Садитесь и слушайте, ну или ложитесь, или примите любое удобное положение, главное не шумите и не мельтешите перед глазами у старого человека. Ну или не совсем человека…но это детали… Слушайте, я расскажу Вам историю. Да, просто историю, такую самую обычную – с маленькой буквы. В мире должно быть место всем, и былинами, и поэмам, и маленьким историям тоже.
Жил был хомяк. Вот так вот, именно жил-был, простенько, незатейливо, со всем, что положено хомякам. С норкой, с ежедневными хлопотами, касающимися совсем обычных вещей – чистки рыженькой шкурки, сбором еды (ну и всего что в лапки попало – мало ли, вдруг пригодится, главное чтобы в норку влезло). С игрой в прятки, так на всякий случай, вдруг кто посчитает тебя аппетитным, для хомяков, чтоб Вы знали, это вовсе не комплимент, а самый настоящий ужас и катастрофа. С встречами со старыми знакомыми… Знакомых было мнооого, одно семейство мышек насчитывало хвостов 20. Вот так высунешь нос из норки и только и слышишь со всех сторон «Привет, Хомяк». И беда не только в том, что отвечать замучаешься, а в том, что не нравилось хомяку его название. Можно сказать, что у него развилась непереносимость хомяковости в тяжелой форме. Ну, в самом деле, что романтичного в хомяке? То ли дело животное благородное, красивое, всем известное, тигр к примеру, или орел… И стал хомяк себя называть по разному, по гордому, красиво так. Только очередная Мышуха Пищуха Тринадцатая пискнет свое – «Привет, Хомяк», как хомяк подпрыгивал и орал во всю мощь хомяковской тушки – «Я не хомяк!!!». «А кто же ты?» полуконтужено спрашивала Мышуха. «Я – дракон! Я – Пегас!» вопил хомяк и подпрыгивал на всех четырех лапках. «Какой же ты драконо-пегас? У тебя же на лбу написано, крупными буквами – Хомяк!» - и кокетливо хихикнув, мышка удалялась по своим неотложным делам. «На лбу написано… Что там может быть написано?!», переживал Хомяк. «Может просто читать мышей не учат… Грамотные все стали… Мне-то должно быть виднее кто я! Надо сделать так, что бы никто на лоб даже не заглядывался! Чтобы все правильные вещи читали, и точно знали какой зверь рядом с ними, с серыми, живет» - с этими мыслями наш хомяк скрылся в норке. Дня два хомяк пыхтел, скрипел, ворочался и бормотал в своем жилище. Соседи уже хотели снаряжать спасательную экспедицию, мало ли что… вдруг закопался прямо до Австралии, кто там этих кенгуру знает, может они тоже хомяков любят на обед приглашать и нашим лисам сто очков фору дадут. И тут, при всем стечении народа в глубине норки показался…, показался…, ну, естественно с начала хомяковский хвост, а потом и весь хомяк во всей всклоченной красе. А за собой он тащил целый ворох табличек, который и свалил у входа в свое жилище. «Здравствуй, Хомяк» - дружно пискнуло мышиное семейство. Надутый от важности момента хомяк, судорожно выхватил из кучки табличку, на которой было, крупно (хоть и не много кривовато) написано: «Я Дракон!». «Ты Хомяк!» грянул в ответ сводный хор мышек (кстати, мыши никогда не врут, а говорят то, что видят, врать они еще, просто, не научились – что поделаешь не развитые звери). Наш герой вздрогнул и схватил следующий плакатик –« Я Пантера!», значилось на нем. Мыши слегка вздрогнули, пантеровость это серьезно, это уже диагноз можно сказать. Но, правда, дорога даже полевым мышам – «Ты Хомяк!!!» Лапы хомяка задрожали и уже отработанным движением погрузились в табличный ворох… День перевалил за середину, а грызуны, забросив свои дела, читали таблички и скандировали с энтузиазмом футбольных фанатов «Ты Хомяк!» И вдруг в розовых лапках хомячка оказалась табличка, которой еще не было. «Я Хомяк!» - прочли мыши. «Я Хомяк!» - прочел хомяк. Смех захлестнул и мышей, и даже хомяк надуто похрюкивал. И действительно, «хомяк» может звучать гордо, ну или, по крайней мере, весело и громко – все зависит от самого хомяка.

© Copyright: Амба Таежная, 2010
Свидетельство о публикации №21009030556

@темы: мысли вслух