Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2014-11-21 в 21:55 

Лилули
Этим вечером Мелисандра опять видела в огне смерть, стремящуюся к Сноу, сжимающую кольцо вокруг Винтерфелла. А в волчьем сне страшный, обросший сосульками мертвец брел по скованному льдом руслу Белого ножа. Один вид припадающего на вывернутую ступню неуклюжего тела поднимал омерзением шерсть на загривке.
Вскоре в Винтрефелле появились люди с гор, лежащих на западе от Длинного озера, с новостями с севера. Черный замок был жив и сражался, Стена, сквозь прорехи которой сочилась нежить, все еще стояла, отмечая собой границу не готового сдаться царства людей. Джон не спал всю ночь, то бродя по богороще, то поднимаясь на стену. Утром он зашел в Мелисандре. Жрица тоже не спала. Стояла у окна, поводя пальцами по ледяному плетению и вглядываясь в темные, оттаявшие пятна. Багровая, невесть откуда взявшаяся ткань обхватывала ее плечи и спускалась к бедрам.
- Я отправлюсь на юг, - отчетливо произнес Джон.
Мелисандра вздрогнула и посмотрела на Сноу с тем особенным, напряженным вниманием, с каким она смотрела в пламя, пытаясь прочитать будущее.

Но далеко они не ушли. После первой же ночевки в лесу Атлас почувствовал себя плохо, к полудню ноги его не слушались, снегоступы вязли, и он постоянно падал. Пришлось посадить парня на волокуши, которые тянула низкорослая лошадка, одна из пяти, свято оберегаемых в оставленном Винтерфелле. Но эта была их собственностью, именно она довезла бесчувственное тело Джона до родного дома, а теперь Атласа – до замка Сервинов.
Леди Джонелли Сервин встретила их более чем холодно, даже темно-серые, почти черные стены замка были приветливее ее взгляда. Джону показалось, что в уме хозяйка сразу пересчитала припасы, которые уничтожат совершенно бесполезные гости.
- Уверен, что мы задержимся ненадолго и не станем вам обузой, - в тот момент очень хотелось верить, что именно так и будет.
Зачем ей нужно было принимать нас так официально: зал, высокое кресло и это серое шерстяное платье с гербом дома.
- Уверены? - леди неприятно выпятила нижнюю губу. – А вы идете в правильном направлении? На юге нет ни Винтерфелла, ни Стены, лорд-командующий Ночного дозора?
Кулаки сжались, хотелось резко развернуться и выйти из этого пыльного каменного мешка с тремя унылыми гвардейцами и пустым столом, придвинутым к дальней стене.
- Может, подскажите, леди Сервин в каком направлении мне идти, чтобы найти мою сестру? Вы, конечно, знаете леди Арью. Ее выдали замуж за Рамси Болтона, и вы должны были присутствовать на свадьбе, как новый вассал этого дома?
Она выпрямилась, сжала обшитые кожей подлокотники кресла. Если бы не чопорная напряженность старой девы, отпечатавшейся в каждом движении, ее можно было бы назвать симпатичной. Неужели когда-то Теон твердил, что эта летучая мышь способна залезть в постель к Роббу?
- Не бастарду, оставившему долг, судить дома Севера. Мой отец и брат погибли в этой войне за Старков, и я осталась одна, - голос звучал сухо, но в нем пробивались нотки боли.
На запястье легли пальцы Мелисандры, даже сквозь кожу перчатки ощущался их предостерегающий жар.
- Я не присутствовала на свадьбе из-за слабого здоровья, отправила представителя и поздравления, но… до меня доходили слухи, что Арья Старк сбежала от мужа вместе с Теоном Грейджоем незадолго до битвы.
- Грейджоем?! – его бросило в жар, рука потянулась к мечу. – Куда же?
- Наверное, к последнему из оставшихся братьев, который ее не дождался.
Сердце тревожно забилось. Арья… отправилась к Стене… через бесконечную снежную смерть?
- Джон, тебе нужно успокоиться, - тихо проговорила леди Мел. – Мы не знаем ничего, а это лишь слова затворницы. Возможно, девочка сейчас со Станнисом.
- Или снова у Болтонов, или замерзла за Одинокими холмами. Ты говорила, помнишь? Тогда предсказание…, мы решили, что оно об Алис. Но Арья действительно шла, если не погибла в дороге. И где теперь ее искать?
Леди Сервин встала и медленно подошла к ним. Глубоко посаженные глаза смотрели высокомерно и холодно.
- Можете отправиться в любом направлении и в любое время, вряд ли это теперь имеет значение. Я распоряжусь, чтобы вам предоставили комнаты, пока вашему другу не станет лучше.
Закончив разговор, она пошла к выходу. Мелисандра расцепила пальцы на запястье Джона и посмотрела вслед хозяйки дома.
- Леди Сервин, можно вас на два слова?
В приветливой улыбке Мел всегда сквозило что-то плотоядное, и Сноу поежился, следя за приближением жрицы к замершей на полдороге серой фигуре – пламя неторопливо подбирающееся к брошенным кем-то поленьям. Рглор скоро обретет еще одну служительницу.
Эту ночь, не отходя от метавшегося в лихорадке Атласа, Джон думал о Теоне Грейджое. Сбежала от мужа вместе с Грейджоем. Это звучало нелепо, невозможно. Его неугомонная сестричка, если бы и приблизилась к Теону, предавшему их семью, спалившему Винтерфелл, то только, чтобы плюнуть ему в лицо, ударить, а может даже и убить. Взрослая девушка с побелевшими пальцами на рукояти Иглы – так бы он представил ее сейчас. И Теон…нахальный, насмешливый и, как выяснилось, – подлый. Ничто не могло их объединить, даже ненависть к Рамси Болтону. Говорили, он пытал Грейджоя, но взял же его с собой в Витерфелл? Джон чувствовал, как каменеют скулы, стоит только подумать об этой дряни – письме, в котором было столько ненависти и безумия и на которое так и не удалось ответить. Когда злобный бастард его написал? Все ли в нем ложь? Станнис выжил и побывал в Винтрефелле, а Арья и в правду сбежала? И еще Теон... На кого тот может надеяться на севере, кроме Болтонов, которые, видели в нем определенную пользу, раз привезли на свадьбу?
Атлас стонал, бормотал что-то прерывистое, неразборчивое, на горячем лбу мокли завитки темных прядей. Единственный, кто остался у Джона, – был его стюард. Устроившись на краю кровати, лорд-командующий крепче прижал к себе тяжело дышащего Атласа и закрыл глаза. Завтра я вытрясу всю пыль из этого бестолкового мейстера леди Джонелли. А сейчас не буду думать о том, чего нельзя изменить. Главное пережить эту зиму…, восстановить Винтерфелл… когда-нибудь…
Потекли одинаковые дни, темные, странные, тихие. Атласу то становилось хуже, то лучше. Когда он не спал и не метался в лихорадке, то слабо улыбался, глядя на сидящего около него Джона, опять сбивался на лорда-командующего и пару раз даже пытался извиниться, что так вот из-за него застряли. Джон не мог понять сердят его или забавляют такие извинения. Во всяком случае, это радовало больше, чем ниспадающий жар, вскрики и невнятное бормотание.
Поскольку делать в чужом замке было нечего, Сноу взялся сам заваривать и растирать травы для больного, даже читал Атласу вслух в периоды его улыбок и глупых извинений. Когда дозорный спал, Джон, стараясь особо не обращать на себя внимания, осматривал замок, крепостную стену. Выдержат ли постройки нашествия упырей? Они все чаще встречались омерзительными, пахнущими кровью и гнилью группами в те ночи, когда они с Призраком охотились далеко на севере. Лютоволк никогда не приближался к мертвецам, обходил стороною черные, брошенные, а чаще погребенные снегом до крыш деревни. Пришедшая зима была всесильна и безжалостна, и никогда прежде Джон так остро не ощущал угрозу, звучащую в девизе Старков, которой никто не внял, пока не стало слишком поздно.
Мелисандра была всецело занята хозяйкой, за что Джон был ей благодарен. С каждым днем с ними обходились все более предупредительно. Стали постоянно разжигать очаг в комнате, поменяли старые вытертые шкуры на мягкие и легкие, принесли свечи. Иногда Джон трапезничал с леди Мел и леди Джонеллой в небольшой уютной комнате на первом этаже замка. На него особо никто не обращал внимания, если не считать редкие многозначительные взгляды жрицы Рглора. Отвлекаясь от настоящего, он слушал причудливые, полные солнца и роскоши рассказы Мелисандры о городах и нравах Асшая и жадные вопросы леди Сервин о шелке, магии и драгоценных камнях.
Но дневного света становилось еще меньше, и время работало против них. Однажды Джон это отчетливо увидел во взгляде красной жрицы. Она стояла совершенно неподвижно на крепостной стене, обернувшись в длинный тяжелый плащ, и смотрела куда-то в уходящий за сумеречный горизонт лес. Услышав скрип снега под сапогами Джона, медленно обернулась. Расширенные зрачки отсвечивали красным, кончики ресниц прихватил белоснежный иней – жара Рглора не хватало, чтобы растопить его.
- Я не вижу моего короля, лорд Сноу. Но они…, они уже близко.
В тот раз Джон уснул только под утро.
Теплая шкура защищала от мороза, и рядом сопела Игритт, уткнувшись лбом в его колючий подбородок. Он не решался двинуться и разбудить девушку, но она сама вдруг глубоко вздохнула и пошевелилась. У нее были мягкие губы и такие сочные, сладкие, как яблоки из кладовой Винтерфелла. Игритт поцеловала его осторожно, словно боялась разбудить. Джону стало весело от такой заботы, и он распахнул глаза.
Темный полукруг ресниц и темный локон на щеке – Джон отпрянул, почувствовал, как мгновенно полыхнули огнем щеки.
- Атлас? Что ты делаешь?
- Я… извини, Джон…, лорд-командующий, просто я подумал…, - он смущенно осекся и стал неловко возиться, пытаясь принять сидячее положение.
Джон быстро сбросил с себя одеяло и опустил на пол ноги. Тяжесть, которую он ощутил во сне, очень наглядно выпирала под нижним бельем. Ты сам стал спать с ним в кровати. У него такие мягкие губы… Он мог бы это сделать, он это умеет и, наверное, делал сотни раз…
Окончательно разозлившись на себя и Атласа, Джон прикусил губу, взял с пола штаны и стал торопливо их натягивать, держась спиной к парню.
- Не делай так больше. Никогда, - собственный голос прозвучал резко и глухо. Неузнаваемо.
- Не буду, - торопливо ответил стюард. – Я не хотел, лорд-командующий, извините.
Джону стало стыдно за свою резкость, неловко смотреть на очень бледного и худого Атласа, отводившего в сторону глаза.
- Пойду, принесу нам завтрак, - он постарался проговорить это как можно мягче.

URL
2014-11-21 в 22:00 

Лилули
Дозорному стало явно лучше, а Джон старался вести себя, как ни в чем не бывало, хотя все же раздобыл и притащил в комнату тюфяк. Пока он устраивался на ночь, Атлас ничего не сказал, хотя скулы его порозовели, и он искоса следил за Сноу.
В последующие дни тема разных спальных мест и того злосчастного поцелуя не обсуждалась, хотя они много о чем говорили, строили планы, смеялись и даже выбирались вместе на прогулку, хотя правильнее будет сказать, что это Джон выводил на морозный воздух все еще очень слабого Атласа.
Только иногда их взгляды пересекались, и каждый читал в глазах другого оборванную мысль о том, что было под запретом. Эти короткие мгновения разделенного, хотя и скрываемого желания наполняли сны Джона сценами, страстными, почти разнузданными, и, проснувшись, он долго смотрел в темноту не в силах понять, почему с ним это происходит.
Мертвецы у крепостных стен появились накануне их отъезда из замка. Леди Сервин совершенно не хотела отпускать от себя Мелисандру, но красная жрица последние дни все разговоры сводила к своему королю и грядущей битве с великим злом. Что-то снова не давало ей покоя – движения стали резче, речь потеряла плавность, но появление мертвецов странным образом успокоило ее – как наступление давно ожидаемого события. Джон же, наоборот, рассматривая сверху копошащихся на совершенно белом снегу, освещенных луной тварей, чувствовал, как его душит ярость.
Трое из них когда-то были мужчинами, а одна – девушка. Ее длинные темные волосы, сбитым колтуном, торчали в разные стороны, из-под изодранной юбки виднелись черные, а может, и кроваво-красные ступни, правой кисти не было – только острый обломок белой кости. Она подняла голову и вдруг так знакомо склонила ее на бок, посмотрев мертвым взглядом прямо на Джона
- Арья! – он закричал, срывая горло, высовываясь до пояса между зубцами стены.
- Лорд Сноу! Это не она…
Но Джон оттолкнул Мелисандру, эту лживую красношкурую самку, и побежал к лестнице, ведущей вниз, к плотно закрытым воротам.
- Открывайте!
Они не смогут его остановить, не посмеют. Длинный Коготь черно поблескивал в руке, и уже все равно, что станет с окоченевшими гвардейцами, со всем летящем к Иному миром, но он не оставит сестру одну за стеной в изорванной юбке и костью вместо руки, в которую он сам когда-то вложил Иглу. Грейджой не смог ее уберечь, он никогда и ни о ком не способен был позаботиться.
- Откройте ему, - крикнул кто-то сверху.
Тяжелые ворота заскрипели, и Джон вынырнул наружу, даже не задумываясь, пойдет ли кто-нибудь за ним следом.
Арья … она была справа от него, совсем рядом и, почуяв появление живого, наклонилась вперед, слепо и неуклюже двинулась ему навстречу. Боги, неужели мне придется ее убить? Еще раз убить уже погибшую. Стало невыносимо холодно, ноги превратились в непослушные ледяные обломки. Плечо пробило болью, и он оттолкнул вцепившуюся мертвую тварь – бородатого безносого мужика. Неуклюже ударил его рукоятью меча – было ощущение, что он бил по дереву, промерзшему до самой сердцевины.
За спиной послышались крики, на снегу отразились всполохи пламени – люди выбежали с факелами. Девушка была уже рядом. Худое изможденное лицо, из разодранной до подбородка губы торчали белые десна. Эта была вовсе не Арья, не могла быть Арьей, ее слишком низкие брови над широко расставленными глазами производили странное впечатление вблизи. И Джон рубанул, отчаянно желая никогда больше не всматриваться в упырей, не выискивать в нежити родные черты. Потому что это не правильно. Этого не должно быть. Никогда!
Джон с силой распахнул дверь и натолкнулся на Атласа – его темные глаза расширились вопросительно и удивленно, губы слегка приоткрылись. Злость и отчаяние стучали в висках, искали выхода наружу. Не было никаких сил ждать, надеяться, что что-то изменится, произойдет само собой, станет нормальным. Джон резко обхватил плечи Атласа и прижал его к себе. Губы, вкуса винтерфелльских яблок, кожу – гладкую, как дорогая ткань, которую когда-то любил Теон... Атлас поддался вперед, пуская Джона глубже в рот, отвечая на каждое требовательное движение. Все потеряло устойчивость и четкие очертания. Не думать ни о чем – было так приятно.
Атлас пах знакомой пряной травой, ее название ускользало из памяти, а от губ невозможно было оторваться. Одежда мешала, не давала добраться до теплого тела. Ставшего родным за ночи, проведенные рядом. Джон рванул вверх рубаху своего стюарда и отбросил ее в сторону. Зарывшись лицом в волосы, он снова вдохнул этот запах, медленно повел руками от плеч ниже, до огражденных тканью ягодиц и обратно, ощущая упругость и гладкость мышц под кожей. Но, когда чужая ладонь скользнула за шнуровку штанов и обхватила его плоть, он замер и застонал.
- Джон, - тихий звук щекотал ухо и мешал думать о руке на члене, чувствовать только ее.
- Ммм, - казалось, он ответил, а может только застонал и поддался вперед.
- Пойдем на кровать…
Хотелось возразить, хотелось молчать и качаться в его руке, но Атлас прижался к нему губами и, не отнимая руку, шагнул назад. Джон просто медленно двинулся за ним, жадно впиваясь в плечи и рот. Когда они упали на одеяло, все пошло легче, как-то проще – корабль теперь отплыл и не повернет назад. Оба суматошно раздевались, то и дело прерываясь на поцелуи, жаркий бег рук по шее, груди, бедрам друг друга.
- Джон, если хочешь…
Но Джон сразу закрыл его рот губами, не желая ничего слушать и обсуждать. Хотелось, чтобы просто происходило то, что происходит прямо здесь и сейчас.
Член Атласа, смуглый с налившейся лиловой головкой, ощущался в руке как живое существо, его было приятно гладить, сжимать, улавливая ток крови ритм ответных движений. Лежать, прижавшись голыми телами, целоваться и дрочить друг друга – это они могли бы делать много ночей подряд, если бы не его страх или глупость. Как и всегда – ты ничего не понимаешь, Джон Сноу.
Когда он ощутил на своей плоти уверенно сомкнувшиеся губы, то задохнулся чего-то похожего счастье. Оторвал от кровати голову, но увидел только черные волосы, рассыпавшиеся на животе, несколько раз жадно толкнулся навстречу и кончил, - судорога удовольствия пробежала по телу.
Когда Атлас приподнялся, и слегка улыбнулся ему влажными губами, Джон снова почувствовал неловкость.
- Что мне сделать? Я не знаю…
Напряженный член его стюарда все еще требовательно торчал у гладкого смуглого живота, рука неуверенно потянулась к нему. Атлас перехватил ее и поднес ко рту. Облизал два раза по всей длине, оставляя влажный широкий след.
- Вот сейчас, Джон, - и толкнул руку вниз.
Он дрочил равномерно, старательно, удивляясь, насколько приятнее сжимать в руке чужой член, а не собственный. Слышать мягкие горловые звуки, рассматривать совершенно обнаженное гибкое тело. Горячая плоть знакомо дернулась, и густое семя выплеснулось на пальцы, на его собственное, оказавшиеся внизу бедро. Атлас издал горлом какой-то удивительный мурлыкающий звук и расслабленно откинулся на спину. Джон улыбнулся, глядя на стюарда, потом собрал, как смог, семя и вытер ладонь о край кровати.
- Ты никогда не был с мужчиной, Джон Сноу? - темные глаза смотрели весело и нахально.
- Теперь уже был.
Они рассмеялись. Потом устроили возню, стараясь спихнуть друг друга с края кровати, но свалились оба на вытертый медвежий мех, где, целуясь, не думали ни о холоде, ни о ждущем их завтра тяжелом походе.
Через несколько часов замок Сервин остался за спиной. Атлас шел рядом, то и дело смешно подскакивая на новых снегоступах и заговорщицки косясь на Джона. Мелисандра была чуть позади, опять в широких штанах, и не отрывала взгляд от дороги, будто за очередным поворотом мог показаться хвост войска Станниса. Ее хмурая сосредоточенность выглядела странно этим морозным, но потрясающе ярким утром, когда солнце отражалось от застеленного белизной Королевского тракта и слепило глаза. Высоченные сосны с лапами, укрытыми белыми шапками, были неподвижны и величественны, как королевские гвардейцы на карауле. Такими они представлялись Джону когда-то в детстве. А вот зима казалась жестоким чудовищем из сказок Нэн, но никогда такой искрящейся, праздничной как сейчас. Трудно было поверить, что тьма накроет их очень скоро.
Дни лепились в одну бесконечную дорогу холода и ночи с редкими проблесками света. Иногда метель расходилась настолько, что держала их на одном месте десятки дней. Их плотный шатер, скроенный на манер северян горных кланов, зарастал снаружи снегом и льдом, но огонь, разожженный Мел, не гас практически никогда. Словно ему было достаточно одной сучковатой ветки, чтобы гореть всю ночь и давать тепло.
Задерживались они и в деревнях, попадавшихся вдоль тракта, где еще можно было встретить людей, которые делали все возможное, чтобы выжить. Никто здесь еще не видел мертвецов, и слухам о них, о Белых ходоках и взятом в кольцо Черном замке никто особо не верил. У Курганов люди мерзли, но смотрели на юг и говорили о войне. Джону тоже начинало казаться, что стоит им нагнать Станниса, прийти в Белую гавань, как все встанет на свои места. Законный король с светящимся мечом взойдет на трон и поможет всем - сестра найдется, мертвые отправятся к Иным, Винтрефелл восстановят, а Ночной Дозор укрепят новобранцами. И красная жрица перестанет говорить только оборванными малопонятными фразами и выглядеть так, словно мир вокруг нее давно перестал существовать и, погрузившись в пламя, она сама затерялась там, оставив Джону и Атласу только собственную тень, одержимую единственной целью - найти короля.

URL
2014-11-21 в 22:04 

Лилули
Впрочем, состояние Мелисандры приводило к тому, что они с Атласом все меньше думали о приличиях. Нередко утро начиналось с возни под шкурами. Джон просыпался возбужденным, а сонное, щекочущее дыхание Атласа на шее обостряло ощущения, посылало дрожь по всему телу. Стараясь не разбудить спящего, Джон медленно тянулся к паху. Но часто собственные пальцы опаздывали – ладонь Атласа уже мягко и уверенно обхватывала налившуюся плоть.
- Боюсь, вы не сможете с этим разобраться также хорошо, как я, лорд командующий.
В шепоте было столько заботы и беспокойства, словно речь шла о подготовке компресса больному. Но достаточно было повернуть голову, чтобы увидеть насмешливые искры в глазах.
- Вполне смогу, у меня была большая практика.
Он легонько пихал наглеца локтем в бок, хотя бедра уже стремились к хозяйски обхватившей его руке.
- Пра-актика, - передразнивал стюард. - Просто у маленького джона никогда не было выбора и языка, чтобы высказать свое мнение об этой практике. А если бы и был, ему было бы не до болтовни.
Слова Атласа горячили кровь, и Джон, с силой притянув его к себе, затыкал нахальный рот собственным. После недолгой возни, член прижимался к члену, руки переплетались вокруг горячей плоти. Нога Джона ныряла между жадными бедрами и, двигаясь навстречу снова и снова, он чувствовал кожей промежность Атласа. Желание оказаться глубоко внутри этого гибкого тела копилось с каждым движением и становилось невыносимым. Пробивало яркой вспышкой сознание, и он кончал.
Под шкурами и по соседству с Мелисандрой им приходилось обходиться в основном руками. Когда Атлас нырял в глубину меха и брал в рот, Джон закрывал глаза. Ладонью он мог чувствовать сокращающееся горло, касаться большим пальцем ямки, появляющейся на щеках, и думать о том, как бы это выглядело при свете, если откинуть внезапно край тяжелой шкуры.
- Теперь я знаю одну штуку, очень горячую, ей мы сможем вылечить любое простуженное горло, - шептал Атлас, выбравшись из-под одеяла, и Джон чувствовал, как краснеет в темноте.
До Белой гавани осталось два дня перехода, когда они узнали о Станнисе и о напрасно проделанном пути. Люди Барроухолла, возвращавшиеся из Белой гавани, поведали о драконах, Дейенерис Таргариен и о том, как Вилис Мандерли , лорд Белой гавани после смерти своего отца под Винтерфеллом, сначала признал королем двигающегося в нему Станниса, а потом выслал навстречу отряд с сообщением, что должен закрыть город перед самозванцем, старшим братом предателя, бунтовщика и убийцы Роберта Баратеона.
Пока защитивший Стену король пытался сохранить остатки войска и вырваться из зимней ловушки севера, в игру за престол вступили драконы. Уже зная, что существуют Белые ходоки и упыри, Джон все равно не мог поверить в драконов. Сказочные существа, извергающие огонь, с всадниками валирийской крови – не имели никого отношения к миру севера. Но Станнис развернулся. Возможно, он верил в драконов или, что более вероятно, был не готов к столкновению с предавшем его Мандерли. Или потерял надежду. Джон теперь знал, что холод и темнота способны лишать человека веры в себя. Как бы то ни было, Король двинулся в Торрхенов удел. На что он мог надеяться в замке, который захватили железнорожденные? Перезимовать? Собрать новую армию? Отправиться долгий морской путь до Штормовых земель?
Они тоже повернули на Торрхенов удел. Каждому из них казалось, что весь этот поход давно потерял смысл. Мелисандра просто шла за Станнисом, как за единственной верой, задумываться о смысле которой уже не осталось сил. Только идти. Атлас не задавал никаких вопросов, не высказывал мнения, только смотрел подолгу на Джона и крепко прижимался к нему ночами. Трахались они все реже и реже.
Джон чувствовал, что самое простое – идти, за драконами или королем – не имело значения. Даже если это поход слепцов, заставляющих себя переставлять ноги, выползать из-под промерзающего к утру меха. Иногда он выдергивал себя из апатии и думал. Драконы. Это действительно могло помочь. Белых ходоков наверняка уничтожит магический огонь чудовища, если всадница развернет его к Стене, Винтерфеллу. Хорошо бы их встретить и попросить о помощи. Как когда-то других властителей. Даже если дракон прилетит за королем и местью. В моменты размышлений он понимал цель жизни и смысл их движения. Но короткие просветы сменялись бесконечным усталым равнодушием, когда голову наполняли лишь бессвязные образы.
В тот раз Джон уже потерял счет времени – так долго они не двигались с места, проводя десятки часов в забытьи, слепившись втроем в углу палатки. В какой-то момент выбравшись в наружу, чтобы отлить и сплюнуть накопившуюся во рту кровь, он с удивлением прищурился на солнце и вдруг увидел вдалеке опаленную огнем четырехугольную башню. Стоял, покачиваясь от ветра, моргал и долго не мог сообразить, что именно перед ним.
Они тогда добрели до Торрхенова удела, и это было чудом, не меньшим чем то, что они вообще выжили. В замке были люди и тепло. Вокруг что-то происходило само, можно было больше не двигаться, не думать. Много голосов, сильные руки, длинные переходы, факел, горящий над головой. С Джона снимали одежду, а перед глазами плыл выцветший гобелен с рыцарем, преклонившим колено перед темноволосой красавицей. Над парой висела зеленая ветка дерева. Так хорошо спать под летним солнцем… Сквозь дрему пробивался слабый, глухой голос Мелисандры, и кто-то говорил о короле, отправившемся в сторону моря и уплывшем куда-то на корабле и о драконе с всадницей, прилетавшими и улетевшими прочь. Звучало, как сказка Нэн, и не имело никакого отношения ни к нему, ни к этому зимнему миру. Теперь уже можно было все бросить и выскользнуть прочь, к Призраку, уютно свернувшемуся в снежном углублении где-то далеко на севере. Нос слегка щекотала шерсть, и было тепло…

Улицы Барротоуна вечером были полны народу. Он и так был переполнен, а в теплую погоду, когда приходило время отдыха, все население выбиралось на свежий воздух. Хотя из-за скученности свежим его назвать было трудно: запахи мусорной гнили, отсыревшего тряпья и испражнений постоянно щекотали ноздри. Джон понимал, что Атлас его ждет уже давно и будет задавать вопросы о том, как он провел день, о всадниках со знаменем Старков, которые въехали в ворота города. Но обсуждать все это не хотелось и возвращаться тоже. Нужно ли объяснять самому себе, почему он до сих пор был так далеко от дома и Ночного Дозора? После последнего разговора с Мелисандрой, перед тем, как они расстались в Торрхеновом уделе, изменилось многое, но Джон по-прежнему смотрел юг.

URL
2014-11-21 в 22:07 

Лилули
Когда в замке Толхартов дни стали заметно длиннее, а на выступах четырехугольных башен повисли тяжелые прозрачные сосульки, люди начали понимать, что зима уходит. У выживших сразу появились какие-то серьезные планы. Они их бесконечно обсуждали, смеялись. В трапезной стали засиживаться допоздна и ворчать на опостылевшую жидкую уху.
Джону было о чем подумать, но хотелось делать это подальше от суеты переполненного замка, одному. Подходя к берегу озера, он издалека заметил Мелисандру. Ветер надувал на ее спине темно-красный плащ, крутил распущенные волосы. Они практически не разговаривали с тех пор, как все трое пришли в себя и окрепли после страшного зимнего перехода. Красная жрица, как и в замке Сервинов, была почетной гостьей, любимицей Берены Хорнвуд и ее сына Брандона. После единственного и запомнившегося визита королевы Дейенерис и вестей о том, что именно драконы уничтожили двигающиеся с севера полчища смерти, члены благородного дома беззаветно верили в силу огня и Великого Рглора, который по уверениям леди Мел и питал магию драконов. Джон Сноу и Атлас были представлены сами себе, и это их вполне устраивало.
- По-прежнему надеетесь найти Станниса, леди Мелисандра?
Она медленно обернулась и посмотрела так, словно давно дожидалась его на здесь, на пустой, еще не оттаявшей пристани.
- Никак не могу понять, лорд Сноу, почему он оставил Винтерфелл тогда. Почему все его оставили?
- Причин может быть много, - Джон пожал плечами и прислушался к шуму, похожему на далекую летнюю грозу. Рано для дождя, на озере еще лежит слой льда, и жители пробивают лунки для рыбной ловли.
- Мы должны вернуться туда.
- Куда вернуться?
- В Винтерфелл.
Джон внимательно посмотрел на жрицу, искал безумный блеск в глазах. Но не нашел. Она была очень спокойна. Высокие, в задумчивости нахмуренные брови, яркие губы, кожа, ставшая снова белоснежной и бархатистой. Вернулась тревожная, опасная красота. Может, и было правдой то, что она говорила – магия драконов дает ей силу, как и магия Рглора. Кто знает?
- Зачем? Мы не нужны там. Я там не нужен. Вы же знаете новости лучше меня. Санса вернулась в Винтерфелл. А с ней и Рикон.
Выжил, слава богам и драконам. А Бран? О нем наверняка знал Теон, исчезнувший где-то на севере с Арьей.
- На Стену тоже не хочешь возвращаться, Джон Сноу?
- Сбежавший лорд-командующий прибудет с весенним теплом? - во рту появился вкус горечи. – Как это будет выглядеть? Тормунд, как я понял, командовал Черным замком всю зиму, ему и носить этот титул.
- Думаешь о несправедливости судьбы и баюкаешь свои обиды, лорд Сноу?
- Здесь никто не называет меня лордом.
- А ты бы хотел этого, Джон?
- Я хотел бы, чтобы меня оставили в покое. Все! Короли, пророчества и долг. Чтобы я просто ушел отсюда, куда смотрят глаза, и начал новую жизнь. Обычную жизнь! И все.
- Ты не можешь, не имеешь права. Ты должен выполнить предназначение.
- Предназначение?! Какое еще предназначение? Уводить за собой мертвых? Служить королю Станнису? Я больше не буду слушать эти бессмысленные бредни!
Джон кричал, где-то в груди сдавило, на глаза наворачивались слезы. Нельзя так срываться. Вдох, выдох. Говори спокойно.
– Я не поверну на север.
- Ты ничего не понимаешь, Джон Сноу, - красношкурая самка схватила его за рукав и притянула к себе, от нее снова исходил этот странный жар. – Ты думаешь, все закончилось? Пришла весна, прилетели драконы, и можно начать все с чистого листа? Но это не так. Ничего нельзя просто отбросить, оно останется с тобой навсегда, на всю жизнь.
- Это будет моя жизнь.
- Нет. Спор Смерти и Жизни не решен, Битва не состоялась, и Враг не обескровлен. Все просто замерло в ожидании. И ты должен быть в центре этой битвы.
- Какой еще битвы? Белые ходоки ушли. Станнис сбежал.
- Она грядет. И у каждого в ней свое место. Я не правильно поняла видения, посланные мне Великим господином, я не так поняла его молчание. Король с сияющим мечом, смерть, пустившая охоту по твоему следу. Теперь все ясно. Ты отправишься со мной в Винтерфелл.
- Нет, - Джон отступил назад и опустил руку на меч.
Он не желал больше видеть эту женщину. Никогда. Уже уходя, услышал сказанные в спину слова:
- Тогда отправишься следом за мной.

Это трактир стоял в глубине Барротоуна, совсем недалеко от замка, и некоторые гвардейцы предпочитали проводить в нем свободное от дежурств время. Видимо, леди Дастин была строга к попойкам. Джон заходил сюда регулярно, во-первых, чтобы узнать свежие новости, во-вторых, пойло здесь было самым приличным. Теперь он надеялся выяснить хоть что-то о сестре и брате, или хотя бы услышать звук их имен.
В темном зале было шумно и немало гостей. В основном это были солдаты, которых он раньше не видел. Недалеко от входа один за столом сидел немолодой мужчина, судя по одежде офицер, и задумчиво оглаживал наполненную темным вином кружку.
- Добрый вечер, - вежливо кивнул Джон, - вы не против, если я сяду с вами?
- Садитесь, - он равнодушно пожал плечами.
- Спасибо. Меня зовут Джон Сноу.
- Лейтенант Джернис Марч к вашим услугам

URL
2014-11-21 в 22:18 

redraccoon
Рамси/?
интригует
это с кем он там бл__ствует?

а вообще, первая реакция была:

[0:00:25] rotspecht: О!!!
[0:00:27] rotspecht: ААА!!!
[0:00:30] rotspecht: АААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
[0:00:38] rotspecht: ДОЗНАНИЕ2!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

в переписке с Янос

так радостно
^ 3 ^

2014-11-21 в 22:34 

Shugister
[22:01:26] Янос: Шу!!!
[22:01:43] Янос: мне только что Ротшпехт сказал, что выложили Дознание2!!
[22:01:49] Янос: ДОЗНАНИЕ2!!
[22:01:59] shugister2: ДАААААААААААААААААААААААААА?????????????????
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
[22:02:02] shugister2: ГОСПАДИ

2014-11-22 в 12:27 

redraccoon
прочитал!
такое потрясное начало!
хорошо, что первая часть зимы поместилась в одной главе и осталось ощущение дороги и бесполезных передвижений
очень верю в такое отношение Сноу к Грейджою

и внезапно понравился Атлас
хотя ну вообще не мой пейринг и не мой персонаж - слишком красивый, слишком хороший

даже, стыдно признаться, захотелось его нарисовать

2014-11-22 в 12:29 

Лилули
rotspecht, это с кем он там бл__ствует?
а вот*) не угадаешь. Ни первое, ни второе, что скорее придет в голову, - не то)
Хотя иногда герои идут вразнос и не выполняют волю автора. С Рамси может быть такая проблема.)

И я рада, что вы рады. Интересненький у вас такой тайминг *____*

URL
2014-11-22 в 12:31 

redraccoon
И я рада, что вы рады. Интересненький у вас такой тайминг *____*
я из челябинска
у меня тайминг местный - 2 часа разницы

а вот*) не угадаешь. Ни первое, ни второе, что скорее придет в голову, - не то)
Хотя иногда герои идут вразнос и не выполняют волю автора. С Рамси может быть такая проблема.)

О 3 О
Рамси пошел в разнос
даже представить не могу себе эту сатанинскую оргию
но я верю в Рамси
JUST DO IT!

2014-11-22 в 12:54 

Лилули
rotspecht, спасибочкин. Тяжелая была глава)
даже, стыдно признаться
типа не круто для истинного рамсиведа)))))
я из челябинска ах, да, действительно, я протормозила. никогда не была в челябинске, хотя там какая-то куча родственников с непростой судьбой.
сатанинскую оргию - почти угадал)

URL
2014-11-22 в 13:04 

redraccoon
типа не круто для истинного рамсиведа)))))
да нет
не в Рамси дело
просто когда книжку читал, думал "ну вот, красавчик да еще и шлюха на Стене, ну точно объект для фапа"
собственно, так и стало
он такой... яойной внешности, бисенен
а я не очень люблю, не фапается

вот Теон у Рамси - да, крут стал
или сам Рамси такой... импозантный милорд
а Атлас... ну Атлас, да
скучный Атлас
даже Джон какой-то корявый в книге, и то интереснее

почти угадал)
попадет к Великому Иному или Рглору?

2014-11-22 в 13:06 

Shugister
Очень интересная глава! Хотя, Джон/Теон в шапке меня немного того... Т_Т Но, будем ждать, что дальше!

2014-11-22 в 13:23 

Лилули
скучный Атлас да я общем тоже его не особо люблю
Джон/Теон в шапке меня немного того...
не боись)
попадет к Великому Иному или Рглору?
почти загнал в угол. Его бы туда и туда неплохо отправить)

URL
2014-11-22 в 13:30 

redraccoon
да я общем тоже его не особо люблю
но у тебя он получился даже милым и трогательным

почти загнал в угол. Его бы туда и туда неплохо отправить)
точно) не плохо
но в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе
вот это был бы ад
МВАХАХАХАХА!

2014-11-22 в 13:53 

Лилули
получился даже милым и трогательным
вот тогда и рисуйте хе-хе
я вот галочку себе поставила, что варамира никто не нарисовал. Сейчас обдумываю, как заставить Shugister страдать наверное основательно скрестить теона и джона
в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе вот это был бы ад
еще вопрос) в птице и птицелове он вполне справился, даже папочку достал)

URL
2014-11-22 в 13:55 

Eagre
rotspecht, но в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе
вот это был бы ад
Русе ляжет спать (((.

2014-11-22 в 13:57 

redraccoon
я вот галочку себе поставила
на атласа???

в птице и птицелове он вполне справился, даже папочку достал)
в птицелове я особенно сильно просил болтонцеста
и мне его додали!!!!

Русе ляжет спать
ад для Рамси

2014-11-22 в 14:32 

Eagre
rotspecht, и мне его додали!!!! ГДЕ?!
ад для Рамси думаешь, он взбесится и сдерет с Руса за свое несчастливое детство с процентами? )))

2014-11-22 в 14:38 

Shugister
Лилули, самое интересное что я нарисовала. Только чб. Хотела покрасить, но так и не закончила. Сегодня постараюсь вернуться к этому!

2014-11-22 в 14:48 

Лилули
Shugister, оооооооооооо!!!! давай, давай!!!!! Я ночь спать не буду. Ждать буду. А потом сделаю отдельную запись со всеми вашими рисунками. А то они непонятно как разбросаны)))

URL
2014-11-22 в 14:59 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
теперь моя очередь ))
радостные вопли
Лилули, большое спасибо :inlove: порадовали! Герои такие живые и выразительные (как всегда в Ваших фиках)).
Я уже люблю Вашего Джона ))) и ловлю себя на неожиданной мысли, что даже и не против джеона в этом фике (тем более, раз Рамси непонять с кем там будет путаться)))
Спасибо еще раз, вдохновения Вам! :red:

2014-11-22 в 15:19 

Лилули
net-i-ne-budet, я счастлива, что понрав))
И Джон) У него щас трудный период люблю тех у кого трудный период, все случилось впустую
раз Рамси непонять с кем там будет путаться
у меня уже возникает ощущения, что задумала какую-то групповуху))
меня можно и даже нужно на ты

URL
2014-11-22 в 15:52 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
И Джон) У него щас трудный период
Лилули, я вот почему-то очень люблю, когда Джону плохо нездоровится, а все его комфортят, лечат, утешают... но это такая редкость, обычно авторы его с ходу обряжают в костюм героя и заставляют вершить подвиги )))

у меня уже возникает ощущения, что задумала какую-то групповуху))
:D я уже успела представить Рамси/Варамир, Рамси/Тормунд, Рамси/Мелисандра Атлас...
но, думаю, всё будет не так банально )))
вопль одинокого шиппера

меня можно и даже нужно на ты
:friend:

2014-11-22 в 16:00 

Лилули
net-i-ne-budet, Рамси/Тормунд - это было бы эпично. Боюсь, не умею настолько не банально мыслить)

URL
2014-11-22 в 16:08 

это с кем он там бл__ствует?
Рамси/.... Дейенерис
:0

URL
2014-11-22 в 16:15 

Лилули
*вся на нервах пошла стирать Рамси/?)*

URL
2014-11-22 в 16:19 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
Рамси/.... Дейенерис:0
в шапке не было пометки "гет" ))

*вся на нервах пошла стирать Рамси/?)*
:-D Лилули, поздно, поток фантазий уже не остановить!

2014-11-22 в 16:32 

redraccoon
Лилули,
ГДЕ?!
он там ему пиявки ставит
*________*

думаешь, он взбесится и сдерет с Руса за свое несчастливое детство с процентами? )))
да нет
просто у Русе ведь любимый вид секса - е__ть сыну мозг

2014-11-22 в 17:05 

Eagre
rotspecht, просто у Русе ведь любимый вид секса - е__ть сыну мозг Я поняла!!!! Тут должно быть Рамси/Русе!!!! С того света же можно е_ть мозги абсолютно безостановочно и безнаказанно. Причем сразу в мозг, минуя уши. ))))

2014-11-22 в 17:06 

redraccoon
Я поняла!!!! Тут должно быть Рамси/Русе!!!! С того света же можно е_ть мозги абсолютно безостановочно и безнаказанно. Причем сразу в мозг, минуя уши. ))))
ХДД
точно

   

Лавочка разных разностей

главная