Ангедоник
Ещё раз о смерти. В ночь с 4 на 5 ноября от рака лёгких умер мой дедушка. Хотя врачи ему прочили 1-2 месяца, дедушка на протяжении более чем полугода с момента выявления заболевания был окружён комфортными домашними условиями. Это не очень нравилось семье брата моего отца, которая поддерживала идею чудовищно дорогого экспериментального лечения. Но в итоге даже в этой программе пациенты не проживали и половины того, сколько протянул мой дед, да ещё и в страшных муках от лучевой и химиотерапии. На этом конфликт между семьями братьев был исчерпан. 6 ноября, благодаря дяде и его машине, я во время успел на похороны. По пути, правда, меня несколько раз стошнило от переживаний. Собралось более 50 человек. Близкие и дальние родственники, коллеги по дедушкиной и бабушкиной работах, сотрудники отца по больнице и мамы по санаторию, соседи и просто те, кто знал дедушку. Многих из них я не видел годами, а то и вовсе с детства. Очень тяжело было бабушке, но, пожалуй, не менее тяжело брату деда, который совсем недавно похоронил сына. Почему-то до сих пор не могу забыть синеватые губы и дедушкину лёгкую небритость, которая ему очень шла даже, когда его жизнь окончилась. После кладбища все поехали в столовую, а я вздремнул часик в квартире родителей. Обратная дорога перенеслась мною гораздо легче. Вечерние огни городов, что мы проезжали, под Staind в ушах немного меня развеяли. Глупо, но я чувствовал перед дедом некую вину за то, что не показал ему своей избранницы или правнуков. Хотя Ната ему очень нравилась. Но дедушки больше нет, а моя жизнь всё ещё продолжается. Но думая о боли, которую может принести близким моя смерть, я надеюсь, что они все умрут раньше меня.