03:37 

Почти семь лет спустя

alwdis
всё прекрасно, даже если сейчас вам кажется иначе :)
Я таки занялась томом про Хэлгона, и как танк в болото, как роханцы в мумаков, как Горлум в Фарамира вписалась в качество текста 2010-х годов.
Объем того, что хочется переписать к Валаровой бабушке, - уууууё! Но лучшее - враг хорошего, поэтому правишь только там, где ну не можешь не.

Из новеллы "Клинок из Ангмара"

Весь день назгул трудился вместе с кузнецом. Хэлгон ждал какого-нибудь заунывного пения, но нет – ничего особенного. Словно и не работал в кузнице тот, в ком Глорфиндэль всерьез подозревал Саурона. Ударов молота тоже почти не было: видимо, кузнец всё сделал сам, а Король-Чародей лишь доводил работу до завершения.
Время от времени нолдор поглядывал вверх: орел кружил. То скрывался за горой, то садился на скалу, но, похоже, ждал. Ждал того же, что и Хэлгон: когда Безликий выйдет. Пусть увидит птицу Манвэ еще раз. Пусть уверится, что вражий лазутчик, присутствие которого слишком явно, – крылат. Нолдор смотрел на его неспешный полет с беспредельной благодарностью: орел спас ему жизнь. Ему, хоть он и простой разведчик. Не Маэдрос, не Финголфин. Впрочем, Фингофину жизнь орел не спас…
Ближе к вечеру назгул вышел из кузницы. Вид у него был довольный. Отсутствие лица в данном случае не значило ничего: разворот плеч, походка, гордо вскинутая голова… хоть только капюшон и виден.
Безликий еще раз оглядел горный склон, где слышал лазутчика. Орел заботливо кружил над горой: слишком близко, чтобы слуга Врага его чувствовал, и слишком далеко, чтобы можно было достать стрелой.
Назгул стал спускаться вниз, в селение.


Весь день назгул трудился вместе с кузнецом.
Хэлгон не слышал ничего. Слишком далеко? У назгула, говорят, тихий голос… Да и кузнец не похож на того, кто станет распевать гимны Тьме так, чтобы с ближайшего утеса слушать. Ударов молота тоже не было: видимо, кузнец всё сделал сам, а Король-Чародей лишь доводил работу до завершения.
Хэлгон не слышал ничего, но – весенний день словно обернулся ноябрем, солнце ушло за тучи и стылый ветер пробирает тебя. Солнце светило и припекало, а только вслушайся – и озноб, и тоска, и до последнего слова правда всё, что говорили о назгулах.
Никаких гимнов Тьме ему не понадобится…
Долго. Очень долго.
Самый долгий дозор в твоей жизни.
Совсем сил не станет – взгляни наверх. Кружит. И никаким темным чарам не потревожить его полет.
Орел то скрывался за горой, то описывал круги над селением, но, похоже, ждал. Ждал того же, что и Хэлгон: когда Безликий выйдет. Пусть увидит птицу Манвэ еще раз. Пусть уверится, что вражий лазутчик, присутствие которого слишком явно, – крылат. Нолдор смотрел на его неспешный полет и… не было слов. Кроме самых простых: орел спас ему жизнь. Ему, хоть он и простой разведчик. Не Маэдрос, не Финголфин. Впрочем, Фингофину жизнь орел не спас…
Солнце давно ушло за хищные зубья горных хребтов, настали долгие северные сумерки.
Назгул вышел из кузницы, вид у него был довольный. Ну и что, что нет лица? – разворот плеч, походка, гордо вскинутая голова… хоть только капюшон и виден.
Безликий еще раз оглядел горный склон, где слышал лазутчика. Орел заботливо кружил над горой: слишком близко, чтобы слуга Врага его чувствовал, и слишком далеко, чтобы можно было достать стрелой.
Назгул стал спускаться вниз, в селение.

И как сводить тексты в единый том при таких условиях?! Я щас сама аки назгул взвою!

@темы: работаю потихоньку, май прешшшссс, ХКА - тексты

URL
Комментарии
2017-12-12 в 08:54 

Нуремхет
дикий котанчик
Со стороны разница невелика, хотя второй вариант кажется мне чуть более рваным, я сбивалась с ритма, когда читала.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

А мы пойдем на Эрех, а мы пойдем на Эрех...

главная