Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Sina era, аккаунт для впечатлений о выставках, книгах, спектаклях и вообще про всяческое эстетическое


"В человеческой речи для Ангела слишком мало глаголов. На небесах не называют предметы, там описывают их сложные движения и взаимодействия. Руахил знал триста глаголов, характеризующих ветер. Вообще-то, и сам ветер не являлся для него существительным..."
Вадим Назаров, "Круги на воде"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:09 

"Великая война", часть первая.

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Так случилось, что "Великая война" стала самой сильной для меня игрой за десять лет. Хотя я много играла и на очень хороших играх, да и куда более огненных персонажей. Ну и влетела в уходящий поезд фактически за сутки до игры только благодаря чуду, заступничеству Поля, "Охоте на Мессию" и бескрайнему сердцу Шагги и МГ.

Личное про проект

Техническое

Пролог и финал

01:20 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Пока не занырнула с головой в "Великую Войну", быстро допишу персонажное про Инион. Прямо быстро, поэтому не так художественно, как хотелось бы, и слишком многобуквенно, но работать над текстом некогда.

Инион, почти двухсотлетняя очень темная волшебница, семнадцать лет заново растущая в детском теле, со всеми подростковыми гормонами и желанием играть, отлично копирующая детскую мимику ровно до тех пор, пока что-нибудь не выбьет ее из колеи, презирающая всех вокруг, жесткая собственница ко всему, что считает своим.
Инион Ду, во имя которой уже была проведена сотня ритуалов с сотней жертв, которой предстоит провести последний, сто первый, который замкнет эту жуткую и прекрасную эстетику, даст ей полную власть.


Никто и ничто не войдет и не выйдет из круга, а также не услышит, не увидит и никаким иным образом не узнает о происходящем здесь без моей на то воли.

читать дальше

По праву хозяина я вызываю в ритуальный круг тень из этого портрета, которая не будет иметь возможности лгать, недоговаривать или не отвечать на мои вопросы.

читать дальше

По праву учителя и человека, благодаря которому Прюденс Тринити Треверс стала той, кем стала, я лишаю ее возможности нанести мне вред словом или делом, а также узнать мою истинную сущность ритуалом или иным способом самостоятельно или с помощью других людей.

читать дальше

Сотни людей в сотне посвященных мне ритуалов забирали контроль и меняли реальность по своей воле.
Сотни людей в сотне ритуалов передавали мне эту власть.
По праву полученной власти я заявляю свое право делать так всегда.
За это по праву хозяина я жертвую всеми людьми, которые участвовали в ритуалах во имя мое.


читать дальше

21:47 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Немного о моей жизни.

- Кэти, мы тут, короче, никуда не поедем.
- Слушайте, идите вы НАХРЕН.
*через пару минут*
- Алло. Ты достанешь мне привод за сутки?

В общем, я все-таки еду на Великую Войну.

(Написать милые тексты для Антропографии, вчерне разобраться с грядущим днем рождения и ага. Что я делаю, боже мой).

18:23 

Инион Ду, "Маховик времени".

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В общем, сначала со стороны игрока. Тут много, потому что это был новый и довольно необычный для меня опыт.


читать дальше

00:47 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Где-то за неделю перед игрой в подготовке и прочих делах незаметно для себя начала носить черный.
Уже довольно много лет я ношу его исчезающе мало и только под особое состояние, но чем больше думала об Инион Ду, тем неоспоримее тянулась к черной юбке и черной рубашке.

Вернувшись, не могу носить ничего, кроме белого, совершенно ничего не ложится, только белое на белом.

Эта девочка далась мне невероятно трудно, но итоги вдруг превзошли совершенно все ожидания.
Обязательно расскажу и игроцки, и персонажно, на этот раз прямо хочется.


Вечером иду по набережным к Неве, сидеть на граните и пить гранатовый сок из любимого бокала. Раз уж я на пару недель в родительском доме, время старых добрых привычек. Разве что на закат не успела.

Это как быть глубокой светящейся водой, снова быть собой, и нести теперь в себе память о горящем сердце темной дочери Ирландии, искаженную ее красоту мира и отличную историю.

А теперь только спать. Очень, очень долго спать.

02:33 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вот завтра, например, игра, я ужасно переживаю и уверена, что ничего не знаю, не умею, глупая и всех конечно же подведу, но вот с утра приезжает Энж с ее волшебным чувством слова, мы гуляем вечером по теплому городу, а я в который раз поражаюсь, как изменился мой родной район даже за то время, как я здесь не живу.
А вечером прилетает из Италии Ева, и мы все вместе идем пить красное итальянское на крышу, над головой звезды и очень много любви.

Главное, конечно, что я вовремя доделала и что ни в коем случае нельзя было пролюбить - палочки для Оками и Поля и моя большая любовь и сопереживание Ирландии, которые не могли не расправиться после подготовки.
Все остальное пыль и болотная тина, простите.

02:45 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Это задорное про шотландские, ирландские и британские народные песни я уже постила, а вот уже из личного опыта.

Обычная ирландская сказка. Уводят у мужика корову, идет он ее искать, знакомится с волками-оборотнями, следуют перипетии их взаимопомощи, волки в конце-концов приводят ему в стадо новых коров, все хорошо...
И внезапно в конце: Было это во время королевы Елизаветы, когда английские войска беспрестанно воевали с ирландским народом, И В ИРЛАНДИИ БЫЛО УЖЕ БОЛЬШЕ ВОЛКОВ, ЧЕМ ЛЮДЕЙ, И СОТНИ МЕРТВЕЦОВ ЛЕЖАЛИ НЕПОГРЕБЕННЫМИ У ДОРОГ И НЕ ХВАТАЛО РУК, ЧТОБЫ ВЫКОПАТЬ ИМ МОГИЛЫ.

И вот так все).

Ну и для комплекта про традиционные ирландские жанры песни, которые не мои и тут уже были, но слишком хорошо.
- все, кого я люблю, - аллегорическое воплощение Ирландии;
- англичане украли мою ферму и пригнали туда овец;
- ты был моим парнем, а теперь даже не подойдешь к окошку, чтобы взглянуть на меня и наше мертвое дитя (под дождем);
- хак-фол-ту-ла-ру ампти-тидли хорошо они больше не слушают, давайте поговорим о восстании;
- что-то на ирландском, должно быть про фейри, но может и про корову.

(с), контекст на русском (в котором смешнее) - здесь

(Если вам есть каких книжек посоветовать мне об истории Ирландии и мифологии Ирландии - сейчас прям самое время, потому что мои почти закончились).

01:26 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Самые главные сувениры, которые я увожу с собой из поездок - это, на самом деле, сказки. Не блещущие всяким там, но очень ценные мне всем тем, что я на самом деле пишу между строк. Они очень герметичны во мне и я выкладываю их редко и неловко, потому что все, что между строк, остается видимым только мне, а в сухом остатке выходит что-то не очень оригинальное.

Одеяла и саваны из отражения на речной глади я привожу из Монрепо.
Мальчишек, бегущих под бойницами и духа-городового - из таллинской башни.
Горы, которые меняют мелодию - с Алтая.
Человека с проступающими на шее знаками - с улочки в Кутна-горе.
Я могу продолжать очень долго.
Это лучше фотографий или даже торопливых и сбивчивых записей в дневнике, потому что в короткой зарисовке прочно упаковываются картинки и запахи, ощущения и состояния.

Морские дети, сказки про утопленников, появились в таллинском музее под открытым небом, когда я оказалась там впервые и была покорена рыбацкими домиками на берегу моря, пахнущими деревом и сеном, поскрипывающими мельницами, деревянной светлой церковью и всем этим пустым и теплым лесом с настоящей черникой, по которому разбросаны крытые сеном постройки, привезенные с разных хуторов.

Маяк со всеми его неприкаянными обитателями я привезла с Суоменлины, когда в шторм пряталась там за каменными остовами укреплений, чтобы передохнуть от ветра, и выглядывала в бойницу на темнеющее море и свет далекого маяка на одном из островков.

Записанные и незаписанные, это мои карты мира, полные щемящей радости и невысказанной тоски, тишины и ласкового одиночества, и света, бесконечного света.

01:02 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Вот, например, вы смеетесь с Рос взахлеб, как десять лет назад, и как будто не было этих таких сложных мне последних месяцев и ощущения безвозвратно упущенного времени и еще упущенного ужасно, невыносимо, чертовски важного, самого важного, что только есть.

Или вот, например, в город приходит какой-то очередной морской парад, в Неве стоят огромные военные корабли, на "Адмирала Макарова" на маленьком катерке веселые матросы возят с пристани пластиковые тарелки, сок и всякое прочее для фуршета, Дворцовый увешан цветными флажками - ну, этими, которые специальный морской язык (конечно же не могу прочесть, что написано, но даже это знание делает мне радостно), по теплой набережной гуляют горожане. А ты вдруг находишь задорный "заныр" во внутренний двор - надо спуститься где-то на метр, пройтись под домом по низкой арке и снова подняться, а еще парадную с волшебным видом с верхнего этажа, и вдруг обнаруживаешь деревянную резьбу там, где вообще не ожидал увидеть. И с радостью думаешь - вот, теперь я видела Прагу, и все еще живу в своем неизменно самом лучшем городе мира.

Или пьете отличный кофе с Добрым на площади в Выборге - что может быть лучше, чем улыбаться и пить кофе за уличным столиком средневекового города. А потом идешь танцевать под ребят перед замком, потому что танцевать в замке важно, брать за руки детей, которые стесняются одни, и вести их, счастливых, в хороводы, и подхватывать польку, и встретить свою бывшую ученицу из подростков, которая счастливо кинется на шею - и через все это почти физически чувствовать, как через тебя течет, несется время, прорва веков, смазывая лица и ноты, оставляя только свет и тьму, боль и огромную, бесконечную любовь.

А потом ты лежишь молча вечером на густой траве Марсова поля, в виду Инженерного и Спаса, пока над головой зажигаются звезды, или на узком выступе огромной отвесной скалой за "краем света" в Монрепо - и есть только вечность. Твоя, собранная за все эти годы впечатлениями, историями, эмоциями, музыкой, знаниями и ощущениями вечность.
А больше ничего и нет.

02:10 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ролевые игры для радости, говорили они.
По привычке брать несколько книжек одновременно, читаю историю ИРА к Маховику, перечитываю "Сто лет одиночества" к Антропографии и "Град обреченный" к, собственно, "Граду".
Не могу решить, что выигрывает в тленности.

В городе зачем-то включили лето, мне снится Прага еще чаще, чем раньше, я чертовски рада, что нашла решимости отказаться от Стража и не заявиться на Великую Войну, а вместо этого планирую поход с Аланкуном и Сонечкой, а еще хочу посмотреть, как в БТК делают Башлачева.

И чертовски хочу сентябрь и учиться.

14:16 

Быт и Арзамас

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Я не тормоз, я, подождите.

В той штуке про "я не пишу про" меня попросили написать про быт. И, знаете что, это сложно!
Быт как таковой не обладает внутри меня какой-то целостностью и особым местом, поэтому про него трудно писать. В моей непостоянной жизни довольно быстро меняется многое, в том числе отношение к пространству вокруг, да и я вообще не всегда его отражаю. В общем случае я поддерживаю относительный порядок и чистоту вокруг себя, но это перестает работать как только я во что-то слишком погружаюсь, или какое-то время появляюсь дома в режиме "пришел, поспал, пересобрал рюкзак, ушел".
Скажу точнее. Я очень люблю, когда вокруг чисто, светло, гармонично и нет лишнего (последнее не про минимализм, а про соразмерность), но я не всегда вижу это самое "вокруг".

В целом жить со мной довольно сомнительное удовольствие, потому что я, конечно, по ходу дела стираю, подметаю, мою посуду и всякое такое, но в то же время, например, тащу в дом какие-то коряги, перья, шишки, мох и камни. Самое показательное было перед новым годом, когда я мастерила рождественские украшения и дважды ездила за материалами в Соновку. Через неделю Бачер аккуратно поинтересовался, долго ли наш дом еще будет напоминать норвежский национальный парк.

А еще, здравствуйте, эти две полки, вот там в туалете, а еще два ящика и вот тут коробочка постоит - это мои инструменты, а почти весь здоровый икеевский шкаф занимают мои юбки. Я не знаю, как бы мы там размещались, если бы гардероб Бачера не состоял двух пар джинс, нескольких футболок и пары свитеров. Ну и Бачер быстро сообразил, что новый книжный шкаф лучше не покупать, потому что я все равно мгновенно заполняю книгами любое доступное пространство (и еще немного там на полу полежит!).

Что касается распорядка дня и готовки, все тоже сильно зависит от периода жизни, времени года и настроения. Последнее время я обычно просыпаюсь раньше, выпиваю стакан воды, хоть немного разминаюсь, иду под контрастный или холодный по настроению душ, мою посуду, если осталась со вчера, варю крепкого кофе (с можжевельником, лавандой или лимонной цедрой), пишу какие-нибудь утренние страницы или еще какой-то текст, и после этого готовлю себе завтрак. Это или творог с вареньем, или омлет (не который с молоком, а который специально приготовленная яичница) с луком и специями.

На этом хоть относительно структурированная часть моего дня заканчивается, и дальше все как пойдет. Был отдельно вопрос про готовку - это прямо проблемы белого человека, потому что мужчина ест на работе, а дома обычно нет (ну или какой-нибудь бутерброд с сосиской, вот это все). Поэтому мне скучно готовить на себя, и я или делаю что-то очень быстрое, или вообще не ем дома особо. Бачер готовить не любит и не понимает, зачем на это тратить время, если можно пойти и купить еды. Но всегда после работы заходит в магазин и приносит, что закажу.

Ну да, еще я каждый вечер на ужин ем салат из огурцов с помидорами (плюс руккола/салат/брынза/что-нибудь другое для разнообразия) и чаще выпиваю на ночь молока или кефира.

Ну что еще про быт. На самом деле, это какая-то странная самоорганизовывающаяся конструкция, которая в целом меня не напрягает, функционирует как-то в моей голове чуть ли не сама по себе, потому что ее поддержание в общем не требует от меня каких-то особых усилий или чего-то из серии "А теперь НАДО убраться!". Мне в общем случае доставляет удовольствие примерно любая физическая активность и наведение чистоты, а если становится скучно, всегда можно петь или включить фоном какую-нибудь из лекций "Арзамаса")
Как-то так)

19:14 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
О, у меня есть задорная история про нет ничего более постоянного, чем временное)

Когда-то в 11м классе у меня впервые появилась своя комната. Она, конечно, отделялась от коридора занавесочкой и все это, но была настоящая моя комната. У меня адически не было времени (11 класс, поступление, хореография, всякое прочее), диван и кресло мне купили родители (было некогда даже поучаствовать в выборе), и мы приспособили на время гостевой разборный стол. В целом все было ок, только ужасно не хватало нормального места под актуальные книжки-тетрадки-ручки, так что я быстренько купила самую широкую доску и за час собрала себе мини-стеллажик с удобной высотой полок. В комнате он в итоге жил довольно долго, потом сгинул где-то на пространствах квартиры.

А когда мы с Бачером переехали сюда на Гагаринскую, проблема с "нет места для книжек под рукой" снова материализовалась, я вспомнила про стеллажик, прибила к нему заднюю стенку и поставила к креслу.

В какой-то момент я решила опробовать всякую резьбу, притащила мебельный щит (чтобы не жалко, но больше никогда, никогда не буду вырезать ничего на ели, это адище) и решила, чтобы не зря, сделать простенький рисунок на дверцу стеллажика, который был слишком пестрым внутри.

С момента идеи до финала рисунок усложнился раз в десять (прям по ходу дела, так что результат получился не слишком адекватным), потом мне оказалось не влом покрасить его в два цвета, и по итогам получилось что-то такое.
Ель, хаос и несбалансированность, внутренняя защелка, отвратная телефонокамера.



рассмотреть

@темы: дерево

16:38 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Слушайте, а если бы я позвала вас на мой день рождения 2 сентября скататься в Таллин, кто бы да?

Это конечно сомнительно, я знаю, что у большинства моих друзей нет визы, да и туда доехать еще надо, но, слушайте, было бы круто же.
На Аэгну скатались бы, вот это все.

14:35 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Славикоигра - прямо то, что нужно, чтобы приехать почти сразу с самолета.
Отдохнула, задорно поиграла с друзьями, выиграла ролевую игру, вот это все. Без слишком сложных щей и драмы, зато с большой радостью творчества.
"Space. Объекты в космосе", изучение новой планеты, две базы, выбор между терраформированием и адаптацией (и, как оказалось на месте, загадочным третьим путем). Лия, родившаяся в колонии зеков на Марсе, подростком сбежавшая в научный городок, потому что дома все какое-то слишком уныло-одинаковое, добившаяся, чтобы ее взяли в экспедицию в один конец, потому что по прошествии лет оказалось, что ученые, в сущности, тоже довольно уныло-одинаковые, дайте мне что-нибудь новенькое.

Успешно сыграла предателя на базе, которая прилетела работать на адаптацию, хотя чем дальше, тем сильнее старалась палиться, смущала умы вокруг. Аккуратно стала главой базы, чтобы не дразнить собственную фобию подчинения. Поддерживала управляемую анархию, которая развязывала руки настолько, чтобы под шумок забирать себе что-то около четверти данных, заработанных экспедицией и подталкивала всех к тому, чтобы тратить те данные, которые уже точно не могла достать.

По итогам терраформация выиграла, набрав что-то вроде 220 очков, примерно 50 из которых должны были отойти к третьему пути, обеспечив победу искусственному интеллекту, но были любовно потащены мной и вкинуты куда нужно.

Куда больше game, чем я обычно играю, прям в разы, но это для меня такая специальная игра на не напрягаться, повеселиться и отдохнуть конечно. На этот раз было интересно выбрать максимально уязвимую и конфликтную позицию (здравствуйте, я бывшая заключенная, в отличие от вас всех ничего не умею, и давайте, кстати пересмотрим ваши жизненные идеалы) и посмотреть, что я из нее смогу сделать.
Все в целом получилось очень славно, а все ИИ, работавшие на обеих базах, в один голос говорили, что наша "Гармония" была самой классной. Очень хорошо сбалансированные модельки и механика. Немного не хватило внутреннего вовлечения во всю эту непростую историю изолированной базы на чужой планете без возможности вернуться. По общему обсуждению с ребятами на обратной дороге пришли к выводу, что скорее всего из-за того, что нам вообще-то не очень близок сеттинг, но не поехать на игру ребят после "Рен ТВ", ну, никак нельзя было.

Ну и, конечно, радость маленькой игры, где почти все друзья и все свои (что-то около 30-40 человек всего), добираться до полигона с Яцуренко, заблудившись несколько раз, после финала качать мастеров и душевнейше сидеть обеими базами у нашего костра, обмениваться байками, перекладывать "25 к 10" БГ на блюз, почему-то жарко говорить о Гауди и Барселоне, под утро идти купаться, долго плыть втроем до середины озера, над которым поднимается утренний пар, а потом возвращаться на теплый огонь керосинки ребят, которые ждут на берегу. Остаться вшестером, вспоминать старые байки, читать стихи, иногда почему-то перекидываться на обсуждение Германа или Пелевина, вот это все. И утром собирать чернику и помогать собирать базы, отказаться от двух машин хороших людей, которые довезли бы прямо до дома в хорошей компании, пойти все-таки шесть километров к электричке вместе с Сашей, Динкой, Мурзиком, Ити и Верилием - потому что хорошо же.
И вереск начинает цвести.

14:18 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
01:38 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Бесценно, конечно, когда домой в североглазый возвращаешься таким же наполненным счастьем встречи, каким приезжала в Прагу. Время разбрасывать камни.
Но при этом первым делом сравниваешь все рейсы в Прагу в обозримом будущем из Москвы-Финляндии-Эстонии, чтобы знать, за чем следить и на что рассчитывать.

Крупные капли дождя, которые дробятся о фюзеляж.
Выскальзывать из холодного душа на залитую солнцем кухню с открытыми окнами.
Привезенные мокрыми для компактности шишки сохнут на подоконнике и расправляют лепестки.
Танцевать на лестничной клетке, пока никто не видит.
Когда выходишь на любимый Соляной (маленький крюк - вообще-то только спустилась в соседний дом выпить эспрессо в Книгах и кофе), сердце сжимается не хуже, чем в Праге.

Не то чтобы я сомневалась, что ничего на свете не может перебить моей любви к благословенному, но, правду говоря, в глубине душе волновалась - вдруг я и правда полюблю Прагу не той любовью? Но нет, она так легко, аккуратно и интеллигентно встроилась в мироздание, как будто специальное место под этот город готовилось там всегда, просто я никогда не замечала.

У меня есть настоящая полароидная фотография с крышами Мала-Страны и куском меня, стеклянные четки с гербом на латунной цепочке двойного плетения, кружка керамиста из Вышеграда, правильный ключик с барахолки и немного подарков.

В Vk пишу: "После Праги хочется выращивать розы, перечитывать Цветаеву и Майнрика и учить чешский. Первые растут буквально везде, со вторыми стало сразу все понятно, а в третьем вообще нет ударений. Сомнения пока вызывает только первый пункт".
Обычно в похожих случаях мне совершенно непонятно, как жить дальше с новым куском вечности, который вдруг свалился на меня, но вот на этот раз все очень даже ясно.


00:54 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Мне как всегда кажется, что я здесь уже целую вечность, и уже хочется домой, ходить по родным улицам, обнимать друзей и рассказывать истории.
Думаю даже позвать всех в гости просто так, как обычно не делаю. Булочек там испечь коричных, вот это все.


Мне кажется, чтобы жить в Праге, нужно быть сумасшедшим.
Это же, ну, как слушать Баха без остановки.
Хотя мысль про месяц здесь обкатываю в голове, как камушек, примериваюсь и обстраиваю.

Друзья, я очень вас люблю.
И так вам благодарна, что вы меня принимаете во всем, хотя я, конечно, местами ебнутая в край.

Вечером, когда спадает жара, мы пьем белое моравское на Петершине, среди миндальных деревьев, глядя на собор и крыши Малой Страны.

За спиной розы, закат и вечность.
Все хорошо.

01:11 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
Ну вот как тут.

Вот, например, Собор Святого Вита, Вацлава и Войтеха.
Понимаете, когда-то я порталы и арки с него и Кельнского собора перерисовывала на листы бумаги. Руками. Невероятно сложно перерисовывать готические орнаменты такого уровня, когда ты ни разу не художник и ни разу не чертежник.
Но они были слишком потрясающи, чтобы этого не делать.
Понимаете, я влюблена в эти соборы большую часть сознательной жизни. Я полюбила их куда раньше, чем, например, узнала про Гауди.

Я была у Вита уже дважды. Не знаю, по сколько. Я просто сижу, всматриваюсь в ажурное плетение над моей головой и плачу, как дурак. Это, ну. Как вот сейчас, когда Pink Floyd столько значат для меня и столько значили всю мою жизнь, попасть на их концерт. В том самом составе. С идеальным звуком. В первый ряд.

Или, ну, давайте проще. Рядом с домом, где я живу - районы Жижков и Винограды. По утрам я подолгу гуляю здесь, не спускаясь к старому городу. Здесь нет ни одного туриста, только чехи и их собаки, потрясающий модерн (а лучше модерна, конечно, может быть только готика), славные маленькие магазинчики и кафе, частный квартал с небольшими домиками, тонущими в палисадниках, скверы с фонтанами, пианино и заполненными шкафами для обмена книгами, сливы и акации.
Сидеть на траве, перехватывать эспрессо в тихой кофейне, кивать на встречные улыбки незнакомых чехов, срывать спелые сливы, пытаться запомнить каждую линию декора и каждую башенку.

"Надо будет выучить хоть чуточку чешского", - думаю я.
"Надо будет выделить альбом и перерисовывать потихоньку туда все это", - думаю я.

Впереди еще два бесконечных дня.

01:19 

Inside and Up | Умирая, сжимал в руке самое дорогое: флейту и запас дров
В каждой хорошей поездке случается момент, когда ты снимаешь наушники.
Это ключевая точка гармонии, на самом деле. Это когда тебе больше не нужен плеер, чтобы слышать музыку окружающего.


Все еще не могу писать про Прагу, но вот про Кутну-Гору например.

После пары часов с утра на местной барахолке (обрела себе четки, которые искала последние семь лет, нашла немного идеальных подарков и много восхищалась всем подряд) в мягком поезде с аккуратными купе спится очень сладко.
От станции - яблоки и кедровые шишки, мягкая трава и уйти лежать на лужок под иву, пока разноязыкие туристы не убегут по своему спешному маршруту.

Под крышей монастырского собора полумрак и балки светлого дерева, от черепицы идет тепло, впереди светится круглое, витражное оконце.

В Костнице кашляю от известки, но уходить трудно - много гипнотического в ровных и симметричных до дикости узорах и стенах из черепов и костей. Церковь понемногу реставрируют и туристы жалуются на леса, но достаточно немного присмотреться, чтобы увидеть, что пространство на пределе своей прочности. В дальнем углу, почти невидимом для посетителей, рассыпается склеп в полтора человеческих роста, и кости, только что лежавшие в идеальной структуре, ссыпаются хаосом на каменный пол.

В Якова я пережидаю солнце - там тихо и прохладно, какой-то молдаванин с искренним лицом просит меня сфотографировать, мы говорим о чем-то к обоюдной радости и тепло прощаемся.

Когда я вижу собор Святой Варвары, когда я вхожу внутрь, брожу по нефам и поднимаюсь на второй ярус, я думаю, что все готические соборы в моей жизни были, чтобы я однажды попала сюда. Ажурные аркады арок, танцующий свод, бесконечное количество света и выси.
Я до сих пор не видела Саграда Фамилиа, и мне все еще кажется, что выше поздней готики архитектура так больше никогда не поднялась. На мой скромный вкус, конечно.

Двойной кофе с трдельником я иду пить уже за шесть, когда собор закрывается, а все туристы моментально исчезают, оставляя краснокрышный город мне и нескольким местным, выгуливающим собак.
На узенькой, петляющей в горку мощеной улочке только один маленький деревянный столик как раз для меня, прислоняться спиной к прохладной стене, смотреть на убегающий вниз домики, никуда не торопиться и всей собой быть в этом месте и в это время.

И до вечера ходить босиком по пустому средневековому городу, оплетенному плющом и розами, пройтись по каждой улочке и ничего не упустить, все увидеть, услышать и унести с собой.

И шишек, конечно, тоже.

Благоприятные приметы для охоты на какомицли

главная