Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2015-06-08 в 17:26 

Лилули
- Хозяин говорит, что подарит короткое лето. Его армии станут сильнее солнца, пока мы храним оружие врага.
- Оружие – это драконы. Ты оседлаешь их всех?
Варг беззвучно шевельнул губами, и его левое плечо дернулось как раньше. Смешанная с похотью жажда накатила на Рамси и отхлынула сразу, почти без следа. Не его жажда. Колдун хотел дракона с ненасытность сучки и возбуждением охотника, но прятал свое желание от самого себя… от Хозяина. Перевертыш.
Лорд Болтон придвинулся ближе. Наваждение подчинялось ему, он ощущал толчки мыслей и чувств оборотня так четко, как мог бы ощутить ток крови, прижав ладонь к свежеошкуренной груди.
- Подумать только, - проговорил он доверительно. - Один дракон, и нет огромного замка и армии мертвецов.
Колемон вздрогнул, тревога отбивала в нем ритм.
- Нет, дракона тоже можно убить, и Владыка знает как. Он сказал мне, что вырастит оружие против драконов далеко за Клыками Зимы.
Рамси старался не двигаться, задержал дыхание, как хищник перед прыжком, но главное, сдавил в себе ярость и мысли о Теоне с такой силой, что внутри что-то рвалось и лопалось от напряжения.
- Оружие? Неужели ты веришь в оружие против драконов?
Серая щека дернулась, но варг не сказал ни слова.
- Ты хотел бы стать драконом сам? – милорд спросил с проникновенной нежностью, на которую бывает способна только почти ослепшая ненависть.
Все в оборотне пришло в движение, и путаные образы, чувства потекли в Рамси. Огромный черный дракон поливал огнем склон холма, превращая снег в воду, а корявые фигуры упырей в ковыляющие факелы. Чудовище вскинуло голову и издало утробное, злое рычание. Вихрь от взмаха крыльев поднял снежное облако, согнул высокие стволы страж-древ. С другого склона холма ужас уже гнал прочь стаю волков. Они бежали неровно, забирая то вправо, то влево, как петляющие зайцы. Рамси ощущал их страх и страх варга, а еще чей-то взгляд – холодный, равнодушный. Взгляд, принадлежащий могущественному существу, для которого ничто не имеет значения. Для которого вытекающая из шеи кровь – влага, что слизнут голодные волки. Милорд тоже хотел бы не чувствовать ничего, но не мог. В сучье пекло.
- Тело дракона нельзя сокрушить, - на пределе проникновенности проговорил он. – Могучий зверь живет почти вечно. Лучшая шкура для Короля Оборотней.
- Замолчи! Он услышит! – паника сквозила в шепоте ублюдка и возбуждала, заставляя забыть обо всем. Почти обо всем.
- Я знаю, что ты хочешь. Сбежать от Владыки Тьмы и залезть в дракона! Твой Хозяин знает об этом?!
Варг отшатнулся, и Рамси ударил всем, что у него было. Вогнал за раз тысячу острых кинжалов, которые резали его самого изнутри после проклятых крипт. Затянул на кривой шее петлю, что душила милорда в пустых покоях Дредфорта. Бил слепо и яростно пыточным крюком, раскаленным прутом. По невидимым суставам, по расходящемуся, как гнилая ткань, сгустку чужого страха. Выливал на сопротивляющегося врага боль, скопившуюся в голове и грудине, гнев, который он не мог уже сдерживать.
В отчаянии Рамси не видел остановившихся на нем холодных чужих глаз, не ощущал, что волчьи клыки впились в его плоть, рвут открытое горло, что огромные медвежьи лапы сжимают готовое лопнуть сердце, не понимал, что с зимнего неба севера течет его собственная черная кровь.
Он продолжал слепо бить, держать, давить, не позволяя сбежать сучьему перевертышу.... Как ты посмел меня предать! Как ты посмел умереть!
Когда оборотень исчез, превратился в требуху, разбросанную по каменным замкам севера, Рамси уже не чувствовал ничего – ни обмотанных вокруг него веревок, ни грубой древесины пыточного сиденья, ни пустого и тонкого, как скорлупа, тела… Только кровь где-то у самого нутра. Кровь навсегда сбежавшего Грейджоя. Прости.
- Я не хотел, Теон…
Сознание исчезало в последнем ударе сердца, когда он услышал:
- Я знаю…

URL
2015-06-13 в 23:04 

redraccoon
Блин! Как я мог пропустить главу?!
Рамси котичный! Конечно такому засадить охота
Теперь буду болеть за ВИ все-таки равновесие мне больше по душе, чем победа бобра
Вот же подарок... вдохновляющий
Представил себе Слабоумного Королем Ночи и Теончика упыреношем
мимими, Ры был бы с ним аккуратным, потому что кожа стала хрупкой

2015-06-14 в 00:08 

Eagre
rotspecht, Представил себе Слабоумного Королем Ночи и Теончика упыреношем боюсь, Слабоумному Королю пришлось бы еще выстраивать отношения с Самым Главным. :shuffle:

2015-06-14 в 11:06 

redraccoon
боюсь, Слабоумному Королю пришлось бы еще выстраивать отношения с Самым Главным
он клёвый и горячий
надо же Самому Главному погреть Вечные Старые косточки

2015-06-14 в 12:55 

Лилули
rotspecht, буду болеть за ВИ все-таки равновесие мне больше по душе
ммм, думаешь, равновесие за ним? ;)
Ры был бы с ним аккуратным, потому что кожа стала хрупкой
да ведь и задница может порваться или что-нибудь в ней отмерзнет в процессе :-D
Eagre,боюсь, Слабоумному Королю пришлось бы еще выстраивать отношения с Самым Главным
боюсь, он их уже основательно подпортил из-за своих нездоровых предпочтений :upset:

URL
2015-06-14 в 13:09 

Лилули
Навстречу

Сильный промозглый ветер хозяйничал в лесу и с легкостью добирался до закутанного в мокрую одежду тела. Даже когда снег прекращался, холодно было по-прежнему. Особенно неприятно было чувствовать, как хлюпает в сапогах, и вода от растаявшего снега стекает под ворот. Когда сырой холод переборол упрямство, Джон все-таки забрался в седло рядом со жрицей. От нее исходило ровное тепло, и это смущало: Джон чувствовал, что желание довериться ей снова проникает в него вместе с этим, обещающим его согреть жаром. Она была безжалостна и безумна, как все фанатики, различающие перед собой только одну цель, но была ли она его врагом?
Вскоре после их встречи Сноу сказал Мелисандре все, что думал о ней это время: о сожженных детях, о Пипе и Гренне, с легкость принесенных в жертву. Это был, конечно, глупый порыв, - будто его упреки могли избавить от вины, которую он чувствовал сам. Жрица нисколько не смутилась, лишь слушала внимательно и с видимой печалью покачала головой.
- Ты ничего не понимаешь Джон Сноу. Ни твоя жизнь, ни моя, ни жизни детей не важны перед наступлением Тьмы. Души принесенных в жертву ждут объятия Владыки, а с ними радость и вечная жизнь в тепле и свете. Что может быть лучше? Как можно печалиться об их участи?
- Безумные бредни. Как и те, что я слышал от тебя сначала по пути на юг, потом в Торрхеновом уделе. О моем предназначении, о том, что я должен быть в центре битвы со злом.
- Но ты же здесь. И не я притащила тебя, не пленяла твоего лютоволка, не угрожала мечом. Тебе не уклониться от воли богов. Как не могли уклониться невинные дети. Мы все выполняем свой долг, свое предназначение в этой битве.
- Очнись! Битва закончилась и без нас. И твои жертвы были напрасными. Никому не нужен Джон Сноу. Я просто должен найти Призрака!
- Найдешь, лорд-командующий. Я помогу тебе. И ты сам увидишь, что до финала еще далеко, и жертвы не были напрасны.
Он не хотел это слушать, препираться на тему ее видений и предсказаний, его собственного предназначения, но, как бы то ни было, их дорога снова стала общей. Только теперь он не позволит никого сжигать, а, если придется, проткнет грудь красной жрицы собственным мечом.
Они переночевали рядом на валежнике, а утром погода совершенно испортилась. Двигаться на север через лес было довольно сложно. Буреломы, овраги и ущелья сильно сбавляли скорость, особенно лошади. Стоило вернуться на Королевский Тракт, но там их могли ждать мало приятные встречи. Вряд ли они вдвоем смогут отбиться, если наткнуться на обозленные остатки разгромленных разбойников. Да и кто-нибудь из них тоже мог вспомнить бывшего лорда командующего.
Ни стычки с разбойниками, ни расспросы отряда продовольственного обоза не прельщали Джона Сноу. Поэтому с утра, после того как они с Мел поели сухарей и вяленого тюленьего мяса, отыскавшегося у нее в седельной сумке, запили завтрак водой из речушки неподалеку, они двинулись вдоль ее приболоченного берега. Мелисандра не спрашивала ни о чем и не предлагала другой дороги. Молчание примиряло Джона с присутствием жрицы. Хотя было и еще нечто важное – с ней он снова чувствовал себя Джоном Сноу, а не наемником, прячущимся за выдуманной историей, и это добавляло ему уверенности, что он найдет Призрака. А может, потом… и Атласа. Он должен извиниться. Об остальном он заставил себя не думать.
Они так и промолчали весь долгий день. И если Джон просто не хотел разговорами со жрицей погружать себя в новый виток обсуждения пророчеств, жертв и воли богов, то Мелисандра, похоже, полностью ушла в беззвучную молитву Рглору. Несколько раз Сноу пришлось перехватывать узду лошади, которая теряла направление и топталась на месте или принималась за островок свежего мха, найденного между выступающими корнями деревьев. Мелисандра сидела с пустым неподвижным взглядом, черным от расширившихся зрачков. Джон не раз видел ее в таком состоянии, глядящую в огонь в поисках ответов. Но теперь ей не нужен был и огонь.
Кроме ветра, снега, перемежающегося с дождем, и тягостного молчания была одна по-настоящему тревожащая Джона вещь – очевидная беременность красной жрицы. При их встречи, когда черный плащ ненадолго распахнулся, и леди Мел провела руками по сильно округлившемуся животу, Джон сразу сумел убедить себя, что ему это кажется от гнева, застилающего глаза. Но долго это самовнушение не продержалось.
Все ее движения стали другими, порой неуклюжими: как она неловко подбирала ноги, когда устраивалась на валежнике, как перелазила через поваленный ствол, как медленно приседала вместо наклона и лежала всю ночь на боку в одной позе, слегка подогнув колени. Когда утром Джон помог ей взобраться на лошадь, сомнений уже не осталось – жрица была на сносях. Но, видимо, даже родившийся ребенок не может остановить безумную от желания угождать ее жестокому богу. Надеюсь, ребенок не предназначен для огня. Пусть только попробует. Я заколю ее и заберу младенца. Лучше даже не ждать новую жертву, а просто забрать.
Джон подумал о Сэме, Лили и маленьком сыне Вель, которых ему не суждено увидеть. Или суждено, если он найдет Призрака и поступит так, как давно решил, – отправится прочь из Вестероса. По новым странам и городам, где много теплой воды, песка и зелени, и никто не видел снега и не знает имени бывшего лорда-командующего. Вдвоем с Атласом было бы хорошо под палящим солнцем. Его кожа будет бронзовой, иногда влажной от жаркого пота. Он уже не понимал, почему Барротоуне он оттолкнул своего стюарда, и решил, что одиночество для него лучше? Нужно было пройти полсевера, чтобы понять, что это не так.
Беспокоиться о судьбе ребенка жрицы Рглора пришлось недолго. Во второй половине дня Мелисандра словно очнулась от забытья и попросила помочь спуститься с лошади. Пока она слезала, Джону почудилось, что ее чрево стало в два раза больше за несколько часов пути. Леди Мел, не скрываясь, придерживала низ живота.
- Тебе лучше оставить меня одну, лорд Сноу, - с предостережением проговорила она, красные глаза лихорадочно блестели. – Возьми коня, иди вперед и остановись за оврагом. Через два часа я присоединюсь к тебе.
- Ты не посмеешь, - отчеканил Джон. – И я никуда не уйду.
- Что не посмею?
- Я тебя не оставлю одну, если начались роды. Нужно найти и согреть воду. И ребенок останется жить. Я не позволю отправить его в объятья твоего бога.
Мел рассмеялась и легко коснулась пальцами щеки Сноу. Он отшатнулся и чуть не упал, налетев на гнилой пень за спиной. Сжал зубы, готовясь к спору со жрицей. Ветер бил его по щекам мокрым капюшоном.
- Думаешь, у меня будет ребенок Джон? Боишься за его жизнь? Не бойся. Мое тело принадлежит Владыке и не производит человеческих детей. Только тени Могущества Света. Хочешь увидеть сам?
И жрица шагнула к нему, ее глаза до краев налились кровью, и растянутые в улыбке губы казались багровыми. Все в ней, в ее невесомом движении навстречу казалось угрожающим и одновременно призрачным, нечеловеческим. Джон поверил ей сразу, но ничего не сказал. Стоял неподвижно, только рука потянулась к рукояти меча.
- Оставь свои сомнения и уходи. Здесь нет угрозы ни чьей жизни. Я приду за овраг, и рожденное мною существо придет следом за мной.
Джон развернулся, взял лошадь под уздцы и пошел прочь. Он не был уверен, как именно поступит через два часа. Но если бы в тот момент Джон Сноу знал свое будущее, то не стал бы просто дожидаться возвращения жрицы и… ее Твари.
Он сидел на стволе осины, вырванной с корнем из земли каким-то давним ветром, и, услышав движение за спиной, резко обернулся. Мелисандра выглядела измотанной и обессилившей, глаза и губы потеряли цвет, на лице лежали тени, но Джон это понял гораздо позже. В первый момент он даже не увидел жрицу, потому что из-под низко опущенных лап сосен на открытое пространство у оврага шагнуло отродье самой преисподней. Джон сморгнул, подумав, что это снег залепил и замутил его взгляд.
Длинное поджарое тело и вытянутая морда были сотканы из клубящейся, дышащей тьмы. Больше всего тварь напоминала гигантскую, размером с лошадь, собаку, только торчащие из пасти зубы были слишком длинными, выступали наружу. Чернота плоти чудовища каплей сорвалась с одного из ее клыков и с шипением исчезла в заснеженном дерне.
От ужаса конь заржал, пытаясь подняться на дыбы и сорваться с привязанной к дереву уздечки. А Джон вскочил на ноги и мгновенно вырвал меч, даже не взглянув на поднявшую руки Мелисандру. Самым страшным в этом отродье было даже не туловище, призрачное, слегка меняющее очертания при движении, а глаза, которые выглядели, как пронзительно белые, слепые сгустки злобы.
- Опусти меч, Джон! - крикнула Мелисандра, когда он уже успел шагнуть навстречу чудовищу. – Это наш союзник, не враг!
И тут тварь широко зевнула, обнажая два ряда черных клыков и глотку, отливающую багровым. Лорд-командующий содрогнулся.
- Это союзник? Создание твоего бога? Владыки Света?
- Только в свете может родиться тень, Джон Сноу. И только тень способна побороть зло, поскольку меч разит один лишь меч. Доброе слово бессильно.
- И кого же ты хочешь сразить этим мечом преисподней?
- Ты еще много не знаешь, Джон Сноу, - жрица подошла к рожденному ей псу и скользнула тонкой рукой между приподнявшихся ушей, раздался утробный рык. – В Винтерфелле нет Старков, и тебя ждет зло и предательство. Предательство, которое до сих пор разъедает твое сердце. И найти желаемое будет не просто. Но нам поможет это создание. У него есть великолепное свойство, ради которого я и зачала этого зверя, – его невозможно сбить со следа того, что он, действительно, хочет получить. Пока это что-то еще существует.

URL
2015-06-14 в 13:16 

Лилули
В наступившей темноте двигаться было бессмысленно, хотя до Винтерфелла осталось совсем немного, каких-нибудь пара часов по ощущениям Джона. Утро не перейдет в день, как они будут у гранитных стен. Но появление в такой компании больше походило на нападение. Имел ли он право придти с обвинениями в родной замок? Или это станет самой большой его ошибкой, даже если Призрака удерживали именно там?
Сомнения долго не давали уснуть, да и мокрый снег, от которого не спасал ни сооруженный на скорую руку навес, ни разведенный Мелисандрой, пожирающий даже сырую древесину огонь. Джон предчувствовал, что в Винтерфелле его ждут непростые решения, но как никогда раньше боялся ошибиться и потащить вслед за собой новое горе и новых жертв. Около него теперь не было никого, кому он мог бы доверять, с кем бы мог посоветоваться. Предательство, сказала Мелисандра. Он не сумел различить его в Черном замке, в своей собственной семье, сумеет ли сейчас? Ему казалось, что из темноты за ним следят чьи-то глаза. Кто это? Чудовище, бродящее вокруг их лагеря, или бог Мел, требующий повиновения?
Вой Призрака прорвался в сознание внезапно и яростно. Джон вскочил, чуть не своротив подпорки для навеса, оглядываясь, всматриваясь в темноту.
- Что случилось? – вскинулась следом Мелисандра.
Джон закрыл глаза и оттолкнул ее от себя. Брат-волк звал его, нужно было только дотянуться ответить. Где ты, Призрак? Сноу ощутил волчью панику, - тот словно проснулся от кошмарного сна в чужом странном месте, сотканном из темноты, сырости и тлена. Эта была нора, в которой не жили люди, только смерть, настоянная на влажной земле. Джон вертелся вокруг себя вместе с Призраком, скалил зубы на отвратительно воняющие камни, на черные, обступавшие их тени.
Сноу… - Джон слышал шепот из собственных ночных кошмаров. - Тебе здесь не место, Сноу…
И тут его с силой выдернули из лютоволка. Проклятая красношкурая самка оседлала его тело, беспомощно распростертое на земле, била по щекам обжигающими ладонями.
- Уйди от меня! - он схватил жрицу за руки. – Я нашел Призрака. Он в беде, я должен помочь.
- Не смей! Слышишь, не смей, Сноу! Это может быть ловушка. Мы слишком близко к Винтерфеллу, и сейчас ночь, - когда тьма сильна.
- Какая ловушка? – он оскалился на нее, как волк. – Это Призрак, я его слышу, чувствую, наконец!
- Послушай меня внимательно, лорд Сноу, и подумай сам. Кто-то заманил твоего волка и спрятал его в Винтерфелле, кто-то достаточно сильный, чтобы удерживать его там, закрыть его сознание и привести тебя на эту приманку. И вот ты здесь, почти у стен, и среди ночи слышишь Призрака. Это вряд ли случайность. Если этот кто-то сможет продержать тебя день или два в твоем звере и за это время добраться до твоего человеческого тела? Спасешь ли ты тогда своего лютоволка?
Джон задумался, все это имело смысл, и ему действительно следовало понять, что происходит, прежде чем снова попытаться нырнуть в Призрака. Внутри волка он вряд ли сумеет ему помочь.
- Ты права, - сказал он нехотя. – Я не буду звать своего волка, пока не окажусь в замке. Но мне кажется, ты знаешь больше, чем говоришь. Ты ведь была в Винтерфелле?
Она соскользнула с него и снова устроилась у ствола. Отсветы костра ложились на изможденное после создания твари лицо, и оно, казалось, менялось ежесекундно, словно не имело собственных черт и спрятанной за ними души. Мелисандра покачала головой.
- Винтерфелл закрыт для посетителей, - медленно проговорила она. – Там поселилось зло, которым управляет Хозяин Тьмы, и погибают люди.
- Как же мы попадем за стены?
- Я кое-что предприняла, прежде чем отправиться тебе навстречу. Возможно, ворота больше не станут держать на засове. Возможно, что-то изменится. Но все равно, нас там будут ждать ложь и ловушки.
- Хорошо. Мы что-нибудь придумаем, - сказал Джон, поднялся и устроился рядом с жрицей. – У меня есть меч, а у тебя адский Пес.
- Ты мне веришь, Джон, - спросила она со странной, нерешительной интонацией.
- Верю. Наверное…
Они молчали какое-то время.
- Видишь, зима возвращается, лорд Сноу. И ты должен выполнить свою миссию.


***

Теон медленно поднялся на ноги. Он был очень слаб и чувствовал дрожь во всем теле, но одновременно с ней в нем жила странная легкость, словно он уже не был человеком и скорлупка тела - всего лишь сувенир, доставшийся ему из прошлой жизни. Интересно, из какой именно? Или может, выпустив кровь, Рамси даровал мне святость?
Со святостью или без нее, лорду-командующему нужно было придумать, как встретить Джона, как остановить его, и эта встреча не сулила радостных объятий, и, так или иначе, упиралась в ворота, ему не подконтрольные, и солдат, которых у него и вовсе не было. Впустят ли гвардейцы замка человека по имени Джон Сноу и страшную женщину с ним, и чем это для всех может закончиться? Грейджою не помешала бы небольшая армия или хотя бы отряд. Возможно, он ошибся, вернувшись в Зимний городок, вместо того, чтобы отправиться навстречу продовольственному обозу. Который теперь наверняка просто пройдет мимо этих гранитных стен.
Здесь, в богороще, ветер совершенно улегся, и деревья стояли вокруг так неподвижно и тихо, будто ждали его решения, плана, который он разработает и опишет Старым Богам. Это было нарисованное царство гибких, опускающихся к земле ветвей, медлительных снежинок и красных печальных глаз, которые были обречены смотреть веками на одни и те же широкие стволы напротив, но видеть гораздо больше и гораздо дальше. Здесь Теон всегда чувствовал себя защищенным, даже когда стыд скручивал жгутом внутренности. Здесь легко произнести, все, что приходит на ум, особенно если рядом нет чужих ушей.
- Я должен найти долговязого мейстера и кастеляна, который командует в замке. Ему нужно скрытое в гробницах, и он тянет холод в эти края. Он и женщина рядом с Джоном. Но Колемон не просто мейстер, а что-то большее. Он опасен. Вот только, что я могу противопоставить ему?
Теон согнул руку и коснулся рукояти меча. С вытаскиванием его из ножен можно было не экспериментировать, - рука двигалась с трудом и была способна удержать оружие не тяжелее стрелы. Пожав плечами, лорд-командующий накинул капюшон и медленно побрел по следам собственной крови, припорошенной снегом. Если Бран решил, что Грейджой справится, значит, что-нибудь придумает, чтобы ему помочь. Да и жив ли я на самом деле, большой вопрос?
До того, как искать Колемон, ему хотелось понять, что произошло с ним самим, с раненным мальчиком в криптах и Рамси Болтоном. Если я наткнусь на свое тело, то станет ясно, что Перевертыш стал просто призраком, бредящим о богах и важных поручениях.
Было бы странно, если бы Рамси уложил тело Теона в богороще и отправился на прогулку по памятным окрестностям. То, что последним в своих видениях лорд-командующий видел связанного Рамси, могло иметь значение. Возможно, с Рамси и следовало начать. Ведь Старые боги с легкостью использовали милорда для собственных целей. Теон не мог изгнать из головы назойливую и не слишком богоугодную мысль, что высшие силы просто поднажали на руку лорда Болтона с остро заточенным лезвием, чтобы магия крови позволила перекинуться парой слов с Перевертышем и прояснить, что от него требуется. Размышляя об этом, Теон пришел к криптам – месту, где все началось, и где мейстер Колемон из видений жадно шарил узловатыми руками по вековому камню. Кстати, какая именно гробница привлекла его внимание?
Дверь крипт была закрыта, и земля вокруг вытоптана наверное десятком солдатских сапожищ, хотя свежий снег прикрыл эти рытвины и приличное пятно крови, где, видимо, лежало его тело. Значит, Рамси все-таки вытащил его наверх, но здесь их встретили хозяева замка, которые с умирающим лазутчиком решили не возиться и бросили его в богороще в качестве не очень свежей, но все-таки жертвы. А что дальше произошло с лордом Болтоном?
Теон без особой надежды справиться потянул на себя дверь крипт, но она вдруг открылась, будто была почти невесомой. Лорд-командующий уставился на собственную трехпалую руку, казавшуюся неестественно светлой, похожей на ствол чардрева. Ему отлили пару пинт потусторонней силы, вместо крови, или все же мир вокруг и подчиняющиеся ему тяжелые двери – продолжения видений посмертия? Сумел бы я приподнять крышку проклятой гробницы и взглянуть на этот меч?
Теон оглянулся через плечо, боясь, что кто-то может услышать его скверные мысли, но все вокруг было тихо, пусто и сонно, как после боя, оставившего в живых только победителей. Лорд-командующий начал медленный спуск в отвратительную дыру, из которой не помнил, как вышел.

URL
2015-06-14 в 13:21 

Лилули
Он был почти внизу, когда услышал низкое, предупреждающее рычание. Это было так неожиданно, что внутри все заледенело, но ноги помимо воли сделали еще три шага вниз. Теон прищурился, не в силах поверить глазам, а когда поверил, чуть не рухнул ослабевшими коленями на камни.
Полной темноты не было, видимо, факел, принесенный Рамси, все еще горел, протягивая слабый желтый свет вдоль гробниц. Но Теон не решался повернуть голову, отвести взгляд от красных глаз огромного белого лютоволка, скалившегося на него.
Боги показали Теону Грейджою многое, но не наделили разумом, - едва оклемавшись, жалкий Перевертыш поперся в поисках милорда по тому же пути, чтобы теперь предложить горло волчьим клыкам.
Лорд-командующий не двигался, не говорил ни слова, и волк не нападал, только глухо ворчал, приподнимая верхнюю губу. В какой-то момент, поняв, что зверь медлит с прыжком, принюхивается, Теон решился открыть рот:
- Призрак, это ты?
Волк моргнул, хвост его дернулся в сторону, и зверь сделал шаг к испуганному человеку. Теон снова открыл рот, но не решался представиться, кто знает, не разделяет ли волк оправданную ненависть Джона Сноу к предателю своей семьи?
- Откуда ты здесь взялся, Призрак?
Словно в ответ на вопрос волк повернул голову назад. Там, минуя верхний уровень захоронений, лестница сквозь осыпающийся проход уходила ниже, к самым древним предкам хозяев Винтерфелла, чьи имена не сохранила история и помянуть которые уже было некому. Воспитанник Неда Старка никогда не спускался туда, тесный грубо вырубленный ход на нижние ярусы крипт, казалось, только и дожидался живых, чтобы переломить им шею на потеху оголодавшим за бесчисленные века призракам разрушенных временем гробниц.
- Ты был на нижнем ярусе? Но почему? А Джон? – не в силах понять смысла всего этого, Теон вытер выступившую на лбу испарину ледяной ладонью.
Появление Призрака не вписывалось в ту историю, которую он сложил из показанных Браном видений. Но ведь Грейвин рассказывал о гигантском белом волке, который перегрызал горло ночным неосторожным путникам. Только лорд-командующий не сильно поверил в эти сказки.
- Что здесь происходит? – прошептал Теон и посмотрел вдоль гробниц.
Под слабо чадящим факелом не было никого и дальше, вглубь, проход был пуст. Вряд ли раненный гвардеец решился посетить для поминовения нижний ярус, скорее его забрали спустившиеся вниз люди. Те, что схватили и связали милорда.
Огромный зверь тем временем уселся рядом Теоном и рассматривал его вполне дружелюбно. Создавалось странное впечатление, что лютоволк совсем не против общества человека, даже соскучился по нему. Интересно, кому же и почему он тогда перегрызал глотки, если Теон Перевертыш ему кажется не таким уж плохим?
- Давай поднимемся наверх, Призрак, - осторожно предложил лорд-командующий. - Там я скажу тебе свое имя. Я не уверен, что ты его помнишь. А потом, если ты все еще не будешь против моей компании, мы подумаем, куда дальше двинуться.
Волк поднялся и первым нырнул в темный проход. Теон, готовясь к собственному недоброму будущему, поплелся следом.

Желание Теона еще раз познакомиться и объясниться не вызвало у лютоволка никакого интереса. Выбравшись наверх, он деловито потрусил в темноту, сначала забирая от Караульни чуть в сторону, а потом через богорощу по направлению Западных ворот. Теон бы не решился ему докучать, но Призрак периодически останавливался и явно дожидался, пока Перевертыш добредет до него. И если волк и отправился на охоту, то явно не за полуночными прохожими. Сильный ветер донес от Арсенала чьи-то голоса, но лютоволк трусил дальше, петляя между деревьями и не приближаясь к постройкам. Хотя разглядеть хоть кого-нибудь в этой темноте и метели было практически невозможно. Теперь они были напарниками.
Красные глаза на фоне белой шкуры, несложно догадаться, кто главный из нас двоих?
Очень скоро они оказались у Мейстерской вышки, которая приткнулась совсем близко к одной из надворотных башен внутренней стены, и узкое окно ее второго этажа ровно и ярко светилось. Теон замедлил шаг, всматриваясь в окружающую его ночь. Темные кости строительных лесов подпирали бок Вороньей или иначе Мейстерской вышки, что пострадала от огня, оставленного еще Рамси, и так, видимо, не была до конца восстановлена. Людей вокруг было не видно, хотя по правую руку тянулись хозяйственные постройки, но окна их были черны и только ветер скрипел ставнями.
Вслед за волком Теон беззвучно проскользнул в приоткрытую тяжелую дверь обиталища мейстера. Внизу стояла полутьма, свет падал только по проему уходящей вверх лестницы. Его было достаточно, чтобы понять, что нижнее помещений больше всего напоминало склад: птичьи клетки, старые и сломанные, висели по стенам, сундуки без крышек, лишенные ног сиденья кресел громоздились вдоль дальней стены. Призрак глухо зарычал и двинулся в темный угол за лестницей. Присмотревшись, Теон различил ссутулившуюся и раскачивающуюся на кровати огромную фигуру. Сидевший никак не отреагировал ни на лютоволка, ни на человека, только качался взад и вперед и бормотал что-то невнятное и нечленораздельное.
- Эй, - негромко окликнул Теон. – Что с тобой?
Лохматая голова поднялась, и пустые глаза уставились на лорда-командующего. Он видел этого великана сверху башни, как тот следовал по пятам долговязого в мейстерском балахоне, отдающего команды гвардейцам. Но теперь здоровый парень выглядел как потерявшийся ребенок, беспомощный, хоть и огромный, как Ходор. Они смотрели друг на друга пару секунд, потом здоровяк опустил голову и продолжил бормотать и раскачиваться. Меня все равно, что нет для него. Есть ли он сам для себя? Есть ли у него имя?
Теон тряхнул головой и стал подниматься по лестнице. Дурное предчувствие сдавило сердце, и он обхватил рукоять меча, хоть вряд ли от оружия будет больше пользы, чем от Призрака, который уже был наверху и рычал теперь совсем по-другому, зло и страшно, как оголодавший хищник.
Оставалось еще несколько ступеней до второго этажа, но голова уже была над лестничным проемом и, подняв глаза, Теон сразу ухватился за шатающиеся перила, потому что ноги предательски подогнулись, и он потерял равновесие. Удержался не сразу, пришлось схватиться второй рукой за верхнюю ступень. Боги, что произошло здесь?
Вполоборота в нему сидел Рамси. Такой, каким он помнил его в своем видении, и без сознания. Он жив? Милорд был крепко прикручен веревками к сидению, вряд ли созданному для удобства. Все в нем состояло из мощных поверхностей и прямых грубо сколоченных углов. Спинка была узкой, высокой, без малейших изгибов. За нее-то и были заведены руки лорда Дредфорта и, видимо, подтянуты вверх, потому что мощные плечи под распахнутым камзолом выступали вперед, грозясь вывернуться при попытке освободиться.
Хочу ли я, чтобы он был жив?
Лица Теон не мог разглядеть, - голова была опущена на грудь и слипшиеся, перепутанные пряди свисали до самого ремня. Тело заваливалось куда-то вбок, удерживаемое только веревками, и одна нога, словно потеряв опору, была неловко подвернута. Теон никогда не видел милорда таким… сломанным. Даже раненый в голову и связанный им самим в пещере, Рамси таким не казался. По телу прошел озноб тревоги и беспокойства. Я не должен его видеть таким, мне нельзя… Он прикусил губу, чтобы отключится от застарелого страха. Я не Вонючка.., уже давно не Вонючка.
Почти не чувствуя ног, Перевертыш поднялся и только потом осмелился отвести взгляд от Рамси, чуть в сторону, где Призрак со злобным рычанием вгрызался в другое безмолвное тело. Мейстер Колемон из его видений и нынешний кастелян Винтерфелла! Спотыкаясь, Теон сделал несколько быстрых шагов. Призрак сразу оскалился на него, кровавый шмат, выдранный из горла мейстера, выскользнул из его пасти. Это моя добыча, не подходи, - говорил весь вид Призрака. Лорд-командующий замер, не смея перечить напарнику, тем более кастелян замка, похоже, был мертв к тому времени, как северный зверь добрался до его плоти.
Лютоволк обошел распростертое тело, принюхиваясь к нему с явным удовольствием и предвкушением, потом сдавил зубами торчащую из-под подола ногу и потянул мертвеца к лестнице. Серый подол задрался, открывая кривые, покрытые растительностью ноги. Теон посторонился и, словно замороженный, следил за тем, как Призрак ловко и мощно толкнул тело вниз по ступенькам и легко скользнул следом.
У объеденного со всех сторон кастеляна вряд ли удастся что-то выведать. Теон сжал в кулак и резко выпрямил руку, потом медленно повернулся и посмотрел на милорда. Волк утащил свою долю добычи и оставил мне мою. Интересно, он считает, что своей человечине я тоже должен перегрызть горло?

URL
2015-06-14 в 13:29 

Лилули
Подойти к милорду было совсем не просто. Рана на шее вдруг запульсировала болью, ладони вспотели. Он знал, что Рамси порезал его в диком бешенстве и отчаянии, к которому Теон и Старые боги сами толкнули его. Знал, что Рамси этим ударом убивал не только Перевертыша, но самого себя, то, что он не хотел слышать и знать о себе. Но что это меняло? Что бы не поднимало кинжал милорда, он всегда готов был подняться. И никакая причина удара не могла стереть подавленные страхи Теона, освободить от Вонючки, прячущегося по углам сознания.
Лорд-командующий опустился на колени и, помедлив секунду, убрал с лица Рамси прядь спутанных волос. Трехпалая рука не справлялась с ними, они путались, не заводились за ухо. Обрубки пальцев замерли у белого неподвижного лица. Теона внезапно коснулось странное ощущение почти нежности этого жеста, увиденного как бы со стороны. Он замер, пытаясь понять, что чувствует на самом деле. Усталость? От этой болезни, тянущейся почти вечность…
Теон вздохнул и поднял вторую руку, легко заведя назад волосы с другой стороны. Густые короткие ресницы чуть дрогнули, и лорд-командующий перестал дышать.
- Ты жив? – звук, вырвавшийся из неподвижного тела, не походил на голос, скорее на хриплое дыхание. – Я слышал тебя…
Голова оставалась опущенной, глаза полуприкрытыми. Рамси вообще никак не поменял изломанную, вывернутую позу. Он балансировал где-то на грани смерти и, возможно, даже не чувствовал своего тела. Теон не понимал, что будет правильнее сделать: срезать веревки и не суметь поднять упавшее тело или попытаться устроить его поудобнее? Он обхватил правой рукой подбородок милорда и приподнял тяжелую, не держащую равновесие голову. Пронзительный взгляд помутнел и уходил в сторону.
- Я жив. Я тебя тоже слышал.
- Хорошо, - выдохнул Рамси. – Ты бросишь меня? Убьешь?
- Нет. Ты и сам знаешь, я не смогу это сделать.
- Не сможешь. Я знаю, - судорога, дернувшая край рта, должно быть, была усмешкой.
- А жаль.
Теон осторожно убрал руки, и голова опять безвольно повисла над грудью. Лорд-командующий встал и огляделся - Рамси нужно было напоить перед тем, как разговаривать, его полные губы выглядели сухими, растрескавшимися и совершенно белыми. Что произошло с ним? Никаких повреждений, и кровь, засохшая на одежде – моя.
Теон прошелся по грязной комнате, скользнул взглядом по столу, заваленному странными костяными поделками , обрезками меха и кожи, и наткнулся на открытый сундук, в котором стоял пыльный, наполненной бесцветной жидкостью бутыль. Рядом лежали пучки старых сухих трав и кругляши, сделанные из веток. Теон неуверенно потянулся за бутылем, перед глазами всплывали плетенные из тонких веток амулеты Варамира. Что это значит?
В бутыле оказалась обычная вода, а некоторые травы можно было попробовать стереть в порошок, растворить в ней и заставить выпить. В том числе кислолист, медь короля и лист шиповника. Лорд-командующий кое в чем начал разбираться, просидев почти три года в домике мейстера Черного замка.
Если я подниму на ноги собственного убийцу, мне остается перебраться из домика в септу и переодеться в белое. Возможно, если вернусь с покаянием после побега, Тормунд и Малли с Кареном сильно возражать не будут.
Пока Теон растирал в ступке травы, Рамси молчал, и все пытался поднять голову, чтобы увидеть его. Но она только раскачивалась у груди, заставляя тело все сильнее сползать в сторону. Создавалось впечатление, что силы полностью покинули милорда, и его сознание билось внутри тяжеленной клетки из плоти, создавая только легкую тряску. Теону было тяжело смотреть на это, словно беспомощность Рамси разрушала часть его собственного мира, делая его неустойчивым, необъяснимым, полным неизвестных опасностей. Так, наверное, страдают выпущенные на свободу рабы.
В конце концов, без малейшего сопротивления он влил в горло милорду составленное им снадобье, разрезал удерживающие веревки и каким-то чудом доволок едва трепыхающееся тело до заваленной прелыми, вонючими шкурами кровати. Странно, что Теон сам по-прежнему едва волочил ноги, но если нужно было что-то сдвинуть или поднять у него получалось совсем неплохо. Словно силу приобретали желания и мысли, хотя раньше Теон был уверен, что сила мысли – это нечто куда более духовное и ему недоступное.
Милорд ничего не говорил, только смотрел, а в посветлевшем взгляде отражался гнев, упрямство и глубоко запрятанный, какой-то мальчишеский страх. Он не уверен, что я настоящий.
Теон вздохнул и уселся на край кровати. Брать за руку Рамси он не собирался, но что-то должен был сделать. Хотя бы спросить, что произошло с ним.
- Почему ты не умер? – выдавил из себя Рамси и отвел взгляд, словно жалел о вопросе.
- Я умер. Сначала.
Милорд открыл и закрыл рот, рука его дернулась, прошлась по смятому меху.
- А потом… Меня спасли Старые Боги. Им сгодилась моя кровь, и они решили, что я могу еще кое-что сделать.
- Сгодилась твоя кровь…, - прохрипел Рамси. – Я вылил на них столько крови шлюх, когда ты сбежал. Но они тебя так и не вернули.
- Как видишь, вернули, - усмехнулся Теон, помолчал и добавил. – И я сижу рядом с тобой.
Он мог бы сказать лорду Болтону, что пролитая им кровь пригодилась богам. После сожжения Винтерфелл она пробудила призраков, которые страданиями принесенных в жертву копьеносиц поднялись из гробниц, а потом, после большого сражения, стали достаточно сильны, чтобы вынудить Станниса оставить сияющий меч. Призраки Старков и Старые боги были едины в своих желаниях, и на мельницу их планов кровавая жажда и гнев Рамси выливали живительную влагу. Он был удобным орудием в игре, затеянной высшими силами. Но это не делало его менее безумным.
- Ты не уйдешь? – Рамси спросил ровно, почти равнодушно, только снова отвел глаза.
- Не знаю, - честно сказал Теон.
- Скажи мне заранее, если уйдешь, - где-то в конце фразы голос сорвался жалкой ноткой, и милорд нахмурился.
- Я скажу. Что здесь случилось, Рамси?
- Это долбанный варг, которого я не убил в Медвежьей яме. Твердил что-то про своего Владыку и про какую-то миссию.
Шестишкурый! Вот кого напомнили амулеты из веток. Не держал ли он в плену Призрака, пока не сдох в очередной раз и не дал возможность лютоволку сожрать тело врага? Варамиру нужен был Джон, его он готов был впустить его в замок. Но зачем?
А в лесу у костра рядом с Джоном сидела женщина с черным сердцем и красными глазами. Ее он видел со Сноу и в Винтерфелле. Та самая Мелисандра, жрица огненного Владыки? Сжегшая детей, чтобы спасти орудие своего бога. Хеллек считал, что ей не место на севере, и игры с силой Рглора превратят эти земли в бескрайний могильник. Похоже, он был прав. Старые боги тревожились.
- А знаешь, лорд-командующий? - Рамси хрипло хохотнул. – Колдун мне обещал армию упырей сплошь из твоих братьев ворон, которым плевать на летнее солнце. Шикарное было зрелище.
- И ты убил его?
- Придушил мерзкую гниду в моей собственной голове. Разорвал в клочки.
Голос у Рамси был слабый, но звучал уже ровно и отчетливо. Он легко поворачивал голову и непрестанно двигал рукой по кровати. Благодаря сомнительным лекарским навыкам Теона или желанию Старых богов он восстанавливался довольно быстро.
- Но почему? – Теон действительно не понимал этого.
- Этот колдун…, - голос Рамси вдруг надломился, его беспокойная рука наткнулась на руку Теона и там замерла. Перевертыш не стал отодвигаться.
- Я…, я не хотел тебя убивать.
- Знаю, - тихо ответил Теон. – Ты хотел забрать меня. Обратно в клетку, к своим сучкам.
- Нет, не на псарню, - Рамси помотал головой, во взгляде отразилось что-то похожее на страдание, и он закрыл глаза. – Ты бы жил в Дредфорте на самой высокой башне. Ее окна выходят на восток, и по утрам, когда есть солнце, в комнате очень светло. Я знаю, принцев там или принцесс по правилам держат в башнях. Им приносят еду на самый верх. Только я отрезал бы тебе ноги по лодыжки или по колени, чтобы ты не сбежал.
- Я не принц, - усмехнулся Теон. – Ты сам заставил меня это выучить.
- Ты ничего не понимаешь, тупой Перевертыш.
Они молчали, и лорд-командующий думал, что ему никак не справиться одному в Винтерфелле. Ему нужен Призрак и отряд Рамси, а значит и он сам. Способный встать и пойти к своим запертым в Караульной парням. Скажи заранее, если решишь уйти… Рамси смотрел на него сквозь ресницы, неотрывно и жадно.
- Зачем тебе Сноу? – это прозвучало с такой злой требовательностью, словно силы полностью вернулись к милорду.
Чтобы его остановить? Чтобы спасти? Он мог бы ответить, как есть, рассказать о поручении богов, о полном решимости Джоне, о тени твари из преисподней, которую Теон видел в лесу, но поможет ли это Рамси встать с кровати?
Перевертыш неопределенно пожал плечами, наклонился вперед и провел рукой по щеке и шее Рамси, легко коснулся широких, заляпанных пятнами крови ключиц. Милорд перестал дышать, не сводя с него глаз.
Я хочу его подтолкнуть или хочу чего-то другого. Только не ври себе, Теон.
- Скажи, что бы ты сейчас выбрал, Рамси, разговор о Сноу или чтобы я отсосал?
Его напряжение и нерешительность были такими ощутимыми … Потом милорд выдавил хрипло:
- А ты отсосешь?
- Посмотрим, - ответил Теон и взялся за пряжку ремня.

URL
2015-06-14 в 13:33 

Лилули
Теон раздел Рамси полностью: расстегнул и спустил штаны, вытащил одну за другой руки из рукавов. Милорд не особо возражал, только несколько раз облизал губы и попросил попить. Потом он, правда, нахмурился, поняв, что совершенно одетый Перевертыш стоит над ним, откровенно и нагло рассматривает его тело. Попытался приподняться на локтях, но неудачно. Ему ничего не оставалось, как выплюнуть пару ругательств и ждать.
Теон забрался на ноги милорда и, устроившись поудобнее, провел руками от груди к широким бедрам. Кожа была очень гладкой и, как и раньше, горячей. Живот казался плотным, но явно выступающих мышц Теон не чувствовал. А вот темные волосы на груди и те, что шли короткой дорожкой от живота к уже напрягшемуся члену, были на удивление мягкими, шелковистыми. Это тело Вонючка знал, как свое собственное, но сейчас оно казалось другим, почти уязвимым.
- Перестань, ты щупаешь меня, как девку, - рыкнул Рамси и опять попытался подняться.
- Как и ты меня. Но я хотя бы не оставляю шрамов и обрубков, - ответил Теон и с силой надавил ему на живот.
Милорд охнул и перестал дергаться.
Теон обхватил и слегка сжал яйца, а потом двинулся пальцами ниже по промежности, нащупывая дорожку к заднему проходу, спрятанному между тугих ягодиц. Колени под бедрами Теона слабо дернулись вверх.
- Ты же сказал, отсосешь, а не попытаешься трахнуть.
- А что ты сделаешь, если я попытаюсь? – Теон наклонил голову, поглаживая тесно сдавленными пальцами горячую плоть у едва ощутимой дырки.
Он не собирался этого делать, не решился бы засунуть пальцы так глубоко. И не в эту ночь, которая уже была на исходе и которая могла оказаться последней. А он, вместо того, чтобы строить планы и собирать силы, взобрался на Рамси, мать его, Болтона, желая вернуть себе что-то потерянное, чему он не мог подобрать название.
- В пекло, - прошипел Рамси, и его член дернулся, поднимаясь, делаясь тверже.
Не вынимая пальцев из ягодиц, трехпалой рукой Теон обхватил член и, наклонившись, взял в рот головку. Милорд застонал, и, казалось, напряжение в его заднице ослабло. Теон начал сосать очень медленно, прислушиваясь к себе, своим ощущениям. Он забирал член глубже, двигаясь языком вдоль вздувшейся, знакомой каждым своим бугорком и изгибом вены милорда. Терпкий вкус и наполненность, горло, послушно отступающее под давлением – все будило в нем чувства Вонючки. Теон окунался в его отчаянную старательность, желание служить на коленях и у ног хозяина. Хотелось обхватить член губами плотнее и бесконечно глотать наполняющее горло семя. Теон с усилием остановился и выпустил плоть изо рта.
Рамси прерывисто дышал и, приподнявшись, смотрел на него.
- Ты этого хотел, лорд Болтон? – этот вопрос как будто что-то менял, как будто обильно выделяющаяся слюна и совершенно мокрый от нее подбородок не имели значения и не выдавали его собственные глубоко запрятанные желания.
- Да, но ты еще не закончил.
- Тебе придется немного подождать, - и он снова прошелся пальцами по мягкой, податливой плоти между ягодиц милорда. Там все стало скользко, видимо, от выступившей испарины или пота, и подушечки пальцев чувствовали, как у крошечного, туго сжавшегося входа бьется взбесившийся пульс.
- Мне нравится тебя там трогать, - неожиданно для себя сказал Теон. Это было страшно и откровенно, как порез в крипте…, как отчаянное - я не хотел
Влажный член вновь дернулся на эти движения или… слова, но Рамси скривился и отвернулся.
Теон вытащил руку из задницы лорда Болтона и принялся за собственные штаны. Расстегнутый ремень, ослабленные завязки и сползшая с бедер ткань. Он собирался сам взгромоздиться на Рамси и не понимал, ни глупость ли то, что он делает. Зачем вообще он делает это?
Ему никогда не приходилось вставлять в самого себя член милорда. Да и в общем-то ни чей, есть быть до конца откровенным. Рамси следил за ним и не двигался, теперь уже как будто нарочно. Теон обхватил рукой мокрую и очень твердую плоть и, упершись для равновесия в грудь Рамси, другой рукой, развел шире бедра и опустился.
Головка надавила на отверстие, и стало больно. Но ему хотелось этого. Потому что он делал это сам, и от этого было стыдно и горячо в паху, на лице. Потому что он нуждался в резких, приносящих наслаждение толчков внутри его тела. Может, этими желаниями он уже заслужил боль? И Теон, прикусив губу, стал опускаться глубже, пропуская вовнутрь член своего милорда. Своего убийцы и палача. Не способного обойтись без него.
Сначала он раскачивался медленно, стараясь убаюкать болезненные ощущения, потом ускорился и с удивлением понял, что горячие руки Рамси уже лежат на его бедрах, а за спиной тот согнул и приподнял колени, но не сбивал Теона с ритма, все еще ему подчинялся.
Теон двигался быстро, легко, не испытывая ни слабости, ни усталости. Он отклонился, чуть меняя угол и позволяя наслаждению бить его снизу волнами и растекаться внутри. Потом закрыл глаза, чтобы никого и ничего не видеть, погружаться, уходить только в собственное тело. Покорное лишь ему. Это было невыносимо хорошо. Как скачка. Как полет со стены. Как жизнь, принадлежащая только ему.
Теон кончил, содрогаясь от острого удовольствия и от горячей влаги, наполняющей его изнутри.

Они долго лежали рядом в этом странном, незнакомом помещении, вдыхая запах пота, семени и несвежих волчьи шкур под ними. Каждое лишнее слово могло стать шагом в трясину, и оба молчали. Только заметив посветлевшее за окном небо, Теон сказал:
- Нам надо встать и найти твоих солдат, лорд Болтон.
Рамси хрипло рассмеялся:
- Какая же ты все-таки лживая тварь, Перевертыш. Не удивительно, что я тебя почти убил.

URL
2015-06-14 в 18:14 

redraccoon
прочитал первую часть новой главы
бебиРамси - мимими

ммм, думаешь, равновесие за ним?
думаю равновесие было без Этих Двух
а как только появились драконы, началась заварушка за Стеной

2015-06-14 в 18:27 

Лилули
бебиРамси - мимими
и мне нравиться))) я его буду беречь))
думаю равновесие было без Этих Двух
и я так думаю))
как только появились драконы
а может, как только в Вестероссе появился меч...:shuffle:

URL
2015-06-14 в 21:39 

Shugister
Лилули, Я еще не читала главу. Скажи, это же финальная?

2015-06-15 в 04:28 

Лилули
Shugister, нет, глава предпоследняя. Я привела в порядок общее описание, и по нему теперь понятно))

URL
2015-06-15 в 14:58 

redraccoon
*прочитал последнюю главу*
*кончил-закурил*
*сидит тихо*
....
......
.......
это, короче, моя самая любимая глава...
серьезно
бэст эвер

я пока не в состоянии что-то писать
я просто сижу... и такой... в прострации вообще

Shugister, бро... не жди окончания фика
читай прям щас

2015-06-15 в 16:38 

Shugister
rotspecht, не я подожду. пока ты проспойлеришь хехе а то я физически не переношу печальки по состоянию организма. )

2015-06-15 в 17:28 

Лилули
rotspecht, очень тебе благодарна за такой отзыв. Правда очень.
Тем более потому, что заканчивать историю гораздо сложнее, чем начинать
Shugister, не переношу печальки по состоянию организма.
мучительно пытаюсь сообразить, что печального в этой главе, даже наоборот) Вот предыдущие две - действительно были тяжелыми.
Но организм, пожалуйста, береги:heart:

URL
2015-06-15 в 17:39 

Shugister
Лилули, Не знаю, чего там, я финала жду! :З

2015-06-15 в 17:44 

Лилули
Shugister, ладно, ок. А вдруг не допишу хе-хе-хе...

URL
2015-06-15 в 18:46 

redraccoon
А вдруг не допишу хе-хе-хе...
Лилули, уж, пожалуйста, допиши
я готов простить ВСЁ после этой главы
к любой чернухе готов

но блин! какой же кинковый Рамси!!!!!
правильно сказала гвиар, что после таких фиков хочется настоящего Рамси, а не Рамси-Реона
ох черт!!!

как он разделался с Варгом!!!
так и представляю, как он внутри себя разрывает его ментально вклочья!
прямо аррр!!!!!
горячее-горячее животное
и ты не представляешь, КАК кинкует Теончик, который его трахает и вертит им как хочет!
я считаю, Теон переродился сильнее и крепче
а Рамси должен стать ЕГО полностью и бесповоротно

в общем, как ты поняла, я все еще переживаю эмоции от главы

2015-06-15 в 20:39 

Лилули
rotspecht, ну если ВСЕ :shuffle: простишь, тада ладна
допишу я, конешна. И меня маниакальная патология заканчивать то, что начинаю (не только тексты) .
горячее-горячее животное - да, где-то так *____*
вертит им как хочет это все же сильно сказано
Рамси должен стать ЕГО полностью и бесповоротно пусть так. Хотя я конечную точку его развития сформулировала бы иначе))
Псясиба :buddy:

URL
2015-06-15 в 20:42 

redraccoon
ну если ВСЕ простишь, тада ладна
*приготовился к тлену*

усть так. Хотя я конечную точку его развития сформулировала бы иначе))
это не конечная точка
это приятный бонус

2015-07-07 в 20:55 

Лилули
Встречи и столкновения

Гранитные стены сквозь непрерывно летящий снег выглядели отчужденно, не казались родными. Так близко от них Джон почувствовал себя совершенно лишним, гостем, которому будут не рады. Санса, Рикон… вспоминали ли они о нем, говорили, когда вернулись после зимы? Остался ли внутри хоть кто-то, кто знал Джона Сноу. Кроме Призрака, для которого место, где он вырос, стало ловушкой.
- Кого мы встретим в Винтерфелле? - спросил Джон Мелисандру.
Она сидела впереди, и ее слишком прямая спина не предвещала ничего хорошего.
- Встречи вряд ли обрадуют. Но главное, чтобы мы оказались внутри.
- Главное? – переспросил Джон и всмотрелся в темные бойницы башен.
Что было главным для красной жрицы, он до конца не понимал, но это ему инстинктивно не нравилось. Какую бы битву она себе не воображала, он не собирался в нее вступать по чьему-то желанию или убеждению. А уж в стенах его родного дома точно не могло быть никаких битв. И не было место чудовищному отродью с белесыми глазами, которое двигалось следом за ними черным пятном между деревьями, то отставая, то нагоняя.
Они были под стенами, когда Мелисандра остановила коня, и Джон спешился, с удовольствием вдруг ощущая твердость и надежность заснеженной земли.
- Эй, кто вы такие? – из бойницы над воротами высунулась стрела и край лука, сзади в полутьме маячило чье-то плоское лицо.
- Джон Сноу и леди Мелисандра? – крикнул бывший лорд-командующий. – Откройте ворота, у нас есть дело к кастеляну замка.
- К кастеляну теперь сложно иметь дела, - плоскомордый заржал. – Но Джону Сноу велено ворота открыть.
Джон обернулся к красной жрице, надеясь, что она объяснит это странное «велено», но взгляд красных глаз уходил мимо него куда-то дальше, сквозь стены замка.
Вскоре за аркой ворот раздался грохот, видимо, поднимали решетку, потом заскрипела поперечная балка, и окованная железом, тяжелая створка медленно поползла им навстречу. Джон оправил закрепленный на поясе меч и медленно вошел. За спиной цокали копыта лошади.
Под низким сводом торчали два угрюмых гвардейца, одетых во все черное и без каких бы то ни было опознавательных знаков. Джон замедлил шаг и обхватил рукоять Длинного Когтя. Ощущение опасности, ловушки собрало ледяной ком в груди и напрягло мышцы. Один из солдат нагло уставился на Джона, а потом ухмыльнулся.
- Идите вперед, вас ждут за мостом, у внутренней стены.
Джон прищурился, пытаясь понять, кто его может ждать за снегом, метущим вдоль рва. Откинул назад плащ, чтобы руки чувствовали себя свободнее, и очень медленно пошел по мосту.
- Владыка Света защитит тебя, лорд Сноу, если ты будешь тверд, - голос жрицы прозвучал за плечом.
Видимо, красношкурая самка спешилась и готовилась к своей неведомой битве. Но мне нужен только Призрак. Почему я его теперь не слышу?
За массивной цепью подъемного моста он увидел двоих. Тоже в черном. Один явно встречал его – стоял, выпрямившись, вполоборота к идущим. Ветер закрыл худое лицо темными волосами, в руке человека, опущенной вдоль тела, не было никакого оружия. Второй был дальше, лениво привалился к стене и с показной небрежностью рассматривал лезвие кинжала. Этот выглядел опасным, и Джон присмотрелся именно к нему. Что-то было жестокое в изгибе полных губ, в тяжелом, чуть выступающем вперед подбородке. Словно отвечая на пристальный взгляд Джона, он вдруг оторвался от стены, поддался вперед, и в его пронзительных невероятно светлых глазах мелькнула ярость. Смотрел он уже не на Джона, а на красную жрицу, плывущую рядом.
Тело бывшего лорда-командующего отреагировало мгновенно, а он сам с некоторым опозданием осознал, как напряглись его плечи, и с какой силой пальцы обхватили рукоять меча. Ему не пройти в замок просто так, и эта встреча перед решеткой внутренних ворот не сулила ничего хорошего.
Внезапно худой парень сделал шаг вперед, и ветер, разметав волосы, открыл Джону тонкое знакомое лицо. Дыхание пресеклось от нахлынувшего гнева. Пред ним стоял Теон Грейджой. Предатель, вновь оказавшийся в Винтерфелле.
Длинный коготь резанул ножны, сооруженные из тряпок, и рванулся вперед.
- Не сейчас, - вскрикнула Мел и схватила его за предплечье.
Джон содрогнулся, чувствуя, как вспыхнувшее в нем пламя гнева обернулось льдом. Он бы и не ударил человека, не поднявшего оружия в ответ. Даже Грейджоя.
- А он не рад тебя видеть, Перевертыш, - белоглазый уже стоял у плеча предателя и, несмотря на довольную усмешку на губах, угрожающе сжимал в кулаке длинный кинжал.
- Не нужно, Джон, - тихо проговорил Теон, и его голос прозвучал с удивившей Сноу горечью.
Он нахмурился от неприятной мысли, что Грейджой так и стоял напротив обнаженного меча и даже не пытался отстраниться, не взялся за висевшее на боку оружие. Только пальцы, затянутые в перчатку, подобрались и снова разжались.
Он был тем же, что и раньше, и совершенно другим. Симметрию красивого лица теперь ломал бледный, видимо, давний, шрам на скуле. В том, как он знакомо вскинул вверх голову, читалась скорее не наглость, но упрямство, приправленное той же горечью. Он явно похудел за эти годы, и в нем исчезла былая самоуверенная расслабленность, хотя появилось что-то другое… обнаженное и острое. Но прошлое было прежним, и… Джон не доверял Грейджою.
- Чего не нужно, Грейджой? Желать смерти того, кто предал собственную семью? Потому что он решил податься в Ночной Дозор и неплохо там устроился?
По лицу Теона пробежала тень, но он быстро пришел в себя: в карих глазах мелькнул и исчез знакомый насмешливый огонек:
- Сам потом будешь жалеть, Сноу, твердить себе, что поступил неправильно.
Джон сжал зубы. Как он мог усомниться, что перед ним тот же Теон, всегда готовый на ядовитые комментарии.
- Я уже много сделал неправильно, и ты вряд ли займешь первое место в списке моих сожалениях.
Теон кивнул и отвел взгляд:
- Ты прав, Сноу.
Джон опустил меч, сделал два шага вперед и оказался лицом к лицу с нынешним лордом-командующим. Его спутник с кинжалом наперевес стоял рядом и не сводил с них напряженного взгляда. Будто нарочно избегал смотреть на Мелисандру, которая стояла позади и не вмешивалась в столкновение.
- Где Призрак? Я хочу его забрать. И еще, - он схватил кракена за ворот плаща и дернул. – Что случилось с Арьей, Грейджой?
Тот тяжело сглотнул, разомкнул губы, но ничего не сказал. Белоглазый внезапно расхохотался
- Хороший вопрос о сестренке, Сноу. Три года назад я сам хотел задать его Вонючке или тебе. А потом стало плевать.
- А ты кто такой, пекло тебя забери?
- Это лорд Рамси Болтон, за которого выдали леди Арью, лорд Сноу, - нараспев проговорила Мелисандра.
- Сучья ведьма, - прошипел тот.
- Рамси Болтон? – в глазах Джона потемнело от гнева.
Он сделал шаг назад и удобнее перехватил рукоять меча. Волк оскалился в нем.
Предательство, ждущее его в Винтерфелле. Враги его семьи, захватчики его дома. Что они делают оба здесь, в стенах замка, в отсутствии Сансы? Он мог бы убить их прямо сейчас. Перегрызть им горло, пустить кровь.
Грейджой отпрянул назад, словно прочитал его мысли, а кровавый бастард пялился по-прежнему нагло, его изогнутые в усмешке губы влажно блестели.
- Джон, помни, зачем ты пришел, - красношкурая легко прикоснулась к его плечу.
Джон глубоко втянул воздух. Ему нужно успокоиться. Это должно быть ловушка. Иначе, зачем его ждали, зачем открыли ворота? Но что им может быть нужно? Убить его и Призрака или что-то другое? Более омерзительное. Ему нельзя никому верить в родном замке, где солдатами командуют Болтон и Грейджой. Только жрице Владыке Света? И ее орудию, сотканному из тени? Во имя битвы с Тьмой.
Джон почувствовал, как внутри все окаменело от напряжения. Ему нужно войти, найти Призрака и выбраться живым. И отродье преисподней будет не лишним. Вот только где оно? Он не станет вести никаких разговоров. Ни слова об Арье. Зачем задавать вопросы предателю и убийце? Чтобы тебя потчевали ложью?
В сердце, словно засадили лезвие, и боль пульсировала в груди при каждом вдохе.
- Впустите меня. Мне нужно найти Призрака. И я уйду, - проговорил он медленно, с усилием.
- Джон, послушай, - Перевертыш начал неуверенно, потер пальцами висок и отвел глаза. – На счет Арьи…
- Замолчи, - оборвал Джон. – Не смей. Я все равно не поверю. Просто дай пройти.
Спрошу о сестре позже, рискну получить эту рану, когда Призрак уже будет со мной.
Теон ссутулился и сделал шаг в сторону. Рамси Болтон лениво смерил Сноу взглядом, чуть посторонился и ядовито протянул:
- Опусти меч, бродяга-бастард, а то еще поранишься. Лорд-командующий расстроится, - он сильно беспокоится о твоем здоровье.
Джон скрипнул зубами, чтобы сдержаться и не ударить кулаком в лицо в ответ на уничижительные слова. Бастард, бродяга и лорд-командующий – ведь именно так все и сложилось. Вряд ли это можно назвать справедливым исходом для каждого из них? Боги даже не смеются, - им плевать, и они спят, пока им не принесут кровавых жертв.
- Пожалуйста, перестань, Рамси, - едва слышно бросил Грейджой.
В горькой усталости голоса чувствовалась близость, которая возникает, когда двое знают друг друга давно и хорошо – до нутра, до темных пятен души. Джон скривился от отвращения. Впрочем, он и не ждал ничего другого. И души у этих двоих не было.
Полуоткрытая створка ворот была перед ним, и он потянул на себя окованный край. Раздавшийся скрип заглушил несколько слов леди Мелисандры, которые, похоже, были сказаны вовсе не ему. Под сводом ворот было темно, но хотя бы пропал проклятый пронизывающий ветер и леденящий лицо снег. Он был в стенах родного дома.
Призрак, - потянулся мыслями Джон. – Где ты? Я пришел за тобой.

URL
2015-07-07 в 21:06 

Лилули
Спина Джона была прямой и напряженной. Он прошел под каменным сводом внутренних ворот и не обернулся. Теон чувствовал, как надежду найти правильные, уместные слова сменяет отчаяние.
Длинный путь от Черного замка к Винтерфеллу и прямиком в руки Рамси Болтона завел его в тупик. Он не представлял, что должен сказать Джону. Что тот будет делать, оказавшись внутри замка. Он или эта женщина рядом с ним, в глазах которой горел огонь, способный с легкостью пожрать плоть. Такой же жил внутри Рамси, находя себе все новые и новые жертвы. Сейчас, правда, милорд казался почти домашним чудовищем, поставленным охранять дом от вторжения. Отгонит чужаков и оставит кость для себя, чтобы грызть ее неспеша, растягивая удовольствие.
Хотя ему ли теперь жаловаться? Теон сам переступил черту, отделяющую жертву от безумца, когда под неотступным взглядом сел на член, наслаждаясь бесстыдностью собственных движений, чувствуя, как глубоко он пропускает внутрь себя плоть милорда, как жадно сжимает ее. Темнота живет во мне, как и в нем, и я ее выпустил на волю.
Это утро было странным, как сны, в которых вместо Рамси Болтона должен был быть кто-то другой, но оказывался он.
Теон затягивал портупею и не мог оторвать взгляда от знакомых пальцев, с широкими лопатками ногтей, которые путались в заскорузлой от крови рубахе. Его давила тревога от неправильности всего произошедшего. И теперь картинка должна быть другой: милорд должен нависать полностью одетой громадой над ним – слабым, неуверенным в каждом движении.
- Может, тебе не одевать это? – спросил он совершенно неожиданно для себя.
- А что тогда? Я бы c удовольствием надел твою шкуру, - огрызнулся Рамси. – Но боюсь, она лопнет у меня на плечах.
Она у меня неплохо тянется. Теон опять подумал о сладкой наполненности между ягодиц, и щеки обдало жаром.
- Я…, мне нужно, чтобы…, ты бы.., - слова вдруг перестали складываться, а милорд ел его глазами.
- Я не люблю когда ты блеешь, Вонючка.
Теон почувствовал злость:
- А я не люблю, когда ты смотришь на меня, как на свою жратву, бастард.
Рамси на мгновение замер, гнев исказил лицо, но он быстро справился с ним и деланно расхохотался. Встал, сделал три неустойчивых шага навстречу Теону и наклонился к его щеке, щекоча теплым дыханием ноющую рану на шее.
- Я не хочу, чтобы ты был моей жратвой. Я хочу, чтобы ты был моей сучкой. Похотливой сучкой. Мечтающей, чтобы я тебя трахал снова и снова. Я только этого хочу и ничего больше, Теон. Слышишь?
Теона окатило волной жара, потом холода. Признание в сильных чувствах. На которые Рамси был способен.
- Хочешь сделать меня запертой в башне дыркой? – выдавил он сквозь онемевшие губы.
Рамси поднял голову, лицо его болезненно кривилось.
- Ты прыгал на мне, стонал и кончил. Тебе было хорошо. Я могу сделать хорошо. Ты всегда будешь кончать.
Теон ощутил слабость в коленях. Ему показалось, что он стоит на краю черной, затягивающей его бездны. И шагнуть назад, прочь от нее – невыносимо трудно. Ведь можно просто позволить сделать с собой то, что он хочет. И не думать больше ни о чем. Никогда.
- Ты опять обманываешь себя, Рамси. Ты мне это уже говорил, а через несколько часов вскрыл горло. Тебе всегда всего мало. И башня сводит с ума, как и псарня.
Полные губы неуверенно шевельнулись, словно милорд хотел возразить, но не нашел слов. Теон отвел глаза, не зная, как закончить этот разговор. Страх жил в нем где-то глубоко, то отступая, то охватывая его вновь. Как заставить себя сказать о другом.
- Это тебе всего мало, лживый Перевертыш, - усмехнулся Рамси. – Что мы делаем в Винтерфелле? Что ты хочешь от меня и от долбанного Сноу?
Так было проще. Когда милорд сам спрашивал его. Теон вздохнул и начал рассказывать: о поручении богов, о светящимся мече, спрятанном в криптах, о Хозяине Зимы, нашедшем его с помощью Шестишкурого, и Джоне Сноу, который не должен взять меч в свои руки, которого нужно остановить.
- Я с удовольствием его убью, дружок. Что может быть проще?
Теон взглянул в бесцветные глаза и покачал головой.
- Нет, Рамси.
Тот криво растянул в ответ губы, но промолчал.
- Идемте, лорд Болтон, у нас мало времени.

Когда Рамси, отпихнув его, стал спускаться первым с Мейстерской башни, лорд-командующий пару раз едва удержался, чтобы не ухватить раскачивающегося хозяина Дредфорта за шиворот. Со стороны они наверняка походили на стражников, поднабравшихся на ночном посту и теперь старающихся спуститься со стены ровной походкой. Интересно, как им удастся взять на абордаж Караульную и расшвырять гвардейцев, дежуривших у Восточных ворот. Не важно.
За время этого путешествия Теон понял, что все, что произойдет через пару десятков шагов, можно смело называть непредсказуемым будущим. Коснувшись раны на шее, он почувствовал горячую полосу затянувшегося шрама.
- У нас есть план, лорд-командующий? Или каждому придется вскрыть глотку?
Снаружи в предутренней серости ветер по-прежнему крутил снег. Ноги заскользили на тонкой ледяной корке, прихватившей верхний слой грязи. Рамси дернул его на себя. Рука властно сжала плечо, но тяжесть, которую ощутил Теон, говорила о том, что милорд и сам пытается удержаться на ногах.
От строительных лесов скользнула огромная белоснежная тень и двинулась в их сторону.
- Хотелось бы сберечь больше глоток, - вздохнул Теон. – И, похоже, у нас есть лютоволк?
Зверь приблизился, понюхал воздух и зарычал на Рамси. Тот ухватился за кинжал у пояса и вновь заметно покачнулся. Интересно, что произойдет, если милорд вздумает замахнуться?
- Он нам пригодиться, - проникновенно проговорил Теон, очень надеясь, что каждый из двух его спутников решит, что эта фраза обращена к нему.
Волк и милорд с сомнением посмотрели на Перевертыша, а он сделал вид, что пытается разглядеть за метелью стены далекой Караульной.
Они трое еще пригодятся богам. Два едва живых призрака Винтерфелла и белый зверь, разрывающий горло ночным путникам. Если Рамси, весь в снегу и крови, будет своим диким белесым взглядом таращиться на суеверных гвардейцев, а Призрак обнажит клыки, Теону останется только проследить, чтобы перепуганная охрана не сбежала вместе с ключами. Истерический хохот заклокотал в груди, и Теон прижал руку ко рту.
Я все равно один раз уже умер. Поэтому теперь так легко трахнуться с Рамси и отправиться навстречу Джону.

Жаровня в пустом зале Караульной, где обычно отдыхали, играли и травили байки гвардейцы в ожидании своего выхода на стену, едва тлела. Три солдата сладко спали. Двое – мордами в стол, а один - растянувшись на лавке. Видимо, смены пока не было, и отряд запертых тут же черноплащников их не беспокоил. Хотя, возможно, охрана провела слишком тревожную ночь, в ожидании призраков Винтерфелла. И не дотерпела до встречи.
По глубокой тишине внутри Караульной было ясно, что и ребята Рамси безмятежно дрыхнут, - видимо, вповалку за запертой дверью. Здесь находилось небольшое глухое помещение, куда время от времени садили наказанных гвардейцев. Для пятерых там места бы хватило, но для всех болтонцев?
- Суки, расслабились, как в борделе, - выдохнул милорд и сплюнул себе под ноги.
Пока Теон осматривался, Рамси прямым ходом отправился к спящему мужику, ухватил его за жидкий колтун и приподнял голову над столом.
- Где ключи, хрен драный?
- Чо? Да кто…, – мужик сонно хлопнул глазами, потянулся за оружием и тут увидел Призрака, лениво усевшегося у входа.
Дальше все происходило быстро и слаженно и без участия лорда-командующего.
Когда Рамси изливал брань и слюну на разбуженных пинками собственных ребят, Теон присел на лавку, чтобы не мешаться под ногами. Трясущийся Кислый Алин твердил о каком-то подлом обмане, но все это было теперь не так важно, - небо стало совсем светлым, и осталось не так много времени, чтобы занять приворотные башни Восточного входа. Чтобы встретить Джона Сноу и его страшную спутницу.
В глубине души лорд-командующий надеялся, что оставшийся гарнизон Винтерфелла окажется немногочисленным и разбросанным по периметру замка, дредфортцы – отчаянными смельчаками, а Призрак – страшным оружием.

URL
2015-07-07 в 21:14 

Лилули
И теперь Теон смотрел на треклятую прямую спину Сноу и думал о бессмысленности всех стараний. Джон просто спустится в крипты, заберет меч и выйдет, а я буду стоять и смотреть ему в след. После этого Перевертышу останется только отправиться в Дредфорт, где он так нужен, чтобы Рамси трахал его, выбивая все глупые иллюзии о достоинстве, растворяя воспоминания последних трех лет в боли или оргазме. Последнее я бы предпочел первому. Милорд обещал расстараться.
Что ему делать, если верный себе Сноу не желает слушать предателя, не верит ему? Что ему делать, если вина и обида воздвигли между ними стену? Словно Теон виноват и в темных кругах вокруг глаз Джона, и в том, что он потерял лютоволка, и что его плащ больше похож на лохмотья бродяги, а не дозорного. Впрочем, как и его собственный. Невыносимо упрямый бастард, делящий все на "плохой и хороший". Последним мне быть.
И куда исчез Призрак, который не отходил от них все утро, время от времени скаля зубы на лорда Болтона.
Призрака не было, а милорд откровенно забавлялся праведным гневом Джона, его напряженными плечами и не скрываемым желанием пустить в ход меч. Демонстрировал, что они с Перевертышем заодно. Все это не оставляло надежды на нормальный разговор с Джоном.
- Лорд Грейджой, вам нужно смириться, - бархатный голос и легкое прикосновение к запястью заставило его вздрогнуть.
Красные глаза смотрели на Теона с вежливым сожалением.
- С чем смириться, миледи?
- С тем, что происходит здесь. Вам ничего не изменить.
- И что же здесь происходит?
Не сбавляя шаг, он взглянул через плечо на высокую, гибкую женщину.
- Воля Владыки Света.
Жрица обернулась назад, посмотрела на Внутреннюю стену и сомкнула пальцы на запястье Теона. Он проследил за ее взглядом, и ему показалось, что за летящим снегом мелькнула на крепостной стене и скользнула вниз бесформенная черная тень. Жар потек от кисти к локтю, и он резко вырвал руку.
- Отойди от него, проклятая ведьма! - Рамси догонял их с десятком своих людей.
На окрик обернулся Джон, и вся их группа застыла рядом с пустующей псарней. Грейджою казалось, что ненависть струится между ними живым, жалящим пламенем.
- Где Призрак? Вы убили моего волка! - яростно бросил Джон. – Я не чувствую его.
- Джон, он был где-то здесь. Никто не трогал его. Мы тебе - не враги.
Теон вложил в слова всю искренность, которую чувствовал.
Сын Неда Старка рассмеялся:
- Вы не враги? Ты и этот убийца из Дредфорта! Я знаю, что вы заперли Призрака в криптах. Только не знаю зачем. Он все еще там?
- Джон, пожалуйста, послушай меня…, - попытался Теон.
- Лорд Сноу, поверьте мне, мы найдем вашего волка, - голос красноглазой жрицы прервал лепетание Перевертыша, прозвучал сильно и глубоко. – Обойдем весь замок и найдем.
После слов жрицы ярость в глазах Джона потухла.
- Я надеюсь, леди Мелисандра, давайте попробуем.
- А твой волк умнее тебя, бастард, - ядовито сказал Рамси. – Он хотя бы может отличить врагов от союзников. И не стоит перед колдунами на задних лапах. Просто перегрызает им глотку.
- Да как ты смеешь! – красные глаза жрицы угрожающе сузились.
- Хватит! – звонко крикнул Теон и махнул рукой. – Все! Немедленно! Прекратите!
Джон посмотрел на него по-мальчишески изумленно. Со стороны Библиотечной башни и от арки, выходящей на Гостевой дом, к ним бежали вооруженные люди. Гарнизон Винтерфелла опомнился и брал чужаков в кольцо. Рамси прав: если хочешь с кем-то без помех поговорить и быть услышанным – привяжи его к кресту подальше от всех.
От этой мысли Теона затошнило.


Они стояли плотной группой, спина к спине. Их плащи крутил ветер, снег засыпал глаза. Гвардейцы, кто с обнаженными мечами, кто с поднятыми луками, окружили их со всех сторон. Их было в два раза больше.
Рамси крутил в руке меч и поедал их запавшими глазами так, словно врагов была жалкая кучка, способная только чуть заморить разыгравшийся голод. Рядом с ним все дредфортцы изображали непреклонное желание драться. Жрица стояла около Джона с отрешенным видом, явно пережидая всю эту суету.
- Что происходит, Теон? – в голосе Сноу наконец-то прозвучала растерянность и готовность поверить. В юнности Грейджой ей умело злоупотреблял, а вот теперь...
- Я пытался сказать тебе, Джон. Мы не захватывали замок, и никак не могли пленить в Винтерфелле Призрака.
- Всем немедленно сложить оружие, иначе мы вас перебьем, - прозвучал властный голос.
Коренастый мужчина со знаком пересмешника на нагруднике вышел вперед и скинул с головы заснеженный капюшон. Похоже, он был здесь главным, командовал гарнизоном.
- Попробуй, перебей, кривоногий членоголов, - рыкнул Рамси. Выглядел он и звучал без малейшего намека на лордство.
- Кто вы такие, уроды? – выкрикнул кто-то из солдат.
- Они убили кастеляна! – послышался другой голос.
Вдоль ряда винтерфелльцев прокатился недовольный шум, кольцо сжалось плотнее.
- Спокойно, - поднял руку коренастый. – Мейстера Колемона убил зверь. На его теле нет ни одной раны от оружия. Сдайте мечи и стрелы, и мы разберемся.
- Вы видели лютоволка? – Джон шагнул вперед, и Теон схватил его за руку.
Сноу не вырвал ее, и сердце забилось быстрее, боясь поверить даже в эту малость.
Внезапно кто-то вскрикнул, и плотный круг гвардейцев разомкнулся. К группе людей двигалось жуткое существо. Тварь преисподней в облике собаки из видений Теона. На клубящуюся чернотой шерсть не садился снег, а в белых, слепых глазах ходили тени, словно от пламени, спрятанного внутри чудовищного тела.
- Член Иного разорви тебе пасть! – со смаком выругался лорд Болтон.
Люди вскрикивали и расступались. Один полоумный юнец, оказавшись на пути пса, рубанул мечом по гигантской морде. Оружие прошло насквозь, не встретив никакого сопротивления. Парень качнулся вслед за мечом, с силой врубившимся в заснеженную грязь, и тварь распахнула пасть у светловолосой головы. Теон едва уловил, как это произошло: не было ни хруста, ни страшного крика, только чернота сомкнулась на белой худой шее, и обрубок безголового тела сразу лег под две мощный лапы.
Вокруг кричали и бранились. Рядом с чудовищем на добрый десяток футов не осталось никого. Крови около трупа не было – плоть у основания плеч выглядела обожженной до черноты. Сквозь ужас Теон почувствовал, как рука Джона судорожно сжала его собственную.
Чудовищное отродье уселось, обнюхало и лизнуло изуродованное тело. Язык походил на притухшее пламя, окутанное плотным дымом. Клыки обнажились по всей морде, а за огромной спиной шевельнулся клубящийся тьмой отросток. Теон мог поклясться, что тварь радуется. Хвастается добычей. Хочет подружиться с остальными. Или попробовать их.
Люди отхлынули еще дальше, а жрица, засияв улыбкой, пошла навстречу проклятому Псу.
- Не стоит сопротивляться воли Великого Рглора, - проговорила жрица нараспев и с нежностью положила руку на холку чудовищного зверя. – Мы слуги Света и не тронем жителей Винтерфелла, если они не тронут нас. Найдем нужную нам вещь и сегодня же покинем замок.
Какое-то время все молчали, потом коренастый капитан с усилием кивнул:
- Один день. Мы будем следить за вами. И держите это дерьмовое колдовство при себе.
Гвардейцы освободили им дорогу, и Мелисандра подошла к Джону. В ее движениях чувствовалось хищное торжество и уверенность в собственной силе. Отродье держалось рядом с ней с видом верного пса, огромная, клубящаяся тьмой грудь медленно поднималась и опускалась от дыхания.
- Найдем вещь? – вопросительно проговорил Джон.
Легким движением он вырвал свою руку из теоновой, но остался стоять рядом.
- Мы не уйдем без Призрака, Джон, - проникновенно ответила ему жрица.
- Я не собираюсь играть в твои игры, Мелисандра?
- Север снова занесен снегом, под ногами лед, а ты думаешь только о себе, Сноу. Может, правы те, кто считают тебя дезертиром? – в красных глазах внезапно мелькнуло презрение.
- Не смей, такое говорить. Только не ты и не здесь.
Джон бросил на Теона короткий взгляд, и лорду-командующему захотелось исчезнуть или хотя бы не стоять так близко, не слышать эти слова.
- Прости, лорд Сноу, - сразу мягко проговорила она. – Я погорячилась. Поверь, я готова помочь тебе. Но прошу хотя бы послушать меня, прежде чем принимать решение.
По лицу Джона пробежала тень сомнения, и он снова посмотрел на Теона. В серых глазах мелькнуло почти забытое детское выражение – напряженное ожидание насмешки. Бастард Сноу и наследник Пайка стояли между ними.
- Хорошо, - коротко бросил Сноу и отвернулся от жрицы.
- Пожалуйста, не слушай ее, Джон.
- Тебя мне точно не стоит слушать, Грейджой.
Теон чувствовал, что даже его молчаливое присутствие жрица ловко использует, но не знал, что сказать и сделать. Что вообще Перевертыш может противопоставить воли Владыки Света? Историю о том, как Старые боги говорили с ним, как дали ему поручение? Тогда придет очередь бастарда Сноу посмеяться надо мной от души.
Мелисанда торжествующе улыбнулась и потрепала по морде свою ручную Тварь:
- Пламя тянется к пламени. Найди во имя Рглора оружие, рассеивающее мрак.
Пес шумно вдохнул воздух и медленно, в раскачку, двинулся вперед. Джон и Мелисандра пошли за ним.
Теон растерянно оглянулся. Милорд пристально смотрел на него, вытянутая рожа Алина маячила за его за плечом. Поймав взгляд Теона, Рамси лениво усмехнулся – прекрасно понял, насколько беспомощным Грейджой сейчас себя чувствовал.
- А Сноу обзавелся опасной сучкой. Даже двумя опасными сучками? Надеешься справиться с ними языком?
- Ты поможешь мне? – спросил Теон внезапно осипшим голосом. – Или все станет хуже?
- Опять твои желания, Перевертыш?

URL
2015-07-07 в 21:22 

Лилули
Они снова приперлись к этим вонючим старковским криптам. Три года назад нужно было сжечь их или завалить намертво каменной трухой Первой Твердыни. Стоит отчего-то вовремя не избавиться, и оно при первой же возможности попытается тебе вставить конский член. Даже от мысли о спуске к этим гнилым гробам Рамси тошнило.
Когда в богороще недоумку Сноу повезло таки налететь на своего лютоволка, Рамси понадеялся, что на этом все винтерфельская тягомотина закончится, и он пристроит Теона в какому-нибудь темному теплом углу. Если не найдет более удобного места. Но вместо того, чтобы взять в охапку собственную псину, послать куда подальше траханную ведьму и валить на все четыре стороны, Сноу развесил уши и с унылым серьезным видом поперся за красной сукой и вставшей на след Тварью. И вот все они у крипт.
Рамси мог бы плюнуть на это пекло, хотя бы остаться наверху и Перевертыша оставить при себе. Лучше, правда, просто забрать его сладкую скользкую задницу и уехать. Недаром даже лютоволк рычал в черную дыру долбаного могильника и не стал спускаться, как его ни звал Сноу. Но после этих проклятых слов «ты поможешь мне» и растерянного взгляда Теона, в паху потяжелело, и он шел, как привязанный, за стройной фигурой в изодранном плаще и тащил за собой своих ребят. Знал, что если придется, отправится за Перевертышем и вниз.
Винтерфелл был местом, где его жизнь раз за разом превращалась в дерьмо. Сначала ему здесь понадобилась эта тварь из семейства кракенов, потом здесь же она выскользнула, и вот теперь он опять ее чуть не потерял. Или все-таки потерял?
Рамси до конца не понимал, что с ним происходит. С момента, как он в бешенстве пропорол Теону шею, внутри что-то надорвалось и отдавало болью при каждом движении. Все, что было потом, напоминало ему горячечный бред. Он болел так, живя еще на мельнице, когда черные бесформенные тени скользили под низкими потолками дома, под веками, отрывки каких-то слов толкались внутри головы и не давали уснуть. Он не понимал, кажется ему все это или происходит на самом деле, жив он или умер.
И сейчас было так же. Рамси убил Теона и умер сам. Это он знал наверняка. Но потом Перевертыш пришел к нему. Говорил с ним, позволил взять за руку, сам трогал его, гладил, садился на его член, словно мог хотеть этого так же сильно, как он сам, по-настоящему.
Когда Рамси думал об этом, все внутри него замирало от незнакомой тревоги, что это может оказаться не правдой, а предсмертным бредом. Боги, говорящие с Перевертышем, оборотень, обещающий ему королевство Севера. Откусывающие голову собаки. А лорд Болтон очнется в адской могиле, где земля забивает рот и будет вечность думать только о том, как ползают черви в глазницах его Теона, объедают его тонкие ноздри, забираются в горло. Куда член входил так глубоко. И милорд ничего не сможет изменить. Никогда.
А может, все, что произошло, - реальность?
Эта наглая лживая тварь крутила мной как хотела.
Трахала своего милорда, как свихнувшегося от похоти недоумка.
Заставляла бегать следом, выполнять желания и заглядывать в глаза.
Ничего не объясняя, пичкая его тупыми сказками…
Я выставил себя идиотом, когда сказал, что хочу только его...
и никого, ничего больше…

Если бы Рамси знал наверняка… Он бы схватил Перевертыша за горло и тряхнул, как следует, чтобы задрожали губы, и глаза налились слезами. Чтобы он знал свое место!
Нет, я не могу так сделать. У него может разойтись шрам,
и кровь опять станет вытекать слишком быстро.
А если все это сон?
От любого резкого движения он развеется без следа,
и я опять буду один…, в крови…
Слишком душно, чтобы выжить…

Мысли рвались в голове, сердце стучало, слабость не уходила, и Рамси бросало от ярости к отчаянию, от уверенности к сомнению. Он хотел сделать больно хоть кому-нибудь и не отрывал глаз от Грейджоя, надеясь угадать в его движениях, словах важную для него подсказку. Но крипты… Сучьи крипты пугали, как возвращение в место, где реальность, которую он желал для себя, может рухнуть окончательно.
- Ты идешь? – Теон обернулся к нему, замершему у входа. Голос был спокойный, но нервное движение рукой выдавало его.
- Это гнусная, набитая мертвецами дыра. Где ты мне так и не отсосал.
- Не успел. Ты, как обычно, слишком торопился пустить мне кровь, - хмыкнул Теон.
Обнаглевший ядовитый кракен. Перевертыш стал спускаться за Сноу и бабой говнюка, считающего себя Владыкой Света. Он – мой. Или я - его? Милорд махнул дредфортцам, чтобы оставались, и поставил ногу на ступень. Казалось, тени посмертного бреда обступили его плотнее. Все началось с проклятой ведьмы. Исполни его желание. И расхлебывай.

Псина, больше похожая на раздувшегося от какого-то черного ведьминого дерьма лютоволка, обнюхивала гробницы. Где красная жрица раздобыла это отродье? Родила что ли? Рамси отчетливо вспомнил, как под кожей вздувшегося ведьминого живота шевелились горячие черви. Она могла выплюнуть это чудище из волосатой жаркой щели, для колдуньи это не сложнее, чем превратиться в мельничное колесо. Он должен был вскрыть ее брюхо прямо там, у костра, а не смотреть в пламя и не верить ее сладким обещаниям.
Но ведь они – исполнились.
Псина запрыгнула на одну из дальних гробниц и растянулась на каменной плите, словно та согревала ей брюхо. Мелисандра стояла рядом с факелом в руке.
- Это здесь, лорд Сноу, - с восторгом произнесла она. – Меч победы. Он ждал тебя всю эту долгую зиму. Ждал, даже когда мы пришли сюда, спасаясь от мертвецов. Но его свет был скрыт от взора Владыки. И мы долго шли вслед за ложными кумирами.
- И кто же скрыл его, - недоверчиво спросил Сноу.
Бастарду явно было неуютно, свербело где-то, и он вертел по сторонам головой. А вот Теон смотрел на ублюдка неотрывно, слишком встревожено, что Рамси совершенно не нравилось.
- Меч скрыли Старые боги и призраки старковких королей, - быстро ответил Перевертыш. – Не трогай гробницу, Джон.
Мелисандра расхохоталась. Рамси поморщился – Грейджой сразу выкладывал, все, что знал или ему приходило в голову. Вонючка был лучше обучен.
- Уж не хочешь ли ты сказать, что Старые боги Старков поверили Теону Перевертышу свои тайны? – язвительно пропела жрица
Кракен почти умоляюще взглянул на Сноу, но тот даже не повернул голову. Весь он был прямой, напряженный - прям пыжился с тех пор, как вошел в замок.
- Лорд Сноу, Станнис предал Владыку и спрятал меч Великой битвы в гробнице, - Мелисандра опять запела своим грудным шлюшьим голоском, - Свет не проникал сюда, в это место смерти, и мы потеряли нашу святыню. Но, когда сила мрака и холода ослабла, пришло тепло, правда явилась мне со всей ясностью.
- Уж не в тот ли момент, когда ты раздвинула ноги на обеденном столе в Дредфорте, - не выдержал Рамси. – Ах, нет, прошу прощения, миледи. Вы же хотели получить Винтерфелл, и обещали сделать меня королем, еще до того, как я всадил член в вашу горячую влажную щель.
Сноу и Грейджой уставились на него. В глаза бастарда отразилось презрение. Правда, было приятно смотреть, как приоткрылся рот у Теона, как между разлета его бровей появилось легкая складка. Может, он ревнует, и это вовсе не сон? Болван! Ты уже готов лизать его дырку от радости!
Повисло молчание, и по холодному и высокомерному виду ведьмы, милорд понял, что сам облажался. Не проявил должного терпения – как сказал бы примолкший Русе.
- Джон, - сучка сделала шаг к Сноу и крепко сжала его руку. – Ты теперь понимаешь, что эти двое не просто так оказались здесь вместе. Они пойдут на любую ложь. Чтобы остановить Свет. Вернуть холод. И они не должны победить. Ни они, ни зима.
Бастард, надо признать, и на ведьму смотрел с сомнением, но все же кивнул, решил, что гробницу стоит открыть. Взглянуть, что там.
Если бы не Тварь, милорд бы убил кого-нибудь. Лучше все-таки ведьму. Рано или поздно она может отдать команду сожрать их всех.
Рамси никогда бы не подумал, что черная туша Твари может просачиваться в щели гробницы. Яркий факел Мелисандра воткнула прямо над ними, в кольцо каменной колонны, и зрелище было – не оторваться: чудище потеряло форму, растеклось вокруг постамента, кольца темных, словно кровяных, сгустков какое-то время дрожали, вились у надгробия, потом исчезли внутри.
Внезапно край верхней плиты приподнялся, накренился, и она с грохотом рухнула вниз. Каменная крошка брызнула в разные стороны.

URL
2015-07-07 в 21:28 

Лилули
Сноу с тоскливым видом уставился на расколовшуюся надвое, зеленую от времени каменную плиту.
- Это было неправильно. Я осквернил могилу предков, - проговорил он.
Скучнейшее существо. Грейджой никогда таким не был.
Впрочем, страдал бастард не долго, уставился на меч с простой кожаной рукоятью, слабо светящийся среди древних костей.
- Это и правда меч Станниса!
- Возьми его, Джон!
- Не делай этого Джон! Оружия чужих богов не должно быть на севере!
- Тебе лучше уйти, Грейджой, - насмешливо бросил Сноу. – Поговорить со Старыми богами.
Бастард поднял из гробницы меч, и тот ярко вспыхнул в его руках. Вид у него стал серьезный, как у долбаного святоши, а глаза превратились две здоровенные стеклянные бусины. Стальной блеск – так это называют менестрели. Похоже, меч как-то нехорошо влиял на Сноу, промыл последние сомнения в башке. Герою хотелось пнуть в яйца, чтобы тот согнулся и долго судорожно вдыхал воздух. А потом смешно ковылял, волочил следом блестящую железяку.
Теон же явно растерялся, быстрым движением вытер испарину на лбу и бросил напряженный взгляд на Рамси. Милорд твердо решил, что как появится возможность - обязательно убьет бастарда и снимает пару полос кожи со спины. Расстраивать Перевертыша - позволено только ему. А расправа вполне может считаться местью, к чему Старые боги, кстати, если мы с ними теперь заодно, всегда относились с большим одобрением.
И тут недоделанный лорд-командующий внезапно оттолкнул ведьму и направился прямиком на ублюдка с мечом.
- Джон, послушай меня, послушай меня хотя бы минуту. Я знаю, ты не веришь мне, я кругом виноват. Я предал Робба, захватил Винтерфелл, чуть не погубил Рикона. И, наверное, погубил Брана. Хотя, мне кажется, я говорил с ним. А потом стал командовать Дозором, хотя ничем не заслужил этого. Я знаю все свое дерьмо, поверь.
Сноу сделал шаг назад, опустил меч и нахмурился. Лживая сучка открыла рот и пыталась вмешаться, но Рамси схватил ее за локоть и дернул к себе. Перевертыш говорил горячо и забавно, щеки его покраснели. Он был красив, такой взволнованный, и милорду хотелось на это посмотреть. А еще он чувствовал, как горячо дернулся член в штанах.
- Но я пришел в Винтерфелл, потому что так хотели Старые боги. Они меня спасли, вернули имя, и я им кругом должен. Джон, подумай, оружию Рглора – не место на севере. Чем больше огня, тем больше требуется воды. Когда Великий Иной узнал, где находится меч, зима вернулась. За Стеной опять встают мертвецы. Ты понесешь пламя на север, и в ответ ледяная смерть хлынет на юг. Вспомни, как я смеялся над тобой, а ты все больше злился, а потом лез в драку. Действие и ответ, атака и контратака. Три года назад меч оказался в Вестеросе, и на севере появились упыри.
Вся эта горячо рассказанная история смахивала на долбаную правду. Окончательно окаменевший член не давал как следует обдумать все это, но Рамси отметил, что глаза у Сноу стали чуть менее стеклянными, хотя он по-прежнему хмурился, как безнадежно унылый ублюдок. Все же пара снятых со спины лоскутов сделала бы его интереснее.
- Не слушай его, Джон, - взвизгнула ведьма. – Он защищает своего Хозяина.
- А ты, Мел? Своего? – наконец-то разомкнул губы бастард.
Траханая красноглазая сучка вдруг повела рукой, и из-за темноты за каменной колонной появилась Тварь с бельмами вместо глаз и оскаленными клыками. Милорд только увидел ее, и уже знал, куда она прыгнет, словно приказали не ей, а ему. Он толкнул в сторону Теона, ничего не соображая от ослепившей его ярости. Он – мой! И двинул кулаком в раззявленную клубящуюся пасть.
Морда мотнулась в сторону, и Псина, жалобно заскулив, упала на брюхо. Рамси с недоумением поднял к глазам руку, совершенно целую, без единой царапины или ожога. Мелисандра смотрела на него с неприкрытой ненавистью. И тут он все понял.
- Мерзкая шлюха! В Дредфорте ты вынудила себя трахнуть, чтобы использовать семя Болтоном для этого колдовского отродья! Поэтому псина не может откусить мне руку? Своему…, своему… - от бешенства Рамси не мог закончить фразу.
Мелисандра молчала, совершенно окаменев. Зато Сноу уставился на шлюху со старковской брезгливостью.
- Значит, все-таки это не они врали, а вы, леди Мелисандра? – вдруг проговорил бастард и положил светящуюся железяку на край гробницы.
Та коротко рассмеялась.
- Возьми меч, лорд Сноу. Я служу Великому Рглору и, чтобы над миром воссиял свет, пойду на любые жертвы. Лучше возьми меч, Джон. Будь сильным.
- И какие жертвы нужно принести сейчас? Во имя силы и Рглора?
- Они перед тобой. Оба, - голос жрицы вновь стал бархатным. – Чудовище севера и Перевертыш. Они дадут силу оружию. Ты всегда хотел сделать мир чище. Он и станет без них чище, а ты – сильнее.
Она двинулась вокруг гробницы. Движения были плавными, завораживали – линии, изгибы и повороты. Она так же обтекала обеденный стол в Дредфорте, а потом он как околдованный трахал ее.
- Дети, Гренн, Пип, Грейджой и Болтон. Для тебя нет разницы между ними?
- Все они угодны Владыке Света, лорд Сноу. Все жертвы питают пламя.
- Все угодны, - повторил бастард и вытянул висящий на поясе меч.
Теон отступил назад, Рамси шагнул к нему и выхватил из ножен свой.
- Не этим! Возьми Светозарный! - крикнула Мелисандра.
Ведьма вцепилась длинными пальцами в край открытой гробницы и поддалась вперед. Глаза свихнувшейся сучки светились восторгом.
Бастард замер, глядя на нее, и вдруг ударил. За одно точное, почти неуловимое движение лезвие вошло ей в грудь. Красная жрица пошатнулась и захрипела, черная кровь хлынула из ее рта.
- Без тебя мир точно станет чище, - проговорил Сноу и отпрянул назад, выдергивая меч из груди колдуньи.
Тело тяжело рухнуло на каменный пол.
Адская псина издала утробный звук и прыгнула на тело жрицы, словно пытаясь защитить, вернуть ей жизнь. Все трое отступили назад. В темноту, за колонну. Перевертыш тоже решил вытащить свою железяку, и даже выглядел грозно.
Рамси не мог понять, что его больше достает: тяжелый член в штанах или Тварь за каменным гробом. Не душить же ее голыми руками. Прикасаться противно, не понятно, что у нее внутри.
За гробницей было тихо.
- Пекло, что ли они лижутся там с мертвой сукой?
Не выдержав тишины, милорд сделал несколько шагов в сторону и заглянул за край постамента. Тело жрицы исчезло, псина, увидев лорда Болтона, поднялась и лениво потянулась. Вид у нее был довольный, из пасти свисал чуть светящийся в темноте язык.
- Тварь сожрала труп, - громко сообщил Рамси, чувствуя, как влажные губы растягиваются от утробного удовольствия.
Будешь знать, шлюха, кого трахать.
- Я не должен был этого делать, – тут же запричитал бастард, и лицо его вытянулось.
Это было просто скучно.
- Пекло тебе в задницу, Сноу, а я подумал, что ты не безнадежно тупой.
Но Грейджой бросился к ублюдку с утешением, и Рамси сразу ощутил раздражение.
- Джон, перестань. Это было правильно. И еще… Гренн и Пип живы. Я встретил их по дороге в Винтерфелл.
Сноу подобрал-таки свою трагически удлинившуюся челюсть, но уставился на Перевертыша слишком уж пристально. Рамси решил на всякий случай подойти поближе. К тому же адская псина им явно не интересовалась.
- Я хотел бы тебе верить, Теон.
- Прости, Джон. Я…, я не видел Арью. Она никогда не была женой..., - Теон запнулся, сглотнул, но закончил: - Рамси Болтона. Эта была Джейни Пуль. С ней мы сбежали из Винтерфелла.
- Долбаный сученыш, - прошипел милорд.
- Почему ты вместе с ним? – Сноу не слишком уважительно кивнул в сторону лорда Болтона.
Раздражение постепенно перерастало в злость. Будто он был стеной для плевков. Невидимой шавкой. Перед глазами потемнело, ладони покалывало иглами от нетерпения, от желания сжать рукоять лезвия. Ты обманываешь сам себя. Тебе всего мало. Рамси прикусил губу, чтобы отвлечься от гнева.
- Это длинная и невеселая история, Джон, - Теон посмотрел на Рамси странным взглядом. – Думаю, тебе не нужно ее знать.
- Наверное, ты прав, Теон, - он помолчал. - Я просто хочу забрать Призрака и уйти.
Лучшее, - что ты можешь сделать.
- Да, уходи, - выдохнул Перевертыш. – Но тебе придется забрать и меч, унести его как можно дальше от Севера. Из Вестероса.
- Зачем? – нахмурился Сноу.
- Чтобы Хозяин Ночи не чуял угрозы, не тянулся сюда. Спал бы за Клыками Зимы. А на север вернулось лето.
- Может, ты и прав, - задумчиво сказал Сноу.
- Мне трудно объяснить тебе все, но я знаю это точно. Пожалуйста, Джон, унеси его.
- Хочешь, чтобы я отправился на юг в новый дозор, лорд-командующий? – усмехнулся Сноу.
- Не называй меня так. Я… сбежал из Дозора. И, думаю, у тебя сейчас тоже нет выбора. Прости. Этот меч был предназначен для тебя. Уже давно. И после того, как ты взял его в руки… Просто унеси его, Джон.
Пусть Сноу забирает свою сияющую штуковину и отправляется, как можно скорее и как можно дальше. А он заберет своего Теона в Дредфорт и будет… Все будет хорошо.
У Грейджоя теперь нет дозора и не будет Сноу.
У него остался только Рамси Болтон.

URL
2015-07-07 в 21:30 

Лилули
Мне очень жаль, но глава не вышла последней.
Но совсем последняя, будет совсем, совсем скоро))

URL
2015-07-08 в 12:02 

redraccoon
- Я не хочу, чтобы ты был моей жратвой. Я хочу, чтобы ты был моей сучкой. Похотливой сучкой. Мечтающей, чтобы я тебя трахал снова и снова. Я только этого хочу и ничего больше, Теон. Слышишь?
хорошо излагает

- Ты прыгал на мне, стонал и кончил. Тебе было хорошо. Я могу сделать хорошо. Ты всегда будешь кончать.
*рукалицо*

- А твой волк умнее тебя, бастард, - ядовито сказал Рамси. – Он хотя бы может отличить врагов от союзников. И не стоит перед колдунами на задних лапах. Просто перегрызает им глотку.
даже слабоумный Рамси умнее тебя, Незнайка

К группе людей двигалось жуткое существо. Тварь преисподней в облике собаки из видений Теона.
бэбиРамси!!!!!

С момента, как он в бешенстве пропорол Теону шею, внутри что-то надорвалось и отдавало болью при каждом движении
котик Т 3 Т

- Уж не в тот ли момент, когда ты раздвинула ноги на обеденном столе в Дредфорте, - не выдержал Рамси. – Ах, нет, прошу прощения, миледи. Вы же хотели получить Винтерфелл, и обещали сделать меня королем, еще до того, как я всадил член в вашу горячую влажную щель.
молодец, Рамси! так ее!

Может, он ревнует, и это вовсе не сон?
слабоумный котик Т____Т

Болван! Ты уже готов лизать его дырку от радости!
чувствуется в этом комменте здравый разум Папы

Герою хотелось пнуть в яйца, чтобы тот согнулся и долго судорожно вдыхал воздух. А потом смешно ковылял, волочил следом блестящую железяку.
поддерживаю

Бастард замер, глядя на нее, и вдруг ударил. За одно точное, почти неуловимое движение лезвие вошло ей в грудь. Красная жрица пошатнулась и захрипела, черная кровь хлынула из ее рта.
- Без тебя мир точно станет чище, - проговорил Сноу и отпрянул назад, выдергивая меч из груди колдуньи.

молодец, Джон
теперь ты стал хоть немножечко интересным

Пусть Сноу забирает свою сияющую штуковину и отправляется, как можно скорее и как можно дальше. А он заберет своего Теона в Дредфорт и будет… Все будет хорошо.
все-таки Рамси котичный котик
Т___Т


крутая глава
следующая будет про жили долго и счастливо как-нибудь?

2015-07-08 в 15:58 

Лилули
rotspecht, мда, подборочка вышла аддццкий слэш и трэш:facepalm:
И ведь правда. Пайду, спрячусь от людей
как-нибудь?
как-нибудь, когда-нибудь)))

URL
   

Лавочка разных разностей

главная