Чемодан Абрикосов
Я одинока, как вздох, как распечатанный конверт.
Иероним никогда не болел ничем серьезнее насморка. Поэтому его боялись все вокруг. Опасались. Даже юная соседка Лизонька при виде его на лестничной площадке вжималась в стену и крепко-крепко прижимала к себе футляр со скрипочкой.
"Вот девка-дура!", - со злостью думал Иероним и быстро начинал спускаться по лестнице.
А тут, тут Иероним заболел. Пропал аппетит, сон. Он теперь часами лежал на кровати или на старом диване с клопами в кабинете и смотрел куда-то вверх, но не видел даже потолка. Он видел образ продавщицы мясного отдела и не мог ничего с собой поделать. Она была очаровательна, притягательна и обольстительна. Она так заворачивала ему кусочек свинины на прошлой неделе, а он стоял и мечтал, пока кто-то за спиной не сказал: "Мужчина, проходите, не задерживайте очередь"
Теперь Иероним болел. Вот она такая, это безответная любовь.

@темы: Иероним Адольфович