Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:21 

"Кричи" - Анхесенпаатон Ра

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
Название: КРИЧИ!
Автор: Анхесенпаатон Ра (авторские права зарегистрированы)

Посвящение: Лучшему другу

Размещение: размещение только с согласия автора - anhesenpaton@mail.ru

Описание: Роман. 19 глав. Закончен.


Глава 1

читать дальше

@темы: Романы Анхесенпаатон Ра

Комментарии
2008-10-27 в 12:29 

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
Глава 19

Чертов ремонт закончился. Закончился и очередной забег турне. Наконец-то они были дома. Одни дома и больше никого. Билл открывал дверь ключом, сосредоточенно высунув язык. Том стоял рядом, прислонившись плечом к стене, сжимая тонкими сильными пальцами уже взрослого мужчины лямку своего рюкзака, однако как-то не по возрасту трогательно сжимая, словно держась за него изо всех сил. Том чуть не плакал от счастья. Сердце колотилось радостно, нега разливалась по телу, просто от мысли о том, что они снова дома, что все снова будет так, как должно было быть. Он не собирался анализировать свои чувства и мысли. Он просто устал, и думал, что сейчас они придут домой, и все будет забыто. Все будет по-прежнему, и он просто рухнет на кровать и вырубится убаюканный дыханием брата рядом.
Их пес, Скотти, истерично лаял с той стороны двери, царапал дверь и скулил, и если бы Том мог в этот момент говорить, он бы точно сказал Биллу что у него руки растут из жопы, потому что, сколько уже можно было ковыряться с чертовым замком? Но Том не мог говорить, у него от эмоций перехватило связки, ему хотелось визжать и плакать от нетерпения, как собаке за дверью. Наконец гений взлома замков открыл входную дверь, и вырвавшийся на свободу Скотти едва не сбил близнецов с ног. Он лаял, подвизгивал, прыгал, норовя лизнуть в нос, и честно говоря, в своей нереальной прыгучести, только чудом не доставая до цели. Билл подхватил пса на руки.
- Привет, ….ну, привет Скотти, привет, тебе…с-саб-бака, - он смешно обнимал его, трепал за ушами, - Я скучал по тебе, мальчик, ты тоже скучал, да? Да, и по Тому, я знаю, Том, Скотти по тебе соскучился!!! – с этими словами Билл вручил Тому в руки пса, возвращаясь в коридор и принимаясь втаскивать внутрь их чемоданы. Том тоже пообнимался со Скотти, меланхолично и с интересом наблюдая за надрывными попытками Билла сдвинуть чемодан с места. Он долго решал моральную задачу, помочь брату или заставить его попросить сначала. Независимое выражение лица Билла заставило его из вредности все-таки подождать пока попросит.
- Фу, Скотти, фу, - отбил Том настойчивые попытки пса лизнуть его в нос, и опустил таксу на пол. Пес радостно помчался к миске с водой, попить водички, очевидно, перенервничав. Серый полосатый кот упорно не появлялся. Том осторожно заглянул в одну комнату, потом позвал:
- Казими-и-и-ир,…Казими-и-ир?
Мысль, зароненная в свое время ему в голову словами Йоста по телефону Саки о том, чтобы он, если что, подменил кота, и комментарий Билла о том, что кот перестал откликаться почему-то на свою кличку, внезапно вновь посетила его, пронзив холодом живот.
- Казими-и-ирчик, - замирая прошептал он.
Обиженный долгой разлукой и невниманием кот вскоре появился в конце коридора, гордо задрав хвост.
- Казимир, иди ко мне, киса, - нежно позвал Том, и ласка его тона пересилила кошачью обиду,- Смотри, Билл, смотри, он отзывается! Отзывается…на имя Казимир,…его не подменили, а? Смотри, это наш Казимир, да?
- Гы-гы-гы, - сказал Билл.
Том искоса смерил его взглядом.
- ТОМ! – укоризненно посмотрел на него Билл, уперев руки в боки. Огромный чемодан стоял у него между ног, завалившись на пороге, и сдвинуть с места его, очевидно, Билл не мог.
- Чего тебе? – спросил Том, держась рукой за козырек кепки и глядя на брата через плечо. Он ехидно теребил кончиком языка серьгу в губе.
- Слушай, а чего бы тебе мне не помочь, а? – возмущенно развел руками в воздухе, звякнув браслетами, Билл.
- М-м-м? – переспросил Том, ехидно ухмыляясь, - хватая чемодан одной рукой и дергая на себя, - странно, такой легкий…я думал ты сам...собирался…
Билл сделал вид, что не заметил подъеба, мрачно сложил руки на груди:
- А я, кстати, тогда пошутил, про Казимира, - мстительно сказал он пыхтящему от тяжести Тому.
- Ты…ты…ты понимаешь, что…так вообще-то нельзя? – задыхаясь, мрачно спросил он Билла.
- Да? А почему? – спросил Билл, подбоченясь.
- Да потому! – сказал Том. Он остановился, вздохнул, и с остервенением сбросил кепку на пол, туда же сбросил шапку, и вытер пот со лба, отправляясь за следующими чемоданами.
- Почему потому? – спросил Билл, присаживаясь на край комода в прихожей. Кепку Тома он злобно пнул, заставив отлететь далеко в сторону. Пока Том не видел, разумеется.
- Да потому!!!! ВОТ БЛЯ!!! – воскликнул Том, едва не споткнувшись о вытянутые длинные ноги близнеца, - копыта убери?! Растопырил ноги…по всему коридору, упырь….ё! Толку от тебя все равно никакого, так хоть бы не мешал, а?
Билл громко расхохотался.
- Да ты просто злишься, что тебя провели, а ты поверил, поверил, да?
- Билл!!!
- Том пове-е-елся! Том повелся! Том повелся! - нет, это было бесполезно. Бесполезно пытаться остановить Билла сейчас. Но Том был одной с ним крови.
- Билл, послушай умного человека, замолчи сам, а? – Том рывком захлопнул входную дверь.
- Обманули дурака на четыре кулака, - жизнерадостно пропел Билл.
- Билл, заткнись!
- Правда глаза колет?
- Слышь ты, кладезь народной мудрости…
- Да ладно, тебе Том, неужели ты правда поверил? – спросил Билл.
- Да бля… - обиженно сказал Том, в общем его тон говорил, что да.
Билл встал с комода, подошел к нему, и ласково погладил его по голове. Он был несколько выше, это выглядело трогательно:
- Мой милый наивный умственно отсталый маленький братик, - сказал он. Сказал таким нежным, напевным бархатным тоном, что до Тома не сразу даже дошел смысл сказанных им слов. Билл умел так.
Том ткнул его пальцем в пузо. Не больно, но угрожающе.
- Щас я тебе покажу кто тут маленький, - тон его голоса был мрачен, и даже не игрив.
- Ты маленький, - сказал Билл. Он обнял Тома и прижал к себе. Том положил голову Биллу на плечо, обнимая в ответ, но заорал внезапно:
- СКОТТИ!!! ФУ!!!

2008-10-27 в 12:31 

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
Такса, зажав кепку между лапами, увлеченно грызла ее козырек. Слова Тома лишь немного смутили пса. Он приподнял правое ухо настороженно, продолжая сладострастно грызть кепку.
- УЙДИ!!! СКОТТИ!!! ОТВАЛИ!!!
Он бросился к кепке, вслед за ним бросился Билл, хохоча, так как до него быстро дошел смысл всего происходящего.
- Скотти! – они вдвоем летели на пса по коридору, и пес испуганно отпрянул, сев на задние лапы, не понимая, что хозяева задумали против него. Но в последний момент опомнился, схватил кепку зубами и потащил налево в комнату.
Том упал на пол, в прыжке за кепкой, комментируя все что он думает о собаке вслух и все более непечатно. Едва не ухватил ее рукой но Скотти вывернулся в последний момент. Билл обогнул Тома слева и, шуганув пса, локтем наступив на кепку. Таким образом, в неравной борьбе он все-таки спас любимый головной убор брата, при этом заехав растянувшемуся на полу брату коленом в лоб.
- А-а-а! – возмущенно заорал Том.
- Ой прости, - сказал Билл и потянулся к Тому, - прости, тебе больно, Том?
Билл обхватил отчаянно потирающего лоб Тома за плечи, когда тот попытался подняться с пола.
- Нет, бля,… приятно, - мрачно и обиженно протянул Том.
- Я нечаянно, - жалостливо протянул Билл.
- Мне не привыкать, - сказал Том, - я с тобой уже…почти восемнадцать лет живу. Ох, блин, синяк, сука, будет…как бы на глаз не перекинулось…
- Ну, прости меня, ну, пожалуйста, - Билл его так нежно уговаривал, так держал за плечи, так смотрел, Том уже давно его простил, и в принципе, говоря начистоту, был уже готов второй раз подставить лоб под его коленку, чтобы он еще так с ним посидел и поговорил. - Дай поцелую, и все пройдет, - сказал Билл. И осторожно, кончиками губ притронулся к высокому лбу Тома, - так не больно?
Билл прошептал, и Том поплыл, теряя способность дышать и думать.
- А? – спросил Том, потеряв способность слышать, когда губы Билла нежно коснулись его брови, поцеловала дрогнувшие ресницы, скулы. Едва-едва, заботливо и ласково. Билл смеялся тихо, шептал ему что-то о том, что синяки украшают мужчину, но Том плохо понимал, что происходит, он только молился каждую секунду, чтобы это не закончилось слишком быстро и продолжалось так долго, как это только возможно. И даже еще дольше.
- Все пройдет, - сказал Билл, отрываясь через некоторое время от Тома, - уже прошло.
Том плохо понимал что происходит, и на лице его не было ничего написано кроме недоумения. Губы его, порозовевшие, слегка обкусанные из-за привычки теребить сережку в губе слева, открылись задумчиво, глаза заволокло туманом. Билл смущенно опустил глаза вниз, потерявшись перед исполненным негой лицом брата, правда, оно внезапно показалось ему таким красивым, что он даже смутился.
Взгляд упал на несчастную кепку, которую Билл все еще сжимал в руке. Билл поднес ее к глазам ближе. Сволочная кепка совсем не пострадала в бою с собакой, и Билл против воли расстроено вздохнул:
- Ничего ей не сделалось, - разочарование в его голосе попросту невозможно было скрыть, - черт, а я так надеялся.
Том возмущенно заморгал глазами, приходя в себя.
- Эй, отдай, - сказал он Биллу.
Билл отрицательно помотал головой.
- Можно я сам ее порву? – спросил Билл.
- Я. Тебе. Порву, - угрожающе сказал Том и попытался вырвать кепку из его рук.
Билл расхохотался угрозе Тома, надо сказать, довольно издевательски. Том, смутившись двусмысленности, которую Билл, очевидно, углядел в его словах, закрыл лицо одной рукой, второй, не глядя, пытался отобрать бейсболку у Билла. Билл завел руку за спину, все еще хихикая угрозе Тома. Юноша с дредами потянулся за спину Билла одной рукой, вынужденно навалившись на него.
- Отдай, - прошептал Том у самого его рта.
Билл снова покачал головой.
Том набрал побольше воздуха в легкие, и…поцеловал Билла в рот. Так, по-настоящему поцеловал, по-взрослому, как целуются настоящие любовники. С чувством единственного права обладания. Билл поддался сразу, Том понял, что он только этого и ждал по тому с какой скоростью и готовностью его губы раскрылись навстречу его поцелую. Билл подхватил лицо Тома под подбородок, целуя его в ответ, быстрыми движениями рта щекоча нижнюю губу, Том навалился вперед сильнее, седлая бедра Билла, и заставляя юношу упасть на пол под ним.
Билл закинул руки далеко за плечи брата, зарываясь руками в водопаде дредов, таких же сумасшедших, как и сам Том. Его Том. Том подхватил руки Билла снизу под лопатки. Он стоял на четвереньках над младшим на целых десять минут братом, они увлеченно сосались друг с другом, не смущаясь влажных звуков настойчивых поцелуев, все повторяя и повторяя атаки на рты друг друга. Прошло довольно много времени, а они по прежнему обнимались и целовались так, как будто никогда сроду этого не делали, а тут вот, понимаешь ли, дорвались. Они целовались так долго, что, кажется, немели губы, распухая от настойчивых ласк, переставая чувствовать гладкие сладкие касания. Билл высунул язык, блеснув отсветом от окна в маленькой железной точке пирсинга в центре. Том встретил его, без слов поняв, что Билл от него хочет, принимаясь потираться своим собственным гибким языком об его. Это было одновременно и щекотно, и холодно, и забавно и невероятно возбуждающе. Они несколько раз прерывали поцелуй, потому что не могли сдержать рвущийся изнутри счастливый смех, но надолго их не хватало, и влажное похотливое сверкание двух пар черных спелых маслин глаз друг напротив друга вновь заставляло их повторить игру. И их языки снова щекотали друг друга, терлись, заставляя их обоих стонать счастливо от пронзающего их тела…или, быть может стоило бы сказать…, их тело, электрического разряда. Электрического разряда, сводящего бедра, покусывающего живот, заставляющего забиваться сердце, грохотом проезжающего поезда отдаваться в ушах, пульсирующего ласковыми волнами в яйцах, горячей сладостной струной напрягающего член.
- Всегда мечтал заняться этим на полу в коридоре! – важно сообщил рту Билла Том.
Билл только застонал ему в ответ, задирая майку Тома, минуя пояс широких штанов и проворно засовывая руку ему в трусы.

2008-10-27 в 12:31 

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
- Ы-ы-ы-ыть, - задумчиво сказал Том, застывая, как был, стоя на локтях и коленях над Биллом, задумчиво и озабоченно вперив взгляд куда-то вдаль, в сторону двери в ванную. Неожиданно ловкая ручонка братца ласково обхватила его член, всю его напряженную длину, потирая пальчиком с едва ощутимым длинноватым ноготком открытую чувствительную головку, - Итить… - добавил Том, когда шок от первого прикосновения к возбужденной плоти у него прошел.
- Дыши, - посоветовал Билл, немного насмешливо, однако грудь его самого вздымалась довольно тяжело и как-то спазматически. Сверхъестественно нежная бархатная кожа братского хуя налитая тяжелой сталью изнутри под его ладонью заставляла его самого терять контроль с каждой секундой, рождая фантазии все более горячие по поводу того, что он с этим хуем хотел бы сейчас сделать. Однако Тому нравилось то, что он делал с ним сейчас, он закрыл глаза в экстазе, и правда дыша медленнее, всхлипывая порой, принялся двигаться в его руке, побуждая Билла двигать рукой на нем более интенсивно. Билл отчаянно закусил нижнюю губу, закрывая глаза и отворачиваясь в сторону, этот член в его руке, он определенно сводил его с последнего ума, он чувствовал как жарко пульсировали его собственные губы, отдаваясь ударами наслаждения в паху, наверное он никогда так отчаянно не хотел взять в рот так как сейчас. Но по-прежнему, Том так сладко стонал над ним, он просто не мог прекратить делать то, что он делает. Он закусил свою собственную левую руку зубами, чтобы хоть как-то отвлечься.
Том правильно понял ход его мыслей. Он отвел руку Билла и изо всех сил впился губами в его рот. Единственное, что радовало Билла до сих пор, это то, что бедра Тома не касались его бедер, потому что он боялся, что ему достаточно будет потереться об него пару раз, чтобы кончить, однако Том лишил его мозг последнего спасения. Он уверенно положил ладонь ему на вздувшийся бугор ширинки джинсов, поглаживая настойчиво и очень собственнически его член. Билл вздрогнул внезапно, выгнулся под его рукой, вскрикнул испуганно, хватая Тома за руку, выпуская из ладони его член. Однако его полуткрывшийся маленькой страстной буквой «о» рот рассказывал совсем другую историю. Том осторожно, стараясь не совершать резких движений, убрал руку, в глубине души очень сожалея о собственном оставленном без внимания напрягшемся донельзя хуе.
- Хе, какой горячий, а? - хмыкнул он Биллу, которому было совсем не до смеха. Он вдохнул, выдохнул. Еще раз вдохнул глубже, успокаиваясь хотя бы немного, чувствуя как опасность неохотно отступает, отодвигается назад, вместе с Томом. Как отпускает пульсирующее напряжение в штанах.
- Я бы кончил сейчас, - тем временем откомментировал Том, он заметил лежавшую рядом с Биллом многострадальную бейсболку, взял в руки, и, кряхтя и стараясь двигаться так, чтобы его член не особенно терся о грубую ткань штанов, встал с Билла, - но если ты хочешь растянуть время, я пожалуй пока вещи поразбираю!
Он подошел к комоду и, заботливо отряхнув, положил на него свою кепку.
- Че-го? – не очень веря своим ушам, приподнялся на локтях на полу Билл. Том мог бы поклясться, что не видел сроду, чтобы его лицо было столь обиженно-озадаченным. Том просто не мог побороть искушение и не подразнить его еще. Хотя, говоря по правде, ему очень хотелось обратно на пол к брату, домучить засосанные губы, дать ему кончить под собой, чувствуя сумасшедшее сердцебиение и дрожь и вязкую сперму на своей руке.
- Вещи, говорю, поразбираю, - сказал Том, - пока…. Гы-гы, да шучу я, - хмыкнул он, - шутка, значит, у меня такая…
- С-скотина, - мрачно сказал Билл.
Том расхохотался. Уж очень ему польстило расстройство Билла, когда он оставил его без внимания. Однако настало время снова поработать.
- Внимание-внимание! – сообщил он, кокетливо поддевая полы длинной своей майки, и принимаясь медленно задирать ее вверх, - Леди и джентльмены, Фрау и Херры, Синьоры и синьоритты, сенсация,… Том Каулитц без майки - он задрал майку вверх, продемонстрировав живот, затем повернулся спиной к зрителю, чтобы не показывать сразу слишком много, - Смотрите и трепещите! – продолжал разглагольствовать он, - Легенда двадцать первого века. Стриптиз от Тома Каулитца.
Развратно виляя бедрами, Том медленно задрал майку до подмышек:
- Малышка, сними свое пальто, оооченннь мед-лен-нооооо, - затянул он известный англоязычный хит всех времен и народов, несмотря на явную юмористичность собственного шоу заставив Билла с интересом глянуть на развившиеся мышцы на его длинной, красивой спине.
- Можешь снять туфли, да, сними туфли, - продолжая петь, Том последовал совету автора песни и бросил кроссовки в сторону. Билл против воли начал подхихикивать, уж очень забористо Том поддевал один кроссовок другим. Потом Том повернулся к Биллу, заправил майку за голову, не снимая с рук, оголяя грудь и живот, продолжая петь:
- Малышка, сними свое платье, о, да, да, ДА!!!
Провел обеими руками по груди, по животу, вниз, хватая правой рукой себя под гудящие от напряжения яйца, взвешивая свое богатство в руке, и явно намекая на то, что этот, лежащий на полу, глумливо взирающий на него теряет.
Билл засвистел и зааплодировал.
- ШЛЯПУ МОЖЕШЬ НЕ СНИМАТЬ! – громко пропел Том.
- Не-е-е-ет!!! – заорал Билл, - о, нет!!!
- Шля-я-япу-у мо-ожешь не снимать, - сказал Том еще раз, очень поучительным тоном, облизав по очереди оба указательных пальца и демонстративно кружа ими по темным кружкам сосков, все еще пародируя стриптиз.
Брат задумчиво посмотрел за его пальцами, странным образом, за двумя одновременно, открывши рот и задумчиво облизывая губы языком, щекоча собственную верхнюю губу кончиком шарика в языке…кажется, он делал это неосознанно, однако это мгновенно заставило Тома ощутить приятное покалывание в собственных яйцах. Он сам теперь внимательно смотрел на Билла. Охота шутить под этим черным горящим взглядом пропала у него неизвестно куда.
Том замер. Билл словно очнулся, когда Том замер стоя над ним. Странная улыбка исказила его лицо, и… он продолжил игру брата. Медленно поднеся ладонь к губам он с чувством провел по тыльной стороне ладони языком. Потом, убедившись, что жадный взгляд Тома по-прежнему принадлежит ему безраздельно, демонстративно-похабно сунул в рот третий палец, медленно обсосав его чмокнул губами и цинично выставил его в сторону Тома.
- Не хочешь, не надо, я и сам могу, - сказал Билл и засунул руку себе в штаны, застонав и подавшись бедрами навстречу собственной руке.
Он и секунды не успел засечь, когда почувствовал сильные руки Тома у себя на бедрах, рванувшие штаны вниз, до колен, в пути ловко расстегивающие ремень. Том исхитрился просунуть руку между его бедрами, приподнимая их себе навстречу, когда его рот встретился с членом Билла сходу, в наиполнейшем возможном контакте, горячий, нежный, заставляющий замирать от мягкого мокрого прикосновения, такого же долгожданного как и недостаточного одновременно. Том обхватил основание его члена другой рукой, поддрачивая своим губам навстречу. Билл испуганно таращился в потолок, кусая губы, внимательнейшим образом разглядывая изгибы потолочного светильника, чтобы отвлечь мозг, и заставить это прикосновение продлиться дольше хотя бы на секунду. Очевидно, Том чем-то почувствовал настроение Билла, он обхватил его влажный от слюны член плотнее своей рукой, заставляя лихорадочно задышать, захныкать под своими движениями.
- Вот так, - сказал Том, - так мне больше нравится, - он снова опустил голову, насаживая рот на перевозбужденный член Билла. Он хотел заставить его кричать. Он задрал майку вверх, резким движением хватая сосок Билла, зажимая между пальцев, жестко сося его, заглатывая все глубже с каждым движением. И Билл закричал, не выдержав напора Тома, изогнул длинную шею и мстительно впился зубами в костяшки пальцев, все еще сжимающих его несчастный сосок, расцарапав руку Тома зубами до крови. Он кончил глубоко в рот Тому, едва не теряя сознание от бурного удовольствия, откинулся назад, на пол. Однако, Том не дал Биллу отдохнуть, мгновенно взгромоздившись к нему на грудь и бесстыдно провел членом по его губам.
Билл и не думал возражать, конечно, хотя, на секунду он пожалел, что столь желанное им удовольствие ему довелось получить значительно позже, чем ему хотелось. Но сожаление оказалось очень недолгим, касания нежной кожи, страстные вздохи Тома в ответ на каждое его малейшее движение вскоре стали снова теплыми волнами отдаваться в его обмякшей было плоти, и вскоре Тому уже не надо было двигаться чтобы сунуть ему за щеку, Билл сделал все для него сам.

2008-10-27 в 12:31 

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
***

К кепке той Том с тех пор питал особое благоговение.
Хранил отдельно, и надевал по особо торжественным случаям.
Никто не понимал, кроме Билла, который с глупым видом порой принимался при виде нее хихикать. Но это с ним случалось порой и без повода, потому никто всерьез не обращал на это внимания.
Надел он ее и на свой 18 летний день рождения. Наверное, ничего в жизни близнецы не ждали так, как этого праздника. Билл начал готовиться за несколько месяцев. Его стукнула в голову мысль сделать себе в честь этого знаменательнейшего события татуировку. А что было удивляться? Они давно жили отдельно, давно зарабатывали сами себе на жизнь, да и вообще, познали не самые парадные стороны жизни на своей шкуре, которые вынесет далеко не каждый взрослый. Они часто говорили об этом друг с другом, лежа ночью, обнявшись, на одной кровати. Даже не занимаясь сексом, а просто так, упиваясь ощущением близости. Они часто говорили, что им кажется, что прошел не год, не два, а лет десять, не меньше. С той ответственностью, что на них свалилась, они часто чувствовали себя не по годам взрослыми. Естественно это все сильно контрастировало с тем отношением, которое они получали в ответ от окружающего мира, во всем, включая всякие дурацкие мелочи, вроде подписания контракта на новый мобильный телефон, чего уж говорить о более серьезных вещах, вроде творчества, собственных счетов, возможности передвигаться самостоятельно, без пригляда взрослых. Особенно переживал по этому поводу самолюбивый и гордый Билл. Том скорее соглашался с ним, чем мог сказать, что он чем-то недоволен. Хотя, тот факт, что Билл автоматически будет меньше времени проводить с Дэвидом, просто потому что у Дэвида не будет отмазки, что он ДОЛЖЕН его сопровождать, наполнял сердце Тома неджентльменским восторгом.
Нет, ему на самом деле нравился Дэвид, это он даже перестал скрывать. Он перестал относиться к нему как к вынужденному злу. Он, по-своему даже любил его. Он даже порой смотрел на него довольно заинтересованно. А что говорить, мужик он был хороший, симпатичный и у них было кое-что общее. Билл в такие моменты подзуживал Тома, мол, почему бы тебе с ним не переспать? Том понимал, что Билл злится и ревнует его внимание, потому жизнерадостно хохотал и говорил, что если он отдерет Дэвида, это будет как-то глубоко педагогически неверно. Билл фыркал обиженно и отворачивался. Том примерно понимал, что его задевало в его словах, но черт возьми, это было так приятно, что он не мог себе в этом отказать.
Однажды Дэвид все-таки захватил их с собой по дороге из Лойтше, куда оба близнеца приехали повидаться с семьей. Они ехали в машине втроем. И Дэвид снова не мог избавиться от странного дежа вю. Был конец лета, было так же жарко, как и тогда. Билл сидел рядом с ним на сиденье, широко раскинув острые коленки в стороны, так что он вынужден был просить его убрать ногу каждый раз когда пытался потянуться к ручке переключения скорости. Однако вскоре Дэвиду это надоело, и он просто мрачно отпихивал коленку Билла в сторону. Тот не обижался, он задумчиво смотрел в окно, грыз наманикюренный ноготь большого пальца и думал о чем-то своем. Через секунду коленка возвращалась на свое место и все начиналось снова.
Раз на пятнадцатый Дэвид едва не зарычал. Нет, он правда любил Билла, как наверное мало кого в своей жизни. Но порой ему отчаянно хотелось его убить, причем с особым цинизмом. Том радостно заржал. Он сидел сзади, в наушниках, врубив на полную громкость плеер (музыка, игравшая в машине была названа им лажовой и презрительно отвергнута), и наблюдал за противоборством Дэвида и Биллиной коленки. Злой взгляд Дэвида в зеркало заднего вида заставил Тома снять наушники.
- Билл, как же ты задолбал уже своими коленками, - мрачно сказал Дэвид.
- А чо? – спросил Билл не менее мрачно сверкнув очами на Дэвида.
- Через плечо, - сказал Дэвид, - бля, как ты умудряешься, а? Они повсюду!
- А куда ты предлагаешь мне их девать? – спросил Билл, - в окно высунуть?
- Гы-гы-гы, - сказал Том, - Дэвид, давай его в багажник засунем? Чтоб не мешался…
Предложение его почему-то не вызвало большого восторга у Билла.
- Расселся…один…на большом сиденье, и молчи! – нахмурившись сказал он брату.
Дэвид подмигнул Тому в зеркало и радостно закивал.
- Завидуй молча! – ехидно сказал Том и сладко потянулся, наслаждаясь пространством вокруг, - и все-таки, у тебя маловата машинка, Дэвид, - начал он, задумчиво доставая из кармана жвачку и принимаясь медленно жевать, распространяя по салону запах мяты. Билл протянул руку назад, не глядя на Тома, тот дал ему пачку.
- Нет, правда, - продолжал Том, пока Билл доставал жвачку себе и еще одну скормил прямо с рук Дэвиду, сосредоточенно пялящемуся на дорогу.
- Шпащиба, - сказал Дэвид.
- Когда я куплю себе машину. Я куплю себе настоящую такую рэпперскую машину, да? Такой танк на колесах, супер-мега тачку. Джип, да…с полным приводом, большой черный джип, с кожаным салоном, кучей колонок, да, чтобы слушать там такой реальный музон, да, ну все как полагается!
- Накой те джип? – спросил Дэвид, - Том, вы же природу ненавидите. Накой тебе джип в городе? Да и жрет от фигову тучу бензина…
- А, пусть будет, - сказал Том, - это хотя бы тачка. Там есть, где развернуться, не то что в твоей коробчонке.
- Знал бы ты, сколько эта коробчонка стоит, ты бы замолчал, - съехидничал Дэвид. Наездов на свою собственность он никому никогда не прощал.
- Не, - Том снова покачал головой, - Джип круче. Ты прикинь только…каково это…заниматься там сексом?!
- О, нет! – одновременно повернулись к Тому Билл и Дэвид.
- Только не за рулем… - уточнил свою позицию Дэвид.
Билл фыркнул от смеха и закрыл лицо рукой.
- Я обещаю! – честно сказал Том, положив руку на грудь, - За рулем – никогда!
Отсмеявшись, они ехали дальше в молчании. Том снова слушал музыку, Дэвид разговаривал с Биллом о чем-то своем, кажется жаловался на жизнь. Билл слушал его внимательно, порой говорил что-то. Пару раз они, кажется поцапались по мелочи, потому что периодически замирали оба, надутые как мыши, независимо глядя в разные стороны, но надолго их не хватало и вскоре они снова продолжали свой разговор. Наконец, любопытство Тома пересилило его страсть к музыкальным шедеврам немецких рэпперов, и он снял наушники.
- Мне тяжело, понимаешь, Билл, тяжело, - Том застал уже самый конец монолога Дэвида, а был он, как видно, очень интересный. Дэвид рассказывал о себе. Он это делал нечасто. Сказать по правде, он никогда этого не делал, и Том жалел, что не слышал того, о чем он говорил. Билл закурил сигарету, сочувственно. Он как-то умел это делать порой именно так. Толку от него в утешении конечно, было, как правило мало, он слишком повернут был на самом себе, но сопереживать он умел. И то, как говориться, хлеб. Дэвид устало потер лоб, и замолчал, продолжая думать ту мысль, что озвучил сейчас вслух.
Он вспомнил, как на дне рождении близнецов, радостно нажрался едва ли не круче всех, мешая шампанское с водкой, которую близнецы с вожделением жрали теперь открыто, баюкая одинаковые трехлитровые бутылочки на груди словно новорожденных близнецов. Нажрался, как всегда, в тумане обнаружив рядом седую хитрую лису Хоффмана. И принялся исповедоваться ему как на духу, потому что отлегло. Нахрен, он сам бы сделал себе татуировку Свобода 89, бля, но это выглядело бы уже слишком откровенно. Он только в тот день понял, какой груз на самом деле давил его все это время. Его вправду охватила тогда эйфория. Хоть он и понимал, что нихрена на самом деле не решилось. Что все еще предстоит, и что то, что предстоит будет больнее и страшнее чем то, что было до. Дэйв Рот поздравил всех от всей души и понадеялся, что они заработают в этом году побольше денег, Бензнер с чувством пожал ему руку и поздравил с тем, что теперь его больше не посадят за развращение малолетних. Ничто не менялось в знакомом до боли террариуме. Георг с Густавом резались в казино на игрушечные деньги, пока виновники торжества в пуховых куртках нажирались в холодном ресторане, сделанном словно дворец изо-льда.
- Как ты мне говорил, Хоффман? – спросил Дэвид, ласково похлопывая начальника по плечу, - Маленькие детки – маленькие бедки? А ты ведь, блин, прав.
- Я всегда прав, - сказал Петер, - Потому моя фамилия и Хоффман.
- Сложно загнул, - пьяно сказал Дэвид.
- Ничего, поймешь со временем, - многообещающе сказал Хоффман.
- Не нуди, - капризно сказал Дэвид, - надоел.
Хоффмана порой бесил Йост, но когда он принимался с ним так откровенно кокетничать, как сейчас, выгнув спинку, оперевшись на плечо, нежно блестя светлыми влюбленными непонятно в кого, но, сука влюбленными по уши глазами, он понимал, что тот имеет над ним какую-то странную власть. Вот и сейчас Хоффман устало вздохнул, но быстро облапал Йоста за тонкую талию своей рукой.
- Где Оно? – на всякий случай спросил Хоффман, подразумевая очевидно Билла.
- Где-то, - удивленно пожал плечами Йост, - я его потерял из виду.
- Смотри, чтоб не налакался вусмерть, - осторожно предупредил Хоффман, - Они хоть и взрослые, но все еще дети.
- Том присмотрит за ним, - сказал Дэвид.

2008-10-27 в 12:32 

Я жизнерадостная херня (с) last.legal.drug
- Вот как? – усмехнулся Петер, отпивая шампанское из бокала.
- Что, вот как? – приподняв бровь недоуменно, так же как Билл почти, переспросил Дэвид.
- Так вот как, все-таки разрешился ваш любовный…треугольник, - сказал Хоффман, - Том за ним присмотрит.
- Эй, ну не все так просто, - Дэвид задумчиво высвободился из-под руки Хоффмана, обнимавшей его все сильнее и сильнее.
- Чего же тут сложного? – Хоффман сегодня был явно не в настроении. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, которую надел под пиджак, ради праздника, - Мальчик мой, они оба тебя поимели.
Дэвид почему-то покраснел.
- Ну, нет, не оба, - странно как-то ответил он на предположение Петера Дэвид. Нет, определенно, когда он смущался, он выглядел как-то удивительно нежно, и гораздо моложе своих лет, - оба, нет. Нет. Только…
- Срань господня, - воскликнул Хоффман.
- Нет, ну, я конечно, с ними обоими, - внезапно выдал Йост, потому что ему же надо было кому-то похвастаться, его же распирало.
- Йост.
- Ты просто завидуешь, - сказал Йост и сел на стул у барной стойки. Потом вспомнил что-то и принялся хихикать, - ты знаешь, ты конечно можешь сказать, я урод, но это так классно,…нет, ну, с Томом мы конечно, больше, друзья чем…ну ты понимаешь…
- Йост, ты моральный урод, - задумчиво кивнул Хоффман, садясь рядом, - с какого перепою мне в голову пришла мысль подпустить тебя к детям?
- Кто бы говорил, - хохотнул Йост, - И ВООБЩЕ УБЕРИ РУКУ С МОЕЙ ЖОПЫ! – он спугнул бармена своим внезапным воплем.
- Хоф-фман, - знакомый до боли голос раздался из-за спины и ласково ткнулся головой куда-то между обоими мужчинами, Билл был пьян, а потому слегка шепелявил - Хоффман. Будешь к нему приставать, я…тебе…яйца откушу, - грозно сказал Билл. Заставив Тома стоящего у него за спиной, а точнее сказать легшего пользуясь внезапной остановкой Билла, ему на спину громко расхохотаться.
- Том, зайчик, - Хоффман проигнорировал своего врага, опуская длань на плечо Тома, и подмигивая ему из-за очков, - Ну, вот и настал наш час, - он долго смотрел на Тома, чувствуя как несмотря на алкогольный туман Тома пронзает странный страх, - Тебе наконец восемнадцать!!! – заявил Хоффман, - Ты больше не несовершеннолетний…
Громкий гогот Йоста и Билла не дал ему закончить.
Мимо проносились ровные желтые стога, одинаковые домики, поля хмеля и белые столбы треугольных мельниц, вращающихся с пугающей синхронностью. Йост пошарил рукой под подлокотником, на ощупь доставая сигарету из пачки, и так, же не глядя прикуривая ее. Билл задумчиво смотрел на него, с видом умственно отсталого подростка, зажав шарик пирсинга между зубами. Иногда Дэвиду казалось что он мгновенно вырос, превратившись внезапно, неожиданно во взрослого человека, но в такие секунды как эта, он сильно в этом сомневался, он даже как-то снова, почему-то почувствовал себя педофилом. В глазах у Билла как обычно не отражалось ничего. И он снова поежился неуютно. Спустя четыре года как он его знал, ничего не изменилось в их отношениях, абсолютно ничего.
Том сидел сзади, похожий на Билла как две капли воды, и непохожий одновременно. Будто бы бог прикола ради игрался с одной и той же формой, и так она ему понравилось. Сидел и с таким же видом теребил сережку у себя в губе.
- Мне как-то не по себе, - сказал Йост, то ли Биллу, то ли просто вникуда.
Билл и Том кивнули одновременно.
- Неправильно как-то это все.
- А кто знает, как правильно? – спросил Билл, в очередной раз развеяв у Йоста сомнения в его умственной полноценности, - кто тебе может сказать как оно, правильно?
Дэвид вздохнул и кивнул. А что еще тут можно было сказать?
- Не знаю, - продолжил он свою мысль, - Я не знаю что делать. Я не знаю больше чего я хочу, и чего я могу. Я не знаю, что мне делать со своей жизнью и со своей судьбой, я даже не уверен, что я что-то в ней решаю…
- Бред, - отозвался Том с заднего сидения, - а кто же тогда решает, если не ты?
- Не знаю, - сказал Дэвид, - все кто угодно. А я только сижу и молчу. Молча жду, куда вынесет меня очередной виток торнадо. Что мне делать? Что делать? ЧТО?
Спросил он никого и в никуда. Да и не ждал он никакого ответа. Несколько минут они ехали в молчании, и внезапно Том, ухмыльнувшись странно, ему ответил, точнее они ответили с Биллом одновременно, не сговариваясь. Том потер лоб, поправил кепку, Билл скосил для важности глаза в окно:
- Кричи! – одновременно сказали они, странно переглянувшись.

Кричи! Пока не почувствуешь.
Кричи! Пока не поверишь.
Кричи! И если это больно,
Кричи так громко как можешь.
Кричи! (с) Токио Отель


Конец

6.01.08 Анхесенпаатон Ра (с)

   

Сообщество сайта www.ankh.ru

главная