, ты сам себе не скажешь (с)
Аруксандру, так ведь, по собственному опыту судим...
Я аж по тройному.

2008-07-08 в 11:14 

Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
*вспомнив свое* Балбесы безусловно бывают восхитительны. В отличие от болванов.
*Радист никак не слезет с буквы "Б", кажется. Бубнит что-то...*

URL
2011-09-29 в 14:58 

Fernesia Erde
Я слышу шаги бога смерти. ©
По-моему это просто чудесно ))

2011-09-29 в 15:21 

AnnetCat
Покажи-ка мне ухо - не острое ли?
gaarik Спасибо))

URL
   

Дневник AnnetCat

главная