• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хранитель (список заголовков)
01:06 

В начале было Слово...

- А чего в нем было больше? Серого или Странника? - Свободы...
В начале было Слово...


Импульс — величина, характеризующая
воздействие силы на систему.


Кому как, а по мне Слово было простым физическим импульсом. Вот только в священных книгах пишут что Слово это было Бог, но нигде не дают ему определения. Вот что есть Творец я понимала с детства, а что есть Бог - нет. Как и не понимала почему нарисованный на стене здания сурово-благостный дядя может быть одновременно и Богом и Творцом, если Бог - это этот дядя, а Творец - тот кто создал Миры? И не понимала почему надо молиться дяде и почему он накажет, если Творец нас Любит? Именно так - с большой буквы Любит, тк первый импульс была Любовь. Но я отклонилась от темы... И все же, если кто-то будет писать библию Храна или атеиста, то пусть все же напишет: "В начале был Импульс. И звался он - Любовь..."
Сейчас врятли найдется существо, кроме самого Творца, помнящее времена изначальные. Да и были-ли они? Не знаю. Но когда в Безмирье отделился Мир Изначальный, то знаю точно - он был Живым. Сейчас уже никто не знает как скоро в нем появились живые существа, как скоро появились Мыслящие и когда пришли Люди. По сути это не важно. Знаете, все рассуждения о сотворении Мира напоминают мне муху летающую в вагоне поезда: как бы она не старалась и не летала всегда найдется такая система координат в которой она неподвижна. Так же и с сотворением Мира. Люди привыкли измерять все. Что бы измерить себя они используют линейки, весы и часы. Время когда человек выходит в Мир четко определено - это рождение - начальная точка конкретного человека. Но как тогда посчитать Мир? Нужна точка отсчета - миф о сотворении Мира. И каждый решает для себя где установить эту точку отсчета. Кто-то верит в 6-7 тысяч лет, кто-то в миллионы и миллиарды, кто-то в разовое Божественное творение, кто-то в эпоху динозавров... Суть одна - берется точка времени и называется Изначальной, Отсчетной. Что тысячи, что миллионы лет сроки большие и врятли найдутся кто-то кто сможет опровергнуть все что о тех временах расскажут. Врятли ли? Говорят, что Легенды - это живая Душа Мира, но насколько сильно разнятся Легенды рассказанные самим Миром, существами в нем живущими и осколками Мира Изначального?

@темы: Хранитель, Творякалки личные

23:18 

Часть 8. Память о прошлом (Сталинград / Легенда) недораб.

- А чего в нем было больше? Серого или Странника? - Свободы...
Они так и застыли друг перед другом в этом старом, выстылом доме. За стенами дома снежило и основная группа гончих уже безнадежно отстала. Пройдет еще пара часов и от следов не останется ничего. Весь огромный мир мгновенно съежился до стен этого невзрачного дома. Дома, в котором глядя друг на друга застыли Он и его Легенда... Наемник, совершивший, пожалуй самую громкую, серию вылазок и Гончий, шедший всю жизнь по его следу. Все было идеально. Нельзя было придраться ни к чему, однако… За окнами буран и сейчас они были одни: измотанный следом Гончий и уставший, раненый наемник…
- Поленья рядом с камином. Раз уж пришел - растопи. – голос девушки говорил просто, спокойно и устало.
Коротать буран действительно лучше в тепле, и я пошел топить камин. Хрустнули липучки и об пол глухо стукнули пластины бронежилета. Резко пахнуло солоновато пряным кисловатым запахом. Я обернулся. Держа в руке пинцет, девушка аккуратно пыталась что-то вытянуть в районе предплечья. Камин уже достаточно занялся, и сидеть рядом смысла не было. Я оглянулся в поисках чего-то напоминающего лампу, но взгляд нашел только керосинку. Ничего, сойдет. Проверив запас горючего, я поджег фитилек.
- Ты бы легла… - странно, что сейчас хватает сил на спокойный голос – Я не врач, но хочешь, посмотрю?
Пара недоверчивых глаз посмотрела куда-то вглубь меня и девушка кивнула
- Буду благодарна… Зацепило тут немного. Вскользь. Вынимать не удобно.
- Где тебя так? – спросил я более механически, чем реально интересуясь
- На минных полях у Зеленой Долины – ответила она – в северной части…
- Там же прохода нет!
- Есть… В Зеленую Долину можно попасть минимум с полсотни разных дорог по мимо коридоров эвакуации… - теперь стало ясно как она пешком успела обогнать нас, конных. Ведь Гончим пришлось огибать всю Долину без права прохода по ней.
Аккуратно помогая вынуть осколки, я старался запомнить все детали до мелочей. Поймать этого наемника считал своим долгом чуть ли не каждый уважающий себя Гончий. Еще бы: двадцать семь ходок под Белозёрск, сорок три убийства командиров разного ранга (причем каких! Ведь постфактум баллистические экспертизы ни одна не смогли найти точного места, откуда велась стрельба), и… Плато Демонов. Об историях связанных с Плато можно было рассказывать вечно, но факт оставался фактом: она вытаскивала оттуда. И что не мало важно – вытаскивала всех живыми. Нет, она не была ни абсолютно неуловимой, ни бессмертной, ни неуязвимой… Передо мной была та самая Легенда нашего небольшого мира, которую такой не знал никто. Девушке было на вид около двадцати семи – тридцати лет. Голубые глаза и поседевшие волосы, черная форма без знаков отличий и облегченный бронекомплект, чуть заметный шрам на левой брови и въевшийся запах пота, крови и целебных трав. Взгляд наткнулся на кованный медальон с девятью горами и звездой. Мелкие стальные осколки, впившиеся с одной стороны, аккуратно вынимались и складывались на столик рядом с подобием диванчика. Из под обрывка рубашки выступил след от давнего ожога. Мозг аккуратно складывал и запоминал все мелочи.
- Тебе бы раны промыть… - я уже собрался было искать котел под воду, как меня остановили.
- Не нужно. Над камином на полке резная шкатулка – дай. – удивляться надо до конца.
Я дошел до камина и аккуратно снял резную деревянную шкатулку. Не дожидаясь пока я поставлю ее на столик рядом, девушка откину крышку и вытащила небольшой флакончик. Шкатулку я быстро отставил. Капля за каплей странного цвета вещество аккуратно наливалось в раны, заполняя всю поверхность тягучей жижей. Спустя пару минут жижа начала пениться.
- Ну вот и славно… - удовлетворенно и устало пробормотала девушка смотря как пенящийся раствор, словно испаряясь, покрывает раны плотной пленкой
– Укрой меня… - как-то совсем не по боевому прозвучала просящим шепотом фраза – Холодно мне… плед рядом с камином… уже наверно теплый.
Ничего не оставалось, как накрыть хозяйку странного жилища пледом и остаться один на один со своими мыслями. Кого я ожидал увидеть на захвате? И разве такой я представлял нашу встречу? Нет, нет, и еще раз нет. Легенда, известная на сотни километров вокруг рушилась и испарялась на глазах. Вся неуловимость свелась к простому умению пройти там, где другие бояться идти. Вся неуязвимость свелась к средней паршивости броне, ловкости и банальном умении не подавать вид что ранен. А все сказки о бессмертии объяснялись умением контролировать кровотечения и определенным набором препаратов. Все это было доступно практически любому, кто хоть чуточку прикладывал средства, усилия и тренировался в этом направлении. Но все же именно она стала Легендой. Я сел в кресло и закурил. Слишком много случилось за менее чем два часа. Мозг отчаянно пытался по новым чертам определить хотя бы истинную личность и «паспортные данные» спящего неподалеку существа. Данных явно не хватало, да и доступ к некоторым архивам Креста и Зеленой Долины у меня не было. Буран за окном не стихал, а мне все не давали покоя медальон и шрам от ожога. В добавок от камина наконец-то начало тянуть не просто теплом, а жаром.
Очнулся я от запаха вареной картошки и каких-то консерв. Столик передо мной был расчищен и на нем гостеприимно улыбалась вскрытой крышкой банка мясного паштета. За окном было уже темно и тени в комнате шарахались по углам от пары керосинок.
- Конец света еще не повод умирать с голоду – послышалось от камина и из-за кресла вышла девушка с горшочком парящей картошки. Убедившись что я не сплю, она поставила горшок на стол. Бегло окинув ее взглядом, я заметил, что она успела переодеться и стянула края нескольких особо глубоких царапин пластырями. В ответ я не нашелся ничего лучше как улыбнуться и поднялся потянуть затекшие мышцы. Девушка переждала и нырнула до камина за висевшим над огнем походным чайником. Это было все чертовски странно: за окном затихает буран и мы, как будто лучшие и давнишние друзья, сидим в этой комнатке и только светских бесед не ведем, хотя кто знает, что будет дальше.
- Одокар – вдруг прозвучало выдернув из задумчивого оцепенения – Меня зовут Одокар. Настоящее имя если хочешь, можешь найти в архивах Креста, Долины и Гриффа. Офицер Креста. Одна из тех трех с половиной сотен, что выжили в первую Белозёрскую операцию…
- И единственная выжившая после уничтожения Южного Форпоста… - глухо проговорил я.
- Не единственная. Нас спаслось порядка дюжины детей. Просто потом… - она осеклась – Мало кто дожил до совершеннолетия.
- Сколько, если не секрет?
- Трое. Нас выжило трое, Каин – меня словно током ударило. Она знала мое настоящее имя! Не прозвище и не позывной Гончих… - Каин прозванный Отступником. Воспитанник Горного дома Сокола.
- Откуда ты… - слова застряли в горле
Немного помедлив, она поднялась и отошла к стоявшим в дальнем углу полкам. Перебрав пару книг, она достала из одной из них потрепанную фотографию. Видимо продумав все еще раз она вернулась к столику и подала мне пожелтевший лист плотной бумаги
- Узнаешь себя? – с фотографии на меня смотрела группа, казавшихся родными, мальчишек и девчонок человек так в восемь и взрослый мужчина на заднем плане улыбался до боли знакомо. Я перевернул лист оборотной стороной и узнал на давно забытом наречии надпись «Южный Форпост. Лето ‘27ого года. От наставника Оурила своим ученикам»

@темы: Хранитель, Творякалки личные, Города

01:01 

02-086

- А чего в нем было больше? Серого или Странника? - Свободы...

Бастион Последней Надежды

главная