Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2015-01-22 в 19:46 

Лилули
rotspecht, ну если тебе так важно, то.... Если за последний хотя бы год были проблемы с мучным и сладким и основной рацион состоял из рыбы + нервическое состояние - то весьма стройна, а вес еще и от роста зависит. Но все временно. Если ситуация улучшится, она очень быстро станет прежней, так как обмен веществ не поменяешь, а ограничивать она себя не станет) Уолда толстушка изнутри себя)

URL
2015-01-22 в 19:51 

redraccoon
Лилули, ага
спасибо

2015-01-28 в 12:55 

Лилули
Желания людей и богов
Раньше, до войны, куда бы не отправлялся, Теон всегда торопился и подхлестывал Улыбчивого, который и так неудержимо рвался вперед. Даже Робб, жадный до ветра в лицо во время галопа, говорил, что Грейджой когда-нибудь сломает шею, если не будет смотреть, куда его несет. Но он только смеялся, что хорошая скачка стоит хорошо сломанной шеи. Не верилось, что жадно ждущий его мир может захлопнуться, что может случиться что-то действительно необратимое. И Теон не смотрел на дорогу, все его воображение было до краев наполнено тем, как он задерет юбку на смеющейся трактирной девке и получит свое. Жадно и весело.
А сейчас он волокся по дороге так, словно под ним была кляча в расцвете благородной старости. Как когда-то до Рва Кейлин. С некоторыми отличиями. У дезертировавшего лорда-командующего не могло быть знамени в руках. Даже белого. Но все еще оставался выбор, поэтому он оборачивался, смотрел, как в тягучих утренних сумерках тянулась широким обхватом громада Стены и чернели постройки у ее основания. Движение вперед тяготило. Накатывала тревога, и он натягивал поводья и закрывал глаза. Снова и снова объясняя себе, что он все делает - правильно. Или нет?
Ночью все произошло просто и быстро. Слова в записке Тормунду ложились одно за другим. Он собрался, скидал в сумки самое необходимое. Поговорил с Кареном короткими резкими фразам, глядя куда-то мимо его испуганных глаз, не вслушиваясь в вопросы, произнесенные срывающимся голосом. Он не думал, его толкала вперед слепая сила непонятной решимости. Он бежал. От своего кошмарного сна, откровенного, гнусного, похожего на правду, в которой никогда не хочется себе признаваться. От любых размышлений об ошибках и последствиях.
Но теперь в свете раннего утра, больше похожего на муть, отчетливо поднимающуюся из илистого озера, Теон потонул в сомнениях. Он принес свои клятвы, он обязан старым богам. Он знал, что ему делать завтра и на следующий день, чтобы Стена стояла, а королева знала, что происходит здесь, на севере. Этот мир был ему знаком. Но как он может найти Джона? Кто такой Джон, кроме как парень из прошлого, с которым Теон жил рядом несколько лет, теперь казавшихся ярким, но очень далеким от него сном. Разве его право – доверять неясным видениям? Его дело – спасать Джона Сноу?
Тебе нужен я, чтобы понять, ради чего ты живешь. Твое место.
Я сам разберусь.
И когда ты это делал в последний раз? Ты не разбираешь, ты делаешь, как сказано. Или точно наоборот. Так было всегда.

Руки сжали поводья, а конь нерешительно переступал копытами, чувствуя, что хозяин не может задать направление. Каурого пятилетку, ни чем не похожего на Улыбчивого, кто-то назвал Черный Брат. Когда с началом весны Теон стал ездить на нем, это казалось забавным – рыжая лошадь, названная черной и превращенная в дозорного, благодаря чьей-то причуде. Как и он сам. Сейчас на пути от Стены это звучало как ранящая насмешка. Кто из них двоих был большим Перевертышем?
Древний ясень с печальным выражением вырезанного лица притягивал взгляд. Отсюда старые боги всю зиму следили за подступами к Кротовому городку, могли видеть раненного Сноу, могли сказать Теону, где именно он должен искать. Но молчали, глядя мимо. А ворон, смотревший на Перевертыша сверху вниз, презрительно склонил голову и каркнул коротко и невразумительно. Явно не замечал во всаднике и коне ничего заслуживающего внимания. Теон усмехнулся – из них троих только птица обладала каплей здравого смысла. Лорд-командующий и Черный Брат топтались на месте в сомнениях и в ожидании знака свыше.
Знаки, полученные в Дредфорте, не оставляют сомнений. Приезжай.
Внутри полыхнула злость, Теон стеганул круп и направил каурого вперед. Тот дернулся, шагнул и, вытянув шею, двинулся рысью. Ворон с недовольным карканьем полетел в сторону Стены. Лорд-командующий ударил коня еще и еще раз, заставляя Черного Брата ускоряться по Королевскому Тракту прочь от замка Дозора. Рысь перешла в галоп.
Тормунд, наверное, уже получил записку и высказался громко и определенно на счет дальнейшего пути малыша Грейджоя. Разочаровывать его – дело последнее и опасное, поэтому поздно теперь возвращаться.


Кротовый городок был с точки зрения Теона местом очень и очень странным. Во время нашествия упырей казался неплохим убежищем от не слишком сообразительных тварей. Да и прорваться в подземелье совсем не так просто, как в открытую ветрам крепость. Люди хоронились тут до тех пор, пока хватало запасов, точнее пока их могли хоть как-то пополнять. Находились смельчаки, выходившие на поверхность, добиравшиеся до Черного замка и обратно, куда-то еще. В основном тенны. Теон в глубине души подозревал, что у них есть особые уловки, чтобы проскочить незамеченными мимо упырей. Но все же жизнь под землей без путей отступления, без возможности вдохнуть свежий воздух оказалась для многих невыносимой. Сотни из тех, кто выжил в первый год зимы, перекочевали в разные замки Стены. Алис Карстарк и Сигорн и многие из теннов, последовавшие за вождем, перебрались в Восточный дозор, надеясь рано или поздно отплыть в сторону Кархолда. И по весне, действительно, направились туда, правда, по суше.
У лорда-командующего было весьма приблизительное представление, о том, кто теперь населял Кротовый городок. Разный народ, мужчины и женщины. Он знал о подземном борделе, процветавшем там до зимы. Но теперь, когда в городке обосновались одичалые, правила могли поменяться. Хотя Карен как-то сказал, что слышал, как несколько братьев побывали здесь и вроде весьма успешно. Просто прихватили свой ужин – теперь все можно получить за еду. Особенно в этом нищем поселении.
Сколько под землей осталось теннов, так и не принесших присягу, сколько было других одичалых, оказавшихся там по воле случая или бежавших из замков Стены по разным причинам – трудно сказать. Он давно должен был разобраться в этом, тем более, что Черный замок все-таки делился продовольствием с ходоками из городка, которые уверяли, что под землей обитает около полусотни человек. Но столько ли на самом деле, никто не пересчитывал. Лорда-командующего больше беспокоило дыхание зимы по ту сторону Стены, чем два десятка оборванцев, никак ее не защищавших. Но путь Джона Сноу мог лежать только в эту сторону и, возможно, выжил кто-то, видевший и помнивший его и спутников.
Слева от дороги сквозь клочковатый утренний туман просматривались три приземистые постройки. Теон повернул, стараясь придать себе уверенный и спокойный вид, пусть даже в верхней части поселения не окажется ни души. Этот прием не раз помогал ему в роли лорда-командующего. Стоит с усилием выпрямить спину и поднять голову, как кажется, что принятое им решение и в самом деле единственно верное. Он усмехнулся, - забавно, как все поворачивается обратной стороной: сначала задираешь подбородок от бахвальства и глупой самоуверенности, а потом с усилием поднимаешь его же, чтобы вспомнить и вернуть хотя бы тень былых ощущений.
Над закрытой дверью ветер раскачивался фонарь, сдавленный с одного бока, словно на него упало бревно. Чуть поскрипывая, он казался единственным живым существом среди разбросанных вокруг склизких каменных обломков, сонных стен и слепых окон. Теон спешился и привязал лошадь к перекладине крыльца. Дверь открылась, оттуда выпала мятая щетинистая рожа, зевнула редким рядом гнилых зубов и прищурилась. Удерживая правильный разворот плеч, лорд-командующий медленно поднялся по ступенькам крыльца.
- Меня зовут Теон Грейджой, я…, - он споткнулся, но подумал, что в пределах Дара, он еще вполне лорд-командующий, выехавший по личным делам, а не дезертир.
- Командующий Черного замка? – сиплым голосом узнала сонная рожа.
Кивок вышел без заминки. Конь подтвердил коротким убедительным ржанием. После такой серьезной поддержки Черного Брата показалось не так страшно отправиться в бывший бордель в одиночестве и без возможности предъявить там что-либо посущественнее слов.
- Проходи, - дверь широко распахнулась, а взгляд жадно мазнул от капюшона до сапог. – Странно только, что один.
Комментировать это наблюдение было не разумно, и он просто вошел следом. За дверью была просторная комната с низко нависающими потолочными балками, практически пустая, если не считать стол, заваленную шкурами кровать и развешанные по стенам инструменты. Первыми бросились в глаза свежевальные ножи, потом скребки для выделки шкур. Теон поежился и с усилием перевел взгляд на удила для подледного лова, и дальше - на каменное и бронзовое оружие.
- Я здесь дежурю, остальные еще спят, - одичалый облизнул губы и осторожно добавил: - хочешь спуститься?
Похоже, думает, что командующий прибыл по определенным надобностям. Как бы мне хотелось его не разочаровывать.

URL
2015-01-28 в 13:08 

Лилули
По середине устеленного досками пола был грубо вырезан широкий квадратный проем, откуда шел тяжелый земляной дух. Неприятный, стягивающий внутренности в гудящий от напряжения клубок. Теон на мгновение закрыл глаза. Подземелья Дредфорта. Вход туда был расположен неподалеку от псарни в одной из старых каменных башен. Скрипучая двухстворчатая дверь с двумя косыми крестами проржавленой ковки. Круг широкой бронзовой ручки пробивает щеки раззявленных в крике ртов. Мужчина и женщина с двух сторон, лица искаженные мукой. Такой же страшный лик был и у чардрева, перед которым Теон принес свою присягу. А сколько клятв он произносил за страшными дверями Дредфорта, так честно из века в век предупреждавшими каждого о том, что их может ждать внизу. Когда его первый раз вытащили связанного, с разбитым лицом и болью во всем теле из телеги и бросили в грязь перед этими воротами, ведущими прямо в пекло, он с трудом разлепил заплывшие глаза. Потом смотрел, как вслед за лицами, покорными кольцам, медленно распахиваются двери, как открывается черный ход. Ощутив тяжелый запах подземелья, наследник Бейлона опустил голову и хрипло рассмеялся. От отчаяния, от невозможности того, что уже происходило с ним всю бесконечную дорогу, от злой решимости не поддаться, что бы ему не пришлось вынести. У меня тогда было плохо развито воображение и много не слишком нужных частей тела.
- Лорд командующий? – вопросительный тон. В этом одичалом было что-то отталкивающее, липкое, как в Скорняке, вечно играющим своим ножом.
Но в Кротовом городке темный спуск был просто спуском без дверей, знаков и обещаний. И даже запах напоминал не только Дредфорт, но и подземелья Черного замка, и крипту Винтерфелла. Много знакомых ему мест. Не понятно, что на него нашло. Я оставил Тормунда и Дозор, а чувство вины заводит мысли только в одно место. Теон тряхнул головой и двинулся к проему.
- Я спущусь. Мне нужно поговорить со старожилами.
- Что ж, - недоверчиво ухмыльнулся одичалый. - Иди за мной, я отведу в Городской Чертог. Чтобы поговорить.
Вслед за странным проводником Теон шагнул вниз и стал спускаться по темным от времени, деревянным ступеням, накрепко вбитым в землю множеством прошедших по ним ног. Десятью футами ниже в темном проходе плясали отблески пламени.
Подземные переходы оказались не такими тесными и неприятными, как это представлялось ему наверху. Почва здесь была каменистая, сухая, поэтому строителям не пришлось рыть слишком глубоко, и они не пожалели усилий для удобства: идущие навстречу могли легко разминуться, не давясь у земляных стен и не пачкая плащи. Над головой можно было увидеть ходы воздуховодов, закрытые тяжелыми решетками, но воздух все же был тяжелым, неподвижным, с запахами человеческого жилья. Здесь было довольно тихо, хотя то тут, то там слышались шорохи. Из бокового хода, загороженного дверью, пробивались приглушенные голоса, а где-то в отдалении - рокочущий храп.
- Я здесь давно, лорд-командующий, - вяло сообщил сопровождавший его одичалый. – Раньше, в начале зимы, здесь невозможно было дышать, но сейчас стало слишком пусто.
- Да, в Кротовом городке может жить гораздо больше людей, - бросил лорд-командующий, думая о своем.
- Больше было. Кто умер, кто ушел. Но еды и сейчас не хватает.
Теон промолчал. Не новость, что вам не хватает еды.
- Можно среди оставшихся отыскать парочку людей из тех, кто переселился сюда в самом начале.
- После того как Станнис разбил Манса?
- Ну да, когда зима только подступала.
Одичалый внезапно развернулся к нему лицом и широко ухмыльнулся. Луч света откуда-то сверху упал на сухие потрескавшиеся губы. Теон и его спутник стояли и молча рассматривали друг друга.
- Почему бы и не найти, лорд-командующий. Есть несколько, кто помнят Манса. А еще есть те, кто знает, что Стена многие годы вываливала дерьмо на головы вольного народа. Многие еще спят, но почти все они не выносят вороний дух. Стоит крикнуть погромче и вернуться обратно станет сложно. А лорд-командующий спустился вниз только с одним мечом.
Справа послышался шорох от невидимого движения, и пальцы потянулись к рукояти меча. Он мне угрожает. Здесь все угрожает. Не зря его коснулось предчувствие Дредфорта, когда он стоял у дыры в землю.
Я же говорил тебе, лучше сразу езжай в Дредфорт.
Лучше? Это даже не смешно, Рамси.
Ты знаешь там все. Каждый поворот, запах, дверь. Все, что тебя может ждать.
О! Вариантов было совсем не много: боль и унижение.
Ну-у, - голос в голове прозвучал обижено. – Я заботился о тебе и всегда давал подсказки. А теперь ты один. В незнакомом месте. И я не могу помочь.

Теон рассмеялся коротко и зло. Над лордом-командующим, так неосторожно попавшим в ловушку. Над Вонючкой, бесконечно вступавшим в безумные разговоры с милордом. Во рту чувствовалась сухость. Не место для стрел, тем более оставленных притороченными к седлу Черного Брата. И меч бесполезен, когда некуда отступать, даже если бы он владел им достаточно хорошо. Теон бросил короткий взгляд назад, прикидывая, сколько они уже прошли от спуска вниз. Но там, в ставшем вдруг узким проходе, виднелись контуры темных фигур. Как бы то ни было, это, слава богам, был не Дредфорт, и милорд очень и очень далеко. Они могут его только убить. Глупо. От нервного возбуждения насмешливые слова теснились на языке.
- И что будет, если вы получите мой меч? Нарубите дров в лесу или захватите Черный замок? А может заодно и сумеете накормить пятьдесят голодных ртов мясом одной костлявой вороны?
- Все может быть, лорд-поклонщик, – взгляд спутника стал откровенно наглым.
Справа и слева слышались голоса.
- Можно выменять командующего на телегу овощей с юга, гору лука и репы.
- Дозор и так делился с вами, чем мог.
Одичалый напротив захихикал. Его глаза ползали по Теону, как жадные до плоти упыри.
- Городской Чертог прямо здесь, – он повернулся и толкнул низкую дверь за спиной. – Проходи, ты же хотел просто поговорить. Как и все вороны. Слова, обещания, мелкие подачки.
За полукруглым проемом было что-то вроде созданной руками людей пещеры. В такой же он сидел прикованным у Варамира – стены покатыми земляными наплывами с выступающими острыми краями камней.
Пока я за тобой не пришел. И не снял с цепи.
Снял я сам себя. А ты меня только трахнул.
Только? Тебе вроде понравилось.

Упираться было глупо и бессмысленно, и Теон, чуть наклонив голову, шагнул во внутрь. По стенам горело несколько факелов, закрепленных в каменных кольцах. По углам большого зала уходили вверх широкие воздуховоды.
Столы, скамьи и пучки травы под потолком с широкими, уходящими в землю балками. Все было таким черным, словно протянуло не одну долгую зиму без даже редких прикосновений человеческих рук. Огромный склеп Кротового городка.
В коленях появилась предательская дрожь. Пытаясь отвлечься от волны страха, Теон медленно прошел вдоль стены и развернулся. Вслед за ним один за другим входили одичалые. Оборванные, угрюмые, распространяющие отчетливый запах пота и мочи. Многие были обмотаны в давно не стираные шкуры и шерсть, кое-кто носил бронзовые доспехи. На поясах были в основном костяные ножи. Не успели подготовиться. Того, кто встретил его наверху, Теон на мгновение потерял из виду.
- Говорят, на ваших столах дымится жаркое и пирожки из заморской муки, а у меня целый год кровоточили зубы, - проговорил один из вошедших, шагнул к лорду-командующему и угрожающе наклонился вперед. Из его рта, действительно, отвратительно воняло.
Теон оскалился на весь ровно подогнанный ряд. Отчаянно хотелось забиться в угол и одновременно облегчить страдания парня ударом кулака справа. Жаль, что нет ни загороженного угла, ни полного комплекта пальцев, и удар не решит разом все проблемы одичалого с зубами. Теперь ты понимаешь, почему я воспользовался молотком, дружок. Теон тряхнул головой, стараясь избавиться от бесконечно преследующего его Рамси Болтона.
- В Черном замке много свежего воздуха и пустых келей, но вы остались ползать под землей. У червей, как известно, нет зубов.
Оборванцы возмущенно зашумели. Это было глупо, так глупо… Он не смог сдержать слова наглеца Перевертыша, хотя должен быть осторожнее. Воспаленные глаза напротив метнулись в сторону, и ублюдок жадно облизал губы. Сердце отчаянно стучало.
Подземелья… Это очень плохое место для Теона Грейджоя.
Вот и заткнись, и вспомни мои уроки, думай над каждым словом.
Сам заткнись и дай мне подумать.

- Когда-то Старые боги принимали жертвенную кровь, и лето возвращалось быстрее, - лениво произнес кто-то из глубины.
Теон молчал. Борясь с приступами слабости, он старался собраться, напрячь каждую мышцу и найти другие, правильные слова.
- Кровь Перевертыша – не лучший способ ублажить Старых богов, - напряженно прозвенел женский голос.
Теон всмотрелся. Группа у входа и впереди тоненькая фигурка с беспорядочной копной каштановых волос. Кожаные штаны, широкий ремень и пустые ножны на бедре. Он знал эту девушку, а она знала его. Точнее Вонючку, нарезавшего круги по заснеженным стенам Винтерфелла. Теон видел письмо Рамси, адресованное Джону. Слова о шести копьеносицах, из кожи которых скроили плащ для плененного Манса. Они отдали шкуру за фальшивую девку. Он предупреждал, а они не поверили. Это был их собственный выбор и его тоже. Дженни была где-то далеко в тепле и за морем, и Теон не жалел, но чувство вины затеняло воспоминания о побеге, об Абеле и его прачках. Впрочем, как и большинство его воспоминаний. Сомнений не было, и сердце пропустило удар – перед ним была Белка. И глаза ее пылали яростью.

URL
2015-01-28 в 13:26 

Лилули
Бесконечное мгновение они смотрели друг на друга. Маленькая и худенькая Белка и Перевертыш, не понимающий, что ему делать. Она взвизгнула и метнулась к нему. Теон только успел вскинуть руки, а девка уже влетела в него, ударила всем своим маленьким телом. Упала почти сверху, подпрыгнув в последний момент броска. И Теон не устоял, рухнул спиной назад, врубившись головой на какую-то лавку. В глазах потемнело. Он пытался оттолкнуть прицепившееся к нему тело, но Белка обхватила его ногами и обрушивала на плечи, шею, лицо удар за ударом. Вокруг шумели голоса.
Теон не чувствовал ни гнева, ни ярости боя, только растерянность. Нелепость всего, что с ним происходило. В рот лезли чужие волосы, а тонкие запястья, которые он пытался удержать в раскинутых руках, выворачивались и выскальзывали. Захват левой был вообще бесполезен.
- Прекрати! – крикнул Перевертыш, не решаясь ударить в красное от гнева, почти девчоночье лицо.
И тут она вцепилась зубами в шею. И Теон вскрикнул от резкой боли.
- Давай, девка! – весело гаркнул кто-то.
На шее стало мокро, не много, но ощутимо. В плечо впивался острый угол какого-то деревянного хлама, и самое время было перестать кувыркаться на полу с возбужденной девчонкой на глазах большого количества еще более возбужденных мужчин. Слава богам, хоть Рамси помалкивал.
Теон ухватил волосы и дернул за них, одновременно разворачиваясь, разрывая захват ног. Она потеряла равновесие, и он поддал ей в бок локтем. Девка оказалась за спиной, и лорд-командующий приподнялся на земляном полу, нащупывая рукоять меча. Свобода была недолгой. Белка взвизгнула и опять оказалась на нем верхом, только теперь на спине. Чужие ноги сдавили шею. Сильно, умело. Дыхание перехватило. Он попытался вырваться, вскинул руки, перекатился на спину. Но она как прилипла, вцепилась в волосы и давила, давила.
Захват ногами прачки Абеля - серьезная сила. Шея Теона Перевертыша с таким ногами не сравниться.
Он судорожно пытался вдохнуть воздух. Становилось все тише и темнее. Беспорядочно мелькали обрывки мыслей.
Лорд-командующий умер между ног у девки… Если бы у меня был член, такой смертью можно было бы гордиться... А так… Посетил Кротовый городок… Что скажет Тормунд?
- Оставь его, сука! Прочь! Немедленно все отошли!
Теон едва услышал слова. Милорд? И последний, чуть отставший клочок сознания покинул его.


Сначала он почувствовал свое тело, и только потом услышал звуки. Глаза открыть было страшно. Что за этим последует, он никогда не мог предсказать: удар, лезвие или легкое, почти заботливое прикосновение. Мысленно скользнул по коже, пальцам, ощутил анус.
Это не я, идиот.
Действительно, только шея горела огнем и ныло лицо. Дрожь пробежала по телу, и лорд-командующий сразу вспомнил свое позорное поражение. Впрочем, ему ли считать это позорным.
- Тупая сучка! А остальные? Скормили свой мозг червям, сидя в норах!
Голос был сильным, низким и довольно властным. Теон разлепил ресницы и скользнул взглядом по собственному бедру. Меч все еще был в ножнах. Он сам то ли сидел, то ли лежал – трудно было понять. В спину что-то упиралось, рука неловко подвернута – как кукла Арьи, брошенная в углу.
- С каких пор ты стал защитником ворон, Хеллек.
- С тех пор, как вы настолько глубоко зарыли головы и задницы в землю, что не отличаете залетную ворону, от лорда-командующего всех ворон? Да и залетную трогать нынче не стоит. Что мне следить за каждым из вас!?
- Это трусливая гнусная тварь Перевертыш – их командующий? Да это у них черепные коробки насквозь промерзли!
Умная девушка эта Белка. Надо бы ее отправить советницей к Дейенерис. И Теон медленно обхватил рукоять меча.
- Не удивительно, что всю зиму упыри мимо них валили, как мимо пустого места. Белка и без оружия их главному поклонщику не слабо надавала.
На этом месте лорду-командующему стало обидно и за себя и за всех остальных промерзших на Стене, хотя почему именно он бы не смог сформулировать. Зато смог одним плавным движением приподняться и вытянуть меч. Шелестящей стальной звук заставил обернуться к нему всю существенно поредевшую группу воинственно настроенных одичалых. Перевертыш отступил назад, держа свой короткий меч чуть на отлете. Всклокоченную Белку отогнали к самому выходу, но даже оттуда она пыталась вгрызться в него глазами и аж шипела от злости.
- Лорд-командующий, убери меч, больше никто не полезет.
Тот, кого назвали Хеллеком, стоял между ним и ощетинившимся десятком оборванцев. Высоченный, как разметочный столб на поле, с тяжелой челюстью и клочками пегих бровей над близко посаженными глазами. От одного взгляда на эту громадину Теон снова почувствовал слабость в ногах. Если такая колокольня тоже решит на меня прыгнуть, то переломится и меч, и выставленная рука. Можно будет больше не заботиться о нехватке пальца. При таком раскладе все части тела казались ладными и полезными, и Теон тихо вздохнул в глубине своей нетвердой души. Драка с этим вожаком - это не тот вариант, на обдумывание которого стоит тратить время.
- У меня слишком болит шея, чтобы я смог легко поверить в обещания.
Хеллек обернулся назад, словно пытался сам понять – стоит ли доверять его словам. От сгрудившихся тел сочилась едва сдерживаемая угроза. Теон с отвращением смотрел на урода, встретившего его сегодня наверху. Тот опять облизывал губы, а еще медленно потирал горло, словно воображая чужое удушье. Я бы удовольствием помог ему с шеей, хотя бы самую малость.
А ты отчаянно смелый, Вонючка.
А он слишком похож на тебя, Рамси. Такой же ублюдок.
Не ври. Последний раз ты с удовольствие обнимал мою шею. И с зубами у меня все в порядке… Ох, извини…

Хеллек между тем не был склонен к особенно долгим раздумываниям.
- Сейчас выйдут все, кто не хочет иметь дело лично со мной.
Одичалые помедлили, издавая недовольные звуки, но скоро один за другим исчезали в туннеле.
- Можно, я останусь, Хеллек? - в голосе Белки звучал вызов. – Я не полезу, но знаю, что он такое. Может помогу.
- Уже помогла. Если после этого он захочет тебе вставить, я сам подержу. А пока сядь в угол и засунь свое помело между ног. И больше никаких драк.
Белка фыркнула, видимо не поверив в угрозу. Умная все же девочка. Теон опустил меч, но не двинулся с места.
- Теперь мы можем спокойно поговорить, лорд-командующий? - волосяной нарост над глазами вопросительно поднялся вверх.


После Дредфорта спуск в под землю долго сопровождался нарастающей безотчетной тревогой. Казалось, в любое мгновение одна реальность может обернуться совсем другой. Словно ты между мирами и разными жизнями, они рядом, трутся друг об друга, и любой поворот головы, неверный шаг в сторону вдоль темных неровных стен забросит из переходов Черного замка в подземелье кровавого царства Болтонов. Долгие месяцы это ощущение сковывало напряжением шею и плечи, и Теон ходил по каменным норам Ночного Дозора быстро, не оглядываясь, не бросая взглядов по сторонам, стараясь двигаться точно посередине. Я боюсь даже шороха под собственными ногами – он признавался себе этом, но был не в силах стыдиться. Три года зимы стерли ощущение кошмара, который может таиться за любым темным поворотом. Или задвинули в самую глубину сознания. Но звуки… От этого ему, наверное, никогда не избавиться.
Там в темноте ужас приходил вместе со звуками: тяжелыми шагами, глухим голосом, поворотом ключа, первым скрипом, еще таким далеким, таким безопасным. А потом врывался в Вонючку его собственным обжигающим криком и чужим резким смехом, шепотом у самого уха, отвратительным хлюпаньем плоти. Он так привык вслушиваться в темноту, что с какого-то момента стало казаться, что тишины под землей не бывает, что-то живет, дышит в толще каменистой почвы, ворочается безгласными историями чьих-то страданий.
И сейчас, чувствуя себя в ловушке, Теон не мог перестать напряженно прислушиваться. Хеллек, приглашающий жестом присесть, кусающая губы Белка не тревожили так, как нечто, чего он не видел за низкой дверью, но что могло приближаться медленно, с усмешкой на влажных полных губах…
Ой, только не начинай, дружок…
Теон тряхнул головой и провел ладонью по глазам, словно это могло стереть завесу наваждения.
- Нападать на командующего Стены в нашем положении не разумно, - проговорил Хеллек, и его кривая улыбка, видимо, означала извинение.
- Да уж, - Теон усмехнулся в ответ также криво только не одичалому, а упырю в голове и с усилием над собой вложил в ножны меч.
- Зачем ты здесь, да к тому же один?
- Поговорить.
- Давай поговорим.
Одичалый уселся на грязную скамью у стены. Теон секунду посмотрел на его согнутые в коленях и свободно расставленные ноги и устроился напротив, руки осторожно опустил на бедра.
- Белка, у нас найдется, что выпить мне и нашему гостю?
- Разве что настойка из червей, но для него я бы и червей пожалела?
- Злая девка, - хохотнул Хеллек. – Но похоже правду говорит: пить нечего, да и жрать тоже. Так что придется так разговаривать.
Теон облизал сухие губы, он бы не отказался и от обычной воды, но не было никакой уверенности, что и ее добрые жители нор не отстаивают в червивых кадках. Готовятся. Вдруг заявится Теон Перевертыш или кто другой из Дозора.

URL
2015-01-28 в 13:39 

Лилули
- В начале зимы на лорда-командующего Джона Сноу было совершено покушение. А потом он исчез из Черного замка, а с ним трое дозорных и женщина, которую называли красной жрицей, - спутница претендента Станниса Баратеона.
Хеллек нахмурился на это очень официально произнесенное сообщение.
- Да, я слышал об этом. Но мы и тогда не вмешивались в дела Черного замка.
- Только слышал? – переспросил Теон.
- А что еще я должен был делать? Сам воткнуть нож ему в брюхо? Я не стал бы даже за свою бешеную сестренку, убитую вами. Среди поклонщиков ваш Сноу был не худшим.
- Нет, я не об этом, - Теон чуть наклонился вперед, хотя надежда отыскать хоть какой-то след унылого бастарда в Кротовом городке почти растаяла. – Их путь должен был лежать по Тракту мимо вас, а зимой… трудно пройти мимо такого убежища. Возможно, они спускались. Возможно, их кто-то видел…
- Нет.
- Но возможно…
- Возможно кто-то трахнул меня в задницу, а я не заметил. Нет, их здесь не было.
Теон выдохнул. Какие ответы он может надеяться получить у людей, чья любезность легко и быстро простирается до удушающих объятий?
Я бы снял кожу с каждого, кто не любезен с тобой, лорд-дознаватель
Начни с себя.
Неправда, я всегда был любезен, а вот ты – нет.

Теон медленно поднялся.
- Тогда я извиняюсь за беспокойство. Надеюсь, меня никто не станет здесь удерживать?
- Зачем тебе Джон Сноу, Перевертыш?
Она не задала, а выплюнула вопрос. Ее гнев нисколько не поутих за все время, пока Белка нетерпеливо топталась у стены. Похоже, очень надеялась прыгнуть еще разок – в Кротовом городке не разомнешься любимым лазаньем вверх и вниз, да и шеи наперечет.
- Действительно, зачем? – Хеллек сверлил его взглядом.
Теон отвел глаза, рассматривая доски стола и свою руку на них, так и оставшуюся в перчатке. Зачем? Вопрос, на который он не мог ответить даже сам себе. Джон ему не был нужен. Совсем. И дело не в том, что сероглазый парень был больше молчаливой тенью прошлого, чем другом или, как он хотел бы, но не имел права называть Робба, – братом. Тенью осуждающей. Словно уже тогда знал, как все обернется.
Но все равно. Когда Перевертыша везли на Стену, он ждал этой встречи со страхом и нетерпением, с болезненным возбуждением. Джон был чем-то вроде возвращения к себе самому, побегом от Вонючки, пусть даже побегом на плаху. Но потом… Все случилось совсем по-другому. Его имя, его жизнь вернулись без Джона, и тонкая связь оборвалась, потерялась в лабиринте событий. Встретиться с Сноу сейчас все равно что расковырять зажившее. Так уже случилось с Рамси Болтоном, свежий отпечаток которого сомкнул трехлетнюю пропасть и вытащил на поверхность все загнанное и запертое глубоко внутри. И теперь они снова лицом к лицу, и эти разговоры и сны…
Что принесет встреча с Джоном? Встреча с грузом прошлого и настоящего, с тяжестью незаслуженного места Перевертыша на Стене.
- Старые боги, - сказал он тихо. – Они сказали мне, что я должен найти Джона Сноу.
- Старые боги не станут говорить с таким, как ты, - сразу бросила Белка.
- Да. Наверное, не станут.
Они помолчали.
- Девка, пойди и принеси нам горячий отвар. А ты сядь, Грейджой.
Теон сел. Хеллек молча рассматривал его и жевал губы. Даже мощный хлопок двери не изменил его позы и странного выражения лица. Он словно собирался с мыслями, искал слова.
- Сноу исчез с красной жрицей, а теперь Старые боги напоминают тебе его имя?
Теон кивнул и пожал плечами, он не видел здесь связи, просто…, просто иногда боги говорили с ним. Или ему это только казалось. В общем-то Белка права.
- Я преклонил колено перед Станнисом и его богом. И его красной колдуньей. Не было особого выбора. Моя сестра была злой, жестокой, но она бы никогда этого не сделала. Это не тот бог, которому может служить народ севера, вольный народ, если не хочет превратить свой дом в бескрайний могильник. Так говорила моя бабка и некоторые мудрецы, которые еще помнили историю огненного меча.
Теон внимательно слушал, пытаясь понять, о чем говорит одичалый и как это может помочь ему в поисках. Хеллек почесал подбородок, его затянутое в кожу колено выглядывало сбоку от стола и слегка раскачивалось. Эта тема беспокоила одичалого. Почему?
- Но ведь Рглор не причина зимы и упырей. Он скорее оружие против них.
- Это как посмотреть, Теон Перевертыш. Плесни воду на раскаленное железо и пар может обжечь руку. Красной жрице не место на севере. Как и поклонщикам, пришедшим с юга, тем, кто слишком вольно играет с богами. Они принесли беду вольному народу. Мертвецы, смерть впереди и сзади и голод. Все, кто знают это, ненавидят вас.
Все это звучало бессмысленно. Теон уже слышал подобное и видел в этом только желание найти виновных, уверенность в своих особых правах и оправданных обидах. Но не чувствовал в себе права на отповедь и поэтому молчал.
- Но при чем здесь Джон, Хеллек?
- Жрицы таких богов служат только своим богам. Для них нет братьев, сестер, друзей, они не станут просто спасать чью-то жизнь. Сноу нужен ее богу и значит, он нужен Хозяину.
- Хозяину?
- Тому, кто спал в сердце зимы, пока его не растревожили чужие игры и жрецы.
У Теона вспотели ладони, - воспоминания и догадки спутывались в один клубок. Он закрыл глаза. Мгновения чужой жизни, ставшей его собственной. Призрачной, ненастоящей, как бред во время лихорадки. Великий Хозяин вел его сквозь холод и смерть, он питал его теплой кровью и наполнял смыслом жизнь. Найди! Убей! Ты должен! Он чувствовал в Хозяине могущество ветра, льда, непостижимость высокого, выстуженного созвездия Колыбели. Он вплетал свои ощущения в странные фигуры из гибких, оттаявших в тепле рук веточек.
- Около двух месяцев назад я встретил одного… одно существо. Он говорил о Хозяине. Его звали Варамир.
- Шестишкурый? – Хеллек весь напрягся. Глаза его лихорадочно заблестели.
- Да. Он так назвался.
- Колдун. Могущественная животная магия. Если он – орудие Хозяина. Значит ему что-то нужно в мире людей. Или кто-то.
- Варамир мертв.
- Мертв? – усмехнулся Хеллек. – Варга, служащего Хозяину практически невозможно убить обычным образом. Владыка Иных вернет такого служителя к жизни, пока он ему нужен…
Ну чем я не Великий Хозяин, Вонючка? Я всегда возвращал тебя к жизни.
Не сейчас.

Теон потер виски. Все это было слишком сложно. Магия Иных и Рглора, красная жрица и Варамир, и Джон, который нужен Богу Пламени или Владыке Холода и… опять Варамиру? Ты знаешь… драконью кровь. Кто он? Он знал Джона, но при чем здесь кровь драконов и…
- Старые боги велели найти Джона, не Рглор и не…
- Слишком много богов, Теон Перевертыш. И их служителей. Теперь и ты один из них.
Они смотрели друг на друга и молчали. Теон чувствовал, как все в нем окаменело от нехороших предчувствий. Он ничего не знал о магии и религии, не читал книг с древними сказаниями и пророчествами. В нем не было ни мудрости мейстеров, ни даже высокой образованности лордов. Оружие, сражения, охота, а потом запасы, расходы, доходы, подсчеты и карты – все эти познания теперь выглядели жалкими и смешными.
Дверь хлопнула, и запахло заваренными травами. Белка шваркнула на стол толстые глиняные чашки, так что половина содержимого теоновой выплеснулась ему на штаны. Но вторая половина осталась, и он с торопливой и позорной благодарностью выпил ее в два больших глотка.
- Что же мне делать, Хеллек?
- Искать Джона Сноу, оставляя север за спиной. Он должен быть где-то на краю тепла. Рядом с красной жрицей. Она не спасает его. Он – ее орудие, а война еще не закончена.
- Но ты же считаешь, что Рглор – это зло?
- Да. Поэтому я бы нашел и убил Джона Сноу. И тогда зима окончательно отступит.


Черный Брат ждал его у выхода, в нетерпении переступая ногами. Было удивительно тихо и спокойно. Солнце медленно сочилось сквозь тучи и крошечные редкие снежинки висели в воздухе – такие легкие, что ничто их не притягивало к земле. Каменистые поля и холмы вокруг выглядели выцветшими, как на старой гравюре. Боги следят за нами, заставляют нас идти только к им ведомым целям.
Теон запрыгнул в седло и Черный Брат сам повернул в сторону Тракта.
- Перевертыш!
Теон обернулся. У распахнутой двери стояла Белка. Серая стянутая ремнем куртка, за плечами мешок и колчан стрел.
- Я поеду с тобой.
- Чтобы меня убить? – невесело усмехнулся он.
- Боишься меня?
- Да, - признался Теон. – Боюсь получить кинжалом в спину. Он теперь в твоих ножнах.
Затолкать член ему в глотку ей вряд ли удастся, да и зубы все сломаны.
- Ты обманул нас. Заставил моих подруг умереть за фальшивую Арью.
- Я позволил вам сделать то, что вы сами хотели. И не жалею. И потом вы просто не стали бы слушать такого как я.
Вам и вашим прачкам не спасти Арью, Абель.
Не тебе решать, мой принц, не тебе. У тебя не большой выбор. Ты можешь только согласиться или отказаться помочь.
«Умереть сейчас или позже»

- Я не убью тебя. Но ты должен мне и моим подругам, поэтому тебе придется искать Сноу вместе со мной.
Теон рассмеялся и поддал Черному Брату. От Стены ему недалеко удалось уехать, а день уже был в самом разгаре.
- Перевертыш, - в голосе помимо злости звенела обида, почти детская. – Возьми. Я расскажу тебе, что случилось в Винтерфелле после того…
Не надо, не бери эту девку. Она лживая шлюха.
А ты? По-моему, это ты написал, что убил и ободрал всех копьеносиц.
Надеешься еще кого-то найди, кроме Сноу?
Надеюсь на что-то.

Он удержал коня и развернул его вполоборота. Белка взлетела в седло за спиной легко, как на стену или… его шею.

URL
2015-01-28 в 22:48 

Оу. Русе в голове Рамси, Рамси в голове Теона. Теон в голове... мб, Джона?
И новый недопейринг Теон/Белка. Как все вкусно)

URL
2015-01-28 в 23:26 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Отличная глава, спасибо! Теон такой молодец, пытается жить своим умом, несмотря на всяких...соседей в голове :)
И девушка....у него появилась спутница, как интересно :eyebrow:

2015-01-29 в 16:09 

Лилули
Гость, Русе в голове Рамси, Рамси в голове Теона. Теон в голове... мб, Джона?
мда..., звучит как-то... с перебором :facepalm3:
просто не знаю, каким приемом еще выразить.., ну когда кто-то незримая часть тебя, нечто, что нужно переварить в себе, встроить. Ну или избавиться - вырезать, запереть глубоко. Теон бы это может и сделал, если бы Рамси умер, исчез. Возможно он попытался, но тут весна и и вот он - демон, от него не отмахнешь, их дороги могут пересечься в любой момент. Ну вообще все не просто). Поэтому приходится переваривать.
Но только теперь, вернув свое имя и жизнь, Теон инстинктивно пытается, как бы в предчувствии возможной встречи - завывания в Дредфорт, взять над ним, над своими страхами вверх.
Рамси вот только с Русе разговаривает. Но для него хоть что-то царапающее - это прогресс. Вонючку переваривать не надо - он отражение. А Теона он не знает, он может и рад его услышать, но ведь не допирет, что тот может сказать, поэтому остается биться от стену картинок в голове))
Поэтому у Джона никого не будет.
А за вкусно спасибо))
#Mouse#, очень рада, что читаешь))
И девушка....у него появилась
боюсь, она полна презрения и гнева. Ему на Стене повезло. Так завертелось, что всем было не до чморения Перевертыша. А после того как бок о бок, да пуд соли, уже по-другому на человека смотришь.
А тут.., подсадил он себе бочонок дегтя *____*

URL
2015-01-29 в 20:56 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, очень рада, что читаешь))

Еще бы я не читала! Каждая прода - как бальзам на сердце :)

она полна презрения и гнева.

Интересно, возможно ли для нынешнего Теона завести отношения с девушкой? С его отношением к женщинам в прошлом и с Рамси в анамнезе?

2015-01-30 в 00:18 

ron y miel
Лилули, О, куда забрел Теон! Не ожидала от него такой решительной смелости. Кротовый городок довольно подозрительное место. Мне понравился там этот Хеллек, интересный персонаж, я думала, что случится какая-нибудь жопа! И внезапная встреча с Белкой тоже понравилась) на мгновение я подумала, что это Джейни, которая очень изменилась за лето зиму))

2015-01-30 в 11:56 

Лилули
#Mouse#, завести отношения с девушкой?
не знаю, какие ты имеешь ввиду отношения. все-таки есть э-ээ-ээ технические сложности :shuffle:

*Janos*, :dance2:
Не ожидала от него такой решительной смелости.
ну он все же не прирожденный трус и боится не всего на свете, хотя Рамси и взрастил в нем чувство уязвимости ))
что это Джейни, - крутая у тебя фантазия :wow:

URL
2015-01-31 в 23:29 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, Я скорее имела в виду "влюбиться" :)
Что касается технических сложностей, тут, конечно, боль и печаль, но кое-какие возможности всегда есть)

2015-02-01 в 11:52 

Лилули
#Mouse#, но кое-какие возможности всегда есть) ну-нэ-знайю.
Секс все же важная часть отношений. А все эти кое-какие способы и возможности - постоянное напоминание о неполноценности. Лучше уж честный гомовариант, когда ты можешь полностью удовлетворить и быть удовлетворенным. Не думаешь, что навязал кому-то свою инвалидность.
А так, пока я не увидела этот страшный резак в сериале, еще надеялась ..., что Мартин не съехал окончательно... в тему стерилизованных героев, и считала перспективной парой в ситуации поствонючкинского Теона - Джейни))

URL
2015-02-01 в 14:10 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Лучше уж честный гомовариант, когда ты можешь полностью удовлетворить и быть удовлетворенным. Не думаешь, что навязал кому-то свою инвалидность.
Похоже на яойную идею о том, что уке член не хужен. Их в манге даже не прорисовывают часто за ненадобностью. Будит много вопросов.)) Типа, правда ли, что пассивным геям (допустим, самые-самые убежденно пассивные, которые ни разу в жизни не менялись ролями) не нужен член, а их партнерам - партнер с членом. Или, если женщина предпочитает радикальный фемдом со страпоном, но без проникновения члена в нее, канает ли чувак без члена.
Я лично думаю, что это в любом случае секс с искалеченным человеком, невзирая на половые различия (которые не для всех четко привязаны к постельным ролям, физиологическим и эмоциональным), просто кого-то это может не смущать.

2015-02-01 в 14:24 

Лилули
Vinylacetat, любом случае секс с искалеченным человеком, невзирая на половые различия - это да. Но хотя бы нет ощущения, что ты сам конкретно недодаешь. Мне это почему-то кажется важным. Уж не говоря о сложностях оплодотворения - если речь о каноне и средних веках.
Да и половые различия в таком же обществе (без качественных страпомов))) чаще всего и большинство смущают. Если ты, конечно, в принципе и сам не выпадаешь из всего принятого и традиционного))

URL
2015-02-01 в 16:57 

redraccoon
Лилули,
я прочитал!
твой Теон отличный персонаж
жутко интригует его передвижение
Рамси-в-голове наглое создание
внезапно понравилась Белка

2015-02-01 в 17:17 

Лилули
rotspecht, спасибкин)
жутко интригует его передвижение - направление мне кажется очевидным))
Рамси-в-голове наглое создание
- можно подумать в жизни сама скромность: З

URL
2015-02-01 в 17:43 

redraccoon
Лилули, направление мне кажется очевидным))
это как роуд-муви
конечная цель не имеет значения, главное путь
буду ждать его следующей главы
но по логике, там вроде будет снова Джон

можно подумать в жизни сама скромность
ХДД
обитель добродетели

2015-02-01 в 17:54 

Лилули
rotspecht, вроде будет снова Джон
порадую тебя, будет обитель добродетели, надеюсь даже через тройку дней.
Но там мега тяжелый накур хе-хе-хе

URL
2015-02-01 в 18:04 

redraccoon
порадую тебя, будет обитель добродетели, надеюсь даже через тройку дней
ОООО!!!!!
ОООООО!!!!

блин! мега-тяжелый накур настораживает
надеюсь, он не станет, ко всему прочему, рглорианцем
хватит с него добродетели
а то с этого слабоумного станется
вот все-таки потрясающее соединение хитрожопости со слабоумием

2015-02-01 в 18:15 

Лилули
блин! мега-тяжелый накур настораживает
надеюсь, он не станет, ко всему прочему, рглорианцем

нет, боюсь я так много не курю, здоровья нет) хотя...

URL
2015-02-01 в 18:18 

redraccoon
Лилули, нет, нуачо
ко всем прочим добродетелям, он может стать пироманом

2015-02-01 в 18:23 

Лилули
rotspecht, не провоцируй меня и Великого Рглора :smirk:

URL
2015-02-01 в 18:27 

redraccoon
Лилули, он спалил Винтерфелл
людей сжигать веселее

2015-02-05 в 12:22 

Лилули
Капкан
(предупреждение: сцена особой жестокости, требующая более высокого рейтинга)
Глаза красного цвета – наверняка что-то вкусное. С таким глазами леди может долго приносить удовольствие. Если не захочет - он сможет заставить. Хотя лорд Болтон видел во взгляде Тибальда эту скучнейшую мысль о том, что ему следует остановиться. «Снять напряжение» - как мейстер любил выражаться. Для этого были варианты. Когда-то он даже обсуждал их с Рамси, видимо, изучив до «важного разговора» очередной высушенный манускрипт. Сидел напротив – уважительный вид, вкрадчивый голос с бесконечный повтором «милорд» и взгляд, расплывающийся мимо глаз и ниже, куда-то к губам, за которыми Рамси ощущал собственные плотно сжатые зубы.
И сейчас следовало бы поесть и выпить какой-нибудь вонючий отвар. Забраться в темную, тихую нору и заставить себя ни о чем не думать. Иногда это замедляло ток крови. Но лучше отправиться прямиком в темницу. Тогда легче станет сразу.
Нужных вестей не было, зато были стюарды, гвардейцы, голодные крестьяне и вороны с письмами, на которые он предпочитал не отвечать. В мозгу сдавило здоровенную пружину, и если она выстрелит... Если это случится наверху, среди челяди, будет крик, кровь, лишняя суета. А потом замок вымрет в раз: переходы, дворы станут пустыми и тихими. Ваймон исчезнет, словно его никогда и не было – что к лучшему, Тибальд запрется в темную конуру с книгами и перестанет есть – но, возможно, это какой-то мейстерский очистительный обряд. Уолтон постарается лишний раз не выходить из казармы, будет отвечать подчеркнуто коротко и хмуро. Бренчать мечами в таком случае оставались лишь парни Рамси, - но их сейчас в замке не было.
Ему нравилось, как все боялись его, в этом была искренность, которой всегда не хватало… Он мог бы у многих забрать по фаланге, чтобы добиться ее. Если не пришлось бы хлебать руседерьмо о том, что недостоин звания лорда Дредфорта. Способен пустить по ветру все уважение к дому не хуже наследников Старков. И тогда с этими фалангами в мешочке у пояса его бы разрывало на части. От удовольствия и отвращения. Голова бы лопалась от навязчивых повторов чужих мыслей и слов.
Бастарды не могут себя контролировать, лишь пятнать и нести позор.
Русе все контролировал: свою жестокость, заботу, свою справедливость и своего бастарда. Рамси отчаянно пытался вывести его из себя. Но так и не смог. После забавной истории с леди Хорнвуд, женитьбой и пальцами, он даже веселился, представляя реакцию отца. Что он и правда может сказать? Только взбесится, что не предполагал такую ловкость или, в конце концов, признает, что именно Рамси принес новые земли дому Болтонов. А не лорд Дредфорта со своими интригами, чистыми руками и вкрадчивыми разговорами. Но при их первой встрече лорд Русе даже не удосужился это прокомментировать, только сдержанно скривил губы, рассматривая брачные бумаги. Словно Рамси сделал то, что от него и ожидалось и едва справился, ведь что можно ждать от бастарда.
Иногда, ощущая внутри себя недовольство Русе, теперешний лорд Дредфорта вдруг ясно понимал, что ведь это не пиявочный яд в крови, не дерьмомый призрак, пробравшийся в голову, - это он сам. Так… Думает. Что лордство ему не по зубам, что ведет себя, как дорвавшаяся до пирожков дешевка.
Дурная кровь и дурные желания.
Чушь собачья, я – Хранитель Севера, а ты – тень воспоминаний.

Медленный вдох и выдох. Гвардеец ждет решения своего лорда в дверях, но не видит выражения лица Рамси, - он отвернулся и снова оперся руками о стол. Но мейстер видит. Смотрит пристально, неотрывно, и его страх ощутим, висит между ними завесой. Книги ему не помогут, если прав окажется Русе, как бы Тибальд за них не цеплялся. Что могут книги против дурной крови, которой плевать на лордство и на потом…
- Что ж, устройте леди, - пропихнул Рамси сквозь зубы.
- Милорд! – мейстер заполошно вскинулся и чуть не выронил книгу.
- Устройте со всеми удобствами и передайте, что лорд Болтон ждет ее через час на обед. В малой гостиной.
Он оторвался от стола и развернулся к гвардейцу. Вдох, выдох. Если дышать ровно – это иногда помогает. Край ремня у солдата болтался коротким неровным концом. Словно его отгрызла одна из моих девочек. Их гладка шерсть под руками всегда успокаивала.
- Да, милорд. А леди Уолда?
- Нет, ее не тревожьте. Ей лучше сегодня сохранять горизонтальное положение. У миледи было непростое утро.
- Хорошо милорд.
- И передайте на кухне, чтобы никакого тюленьего мяса, которым мы давились вчера с лордом Рисвеллом.
- Да милорд.
Дверь закрылось, и Рамси обернулся к мейстеру. Тот больше не выглядел испуганным, хотя в глазах стояла тревога. Любезность милорда давно не вводила его в заблуждение.
- Успокойся, я выпью твой отвар, Тибальд. Прямо сейчас. Когда леди протягивает руку помощи, нельзя ее оттолкнуть и уж тем более притащиться на обед с головной болью.
- Лорд Рамси, я слышал только об одной женщине с красными глазами.
О! Да его волновало не кровяное давление его лорда, а цвет глаз прибывшей леди.
- О какой же? – усмехнулся Рамси.
- Красная жрица Станниса Баратеона. Колдунья и служительница Рглора.
- И что? – вот это уже действительно было интересно.
- Жрице Рглора не место на севере, мой лорд. Прошу, не слушайте ее и гоните прочь.
Рамси задумчиво склонил голову. У леди есть много интересных применений, хотя сначала можно и погонять.
- Нет, только не с ней, - Тибальд стал совершенно белым в одно мгновение и слишком откровенным. – Умоляю, милорд, только не с ней.


Глаза у леди Мелисандры и в самом деле оказались красными, это будоражило, как забытый звук охотничьего рожка. Все движения были плавными, округлыми, и она не спешила говорить. Только пара вежливых фраз. Но Рамси чувствовал исходящую от нее опасность и силу. Когда хищник рыскает по земле другого хищника – это может развлечь их обоих. Правда развязка наступит слишком быстро. Леди слегка улыбалась, рассматривала его внимательно и без опаски. Длинные пальцы мягко поглаживали ножку высокого кубка. Они сидели только вдвоем за круглым столом. Дневной свет из открытого окна тускло освещал старое фамильное серебро.
- Я давно хотела вас увидеть, лорд Болтон.
Что внутри ее горла делает голос таким низким и бархатным? Каким он станет, если она закричит от страха? И закричит ли?
- Вы очень любезны миледи. Надеясь ни я, ни Дредфорт вас не разочаруем.
Она рассмеялась. Ослепительно белые зубы. Ровные и безупречные.
- Боюсь, у вас не получится меня разочаровать, даже если вы и ваш замок того захотите, - леди Мелисандра покачала с сомнением головой и, подобрав рукой волосы, откинула их за спину.
В каждом движении сквозила сила и уверенность – игра мышц под красной красивой шкуркой. Рамси облизал губы.
- Приятно слышать. А то о Дредфорте ходят всякие ужасы. Говорят, в башнях мы храним гобелены из кожи наших врагов и прочие глупости.
- А вы храните?
- Нет, конечно. Но я могу показать вам много интересных мест в замке.
- Интересных или страшных?
- Страшно интересных, если пожелаете, - улыбнулся лорд Болтон.
Красная жрица рассмеялась и смочила ярко красные губы в вине. Точеное горло осталось неподвижным, словно влага стекала вовнутрь без всяких усилий.
- С удовольствие посмотрю, лорд Рамси. Но я считаю, что враги, наши настоящие враги не заслуживают жалости. Принося им страшную смерть, мы искореняем даже мысли о предательстве.
- Сжигая их живьем?
- Или снимая с них кожу. И оставляя ее как напоминание.
Дыхание слегка сбилось.
Я мог бы с ней вместе… попробовать это сделать. И то и другое.
Рот разом наполнился слюной.
Она играет с тобой, недоумок.
Рамси сглотнул слюну, с усилием смыкая края губ. Мелисандра, не шелохнувшись, смотрела на него, казалось, замечала все. Наблюдала, как притаившийся хищник за подраненным оленем. В глазах потемнело от гнева и оглушающего ощущения своей уродливости в красных внимательных глазах. Рамси с силой надавил пальцем на лезвие столового ножа. Кровь выступила мгновенно.
- Вы порезались, лорд Болтон. Замотайте палец салфеткой
Рамси поднял на жрицу глаза. На красивом лице мелькнуло странное удовлетворение. Что тебе нужно от меня, шлюха?
- Да, извините, миледи, если напугал вас. Я был неосторожен.
Глуп, как псина рядом с костью.
- Ничуть не напугали, мой лорд. Напротив.
Рамси медленно обмотал палец, сдавливая его, прислушиваясь к собственной боли, чтобы не замечать зародившийся внутри гнев. Потом взял бокал и растянул губы в улыбке.
- Так все-таки, почему вы приехали в Дредфорт, леди Мелисандра? И чем желаете помочь мне?

URL
2015-02-05 в 12:35 

Лилули
Жрица отрезала кусочек прожаренного мяса и медленно отправила его в блеснувший острыми зубами рот. Пережевывала легко, словно это была вываренная морковь, и явно раздумывала над ответом. Внезапно, она наклонилась и обхватила пальцами его запястье. Кожа полыхнула, и Рамси мгновенно бросило в жар. Чужая рука сдавила еще сильнее, казалось, прожгла до кости. Он вырвался и вскочил, отшвыривая назад кресло, шипя от боли. Но Мелисандра только рассмеялась
- О, не пугайтесь, лорд Болтон. Это всего лишь знак могущества моего бога.
- Знак! В пекло твоего бога! Держи его при себе, если не хочешь познакомиться с моим...
У тебя есть бог, Рамси?
- Я только прикоснулась, а вы перестали быть любезны, милорд. Зато у вас реакция… сильного человека. Хотите стать Королем Севера?
Он нависал над столом, а эта сучка смеялась ему в лицо, словно думала, что бежать придется ему. Рамси схватил ее за предплечье и дернул вверх. Теперь они оказались рядом, лицом к лицу. Крылья тонкого носа раздувались, и грудь поднималась в низком разрезе бардового платья. Сквозь тонкий бархат рукава он чувствовал жар, ритмичный стук пульса и близость ее возбужденного игрой тела. Она что-то ждала от него и совсем не боялась. Это сбивало с толку, но останавливаться не хотелось.
- Еще утром мне предлагали быть Хранителем Севера, а теперь Королем. Но ублюдка Рисвелла я знаю, а кто ты такая? Жрица бога, который не выжил на севере и не спас священным огнем отмороженный член твоего Станниса? Жрица околевшего среди снегов бога?
Она нахмурилась и с силой оттолкнула его. Рамси чуть не упал на ударившее под колени кресло.
- Закрой свой грязный рот, милорд! Ты ничего не знаешь о Владыке Пламени. Только если ты станешь его достоин, он проведет тебя сквозь ледяную мглу, сквозь темноту и смерть и выведет к свету. И я тому подтверждение.
- Ты может быть, - усмехнулся Рамси, чувствуя, как вспыхнула в ней такая знакомая ему неистовая сила безумия. – А Станнис Баратеон?
- Он отступник. Его вера никогда не была тверда. Но когда он предал Владыку, его судьба была предрешена.
- Теперь ищешь ему замену? Хочешь всучить мне драное знамя пламенного сердца?
- Тебе, лорд Болтон?
Она вдруг фыркнула, опустила руку на темно-розовую поверхность тяжелой скатерти. Коснулась пальцами края блюда с сушеными фруктами, погладила лезвие ножа. Развернулась и медленно пошла вокруг стола. Движения приковывали взгляд, оставляя гулкую пустоту в голове.
- Вовсе нет. Такие как ты не способны служить никаким богам, кроме богов собственных страстей. Но с вами можно заключать сделки.
- И какую сделку ты мне предлагаешь?
- Я помогу тебе стать Королем Севера, если ты приведешь меня в Винтерфелл. Мне нужно там найти кое-что.
Винтерфелл. Серые заснеженные стены. Крики и свист летящей стрелы. А там наверху две тоненькие фигурки, с которых яростный ветер рвет плащи. В голове полыхнула утихшая было боль. Его тошнило от этого места, он хотел, чтобы огонь уничтожил там все дотла. Чтобы случившеся превратилось лишь в дурной сон.
- И как же я туда попаду?
- Не знаю. У тебя есть мечи и стрелы. Гарнизон огромного замка. И ты сильный, лорд Болтон.
Она улыбнулась, приглашая и обещая. Просто смешно.
- Ты то же говорила королю оленей, и он поверил в эту чушь? Лучше отправляйся туда сама. Расскажешь Старкам пару сказок о могуществе своего бога, и они откроют тебе двери.
- Не все двери так просто открываются, поверь мне, Рамси Болтон. Особенно, когда хозяева далеко, и замок не принимает гостей. Но и защищать его некому. Кажется, его брали однажды… таким. Если ты приведешь меня в Винтрефелл и откроешь нужную дверь, мой бог исполнит твои желания. Ты получишь весь север.
Путь вкруг стола замкнулся, и она вновь оказалась рядом. Близко, даже не надо протягивать руку. Изгибы под бархатом и красное обещание.
Ровное тепло притягивало. Успокаивало.
Стоит только придвинуть кресло ближе к очагу и закрыть глаза, можно легко уйти от реальности. Как будто не было ничего необратимого, и он вновь не один. Можно спустить руку со шкуры, наброшенной на кресло, и погрузить пальцы в спутанные тонкие волосы. Напряженная шея будет пружинить от нажатия. Вонючка ждет. Он этого не хочет, но, не поднимая головы, переместиться по первому слову. Очень скоро милорд сможет вслушиваться в нежные влажные звуки между своих ног и сквозь прикрытые глаза наблюдать, как от пылающего очага светятся золотым теплом белые волосы. Свернувшееся в хрупкий клубок, тело так уютно входит между раскрытых колен. Можно свести их, замкнуть кольцо ног и сдавить достаточно сильно, чтобы он не выбрался. Никогда. Чтобы всегда было тепло и влажные звуки, и белые волосы, раскачивающиеся у очага. Чтобы рядом жил Вонючка, готовый выполнять желания своего лорда. И у Рамси был бы настоящий дом.
Дом, который ты бы всю жизнь таскал на ошейнике?
И пусть. Лишь бы ошейник был достаточно крепким.
Любой можно сорвать и уничтожить. Есть вещи гораздо крепче запоров, цепей и ошейников.
Что же?
Если ты не поймешь сам, подсказки не помогут.

Если уничтожить предательство – цепей не понадобиться. Если бы голова, в которую легко и плотно входил его член, была бы мягкой, Рамси остановил бы ее сладкое движение. Легко разделил бы череп на две части, нежно погрузил пальцы в красноту и смог добраться до мыслей о побеге, до имени Теон, а потом сшил, склеил бы собственной слюной и кровью опустошенные ткани. О! тогда Рамси стал бы свободнее, потому что знал бы, что всегда может ощутить тепло родного тела около кресла.
И чье бы это было тепло? Чьи губы? Или это не важно?
Почему некоторые повреждения необратимы? Почему все, что случилось между ними, тоже кажется таким тягостно необратимым.
Рамси вдруг ощутил сведенные мышцы своего живота и плоть, мучительно твердую, требующую выхода. Красные глаза смотрели в упор, а потом опустились ниже, где под натянувшейся тканью было все очевидно.
Сучка следила за ним. Грела ложными обещаниями своих фальшивых богов. Чтобы…
Лорд Болтон схватил ее за шею и сдавил. Мягкие губы слегка приоткрылись, в глазах плескалось ожидание.
- Зачем ты притащилась сюда с тупыми сказками? Думаешь, мне нужен твой север? Думаешь, я рад взобраться на стены проклятого Винтерфелла. Я бы отправил в пекло его и Дредфорт, и все вокруг, если бы..
Он шипел через стянутое горло, а жрица сделал шаг назад, опираясь о стол.
- Если бы что? – шевельнулись губы.
Он сжимал горло с силой, так, что сводило ладонь, но она все еще могла говорить и не сопротивлялась. Белые точеные руки скользили по краю стола, словно искали опору.
- Хочешь узнать что?
Рамси пропихнул колено между спрятанными под юбку ногами. Они разошлись, и жрица вздохнула, слегка откинула голову. Захват на шее был не размыкаем, едва переносимый жар спаивал их тела в одно целое.
Думает, что все еще может играть? Думает, он испугается огня ее кожи?
Морщась от боли, он дернул тяжелую юбку вверх. Мешала собственная нога, колено тянуло к промежности тем же подчиняющим жаром. Он дернул сильнее, что-то треснуло, и рука впилась в обнаженное бедро. Она не носила ничего под длинным облегающим платьем.
- Что ты хочешь от меня на самом деле, горячая шлюха?
Она рассмеялась. Грудь шевельнулась в лифе и отчаянно захотелось ее освободить.
- Я же сказала – помочь тебе. Тебе сейчас явно требуется помощь, лорд Болтон.
Он зарычал, уже не контролируя себя, и резко впихнул ей пальцы внутрь, царапая, разрывая мягкое, обжигающее кожу. Она только застонала и развела ноги. Пальцы затягивало. Зазвенел упавший на пол кубок, грохнула наполненное чем-то блюдо. Скатерть елозила и сбивалась под телом жрицы. А Рамси был как в ловушке - не в состоянии оторвать руку от этой шеи и освободить невыносимо каменный член. Помимо его воли пальцы погружались в плоть снова и снова, и он уже не чувствовал боли, но этого было мало.
- Скажи мне, что ты хочешь, мой лорд?
Несмотря на жгущую кожу и предельное возбуждение, его вдруг бросило в холод.
Ты же этого хочешь, мой Вонючка?
Да, милорд.
Этого не достаточно. Умоляй меня.
Пожалуйста, милорд.
Лучше, мой Вонючка. Скажи, чего именно ты хочешь.
Пожалуйста, милорд, прошу вас, трахнете меня.

Рамси сжал зубы и попытался вернуть себе хоть одну руку, но они не подчинялись, словно были под властью другого желания – душить и вцепляться в плоть все глубже и глубже. Но тяжесть в паху от этого становилась только невыносимее.
- Отпусти мою руку. Я хочу кончить, трахнуть тебя по-настоящему.
Она рассмеялась, и рука легко вышла из ее промежности. Он почти лег на податливое тело, удерживая шею и голову на столе. Мелисандра обхватила его ногами, но это не казалось приглашением, а пленом, из которого не вырваться. Потому что не справиться с самим собой.
Рамси смотрел, как волосы метались кровавыми полосами на разгромленном столе, а шнуровка на штанах с трудом поддавалась слепым и влажным от ее соков пальцам. Он никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Рабом своей ненавистной жажды.

URL
2015-02-05 в 12:49 

Лилули
Лорд Болтон шел быстро, как мог, покачиваясь на ходу. Поворот, и лестница уходит вниз, к выходу. Нога подвернулась, и Рамси схватился на каменное навершие перил. Остановился и посмотрел на ладонь. Ожога не было, и кожа совсем не горела. На среднем пальце привычно темнел обвод перстня.
Почему он ее не убил, не вспорол брюхо до хруста грудной клетки? Сразу нужно было это делать, сразу.
Распахнутые створки были рядом, а дальше воздух и свет, безжалостный и откровенный. Зачем он пошел сюда, мог бы добраться до темниц по внутренним переходам? Все равно.
Перелетев через ступени крыльца, Рамси наткнулся на Ваймона. Пытаясь отступить назад, стюард беспомощно взмахнул руками, и в грязь полетела какая-то тряпка. Выцветшие до желтизны глаза расширились и смотрели с испугом. И лорд Болтон ударил резко, без замаха в приоткрывшийся рот.
- Иди прочь, старая моль. Затихни где-нибудь и не попадайся мне больше. Никогда.
Перешагнув через ноги упавшего и не прислушиваясь к глухим всхлипам, он пошел дальше. Здесь совсем недалеко. Гостиничный дом, Великий Чертог, псарня и вход в подземелье. Дворовая девка шарахнулась за угол. Свежий воздух холодил тело. Края камзола разлетались в стороны, а под сбитой рубашкой болтались концы слабо стянутой шнуроки штанов.
Пекло! Я выгляжу как безумная Уолда. Все это красная сучка и ее пожирающая щель!
Он схватил за кольцо и дернул дверь на себя, - пахнуло темной, холодом и покоем. Здесь он мог отдышаться.
Он трахал ее как заведенный, как взбесившийся лесной кот. Не в силах отлепить себя от ее кожи, от тока крови, сжигающего глубоко вдавленные в шею ведьмы пальцы. Не хотел, почти ненавидел то, как дергались его собственные бедра. Сглатывал бессильное бешенство и отпускал обнаженную похоть. Ей на потеху. Край штанов скользил по голому заду, яйца бились о край стола и беззащитно сжимались. И эти звуки… Сочные, постыдно громкие. Что в них было не так, в таких знакомых и всегда нежных? Словно кто-то теперь выставлял его напоказ - уязвимого. Так не бывает. С ним такого не могло произойти.
Она двигалась в том же ритме навстречу. Руки раскинуты среди посуды и винных пятен. В глазах ходят багряные тени, на губах играет полуулыбка мертвой рыбины. Может, это и есть ее уродливый бог?
Он кончал слишком долго, дергался в мучительных спазмах ожога. Исторгая из себя семя снова и снова. Это длилось бесконечно - так толчками выходит из открытой раны кровь. Она издала протяжный звук и расцепила ноги. Вся стала расслабленной, мягкой. Но лорд Дредфорта упал рядом, в бок впился опрокинутый кубок. Не его тело, а куклы, сделанной из тряпок. Рамси видел такие у деревенских девчонок.
- В тебе много силы, мой лорд! – урчание сытой сучки.
И лениво повернула голову. Под опущенными ресницами ходила кровь. И тут он отпрянул. Неловко сполз со стола, с трудом натягивая штаны, тряпичные ноги дрожали так, как это бывало в детстве, когда он долго бегал по лесу. До двери и наружу. В голове звенела пустота. Едва подчиняясь, ноги несли туда, где все можно исправить. Так было всегда.

Спускаешься в тишину и темноту темниц, и мир перестает вызывать ярость. Он просто исчезает. Кровь замедляет бег, и дыхание становится ровным. Винтерфельский плен у дурака Касселя был таким же пустым, и Рамси тогда был пустым. Ни мыслей, ни ощущений. Где-то шуршали крысы и капала вода. Можно было бесконечно слушать тьму, и время переставало интересовать. Тогда он отключился и ждал. Иногда забывал, что существует другая жизнь. Раньше в темноте и тишине собственной спальни это тоже получалось. Теперь, когда в голове появилась давящая петля, он разучился крепко спать. Дело было в Перевертыше, сдохшем Русе и замке, который тот оставил с вдовушкой в придачу. Уже нельзя выйти и хлопнуть дверью, все двери замурованы и осталось несколько пыльных ходов, по которым он должен нарезать круги. И даже если он пробьет стену, то может и не попасть туда, куда ему пекло как нужно.
В темнице Рамси был почти свободен. Крики и мольба ослабляли давление. Когда кожа медленно сползала и плоть расходилась от удара кнутом или железным крюком, петля внутри слабела, и он мог делать, что хочет и когда пожелает. Все внутри начинало звенеть от дикой свободной скачки. Дурная кровь. Когда как лорд Дредфорта льешь чужую дурную кровь, чтобы успокоить свою, - это можно назвать справедливым законом природы. Что-то там о хищниках пожирающих больных животных.
Их осталось лишь двое с дурной кровью в темницах. А потом?
Потом – право сильного. Я всегда давал шанс убежать. Но нет. Видимо, все они больны.
Грейджой сбежал. Выздоровел, наверно?
Очень смешно.

Рамси остановился и коснулся рукой грубой каменной кладки. Время расшатало некоторые булыжники, но толщина древних стен не оставляла никаких шансов воспользоваться этим. Интересно, замуровывали ли кого-нибудь благородные Болтоны в стенах между сырых камер? Он мог бы. Эта камера была пуста уже давно. Рамси так и не смог никого туда поместить. Долго надеялся, что получиться вернуть... А потом, после Медвежьей ямы, когда трусливые псы промысловики выдали пятерых, просто не решился открыть эту дверь и зайти. Зато ему нравилось работать рядом. Как будто за стеной его ждет что-то приятное, оставленное на потом. Как будто там, вжавшись в угол, сидит Вонючка и слушает, слушает, как кричат по соседству. Ждет своего милорда. Глаза распахнуты в темноту, а колени плотно прижаты к груди. Он не двигается, только плечи вздрагивают от каждого вскрика и звука удара. Как он мог сбежать?
Факел торчал над головой, и ключ от камеры с очередным медвежатником лежал прямо здесь на каменной приступке – никто не охранял этих двоих. Рамси даже надеялся, что кому-то удастся сбежать и это его взбодрит. Но самому придумывать для них игры, как с Теоном, не было никакого желания. Только с ним было по-настоящему интересно.

Ключ провернулся с трудом – ржавчина за зиму основательно проела замки. Дыба с очередным растянутым бородачом выплыла из темноты. Он задергался, как кролик в силках, и сощурился на тусклый свет одного факела. Кляп по рту шевелился. Приятно. Некоторые слова и звуки Рамси умел угадывать по движениям кляпа. В этом спертом воздухе дышать стало чуть легче, чем наверху. Чем на красной сучке.
Спешить не нужно. Лучше двигаться медленно, ощущая, как удавка внутри отпускает. Зажечь еще пару факелов, пройтись рукой по свежей прохладе инструментов. Все дергается, тупая лягушка, хрипит, мотает головой. Лучше бы лежал смирно и тихо – ничто не раздражало Рамси тогда, в темницах Винтерфелла. А когда тихо, можно бесконечно долго проводить пальцем по острому лезвию, по гладкой, хищно свернувшейся плетке. Щипцы, чтобы выдергивать ногти, он давно не чистил. Хотелось ковырнуть пятно засохшей крови. Предвкушение можно растягивать, как тело на дыбе, по чуть-чуть, мелкими шажками шипастого барабана.
Лорд Болтон взял нож с тонким острым клинком и рукоятью из теплой, до блеска вытертой кости. Начинать хорошо с простого. Мужик не сводил с него глаз. Грубое тело: огромная грудина и короткие ноги с широкими ступнями и вросшими в мясо ногтями на них. Рамси поморщился. Только на Вонючке грязь была узором, подчеркивающим его хрупкость и красоту. Его подчиненность. Здесь же все вызывало брезгливость. Волосатая тварь. Тибальд мог бы озаботиться и приказать помыть это животное, раз присматривал за ним, пока нет Кислого Алина. Видимо, кормил и поил эти последние для урода деньки - здоровенные губищи не полопались в хлам от жажды. Но ничего, он займется им сам.
- Помнишь меня? – от вопроса стало тепло и влажно во рту. Мужик не мог не знать своего природного лорда. Но не каждому из черни повезло познакомиться с милордом поближе.
Рамси провел острием вдоль туловища, срезая лохмотья нательной рубахи и штанов, оставляя первый сочащийся кровью след. Такое голое тело не намного приятнее, но честнее для разговора по душам. Руки и ноги задергались в петлях, яйца подобрались, а живот напрягся, заставляя кровь из пореза ускоряться струйками к деревянному столу. Если сильнее натянуть веревки, тело начнет мелко дрожать.
Он прошелся по ране вверх, совсем немного углубляя порез, и приставил лезвие к глазному яблоку, такому выпуклому от ужаса и непонимания.
- Боишься?
Медвежатник дернул кадыком и захрипел невнятно, зажевывая кляп. Разговоры с ним были скучны. Рамси знал все, что он скажет, на какой ноте будет кричать, захлебываясь кровью. Как тело изогнется дугой, само выворачиваясь из суставов, а потом начнет вколачиваться в мокрую, хлюпающую кровью дыбу.

URL
2015-02-05 в 12:56 

Лилули
В этих звериных туловищах не было сладкой гордыни, мечты быть принцем и великим воином, иллюзии, что они выше умнее, что для них не может быть страшного конца. Мужики ненавидели, огрызались сиплыми низкими голосами, как бродячие псы, а потом боялись, тряслись и снова ненавидели. Ни отчаянных попыток держаться, ни гордо вскинутой красивой головы, ни насмешливых ядовитых слов сквозь обведенные юшкой губы. Ни борьбы с самим собой, когда глаза медленно, но неумолимо набухают влагой, которая так отчаянно не хочет пролиться, обнаружить себя. Ничего нежного, розового, как рассвет над еще темными зубцами Дредфорта. Ничего вообще. Даже мягкой груди и теплых щелей.
- Может, хотя бы покричишь? – и он выдернул кляп.
Мужик издал грубый звук, словно икнул. Сглотнул раз, другой.
- Милорд, - голос как обычно похож на скрип мельничьих жерновов. – Пожалуйста, не надо, милорд. Просто убейте меня.
- Уже убить? – слишком быстро у них эта вечная просьба. – Ты даже не кричал, не умолял своего лорда о пощаде.
Рамси медленно оттянул тонкую кожу глазного яблока. Тело сразу завертелось, голова дернулась в сторону. Никакой выдержки. Милорд придавил локтем и навалился всем весом, прижимая бородача щекой к дыбе. Нож легко чиркнул, и оголенный глаз завертелся под ладонью. Вопль боли, и кровь залила белок. Рамси отпрянул, опуская нож, впиваясь взглядом в откровенную пляску ужаса. Мужик крутил из стороны в сторону своим уродливым навершием, заливая все кровью и гнусной бранью, слюни летели на клочковатую бороду. Грязный ублюдок. Рамси медленно протянул руку, провел пальцами от бровной дуги внутрь обнаженной глазницы. Мужик истошно заорал. Как живое существо глаз пульсировал, скользко прыгал под пальцами. Не давался. Голова лорда Болтона начала разламываться изнутри. Мысли рвались, их затягивало в черную пульсирующую дыру.
Пекло, какой урод… Как в нем все отвратительно… Как отвратительно...
Как член, который входит в плоть, и его засасывает вовнутрь жгучим пеклом…, Как красные глаза жадной суки.

Рамси отдернул руку, выронил нож и сдавил горящие огнем виски.
Кто-то жует изнутри… Получает наслаждение от моих костей. Я глохну… Невозможно ничего рассмотреть…
Его шатало из стороны в сторону. Пытаясь удержаться, он вцепился в железный крюк на краю дыбы. Прут заплясал в руках и вгрызся в хрусткую плоть перед ним, потом еще и еще раз. Бедро разошлось до кости, вывернутая коленная чашечка шевелилась каким-то густым месивом внутри. Он бы потрогал.
Но в голове что-то лопнуло, ноги подкосились, и Рамси упал на затихшее под ним тело. Пытаясь выдохнуть, выплюнуть наружу собственный спазм. Он закрыл глаза и прислушался к грохоту сердца в груди. Тибальд приготовил этого урода… дурная кровь… снять напряжение.
-Знаешь, что я еще сделаю? – прошипел он сквозь зубы бесчувственному мясу под ним.
- Здесь все знают, что я сделаю. Даже мой мейстер, даже красная сука… И ты должен знать.
Ответа не было, и это к лучшему, потому что он все равно не услышал бы правды. Рамси нащупал нож под рукой и медленно поднялся. Смотреть вниз не хотелось, и он поднял к глазам собственную окровавленную руку. И вторую с ножом. Лезвие успокаивающе смотрелось на фоне ладони, ложилось в нее. И лорд Дредфорта сделал длинный надрез.
- Думаете, все знаете про меня? Разбираетесь в том…
Тонкая струйка побежала в рукав, и он почувствовал легкое покалывание, как это бывает, когда отступает онемение, и кровь возвращается в затекшую за ночь ногу. Было приятно. В этом был какой-то важный смысл. И он провел еще одну линию, параллельно первой. И глубже.
- Но никто не говорит прямо, как он говорил раньше, до того как я…
Рамси замер. Перед глазами бесформенным призрачным пятном расплывалась его собственная ладонь, губы едва слышно шевельнулись:
- Ты урод, Рамси Сноу…
Что-то загрохотало сзади, выводя его из оцепенения. Он обернулся, в голове стоял странный туман, и Тибальд выглядел взволнованным и мутным, словно хотел подняться из глубины деревенского пруда.
- Лорд Болтон, я поспешил сообщить, что вернулся…, - и мейстер потерял голос, заколыхался, как если бросить камень, и… мысль смялась.
- Теон?
Рамси даже не слышал своего вопроса.

URL
2015-02-05 в 14:55 

ron y miel
Какая напряженная глава! Мелиссандра такая хищная, интересно, что ей так нужно, на самом деле) изнасиловала Рамси) а милорд совсем теряет контроль над собой, мне за него тревожно. Вот нашлась женщина, которая смогла им начать манипулировать.

   

Лавочка разных разностей

главная