17:34 

Дознание 2. Призраки Винтерфелла

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов,
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон, Кислый Алин, Атлас, Мелисандра, Тормунд, Уолда, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон, Джон/Атлас, Рамси/Мелисандра, Рамси/Уолда
Жанр: джен, детектив, агнст, слэш, гет, экшн
Описание: продолжение "Дознание" - сюжет полностью связан;
Поручение богов, несчастье с другом и собственная страсть толкают героев в путь, и им суждено будет встретиться.
Рейтинг: в основном 17, но кое-где 21
Статус: 17/17 глав, закончен


1. КУДА ВЕДУТ ВСЕ ДОРОГИ
2. ОБЕТЫ И ДОЛГИ
3. СУМЕРЕЧНОСТЬ
4. ЗАМКНУТЫЙ КРУГ
5. ЖЕЛАНИЯ ЛЮДЕЙ И БОГОВ
6. КАПКАН
7. НА КОРОЛЕВСКОМ ТРАКТЕ
8. ЛОВУШКА
9. НАТЯНУТАЯ ТЕТИВА
10. ВОЗВРАЩЕНИЕ
11. ЕГО ЖЕЛАНИЕ
12. ВИНТЕРФЕЛЛ
(Рисунок от Shugister)
13. НОЧЬ ПРИХОДИТ ТЕМНА
14. ПРИЗРАКИ
15. НАВСТРЕЧУ
16. ВСТРЕЧИ И СТОЛКНОВЕНИЯ
17. ТЫ - МОЙ
ЭПИЛОГ

запись создана: 21.11.2014 в 21:48

@темы: "ПЛиО", "фанфик", "Теон", "Рамси", "Джон"

URL
Комментарии
2014-11-21 в 21:55 

Лилули
Этим вечером Мелисандра опять видела в огне смерть, стремящуюся к Сноу, сжимающую кольцо вокруг Винтерфелла. А в волчьем сне страшный, обросший сосульками мертвец брел по скованному льдом руслу Белого ножа. Один вид припадающего на вывернутую ступню неуклюжего тела поднимал омерзением шерсть на загривке.
Вскоре в Винтрефелле появились люди с гор, лежащих на западе от Длинного озера, с новостями с севера. Черный замок был жив и сражался, Стена, сквозь прорехи которой сочилась нежить, все еще стояла, отмечая собой границу не готового сдаться царства людей. Джон не спал всю ночь, то бродя по богороще, то поднимаясь на стену. Утром он зашел в Мелисандре. Жрица тоже не спала. Стояла у окна, поводя пальцами по ледяному плетению и вглядываясь в темные, оттаявшие пятна. Багровая, невесть откуда взявшаяся ткань обхватывала ее плечи и спускалась к бедрам.
- Я отправлюсь на юг, - отчетливо произнес Джон.
Мелисандра вздрогнула и посмотрела на Сноу с тем особенным, напряженным вниманием, с каким она смотрела в пламя, пытаясь прочитать будущее.

Но далеко они не ушли. После первой же ночевки в лесу Атлас почувствовал себя плохо, к полудню ноги его не слушались, снегоступы вязли, и он постоянно падал. Пришлось посадить парня на волокуши, которые тянула низкорослая лошадка, одна из пяти, свято оберегаемых в оставленном Винтерфелле. Но эта была их собственностью, именно она довезла бесчувственное тело Джона до родного дома, а теперь Атласа – до замка Сервинов.
Леди Джонелли Сервин встретила их более чем холодно, даже темно-серые, почти черные стены замка были приветливее ее взгляда. Джону показалось, что в уме хозяйка сразу пересчитала припасы, которые уничтожат совершенно бесполезные гости.
- Уверен, что мы задержимся ненадолго и не станем вам обузой, - в тот момент очень хотелось верить, что именно так и будет.
Зачем ей нужно было принимать нас так официально: зал, высокое кресло и это серое шерстяное платье с гербом дома.
- Уверены? - леди неприятно выпятила нижнюю губу. – А вы идете в правильном направлении? На юге нет ни Винтерфелла, ни Стены, лорд-командующий Ночного дозора?
Кулаки сжались, хотелось резко развернуться и выйти из этого пыльного каменного мешка с тремя унылыми гвардейцами и пустым столом, придвинутым к дальней стене.
- Может, подскажите, леди Сервин в каком направлении мне идти, чтобы найти мою сестру? Вы, конечно, знаете леди Арью. Ее выдали замуж за Рамси Болтона, и вы должны были присутствовать на свадьбе, как новый вассал этого дома?
Она выпрямилась, сжала обшитые кожей подлокотники кресла. Если бы не чопорная напряженность старой девы, отпечатавшейся в каждом движении, ее можно было бы назвать симпатичной. Неужели когда-то Теон твердил, что эта летучая мышь способна залезть в постель к Роббу?
- Не бастарду, оставившему долг, судить дома Севера. Мой отец и брат погибли в этой войне за Старков, и я осталась одна, - голос звучал сухо, но в нем пробивались нотки боли.
На запястье легли пальцы Мелисандры, даже сквозь кожу перчатки ощущался их предостерегающий жар.
- Я не присутствовала на свадьбе из-за слабого здоровья, отправила представителя и поздравления, но… до меня доходили слухи, что Арья Старк сбежала от мужа вместе с Теоном Грейджоем незадолго до битвы.
- Грейджоем?! – его бросило в жар, рука потянулась к мечу. – Куда же?
- Наверное, к последнему из оставшихся братьев, который ее не дождался.
Сердце тревожно забилось. Арья… отправилась к Стене… через бесконечную снежную смерть?
- Джон, тебе нужно успокоиться, - тихо проговорила леди Мел. – Мы не знаем ничего, а это лишь слова затворницы. Возможно, девочка сейчас со Станнисом.
- Или снова у Болтонов, или замерзла за Одинокими холмами. Ты говорила, помнишь? Тогда предсказание…, мы решили, что оно об Алис. Но Арья действительно шла, если не погибла в дороге. И где теперь ее искать?
Леди Сервин встала и медленно подошла к ним. Глубоко посаженные глаза смотрели высокомерно и холодно.
- Можете отправиться в любом направлении и в любое время, вряд ли это теперь имеет значение. Я распоряжусь, чтобы вам предоставили комнаты, пока вашему другу не станет лучше.
Закончив разговор, она пошла к выходу. Мелисандра расцепила пальцы на запястье Джона и посмотрела вслед хозяйки дома.
- Леди Сервин, можно вас на два слова?
В приветливой улыбке Мел всегда сквозило что-то плотоядное, и Сноу поежился, следя за приближением жрицы к замершей на полдороге серой фигуре – пламя неторопливо подбирающееся к брошенным кем-то поленьям. Рглор скоро обретет еще одну служительницу.
Эту ночь, не отходя от метавшегося в лихорадке Атласа, Джон думал о Теоне Грейджое. Сбежала от мужа вместе с Грейджоем. Это звучало нелепо, невозможно. Его неугомонная сестричка, если бы и приблизилась к Теону, предавшему их семью, спалившему Винтерфелл, то только, чтобы плюнуть ему в лицо, ударить, а может даже и убить. Взрослая девушка с побелевшими пальцами на рукояти Иглы – так бы он представил ее сейчас. И Теон…нахальный, насмешливый и, как выяснилось, – подлый. Ничто не могло их объединить, даже ненависть к Рамси Болтону. Говорили, он пытал Грейджоя, но взял же его с собой в Витерфелл? Джон чувствовал, как каменеют скулы, стоит только подумать об этой дряни – письме, в котором было столько ненависти и безумия и на которое так и не удалось ответить. Когда злобный бастард его написал? Все ли в нем ложь? Станнис выжил и побывал в Винтрефелле, а Арья и в правду сбежала? И еще Теон... На кого тот может надеяться на севере, кроме Болтонов, которые, видели в нем определенную пользу, раз привезли на свадьбу?
Атлас стонал, бормотал что-то прерывистое, неразборчивое, на горячем лбу мокли завитки темных прядей. Единственный, кто остался у Джона, – был его стюард. Устроившись на краю кровати, лорд-командующий крепче прижал к себе тяжело дышащего Атласа и закрыл глаза. Завтра я вытрясу всю пыль из этого бестолкового мейстера леди Джонелли. А сейчас не буду думать о том, чего нельзя изменить. Главное пережить эту зиму…, восстановить Винтерфелл… когда-нибудь…
Потекли одинаковые дни, темные, странные, тихие. Атласу то становилось хуже, то лучше. Когда он не спал и не метался в лихорадке, то слабо улыбался, глядя на сидящего около него Джона, опять сбивался на лорда-командующего и пару раз даже пытался извиниться, что так вот из-за него застряли. Джон не мог понять сердят его или забавляют такие извинения. Во всяком случае, это радовало больше, чем ниспадающий жар, вскрики и невнятное бормотание.
Поскольку делать в чужом замке было нечего, Сноу взялся сам заваривать и растирать травы для больного, даже читал Атласу вслух в периоды его улыбок и глупых извинений. Когда дозорный спал, Джон, стараясь особо не обращать на себя внимания, осматривал замок, крепостную стену. Выдержат ли постройки нашествия упырей? Они все чаще встречались омерзительными, пахнущими кровью и гнилью группами в те ночи, когда они с Призраком охотились далеко на севере. Лютоволк никогда не приближался к мертвецам, обходил стороною черные, брошенные, а чаще погребенные снегом до крыш деревни. Пришедшая зима была всесильна и безжалостна, и никогда прежде Джон так остро не ощущал угрозу, звучащую в девизе Старков, которой никто не внял, пока не стало слишком поздно.
Мелисандра была всецело занята хозяйкой, за что Джон был ей благодарен. С каждым днем с ними обходились все более предупредительно. Стали постоянно разжигать очаг в комнате, поменяли старые вытертые шкуры на мягкие и легкие, принесли свечи. Иногда Джон трапезничал с леди Мел и леди Джонеллой в небольшой уютной комнате на первом этаже замка. На него особо никто не обращал внимания, если не считать редкие многозначительные взгляды жрицы Рглора. Отвлекаясь от настоящего, он слушал причудливые, полные солнца и роскоши рассказы Мелисандры о городах и нравах Асшая и жадные вопросы леди Сервин о шелке, магии и драгоценных камнях.
Но дневного света становилось еще меньше, и время работало против них. Однажды Джон это отчетливо увидел во взгляде красной жрицы. Она стояла совершенно неподвижно на крепостной стене, обернувшись в длинный тяжелый плащ, и смотрела куда-то в уходящий за сумеречный горизонт лес. Услышав скрип снега под сапогами Джона, медленно обернулась. Расширенные зрачки отсвечивали красным, кончики ресниц прихватил белоснежный иней – жара Рглора не хватало, чтобы растопить его.
- Я не вижу моего короля, лорд Сноу. Но они…, они уже близко.
В тот раз Джон уснул только под утро.
Теплая шкура защищала от мороза, и рядом сопела Игритт, уткнувшись лбом в его колючий подбородок. Он не решался двинуться и разбудить девушку, но она сама вдруг глубоко вздохнула и пошевелилась. У нее были мягкие губы и такие сочные, сладкие, как яблоки из кладовой Винтерфелла. Игритт поцеловала его осторожно, словно боялась разбудить. Джону стало весело от такой заботы, и он распахнул глаза.
Темный полукруг ресниц и темный локон на щеке – Джон отпрянул, почувствовал, как мгновенно полыхнули огнем щеки.
- Атлас? Что ты делаешь?
- Я… извини, Джон…, лорд-командующий, просто я подумал…, - он смущенно осекся и стал неловко возиться, пытаясь принять сидячее положение.
Джон быстро сбросил с себя одеяло и опустил на пол ноги. Тяжесть, которую он ощутил во сне, очень наглядно выпирала под нижним бельем. Ты сам стал спать с ним в кровати. У него такие мягкие губы… Он мог бы это сделать, он это умеет и, наверное, делал сотни раз…
Окончательно разозлившись на себя и Атласа, Джон прикусил губу, взял с пола штаны и стал торопливо их натягивать, держась спиной к парню.
- Не делай так больше. Никогда, - собственный голос прозвучал резко и глухо. Неузнаваемо.
- Не буду, - торопливо ответил стюард. – Я не хотел, лорд-командующий, извините.
Джону стало стыдно за свою резкость, неловко смотреть на очень бледного и худого Атласа, отводившего в сторону глаза.
- Пойду, принесу нам завтрак, - он постарался проговорить это как можно мягче.

URL
2014-11-21 в 22:00 

Лилули
Дозорному стало явно лучше, а Джон старался вести себя, как ни в чем не бывало, хотя все же раздобыл и притащил в комнату тюфяк. Пока он устраивался на ночь, Атлас ничего не сказал, хотя скулы его порозовели, и он искоса следил за Сноу.
В последующие дни тема разных спальных мест и того злосчастного поцелуя не обсуждалась, хотя они много о чем говорили, строили планы, смеялись и даже выбирались вместе на прогулку, хотя правильнее будет сказать, что это Джон выводил на морозный воздух все еще очень слабого Атласа.
Только иногда их взгляды пересекались, и каждый читал в глазах другого оборванную мысль о том, что было под запретом. Эти короткие мгновения разделенного, хотя и скрываемого желания наполняли сны Джона сценами, страстными, почти разнузданными, и, проснувшись, он долго смотрел в темноту не в силах понять, почему с ним это происходит.
Мертвецы у крепостных стен появились накануне их отъезда из замка. Леди Сервин совершенно не хотела отпускать от себя Мелисандру, но красная жрица последние дни все разговоры сводила к своему королю и грядущей битве с великим злом. Что-то снова не давало ей покоя – движения стали резче, речь потеряла плавность, но появление мертвецов странным образом успокоило ее – как наступление давно ожидаемого события. Джон же, наоборот, рассматривая сверху копошащихся на совершенно белом снегу, освещенных луной тварей, чувствовал, как его душит ярость.
Трое из них когда-то были мужчинами, а одна – девушка. Ее длинные темные волосы, сбитым колтуном, торчали в разные стороны, из-под изодранной юбки виднелись черные, а может, и кроваво-красные ступни, правой кисти не было – только острый обломок белой кости. Она подняла голову и вдруг так знакомо склонила ее на бок, посмотрев мертвым взглядом прямо на Джона
- Арья! – он закричал, срывая горло, высовываясь до пояса между зубцами стены.
- Лорд Сноу! Это не она…
Но Джон оттолкнул Мелисандру, эту лживую красношкурую самку, и побежал к лестнице, ведущей вниз, к плотно закрытым воротам.
- Открывайте!
Они не смогут его остановить, не посмеют. Длинный Коготь черно поблескивал в руке, и уже все равно, что станет с окоченевшими гвардейцами, со всем летящем к Иному миром, но он не оставит сестру одну за стеной в изорванной юбке и костью вместо руки, в которую он сам когда-то вложил Иглу. Грейджой не смог ее уберечь, он никогда и ни о ком не способен был позаботиться.
- Откройте ему, - крикнул кто-то сверху.
Тяжелые ворота заскрипели, и Джон вынырнул наружу, даже не задумываясь, пойдет ли кто-нибудь за ним следом.
Арья … она была справа от него, совсем рядом и, почуяв появление живого, наклонилась вперед, слепо и неуклюже двинулась ему навстречу. Боги, неужели мне придется ее убить? Еще раз убить уже погибшую. Стало невыносимо холодно, ноги превратились в непослушные ледяные обломки. Плечо пробило болью, и он оттолкнул вцепившуюся мертвую тварь – бородатого безносого мужика. Неуклюже ударил его рукоятью меча – было ощущение, что он бил по дереву, промерзшему до самой сердцевины.
За спиной послышались крики, на снегу отразились всполохи пламени – люди выбежали с факелами. Девушка была уже рядом. Худое изможденное лицо, из разодранной до подбородка губы торчали белые десна. Эта была вовсе не Арья, не могла быть Арьей, ее слишком низкие брови над широко расставленными глазами производили странное впечатление вблизи. И Джон рубанул, отчаянно желая никогда больше не всматриваться в упырей, не выискивать в нежити родные черты. Потому что это не правильно. Этого не должно быть. Никогда!
Джон с силой распахнул дверь и натолкнулся на Атласа – его темные глаза расширились вопросительно и удивленно, губы слегка приоткрылись. Злость и отчаяние стучали в висках, искали выхода наружу. Не было никаких сил ждать, надеяться, что что-то изменится, произойдет само собой, станет нормальным. Джон резко обхватил плечи Атласа и прижал его к себе. Губы, вкуса винтерфелльских яблок, кожу – гладкую, как дорогая ткань, которую когда-то любил Теон... Атлас поддался вперед, пуская Джона глубже в рот, отвечая на каждое требовательное движение. Все потеряло устойчивость и четкие очертания. Не думать ни о чем – было так приятно.
Атлас пах знакомой пряной травой, ее название ускользало из памяти, а от губ невозможно было оторваться. Одежда мешала, не давала добраться до теплого тела. Ставшего родным за ночи, проведенные рядом. Джон рванул вверх рубаху своего стюарда и отбросил ее в сторону. Зарывшись лицом в волосы, он снова вдохнул этот запах, медленно повел руками от плеч ниже, до огражденных тканью ягодиц и обратно, ощущая упругость и гладкость мышц под кожей. Но, когда чужая ладонь скользнула за шнуровку штанов и обхватила его плоть, он замер и застонал.
- Джон, - тихий звук щекотал ухо и мешал думать о руке на члене, чувствовать только ее.
- Ммм, - казалось, он ответил, а может только застонал и поддался вперед.
- Пойдем на кровать…
Хотелось возразить, хотелось молчать и качаться в его руке, но Атлас прижался к нему губами и, не отнимая руку, шагнул назад. Джон просто медленно двинулся за ним, жадно впиваясь в плечи и рот. Когда они упали на одеяло, все пошло легче, как-то проще – корабль теперь отплыл и не повернет назад. Оба суматошно раздевались, то и дело прерываясь на поцелуи, жаркий бег рук по шее, груди, бедрам друг друга.
- Джон, если хочешь…
Но Джон сразу закрыл его рот губами, не желая ничего слушать и обсуждать. Хотелось, чтобы просто происходило то, что происходит прямо здесь и сейчас.
Член Атласа, смуглый с налившейся лиловой головкой, ощущался в руке как живое существо, его было приятно гладить, сжимать, улавливая ток крови ритм ответных движений. Лежать, прижавшись голыми телами, целоваться и дрочить друг друга – это они могли бы делать много ночей подряд, если бы не его страх или глупость. Как и всегда – ты ничего не понимаешь, Джон Сноу.
Когда он ощутил на своей плоти уверенно сомкнувшиеся губы, то задохнулся чего-то похожего счастье. Оторвал от кровати голову, но увидел только черные волосы, рассыпавшиеся на животе, несколько раз жадно толкнулся навстречу и кончил, - судорога удовольствия пробежала по телу.
Когда Атлас приподнялся, и слегка улыбнулся ему влажными губами, Джон снова почувствовал неловкость.
- Что мне сделать? Я не знаю…
Напряженный член его стюарда все еще требовательно торчал у гладкого смуглого живота, рука неуверенно потянулась к нему. Атлас перехватил ее и поднес ко рту. Облизал два раза по всей длине, оставляя влажный широкий след.
- Вот сейчас, Джон, - и толкнул руку вниз.
Он дрочил равномерно, старательно, удивляясь, насколько приятнее сжимать в руке чужой член, а не собственный. Слышать мягкие горловые звуки, рассматривать совершенно обнаженное гибкое тело. Горячая плоть знакомо дернулась, и густое семя выплеснулось на пальцы, на его собственное, оказавшиеся внизу бедро. Атлас издал горлом какой-то удивительный мурлыкающий звук и расслабленно откинулся на спину. Джон улыбнулся, глядя на стюарда, потом собрал, как смог, семя и вытер ладонь о край кровати.
- Ты никогда не был с мужчиной, Джон Сноу? - темные глаза смотрели весело и нахально.
- Теперь уже был.
Они рассмеялись. Потом устроили возню, стараясь спихнуть друг друга с края кровати, но свалились оба на вытертый медвежий мех, где, целуясь, не думали ни о холоде, ни о ждущем их завтра тяжелом походе.
Через несколько часов замок Сервин остался за спиной. Атлас шел рядом, то и дело смешно подскакивая на новых снегоступах и заговорщицки косясь на Джона. Мелисандра была чуть позади, опять в широких штанах, и не отрывала взгляд от дороги, будто за очередным поворотом мог показаться хвост войска Станниса. Ее хмурая сосредоточенность выглядела странно этим морозным, но потрясающе ярким утром, когда солнце отражалось от застеленного белизной Королевского тракта и слепило глаза. Высоченные сосны с лапами, укрытыми белыми шапками, были неподвижны и величественны, как королевские гвардейцы на карауле. Такими они представлялись Джону когда-то в детстве. А вот зима казалась жестоким чудовищем из сказок Нэн, но никогда такой искрящейся, праздничной как сейчас. Трудно было поверить, что тьма накроет их очень скоро.
Дни лепились в одну бесконечную дорогу холода и ночи с редкими проблесками света. Иногда метель расходилась настолько, что держала их на одном месте десятки дней. Их плотный шатер, скроенный на манер северян горных кланов, зарастал снаружи снегом и льдом, но огонь, разожженный Мел, не гас практически никогда. Словно ему было достаточно одной сучковатой ветки, чтобы гореть всю ночь и давать тепло.
Задерживались они и в деревнях, попадавшихся вдоль тракта, где еще можно было встретить людей, которые делали все возможное, чтобы выжить. Никто здесь еще не видел мертвецов, и слухам о них, о Белых ходоках и взятом в кольцо Черном замке никто особо не верил. У Курганов люди мерзли, но смотрели на юг и говорили о войне. Джону тоже начинало казаться, что стоит им нагнать Станниса, прийти в Белую гавань, как все встанет на свои места. Законный король с светящимся мечом взойдет на трон и поможет всем - сестра найдется, мертвые отправятся к Иным, Винтрефелл восстановят, а Ночной Дозор укрепят новобранцами. И красная жрица перестанет говорить только оборванными малопонятными фразами и выглядеть так, словно мир вокруг нее давно перестал существовать и, погрузившись в пламя, она сама затерялась там, оставив Джону и Атласу только собственную тень, одержимую единственной целью - найти короля.

URL
2014-11-21 в 22:04 

Лилули
Впрочем, состояние Мелисандры приводило к тому, что они с Атласом все меньше думали о приличиях. Нередко утро начиналось с возни под шкурами. Джон просыпался возбужденным, а сонное, щекочущее дыхание Атласа на шее обостряло ощущения, посылало дрожь по всему телу. Стараясь не разбудить спящего, Джон медленно тянулся к паху. Но часто собственные пальцы опаздывали – ладонь Атласа уже мягко и уверенно обхватывала налившуюся плоть.
- Боюсь, вы не сможете с этим разобраться также хорошо, как я, лорд командующий.
В шепоте было столько заботы и беспокойства, словно речь шла о подготовке компресса больному. Но достаточно было повернуть голову, чтобы увидеть насмешливые искры в глазах.
- Вполне смогу, у меня была большая практика.
Он легонько пихал наглеца локтем в бок, хотя бедра уже стремились к хозяйски обхватившей его руке.
- Пра-актика, - передразнивал стюард. - Просто у маленького джона никогда не было выбора и языка, чтобы высказать свое мнение об этой практике. А если бы и был, ему было бы не до болтовни.
Слова Атласа горячили кровь, и Джон, с силой притянув его к себе, затыкал нахальный рот собственным. После недолгой возни, член прижимался к члену, руки переплетались вокруг горячей плоти. Нога Джона ныряла между жадными бедрами и, двигаясь навстречу снова и снова, он чувствовал кожей промежность Атласа. Желание оказаться глубоко внутри этого гибкого тела копилось с каждым движением и становилось невыносимым. Пробивало яркой вспышкой сознание, и он кончал.
Под шкурами и по соседству с Мелисандрой им приходилось обходиться в основном руками. Когда Атлас нырял в глубину меха и брал в рот, Джон закрывал глаза. Ладонью он мог чувствовать сокращающееся горло, касаться большим пальцем ямки, появляющейся на щеках, и думать о том, как бы это выглядело при свете, если откинуть внезапно край тяжелой шкуры.
- Теперь я знаю одну штуку, очень горячую, ей мы сможем вылечить любое простуженное горло, - шептал Атлас, выбравшись из-под одеяла, и Джон чувствовал, как краснеет в темноте.
До Белой гавани осталось два дня перехода, когда они узнали о Станнисе и о напрасно проделанном пути. Люди Барроухолла, возвращавшиеся из Белой гавани, поведали о драконах, Дейенерис Таргариен и о том, как Вилис Мандерли , лорд Белой гавани после смерти своего отца под Винтерфеллом, сначала признал королем двигающегося в нему Станниса, а потом выслал навстречу отряд с сообщением, что должен закрыть город перед самозванцем, старшим братом предателя, бунтовщика и убийцы Роберта Баратеона.
Пока защитивший Стену король пытался сохранить остатки войска и вырваться из зимней ловушки севера, в игру за престол вступили драконы. Уже зная, что существуют Белые ходоки и упыри, Джон все равно не мог поверить в драконов. Сказочные существа, извергающие огонь, с всадниками валирийской крови – не имели никого отношения к миру севера. Но Станнис развернулся. Возможно, он верил в драконов или, что более вероятно, был не готов к столкновению с предавшем его Мандерли. Или потерял надежду. Джон теперь знал, что холод и темнота способны лишать человека веры в себя. Как бы то ни было, Король двинулся в Торрхенов удел. На что он мог надеяться в замке, который захватили железнорожденные? Перезимовать? Собрать новую армию? Отправиться долгий морской путь до Штормовых земель?
Они тоже повернули на Торрхенов удел. Каждому из них казалось, что весь этот поход давно потерял смысл. Мелисандра просто шла за Станнисом, как за единственной верой, задумываться о смысле которой уже не осталось сил. Только идти. Атлас не задавал никаких вопросов, не высказывал мнения, только смотрел подолгу на Джона и крепко прижимался к нему ночами. Трахались они все реже и реже.
Джон чувствовал, что самое простое – идти, за драконами или королем – не имело значения. Даже если это поход слепцов, заставляющих себя переставлять ноги, выползать из-под промерзающего к утру меха. Иногда он выдергивал себя из апатии и думал. Драконы. Это действительно могло помочь. Белых ходоков наверняка уничтожит магический огонь чудовища, если всадница развернет его к Стене, Винтерфеллу. Хорошо бы их встретить и попросить о помощи. Как когда-то других властителей. Даже если дракон прилетит за королем и местью. В моменты размышлений он понимал цель жизни и смысл их движения. Но короткие просветы сменялись бесконечным усталым равнодушием, когда голову наполняли лишь бессвязные образы.
В тот раз Джон уже потерял счет времени – так долго они не двигались с места, проводя десятки часов в забытьи, слепившись втроем в углу палатки. В какой-то момент выбравшись в наружу, чтобы отлить и сплюнуть накопившуюся во рту кровь, он с удивлением прищурился на солнце и вдруг увидел вдалеке опаленную огнем четырехугольную башню. Стоял, покачиваясь от ветра, моргал и долго не мог сообразить, что именно перед ним.
Они тогда добрели до Торрхенова удела, и это было чудом, не меньшим чем то, что они вообще выжили. В замке были люди и тепло. Вокруг что-то происходило само, можно было больше не двигаться, не думать. Много голосов, сильные руки, длинные переходы, факел, горящий над головой. С Джона снимали одежду, а перед глазами плыл выцветший гобелен с рыцарем, преклонившим колено перед темноволосой красавицей. Над парой висела зеленая ветка дерева. Так хорошо спать под летним солнцем… Сквозь дрему пробивался слабый, глухой голос Мелисандры, и кто-то говорил о короле, отправившемся в сторону моря и уплывшем куда-то на корабле и о драконе с всадницей, прилетавшими и улетевшими прочь. Звучало, как сказка Нэн, и не имело никакого отношения ни к нему, ни к этому зимнему миру. Теперь уже можно было все бросить и выскользнуть прочь, к Призраку, уютно свернувшемуся в снежном углублении где-то далеко на севере. Нос слегка щекотала шерсть, и было тепло…

Улицы Барротоуна вечером были полны народу. Он и так был переполнен, а в теплую погоду, когда приходило время отдыха, все население выбиралось на свежий воздух. Хотя из-за скученности свежим его назвать было трудно: запахи мусорной гнили, отсыревшего тряпья и испражнений постоянно щекотали ноздри. Джон понимал, что Атлас его ждет уже давно и будет задавать вопросы о том, как он провел день, о всадниках со знаменем Старков, которые въехали в ворота города. Но обсуждать все это не хотелось и возвращаться тоже. Нужно ли объяснять самому себе, почему он до сих пор был так далеко от дома и Ночного Дозора? После последнего разговора с Мелисандрой, перед тем, как они расстались в Торрхеновом уделе, изменилось многое, но Джон по-прежнему смотрел юг.

URL
2014-11-21 в 22:07 

Лилули
Когда в замке Толхартов дни стали заметно длиннее, а на выступах четырехугольных башен повисли тяжелые прозрачные сосульки, люди начали понимать, что зима уходит. У выживших сразу появились какие-то серьезные планы. Они их бесконечно обсуждали, смеялись. В трапезной стали засиживаться допоздна и ворчать на опостылевшую жидкую уху.
Джону было о чем подумать, но хотелось делать это подальше от суеты переполненного замка, одному. Подходя к берегу озера, он издалека заметил Мелисандру. Ветер надувал на ее спине темно-красный плащ, крутил распущенные волосы. Они практически не разговаривали с тех пор, как все трое пришли в себя и окрепли после страшного зимнего перехода. Красная жрица, как и в замке Сервинов, была почетной гостьей, любимицей Берены Хорнвуд и ее сына Брандона. После единственного и запомнившегося визита королевы Дейенерис и вестей о том, что именно драконы уничтожили двигающиеся с севера полчища смерти, члены благородного дома беззаветно верили в силу огня и Великого Рглора, который по уверениям леди Мел и питал магию драконов. Джон Сноу и Атлас были представлены сами себе, и это их вполне устраивало.
- По-прежнему надеетесь найти Станниса, леди Мелисандра?
Она медленно обернулась и посмотрела так, словно давно дожидалась его на здесь, на пустой, еще не оттаявшей пристани.
- Никак не могу понять, лорд Сноу, почему он оставил Винтерфелл тогда. Почему все его оставили?
- Причин может быть много, - Джон пожал плечами и прислушался к шуму, похожему на далекую летнюю грозу. Рано для дождя, на озере еще лежит слой льда, и жители пробивают лунки для рыбной ловли.
- Мы должны вернуться туда.
- Куда вернуться?
- В Винтерфелл.
Джон внимательно посмотрел на жрицу, искал безумный блеск в глазах. Но не нашел. Она была очень спокойна. Высокие, в задумчивости нахмуренные брови, яркие губы, кожа, ставшая снова белоснежной и бархатистой. Вернулась тревожная, опасная красота. Может, и было правдой то, что она говорила – магия драконов дает ей силу, как и магия Рглора. Кто знает?
- Зачем? Мы не нужны там. Я там не нужен. Вы же знаете новости лучше меня. Санса вернулась в Винтерфелл. А с ней и Рикон.
Выжил, слава богам и драконам. А Бран? О нем наверняка знал Теон, исчезнувший где-то на севере с Арьей.
- На Стену тоже не хочешь возвращаться, Джон Сноу?
- Сбежавший лорд-командующий прибудет с весенним теплом? - во рту появился вкус горечи. – Как это будет выглядеть? Тормунд, как я понял, командовал Черным замком всю зиму, ему и носить этот титул.
- Думаешь о несправедливости судьбы и баюкаешь свои обиды, лорд Сноу?
- Здесь никто не называет меня лордом.
- А ты бы хотел этого, Джон?
- Я хотел бы, чтобы меня оставили в покое. Все! Короли, пророчества и долг. Чтобы я просто ушел отсюда, куда смотрят глаза, и начал новую жизнь. Обычную жизнь! И все.
- Ты не можешь, не имеешь права. Ты должен выполнить предназначение.
- Предназначение?! Какое еще предназначение? Уводить за собой мертвых? Служить королю Станнису? Я больше не буду слушать эти бессмысленные бредни!
Джон кричал, где-то в груди сдавило, на глаза наворачивались слезы. Нельзя так срываться. Вдох, выдох. Говори спокойно.
– Я не поверну на север.
- Ты ничего не понимаешь, Джон Сноу, - красношкурая самка схватила его за рукав и притянула к себе, от нее снова исходил этот странный жар. – Ты думаешь, все закончилось? Пришла весна, прилетели драконы, и можно начать все с чистого листа? Но это не так. Ничего нельзя просто отбросить, оно останется с тобой навсегда, на всю жизнь.
- Это будет моя жизнь.
- Нет. Спор Смерти и Жизни не решен, Битва не состоялась, и Враг не обескровлен. Все просто замерло в ожидании. И ты должен быть в центре этой битвы.
- Какой еще битвы? Белые ходоки ушли. Станнис сбежал.
- Она грядет. И у каждого в ней свое место. Я не правильно поняла видения, посланные мне Великим господином, я не так поняла его молчание. Король с сияющим мечом, смерть, пустившая охоту по твоему следу. Теперь все ясно. Ты отправишься со мной в Винтерфелл.
- Нет, - Джон отступил назад и опустил руку на меч.
Он не желал больше видеть эту женщину. Никогда. Уже уходя, услышал сказанные в спину слова:
- Тогда отправишься следом за мной.

Это трактир стоял в глубине Барротоуна, совсем недалеко от замка, и некоторые гвардейцы предпочитали проводить в нем свободное от дежурств время. Видимо, леди Дастин была строга к попойкам. Джон заходил сюда регулярно, во-первых, чтобы узнать свежие новости, во-вторых, пойло здесь было самым приличным. Теперь он надеялся выяснить хоть что-то о сестре и брате, или хотя бы услышать звук их имен.
В темном зале было шумно и немало гостей. В основном это были солдаты, которых он раньше не видел. Недалеко от входа один за столом сидел немолодой мужчина, судя по одежде офицер, и задумчиво оглаживал наполненную темным вином кружку.
- Добрый вечер, - вежливо кивнул Джон, - вы не против, если я сяду с вами?
- Садитесь, - он равнодушно пожал плечами.
- Спасибо. Меня зовут Джон Сноу.
- Лейтенант Джернис Марч к вашим услугам

URL
2014-11-21 в 22:18 

redraccoon
Рамси/?
интригует
это с кем он там бл__ствует?

а вообще, первая реакция была:

[0:00:25] rotspecht: О!!!
[0:00:27] rotspecht: ААА!!!
[0:00:30] rotspecht: АААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
[0:00:38] rotspecht: ДОЗНАНИЕ2!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

в переписке с Янос

так радостно
^ 3 ^

2014-11-21 в 22:34 

Shugister
[22:01:26] Янос: Шу!!!
[22:01:43] Янос: мне только что Ротшпехт сказал, что выложили Дознание2!!
[22:01:49] Янос: ДОЗНАНИЕ2!!
[22:01:59] shugister2: ДАААААААААААААААААААААААААА?????????????????
ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
[22:02:02] shugister2: ГОСПАДИ

2014-11-22 в 12:27 

redraccoon
прочитал!
такое потрясное начало!
хорошо, что первая часть зимы поместилась в одной главе и осталось ощущение дороги и бесполезных передвижений
очень верю в такое отношение Сноу к Грейджою

и внезапно понравился Атлас
хотя ну вообще не мой пейринг и не мой персонаж - слишком красивый, слишком хороший

даже, стыдно признаться, захотелось его нарисовать

2014-11-22 в 12:29 

Лилули
rotspecht, это с кем он там бл__ствует?
а вот*) не угадаешь. Ни первое, ни второе, что скорее придет в голову, - не то)
Хотя иногда герои идут вразнос и не выполняют волю автора. С Рамси может быть такая проблема.)

И я рада, что вы рады. Интересненький у вас такой тайминг *____*

URL
2014-11-22 в 12:31 

redraccoon
И я рада, что вы рады. Интересненький у вас такой тайминг *____*
я из челябинска
у меня тайминг местный - 2 часа разницы

а вот*) не угадаешь. Ни первое, ни второе, что скорее придет в голову, - не то)
Хотя иногда герои идут вразнос и не выполняют волю автора. С Рамси может быть такая проблема.)

О 3 О
Рамси пошел в разнос
даже представить не могу себе эту сатанинскую оргию
но я верю в Рамси
JUST DO IT!

2014-11-22 в 12:54 

Лилули
rotspecht, спасибочкин. Тяжелая была глава)
даже, стыдно признаться
типа не круто для истинного рамсиведа)))))
я из челябинска ах, да, действительно, я протормозила. никогда не была в челябинске, хотя там какая-то куча родственников с непростой судьбой.
сатанинскую оргию - почти угадал)

URL
2014-11-22 в 13:04 

redraccoon
типа не круто для истинного рамсиведа)))))
да нет
не в Рамси дело
просто когда книжку читал, думал "ну вот, красавчик да еще и шлюха на Стене, ну точно объект для фапа"
собственно, так и стало
он такой... яойной внешности, бисенен
а я не очень люблю, не фапается

вот Теон у Рамси - да, крут стал
или сам Рамси такой... импозантный милорд
а Атлас... ну Атлас, да
скучный Атлас
даже Джон какой-то корявый в книге, и то интереснее

почти угадал)
попадет к Великому Иному или Рглору?

2014-11-22 в 13:06 

Shugister
Очень интересная глава! Хотя, Джон/Теон в шапке меня немного того... Т_Т Но, будем ждать, что дальше!

2014-11-22 в 13:23 

Лилули
скучный Атлас да я общем тоже его не особо люблю
Джон/Теон в шапке меня немного того...
не боись)
попадет к Великому Иному или Рглору?
почти загнал в угол. Его бы туда и туда неплохо отправить)

URL
2014-11-22 в 13:30 

redraccoon
да я общем тоже его не особо люблю
но у тебя он получился даже милым и трогательным

почти загнал в угол. Его бы туда и туда неплохо отправить)
точно) не плохо
но в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе
вот это был бы ад
МВАХАХАХАХА!

2014-11-22 в 13:53 

Лилули
получился даже милым и трогательным
вот тогда и рисуйте хе-хе
я вот галочку себе поставила, что варамира никто не нарисовал. Сейчас обдумываю, как заставить Shugister страдать наверное основательно скрестить теона и джона
в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе вот это был бы ад
еще вопрос) в птице и птицелове он вполне справился, даже папочку достал)

URL
2014-11-22 в 13:55 

Eagre
rotspecht, но в качестве наказания Рамси нужно запереть в одной комнате с Русе
вот это был бы ад
Русе ляжет спать (((.

2014-11-22 в 13:57 

redraccoon
я вот галочку себе поставила
на атласа???

в птице и птицелове он вполне справился, даже папочку достал)
в птицелове я особенно сильно просил болтонцеста
и мне его додали!!!!

Русе ляжет спать
ад для Рамси

2014-11-22 в 14:32 

Eagre
rotspecht, и мне его додали!!!! ГДЕ?!
ад для Рамси думаешь, он взбесится и сдерет с Руса за свое несчастливое детство с процентами? )))

2014-11-22 в 14:38 

Shugister
Лилули, самое интересное что я нарисовала. Только чб. Хотела покрасить, но так и не закончила. Сегодня постараюсь вернуться к этому!

2014-11-22 в 14:48 

Лилули
Shugister, оооооооооооо!!!! давай, давай!!!!! Я ночь спать не буду. Ждать буду. А потом сделаю отдельную запись со всеми вашими рисунками. А то они непонятно как разбросаны)))

URL
2014-11-22 в 14:59 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
теперь моя очередь ))
радостные вопли
Лилули, большое спасибо :inlove: порадовали! Герои такие живые и выразительные (как всегда в Ваших фиках)).
Я уже люблю Вашего Джона ))) и ловлю себя на неожиданной мысли, что даже и не против джеона в этом фике (тем более, раз Рамси непонять с кем там будет путаться)))
Спасибо еще раз, вдохновения Вам! :red:

2014-11-22 в 15:19 

Лилули
net-i-ne-budet, я счастлива, что понрав))
И Джон) У него щас трудный период люблю тех у кого трудный период, все случилось впустую
раз Рамси непонять с кем там будет путаться
у меня уже возникает ощущения, что задумала какую-то групповуху))
меня можно и даже нужно на ты

URL
2014-11-22 в 15:52 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
И Джон) У него щас трудный период
Лилули, я вот почему-то очень люблю, когда Джону плохо нездоровится, а все его комфортят, лечат, утешают... но это такая редкость, обычно авторы его с ходу обряжают в костюм героя и заставляют вершить подвиги )))

у меня уже возникает ощущения, что задумала какую-то групповуху))
:D я уже успела представить Рамси/Варамир, Рамси/Тормунд, Рамси/Мелисандра Атлас...
но, думаю, всё будет не так банально )))
вопль одинокого шиппера

меня можно и даже нужно на ты
:friend:

2014-11-22 в 16:00 

Лилули
net-i-ne-budet, Рамси/Тормунд - это было бы эпично. Боюсь, не умею настолько не банально мыслить)

URL
2014-11-22 в 16:08 

это с кем он там бл__ствует?
Рамси/.... Дейенерис
:0

URL
2014-11-22 в 16:15 

Лилули
*вся на нервах пошла стирать Рамси/?)*

URL
2014-11-22 в 16:19 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
Рамси/.... Дейенерис:0
в шапке не было пометки "гет" ))

*вся на нервах пошла стирать Рамси/?)*
:-D Лилули, поздно, поток фантазий уже не остановить!

2014-11-22 в 16:32 

redraccoon
Лилули,
ГДЕ?!
он там ему пиявки ставит
*________*

думаешь, он взбесится и сдерет с Руса за свое несчастливое детство с процентами? )))
да нет
просто у Русе ведь любимый вид секса - е__ть сыну мозг

2014-11-22 в 17:05 

Eagre
rotspecht, просто у Русе ведь любимый вид секса - е__ть сыну мозг Я поняла!!!! Тут должно быть Рамси/Русе!!!! С того света же можно е_ть мозги абсолютно безостановочно и безнаказанно. Причем сразу в мозг, минуя уши. ))))

2014-11-22 в 17:06 

redraccoon
Я поняла!!!! Тут должно быть Рамси/Русе!!!! С того света же можно е_ть мозги абсолютно безостановочно и безнаказанно. Причем сразу в мозг, минуя уши. ))))
ХДД
точно

2014-11-22 в 17:16 

Лилули
ГХОСПАДИ!!! О чем ни пиши, все обсуждают лишь Рамси :weep3:

URL
2014-11-22 в 17:22 

redraccoon
О чем ни пиши, все обсуждают лишь Рамси
да ладно!
вон Атласа обсуждали, ДжонуТеону ужаснулись
даже Русе обсудили

а теперь давайте поговорим о том, какой Рамси о__енный в этом фике!
он, конечно, слабоумный, но о__енный

2014-11-22 в 17:29 

Eagre
Лилули, Ниправда!!!! Мы обсуждаем Загадку Знака Вопроса. Лига детективов в действии. И мы скучаем по Русе. :weep3::weep3::weep3: И вообще, Рмси/русе - это же чистый джен. Все сугубо платонически, никакой пошлости, химически чистые чувства.

2014-11-22 в 17:44 

Лилули
Ладно, ладно, понел, отстал. Рамси будет только через главу, а то и две. Так что берегите силы, други

URL
2014-11-22 в 17:48 

Eagre
Лилули, А Русе? :weep: Можно зомбоРусе.

2014-11-22 в 17:52 

redraccoon
А Русе?
а Русе теперь всегда с Рамси!
он любит его неокрепший мозг

2014-11-22 в 17:53 

redraccoon
а вообще, мне было бы интересно почитать про Уолду именно в этой вселенной
жалко девочку, осталась без мужа, пасынок запугивает
наверное и похудела после зимы

2014-11-22 в 17:57 

Shugister
Плюсую, тоже Уолду жалко, ребенка ее жалко, почитала бы про нее.

2014-11-22 в 17:59 

Лилули
а Русе теперь всегда с Рамси!
мне было бы интересно почитать про Уолду
не стреляйте в тапера, гаспада, он играет как может)

URL
2014-11-22 в 18:13 

Лилули
Мне сейчас мой милый напомнил старый анекдот:
Лукьяненко помер и предстал перед вратами. Оттуда на него выбегает дед, злобно блестя глазами и размахивая дубинкой. Архангел перехватывает уже занесенную руку и говорит "Нет, это не тот". Дед, вздохнув, уходит. Лукьяненко: "Кто это?". Архангел: "Да это профессор Толкиен, Перумова ждет"
Вот я и подумала, что все мы там будем (и кто рисует), а Мартин, долгих ему лет жизни, может оказаться раньше. Страшно как-то):horror:

URL
2014-11-22 в 18:15 

redraccoon
не стреляйте в тапера, гаспада, он играет как может)
круто играет, надо признать

2014-11-22 в 18:33 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
Страшно как-то)
Лилули, нам надо как-то договориться, и прийти туда всей толпой )))

не стреляйте в тапера, гаспада, он играет как может)
увлекшись загадкой будущей личной жизни Рамси, я забыла поблагодарить тебя за прекрасный полуразрушенный Винтерфелл :hlop: )))

2014-11-22 в 19:05 

Лилули
net-i-ne-budet, прийти туда всей толпой
это называется холокост, дорогая)

URL
2014-11-22 в 19:22 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
это называется холокост, дорогая.
теперь моя очередь вставлять этот смайл :horror:

2014-11-22 в 19:34 

Eagre
rotspecht, а Русе теперь всегда с Рамси! вот она, Вечная Любовь! *Достала большой платок и вытирает слезы.*

жалко девочку, осталась без мужа, пасынок запугивает да это он на нервах. Зима, мертвые прут, неизвестно, сколько еще сможешь продержаться, а тут она воет.
Ничего, думаю если у нее просто глубокий стресс, может еще прийти в себя. Да и она теперь ему не угроза, а хозяйка в замке нужна. А там, глядишь и замуж ее пристроить можно.

2014-11-22 в 19:42 

Лилули
net-i-ne-budet, возьмемся за руки, друзья, возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть по одиночке. Чорт, пора завязывать с... :facepalm:

URL
2014-11-22 в 22:55 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Джон и Атлас вместе страшные котики! XD
Хотя с Джоном я слегка предпочитаю Теона, джатлас все равно прекрасный.

2014-11-23 в 13:42 

Лилули
Vinylacetat, страшные котики! ну да, мурлыкающие)
Хотя с Джоном я слегка предпочитаю Теона,
я знаю). Но я не привязана к конкретной паре, не очень шиппер, мои собственные кинки лежат в другой плоскости, А Джатлас несколько мезальянс, мне кажется. Но... иногда так складываются обстоятельства.)

URL
2014-11-23 в 13:52 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
я не привязана к конкретной паре, не очень шиппер, мои собственные кинки лежат в другой плоскости
Мне очень импонирует такой подход.)
Мезальянс - очень подходящее слово, я щитаю. И причина для teh drama, так что для меня тоже вполне себе кинк.

2014-11-23 в 14:33 

Лилули
Vinylacetat, И причина для teh drama, так что для меня тоже вполне себе кинк.
и я так думаю и не только думаю...))

URL
2014-12-06 в 19:43 

Лилули
Обеты и долги
На Стену прибыли новобранцы. Теон не знал, как он их должен встретить и что им нужно сказать. Предыдущая группа новичков появилась здесь в самом начале весны. Но в тот момент был Тормунд, и Теон воспользовался возможностью все это волнительное мероприятие пропустить. Теперь Малли ввалился к нему в покои так, как это умел делать только Малли, носитель вечно грязных волос, - часть его туши просочилась внутрь, а часть оставалась где-то за дверью. Малли заявил, что вновь прибывшие построены во дворе и ждут лорда-командующего. Он проговорил это с таким значительным выражением лица, что Теону на мгновение представилось, что поднят на ноги буквально весь замок, и теперь люди с затянутыми ремнями и начищенным до блеска оружием ждут от него речей и приказаний. Стало как-то тревожно. Теон прокашлялся и с особой озабоченностью всмотрелся в уже несколько раз прочитанное донесение Коттера Пайка.
- Думаю, Малли, надо разместить и накормить людей. Пусть отдыхают, а завтра мы все решим.
- Лорд Грейджой, слово командующего новобранцам – это старая традиция. Черное братство держится своих традиций и правил.
Наверное, для помощника мастера по оружию он обращался к лорду-командующему слишком смело. А может, это тоже было своего рода традицией, с которыми вообще неясно, как справляться. Одно только напутственное слово Теона Перевертыша - это было почти смешно. Лорд-командующий невесело хмыкнул:
- Малли, ты же прекрасно знаешь, что я сам исключение из правил. Последний лорд-командующий, которого вы выбрали сами по всем правилам, был Джон Сноу.
- В военное время все бывает, - дозорный с некоторой горечью покачал головой. – Но зима ушла, и пора вспомнить хотя бы какие-то традиции.
Ушла ли зима? Теон тяжело вздохнул и, изобразив крайне озабоченный вид, стал шарить глазами по раскиданным на столе бумагам в мучительном поиске повода увильнуть от традиции. Повод на глаза не попадался.
- Хорошо, Малли. Я сейчас спущусь.
Дверь закрылась, и Теон посмотрел на нее с тоской. Очень хотелось вдогонку спросить, что говорил новобранцам угрюмый Джон Сноу, но такой вопрос без язвительной интонации прозвучал бы жалко. А содержательный ответ ему бы сейчас не помешал. Главное голос тверже, подбородок выше и еще можно расхаживать вдоль ряда слушателей, - всем станет понятно, что тебе некогда особо задерживаться. Раньше же получалось? Теон поморщился, вспомнив, как криво улыбался Драгмер, наблюдая за ужимками сына Бейлона перед командой Морской суки. Был еще Ров Кейлин с измученными железнорожденными и Медвежья яма с не менее измученными жителями и солдатами. Разные роли под разными именами. Но тогда было что сказать. А теперь – традиция.
Теон поправил одежду, закрепил на поясе короткий меч и натянул перчатки. Он уже не стремился постоянно прятать руки, но сразу демонстрировать свои обрубки новобранцам совершенно не хотелось. Чтобы настроиться на правильный тон, он опять вспомнил Сноу и то, с каким серьезным и сосредоточенным видом тот покидал Винтерфелл. Отправлялся на Стену. Джон должен был говорить о долге и чести дозорного также естественно, как о дежурстве на кухне или ежедневных тренировках с мечами. А мне что делать? Подчеркнуть, что одевая черное, мы оставляем прошлое и начинаем новую жизнь? Если бы я стоял среди новобранцев, то давился бы от смеха. «Посмотрим», - буркнул тогда Рамси, и Теон все еще испытывал потребность оглянуться, заслышав за спиной чьи-нибудь шаги.
Карен постоянно твердил, что лорд-командующий должен жить в Королевской башне, но за последние годы зимы Теон привык к деревянному дому рядом с птичником, в котором некогда жил мейстер, отправленный Джоном куда-то в Старомест. Дом находился на удалении от башен и арсенала, и в нем было как-то особенно спокойно. Сначала для Теона это было место, где он работал с книгами, отвечал на письма, вел хозяйственные записи, как правило, возвращаясь на ночь в свою келью в Башне Хардина. Но после завершения дознания о смерти лорда Мормонта он окончательно перебрался сюда, и на горячие призывы своего стюарда переселиться в достойное место только пожимал плечами.
Ему как-то сказали, что лорд Сноу жил в комнате кузнеца над арсеналом. Чем тогда этот дом хуже? Хотя рядом с арсеналом звучит весомее, чем рядом с птичником, но и десять пальцев сильнее, чем семь. И потом, Джон Сноу был родом из такого невероятно далекого прошлого, что его образ, особенно после трех тяжелых лет зимы, основательно размылся в воспоминаниях Теона. Он бы может уже и забыл о странном бастарде, если бы не полоумный ворон, доставшийся в наследство. Птица любила кричать «Сноу, Сноу», особенно, когда уставший и замерший Теон приходил с тренировки или какого-нибудь обхода. Бешеный ворон будто выталкивала его обратно, в снег. Было даже обидно, что его собственное имя вороны забыли напрочь с той ночи у Станниса перед битвой. «Вот и отправляйся к своему Сноу, крылатое чучело» - бормотал Теон и насыпал зерна.
Небо над головой опять висело тяжелыми жгутами туч, и сырой ветер пробирал до костей. Теон перепрыгнул через грязную лужу, протоптанную по краям копытами, и зашагал в сторону арсенала. Справа и наперерез ему спешил Карен с невероятно важным видом пажа, которому выпала роль держать шлейф королевы. Вот уж кто слишком рьяно относится к своим обязанностям. Ему бы служить у Сноу. Теон вздохнул и провел рукой по лбу.
Новобранцев было человек тридцать, хмурые и настороженные, молодые и старые, те, кого отправила на Стену Матерь Драконов. Стояли плотно, а вокруг расхаживал Кожаный, явно прицениваясь, кому можно сразу выдать меч и выставить против Белого ходока, а кого придется еще откармливать на кухне, как долго и чем именно. Выбор был совсем непростым.
Кем были будущие черные братья? Преступниками или сторонниками Ланнистеров и Баратеонов? Теон узнает позже. Могли быть и теми и другими. Королева Дейенерис не из тех, кто будет экономно расходовать свою ярость и кровь врагов. Гнев и благодарность Бурерожденной были проводниками в непроходимой чаще королевской справедливости. Не ему судить.
Лорд-командующий остановился в нескольких шагах от новобранцев. Ходить вдоль ряда и выглаживать пристальным взглядом лица, он разучился. Надо было хотя бы потренироваться на Карене и воронах, хотя последние ставит командующего гораздо ниже прошенного на пол зерна. И что же мне сказать? Начать с представления.
- Меня зовут Теон Грейджой, лорд-командующий Ночного Дозора. Я и все братья дозора рады вас видеть в Черном замке.
Он замолчал. Остальные тоже молчали. Кожаный угрюмо, Малли со значением, новобранцы тоскливо. А у Карена вид был настолько торжественный, словно он ожидал, как прямо здесь и сейчас все хором грянут: «Я меч в ночи, я дозорный на Стене». Нет, решительно все, кроме меня, чтут традиции.
- Думаю, все вы устали и голодны. Поэтому наш мастер над оружием и лорд-стюард помогут вам устроиться и проводят в трапезную. Отдыхайте, а все остальное завтра. Хочу сказать только одно: нам нужны люди на Стене, нужны все вы, и мы постараемся сделать все возможное, чтобы это место стало вашим домом.
Так наверняка говорят септоны, окормляющие отеческой заботой паству. Правильные слова должны на время успокоить изголодавшегося духа традиций. Во всяком случае Малли пару раз с размеренным одобрением кивнул головой. Можно и уходить.
- Дом говоришь? – голос был сиплым, грубым, насмешливым. - Гнилое же это место, если такой предатель, как ты, Теон Перевертыш, командует здесь всеми.
Тело сразу окаменело. Он долго ждал таких слов. От дозорных Черного замка, от первых весенних новобранцев. Боялся прочитать в принесенном вороном письме из Долгого Холма, Дубового Щита, Винтерфелла. Бог весть откуда. Но убийственная правда не проявляла к нему никакого интереса. И вот сейчас, потеряв осторожность, он оказался не готов ее услышать. В груди так сдавило, что он с трудом втянул носом воздух.
Здоровый, заросший до самых скул черной бородой, человек смачно сплюнул себе под ноги и с презрением уставился на лорда-командующего. Кто он? Северянин, наслушавшийся историй, или свидетель его жалкого состояния при Болтонах. Лицо вроде незнакомое. Что он должен сказать в ответ? Молча развернуться и уйти, оставив остальных разбираться? Кожаный хмуро изучал сапоги, а лицо Малли исказил гнев. Последнее, что бросилось в глаза, – умоляющий и растерянный взгляд Карена. Парень смотрел прямо на своего лорда-командующего. И юному стюарду было больно.
Гнилое место? Где командует предатель?
Теон усмехнулся и вскинул голову.
- А ты надеялся устроиться в окружении благородных мечников? Тогда ты, чернобородый, немного сбился с пути. Надо было отправляться прямиком в Святое Воинство или Королевскую Гвардию. Разместить свою трепетную задницу в Башне Белого Меча и в тепле, а не в полуразрушенном Черном замке рядом с глыбой льда.
Среди новобранцев раздавались смешки, кто-то гоготнул. Зло смотревшего новичка похлопали по плечу.
Яд каждого слова отдавал сладостью по рту, руки стали горячими и останавливаться уже не хотелось.
- Или никто туда не пригласил? Что ж, извини, но могу предложить только должность помощника септона. В септе почище, чем в Башне Хардина. А белых плащей здесь отродясь не водилось.
Теон замолчал и сжал кулаки. Кожаный недобро ухмылялся, в упор рассматривая бородатого новобранца, а Карен вновь сиял восторженностью. Неплохо. Похоже, еще могу. Разжав и снова сцепив пальцы в кулак, он закончил:
- Верно, я предавал, и на моих руках кровь. Все здесь это знают. Но когда мы приносим клятву и надеваем черный плащ, то оставляем прошлое в прошлом. Я оставил. Надеюсь, и вы это сделаете.
Теон развернулся и быстро зашагал прочь. Хотелось ускориться, почти побежать, левую руку неожиданно свело болью.

URL
2014-12-06 в 19:47 

Лилули
Оставил прошлое, говоришь? Ты без меня снова стал врать, дружок.
Это тебя не касается Рамси.
Ты всегда касаешься меня. И твое прошлое. Ты ведь даже и клятв не приносил, не так ли?
Я принесу.
Не стоит, ведь знаешь, что может плохо кончиться. А меня вдруг не будет рядом в этот раз?
Очень надеюсь, что не будет. Никогда.
Посмотрим.

Лорд-командующий тряхнул головой. После возвращения из Медвежьей ямы у него часто возникало ощущение, что Рамси близко, следит, ждет момента. Чувство милордова присутствия, которое за три года зимы оставило его, вернулось после их встречи. Но привкус у этого чувства был другой, и Теону не хотелось задумываться, какой именно.

На обед был гороховый суп с беконом, пряная булочка и травяной взвар. С едой Теон расправился быстро и с удовольствием, а потом старательно отгонял от себя желание немного вздремнуть, перед тем как отправиться с ежедневным обходом. Обычно он проходил по всей территории утром, а после обеда сидел за бумагами, но сегодня все пошло наперекосяк.
- Лорд-командующий, прибыл какой-то огромного размера одичалый и его дежурные почему-то пропустили с севера без всяких разговоров. Теперь он еще и вас требует.
- А имя у одичалого есть, Карен?
Тот захлопал глазами, вызывая в памяти, видимо, трудное сочетание звуков. Стюард у Теона был очень молод, только исполнилось семнадцать, а наивность и восторженность лет на четырнадцать. Я никогда не был таким. Родом из Долины, он мечтал попасть на Стену, как только началась зима, чтобы спасать королевство от мертвецов. И отправился сюда сам, когда стало чуть теплее, хорошо его, голодного и совершенно простуженного, подобрал отправленный на южную разведку отряд дозорных.
- Что-то гудящее, как рог, и рычащее, а еще он упомянул, что чей-то отец. Но не похоже, что родственник вам.
Теон рассмеялся.
- Неужели ты не знаешь Тормунда, Карен? Он же был командующим на Стене всю зиму. Зови его скорее и тащи еду и пряное вино.
Стюард вытаращил глаза и рванул к двери.

- Вижу, малыш Грейджой, что ты без меня вполне справляешься, - Тормунд загрохотал, успев только наполовину ввалиться в дверь. - Даже стюарда завел и бумаг навалил больше, чем прежде.
- С бумагами едва справляюсь, - усмехнулся Теон и шагнул навстречу Тормунду. – И со стюардом тоже не всегда.
Когда волосатая лапища шибанула по плечу, он поспешил напомнить себе, что это просто дружеское приветствие, и кости у него теперь вполне крепкие.
- Ну-ну, от долгих разговоров с бумагами отсыхает член, и яйца превращаются в изюм.
Теон пожал плечами и поморщился. Первое мне не грозит, а второе при отсутствии первого приносит маловато радости, и снится всякое…. Поддерживать такого рода шутки и разговоры, очень популярные среди дозорных, ему совершенно не удавалось. Слова, когда-то легкие и сладкие, теперь не выговаривались. Это тоже было одной из причин его одиночества в Черном замке. Интересно, если бы они знали, чего не хватает у их командующего, обсуждали бы с большим смаком или замолкали при моем приближении? Ни то, ни другое – приятным не было. Удивительно, что это до сих пор оставалось тайной. Или не оставалось?
- Рад, что ты пришел Тормунд. Садись уже. Сейчас Карен притащит еду и вино.
Теон отгреб на край стола груды бумаг, а Отец Тысяч бухнулся на протяжно застонавший стул.
- Ты выбираешься помахать мечом, малыш Грейджой? Или по-прежнему упражняешься только луком?
- Кожаный иногда составляет мне компанию.
Тормунд недоверчиво хрюкнул. После того, как в начале этой страшной зимы Перевертыш оказался его писарем и счетоводом, Отец Тысяч лично взялся за его воспитание – а то помрет совсем от хилости и в минуту затишья гонял Теона своим страшным мечом по двору арсенала. Через какое-то время кошмарных скачков вокруг ожившей и преследующей тебя башни, писарь научился уворачиваться. Большего он в противостоянии с Громовым Кулаком не достиг. Но было приятно и весело, как в летнем Винтерфелле, когда здоровенный командующий орал на весь замок: «Ах ты, сучий сын! Ты мне покрутись, покрутись еще, Перевертыш. Засуну я тебе меч в задницу до глотки!». Слава семерым, до этого не дошло.
Поговаривали, что хозяйство у Тормунда было огромного размера. Теон невольно поймал себя на том, что рассматривает у края стола его широкие ляжки, затянутые в варенную кожу. Бросило в жар, он тряхнул головой, прогоняя наваждение, и уселся напротив гостя. Дверь громыхнула, появился Карен с огромной корзиной, доверху нагруженной едой.
- О, а у тебя с кухней стало получше, чем раньше. Или повар знает, чем потчевать нынешнего лорда-командующего?
- Скорее Отца тысяч, Великанью Смерть, Трубящего в Рог, Громового Кулака, Медвежьего Мужа и кого-то там еще. В общем, гостей много. А нынешний командующий уже скромно отобедал.
Тормунд заржал, разломил напополам буханку хлеба и плеснул вина из кувшина.
- Но выпить-то не откажешься? За то, чтобы Иные не были такими же шутниками, как Грейджой Перевертыш.
Теон уже догадывался, что это был не просто визит и потянулся за пока тяжелым кувшином. Обхода сегодня не будет.

Чтобы понять, что зима не хочет отступать, достаточно было посмотреть на небо, которое уже два месяца висело над головами старой застиранной тряпкой, разрождалось то дождем, то влажными тяжелыми хлопьями снега. Солнце появлялось все реже, и трава, не набрав силы, сворачивалась и серела.
- Из Восточного Дозора сегодня пришло донесение: их разведчики должны были вернуться уже несколько недель назад, но ничего. Зато Конь с отрядом прибыли два дня назад – наткнулись на Иного в четырех днях пути отсюда. Командующий Ледового Порога сообщает, что некоторые из одичалых их замка, что отправились на север, вернулись. Опять видели мертвецов.
- Твои вороны быстрее моих ног, малыш Грейджой. Сейчас я разжую этого зайца, а ты найдешь приличную карту среди твоего бумажного хлама. И еще я собираюсь напиться, так, чтобы захотелось трахнуть злую медведицу. Или Иного - хорошей дубиной.
Лорд Грейджой не был далеко за Стеной. Все его впечатления заканчивались двумя днями пути вглубь Зачарованного леса. В конце зимы он отправлялся туда с небольшим отрядом разведчиков, пока всеми в Черном замке командовал Тормунд. В лесу было тревожно и пусто, снег казался несвежим, местами просевшим и посеревшим. Они нашли гигантскую проплешину – пятно, засыпанное по краям золой и выгоревшее до черной земли. Здесь поливал огнем дракон. Хотелось верить, что его охота была удачной.
Весна погнала многих одичалых на север. Оставляли замки, которые защищали с таким трудом, чтобы вновь увидеть родные места. Почему ему самому не хотелось в Пайк? А позже люди начали возвращаться. Они приносили сведения лучше любых разведчиков. Вороны прилетали с письмами. Через какое-то время Теон отчетливо представлял себе картину бедствия. До Кулака первых людей лес был пуст и местами выжжен. Дальше дули еще ледяные ветры и все гуще и гуще ложился снег, а в сумерках поднимался от земли молочный туман, в котором рождались тени и льдисто звенели странные голоса. В сторону Клыков Мороза, Воющего перевала и Земель теннов безопасного пути не было. День в той стороне был существенно короче, и мороз безжалостно прогрызал до костей. Но Тормунд побывал у Сурового Дома. Побережье до сих пор кишело упырями, слабыми, обмотанными собственными внутренностями, и словно запертыми кем-то на мысе.
- Мы пытались пожечь их при дневном свете, Грейджой, но их слишком много. Член мне в сосульку, но у них там стоянка, двинуться никуда не могут, как приказа ждут.
- Странно, почему это место не выжгли драконы? Королева знала, что там много погибло людей. А значит много упырей.
Тормунд погрузил пятерню в совершенно белую бородищу и звучно почесался.
- Они могли попрятаться в пещерах, когда прилетал дракон.
- А еще могли установить вышки, сигнальные огни, и выбрать короля упырей, - оскалился Теон.
- Могли, - совершенно серьезно буркнул Отец Тысяч. – Так что ты напиши своей шикарной белобрысой заднице, чтобы она оторвалась от железного стула и отправилась в полет. А то я, как говно тюленя, болтаюсь в недоделанной весне и даже чуть севернее продвинуться не могу.
- А куда тебе двигаться Тормунд? В Королевском замке тебя ждет отличная спальня.
Ручища Отца тысяч обхватывала чашу почти полностью. Ногти были подстрижены, а пальцы имели необычную форму, чуть расширяясь вверху. У Рамси кисти не были столь широкими, но пальцы - такими же длинными, часто с содранными до крови заусенцами. И им нужно было душить кого-нибудь. О чем я думаю? Теон с трудом отвел глаза от руки и уловил отзвук слов Тормунда:
- … откопать кое-что ценное.

URL
2014-12-06 в 19:57 

Лилули
Днем выглянуло солнце, и сейчас оно пробивалось сквозь сизый рваный край тучи. Вода под копытами сочно чавкала, расплескивалась в стороны, и Теону было тревожно. За ним ехало еще около десятка человек, и замыкал небольшой отряд Мастер над оружием с тяжелым боевым топором, притороченным к седлу. Новобранцы из первой весенний партии, не успевшие произнести текст присяги, и лорд-командующий, нарушивший все писанные и неписанные традиции.
Можно было бы принести клятву и в септе. Но Старые боги помогли когда-то вспомнить его имя, и Теон был перед ними в долгу. Они имели право на его службу и присягу. Если только боги, которые знают все о его жалком прошлом, поверят в слова Теона Перевертыша. Если бы он вновь услышал свое имя среди шелеста красных листьев...
Теон уже выучил наизусть клятву, но в ней была тягостная горечь. Зачем обещать то, на что сам себя уже обрек? Я больше не буду бросать из окна кораблик, мама. - Поздно, сынок, он уже разбился о камни, и обломки унесло море. У него и так не будет ни жен, ни детей. Его никто и ничто не ждет, кроме Стены, Дозора и… Рамси. Выбирать особо не из чего. А когда всплывали строчки про славу и корону, угол рта кривился и полз вниз.
Он бы предпочел найти собственные слова.
Это какие же? Клянусь, не подставлять никому свою задницу и больше практиковаться с мечом? Одно требует другого.
Издевайся, сколько хочешь. Тебе теперь до меня не дотянуться.
Ты сам пригласил меня в свою голову и… в свои сны.
Урод!

Рамси обиженно замолчал.
Гигантские белые древы в покрывале темно-красных листьев стояли вокруг поляны. Красные глаза, ушедшие глубоко в ствол, пристально следили за дозорными со всех сторон. Деревья улыбались, кричали, плакали. Темер Бычье Ухо поежился и неуверенно взглянул на лорда-командующего. Боги, надевшие разные маски, чтобы сыграть роли в представлении, ради которого рождались люди.
Все знали, что нужно делать. Но топтались, не зная, к какому именно чардреву подойти. Священное место, в круге которого наверное не раз искали защиты. Углубление у ног Теона казалось остатками костровища. Он наклонился и поднял костяную обгоревшую пряжку. Сжал ее в кулаке. Вслед за памятью прошлого сердце предательски бухнуло, - сгоревшая одежда и небольшой кусочек тусклого металла. Бран.
Теон сделал несколько шагов и опустился на колени под раззявленном в крике ртом. Эта маска боли вполне для него сгодиться, а его братья пусть не упираются глазами в отчаяние, произнося свои клятвы. Обернувшись, лорд-командующий убедился, что каждый нашел свое дерево. Пенлил Носатый коснулся рукой коры, словно уже безмолвно просил о чем-то. За их спинами остались Кожаный, Ульмер и Эррон, держащие на поводу лошадей.
Лорд-командующий знал, что должен начать первый. Боги, наверное, хохочут до коликов, наблюдая, как Теон Вонючка и Перевертыш старается изобразить из себя Джона, пекло его, Сноу.
- Слушайте мою клятву и будьте свидетелями моего обета! Ночь собирается, и начинается мой дозор. Он не окончится до самой моей смерти..
Теон слышал свой голос, глухой, неузнаваемый. Потом этот голос отозвался другими голосами, взволнованными, громкими и тихими, размножился и пошел эхом по кругу. Тепло звуков, перетекая от одной темной фигуры к другой, возвращалось к нему, и в груди что-то росло, - важное, не передаваемое словами. Колени промокли насквозь, пахло прелым дерном, но боги слушали их, и слова присяги наполнялись новым для Теона смыслом. Кричащий над ним лик уже не казался таким отчаявшимся и страшным.
- Я - меч во тьме. Я - дозорный на Стене. Я - огонь, который разгоняет холод. Я - свет, который приносит рассвет, - он говорил уже громче и тверже. Боги смеются над ним. И пусть. Почему бы мне не рассмешить богов. Тех, кто сумел простить.
- Я отдаю свою жизнь и честь Ночному Дозору среди этой ночи и всех, которые грядут после нее.
Хор братьев отозвался последними словами и затих. Теон не спешил подниматься, всматриваясь в грубо вырезанные кровавые глазницы и стараясь удержать это чувство сопричастности тому, что происходит сейчас и происходило здесь много веков. Возможно, у этого же чардрева преклонял колени Джон. Угрюмый и молчаливый новобранец Сноу вложил в каждое произнесенное слово свою упрямую волю.
- Джон, - голос был тихим и отчетливый. Знакомым.
Теон завертел головой.
- Теон, найди Джона.
- Что?
Это уже было с ним. Тогда, в Медвежьей яме, он слышал голос в богороще. Имя Сноу. Он вскочил и обернулся.
- Кто-нибудь слышит? Вы слышите голос?
Дозорные выглядели озадаченно и растерянно.
- Как будто тихий, неразборчивый шепот, - неуверенно проговорил Ульмер. – Может, это шелест листвы, лорд-командующий.
Теон задрал голову, всматриваясь в шевелящуюся красную крону древа.
- Джон. Спаси Джона, Теон.
Он отчетливо слышал каждое слово. Боги опять говорили с ним.


Путь обратно прошел совершенно незаметно. Он не видел дороги, вспоминая голос и слова снова и снова. Что он должен сделать? Что он вообще может сделать? Теперь. Когда его место здесь? Возможно, это просто наваждение сродни издевательским комментариям Рамси у него в голове.
Если тебе не с кем обменяться парой обычных слов, внутри легко заводится новое гнусное «я» и не одно. В компанию к являвшемуся во снах Вонючке и часто заходившему Рамси поселился еще и Старый Бог. Можно назвать это серьезным шагом вперед. Если бы еще эти личности как-нибудь без его участия нашли общий язык. Развлекались на свой лад за плотно закрытой дверью. Или на самом деле Старые Боги хотят что-то от него? Что значит – спаси Джона? Где он? Разве он мог выжить?

- Ну что, малыш Грейджой, произнес страшную клятву черной вороны? – Тормунд приветственно и без всяких церемоний загромыхал во дворе.
Став лордом-командующим, Теон немного нервничал от такого обращения. Он и так совершенно не был уверен в своем авторитете, а если этого малыша подхватят остальные, что ему делать? Лучше уж Перевертыш. Оставалось надеяться, что прежде чем тоже назвать Теона малышом, его братьям придется сначала трахнуть медведицу и наделать Тысячу воронят. Теон невесело усмехнулся и спрыгнул с коня. У них еще есть шанс, если нарушат клятву, у него – нет.
- Да. Мы все принесли клятву. Первый раз видел такую рощу чардрев.
- А видел ли ты банкиров, лорд-командующий?
Теон только сейчас понял, что что-то было странное в этой встрече Тормунда. И в том, что рядом с ним торчал лорд-стюард , а недалеко от Королевской башни творилась какая-то суета.
- Что ты хочешь сказать?
- Банкир Железного банка Тихо Несторис хочет поговорить с лордом-командующим.
- О чем?
- О чем могут говорить банкиры? О займах и долгах? Увидев его вытянутую рожу, я обрадовался, что воронами уже не командую.
Теон быстро провел ладонью по лбу, прогоняя всплывшую из прошлого картинку: любопытный и слегка брезгливый взгляд длиннобородого банкира и жалость в глазах Аши – «я привез вам подарок». То, что привозят банкиры, приличные люди не называют подарками. Теон обернулся к толпившимся сзади дозорным.
- Ульмер, как только лорда Тихо устроят, пригласи его в мои покои.
- Хорошо, лорд-командующий.
- Тормунд, не составишь ли мне компанию?
- Так и быть, малыш Грейджой. Но без полпинты, нет, лучше пинты пива, я этого недоделанного упыря слушать не собираюсь.

Упырь явился быстро, Отец Тысяч еще не успел как следует приложиться к своей пинте, а Теон задать ему вертевшиеся в голове вопросы о пропавшем Сноу.
Банкир чуть задержался у двери и церемонно наклонил голову, щурясь в сторону Теона.
- Добрый вечер, лорд Тихо. Проходите, пожалуйста, и располагайтесь удобнее.
- Спасибо, но я не лорд. Можете называть меня Тихо, лорд Теон.
- Я знаю, как вас зовут. Мы с вами уже встречались.
- Да, я помню. У вас тогда были некоторые трудности. Рад, что ситуация переменилась в лучшую сторону.
Теону стало смешно, и он с трудом сохранил серьезное выражение лица. Тихо говорил с вежливой озабоченностью, словно речь шла о том, что Теон случайно выронил кошелек в дешевом трактире, а рядом не нашлось никого, чтобы на время перехватить монет. Пришлось лишь годик отсасывать Рамси Болтону. Люди вроде Тихо мыслят категориями трудностей, которые, даже если и заканчиваются смертью от голода, иначе как временными не называются.
- Вина или пива?
- Вина, пожалуйста.
Теон наполнил кубок только наполовину и вопросительно уставился на банкира. Интересно, если его принимать не слишком радушно, поубавит ли он аппетиты?
- Лорд Теон, знаете ли вы о займе, который получил от Железного банка ваш предшественник?
Не поубавит.
Теон знал очень хорошо, читал ту часть договора, которая осталась среди бумаг Джона, но сейчас не смог удержаться и, высоко подняв брови, вопросительно уставился и насупившегося Тормунда.
-Ты мне это брось, Перевертыш, - оглушительно заорал тот. – Я в эту вашу бумажную возню не лезу! Я воин, мечом махать – это по мне! Но должен сказать, что этот банковский червь заточил мои золотые браслеты. С рунами! Это они нам должны, а не мы им. И конец разговора.
- Уважаемый Тормунд, - тихим голосом сообщил Тихо. – Вынужден вам напомнить, что именно вы до нашего отбытия с королевой Селисой на восток заверили меня, что Ночной Дозор не отказывается от договоренностей, заключенных пропавшим лордом-командующим с Железным банком.
- А что я должен был делать? Упыри прут, вы под ногами болтаетесь. А Джон Сноу из тех, кто знает, что делает. Раз заключил бумагу, значит, нужно было. Но мы расплатились. Все имущество вольного народа у вас!
Банкир откинулся на спинку кресла и стал обеспокоено поглаживать свою веревочную бороденку. Теон кожей почувствовал, что каждая минута молчания откладывается в проценты долга. Когда милорд внезапно замолкал и рассматривал Вонючку с такой же сдержанной задумчивостью, тот знал, что скоро будет ползать в крови на коленях и умолять срывающимся голосом.
Видишь, как многому ты со мной научился.
Бояться и вовремя угождать?
Предвидеть, чем может все закончиться.

URL
2014-12-06 в 20:05 

Лилули
- Ради чего вы приехали, Тихо Несторис?
- Пришла весна, и время возвращать долг за то, что привозили в Ночной Дозор морем всю долгую зиму.
- Мы начнем возвращать вам долги. Когда действительно придет весна.
- Что вы хотите этим сказать, лорд-командущий?
Теперь пришла очередь Теона откинуться на спинку кресла. Он обхватил рукой чашу и слегка качнул ее. Вино заплясало у краев, - темное, как кровь, толчками выходящая из раны.
- Посмотрите вокруг. Весна – это солнце, зеленая трава под ногами и птицы, которые поют с первым светом. Трава почернела от снега, он выпадает каждое утро, потом тает, уходит в землю и снова выпадает. Ничего не растет. Мы застряли в осени, нагрянувшей сразу после зимы.
- Так не бывает, лорд-командующий. Когда снег тает, приходит весна. Быстрее или Медленнее.
Тормунд крякнул и грохнул чашей о стол.
- Откройте глаза, Железный банк. Могу вас прокатить за Стену, чтобы вы получше все рассмотрели, как она приходит. У нас Иные все еще бродят среди леса.
Банкир смотрел то на Грейджоя, то на Тормунда, словно те говорили на незнакомом ему языке. Теон ухмыльнулся. Многие люди слепо уверенны, что существуют правила, и мир подчиняется словам «должно быть…», а не «на самом деле…». Он сам потерял несколько пальцев и не только, прежде чем понял, что нет никакого принца Теона, а есть Вонючка, милорд и боль.
Иногда я горжусь тобой. Напрасно ты не поехал со мной в Дредфорт.
Теон судорожно сглотнул и отодвинул от себя чашу.
- Что вы же хотите с нас получить? Дар – пока голая земля. А дозорные все еще заняты войной.
Тихо Несторис поддался вперед. Он явно знал ответ, привез его с собой из Браавоса.
- Чардрева. Их еще много осталось за Стеной. Мы готовы простить все долги и дальше снабжать Дозор.
Лорд-командующий окаменел от неожиданности, а потом почувствовал, как пузырьки невозможного веселья наполняют легкие и щекочут ноздри. Он сжал челюсти, удерживая улыбку, и деловито обратился к банкиру:
- Вы захватили с собой повозку?
Тихо Несторис заполошно дернулся назад, видимо, надеясь найти какую-нибудь завалящуюся во дворах Черного замка. Тормунд трубно заржал и хлопнул Тихо по плечу.
- Расслабьтесь. Малыш Грейджой шутит. Он у нас это делает иногда. Когда отвлекается от упырей, которых расплодил в собственной башке.

Когда Отец Тысяч ушел, Теон уже порядком накачался и, оставшись в одиночестве, налил себе еще. Зря он так жестко и даже нагло отказал представителю Железного банка. Его занесло, как это бывало в прошлой, давно забытой жизни. Предложение сделки с чардревами злило, обижало и одновременно оставляло привкус горькой безнадежности. Перевертыш, предавший близких, предаст и Старых богов, сколько бы лет ни прошло, что бы он хорошего ни сделал. Это навсегда. Может, банкир, для которого весь мир состоял из доходов и расходов, вовсе и не думал так. Но Теон был не в состоянии выкинуть из головы эти мысли.
В конце концов он не отказался от долга, но сказал, что начнет возвращать заем, только когда действительно наступит весна. Только как он это сделает? Как собирался это сделать Джон? Теон пытался представить образ мыслей Джона, но не мог. Тормунд был уверен, что Сноу всегда знал, что делал. Но то, что он знал, было ли продумано до конца? Бастард никогда не казался дальновидным, скорее упрямым, способным бесконечно долго стучаться в закрытую дверь. Нет, Сноу не был дураком, просто всегда выбирал только прямую дорогу, даже понимая в глубине души, что она заканчивается обрывом. Хотя сорвался именно Теон. Или они оба?
Лорд-командующий вылил все, что осталось на дне кувшина. Глупо пытаться не думать об этом. Спаси Джона, Теон. Что ему этот Сноу, которого он может даже не узнать при встрече? Он не знал и никогда не любил сероглазого бастарда. Хотел ли снова видеть того, кто живо напомнит о Винтерфелле, Роббе, других страшных призраках прошлого. Отправиться искать Джона Сноу. Теперь, после того, как он дал эту клятву: Я буду жить и умру на своем посту. После того, как присягнул Дейенерис. Найдется ли тот, кто пнет отрубленную голову дезертира. Джон. Никто даже не услышал слов в шелесте листьев. Никто, кроме него.
Предательство твоя участь, мой бедный Вонючка. Я всегда это тебе говорил. И защищал тебя. Если бы ты остался со мной, тебе не надо было это снова переживать.
Я не хочу такого. Подавляя рвущееся из груди рыдание, Теон опустил голову на руки. Комната кружилась вокруг него. Нужно выйти на воздух, чтобы прошел хмель, чтобы подумать и решить, как ему поступить.

Ночь была невозможно черной. Теона слегка качало. Поднимать голову и рассматривать небо было не разумно. Можно легко перейти в позицию лежа под звездами, а потом, отводя глаза, объяснять Карену, какая надобность заставила лорда-командующего так изгадить свой плащ.
Теон шел медленно, следя за тенями, выступающими из темноты. Это должно быть поленница, длинное тело конюшни, хозяйственная постройка, где стирали одежду. Надо начать ремонт ее крыши. Его качнуло в сторону, и рука уперлась стену. Послышался скрип. Теон всмотрелся – похоже, кто-то настежь оставил дверь.
Сильный толчок сзади отправил его прямо в косяк услужливо распахнутой двери. В голове что-то вспыхнуло, ноги подогнулись, и тело рухнуло в грязь. Жестким захватом ему заломили за спину руки и резко поставили на ноги.
- Отпусти, - Теон попытался вырваться, ударить ногой по фигуре, которую ощущал позади себя. Но движения были дерганными, сапоги разъезжались в грязном месиве. Он даже не видел их. Стало страшно.
- О, да ты нализался, лорд-командующий. Значит, меньше возни.
Этот шепот… Он не в голове, слова шекочут теплом его шею. Теона словно парализовало.
- Кто? – он прохрипел сквозь сбившееся дыхание. Петля затянула предплечья и дернула их вверх, наливая суставы болью.
- Ты знаешь кто. Назови меня.
Вывернутые за спиной руки наклоняли его вперед, сгибали почти пополам. Он попытался их опустить, но не вышло – петлю, наверное, перекинули через перекладину у входа, на которой в хорошую погоду сушились черные плащи дозорных. Хмель уходил, а сердце колотилось как сумасшедшее.
- Я не знаю твоего имени. Развяжи сейчас же или тебе придется убить меня.
Надеюсь, я не умоляю. Боги, это не он, такого не может со мной случиться.
- Не придется, потому что ты все понимаешь. Но врешь. А это плохо.
- Ра.., - голос сорвался. – Ра..мси?
- Молодец, Вонючка!
Невидимый милорд перегнулся через его заломанное тело, и Теон застонал от боли в плечах. Рамси просто перекинул сбившийся на плечах плащ через склоненную к земле голову.
- Ты не можешь здесь быть, - выдавил Теон, чувствуя, как холодит воздух оголенную поясницу, как вдруг стало тесно и душно под обхватившим голову плащом.
- Ты слишком боялся приблизиться к новобранцам. Даже не смотрел на них. Не можешь избавиться от старых привычек, лорд-командующий? Это хорошо.
- Не правда, не правда, - едва слышно проговорил он сам себе, ощущая, как сползают с него штаны. Правда. Ты должен был заглянуть в глаза каждого, но не смог.
Теон почти всхлипнул, представив, как издалека белеет в кромешной тьме его голый зад. По телу прошла дрожь то ли от холода, то ли от знакомого отчаяния, сдавившего нутро.
- Что ты там сказал? Надевая плащ, мы оставляет прошлое позади? И ты его оставил. Ты опять стал врать себе и людям, мой Вонючка. Это нехорошо.
И сильный, хлесткий удар ожег его голую плоть, все тело качнулось, и Теон взвыл от боли в плечах. За ним последовал еще и еще удар. Похоже, Рамси лупил его ремнем, и Теон пытался устоять на подгибающихся ногах, чтобы сохранить суставы. Плащ колыхался вокруг него тяжелым невидимым полотном.
Он знал давно, что боль – это непреложный голый факт, с которым остаешься один на один в пустом, как скорлупка мире. Даже милорд исчезает, уходит в бесформенный туман, окружающий только тебя и боль. Иногда с ней можно сладить, иногда она пожирает тебя без остатка.
- Хватит, хватит, пожалуйста, перестань.
Удары прекратились.
- Что? Что ты хочешь, Рамси?
Молчание.
- Рамси!
Молчание.
Теона все отчетливее бил озноб.
- Ты еще здесь? – спросил он совсем тихо, жалко.
Две горячие ладони внезапно коснулись открытого тела. Теон вздрогнул от контраста. Руки прошлись вверх к пояснице и медленно поползли вниз, к ягодицам и внутренней стороне бедер. За ними оставалась теплая дорожка кожи, которая постепенно охлаждалась, а потом вновь прогревалась жаром вернувшихся рук. Теон дрожал, невольно в этой полной темноте погружаясь в путешествующее по телу тепло. Было странно. Ощущения поглощали его всего, без остатка. Боль в плечах притупилась и отступила. Сознание плыло.
- Перестань, - сказал он с мольбой.
Почему это делает он? Почему у него такие невозможно горячие руки?
Ладонь хозяйски проникла в его ягодицы.
- Я надеюсь, здесь никто не побывал, лорд-командующий.
- Никто, - выдавил Теон с тоской и попытался отстраниться.
Но Рамси крепко держал его и требовательно водил пальцами по самому чувствительному месту.
Дыхание сбивалось. У милорда длинные пальцы.
- Хорошо, малыш.
Ему внезапно захотелось рассмеяться, но в его проход знакомо уперлась головка члена. Теон замер и распахнул глаза в непроглядную черноту плаща дозорного. Рамси с силой дернул его на себя и одним рывком вошел до упора. Боль полыхнула снизу до самых плеч, и он закричал.

Крик оглушил и вытолкнул его из темноты. Теон лежал лицом в стол на раскинутых руках. Плечи затекли и ныли. Он поднял голову. Вино растянулось бесформенным пятном у края стола и залило шерстяные штаны. От распахнутого окна сквозило холодным, сырым воздухом.
- Сноу, Сноу, - всполошился еще недавно спавший ворон.
Какой их них?
Теон оперся локтями о стол и закрыл глаза ладонями.

URL
2014-12-06 в 20:07 

Лилули
В дверь отчаянно колотили.
- Если не прорвались Иные, я оторву тебе колотилку и приделаю ее вместо члена! – взревел Тормунд, нащупывая брошенные на пол штаны.
Но болвана за дверью обещание не утихомирило, так что Иные видимо все-таки прорвались. Отец тысяч нахмурился и вспомнил, что точил меч буквально день назад и еще сможет нарезать мертвяком в мелкую сосульку.
Оказалось, что весь этот утренний грохот устроил стюард Грейджоя. Вид у того был бледный, всклокоченный, так что Тормунда встревожила мысль, что прорвались не Иные, а банкир с уродливой бабской бородкой к малышу Теону, и теперь лорду-командующему требуется крепкое плечо.
Но юнец шмыгнул носом и протянул дрожащей рукой свиток.
- Совсем ополоумел! – рявкнул Тормунд. – Иди к своему лорду Перевертышу засовывать бумагу под нос!
- Он.. он, - глаза мальчишки предательски налились слезами. – Велел вам утром это прочесть.
- То есть как это - велел? Я сам где?
- Уехал куда-то ночью. Запретил за собой идти, - парень уже натурально всхлипывал. – Приказал утром идти к вам и читать это.
Звучало совсем нехорошо. Банкир, жадный до золотых браслетов, был куда лучше. О Иных и говорить нечего.
- Давай, читай, что тянешь!?
И стюард прочитал дрожащим голосом.
Тормунд! Мне придется уехать. Я должен найти Джона Сноу. Знаю, это звучит странно, но Старые Боги хотят, чтобы я нашел его. Прошу, командуй Дозором, или реши, кто подходит для этого дела. Может, провести выборы, как это было принято? Правда королева Дейенерис… Но о ней мне даже думать страшно. Ей надо послать ворона. Карену поручи написать про Суровый Дом, она должна помочь. Прости, Отец Тысяч.
Теон Грейджой.

- Недоумок! Тупица беспалая! И это после того, как он произнес эту дерьмовую воронью клятву. О чем он вообще думал, пекло ему в задницу!

URL
2014-12-07 в 11:38 

ron y miel
Очень интересный пов Теона! Хотелось почитать про его будни лорда-командующего) и как он с Тормундом общается)
грустно, что у Теона до сих пор в голове живут его страхи, бедный он)
а предыдущая глава - как интересно ты придумала про Джона, очень много варговавшегося в Призрака, и которого вытягивают и держат на этом свете Мелисандра и Атлас. Здорово, что о нем заботятся так. И Атлас хороший, подходящий для Джона человек. Он не позволяет ему совсем погрузиться в себя

2014-12-07 в 15:57 

Лилули
*Janos*, спасибо тебе)
почитать про его будни лорда-командующего) мне самой эта тема очень нравится, жаль сюжет ведет в сторону)
как интересно ты придумала про Джона, очень много варговавшегося мур-мур)
хотя, если честно,то это практически сжатый ремейк спасения Фитца Чивела и настроение то же (я просто обожаю Робин Хобб и Сагу про Видящих. Такая чарующая и грустная. Перечитывала раза четыре и еще хочу). Всегда казалось, что своих варгов Мартин у нее позаимствовал, хотя вряд ли он издал "Игру престолов" всего на год позже)))

URL
2014-12-07 в 17:28 

ron y miel
Лилули, хотя, если честно,то это практически сжатый ремейк спасения Фитца Чивела и настроение то же (я просто обожаю Робин Хобб и Сагу про Видящих. Такая чарующая и грустная. Перечитывала раза четыре и еще хочу)
ого, не знала даже! может как-нибудь прочитаю) здорово, что ты так много перечитывала Робин Хобб!
а Мартин все-такие много чего позаимствовал и намешал в свои книги) Сюжет с варгованием мне тоже откуда-то знаком, хотя кажется, что конкретно подобного я не читала. Но это довольно распространенная тема про оборотней. По-правде, когда я читала книги, то больше всего следила именно за Браном, Тирионом, ну и Джоном. Но про них все самое важное написал Мартин, и мне как-то нет смысла читать фанфики до сих пор. А про Рамси он написал глазами Теона, и это заставило много размышлять о нем.

2014-12-07 в 18:42 

Лилули
не знала даже! может как-нибудь прочитаю)
оооо! Не могу удержаться от пиара. Во-первых, это самая слешерная фэнтези из возможных (точнее именно Сага о шуте и убийце - продолжение Саги о Видящих) . Причем фанаты слешеры были настолько были растроены финалом, что таки продавили писательницу на продолжение. Вышла первая книга, еще не переведена. Я берегу это удовольствие на после Нового года, когда буду свободнее. Потом там те же любимые темы отверженности, одиночества, обреченные отношений героев, живые образы, средние века и все очень и очень эмоционально. Правда подобия Рамси и Вонючки там нет))) скорее Джоффри. Главного героя - бастарда я бы назвала смесью Джона и Теона.)
Там не просто тема оборотней - все отношения человека и животного у Мартина и Хобб совершенно одинаковы.)

URL
2014-12-07 в 23:58 

ron y miel
Лилули, ого, ничего себе! еще и слэш! а ты читала Линн Флевелинг? там тоже внезапно такие романтичные отношения между Алеком и Серегилом

2014-12-09 в 20:56 

Лилули
*Janos*, да, в целом симпатичная вещичка. Особенно первая. Такая темная романтика)
Но на мой вкус до Хобб и близко не дотягивает ни по проработанности мира, ни по потрясающей эмоциональности.
Меня просто порабощает пронзительное одиночество и обреченность всей саги в Шести герцогствах.)) ну это вообще моё. Как читателя. Как автору мне проще даётся ирония))

URL
2014-12-09 в 21:05 

Shugister
Лилули, Я очень жду продолжения!!!

2014-12-09 в 21:14 

Лилули
Shugister, я тут о высокой литературе, а ты меня так раз и в реальность))

URL
2014-12-09 в 21:31 

redraccoon
я дочитал вчера!
так классно
хочется поскорее Дредфортской линии
потому что Рамси-из-головы чумовой
сидит себе, тыкает мордой в реальность
аввв
авввв
куда теперь Теон пойдет?

2014-12-09 в 21:45 

Лилули
rotspecht, :inlove:
Боюсь, мне придётся вернуться кДжону сначала. Тут дело в важном сюжетном повороте в Дредфорте. И не знаю как пойдёт по скорости. Сильно загружен день, надеялась станет проще, но нет. Боги смеются не только над Теоном))

URL
2014-12-09 в 21:48 

Лилули
Вообще Теон естественно отправится искать Джона, но куда его это заведет!!??

URL
2014-12-09 в 22:04 

redraccoon
Боюсь, мне придётся вернуться кДжону сначала. Тут дело в важном сюжетном повороте в Дредфорте. И не знаю как пойдёт по скорости. Сильно загружен день, надеялась станет проще, но нет. Боги смеются не только над Теоном))

да это ничего
реал такой реал
уже интригуешь линией Дредфорта * 3 *

Вообще Теон естественно отправится искать Джона, но куда его это заведет!!??
> 3 >
*шепотом*
в Дредфорт?

2014-12-09 в 22:10 

Shugister
Лилули, Прости! Я не хотела помешать беседе. Я просто хотела пояснить свою позицию по вопросу твоего онгоинга. Я уже рада тому факту, что ты пишешь продолжение.

2014-12-09 в 22:28 

Лилули
rotspecht, *едва слышным шепотом* не скажу
Shugister, я шучу, на самом деле твоя позиция делает мне приятно,ош-шень)

URL
2014-12-09 в 23:25 

Eagre
rotspecht, *боится-боится* Ой, а ведь по закону именно Хранитель вроде должен судить и казнить дезертиров со Стены?

2014-12-09 в 23:28 

redraccoon
Ой, а ведь по закону именно Хранитель вроде должен судить и казнить дезертиров со Стены?
*повизгивает от удовольствия*
схватить дезертира!

2014-12-09 в 23:34 

Eagre
rotspecht, Аааа, ну как так можно-то? :weep2: Наверняка же должны сообщить со Стены, что командующий пропал. Второй подряд!!

2014-12-09 в 23:55 

redraccoon
Наверняка же должны сообщить со Стены, что командующий пропал. Второй подряд!!
правильно
сообщить Хранителю Севера

2014-12-10 в 00:01 

Eagre
rotspecht, И чего ему делать?!! Не найдешь - страшно. Найдешь - еще страшнее.

2014-12-10 в 00:09 

ron y miel
Лилули, да, в целом симпатичная вещичка. Особенно первая. Такая темная романтика) Но на мой вкус до Хобб и близко не дотягивает ни по проработанности мира, ни по потрясающей эмоциональности.
ого! вот это интересно! а я как раз собиралась сказать, что когда читала лет в 17, то меня там поразила проработанность мира, религии. До этого я вообще не читала таких фэнтези.
Меня просто порабощает пронзительное одиночество и обреченность всей саги в Шести герцогствах.))
а вот это меня немного пугает *___* этого всего и так много было в реале.
но как характеристика рассказа, звучит очень заманчиво.

Как автору мне проще даётся ирония))
вот знаешь, у тебя ирония такая с горьким вкусом. это хорошо и правильно, но твой текст мне не кажется ироничным. он серьезный
ирония - это иногда единственная положительная реакция, которая помогает жить, держаться, выражать самое важное и болезненное в более красивой легкой форме

2014-12-10 в 03:31 

Карен чудесный, оч нравится персонаж.
Еще зашипперила Теона с Тормундом, очень соблазнительный пейринг что-то внезапно.))
Джооооон @___@ спасаааать111

Винилацетат

URL
2014-12-10 в 15:57 

Лилули
Eagre, спасибо большое, что читаете и переживаете *___*. Здорово, если не только за Рамси.)))
Но думаю, Теона на Стене все же никто выдавать не будет. У Тормунда тяжелая рука)))

*Janos*, меня там поразила проработанность мира, религии. может ты и права а я вполне могу быть ужасно предвзята)
вот знаешь, у тебя ирония такая с горьким вкусом. это хорошо и правильно, но твой текст мне не кажется ироничным. нненене, мои слова к эти текстам не относятся и ты меня просто воспринимаешь, как автора этих фиков). Но ты же не только Р и Т рисуешь. Вообще-то читать дальше , но даже в фиках торчат уши комедии положений, что суть иронии)

Гость, ну, который не совсем гость) я очень счастлива читать про Карена. По-настоящему чистая душа - такая редкость. Тормунд для Теона хороший антидот от западания во внутрь своих проблем (да и Карен тоже), а еще два лорда-командующих меня увлекают в словесных подачах друг другу. Сама жалею, что отправила Теона невесть куда, можно было бы им дать еще пару дней. А то Джона пока и особо спасать не от чего :shuffle:

URL
2014-12-10 в 19:05 

Eagre
Лилули, спасибо большое, что читаете и переживаете *___*. Здорово, если не только за Рамси.)))
Но думаю, Теона на Стене все же никто выдавать не будет. У Тормунда тяжелая рука)))
молодцы, если так. А Тормунд получился такой... всеобщий папочка. У них интересный тандем получился с Теоном, именно с точки зрения того, чего Теон никогда не имел. Он ведь и повзрослеть-то должен был очень рано, а тут - "малыш". :З

2014-12-10 в 19:15 

redraccoon
Он ведь и повзрослеть-то должен был очень рано, а тут - "малыш"
это кстати кинкует очень

2014-12-10 в 19:25 

Eagre
rotspecht, ну блии-и-иин, ну пусть Тенка тоже побудет маленьким. Он же никогда по сути семьи не имел (вернее, слишком рано ее лишился).
Если даже милорд пытался построить себе семейное гнездо, то Теону и подавно это нужно.
Лилули, Сама жалею, что отправила Теона невесть куда, можно было бы им дать еще пару дней. ой, а может ему побег просто приснился? Или он просто еще вспомнит свое житье на Стене? А то и правда. очень интересно.*_*

2014-12-10 в 19:41 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Тормунд для Теона хороший антидот от западания во внутрь своих проблем
Вот это, кстати, страшно мило: Он у нас это делает иногда. Когда отвлекается от упырей, которых расплодил в собственной башке. Такая ситуация, когда все (ну, или только Тормунд) знают, что у Теона в башке упыри, и делятся этим знанием. XD
Но я скорее разную похабень имела в виду под пейрингом. Теон тоскует, ему холодно и одиноко. И тут такой чувак.)) Мне кажется, вообще отличный позитивный партнер для него (как эпизодически, так и вообще). По-хорошему, не надо бы заниматься самокопанием (и людьми, которые на него провоцируют), надо просто с кем-то бухать, трахаться и веселиться. Тормунд на позитиве.)

два лорда-командующих меня увлекают в словесных подачах друг другу
Это что имеется в виду?) Когда одни слова по-разному обыгрываются, или как?
Пусть лично подают, я щитаю.)) Хотя про жизнь Теона на Стене, без особых экшенов, а просто занавесочную историю, тоже очень круто оказалось читать. Но при желании к этому можно и во флэшбеках обратиться.

А еще меня жутко штырит клятва Дозора, Теон, приносящий клятву Дозора, и все, что этим связано. Это как-то невероятно круто самим фактом.)

2014-12-10 в 19:47 

Лилули
Eagre, всеобщий папочка хе-хе, его наверное не зря прозвали Отцом Тысяч. Один малышом больше, одним меньше) Мне кажется, во внутренней "сложносочиненности", которую люди образованные оценивают как взрослость, люди от народа - такая "соль земли" - видят детскую неприспособленность к жизни, ее простым истинам. И в чем-то они правды))

URL
2014-12-10 в 20:09 

Лилули
Eagre, может ему побег просто приснился? тогда это он приснился Тормунду - гротеск какой-то)))

URL
2014-12-10 в 20:10 

Лилули
Vinylacetat,
знают, что у Теона в башке упыри, и делятся этим знанием. у меня есть внутренняя уверенность, что люди, которые видят тебя вплотную три года в экстремальной ситуации, раскусывают тебя до ядрышка, знают о тебе гораздо больше, чем ты подозреваешь, причем даже в своей массе.
вообще отличный позитивный партнер для него староват. Любовник-папик как-то пошловато по моему Хотя психологически и про позитив я совершенно согласна)
Теон, приносящий клятву Дозора, и все, что этим связано. для меня в этом был какой-то тяжело перешагиваемый барьер. Такое быть не может - почти аксиома. Поэтому очень хотелось попробовать...
Когда одни слова по-разному обыгрываются, просто как бы каждый из них способен на острое и точное словцо, но стили совершенно разные. У них могли бы быть занимательные диалоги и споры... не знаю.. может быть...

URL
2014-12-10 в 20:16 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
папик))) Ну да, я тоже не люблю такие штуки. Меня вообще существенная разница в возрасте отталкивает. Но применительно к Тормунду даже в голову не приходило, он почему-то мне не кажется старпером и вообще шибко взрослым, сколько бы у него ни было детей.)

для меня в этом был какой-то тяжело перешагиваемый барьер. Такое быть не может - почти аксиома. Поэтому очень хотелось попробовать...
Дададада, у меня такое же чувство. Поэтому и ощущается так круто, когда это сделано.

У них могли бы быть занимательные диалоги и споры... не знаю.. может быть...
*____*

2014-12-10 в 20:32 

Лилули
Сумеречность

Лейтенант молча потягивал вино и думал о чем-то своем. Трактирщик подошел к их столу, кивнул Джону и небрежно грохнул по столу принесенной глиняной кружкой.
- Яичницу с луком, Сноу?
- Да, пожалуйста.
Тот хмыкнул и отошел. Джон никак не мог отучить себя от этих «пожалуйста», и местная обслуга наверное видела бы в нем слабака, если бы не длинный меч у бедра. Хорошо, ни разу не приходилось его вытаскивать, а то валирийская сталь в руках безродного проходимца могла бы вызвать много недоуменных взглядов и шепотков.
Сосед безразлично провел взглядом по его лицу и снова погрузился в созерцание чего-то за спиной Сноу. Было бы гораздо легче, если бы офицер оказался болтливым. Достаточно кивать, хмыкать, изображать интерес, и можно узнать больше, чем из вызывающих подозрения расспросов. Но сейчас придется начинать первым. Спрашивать напрямую о том, что интересовало, было неловко, а заводить разговор издалека и ни о чем, а потом подводить к нужной теме, Джон не умел. Он прокашлялся, прочищая горло, и отхлебнул изрядный глоток легкого тироширского.
- Вы служите у леди Дастин? Извините, что спрашиваю, просто никогда вас не видел. И вообще в трактире много незнакомых лиц.
Седой прищурился, пожевал губами и бросил с иронической интонацией:
- Хочешь сказать, не заметил прибытие в город толпы конников под знаменами? Народу на улицах Барроутона было так много, что мы уже собирались прокладывать дорогу мечами.
Джон поднял брови, пытаясь изобразить удивление. Но Джернис Марч покачал головой и понимающе улыбнулся.
- Здесь есть и пустые столы, Джон Сноу. Что тебе нужно? Узнать последние новости или поступить на службу к королеве Дейенерис? Я вижу рукоять длиннющего меча. Умеешь пользоваться?
- Немного, - пробормотал он, чувствуя неловкость. – Почему королева Дейенерис? Я видел только знамена Старков.
- При въезде в город был еще и дракон, но ты увидел только волка. Значит, он тебя больше интересует?
Джон растерялся, не зная, что сказать, разговор развивался совсем не так, как ему думалось. Теперь лейтенант его рассматривал очень внимательно, явно забавлялся и угадал о нем гораздо больше, чем того хотел Джон.
- Так почему жителя Барроутона, таскающего за собой меч, так интересуют Старки?
Инициатива была перехвачена. Джон покачал в руке чашу, стараясь собраться с мыслями. Можно было отнекиваться, но тогда вряд ли удастся что-то выяснить самому, а приготовить историю заранее он не удосужился.
В последнее время Джон отчетливо понял, насколько неприятно изображать простолюдина, если ты оказываешься даже среди солдатни. Как бастард он сталкивался с враждой и презрением, но не с откровенным пренебрежением. Тем более от людей простых и грубых. В неприметной одежде, а тем более без оружия для всех, кто имел вход за стены замка, он мгновенно превращался в пустое место, человечка, которого можно не слушать, оборвать в любой момент или запросто оттолкнуть с дороги, даже не взглянув в его сторону. Ощущения были непривычными и не слишком приятными, и он нередко до боли сжимал зубы, чтобы сдержаться и не ответить резко и вызывающе. И сейчас в интонациях офицера сквозило ленивое любопытство и уже усвоенное им пренебрежение к простолюдину. Причем непонятно, чем больше вызвано было это любопытство: вопросами Джона или наличием у того меча.
- Хотя в общем это не имеет никакого значения, - быстрым движением Марч залил в глотку остатки вина и стал подниматься.
- Прошу вас, останьтесь, лейтенант, я все объясню. Мне это и вправду важно, - Джон твердо посмотрел прямо в светло-серые глаза. Офицер моргнул, словно увидел во взгляде Сноу что-то внезапно его удивившее, и сел обратно.
- Вы правы, мне хотелось бы узнать хоть что-то о леди Сансе и лорде Риконе. Я с детства жил в Винтерфелле среди солдат. Учился там сражаться. Потом был в войске Робба Старка и... Вы, наверное, знаете о Красной свадьбе. В общем, все кончилось плохо, я был тяжело ранен, - Джон чувствовал горечь и странный прилив вдохновения, смешивая правду и собственные мечты о том, как могло бы все сложиться по-другому. - Потом я хотел вернуться обратно. Предложить свой меч кому-нибудь из северных лордов. И в конце концом оказался рядом со Станнисом.
Джон перевел дыхание. Нужно ли это ему на самом деле? Но теперь было поздно отказываться от разговора, тем более офицер морщил лоб, как человек, который пытается связать услышанное с разрозненными фактами в голове.
- Это был тяжелый северный поход. Потом Торрхенов Удел. В конце концов, оказался здесь и увидел знамя Старков. Вот и все. Действительно, хотелось бы узнать что-то о леди Сансе и ее брате. Я слышал, что ее долго не могли найти, а Винтерфелл был разрушен.
- Хочешь вернуться к ним на службу?
Джон с трудом сглотнул.
- Не знаю, пока еще не знаю, что делать. После всей этой зимы. Но махать мечом – это единственное, что я умею.
Офицер кивнул одобрительно и с пониманием. Былое пренебрежение полностью исчезло, он озабоченно потер подбородок и вздохнул:
- Я мало что могу рассказать. Я и мои ребята из Городской стражи Дейенерис Таргариен и сопровождаем леди Сансу и лорда Рикона в Королевскую гавань. Королева желает публичного преклонения колен Старков и принесение ей присяги.
- И только?
- Думаю да. Вряд ли с ними может случиться что-то плохое. Они даже не родились во время предательства их отца, не увязли в претензиях Станниса на престол. Кроме того, леди Санса все еще супруга лорда Тириона. Хотя ходят слухи, что он предложил ей развод.
- Как она вообще, в порядке? – вырвалось у Джона.
Марч взглянул на него с удивлением и пожал плечами.
- Пожалуй. Печальная только. Ее сопровождает лорд Петир Бейлиш. Похожа встреча с леди Дастин была для нее не очень приятной. Но обеим пришлось это проглотить. Теперь все подчиняются Дейенерис Таргариен и ее драконам.
- А-а, - протянул Джон, думая одновременно о невразумительном зеленом знамени и о живых драконах, которых он так до сих пор и не видел.
- Твоя яичница, Сноу, - сиплый голос трактирщика вывел из размышления.
Тарелка, с обломанными глиняными краями, была наполнена желтым месивом, которое пахло одуряющее приятно. Он не ел сегодня целый день и не отказался бы и от хорошего куска мяса, но заплатить за такую роскошь был не в состоянии. Стараясь не думать об этом, Джон тряхнул головой и взялся за лежащую поверх ложку, появившуюся на свет, судя по виду, задолго до его рождения. За спиной что-то грохнуло, и послышался радостный гогот грубых солдатских голосов. Сноу взглянул на Джерниса, но тот только пожал плечами и слегка выдвинул вперед челюсть, изображая что-то вроде улыбки.
- Ты мог бы поступить на службу, Джон Сноу, а не бродить по трактирам в истрепавшейся одежде.
- Да, я собираюсь, - рассеянно кивнул Джон. В голове бродила какая-то тревожная мысль, но он никак не мог ее сформулировать. На службу в королевскую стражу?
- Чтобы призвать кого-то к Железному трону, вовсе не обязательно посылать за ним стражу…, - неуверенно протянул Джон и вскинул глаза на Джерниса Марча. – Вы мне чего-то не сказали, лейтенант, все совсем не в порядке.
- Не волнуйтесь за своих Старков, Джон Сноу, - офицер обхватил кувшин, услужливо поставленный на стол. – Нас не отправляли взять под арест леди Сансу. Отряд сопровождал лорда Мормонта, Десницу королевы. Но тот был зверски убит на землях лорда Рамси Болтона.
- Бастард Русе Болтона? У него руки в крови по плечи. В крови многих. Он насильно взял в жены леди Арью Старк и погубил ее. А теперь и Десница. Я надеюсь, королева Дейенерис покончит или уже покончила с этим чудовищем.
Джернис Марч молча посмотрел на Джона, взгляд его потемнел, брови напряженно сошлись. Почему, почему он смотрит так, словно раздумывает говорить или нет? Арья? Он знает что-то про Арью? У Джона сдавило сердце, но он не решался ни о чем спросить. Только пытался удержать этот странный, выдающий внутренние сомнения взгляд, не дать ему сорваться, уйти в темноту зала. К грохоту пьяных голосов. Длинно тянулись секунды. В какой-то момент Джернис Марч откинулся назад и медленно провел рукой от середины до края засаленного стола, ладонь замерла и осталась лежать на стертом углу. Когда он заговорил, голос звучал устало:
- Мы и мои ребята пришли за Матерью Драконов от Меерина. Золотые Мечи, может, ты слышал, Джон Сноу. Я родился в Вестеросе, но это было так давно. А вся жизнь моя прошла среди наемников через море отсюда. Я ничего не знаю о севере и тем более о преступлениях лорда Рамси Болтона. Возможно, он и заслужил смерти. Но точно не он убил Десницу. Более того, боюсь, мне и моим ребятам пришлось бы расплачиваться собственными головами за гибель сира Джораха, если бы не лорд Дредфорта и лорд-командующий Дозора.
- Лорд-командующий? – не понял Джон.
Слова не имели никакого смысла. Тормунд, помогающий на пару с Рамси выпутаться кому-то из истории с убийством, был также нелеп и невозможен, как Тормунд, выдаивающий козу или несущий знамя с оленем над Селисой Баратеон. Что за глупости мне лезут в голову? Образы реальности, искаженные лихорадочным бредом.
- Какого лорда-командующего вы имеете в виду?
- Лорда-командующего Ночного Дозора, лорда Дознавателя королевы – Теона Грейджоя.
Джону показалось, что он мгновенно оглох. Два последних слова лопнули в голове, перекрывая все звуки вокруг. Оставалась только болезненная вибрация, давящая изнутри, выламывающая виски.
- Теона Грейд..? - попытался переспросить он, но губы онемели и не слушались, звуки слипались в застрявший в горле комок. Он закашлялся.
Джернис Марч резко перегнулся через стол и схватил его за плечо.
- Что с тобой, Сноу, тебе плохо?

URL
2014-12-18 в 16:14 

Лилули
Джон помотал головой и отодвинул от себя полупустую тарелку. Ему не было плохо, просто шея и горло болезненно окаменели, смысл услышанных слов все еще не давался, ускользал из сознания.
- Может вы ошиблись? – выдавил он. Потому что это было единственно возможное объяснение.
- Нет, - спокойно сказал Марч и уселся на лавку. Он не спускал с Джона внимательного взгляда и, немного помолчав, добавил:
- Но я вижу перед собой совершенно белое лицо. Видимо, для тебя эта новость имеет значение.
Джон коротко рассмеялся. Ему не было весело. Скорее очень тяжело. Он сам не мог понять, почему после сказанного почувствовал себя так, словно из него вынули позвоночный столб, и он не сможет встать и пойти дальше, пойти хоть куда-нибудь. И дело было не в Рамси Болтоне, выручившим королевский отряд наверняка из соображений собственной выгоды. Дело было в Теоне Грейджое. Не в злом на язык воспитаннике его семьи, не в предателе, бросившем Робба и напавшем на Винтерфелл, не в пленнике Болтонов, помогающим выдать под венец его сестру. А в Грейджое – лорде-командующем его Дозора. Это никак не укладывалось в голове, рождало непереносимую горечь во рту, сдавливало внутренности.
- Можно и так сказать, - медленно и отчетливо проговорил он и попытался снова взяться за ложку. – Просто в это сложно поверить. Я знал Грейджоя, он рос в Винтерфелле. Потом сжег его. Теперь вот командующий. На самом деле он...
Джон замолчал и вдруг увидел себя со стороны, свой гнев, совершенно неоправданный для Марча.
- Да, я знаю, - внезапно с пониманием кивнул офицер. – Он говорил мне, что его отправили на Стену за совершенные преступления.
- Надо же, так и сказал? – усмехнулся Джон.
- Да именно так. И потом я слышал, что в Ночной Дозор принимают людей темного прошлого, и там они могут начать сначала. Не знаю, что лежит между ним и вами, но лично мне лорд Теон очень понравился.
Джон хмыкнул и откинулся на спинку скамью. Грейджой умел нравиться, если хотел, если ему было не наплевать на тебя. Что же с тех пор изменилось? Отчаянно захотелось побыть одному
- Спасибо, лейтенант Марч, за новости. Был рад познакомиться.
- Вы и не доели и не допили, Джон Сноу.
- Спасибо, я сыт, и мне нужно идти.
Джон поднялся, с трудом выловил из кармана последнюю монету и бросил ее на стол. В коленях явственно ощущалась слабость. Лейтенант внимательно посмотрел на него.
- Послушайте, Джон Сноу, если вы действительно владеете оружием, приходите завтра и присоединяйтесь к нам. Я порекомендую вас королеве.
- Спасибо, но я не один, со мной товарищ.
- У него тоже длинный меч?
- Он умеет им пользоваться и неплохо стреляет из лука.
- Почему-то я вам верю. Берите и его. Леди Санса приказала отправляться завтра в одиннадцать утра. Приходите в замок хотя бы за час, назовите свое имя у ворот и вас отведут ко мне.

Поздний вечер затемнил улицы. Идти в это время по городу было достаточно опасно. Слишком много желающих поживиться, сорвать кошелек и перерезать глотку. Стянувшийся отовсюду и обнищавший за зиму люд не останавливали даже замковые патрули, которые из-за участившихся убийств по приказу леди Дастин курсировали по улицам вплоть до рассвета. Несмотря на кровавые истории, Барроутон дышал и шевелился в темных подворотнях, источал оттуда запахи и пьяный смех. Шлюх было так много, что Джон подозревал, что добропорядочные прачки, стряпухи, прядильщицы, да и все остальные труженицы после дневных занятий, не сняв передников, торопились на ночные подработки.
Самым правильным было, не задерживаясь, отправиться прямиком на окраину города, где Атлас уже который час нарезает круги в небольшой комнате, сданной им за небольшую плату хозяйкой обветшавшего дома. Но говорить даже с Атласом было сейчас тяжело, и Джон пошел кругом, удлиняя дорогу, но стараясь держаться широких, хоть кое-где освященных улиц.
Тот факт, что Теон стал лордом-командующим, задевал его. Грейджой был умен, отлично владел оружием и мог принести пользу на Стене, даже сделать что-то такое полезное, чтобы его захотели выбрать. Или, в конце концов, отпускать колкие комментарии, которые всегда ценят грубые парни.
Джон тряхнул головой и заставил себя думать, что Теон действительно мог измениться и заслужить командование Черным замком и Стеной. Мог, но вряд ли изменился. Но он же не убивал Брана и Рикона, хотя Джон почти поверил в это. Что его остановило? Было ли это его собственным выбором? Выбором не в свою пользу? В этом Джон сильно сомневался. Один союз Грейджоя с Рамси Болтоном в истории про убийство Десницы вызывал тошноту. Говорили, его пытали в плену, но, похоже, это оказалось лишь слухами. Или у Теона удивительная способность приспосабливаться. Впрочем, она такая и есть. Он сбежал с Арьей, чтобы стать лордом-командующим, и вновь заигрывать с Болтонами, позиции которых стали гораздо устойчивее при Матери Драконов.
Джон чувствовал, что его мысли бессвязны и что-то в рассуждениях не сходится. Не имеет смысла. Но остановить себя было сложно. Он шагал быстро, не глядя по сторонам, а только себе под ноги и думал, возвращаясь по кругу к одному и тому же. Теон всегда был эгоистичен, считал, что заслуживает лучшего. Что бы ни происходило вокруг, видел только себя, собственные интересы и несправедливости по отношению к нему и только к нему. Такие не способны меняться. Что бы ни говорил Марч об оставленных в прошлом преступлениях, Грейджой вряд ли когда-то их тащил за собой. Прошлое легко исчезало у него за спиной сразу после небрежного пожиманиями плечами: а что собственно такого? Пнуть с силой голову казненного, а потом и неуклюжего Призрака, попавшегося на дороге. Слова и поступки, мыслями о которых он себя никогда не беспокоил. Просто даже не умел. Считал себя принцем, захватил Винтерфелл, превратил его в руины, а, оказавшись на Стене, пожелал стать командующим – лучшая из предоставленных возможностей. И стал им. Видимо, весной, когда все вокруг успокоилось. Ему и это далось легко. Он наверное даже не сомневается, что станет лучшим командующим на Стене.
Справа хлопнула дверь, и Джон резко остановился. Да что со мной такое, о чем я думаю? Злюсь и завидую Грейджою? Его бросило в жар, быстро застучало сердце. Неподвижно постояв несколько секунд, Джон провел ладонью по полыхнувшим от стыда щекам и снова пошел вперед. Мимо, кутаясь в длинную накидку, пробежала молодая женщина, факел, закрепленный над дверью ближайшего дома, зашипел и погас. Джон решительно повернул в темноту узкой боковой улочки – нужно поскорее вернуться домой.
Все его нынешние мысли и слова о свободе были совсем не тем, о чем он думал и мечтал когда-то. Умереть на посту, защищать царство людей до последнего вздоха – эти стремления канули в какое-то далекое прошлое, словно никогда и не принадлежали Джону Сноу. Мир, Стена, Винтерфелл как-то выжили и добрались до весны без его личных усилий. Возможно, никто и никогда и не нуждался в них. И никто не нуждается ни в ком, - установятся новые связи, на место ушедших всегда придут другие. Такова жизнь. В Черном замке были Тормунд, а теперь еще и Грейджой. В доме Старков распоряжалась Санса, а след Станниса терялся в море. Даже Призрак пропадал где-то на проклятом севере, очень далеко от Джона. Остался только Атлас, планы которого сводились нескольким простым вещам – следовать за Джоном, устраивать жизнь в незнакомых местах и трахаться. Только Атласу бывший лорд-командующий и был нужен.
Можно было бы поступить на службу. Но куда? Разве к какому-нибудь малоизвестному лорду. Как бы ни было заманчиво предложение Марча, место в Королевской гавани было слишком заметным. Если кто-то узнает в нем бастарда Старка и бывшего лорда-командующего, подарившего собственность Дозора предателю Баратеону, покинувшего Стену в самый ответственный момент, то вряд ли королева захочет слушать его объяснения, а тем более поверить им. Любое место в Вестероссе не будет приветливым для Джона Сноу. Он стал изгоем. После всех принесенных жертв: Игритт, Робб, замки и земли Стены, Винтерфелл, честь дозорного и командующего, снова Винтрефелл. Во имя чего?
Забавно. Родиться бастардом, отправиться на Стену – место отверженных королевства, а потом, став свободным, суметь оставить себе лишь собственное имя. Имя множества незаконнорожденных. Есть чему радоваться! Вот если бы его звали Теоном Грейджоем, пришлось бы отказаться и от него.

За плетеным забором заворчала собака. Это был их с Атласом дом, и низко нависшее над землей окно тускло светило желтизной. Задвинув проржавленную скобу калитки, Джон потопал к крыльцу. Сразу после отчаянного скрипа ступени, дверь распахнулась, и из нее вынырнул Атлас, пылая смесью возмущения и тревоги.
- Джон, ты должен был вернуться еще к обеду. Что-то случилось?
- Да, должен был. Все нормально, расскажу позже.
Он еще не решил, что именно будет рассказывать. Притолка у входа была низкой и приходилось наклонять голову. Сразу за дверью торчало несколько вбитых в стену крюков, причем последний основательно расшатался – давно пора укрепить. Сапоги улеглись друг на друга и прикрыли здоровую щель между стеной и полом, легкий плащ уныло обвис вдоль стены. Джон долго не мог к нему привыкнуть после плащей дозорных, из тяжелой ткани с широким отложным воротом или капюшоном. Он был к тому же грязно-серым, как ложные надежды в совершенно чужом городе.
- Ел чего-нибудь? – с мягкой интонацией спросил Атлас – почувствовал, что Джон не в духе. Впрочем, у него всегда легко получалось угадывать настроение по малейшему слову и жесту.
- Да. Был в трактире у замка.
Джон сделал несколько шагов вдоль комнаты к слишком низкому столу, на котором лежали куски бурой кожи. Провел рукой по балке над головой. Темные глаза Атласа, замершего у двери, неотрывно следили за ним, но отвлечься от бесформенных, муторных мыслей никак не удавалось. Может и не надо? Он обошел стол и упал спиной на кровать. Высокая подушка под головой была жесткой, с соломой под мешковиной. Хорошо просматривался большой палец, выглядывающий через дырку в носке.

URL
2014-12-18 в 16:32 

Лилули
- Ты выходил сегодня?
- Да, пару часов назад и, знаешь, Джон, - Атлас подошел и сел рядом. – Я нашел нам работу.
- Работу. И что за работа? Будем опять пилить деревья или латать крыши?
- Нет. Тебе должно понравиться, Джон. Местному торговцу нужна охрана до Белой гавани.
Джон чуть прикрыл веки, наблюдая, как воодушевленно блестят глаза у Атласа. Надеется порадовать меня.
- До Белой гавани? А потом?
- Потом? – споткнулся он о неожиданный вопрос. – Потом обратно. Торговец продаст одно, закупит там другое и привезет сюда.
Джон кивнул, закинул руки за голову и закрыл глаза. Не все ли равно.
- Я думал, тебе понравится, - голос дрогнул, и легкая рука коснулась колена.
- Понравилось.
Рука двинулась вверх по внешней стороне бедра. Джон не шевелился и не открывал глаз.
- Где ты был? – тихо спросил Атлас.
- Ходил вслед за знаменем Старков.
Рука замерла, но осталась на бедре. Даже не открывая глаз, Джон Сноу чувствовал, что его бывший стюард мучительно ищет правильные слова для вопроса. Стоит ли так его напрягать.
- Санса и Рикон едут в Королевскую гавань, а я не нашел в себе сил даже просто встретиться с ними.
Пару секунд ничего не происходило, потом поглаживающее движение вернулось. Вниз и медленно вверх, потом обратно, большой палец плотно прижимался к внутренней стороне бедра. В паху разливалось тепло.
- Джон, - выдохнул Атлас и подвинулся ближе, их тела соприкоснулись. – Джон…
Распахнув глаза, Сноу схватил настойчивую руку и с силой сжал запястье.
- Думаешь, это все решает?
Атлас замер, удивленный, непонимающий, губы чуть приоткрылись. Джон усилил захват, плотно смыкая пальцы.
- Что..? – дернулся и болезненно поморщился Атлас.
- Все это. То, что ты делаешь прямо сейчас, - прошептал он в ответ и резко отпустил запястье.
Глаза с расширенными зрачками, локоны невероятно черные на фоне светлой обветренной кожи щек, расстегнутый до груди ворот рубахи – все было таким открытым, доступным.
- А разве нет?
Это была не насмешка. Он действительно видел единственный путь побега от горьких поражений и неизвестности будущего в том, чтобы дарить и получать удовольствие.
- Нет, Атлас, совсем нет. Оставь меня сейчас.
- Хорошо.
Атлас сначала отодвинулся на край кровати, потом, помедлив, поднялся. Движения были нерешительными, как у человека, который не понимает, что происходит и каждую секунду ждет еще чего-то. Но Джон не пошевелился и не сказал ни слова. Чувство, что он не один и отвечает не только за себя, раньше светлое и важное, вдруг показалось невыразимо тягостным. Отвечать на вопросы, делиться событиями собственной жизни, строить планы - слишком обязывает.
Еще на Стене, сменяя друг друга, в нем жили два желания: быть частью и центром чего-то по-настоящему достойного, важного, требующего всех сил и остаться в одиночестве, пустой тишине, когда никто тебя не видит и не знает, что ты способен лежать сутками на кровати, не думая ни о чем и обо всем сразу. Последнее желание было слабостью, с которой нужно было справляться - накинуть плащ и отправиться разминаться с мечом, ввязаться в спор стюардов или строителей, навалить на себя проблем. И жадная череда событий выметает сумеречные настроения до тех пор, пока ты вновь не закроешь за собой дверь в пустую комнату.
Даже с закрытыми глазами было трудно представить себя в одиночестве. Атлас что-то делал за столом из кожи и, похоже, это давалось ему с трудом. Приглушенные проклятия выдавали его неудачи. Попытки вести себя тише и незаметнее только привлекали внимание, напоминали Джону, что кто-то рядом старается ради их общего благополучия.
- Чего бы ты хотел Атлас – быть солдатом, мастеровым или шлюхой?
Это было резко. Зло. Ну и пусть.
Над столом повисла тишина, но Джон не поворачивал голову. Что-то скрипнуло и зашуршало. Ответа не было. Нет, зря я так. Что на меня нашло?
- Извини, - Джон приподнялся на локте и взглянул на побледневшее, застывшее лицо. – Я.. не имел в виду, просто подумал, что лучшее, чем мы владеем – это меч и стрелы. А не…, ну…, все другое.
Это была правда. Почти.
Атлас моргнул и вдруг весело усмехнулся.
- Я уж было подумал, что раз ты не в настроении, то хочешь отправить меня в бордель, лорд-командующий.
Джон рассмеялся и снова откинулся на каменную подушку. Этого он точно не собирался делать, а вот…
- Знаешь, я разговаривал с лейтенантом из Городской стражи, которая движется в сторону Королевской гавани. Он сказал, что им нужны люди, умеющие держать меч, и он возьмет нас.
- Отлично. Давай пойдем.
Атлас согласился так легко, без вопросов, сомнений, не поинтересовавшись ни какими деталями, что Джону вдруг остро захотелось крикнуть на него, встряхнуть, трахнуть жестко и сильно. Но он сел и внимательно посмотрел в темные, широко поставленные глаза.
- Ты - пойдешь. Завтра утром. Попросишь стражу у замка отвести тебя к лейтенанту Джернису Марчу и назовешь мое имя. Отправишься служить в Королевскую гавань. Но без меня.
Атлас яростно замотал головой, черные волосы прилипли к губам.
- Нет, Джон, ни за что. Только с тобой.
Сноу вздохнул и похлопал рядом с собой по кровати.
- Иди ко мне, пожалуйста.
- Даже не надейся, Джон.
Но он поднялся, приблизился и сел. В его хмуром несогласии читалось, что он подошел только за тем, чтобы оказаться рядом, а совсем не для того, чтобы слушать бредовые предложения. Джон коснулся его плеча, отогнул ворот и провел пальцами от шеи вниз по гладкой теплой коже. И тут отчетливо понял, что это правильно, и Атлас должен уехать в Королевскую гавань, предоставив бывшего лорда-командующего своей судьбе.
- Я не могу, меня могут узнать. Кто-нибудь. Тирион Ланнистер, переметнувшиеся лорды из окружения Баратеона. Кто угодно.
- Ну и что? Ты ни в чем не виновен. Ты не дезертировал. Просто не смог бы. Это все знают на Стене.
- Кто все? – Джон горько рассмеялся. – Дейенерис, нынешний лорд-командующий? Кому я нужен, кто возьмется защищать мою честь? Я не буду объясняться. Не могу и не хочу.
- Я останусь с тобой.
- Нет. Я собираюсь уехать из Вестероса в Вольные города. Волантис, Мир, Тирош. Может, стану наемником.
- Я поеду с тобой.
- Атлас, послушай, тебе не нужно таскаться по всему миру.
- Я тоже дезертир, - голос звенел обидой.
Джон провел рукой по светлой щеке, ощутил, как напряженно дернулись мышцы под скулами. Убрал упавшую на лицо прядь волос.
- Атлас, перестань, ты можешь назваться кем угодно.
Теоном, например, и будешь командовать стражей.
- Или оставить свое имя и жить нормальной жизнью, - Джон старался говорить как можно убедительнее. - Я сказал лейтенанту Марчу, что мы были со Станнисом. Ты неплохо владеешь оружием, и на службе у королевского дома тебе не надо будет искать, чем себя прокормить. У тебя будет дело и защита.
Слушая все это, Атлас закрыл глаза, придвинулся вплотную и прижал лоб к плечу Джона. Они сидели на кровати друг напротив друга, подобрав ноги. Если слова не убеждали стюарда, то прикосновения – всегда. Языком медленных и резких движений тот владел в совершенстве сам и подчинялся ему как восьмому богу. Джон провел рукой по склоненной голове, потом по спине, вливая в ставшее таким близким тело всю настойчивость и убедительность, которую только находил в себе. Ему действительно так будет лучше. Или я обманываю сам себя?
- Ты, правда, хочешь, чтобы я уехал.
- Да. Хочу. Чтобы у тебя все было хорошо.
- Ты вернешься когда-нибудь? Позже.
- Да. Позже
Я не знаю, что будет потом, когда-нибудь. И не хочу знать это. Но то, что я делаю сейчас – это плохо.
- Обещаешь?
- Да.
Джон гладил Атласа по спине. Лопатки выпирали как несогласие, как знак вопроса, разговаривали выразительнее звуков и слов. Руки замерли у плеч. Нет, я вернусь, я должен вернуться.
Атлас едва заметно вздрогнул и положил ладони на шнуровку штанов Джона. В низу живота потянуло, и Джон судорожно вдохнул.

Когда Атлас облизал головку члена, тревожные мысли, неясные планы стали чьими-то чужими, прочитанными в старой книге и прочно забытыми. Опершись локтем о кровать, Джон жадно смотрел, как поднималась и опускалась над бедрами темноволосая голова. Непроизвольно вздрагивал, толкался вдоль скользкого языка глубже в горло. Это было так невыносимо хорошо и правильно, что большего и не нужно было. Разве что собрать свободной рукой разметавшиеся волосы, подцепить пряди большим пальцем и освободить гладкий лоб. Видеть, как ходят щеки, бьется голубая вена с правой стороны шеи.
В какой-то момент Атлас поднял глаза, и Джон подхватил его подмышки и резко дернул на себя. Удерживая совсем нелегкое сильное тело, потянул вверх и снял рубаху. Было приятно пройтись по мышцам, гладким выпуклостям и впадинам. Обвод ключицы, плотность соска – в этом всегда было что-то удивительно живое и настоящее.
- Щупаешь меня, как впервые.
Его смех щекотал ухо и отдавался дрожью внутри, под кожей.
- Мне нравится.
Атлас уже освободился от штанов и совершенно голый прижался к Джону.
- Интересно, мы бы смогли на этом остановиться?
- Зачем? Сегодня у тебя странные мысли.
- Просто так.
Атлас уже садился на его бедра, оглаживал руками свой и его член.
- Бутылочка с маслом, кажется, у ножки кровати, - прошептал Джон, не в силах оторваться от распахнутых на его бедрах стройных ног – от откровенной картины и ощущений под ладонями. Атлас наклонился и потянулся вниз, и Джон, обхватив его, перевернул и подмял под себя.
- Нет, я все же сам. Приподнимись.
Он пропихнул под бедра подушку и достал масло. Атлас с согнутыми и разведенными ногами не сводил с него темного жаркого взгляда, дышал и ждал, только тонкие пальцы сжимали торчащую над животом плоть. Средний палец скользнул между ягодиц и прижался к горячей пульсирующей точке.
Он войдет резко и будет двигаться сначала медленно, потом все быстрее, и, наконец, сильно и глубоко, и так долго, как только выдержит, чтобы запомнить его навсегда… Таким.

URL
2014-12-18 в 16:35 

Лилули
Факел потух, и комната погрузилась в темноту. Атлас лежал на боку и прижимался к нему спиной. Его кожа все еще была влажной, хотя дыхание стало ровным, глубоким – похоже он засыпал. Когда Джон обнимал его спящего и в испарине, под сердцем рождалось беспокойство, как тогда, в замке Сервинов, когда так необходимо было вылечить стюарда. А сейчас? Стоило трахнуть Атласа сильно, почти грубо, как Джона снедало чувство неотчуждаемой собственности, желание прижать, что есть сил, удерживать и не отпускать больше никогда. Единственное, что у него осталось. Его. Атласа.
Я просто цепляюсь за него, чтобы не смотреть правде в глаза. А правда в том, что мир обходится и без Джона Сноу, а для меня - все развалилось. Нужно было сбежать тогда к Роббу и умереть с ним. Теперь и бежать не к кому.

Ступень скрипнула под ногами, потом другая. Хриплый, угрожающий звук, который встретишь только темноте, полной страхов и неизвестности. Но в этой темноте Джон видел все: стены, посеревшие от времени, осыпавшиеся каменной пылью ему под ноги, каждый уродливый камешек, забившийся в углы кое-где забитых деревом ступеней. Он мог бы бесконечно идти в эту крипту, словно время свернуло ступени по вечному кругу, и он шагает лишь вниз, потому что там притаилось темное, ждущее его нечто, а вверху – никого. Пустота.
Потянуло сыростью, запахом тлена, и ноги стали тяжелыми. Справа от него открылся проход. Серая мгла между столбами, разгораживающими гробницы, тянула к нему свои настойчивые руки. Сюда, Сноу, иди сюда. Он помнил, что раньше его не звали, ему не было места среди королей Старков. Гордых и мертвых. Он даже не пытался освободить от снежных наметов тяжелую дверь в крипту в зимнем разрушенном Винтерфелле. Здесь не его место. Сюда, Сноу, скорее, иди сюда.
Во внезапно наступившей тишине каменные изваяния поворачивали головы, их короны сияли черным призрачным светом. Каменные столбы, казалось, расступались, теснились к своим гробницам, чтобы освободить место гостю, словно он должен был пройти со свитой к высокому трону. Или к эшафоту. Тошнота накатывала волнами, но Джон делал шаг за шагом, потому что для него оставалась одна дорога, туда, откуда на древний проход падал сумеречный свет, мертвенно бледный, слепой.
Джон! Нет! - яростный крик пробил насквозь, заставил содрогнуться, и он обернулся, пытаясь понять, кто еще помнит о нем?
Ноги разом подкосились, и он рухнул прямо в холодную грязь под лапами. Втянул ноздрями пахнущий хвоей воздух. Ветер дул вдоль каменной стены, пробирался под шерсть нежными прохладными пальцами и нес с собой еще один тревожащий запах. Эта была кровь. Живая и теплая, человеческая. Мясо, которое можно есть только в крайнем случае. Живот был полон, но запах, перемешиваясь с чувством тревоги, неумолимо тянул за собой. Я - волк и охочусь, когда голоден, когда черные тени деревьев прорезают сумерки. И не здесь, где за серой гранитной стеной был счастлив когда-то мой двуногий брат. Но что-то выше и сильнее заставляло двигаться вперед, ускоряться, вдыхая хвою, и сырость, и кровь.
А вот и ты, - в глухом голосе прозвучала голодная угроза, и волк зарычал. Что-то упало сверху, сдавило, стало душить, выворачивая нутро.
Задыхаясь от ужаса, заходясь в беззвучном крике боли, Джон распахнул в темноту глаза:
- Призрак!

URL
2014-12-20 в 19:04 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Аввв, Джон с Атласом такие славные. Неужели Джон свинтит в Вольные города? Там ему придется снять с себя 80 процентов одежды и загореть. А его твореческий путь может закончиться в борцовской яме. (Кадры из фильма "Помпеи", уходите с сетчатки моих глаз) Атласа мог бы тоже с собой взять, для него бы там нашлось занятие. Но, если получится избежать этих злоключений, то на самом деле классно, если бы они уехали куда-то вместе.
А Джон с Дени так и не встретятся? :3 Подшиппливаю слегка.

2014-12-20 в 22:14 

Лилули
Там ему придется снять с себя 80 процентов одежды и загореть. одА! это бы дорогого стоило, ато все эти плащи и меха,волки, тайга, - дремотно-дремучий север, и ничего сексуального
А Джон с Дени так и не встретятся? не знаю кто там с кем встретится. Трое находящихся на пределе так сказать мальчиков точно, а чем это кончится - даже не представляю)

URL
2014-12-21 в 12:48 

ron y miel
Лилули, мне понравилось, как Атлас заботится о Джоне, без вопросов и каких-то собственных мнений. Это очень тяжело, на самом деле.

2014-12-21 в 20:16 

Лилули
*Janos*, спасибо. Да что-то такое есть. Атлас мне видится более приспособленным к обычным житейским невзгодам. Но я не хотела создать ощущения, что Джон висит у него на шее тяжелым камнем. Он не беспомощен, скорее больше склонен игнорировать вопросы быта, не воспринимает их как нечто хоть сколько нибудь значимое. Просто он в принципе мыслит другими категориями.
А насчет рыжего Тормунда. Мне он тоже очень нравиться. Просто для меня книга и сериал существуют как две разные истории, даже при желании я не в состоянии их смешать. Книгу читала до фильма, а когда читаю (или пишу) всегда вижу картинку. Потом сложно наложить одну на другую)) приходится выбирать от какой-то отталкиваться)

URL
2014-12-23 в 11:00 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Это невероятно. Потрясающий текст. Первая - законченная - часть выше всяких похвал. Рамси получился очень верибельный, этакий дистиллированный маньяк. Теон прекрасен.

Благодарю от всей души и желаю вдохновения :)

2014-12-23 в 11:11 

Shugister
#Mouse#, Подписываюсь под каждым словом и жду продолжения! *ничего, что я тут прихожу и капаю на мозг? я просто отмечаюсь, что бы автор не забыл об одном верном читателе*

2014-12-23 в 16:13 

Liang
А ещё есть я. Молчаливый и скромный читатель. Мне очень нравится Дознание и я в восторге от линии Рамси/Теон :3

2014-12-23 в 19:17 

Лилули
#Mouse#, спасибо, безумно рада)
Теон прекрасен - за это особенно. Потому как именно он для меня - главный герой. Я его вижу именно таким и не люблю аморфно-виктимный вариант, десерт милорда Рамси, что как правило на фансервисах)
Shugister, жду продолжения! *ничего, что я тут прихожу и очень даже ничего и я рада). Мне нужна внешняя мотивация, она хорошо, на эмоциях, подстегивает внутреннюю. Правда, когда кто-то ну очень ждет, мотивация оборачивается муками совести (потому как очень хорошо знаю сама, что значит оборвали и жди...)
Liang, спасибо с мои глубоким обожанием к молчаливым читателям. Линия Рамси-Теон - конечно будет главная.

Но... Милорд пока пал жертвой ослабления рубля )).
Некоторые дорогие друзья из Казахстана рванули по очереди в Нск покупать авто и решили осчастливить нас своим присутствием и обилием казахстанского коньяка. Поэтому вот уже неделю, возвращаясь домой, не могу уделить внимания влюбленному маньяку, у которого тяжелый период жизни)) и перспективы мутные и у него и у меня)

URL
2014-12-23 в 19:22 

Shugister
Лилули, Милорд пока пал жертвой ослабления рубля ))
уделить внимания влюбленному маньяку, у которого тяжелый период жизни)) и перспективы мутные и у него и у меня)

Это просто потрясающе звучит, я не знаю! XD Ну, пейте же коньяк, и ты и маньяк!

2014-12-23 в 19:43 

Лилули
Shugister, пейте же коньяк, и ты и маньяк! о да!! И это потрясающе звучит)) Кстати, а что там с Рамси-фотографом?

URL
2014-12-23 в 19:58 

Shugister
Лилули, Я пишу! Пишу! До нг хочу дописать, потом выкладывать.

2014-12-23 в 21:04 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, да, Теон у вас очень хорош. Его фандомная виктимность - результат поверхностного восприятия, вы же копаете глубоко. Этот надлом, трещина в психике, попытка сломать те жуткие паттерны поведения, которые Рамси ему навязал - все это прекрасно, этакая завораживающая борьба с самим собой.

Спасибо вам еще раз, так приятно читать умный, ладно написанный текст :)

2014-12-23 в 21:42 

Лилули
#Mouse#, Этот надлом, трещина в психике, попытка сломать те жуткие паттерны поведения, которые Рамси ему навязал - а вот за это :heart: :friend: именно это для меня и важно, и ваши такие точные слова - бальзам)

URL
2014-12-23 в 22:22 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, :friend2: писатель и читатель нашли друг друга :-D

2015-01-13 в 17:11 

Лилули
Замкнутый круг
Еда вызывала отвращение, и голова болела невыносимо. Все из-за Рикарда Рисвелла, которого за какими-то Иными притащило в Дредфорт. Уже третий день Рамси не мог спуститься в подземелье и хоть немного отвлечься. И ведь даже есть с кем. Лорд Болтон сжал ладонями раскалывающуюся голову, пытаясь остановить бессвязный поток образов.
- Милорд? - осторожно проскрипел рядом Бен.
За загородкой заливались отчаянным лаем сучки. Ничего не жрали с позавчерашнего вечера. Больших обедов и тем более пиров, на которых девочек пускали свободно, давно не было, только регулярные кормежки. Вчера, после обеда с гостем из Родников, было противно выбираться из каменных стен даже ради девочек, а кормить их без него самого Рамси запретил.
- Пойдем, старик.
Бен поволокся к дверце выгона, таща за собой ведро, набитое обрезками мяса и кусками рыбы. Рыбы было больше. Милорда давно воротило от рыбных удовольствий, которыми снабжала их Плачущая. Жаль, что Русе удрал на тот свет и не насладился этой воняющей тиной дрянью до тошноты. Конечно, Рамси питался преимущественно мясом, но вонь от рыбы, ежедневно поедаемой остальными гвардейцами и обслугой не выветривалась из стен замка. И его девочки тоже страдали.
Все-таки вытерпеть светские разговоры с Рисвеллом лорду Дредфорта придется хотя бы из-за прибывших с зажравшегося юга подвод с запасами. Брат лорда Родников их сопровождал, и весь его многозначительно скромный вид намекал, что он сам пожертвовал чуть ли ни самое ценное из вассальных кладовых. Правда Рамси был уверен, что караваны направлялись на север с куда более южных земель. Забота Драконьей Матери. Пусть строят из себя святош – ему только на руку.
Отсек для кормежки собак был вычищен и присыпан песком вперемешку с опилками - светлыми, не размокшими - у проклятого неба над головой три дня как не было течки, превращавшей все под ногами в серое дерьмо.
Пока Бен, кряхтя, вываливал еду, Рамси поигрывал плеткой и не отрывал глаз от повизгивающих от предвкушения собак. Ожидание кормежки заставляло их крутиться у деревянной загородки, толкаться, вытягивать шеи. Быстро переступающие лапы, мускулы, короткая шерсть и слюнявые пасти – не понятно, чьи именно. Живой жадный клубок. Но другую, до болезненных спазмов необходимую ему картину Рамси может больше и не увидеть. Его не вернуть никогда - мысль острым лезвием пробивала висок.
Несколько тонких грязных пальцев, обвивших внизу сучковатое дерево изгороди, колтун слипшихся от грязи волос, по которому взбираются нетерпеливые лапы голодных сучек. И глаза. Более преданные, чем любые собачьи, принадлежавшие тому, кто предаст быстрее шелудивой шавки.
Рамси резко хлестанул плеткой по изгороди.
- Открывай, что тянешь, болван! - гаркнул он на Бена, и тот бросился к воротцам между выгоном и отсеком для кормежки.
Собаки рванули в узкий проход – продавливаясь, вытягивая в нетерпении шеи. Рамси стоял, не шевелясь, не отрывая взгляда от поджарых тел и поигрывая плетью. Сучки затормозили в шаге от хозяина, - команды бросаться к еде не было, и лай перешел в непрерывный скулеж. Лорд Болтон любил этот момент – голодное отчаяние и полное подчинение его девочек. Раззявленные, подтекающие слюной пасти, просящие глаза. На передних сучек напирали нетерпеливые псины сзади, но те упирались, боясь переступить невидимую линию. Собаки терпели и ждали приказа. Если хоть одна из них сделает шаг по собственной глупости, слабости или неосторожности, Рамси ответит хлестким, разрывающим кожу ударом. Он умел ждать этого момента, - плетка легко взвивалась вдоль ряда тел, и тогда скулеж переходил в визг.
Когда Вонючка жил с его девочками, он был слишком испуган, чтобы оказываться впереди, держался за сворой сбоку, поэтому ему никогда не доставались хорошие куски. А еще он был недостаточно быстрым. Но иногда и не опаздывал слишком. Вонючке не нужно было ждать голоса хозяина, как остальным сучкам. Он жадно считывал команду еще до первого звука. И Рамси не упускал питомца из виду, конец плетки точно бил в шею, плечи, лицо, но не как предостережение, которого не требовалось, а как момент чувства и связи, необходимый каждому из них.
- Взять! – гаркнул лорд Болтон, и стая в один прыжок влетела в разбросанную Беном еду. Щелкали челюсти, лай и визг сменило злое и предостерегающее рычание. Ухватив кусок, каждая сучка норовила оттащить его подальше от общей свалки.
Раньше Рамси часто заставлял их драться за каждую кость и ошметок мяса. Вбрасывал по куску и следил, как свора крутилась в яростном клубке, как выли и отползали в сторону слабые подраненные сучки, оставляя за собой красные нити. Так он легко находил своих фавориток, самых кровавых и бесстрашных девочек: Джес, Красная Джейн, Хелисента. Но теперь их осталось слишком мало после долгой зимы и баловать себя таким зрелищем приходилось редко.
Головная боль чуть утихла и, свернув плеть, Рамси отправился к выходу. Перешагнул хрустко вцепившуюся в кость Киру, та зарычала, почувствовав угрозу.
- Заткнись, - Рамси пнул псину в бок, и она, поняв кто перед ней, метнулась в сторону, но добычу не выпустила.
- Проклятые суки! Им нужна хорошая охота!
- Да, милорд, - тут же откликнулся Бен. - Будут готовы, как скажите.
- Что скажу? Старый ты дурак, - Рамси отшвырнул в сторону плетку и пошел в сторону Главного замка.
Охота не радовала. Не только потому, что леса были пусты как щель старухи – ни дичи, ни людишек, а еще потому, что перестала быть удовольствием, казалась фальшивкой, заменой чего-то по-настоящему нужного. Вот только чего?
Непонятная, душная потребность сопровождала повсюду, лишала вкуса еду и вино, ввинчивалась темной воронкой в голову, не давая уснуть ночами. Тошнота, отвращение, тяжелые бесформенные мысли заполняли его дни до краев. Он чувствовал себя сосудом, наполненным затхлой водой и не способным ее выпустить самостоятельно, как кровь из чужих вен. Мейстер говорил о плачевном сотрясении головы, какой-то трещине. Рамси же, вычерчивая острым ножом ломаные линии на крышке стола в кабинете, винил во всем проклятого Перевертыша, жалел, что не связал его по рукам и ногам и не вытащил из Медвежьей ямы темной ночью. Не доставил в Дредфорт, пока еще мог. Он бы трахал его и бил иногда, но не часто, старался бы сдерживаться. Тогда бы Теон понял.., он должен был понять что-то важное, что именно Рамси чувствовал, как лезвие, зажатое в руке, но сформулировать не мог.
Ночью, бродя по гулким, пустым переходам замка, поднимаясь на внутреннюю стену и вглядываясь в темноту, он прокручивал в голове способы добраться до лорда-командующего. Время от времени составлял в уме письма Драконьей, мать ее, Матери о том, для чего в Дредфорте срочно требуется лорд-дознаватель, и чувствовал себя мальчишкой с мельницы, жалким куском дерьма. Поэтому ничего такого не писал, а писал другое - полное ярости и кровавых угроз, а потом подносил к свече и ждал, пока заткнется в больной голове желчный Русе, пока бумага обратиться в ломкую черноту, пока огонь лизнет подушечки сжатых до боли пальцев. Ветер из приоткрытого окна раздувал клочки бумажного пепла по комнате, и Рамси смотрел на это, отхлебывая вино из горла бутылки, а потом опускался в кресло и отключался, проваливался в темный душный колодец.
После подобной ночи Рамси просыпался от холода и долго не мог подняться, - одеревеневшее тело не чувствовало ничего. Он вдыхал и выдыхал холодный утренний воздух, щурил глаза на падавший из окна свет и вдруг отчетливо понимал всю вымороченность своих ночных мыслей, что возвращенный в подземелье Вонючка, все его влажные дырки и кожа в полном распоряжении – этого недостаточно, уже недостаточно. Что-то темное и надорванное внутри требовало большего, гораздо большего, но странного, непонятного ему самому. Что я хочу? Рамси упирался мыслями в серую непроницаемую стену собственного, такого непривычного страха. Сжимал подлокотник кресла и, рывком поднявшись, швырял его в сторону слепящего светом окна.
И день начинал свой замкнутый круг.
- Лорд Болтон, - дежурный гвардеец шел ему навстречу от Главного замка. – Лорд Рисвелл просил передать, что ему нужно поговорить с вами перед отъездом.
- Где он? – раздраженно спросил Рамси.
- В отведенных ему покоях.
- Пригласите ко мне в кабинет. Его накормили?
- Да. Приказать и вам доставить завтрак?
- Позже, - отмахнулся Рамси.
Надо поскорее спровадить дорогого гостя.
- Сосредоточься, бастард, Рисвеллы и Дастины – давние союзники и их нельзя потерять. Не вздумай просрать все, что я сделал для Дредфорта.
- Ладно, ладно, я помню: контролируй свое дерьмо, теперь ты наследник и прочее. Сделаю что смогу, если заткнешься.
Русе посмотрел откуда-то сбоку долгим взглядом, но ничего более не сказал.

Когда Рамси соглашался выполнять желания переселившегося в его мозг упыря, то всегда требовал, чтобы тот заткнулся. На подольше. Так иногда им удавалось договориться. Лорд Болтон ускорил шаги, - лучше не оттягивать удовольствие выполнения политических обязанностей лорда древнего и благородного дома.
Во внутреннем дворе замка царила омерзительная суета. Он поморщился. Выглядело так, словно все в его замке, вплоть до последней уродливой прачки, были заняты важными делами, даже увлечены ими. За Гостевым домом в мастерских слышались хриплые голоса и звук пилы, стучали молотки. Похоже, старый стюард Ваймон по весне завел себе новую бабу, трахал ее и от этого развивал бурную хозяйственную деятельность: взялся менять какие-то балки, приводить в порядок сторожевые башни, ремонтировать конюшни. Железные Икры дни напролет перетряхивал арсенал и заставлял кузницу работать без перерыва. Лорд Болтон дал на все это разрешение, но теперь жалел. Почему-то казалось, что суетящиеся с бревнами и железом людишки позабыли, кто здесь хозяин. Отводили глаза, разбегались в стороны, оказавшись у него на пути. Но где-то за углами, скрытые стенами переговаривались слишком громко, смеялись о своем, издавали множество независимых, наглых звуков. Надо бы повесить десяток, что бы притихли. Но даже эта мысль не возбуждала. Поэтому Рамси только кривился и каждый раз проходил мимо. Плевать на все.

URL
2015-01-13 в 17:25 

Лилули
Рамси сделал два круга по кабинету. Поправил носком сапога сбившуюся шкуру, провел рукой по краю практически пустого стола и уперся в карту Севера, растянутую на стене. После позорного возвращения из Винтерфелла Рамси хотелось думать, что он нарисует такую же как отцовская карту на коже, снятой с Джона Сноу. Но зима оказалась сильнее его воли и желаний. После смерти Русе он чуть не изрезал и эту, словно карта была виновата в том, что достойную замену ей не удалось раздобыть.
- Лорд Болтон.
Он развернулся всем телом. Рикард Рисвелл приветственно кивнул и внимательно всмотрелся в глаза. Рамси, меняя выражение, отвел взгляд, сделал вид, что выискивает нечто важное на практически пустом столе.
- Лорд Рикард, рад вас видеть. Сегодня вы уезжаете?
- Да, нет причин задерживаться.
Прибывшие к Дредфорту подводы были нагружены крупами, овощами, луком, вяленым и соленым мясом, мукой и сахаром. Королеве Дейенерис хочется сыграть в благородство и скупить по дешевке всеобщую любовь и преданность. Мечи за мешок кореньев. Русе бы позабавила такая наивность, но Рамси она раздражала. Как и все, касающееся белобрысой суки, которую он даже не видел и которая походя воздвигла преграду между ним и его, сбежавшем три года назад, питомцем.
- Что ж, - Рамси пожал плечами. – Рад, что вы посчитали нужным сопроводить груз до Дредфорта.
- Вы считаете это причиной моего визита, лорд Рамси?
Милорд усмехнулся и сделал два шага к Рикарду Рисвеллу.
- А вы считаете меня дураком?
Какое-то время они смотрели друг на друга. Я, конечно, хотел бы превратить твою высокомерную улыбку в расплющенное кровавое месиво. Но ты же только этого и ждешь. Такой собранный, такой внимательный. Тебя же прислали сюда, чтобы понять, можно ли со мной вообще иметь дело. Рамси хорошо помнил, с каким презрением выплевывала в его сторону слова эта сука Дастин, как она смотрела сквозь него и поворачивалась спиной, как к беззубому, жалкому псу.
Вдох, выдох, мой мальчик, успокойся. Не время для таких воспоминаний. Так ты действительно останешься с зубцами только на стенах Дредфорта. А можешь получить больше, если постараешься.
Иногда в его голове Русе говорил почти ласково, как никогда при жизни.
- Я могу сесть? - Рикард вдруг широко улыбнулся.
- Конечно, - Рамси указал на кресло и оскалился еще шире. От напряжения сводило скулы.
Они уселись друг напротив друга. Милорд молчал, изображая благожелательность и внимание и стараясь удержать стянутую внутри пружину гнева.
- Известно, что вас посещал Десница королевы перед своей трагической гибелью. И многих на севере волнует вопрос, останется ли за домом Болтонов статус Хранителей севера. Что вам сказал Десница, лорд Рамси?
- Его мнение осталось при его трупе, а Дейенерис все еще облетает Дредфорт стороной.
Рикард задумчиво пожевал несвежими, окруженными морщинами губами. Средний брат на побегушках у старшего, теперь уже лорда Родников, а заправляет всеми сестричка Барби – у старухи до смерти будет железная хватка. Но вся кровь этого отродья пропитана расчетливой мстительностью, и от остальных они ждут того же. Поэтому Болтоны останутся своими, а Старки врагами. Так будет, даже если Рамси начнет сейчас истерически хохотать или развешивать дворню на бельевых веревках по оконным проемам башен.
И хозяин Дредфорта рассмеялся. Откинулся в кресле, вытянул ноги под столом.
- Что вас так радует, лорд Болтон?
- Советы, которые лорд Русе пристрастился подавать мне с того света. С вами такого не происходит?
Рикард почесал седую щетину на подбородке и подозрительно прищурился.
- И что же он вам советует?
Недоносок. Я не девка, чтобы топтаться вокруг в вежливой нерешительности.
- Нам. Советует оставаться союзниками.
Упираясь каблуками в щель каменного пола, Рамси качнулся на ножках кресла. Это помогало ему сдерживаться, контролировать крутящийся внутри нервный клубок.
- Рисвеллы и Дастины по-прежнему преданы Дому Болтонов, не так ли?
Еще один толчок, и скрип кресла под ним. Престарелый сморчок не посмеет возразить. Не среди этих стен, слышавших много сладких предсмертных воплей, впитывавших липкую влагу теплой, свежеснятой кожи.
Лорд Рикард дернул головой, странно, несколько в сторону. Согласие и сомнение, страх и единственно возможный выбор.
- Вам надо отправиться к Железному Трону, лорд Болтон.
- Зачем?
- Дейенерис потребовала в Королевскую гавань Сансу Старк. И официально не признала Болтонов Хранителями севера. Нас это настораживает.
- Сансу Старк? – Рамси поддался вперед и вскочил на ноги. Дыхание сбилось. Хотелось движения, внезапного броска всего тела в сторону живой жертвы. Рамси сжал кулаки.
- С вами все в порядке, - опять прищурился Рисвелл.
- Голова раскалывается, - прошипел он в ответ сквозь зубы.
- Очень жаль, - лорд Рикард сочувственно вздохнул. – Мы, конечно, верны присяге, данной вашему отцу. Прощение Дома Старков после того как они и Баратеоны свергли Таргариенов – будет выглядеть как слабость в глазах всего Вестероса. И Дейенерис на это не пойдет. Сейчас ей нужно показать силу.
- Сила – это уничтожить и Баратеонов, и Старков. Сжечь в пламени дракона, - хмыкнул Рамси и опустился на кресло.
- Не думаю, - пожал плечами лорд Рикард. – Это испугает остальных. Каждый дом в королевстве так или иначе запятнан этой изменой.
- В любом случае если хранители не Старки, то Болтоны. Какой смысл мне тащиться к Бурерожденной? Не хозяйка же Торрхеного Удела со своими детишками станет Хранительницей севера.
- Есть еще Мандерли.
- Запятнавшие себя дружбой со Станнисом и слишком жирные.
- Карстарки. Теперь можно назвать их жертвами кровавого Баратеона
- Сомнительные наследники, перемешавшие кровь с одичалыми. Север такого не поймет.
- Что же, тогда Амберы.
- Пара стариков на краю мира.
Лорд Рисвелл улыбнулся и обхватил ладонью подбородок.
- А вы следите за обстановкой, лорд Рамси.
Не я, а старый мертвец.
- Болтонский крест для лордов и принцев давно простаивает. Приятно иногда задуматься о том, кого удастся к нему привязать.
На мгновение лицо Рисвелла застыло стеклянной маской, потом край рта дернулся в сторону, и раздалось неопределенное хмыканье, - видимо все же решил, что это была шутка. Напрасно.
- Посетите Королевскую гавань, - сказал Рикард и медленно поднялся. – А мы вас поддержим. Если понадобится.

Как только лорд Рисвелл развернул своего коня, Рамси, с трудом удерживая на плечах разваливающуюся на части голову, опустил глаза. Копыта лошадей ударяли о землю, и ее черная поверхность вспухала по обводам подков. Вытоптанное влажное месиво. Мякоть без крови. Слишком тяжелое, чтобы грязь разбрызгивалась в стороны от уходящей в ворота кавалькады, но достаточно мягкое, чтобы усеявшие двор рытвины хранили память об последних ударах. Пока не появиться новые. Жаль, что человеческое тело такое… Не может без конца обновлять шрамы, забирать старые под поверхность и принимать новые. Другие следы, другие истории.
Рамси тяжело сглотнул. Раньше даже мысль, что его желания, навсегда вписанные острым лезвием в тело Вонючки, могут побледнеть, зарасти, исчезнуть была невыносимой, страшной, как свершившийся позже побег. Даже когда исчезала на худом теле кровавая борозда и появлялась нежная розовая кожица, - это рождало тревогу, желание содрать вновь. Словно истончиться, потерять контуры могли не шрамы на теле Теона, сам Рамси. Раствориться во времени и вовсе перестать существовать.
Теперь во сне ему приходили странные фантазии. Как он срывает с Теона тяжелую одежду вороны и не находит под ней ни следа их прошлых встреч, только поджарое, чуть смуглое тело. Чтобы сейчас… Чтобы потом… Мысль он не может закончить. Сердце ошалело колотится, грудь распирает спутанный клубок восторга и ярости, гнева и возбуждения. Он ощупывает тело, вдруг такое податливое, медленно скользит по коже, ныряет ладонью в промежность и чувствует, что все цело. Мир ослепительно вспыхивает невыносимо яркими красками… Такой огромный, распахнутый и.., голова лопается как гнилой плод. А потом… темнота.
Тогда я оставлю новые следы, совсем другие, более совершенные, продуманные. Буду отрезать медленно, по фаланге.
Этот ответ ему нравился, согревал грудь теплым комочком, но… где-то очень глубоко по-прежнему сидела длинная игла тоски, - потребности, от которой невозможно избавиться, имя которой он был не в состоянии назвать.
Лучше бы ты сдох, проклятый Перевертыш, замерз, рассыпался в ледяной прах вместе со шрамами, впечатанными в мертвое тело.

URL
2015-01-13 в 17:40 

Лилули
- Лорд Болтон, лорд Болтон!
Рамси вздрогнул, выходя из оцепенения, и обернулся. Со стороны Главного замка к нему спешил мейстер Тибальд. Длинное одеяние путало ноги, и он, то судорожно поддергивал его, то отпускал. Рыжая шевелюра торчала, словно кто-то протащил его по земле вслед за Кровавым. Что за бред!
- Ну что еще случилось, старик? – Рамси с силой потер виски. – Лорд с Родников стащил пару облезлых ворон и несметные сокровища Болтонов?
- Нет, лорд Рамси, - задыхаясь, выдавил мейстер. – Это леди Уолда. Мы не знаем, как с ней справиться.
- Опять ищет младенца, чтобы пососал ее обвисшие титьки?
- Не совсем, - с запинкой проговорил Тибальд.

Он шагал рядом с торопливо семенящим мейстером. Обогнуть Гостевой дом и направо к Великому Чертогу, вытянувшему каменное тело неподалеку от псарни. В пиршественной зале было пусто и гулко, покрытые копотью лет стены требовали хорошей чистки, а столы выглядели так, словно их переваривала чья-то утроба и теперь они, изъеденные желудочной кислой, не могли ровно стоять на ногах, приседали к выглаженному подошвами камню. Пахло мышами и застарелым пометом.
- Пекло! Ваймон надраивает задницу пустым конюшням, а отсюда некому выгрести дерьмо.
- Давно не было пиров, лорд Болтон.
- Значит, будут! Обложу стюарда вонючей рыбой и запеку на вертеле. Всем хватит по хорошему куску. И моим сучкам.
- Да, милорд.
Кухонные помещения были дальше, между залом и крытым переходом в Главный замок. Уже отсюда был слышен бабий визг и грохот. Они повернули и по короткой лестнице под низким сводом спустились на десяток ступенек в одну из кладовых, где обычно хранили крупу, муку, сахар и сладости. Она соединялась с просторной пекарней.
Когда-то пекарня могла каждый день снабжать заполненный до отказа замок свежим хлебом. Отсюда Вонючка приносил в спальню Рамси коричные булочки. От небольшой корзины, с накинутым поверх белым полотенцем, шел одуряющий запах. Но, даже приняв корзину, милорд не отпускал своего питомца. Жевал медленно, запивая каждый кусок смородиновым взваром и смотрел на потупленные глаза, на то, как Вонючка сглатывал, сглатывал, сглатывал, как дрожали его сухие губы. - Последняя в меня не лезет. Отнеси обратно. - Да, милорд. – Я бы отдал ее тебе. Не жалко. Но не могу. Ты же знаешь, что такую еду не заслуживаешь. – Да, милорд, не заслуживаю. Оставаясь в спальне и закрывая глаза, Рамси представлял, как Теон бредет по длинным пустым переходам, его горло судорожно дергается, а рука, свободная от корзины, вытирает влагу с щек. В тот момент ладонь уютно ложилась между ног.
- Милорд, прошу вас, сделайте с ней что-нибудь, - бормотал позади мейстер, и Рамси, выбравшись из прошлого, всмотрелся в развернувшуюся перед ним бойню.
Пол был усеян разбитыми черепками, белой пылью муки и сахара. Баба из кухонной обслуги пыталась вырваться из рук леди Уолды. Но свихнувшаяся дура крепко сидела верхом на ее бедрах. Дергала намотанную на руку копну бурых от муки волос и лупила другой по лицу, открытой груди, животу. Глухие удары сыпались один за другим. Служанка орала, бестолково размахивала руками. Все выглядело неплохо. Даже головная боль присмирела. Уолда покраснела от ярости и визжала что-то неразборчивое. А еще подскакивала от возмущения, а ее большие груди болтались под ночной рубахой. Достойна его сучек.
В те дни, когда мозг леди превращался в желе, она не любила лишней одежды. Рамси это забавляло, он бы содрал и рубаху и позволил ходить голышом. Но прижившийся в его голове бесцветный голос нес старый бессмысленный бред о благопристойности, мирном народе и уважении к леди. Не затыкался.
- Милорд, леди Уолда почему-то решила, что нам привезли абрикосовый джем, - тихо над плечом объяснил Тибальд. - Утверждает, что отец ей прислал, целую телегу сладостей. Я пытался ей объяснить, что нет никакого джема, показывал полки. Но она ничего не слушает. Напала на кухарку, говорит, что та прячет, чтобы все съесть самой.
Уолда яростно взревела и залепила несчастной кулаком в нос, кровь брызнула на побеленный запасами пол. Рамси расхохотался. Уолда вздрогнула и подняла голову. В голубых глазах забрезжило узнавание, а потом испуг. Кулаки разжались, плечи жалко опустились. Рамси вздохнул – нет, все-таки она тупая, трусливая сучка. Уолдой он не назовет ни одну из своих девочек.
- Мой лорд, - пробормотала леди Болтон, и нижняя губа задрожала. – Эта низкая девка прячет от меня джем. Прошу вас, как лорда Дредфорта…
- Обшарить полки и найти для тебя банку джема, дура? - взревел Рамси.
- Нет, это не для меня, не для меня, - затараторила Уолда, и в глазах поплыло знакомое безумие. – Вы же знаете, мой лорд, моя девочка… она плачет ночами… Ей сниться что-то нехорошее, ей нужно сладкое. Я знаю, девочкам всегда нужно сладкое и кошмары уйдут.
- Сладкое говоришь? – Рамси перешагнул сразу через две ступени и, схватив ее за липкое запястье, дернул вверх. – Пойдем-ка, утешим твою девочку сладким, моя леди.
Она всхлипнула и обреченно шагнула следом. Тибальд невнятно пробормотал что-то вроде «благодарю милорда», и Рамси потащил спотыкающуюся Уолду сначала по лестнице, потом по переходу. Свет падал сквозь выщербленные от времени, узкие, как бойницы, арки. Висящая в воздухе пыль искрилась. Уолда всхлипывала, а в Рамси перекатывался тяжелый, спрессованный комок гнева. Мне нужно в темницы.
Дверь в покои леди была распахнута. Впрочем, так было почти всегда. Внутренний засов Рамси вырвал лично и вышвырнул из окна после того, как Уолда провыла два дня за запертой дверью и достала всех. Вырывать нужно было язык, а не засов, а еще ободрать от груди до бедер. Он бы сделал это уже давно. Или заточил сумасшедшую в Старую башню, полную призраками без кожи, чтобы она в ужасе грызла саму себя, но… Рамси знал, что шелестящий голос истинного лорда Болтона может свести его с ума. Мертвеца не вырезать и не заткнуть. Пришлось в которой раз сдержать желания.
Не все.
Милорд швырнул растрепанную Уолду на кровать и стал стягивать штаны. Она замерла и всхлипнула, дрожащие пальцы потянули вверх край ночной рубахи. Это леди всегда понимала.
- Снимай все и вставай на колени, - бросил Рамси.
Она была скучной и однообразной, как зимнее варево. С неповрежденной кожей леди Болтон могла дать совсем немного ощущений. Всхлипывала или повизгивала, иногда насаживалась на его член сама, и опавшее за зиму тело подрагивало. В глаза всегда стояла муть, но ее щель быстро становилась влажной и снимала напряжение. Иногда ночами Рамси на нетвердых ногах добредал до ее двери.., но чаще, когда его мысли уходили в жаркое, рождающее тоску прошлое, обходился собственной рукой. Были, правда, и другие ночи и дни, когда милорду не могла помочь ни Уолда, ни рука, и он спускался в подземелье…
Пока лорд Болтон ее трахал, она шумно дышала и высоко поднимала зад. В раскрытых ягодицах была видна крошечная дырочка. Рамси сглотнул и отвел в сторону глаза. Ухватился рукой за волосы, с силой дернул тело на себя. Уолда негромко вскрикнула и поддалась на него всем весом. Рамси ухватил за теплое бедро, закрыл глаза и представил другие, развернутые для него ягодицы.
Теплые ладони так отчаянно цеплялись за плечи, словно не могли его отпустить, словно долго ждали и только его... Одного. Дыхание на шее, и ноги, доверчиво обвивавшие… Все было так хрупко – можно смять одной рукой…
Картинка уплывала, неустойчивая, как утренний туман над лесом Дредфорта. Не удержать - ни ее, ни... Уолда сдавленно охнула. Он вошел раз, другой, чувствуя, как бьется жилка под подушечками пальцев. Зарычал глухо, впиваясь ногтями под кожу, туда, где бродила красная влага, и кончил. В горле стояла колючая сухость.
Отвернувшись от кровати, Рамси затянул шнуровку штанов.
- Милорд, а джем? – голос слегка дрожал.
- Нет джема. И не смей даже ходить в кладовую. Поняла?
Леди всхлипнула, послышался шорох натягиваемого одеяла.
- А девочка…, моя дочка, как же..?
Рамси вышел, не обернувшись.
В коридоре оказалась служанка и, увидев милорда, испуганно замерла у стены. Он поманил ее пальцем.
- Не давай больше леди лунный чай, поняла?
Она судорожно закивала, в огромных глазах ласково плескался страх.
Придется зайти к ней несколько раз подряд. Или лучше прислать парней, пусть поработают по очереди.
- Рамси!
- Пекло! Ты гаркнул так, что у меня лопнул еще один сосуд в голове! Не ори, зайду сам. Но если она не заткнется через пару месяцев со своей девочкой, я отправлю ее в подземелье, так и знай.
- Ты не посмеешь!
- Еще как посмею. Хотя бы один из вас перестанет трахать мой мозг. Не ты, так твоя вдовушка.
Русе презрительно фыркнул:
- Ты глупец, бастард, если не понимаешь, что сам себя трахаешь и кромсаешь.

URL
2015-01-13 в 17:48 

Лилули
Найти выпивку или спуститься под землю? Ноги несли по переходам замка. Поворот, спуск, еще поворот. Альков у лестницы с витой каменной скамьей в глубине. Здесь он, только прибыв в Дредфорт, подкарауливал молоденьких служанок. Зажимал рот, натягивал юбку на голову и, чуть спустив нижнее белье, толкал в тесноту член. А они приглушенно взвизгивали, но не сопротивлялись. Как-то раз Рамси проторчал здесь достаточно долго, чтобы на неподатливой поверхности камня вывести Р.Б.
Его называли Сноу, но он жаждал другого. Тогда все казалось недостаточным. Глупые, как овцы, служанки, пренебрежительные ответы гвардейцев, лорд Болтон, который его и вовсе не видел. Скука и гнев сопровождали Рамси Сноу повсюду. Ему нужен был яркий, созданный им самим мир. Собственный Замок. Люди, принадлежащие ему. Распахнутые нутром. Искренняя, настоящая, цветная жизнь.
А теперь? Мертвец прав, я - глупец.

Дверь в библиотеку была приоткрыта, слышно, как кто-то со скрипом двигал тяжелую лестницу вдоль книжных стеллажей. Не задумываясь, Рамси распахнул створки. Оказавшийся в библиотеке мейстер Тибальд с почтением наклонил голову.
- Мой лорд, я пытаюсь найти книгу. Кое-что о душевных расстройствах.
- Мм-м, - протянул лорд Болтон.
Тибальд поднялся на три ступени, вытащил закрытую кованым окладом рукопись и вгляделся во второй ряд.
- Где-то здесь… Полтораста лет назад замковый мейстер написал интереснейшие наблюдения об умственных заболеваниях семейства Болто.., - он внезапно замолк, и спина под балахоном окаменела.
Рамси потянул за собой ручку двери. Раздался предостерегающий скрип заржавленных петель. Мейстер медленно обернулся, держась за лестницу. На лице читалось напряжение.
- Меня беспокоит леди Уолда, мой лорд, - сообщил он тихо и прижал книгу к груди. Серебро оклада отсюда казалось почти черным.
Рамси подошел к огромному дубовому столу, заваленному рукописями в деревянных и кожаных переплетах. Чтение было самым тусклым и безжизненным занятием из возможных. Рождающим муторные мысли.
- Не стоит, я сам о ней побеспокоюсь.
- Как…, как скажите, мой лорд.
Тибальд был слишком бледен, книжная пыль не шла на пользу даже мейстерам. Умственные расстройства, значит. Или дурная кровь? Последнее звучало приятнее. Плевать на нее. Мысль, которая сидела занозой все эти дни, с болью пробивалась наружу:
- Лучше скажи мне, почему от отправленного на север отряда нет ни весточки? Или твои прожорливые вороны разучились за зиму летать, мейстер?!
Рамси сжал кулаки, впиваясь ногтями кожу, борясь с желанием садануть что есть силы по раскорячившемуся посреди библиотеки столу, разорвать пыльный хлам всей этой бумажной мудрости.
- Милорд, я не знаю, - пробормотал Тибальд. – Если бы птиц отправили…
Так и торчал колом на лестнице, обжимая книгу. Шевелюра всклокочена, словно Кровавый тащил по земле. Я вроде уже думал об этом… Сегодня. Признак чего-то …умственного... Рамси яростно потер виски.
- И как же мне узнать? Отправить тебя следом? Или отправиться самому!?
- Мой лорд!
- Что мой лорд?! – Рамси тяжело оперся на стол. – Прошло больше почти двадцати дней. Можно взять Черный замок и вернуться обратно.
Очнувшись от оцепенения, Тибальд стал торопливо спускаться вниз.
- Лорд Болтон, вы задумали опасное мероприятие, я говорил. Изображать черных братьев и оставлять кровавые следы вдоль тракта и у владения Амберов. А если они наткнулись на отряд настоящих дозорных? Сейчас братство под покровительством королевы и появляется гораздо южнее Стены.
Рамси опустил над столом раскалывающуюся голову, волосы упали на лоб, закрыли скулы.
- Не нуди, старик. Я слышал это тысячи раз. И остался здесь, как ты хотел. Отправил только своих ребят. И где они?
- Я… не знаю… Но если с ними что-то случилось, то к лучшему, что вы остались.
Рамси рассмеялся и смахнул на пол ближайший том. Он грохнул тяжело, словно сбитое с ног тело, кроваво-красный деревянный оклад разошелся трещинами.
- Мой лорд, вы последний в роду. Вам нужен наследник.
В голосе мейстера дребезжал страх. За кого он боится? За себя, за своего лорда или древний манускрипт?
- Наследница подойдет?
Тибальд открыл и закрыл рот, явно не находя ответа. Может, будет без дурной крови и этих… умственных. Или наоборот, будет вдвойне безумна.
- Не важно. Если ворона не будет, а Алин, Живодер и остальные не вернуться в ближайшие три дня, я возьму девочек и отправлюсь на охоту сам.
- Я думал…, я думал, вы собираетесь в Королевскую гавань, лорд Болтон.
- На поклон к Железному трону? Плевал я на эту белобрысую шлюху и ее драконов. Мне нужен только…, - имя он сглотнул, - его нельзя было произносить.
Тибальд опустил глаза и промолчал. Пусть молчит пыльный ублюдок, он и так слишком много знает обо мне, слишком много понимает…
- Как ваша голова, лорд Болтон?
- Омерзительно.
- Вам нельзя скакать на лошади, волноваться и слишком много пить.
- Я уже это слышал. В пекло.
- Вы не выполняете предписания, и мои отвары киснут в ваших покоях.
Рамси прошелся до книжных стеллажей, потом до двери и повернул обратно. Все в нем требовало движения, удара, грохота, крика. Мейстер настороженно следил за его метаниями и вдруг тихо спросил:
- Давно вы были в темнице, милорд?
Рамси остановился.
- А что?
- Остались еще двое из Медвежьей ямы.
- Предлагаешь пустить и им кровь, Тибальд, - усмешка сама растянула губы.
Мейстер молчал. Книги, вороны, советы. Серые крысы. Они опутывают тебя своими цепями и словами, и скоро ты делаешь то, что они знают лучше. И скоро ты не знаешь, что лучше для тебя…
Слова путались в голове. Рамси чувствовал злость, отчаяние и острое желание спуститься под землю, чтобы заставить кричать и сочиться кровью следующего из пяти зачинщиков, выданных ему гнусным поселением. Справедливая расправа их лорда. Это приятно, это должно быть приятно…
- Лорд Болтон.
Рамси обернулся. В дверях стоял дежурный гвардеец.
- В Дредфорт прибыла леди. Она спрашивает вас.
- Леди? И кто же?
- Она не представилась, сказала, что вам не знакомо ее имя. Но леди уверяет, что вам нужна ее помощь.
- И какую же она предлагает помощь? – оскалился лорд Дредфорта.
- Не знаю. Но она странная. У нее глаза красного цвета.
Мейстер Тибальд за спиной сдавленно охнул.

URL
2015-01-14 в 08:42 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Продолжение, ура! Как же вкусно ты описываешь декорации: замок, слуг, собачий загон, посыпанный опилками. Как ловко вплетаешь в настоящее воспоминания Рамси. Мне очень нравится, что повествование отчетливо ведется от его лица - за сравнениями, описаниями, оценками событий виден не автор, а сам лорд Болтон :) Эта история держит в напряжении и будоражит кровь. Спасибо тебе!

2015-01-14 в 17:31 

Лилули
Спасибо, #Mouse#, ух!
ловкие декорации - наше все))
за сравнениями, описаниями, оценками событий виден не автор, а сам лорд Болтон - забавно, что пишешь не Рамси, а лорд Болтон. Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило. Будем считать, что соцсреда меняет. А то иначе он в моем воображении отправляется прямиком к беспонтовому концу))

URL
2015-01-14 в 19:23 

redraccoon
Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило. Будем считать, что соцсреда меняет.
он совсем не дурак, чтобы не учиться и не развиваться никак

2015-01-14 в 20:31 

Лилули
rotspecht, я никогда не считала, что дурак. По моему убеждению ум вообще не причина меняться и развиваться. Доктор Лектор, например, умен настолько, что может позволить себе не менять вообще ничего. Я думаю, что людей меняют страдания, чувства и страсти, но никак не ума палата.))

URL
2015-01-14 в 20:44 

redraccoon
Лилули, тут как посмотреть
Лектор не просто не меняется, он не меняется, но все свое творчество маскирует, чтобы не попастся
он умеет подстроиться, мимикрировать, использовать людей так, как ему надо

Рамси песня совсем другая
он сначала создал себе аховую репутацию, но ведет себя в обществе прилично (если ему это надо если так сказал папа)
Русе не порекал его, к слову, его интересами, но старательно вбивал в голову, что не всегда и не везде можно себя вести подобным образом

рационального в Рамси больше, чем иррационального
поэтому он способен менять поведение в определенных условиях

не думаю, что он занимался бы своими развлечениями в условиях пост-зимнего времени
людей-то мало
тут он способен думать
да и не до развлечений сейчас, следовательно - смена поведения, следовательно - больше милордства
имхо

2015-01-14 в 20:51 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, Он действительно более лордовый - умнее или выдерженнее, не знаю, чем может стоило.

Нет-нет, он - то, что надо. Эволюционировавший ровно настолько, насколько это возможно для Рамси :)

А то иначе он в моем воображении отправляется прямиком к беспонтовому концу))

Ну, для Рамси такого, каким он изначально был, вариантов будущего действительно немного. А для этого, самого себя еще не осознавшего, могут быть какие-то иные возможности.

2015-01-14 в 20:51 

Лилули
rotspecht, из того, что ты написал, я поняла, что ты говоришь о смене поведения в определенных условиях. мимикрии. в общем как у лектора. Да он достаточно умен для этого. Но мимикрия для меня не способность меняться в принципе)

URL
2015-01-14 в 20:58 

Лилули
rotspecht, как бы сказать. он не столько меняет поведение в условиях, сколько действительно хочет быть лордом. по-настоящему. хочет быть Русе, с которым одновременно и воюет в собственной голове. это его вторая страть, помимо Теона. Она его и меняет. Он зажат между Теоном и жаждой лордства. Ну я так вижу.

URL
2015-01-14 в 21:01 

redraccoon
Лилули, ну в общем - да
но Лектора долго не могли поймать и он все его действия скрывал
о Рамси все всё знали сразу после слухов, и баловаться убийством-насилием он не прекращал
Лектор - не меняется, в общем-то
Рамси меняется

я думаю, что люди вообще меняться не способны
только менять поведение

2015-01-14 в 21:08 

Лилули
rotspecht, но Лектора долго не могли поймать и он все его действия скрывал
о Рамси все всё знали сразу после слухов, и баловаться убийством-насилием он не прекращал
разное время - разные последствия. Лектор бы тоже не скрывал, если бы жил в средние века и был крупным феодалом))
я думаю, что люди вообще меняться не способны
только менять поведение
- в принципе и даже близко не согласна. Но знаю, твою точку зрения, как-то ты доказывал мне, что теон был чуть ли не с колыбель виктимный и сломанный.))

URL
2015-01-14 в 21:28 

redraccoon
Лилули, угу
только не поломаный
ломается что-то твердое
а Теон гнется во все стороны
у него, на самом деле, хорошие способности к выживанию

2015-01-14 в 21:33 

Лилули
rotspecht, мужской пол вообще по-моему не способен гнуться во все стороны *____* Только ломаться и собираться, собираться и ломаться, нехватка хромосом * 3

URL
2015-01-14 в 22:14 

Eagre
Вот поддержу Рошпехта. Рамси имеет сильный стержень, такое адской силы хотение. И именно поэтому ему так тяжело перестраиваться. Потому что приходится отказываться от того. что составляло жизнь. Он принципиален, по-своему.Такие не раскаиваются, не рефлексируют, и не отступают. Он может мимикрировать, но верен останется себе.
А Теон - умница, но он ведом импульсами, внушаем, и принципов даже на уровне "хочунемогу" у него нет. Такие легко заражаются чужими чувствами и способны их отзеркаливать, это одна из основ их выживания.

2015-01-15 в 08:42 

Гет с Рамси! Я давно мечтала об этом. Прелесть такая. Даже не убил после)))))

URL
2015-01-15 в 08:58 

Shugister
К сожалению, у меня сейчас острая нехватка времени, но я хочу сказать, что я читаю и очень рада, что фик пишется!

2015-01-15 в 09:24 

redraccoon
нехватка хромосом * 3
в общем - да
но Теон исключение)

2015-01-15 в 09:58 

ron y miel
ох, как же Рамси замаялся в одиночку со своими внутренними демонами..
классная глава, спасибо тебе!

2015-01-15 в 11:30 

Лилули
Гость, Shugister, *Janos*, спасибо вам за поддержку *____*
rotspecht, но Теон исключение) - в смысле Y у него в наличии или есть целлюлитик от перебора женских гормонов)
Eagre, на счет Рамси я согласна, но на мой взгляд, тогда писать в динамике не о чем. Разве что короткие зарисовки для массирования кинков. Глобально все написано у Винил в двух вариантах и как мимикрирует и как возвращается к самому себе в благодатной среде. Вся идея Дознания в отношении Рамси - это найти несуществующий 0,001 процент способности меняться и поглядеть.... Чистый эксперимент
Я вот, например, считаю, что люди очень даже способны менять, если психически здоровы - и даже последние иногда.
Проблема, правда, в том, что чаще меняются в худшую, а не лучшую сторону...
А насчет Теона
А Теон - умница, но он ведом импульсами, внушаем, и принципов даже на уровне "хочунемогу" у него нет. Такие легко заражаются чужими чувствами и способны их отзеркаливать, это одна из основ их выживания.
буду откровенна. Такое писать в моей ветке - это делать мне больно.
Я прекрасна знакома с этим взглядом и знаю, что его разделяет большинство на фанклубных площадках типа Reek@Ramsy Теон наполнен Рамси до краев, живет им - полное слияние - виктим и его хозяин и т.п.. Но я не просто не разделяю, для меня это жуткий селфхарм, и это одна из причин, почему я там редко бываю. Не стремлюсь делать себе больно.
Свое видение Теона я дофига как много описывала в 12 году на 7kindom/ Но не суть.
В моих фиках Теон - другой и уж точно не симплициссимус виктимного разлива.
Когда вы так пишете, то моя позиция, на которую я извела столько буковок в фиках либо не очевидна, либо вы смотрите на нее свысока.
Ваше право, но, пожалуйста, не здесь. Этот момент в отношении Теона я воспринимаю очень и очень эмоционально, вот уже полдня буквально наматываю сопли на кулак, вместо работы.)

URL
2015-01-15 в 14:18 

redraccoon
в смысле Y у него в наличии или есть целлюлитик от перебора женских гормонов)
у Теона вообще хромосом нет, как и у Рамси
они выдуманны
поэтому Теон гнется во все стороны, а Рамси хитрожопо подстраивается и манипулирует

2015-01-15 в 14:20 

А мне нравится ваш Теон. Больше всех других, пожалуй. Он самый каноничный, кмк. У Винил еще хорошо, но ваш - мой хэдканон. Так что не расстраивайтесь и пишите-пишите). Мы терпеливо ждем.

URL
2015-01-15 в 14:52 

redraccoon
Я прекрасна знакома с этим взглядом и знаю, что его разделяет большинство на фанклубных площадках типа Reek@Ramsy Теон наполнен Рамси до краев, живет им - полное слияние - виктим и его хозяин и т.п.
я кстати, так не думаю
Теон, конечно, виктим, и наполнен Рамси до краев, только вот это Рамси его наполнял насильно
изначально он у Теона вызывал омерзение
да и полного заполнения не стало, в итоге, когда Теона "сбежали"
Рамси просто не хватило времени

при этом, я считаю, что Теону нужно встретиться с ним в сюжете еще раз, закрыть все их совместные гештальты
а Рамси просто встреча с Теоном не поможет, там нужно серьезную коррекционно-воспитательную деятельность вести... с препаратами...

так что Теон это не просто сосуд, которые наполнили
у него своя воля есть и амбиции свои
другое дело, что он нигде не может прижиться, и все его душит морально или физически
такая Неточка Незванова в Вестероссе

2015-01-15 в 14:53 

redraccoon
я опять какую-то ересь несу
в голове все так складно было

2015-01-15 в 17:13 

Eagre
Лилули, Я не имела ввиду что он виктимен или безволен. Он более чем самостоятелен и без Рамса вполне способен прекрасно прожить. И его изменчивость это своего рода плюс, дай ему возможность, он прекрасно сработался бы и со Станнисом, и с кем угодно другим. Другое дело, что в этих изменениях он постоянно теряет себя.
Он человек совершенно другого склада нежели Рамс или Нэдд или Джон. Никакая идея не будет над ним иметь такой власти, чтобы жертвовать ради нее, и не важно, желание это быть лордом или долг-честь.
А с Рамси они оба вполне автономны и составляют часть мира друг друга, но не весь этот мир уж точно. Ведь и с Рамси не все так просто. Он все же сын своего отца, который при своей привязанности к жене, без особых раздумий принесет ее в жертву, если так будет надо для благополучия дома.

2015-01-15 в 18:28 

Лилули
rotspecht, я кстати, так не думаю
Теон, конечно, виктим, и наполнен Рамси до краев

я тебя обожаю) пять баллов. - я так не думаю, что я так думаю *____*
Думаешь, думаешь)). Мы можем менять слова, но суть останется. Она видна в твоих рисунках. Последний раз я видела то, что на ДР Leniana. У тебя потрясающий талант: каждая линия, цвет, штрих - и точно в яблочко образа. Там в позе Рамси такая уверенность, такое собственничество и в Теоне та самая заполненность до краев. Но я все-таки пас, не в состоянии переваривать все то. Физически плохо. Может потому, что свобода для меня высшая ценность (даже превыше любви), а тут она так ощутимо уничтожена.
Eagre, если нет принципов даже на уровне ""хочунемогу" и ты живешь отзеркаливанием чужих чувств и в изменениях теряешь себя - то ты именно безволен, поскольку не к чему эту самую волю прикладывать. Ты хуже чем безволен, ты практически не человек, а паразит - нет своего "я", можешь приспособиться то к одним условиях, то к другим и выжить всегда.
Да, ладно, я не рвусь никого переубеждать. Просто прошу поберечь моих собственных тараканов (точнее одного - остальное можно разнести по бревнышкам)))
Гость, спасибо, мне, конечно, это чертовски приятно))

URL
2015-01-15 в 19:55 

redraccoon
я тебя обожаю) пять баллов. - я так не думаю, что я так думаю *____*
вот видишь
я же говорю, что в голове все так логично было, а в словах - чушь выходит

кстати, про рисунки у меня оправданий нет
видимо так и есть, как на рисунках
все глубоко в нутри сидит, а на поверхности мораль и толерантность

наконец то прочитал главу
отличная, конечно, что и говорить
о главе

спасибо

2015-01-15 в 21:17 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, меня та же тема кстати сквикует. Думаю, именно потому, что абсолютное доверие, жертвенность и способность к самоотдаче я считаю высшими отношенческими ценностями. Попытка получить это насильственным путем уродует всех участников.

2015-01-15 в 22:55 

ron y miel
Лилули, Vinylacetat, согласна с вами.
единственное, в новой части Рамси немного огорчает своей тягой к прежнему Вонючке, который сидит на цепи, в лохмотьях. Он постоянно зациклен на этом образе. И вряд ли он сможет измениться. Если не хочешь новых отношений, то и не сможешь получить это, просто не заметишь, тут же скатишься на старое.
Как-то недавно скачивала книгу про мужскую агрессию, но не успела дочитать. Там много интересного есть.
"Можно ли помочь мучителю измениться

Мучитель не меняется оттого, что ему стыдно, оттого, что он вдруг прозрел, или услышал глас божий.
Он не меняется, увидев страх в глазах своих детей или почувствовав, что они не хотят с ним общаться. На него не снисходит озарение, что его партнерша достойна лучшего обращения. Из-за того, что мучитель сконцентрирован на себе, и получает явные преимущества, контролируя вас, он может измениться, только если сам почувствует, что должен измениться. Поэтому единственное, что можно сделать – это поставить его в ситуацию, когда у него нет другого выхода. Иногда, после долгой работы и существенных изменений, мотивация мучителя может стать более внутренней. Но для начала процесса нужен внешний толчок. Или партнерша требует изменений и обещает уйти, или суд требует изменений и обещает посадить в тюрьму. Мужчины, которые приходили в группы сами по доброй воле, всегда покидали программу через несколько недель.

• Вы не можете заставить или хотя бы помочь мучителю измениться. Вы можете создать контекст для изменений, а остальное зависит только от него.
• Вы – главный судья тому, изменился ваш партнер или нет. Не позволяйте никому выносить суждения за вас.
• Мучитель не изменится, «работая над своим гневом», если не проделает гораздо более сложную работу над своим видением себя и мира.
• Поставьте во главу угла ваши собственные интересы и интересы ваших детей
• Привычка унижать партнершу – как ядовитое растение с большой корневой системой. От него нельзя избавиться, выкорчевав отдельные ветки или излечив какие-то симптомы. Из тех же корней вырастет новое, и корни эти – то, как мужчина воспринимает отношения между партнерами."

2015-01-16 в 13:01 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
*Janos*, а про женскую агрессию таких книг не пишут? :-D

2015-01-16 в 13:16 

Лилули
rotspecht, рада угодить рамсиведу и рамсиводу)))

*Janos*, Рамси немного огорчает своей тягой к прежнему Вонючке - что поделать, мальчик сентиментален. не такое плохое качество - XD. и потом - настоящее дарит мало радости.
постоянно зациклен на этом образе. а мне кажется, что у него как раз появились и другие образы, которые он пока не может и не готов до конца отрефлексировать, не хочет)) А придется)))
Классно, что ты так всерьез в это вникла. Очень интересно) Вот это, по-моему, в точку - Мучитель не изменится, «работая над своим гневом», если не проделает гораздо более сложную работу над своим видением себя и мира.
Любой человек меняется только сам. Ну в случае с Рамси - были бы совсем не лишне медикаменты. И то не факт, что помогут.)

Vinylacetat, я с тобой и согласна и нет. В целом да, но не с этой триадой - абсолютное доверие, жертвенность и способность к самоотдаче
Не знаю, что ты понимаешь под жертвенностью. Если жертвенность - это отдача всего себя до конца, то - это своего рода форма порабощения. А любое порабощение - даже искреннее и добровольное уродует и дающего и принимающего. Принимающий жертву становится обязанным и разрыв отношении, которые вполне могут и изжить себя, становиться морально почти невозможным, а связь невыносимым напоминанием. Приносящий себя в жертву всегда и неизбежно "висит", что-то ожидает в ответ, серьезного и большого (не говоря уже о страшно уродливых формах как в "Похороните меня за плинтусом") - ответной жертвы и этим порабощает.
Я бы сказала что ключевыми ценностями отношений должны быть доверие, самоотдача и стремление к личной реализованности каждого - основой внутренней свободы (в этом нужно помогать друг другу). Тогда и великих жертв не понадобиться.))

URL
2015-01-16 в 13:30 

ron y miel
Vinylacetat, наверное есть))
откуда-то из психологии помню, что у девочек вообще с этим хуже, чем у мальчиков) психика сложная, нестабильная

2015-01-16 в 13:33 

ron y miel
Лилули, ну тогда это очень хорошо, что Рамс начал о чем-то новом мечтать)

2015-01-16 в 13:45 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Приносящий себя в жертву всегда и неизбежно "висит", что-то ожидает в ответ, серьезного и большого
Ну так и отлично. Пусть ответ и будет серьезным и бОльшим. Так выглядит взаимная любовь.
Мне импонирует ситуация, при которой человек говорит: я не против, если ты отрежешь мне палец, хотя даже это не отражает в полной мере того, что я чувствую к тебе.)

Хотя и без взаимной нормально. "Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве" (с) Представь себе самурая, который служит своему дайме. Есть такой принцип вассалитета, так и называется - "свобода в служении".
Что касается разрыва, напоминаний и т.д. - надо просто уметь преодолевать, понимая, что сюжет изжит. Например (вот это реально пиздец болезненно) если дайме - недостойный человек и не заслуживает того, что ему дарят, или не в силах принять ответственность. Можно только воспринять случившееся как личную инициацию и стать ронином.) Именно ронин - непобедимый воин. Потому что терять вообще нечего.

2015-01-16 в 13:46 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Внесу свои пять копеек: мне тоже Теон не кажется таким классическим виктимом, ни в первоисточнике, ни, тем более, тут. Он виктимен в той же степени, что и Уилл Грэм (раз уж мы вспоминаем Доктора Лектера, хе-хе). То есть вопреки своей природе, по воле обстоятельств. В конце концов, если человеку отрубить ноги, он от этого не станет любителем ползать на животе. У него просто не будет выбора. Теон приспосабливается потому, что таков его способ выжить, потому что это стремление заложено в нас всех генетически.

Я бы сказала что ключевыми ценностями отношений должны быть доверие, самоотдача и стремление к личной реализованности каждого - основой внутренней свободы (в этом нужно помогать друг другу).

ППКС. Эта модель отношений, на мой вкус, наиболее гармонична. Другое дело, что представления о самореализации у каждого свои.

Опять же, если говорить о любви, то самым красивым и самым страшным мне кажется чувство Рамси (с поправкой на его патологии, конечно). Чистая потребность, инстинкт, очищенный от социальных условностей, обоюдоострое лезвие.
Очень интересно, как изменится Рамси (а ему, как и Теону, придется, если он хочет выжить).

2015-01-16 в 13:57 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Vinylacetat, я не против, если ты отрежешь мне палец, хотя даже это не отражает в полной мере того, что я чувствую к тебе.)

Вы говорите с точки зрения того, кто просит отрезать палец или того, кто палец отрежет?

2015-01-16 в 14:02 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
#Mouse#, лично я? Я сейчас про модель говорю.
Выше я же написала про взаимность и не-взаимность. Это может быть и обоюдная точка зрения.

2015-01-16 в 14:08 

Лилули
Vinylacetat, это, конечно, все дико романтично. И я чувствую себя жутким прозаиком, по тем не менее:
я не против, если ты отрежешь мне палец, хотя даже это не отражает в полной мере того, что я чувствую к тебе.)

во-первых, разве это жертва? Это проверка чувств, прости, не более. Потом пальцы резать надоедает или они заканчиваются)))
Жертва - это годы, точнее жизнь, потраченные во имя другого и его интересов, желаний.
Как тебе скучнейший вариант: я не против жарить 35 лет жизни картошку для тебя и стерилизовать квартиру, чтобы ты был биг боссом.
Или я не против, что ты трахаешь еще пятерых, иначе ты не чувствуешь себя реализованным и реально крутым, а я хочу, чтобы ты был счастлив.
Вот это уже жертвы. А романтики нет)
Представь себе самурая, который служит своему дайме. Есть такой принцип вассалитета, так и называется - "свобода в служении".
мне кажется, это вообще не отношения. Служба дайме - это как родине и обществу. Долг. Посыл - отдать свою жизнь заложен изначально. И никакой обратной связи, только одна сторона. То есть не то чтобы не-взаимность, а второй стороны как личности по сути - нет, лишь идея личности, достойная или нет.
То, что жертва - это рабство - видно глобально по самой великой религии. Распятие Христа во имя человечества - создало основу для самого великого порабощения умов.

URL
2015-01-16 в 14:12 

Лилули
#Mouse#, Другое дело, что представления о самореализации у каждого свои.
ну да, каждая формула имеет изъян. Нет универсальной таблетки)
то самым красивым и самым страшным мне кажется чувство Рамси
не уверена, что вижу красоту, скорее все сметающую силу
Мне стыдно признаться, но я похоже, единственный из этой достойной компании, кто не смотрел сериал о Лекторе:facepalm:

URL
2015-01-16 в 14:16 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Vinylacetat, Выше я же написала про взаимность и не-взаимность.

Верно, вы сказали про невзаимность со стороны дайме, и возможности, которые она дает (личная инициация в качестве ронина).

Мне было бы очень интересно узнать, видите ли вы аналогичные возможности для дайме, в случае, если его чувство будет невзаимно? (я хочу, чтобы ты позволил мне отрезать себе палец) В первом варианте The Wall Рамси умер, мне интересно, мог бы быть иной путь при сохранении прочих условий?

2015-01-16 в 14:41 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
во-первых, разве это жертва? Это проверка чувств, прости, не более.
Это то, чем ты это делаешь. Касается всех вещей и действий. Если в процессе человек переживает катарсис111, сабспейс или религиозный экстаз - одно дело, если использует это как метод давления на другого - другое. Зависит только от собственного отношения и отношения к другому человеку. Для меня, например, в исполнении разных людей одни и те же вещи выглядели по-разному, потому что на кого-то мне было плевать, а на кого-то - нет.

Вот это уже жертвы. А романтики нет)
Да нет, почему. Тоже романтично. Нет особой разницы. У людей границы в разных местах. Кому-то проще резать пальцы, чем жарить картошку.) Кому-то сама постановка вопроса о пальцах неприятна. Кому-то это слабо. Кто-то просто любит себя калечить, а любовь тут не при чем. Меня жареная картошка интересует меньше, чем самураи. Если у кого-то наоборот - это их право как свободных людей.)

С другой стороны, не надо так буквально воспринимать слова про самураев. Это те образы, которые мне нравятся. Я ими мыслю и такие категории мне ближе, чем вещи, которые многими воспринимаются как обыденные. Но термины можно поменять, главное эмоциональный посыл.

То, что жертва - это рабство - видно глобально по самой великой религии. Распятие Христа во имя человечества - создало основу для самого великого порабощения умов.
Мне нравится религия. Особенно те версии, которые содержат концепцию жертвы. Великого лосося индейцев гопи очень котирую, например. Он дохнет, когда идет на нерест, и кормит собой долину.)

#Mouse#,
Рамси с Теоном тут вообще не при чем. Я же сейчас про любовь, а не про принуждение. С насилия ничего хорошего начаться не может.

С другой стороны, сценарий, похожий на то, о чем я говорю сейчас, я описывала в модерн-аушном фичке. Там как раз насилия не было. Вот так как раз пример не взлетевших отношений с глубоким уровнем доверия и дайме-мудаком. Но в декорациях жареной картошки, без мечей, плащей и всего такого. Хотя рыцарской модели отношений там тоже не состоялось бы. XDD Теон действовал не сознательно, просто болтался в проруби и не понимал, что с ним происходит.

2015-01-16 в 14:56 

Лилули
Vinylacetat, я тебя поняла)
Добровольное порабощение для тебя экстаз почти религиозный, нечто возвышающее и очищающее. Стяжание...
для меня непереносимая клетка, душная камера. палец я отрежу только во имя спасения кого-то)) и чье-то порабощения ради меня вызовет только одно - отвращение и желание побега. Свобода для меня ценность перехлестывающая даже любовь. То есть любовь не дающая свободы таковой не является.
Забавно, я могу очень и очень много работать, но ни за какие деньги по временному регламенту. Делала две попытки - еле выжила. так что ронин из меня не выйдет))

URL
2015-01-16 в 15:01 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, не знаю, может быть, я как-то понимаю свободу иначе? Я тоже рассматриваю ее как высшую ценность, в том числе выше любви. Свобода — в том, чтобы делать все, что угодно. Работать по регаламенту и без, любить или нет, причинять боль себе или другим или не делать этого, уходить или оставаться. Воля сделает любой выбор правильным, все дела. Плюс согласие всех участников и ясное представление о том, что они делают и зачем.
Насчет пальцев... нууу, "По ту сторону принципа удовольствия" и все такое. XD Активное страдание - обратная сторона наслаждения.) Резать себе пальцы - приятнее, чем кажется на первый взгляд.)) Серьезно, много есть таких людей. Чисто ради процесса.

2015-01-16 в 15:10 

Лилули
Vinylacetat, кстати, христианство я тоже люблю, но иначе.
Мне кажется изначально оно о свободе и любви, потому что нет в Новом завете предписаний и регламентов для организации праведной жизни, как у иудеев или мусульман. И никаких тебе кодексов Бусидо. И цель жертвы Христа - освободить от первородного греха и дать свободу выбора каждому. Люби и строй жизнь вокруг чувства и дальше ты свободен.
А цепь порабощений выстроена вокруг жертвы самой церковью - т.е. людьми.
А отдать свою жизнь можно, но по чувству, а не выбору служения.
ну как-то так)))

URL
2015-01-16 в 15:12 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
отдать свою жизнь можно, но по чувству, а не выбору служения
Какая разница? В смысле, служение - это же и есть чувство, иначе зачем оно. Прекрасная дама, все дела. Или сюзерен.

2015-01-16 в 15:15 

Лилули
Vinylacetat, почему чувство? Служение - это долг, пусть духовно возвышающий, но долг или идея - нечто, что ты называешь правильным или достойным. Изначально выбор разума, ну в рамках Бусидо, насколько я понимаю. а чувства под эту идею ты уже выращиваешь или избавляешься от них

URL
2015-01-16 в 15:45 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, ну, я это считаю наиболее возвышенной формой выражения чувства. Внешний долг для меня вообще не существует. Например, заниматься работой имеет смысл, когда ее любишь, заниматься любовью - когда этого хочешь. И все это дохера сакрально.)

2015-01-16 в 16:01 

Лилули
Vinylacetat, знаешь, возвращаясь к истокам...
Если для тебя жертва - это потому что я так хочу, жажда бьется в груди (пальцы там или картошку), а не потому что так поступать правильно... (ждут остальные, требуют обстоятельства, написано в моей карманной книжке) - то спорить нам особо не о чем.))
Не уверена, правда, что это можно назвать жертвой.Жертва предполагает потери и отказ. Когда отказываешь от чего-то и это тебе в кайф - то это липа какая-то, а не отказ.
В общем мне почему-то кажется, что ты не за жертву в отношениях, а за свободу в особо извращенных формах. XD
Но в конце концов, пусть так - жертвенность, дело лишь в выборе слов )

URL
2015-01-16 в 16:16 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, я имею в виду не фарисейский внешний принцип, а фанатика, который влюблен в бога. (Работу, свое искусство, личный принцип, другого человека - что угодно) Это предполагает отказ от многих других вещей. Собственно, от всех, кроме. Это может быть болезненным - главное, чтобы оно того стоило. В терминальной стадии можно и не замечать собственных жертв.) Все остальное просто перестает существовать. Тогда человек просто ммм выглядит странно для всех остальных, а ему самому плевать, ему норм.)

2015-01-16 в 18:03 

Лилули
Vinylacetat, хмм, боюсь у нас это перейдет с бесконечность.
Это предполагает отказ от многих других вещей. с чего вдруг? Значит, это социальные условности, написанные кем-то правила игры, которые тебя ограничивают. Чтобы не быть говном, не трупом и не по уши в рисовом болоте - тебе надо быть самураем - выбор невелик. В средние века люфты социального движения были очень узкими. И служение Прекрасной даме иногда имело больше бонусов, чем что-либо другое. Это с современного мироощущения все кажется великим ВО ИМЯ. Или мы о кинематографе говорим?
Если сегодня ты начинаешь отказываться от пальцев - вопрос зачем? Боюсь, только во имя особых ощущений и демонстрации.
Возложить свою жизнь на алтарь подающего надежды человека - зачем? Не думаю, что это реально влияет на то реализуется он или нет. Достаточно быть рядом, а не жертвовать собственной жизнью. тогда хотя бы у любимого, если ничего не выйдет, не останется дурного послевкусия, что он потратил ни на что жизнь своего партнера. А если ему плевать, что потратил - тогда ты либо принес свою жертву не тому богу, либо опять же наслаждаешься особыми ощущениями жертвенной опустошенности. Wellcome.
Так же с детьми. Отдал им все что было в тебе, чтобы они стали... музыкантами... счастливыми... и т.п. Но твоя жертва - не гарант результата. Не надо страдать гордыней - все в руках божьих. А дальше? Посвятив жизнь только им, ничего не создав своего собственного - ты лишь обуза. В общем, им даже гордиться тобой сложно и самим стыдно, что не оправдали. Тягостный круг.
Жертвенность ИМХО сегодня - либо кайф от особых ощущений, мазохизм в терминальной стадии (да ради бога, если мир такой уж тусклый без них); - порабощение (теперь ты мне должен или у меня никого нет, кроме тебя); - либо гордыня (осталось два шага до открытия, сейчас кину пару детишек в топку и спасу человечество).

Здесь я не говорю о больных людях с навязчивыми идеями и о реальной необходимости пожертвовать собой, чтобы спасти людей, родину, маленькую девочку, любимого декабриста, которого отправили в Сибирь. Но это не основа построения отношений и жизни в целом - это чрезвычайная ситуация, твоя проверка на вшивость.
То я бы сказала в отношениях нужно быть готовым принести жертвы, если это действительно нужно. Но не строить отношения на жертвенности, чей бы то ни было))

А когда ты влюблен в работу или бога - какая тут жертва? ты живешь как хочешь, учитывая социум или игнорируя его. Так всех фанатов можно в великих жертвенников записать. Он привес свою жизнь в жертву Рамси Болтону и ему плевать на норм :crzfan:

URL
2015-01-16 в 18:27 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
хмм, боюсь у нас это перейдет с бесконечность.
Боишься - прекрати. Свобода.)

2015-01-16 в 18:28 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
А Рамси Болтон, по моему глубокому убеждению, не заслужил каких-либо жертв, с чего бы, он — хуй. :3

2015-01-16 в 18:31 

Лилули
Ну это твое убеждение, а есть еще -
Свобода*)
Да и острые ощущения от
самоуничтожения*))

URL
2015-01-16 в 18:48 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,если у кого-то убеждения отличаются, но чувак отвечает за базар - он точно имеет право на свою свободу.) Ну, если это правда убеждения и глубокое желание, а не гумус в голове. Которая подвергается воздействию чужого злоупотребления или насилия.
Я как-то видела чувака, который ел свой рот. Накладка и антипсихотик ему помогли. Это к тому, что разница между зовом сердца и сумасшествием обычно сразу видна. Он мог бы его есть, например, потому, что так делает перформанс (поэт отгрызает язык и целует взасос манекен; поэт падает, поэта уносят). Но нет, это был просто продукт распада мозга.))

2015-01-16 в 18:56 

Лилули
Vinylacetat, ты считаешь, что устраивать такой перформас - это отвечать за базар, а фанатеть по Рамси - гумус в голове?
тут же не поймешь с первого взгляда. нужен вопрос почему. А иногда и со второго не поймешь.
Да вообще можно подвергнуть голову насилию и сформировать глубокие и связные убеждения.
Все это до черта как сложно найти грань

URL
2015-01-16 в 19:06 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, вопрос "почему" ничего не решает, у всех безумцев есть свои объяснения, почему и что они делают. Как правило, это дает нам не объяснение в рамках нашей картины мира, а чужую картину мира. Моя, в частности, включает возможность стоять перед человеком, который себя грызет, и размышлять в этот момент о современном искусстве.) Тоже наверное формат безумия для кого-то.
ты считаешь, что устраивать такой перформас - это отвечать за базар, а фанатеть по Рамси - гумус в голове?
Точно.) У меня есть внутреннее ощущение, которое позволяет мне различать вещи. Вполне возможно (точно), что у других людей системы координат другие.

2015-01-16 в 19:22 

Лилули
Vinylacetat, но ты же сама себе противоречишь и судишь предвзято.
То говоришь, что если за базар отвечает, имеет убеждения, то имеет право...
А то, что объяснения ничего не решает.... и не исключает гумус в голове...
И потом реально различать вещи и выносить суждения по собственной шкале - это две большие разницы.
То, что ты считаешь, что Рамси - гумус - значит, что ты права... Ого
Вот мое ощущение - резать себе пальцы добровольно - полный гумус
Но я не выношу суждения только на уровне ощущений. Разум лишним не будет.
Я не фанат Рамси даже близко, но могу представить вполне адекватные обоснования такого фанатизма (более адекватные, чем отрезание пальцев, уж точно)

URL
2015-01-16 в 20:08 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, никаких противоречий не вижу. Само собой, я сужу предвзято.
То говоришь, что если за базар отвечает, имеет убеждения, то имеет право... А то, что объяснения ничего не решает.... и не исключает гумус в голове... Ну да, одно никак не исключает другого.) Ты вот считаешь мою точку зрения полным гумусом. Это следствие твоей картины мира. И это совершенно нормально. Как и считать гумусом твои убеждения. Человек может... все. Мы можем назвать его за это как угодно. Все просто.)

2015-01-16 в 20:34 

Лилули
Vinylacetat, слова - это прекрасно. Я тоже люблю в них играть.
Я не говорила, что считаю твою точку зрения полным гумусом. Я сказала, что ощущаю отрезания пальцев как гумус. Но ощущений мне недостаточно (в отличии, как я понимаю, от тебя) и мне нужно задать вопрос почему - об этом я тоже говорила.)) И я никогда не говорила, что ответ на этот вопрос не позволит мне понять чью-то позицию в рамках моей картины мира (я не большая сторонница Сартра) и не позволит мне услышать человека и поменять свою позицию. Человек может...все (можно немного Сартра).) И что самое главное - обмениваться информацией и менять мир. Если он, конечно, свободен и не обвешан цензурами и глубоко индивидуальными, не сменяемыми картинами мира. Вот)

URL
2015-01-16 в 21:10 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, я не проводила разницы между считаю и ощущаю, для меня это одно и то же. Я бы ввела категорию отстраненного понимания. Можно понимать кого-то, это да. Но я не очень понимаю, что делать с этим пониманием, если оно ничего для меня не значит. Некая галочка: вот тот чувак считает вот так. Окей, и такое бывает.
Естественно, информационный обмен существует. Иногда другие люди меняют существующую картину мира, бывает и такое. Мне лично для этого нужны какие-то реальные поступки (жертвы тоже принимаются))) или сильные потрясения. Но это не про общение в интернете и не про разговоры с приятелями за бокалом вина.) С другой стороны, было такое, что я читала книгу, и у меня открывались все чакры разом. Не знаю, можно ли считать это общением с автором.)

2015-01-16 в 23:02 

Сцена с булочками гадкая. Рамси в этот момент вызывает у читателя правильные чувства - отвращение превалирует. Лилули, браво, прописано отлично. Рамси - скотина). Бедный Теон(.

URL
2015-01-17 в 20:55 

Лилули
Гость, спасибо за отзыв. Не сразу поняла, о какой сцене речь, вроде в отвратительной джем был, а не булочки. А так... Что там бедный, какие коричные булочки убийце детей, ведь и в самом деле не заслуживает)))

URL
2015-01-17 в 21:50 

redraccoon
перечитал еще раз
все таки отличная глава

мне внезапно стало любопытно другое, как это у него была стая из сук
когда они обычно не выносят свой пол
доминирующая сука собирает возле себя кобелей, а молодых сук выгоняет
или унижает имитацией полового акта
может и пометить

это конечно не к тексту претензия, а просто измышления про общую ситуацию

2015-01-17 в 22:54 

Лилули
rotspecht, суки они или кобели - все равно главный принцип существования - иерархия и подчинение главному. Если одни суки и есть человек отслеживающий и жестоким образом подавляющий драки между ними, то драк будет мало и только во время течки. Или можно самому избрать фаворитку и жёстко отслеживать ее права. Тогда иерархия сформируется. То что ты говоришь, мне кажется, проблемы свободной или слабо контролируемой своры. Собаки все же существа дрессируемые))

URL
2015-01-17 в 23:29 

redraccoon
. Если одни суки и есть человек отслеживающий и жестоким образом подавляющий драки между ними
нет
такого не бывает
все они будут слушать хозяина, т.е. человека, который их кормит
но иерархию они в своей стае создадут сами
бесполезно наказывать или поощрять

первой будет есть главная сука
затем более сильный кобель
потом слабые кобели, потом слабая сучка (если таковая имеется, хотя это редкость)

даже если миски разные, она проверит сначала всю еду
потом выберет понравившуюся миску и начнет есть

2015-01-18 в 06:48 

Лилули
rotspecht, ну не знаю, я не собачник. Думаю только не может у них быть все по шаблону голой физиологии. Кошки, например, могут жить группой без кота милейшим образом, а могут драться.
Проблема я так поняла есть, но проявляется и решается по разному: s-ru.net/index.php?showtopic=985

URL
2015-01-18 в 11:14 

ron y miel
rotspecht, мне кажется, это все зависит от породы собак. у милорда были охотничьи собаки, они как волки, привычные жить в стае, чувствовать общий ритм тел, привычные к иерархии. так что мне кажется, бунта на корабле там не было) это дружные собаки, которым нравится жить бок о бок, а не вытеснять друг друга

2015-01-18 в 11:42 

ron y miel
прочитала пару статей сейчас, нигде не указано, что стая должна быть только из девочек или мальчиков. Так что это причуда милорда)
еще, в стае у всех собак свои охотничьи функции, из стаи отбраковывают собак, которым нравится охотится в одиночку или мешать работе другим собакам во время охоты. Так что у Рамси в стае все собаки разные по характеру, и вполне вероятно, что сучки не грызутся друг с другом за право стать первой. у них как оркестр с дирижером)

2015-01-21 в 20:27 

Благородные лорды и леди! Позвольте немного похулиганить и разрядить обстановку. Русский фольклор так точен и остер, что почти не пришлось переделывать:
1) По милорду я скучаю,
На Стене пью чашку чаю.
А когда скучает он -
Хлещет, сволочь, самогон.
2) Рамси Болтон от тоски
Пробил хером три доски.
Это крепнет год от года
Мощь дредфортского милорда.
3) Солнце на дворе печет,
А в подвале затхлость.
Рамси дверь щас отопрет,
Опять, сука, трахнет.
4) Из пруда течет вода,
Под чардрево сочится.
Несмотря на жизнь плохую,
Пое@@ться хочется.
5) -Мейстер Тибальд, старый хрен, дай опохмелиться,
Подо мной Теон Грейджой не хочет шевелиться!
-Эх, лорд, вы мой лорд, что-то мне не верится,
Под хорошим мужиком и бревно шевелится!

Прастите, господа, вырвалось XDD

URL
2015-01-21 в 23:01 

Liang
Гость, это невозможно прекрасно! ХD

2015-01-22 в 10:20 

Лилули
Гость, Да, разрядили обстановку на славу))) Ядреный фольклорчик у вас.XD
пишите еще. буду воспринимать это как подарок, надеюсь вы не против)

URL
2015-01-22 в 10:31 

redraccoon
а у меня вопрос
Уолдочка какого объема стала после зимы?

2015-01-22 в 10:42 

Лилули
сейчас пойду, приброшу сантиметры своего образа на портновской ленте )
rotspecht, как тебе больше нравится)) надо же читателям дать хоть какую-то свободу воображения, и так перебор с конкретикой))

URL
2015-01-22 в 10:50 

redraccoon
Лилули, нет, ну понятно, она уже не 90 кг
меньше
но как бы может быть и 50, а может и 70
разница есть

2015-01-22 в 11:52 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Гость, чотажру :-D Спасибо, повеселили!

2015-01-22 в 19:46 

Лилули
rotspecht, ну если тебе так важно, то.... Если за последний хотя бы год были проблемы с мучным и сладким и основной рацион состоял из рыбы + нервическое состояние - то весьма стройна, а вес еще и от роста зависит. Но все временно. Если ситуация улучшится, она очень быстро станет прежней, так как обмен веществ не поменяешь, а ограничивать она себя не станет) Уолда толстушка изнутри себя)

URL
2015-01-22 в 19:51 

redraccoon
Лилули, ага
спасибо

2015-01-28 в 12:55 

Лилули
Желания людей и богов
Раньше, до войны, куда бы не отправлялся, Теон всегда торопился и подхлестывал Улыбчивого, который и так неудержимо рвался вперед. Даже Робб, жадный до ветра в лицо во время галопа, говорил, что Грейджой когда-нибудь сломает шею, если не будет смотреть, куда его несет. Но он только смеялся, что хорошая скачка стоит хорошо сломанной шеи. Не верилось, что жадно ждущий его мир может захлопнуться, что может случиться что-то действительно необратимое. И Теон не смотрел на дорогу, все его воображение было до краев наполнено тем, как он задерет юбку на смеющейся трактирной девке и получит свое. Жадно и весело.
А сейчас он волокся по дороге так, словно под ним была кляча в расцвете благородной старости. Как когда-то до Рва Кейлин. С некоторыми отличиями. У дезертировавшего лорда-командующего не могло быть знамени в руках. Даже белого. Но все еще оставался выбор, поэтому он оборачивался, смотрел, как в тягучих утренних сумерках тянулась широким обхватом громада Стены и чернели постройки у ее основания. Движение вперед тяготило. Накатывала тревога, и он натягивал поводья и закрывал глаза. Снова и снова объясняя себе, что он все делает - правильно. Или нет?
Ночью все произошло просто и быстро. Слова в записке Тормунду ложились одно за другим. Он собрался, скидал в сумки самое необходимое. Поговорил с Кареном короткими резкими фразам, глядя куда-то мимо его испуганных глаз, не вслушиваясь в вопросы, произнесенные срывающимся голосом. Он не думал, его толкала вперед слепая сила непонятной решимости. Он бежал. От своего кошмарного сна, откровенного, гнусного, похожего на правду, в которой никогда не хочется себе признаваться. От любых размышлений об ошибках и последствиях.
Но теперь в свете раннего утра, больше похожего на муть, отчетливо поднимающуюся из илистого озера, Теон потонул в сомнениях. Он принес свои клятвы, он обязан старым богам. Он знал, что ему делать завтра и на следующий день, чтобы Стена стояла, а королева знала, что происходит здесь, на севере. Этот мир был ему знаком. Но как он может найти Джона? Кто такой Джон, кроме как парень из прошлого, с которым Теон жил рядом несколько лет, теперь казавшихся ярким, но очень далеким от него сном. Разве его право – доверять неясным видениям? Его дело – спасать Джона Сноу?
Тебе нужен я, чтобы понять, ради чего ты живешь. Твое место.
Я сам разберусь.
И когда ты это делал в последний раз? Ты не разбираешь, ты делаешь, как сказано. Или точно наоборот. Так было всегда.

Руки сжали поводья, а конь нерешительно переступал копытами, чувствуя, что хозяин не может задать направление. Каурого пятилетку, ни чем не похожего на Улыбчивого, кто-то назвал Черный Брат. Когда с началом весны Теон стал ездить на нем, это казалось забавным – рыжая лошадь, названная черной и превращенная в дозорного, благодаря чьей-то причуде. Как и он сам. Сейчас на пути от Стены это звучало как ранящая насмешка. Кто из них двоих был большим Перевертышем?
Древний ясень с печальным выражением вырезанного лица притягивал взгляд. Отсюда старые боги всю зиму следили за подступами к Кротовому городку, могли видеть раненного Сноу, могли сказать Теону, где именно он должен искать. Но молчали, глядя мимо. А ворон, смотревший на Перевертыша сверху вниз, презрительно склонил голову и каркнул коротко и невразумительно. Явно не замечал во всаднике и коне ничего заслуживающего внимания. Теон усмехнулся – из них троих только птица обладала каплей здравого смысла. Лорд-командующий и Черный Брат топтались на месте в сомнениях и в ожидании знака свыше.
Знаки, полученные в Дредфорте, не оставляют сомнений. Приезжай.
Внутри полыхнула злость, Теон стеганул круп и направил каурого вперед. Тот дернулся, шагнул и, вытянув шею, двинулся рысью. Ворон с недовольным карканьем полетел в сторону Стены. Лорд-командующий ударил коня еще и еще раз, заставляя Черного Брата ускоряться по Королевскому Тракту прочь от замка Дозора. Рысь перешла в галоп.
Тормунд, наверное, уже получил записку и высказался громко и определенно на счет дальнейшего пути малыша Грейджоя. Разочаровывать его – дело последнее и опасное, поэтому поздно теперь возвращаться.


Кротовый городок был с точки зрения Теона местом очень и очень странным. Во время нашествия упырей казался неплохим убежищем от не слишком сообразительных тварей. Да и прорваться в подземелье совсем не так просто, как в открытую ветрам крепость. Люди хоронились тут до тех пор, пока хватало запасов, точнее пока их могли хоть как-то пополнять. Находились смельчаки, выходившие на поверхность, добиравшиеся до Черного замка и обратно, куда-то еще. В основном тенны. Теон в глубине души подозревал, что у них есть особые уловки, чтобы проскочить незамеченными мимо упырей. Но все же жизнь под землей без путей отступления, без возможности вдохнуть свежий воздух оказалась для многих невыносимой. Сотни из тех, кто выжил в первый год зимы, перекочевали в разные замки Стены. Алис Карстарк и Сигорн и многие из теннов, последовавшие за вождем, перебрались в Восточный дозор, надеясь рано или поздно отплыть в сторону Кархолда. И по весне, действительно, направились туда, правда, по суше.
У лорда-командующего было весьма приблизительное представление, о том, кто теперь населял Кротовый городок. Разный народ, мужчины и женщины. Он знал о подземном борделе, процветавшем там до зимы. Но теперь, когда в городке обосновались одичалые, правила могли поменяться. Хотя Карен как-то сказал, что слышал, как несколько братьев побывали здесь и вроде весьма успешно. Просто прихватили свой ужин – теперь все можно получить за еду. Особенно в этом нищем поселении.
Сколько под землей осталось теннов, так и не принесших присягу, сколько было других одичалых, оказавшихся там по воле случая или бежавших из замков Стены по разным причинам – трудно сказать. Он давно должен был разобраться в этом, тем более, что Черный замок все-таки делился продовольствием с ходоками из городка, которые уверяли, что под землей обитает около полусотни человек. Но столько ли на самом деле, никто не пересчитывал. Лорда-командующего больше беспокоило дыхание зимы по ту сторону Стены, чем два десятка оборванцев, никак ее не защищавших. Но путь Джона Сноу мог лежать только в эту сторону и, возможно, выжил кто-то, видевший и помнивший его и спутников.
Слева от дороги сквозь клочковатый утренний туман просматривались три приземистые постройки. Теон повернул, стараясь придать себе уверенный и спокойный вид, пусть даже в верхней части поселения не окажется ни души. Этот прием не раз помогал ему в роли лорда-командующего. Стоит с усилием выпрямить спину и поднять голову, как кажется, что принятое им решение и в самом деле единственно верное. Он усмехнулся, - забавно, как все поворачивается обратной стороной: сначала задираешь подбородок от бахвальства и глупой самоуверенности, а потом с усилием поднимаешь его же, чтобы вспомнить и вернуть хотя бы тень былых ощущений.
Над закрытой дверью ветер раскачивался фонарь, сдавленный с одного бока, словно на него упало бревно. Чуть поскрипывая, он казался единственным живым существом среди разбросанных вокруг склизких каменных обломков, сонных стен и слепых окон. Теон спешился и привязал лошадь к перекладине крыльца. Дверь открылась, оттуда выпала мятая щетинистая рожа, зевнула редким рядом гнилых зубов и прищурилась. Удерживая правильный разворот плеч, лорд-командующий медленно поднялся по ступенькам крыльца.
- Меня зовут Теон Грейджой, я…, - он споткнулся, но подумал, что в пределах Дара, он еще вполне лорд-командующий, выехавший по личным делам, а не дезертир.
- Командующий Черного замка? – сиплым голосом узнала сонная рожа.
Кивок вышел без заминки. Конь подтвердил коротким убедительным ржанием. После такой серьезной поддержки Черного Брата показалось не так страшно отправиться в бывший бордель в одиночестве и без возможности предъявить там что-либо посущественнее слов.
- Проходи, - дверь широко распахнулась, а взгляд жадно мазнул от капюшона до сапог. – Странно только, что один.
Комментировать это наблюдение было не разумно, и он просто вошел следом. За дверью была просторная комната с низко нависающими потолочными балками, практически пустая, если не считать стол, заваленную шкурами кровать и развешанные по стенам инструменты. Первыми бросились в глаза свежевальные ножи, потом скребки для выделки шкур. Теон поежился и с усилием перевел взгляд на удила для подледного лова, и дальше - на каменное и бронзовое оружие.
- Я здесь дежурю, остальные еще спят, - одичалый облизнул губы и осторожно добавил: - хочешь спуститься?
Похоже, думает, что командующий прибыл по определенным надобностям. Как бы мне хотелось его не разочаровывать.

URL
2015-01-28 в 13:08 

Лилули
По середине устеленного досками пола был грубо вырезан широкий квадратный проем, откуда шел тяжелый земляной дух. Неприятный, стягивающий внутренности в гудящий от напряжения клубок. Теон на мгновение закрыл глаза. Подземелья Дредфорта. Вход туда был расположен неподалеку от псарни в одной из старых каменных башен. Скрипучая двухстворчатая дверь с двумя косыми крестами проржавленой ковки. Круг широкой бронзовой ручки пробивает щеки раззявленных в крике ртов. Мужчина и женщина с двух сторон, лица искаженные мукой. Такой же страшный лик был и у чардрева, перед которым Теон принес свою присягу. А сколько клятв он произносил за страшными дверями Дредфорта, так честно из века в век предупреждавшими каждого о том, что их может ждать внизу. Когда его первый раз вытащили связанного, с разбитым лицом и болью во всем теле из телеги и бросили в грязь перед этими воротами, ведущими прямо в пекло, он с трудом разлепил заплывшие глаза. Потом смотрел, как вслед за лицами, покорными кольцам, медленно распахиваются двери, как открывается черный ход. Ощутив тяжелый запах подземелья, наследник Бейлона опустил голову и хрипло рассмеялся. От отчаяния, от невозможности того, что уже происходило с ним всю бесконечную дорогу, от злой решимости не поддаться, что бы ему не пришлось вынести. У меня тогда было плохо развито воображение и много не слишком нужных частей тела.
- Лорд командующий? – вопросительный тон. В этом одичалом было что-то отталкивающее, липкое, как в Скорняке, вечно играющим своим ножом.
Но в Кротовом городке темный спуск был просто спуском без дверей, знаков и обещаний. И даже запах напоминал не только Дредфорт, но и подземелья Черного замка, и крипту Винтерфелла. Много знакомых ему мест. Не понятно, что на него нашло. Я оставил Тормунда и Дозор, а чувство вины заводит мысли только в одно место. Теон тряхнул головой и двинулся к проему.
- Я спущусь. Мне нужно поговорить со старожилами.
- Что ж, - недоверчиво ухмыльнулся одичалый. - Иди за мной, я отведу в Городской Чертог. Чтобы поговорить.
Вслед за странным проводником Теон шагнул вниз и стал спускаться по темным от времени, деревянным ступеням, накрепко вбитым в землю множеством прошедших по ним ног. Десятью футами ниже в темном проходе плясали отблески пламени.
Подземные переходы оказались не такими тесными и неприятными, как это представлялось ему наверху. Почва здесь была каменистая, сухая, поэтому строителям не пришлось рыть слишком глубоко, и они не пожалели усилий для удобства: идущие навстречу могли легко разминуться, не давясь у земляных стен и не пачкая плащи. Над головой можно было увидеть ходы воздуховодов, закрытые тяжелыми решетками, но воздух все же был тяжелым, неподвижным, с запахами человеческого жилья. Здесь было довольно тихо, хотя то тут, то там слышались шорохи. Из бокового хода, загороженного дверью, пробивались приглушенные голоса, а где-то в отдалении - рокочущий храп.
- Я здесь давно, лорд-командующий, - вяло сообщил сопровождавший его одичалый. – Раньше, в начале зимы, здесь невозможно было дышать, но сейчас стало слишком пусто.
- Да, в Кротовом городке может жить гораздо больше людей, - бросил лорд-командующий, думая о своем.
- Больше было. Кто умер, кто ушел. Но еды и сейчас не хватает.
Теон промолчал. Не новость, что вам не хватает еды.
- Можно среди оставшихся отыскать парочку людей из тех, кто переселился сюда в самом начале.
- После того как Станнис разбил Манса?
- Ну да, когда зима только подступала.
Одичалый внезапно развернулся к нему лицом и широко ухмыльнулся. Луч света откуда-то сверху упал на сухие потрескавшиеся губы. Теон и его спутник стояли и молча рассматривали друг друга.
- Почему бы и не найти, лорд-командующий. Есть несколько, кто помнят Манса. А еще есть те, кто знает, что Стена многие годы вываливала дерьмо на головы вольного народа. Многие еще спят, но почти все они не выносят вороний дух. Стоит крикнуть погромче и вернуться обратно станет сложно. А лорд-командующий спустился вниз только с одним мечом.
Справа послышался шорох от невидимого движения, и пальцы потянулись к рукояти меча. Он мне угрожает. Здесь все угрожает. Не зря его коснулось предчувствие Дредфорта, когда он стоял у дыры в землю.
Я же говорил тебе, лучше сразу езжай в Дредфорт.
Лучше? Это даже не смешно, Рамси.
Ты знаешь там все. Каждый поворот, запах, дверь. Все, что тебя может ждать.
О! Вариантов было совсем не много: боль и унижение.
Ну-у, - голос в голове прозвучал обижено. – Я заботился о тебе и всегда давал подсказки. А теперь ты один. В незнакомом месте. И я не могу помочь.

Теон рассмеялся коротко и зло. Над лордом-командующим, так неосторожно попавшим в ловушку. Над Вонючкой, бесконечно вступавшим в безумные разговоры с милордом. Во рту чувствовалась сухость. Не место для стрел, тем более оставленных притороченными к седлу Черного Брата. И меч бесполезен, когда некуда отступать, даже если бы он владел им достаточно хорошо. Теон бросил короткий взгляд назад, прикидывая, сколько они уже прошли от спуска вниз. Но там, в ставшем вдруг узким проходе, виднелись контуры темных фигур. Как бы то ни было, это, слава богам, был не Дредфорт, и милорд очень и очень далеко. Они могут его только убить. Глупо. От нервного возбуждения насмешливые слова теснились на языке.
- И что будет, если вы получите мой меч? Нарубите дров в лесу или захватите Черный замок? А может заодно и сумеете накормить пятьдесят голодных ртов мясом одной костлявой вороны?
- Все может быть, лорд-поклонщик, – взгляд спутника стал откровенно наглым.
Справа и слева слышались голоса.
- Можно выменять командующего на телегу овощей с юга, гору лука и репы.
- Дозор и так делился с вами, чем мог.
Одичалый напротив захихикал. Его глаза ползали по Теону, как жадные до плоти упыри.
- Городской Чертог прямо здесь, – он повернулся и толкнул низкую дверь за спиной. – Проходи, ты же хотел просто поговорить. Как и все вороны. Слова, обещания, мелкие подачки.
За полукруглым проемом было что-то вроде созданной руками людей пещеры. В такой же он сидел прикованным у Варамира – стены покатыми земляными наплывами с выступающими острыми краями камней.
Пока я за тобой не пришел. И не снял с цепи.
Снял я сам себя. А ты меня только трахнул.
Только? Тебе вроде понравилось.

Упираться было глупо и бессмысленно, и Теон, чуть наклонив голову, шагнул во внутрь. По стенам горело несколько факелов, закрепленных в каменных кольцах. По углам большого зала уходили вверх широкие воздуховоды.
Столы, скамьи и пучки травы под потолком с широкими, уходящими в землю балками. Все было таким черным, словно протянуло не одну долгую зиму без даже редких прикосновений человеческих рук. Огромный склеп Кротового городка.
В коленях появилась предательская дрожь. Пытаясь отвлечься от волны страха, Теон медленно прошел вдоль стены и развернулся. Вслед за ним один за другим входили одичалые. Оборванные, угрюмые, распространяющие отчетливый запах пота и мочи. Многие были обмотаны в давно не стираные шкуры и шерсть, кое-кто носил бронзовые доспехи. На поясах были в основном костяные ножи. Не успели подготовиться. Того, кто встретил его наверху, Теон на мгновение потерял из виду.
- Говорят, на ваших столах дымится жаркое и пирожки из заморской муки, а у меня целый год кровоточили зубы, - проговорил один из вошедших, шагнул к лорду-командующему и угрожающе наклонился вперед. Из его рта, действительно, отвратительно воняло.
Теон оскалился на весь ровно подогнанный ряд. Отчаянно хотелось забиться в угол и одновременно облегчить страдания парня ударом кулака справа. Жаль, что нет ни загороженного угла, ни полного комплекта пальцев, и удар не решит разом все проблемы одичалого с зубами. Теперь ты понимаешь, почему я воспользовался молотком, дружок. Теон тряхнул головой, стараясь избавиться от бесконечно преследующего его Рамси Болтона.
- В Черном замке много свежего воздуха и пустых келей, но вы остались ползать под землей. У червей, как известно, нет зубов.
Оборванцы возмущенно зашумели. Это было глупо, так глупо… Он не смог сдержать слова наглеца Перевертыша, хотя должен быть осторожнее. Воспаленные глаза напротив метнулись в сторону, и ублюдок жадно облизал губы. Сердце отчаянно стучало.
Подземелья… Это очень плохое место для Теона Грейджоя.
Вот и заткнись, и вспомни мои уроки, думай над каждым словом.
Сам заткнись и дай мне подумать.

- Когда-то Старые боги принимали жертвенную кровь, и лето возвращалось быстрее, - лениво произнес кто-то из глубины.
Теон молчал. Борясь с приступами слабости, он старался собраться, напрячь каждую мышцу и найти другие, правильные слова.
- Кровь Перевертыша – не лучший способ ублажить Старых богов, - напряженно прозвенел женский голос.
Теон всмотрелся. Группа у входа и впереди тоненькая фигурка с беспорядочной копной каштановых волос. Кожаные штаны, широкий ремень и пустые ножны на бедре. Он знал эту девушку, а она знала его. Точнее Вонючку, нарезавшего круги по заснеженным стенам Винтерфелла. Теон видел письмо Рамси, адресованное Джону. Слова о шести копьеносицах, из кожи которых скроили плащ для плененного Манса. Они отдали шкуру за фальшивую девку. Он предупреждал, а они не поверили. Это был их собственный выбор и его тоже. Дженни была где-то далеко в тепле и за морем, и Теон не жалел, но чувство вины затеняло воспоминания о побеге, об Абеле и его прачках. Впрочем, как и большинство его воспоминаний. Сомнений не было, и сердце пропустило удар – перед ним была Белка. И глаза ее пылали яростью.

URL
2015-01-28 в 13:26 

Лилули
Бесконечное мгновение они смотрели друг на друга. Маленькая и худенькая Белка и Перевертыш, не понимающий, что ему делать. Она взвизгнула и метнулась к нему. Теон только успел вскинуть руки, а девка уже влетела в него, ударила всем своим маленьким телом. Упала почти сверху, подпрыгнув в последний момент броска. И Теон не устоял, рухнул спиной назад, врубившись головой на какую-то лавку. В глазах потемнело. Он пытался оттолкнуть прицепившееся к нему тело, но Белка обхватила его ногами и обрушивала на плечи, шею, лицо удар за ударом. Вокруг шумели голоса.
Теон не чувствовал ни гнева, ни ярости боя, только растерянность. Нелепость всего, что с ним происходило. В рот лезли чужие волосы, а тонкие запястья, которые он пытался удержать в раскинутых руках, выворачивались и выскальзывали. Захват левой был вообще бесполезен.
- Прекрати! – крикнул Перевертыш, не решаясь ударить в красное от гнева, почти девчоночье лицо.
И тут она вцепилась зубами в шею. И Теон вскрикнул от резкой боли.
- Давай, девка! – весело гаркнул кто-то.
На шее стало мокро, не много, но ощутимо. В плечо впивался острый угол какого-то деревянного хлама, и самое время было перестать кувыркаться на полу с возбужденной девчонкой на глазах большого количества еще более возбужденных мужчин. Слава богам, хоть Рамси помалкивал.
Теон ухватил волосы и дернул за них, одновременно разворачиваясь, разрывая захват ног. Она потеряла равновесие, и он поддал ей в бок локтем. Девка оказалась за спиной, и лорд-командующий приподнялся на земляном полу, нащупывая рукоять меча. Свобода была недолгой. Белка взвизгнула и опять оказалась на нем верхом, только теперь на спине. Чужие ноги сдавили шею. Сильно, умело. Дыхание перехватило. Он попытался вырваться, вскинул руки, перекатился на спину. Но она как прилипла, вцепилась в волосы и давила, давила.
Захват ногами прачки Абеля - серьезная сила. Шея Теона Перевертыша с таким ногами не сравниться.
Он судорожно пытался вдохнуть воздух. Становилось все тише и темнее. Беспорядочно мелькали обрывки мыслей.
Лорд-командующий умер между ног у девки… Если бы у меня был член, такой смертью можно было бы гордиться... А так… Посетил Кротовый городок… Что скажет Тормунд?
- Оставь его, сука! Прочь! Немедленно все отошли!
Теон едва услышал слова. Милорд? И последний, чуть отставший клочок сознания покинул его.


Сначала он почувствовал свое тело, и только потом услышал звуки. Глаза открыть было страшно. Что за этим последует, он никогда не мог предсказать: удар, лезвие или легкое, почти заботливое прикосновение. Мысленно скользнул по коже, пальцам, ощутил анус.
Это не я, идиот.
Действительно, только шея горела огнем и ныло лицо. Дрожь пробежала по телу, и лорд-командующий сразу вспомнил свое позорное поражение. Впрочем, ему ли считать это позорным.
- Тупая сучка! А остальные? Скормили свой мозг червям, сидя в норах!
Голос был сильным, низким и довольно властным. Теон разлепил ресницы и скользнул взглядом по собственному бедру. Меч все еще был в ножнах. Он сам то ли сидел, то ли лежал – трудно было понять. В спину что-то упиралось, рука неловко подвернута – как кукла Арьи, брошенная в углу.
- С каких пор ты стал защитником ворон, Хеллек.
- С тех пор, как вы настолько глубоко зарыли головы и задницы в землю, что не отличаете залетную ворону, от лорда-командующего всех ворон? Да и залетную трогать нынче не стоит. Что мне следить за каждым из вас!?
- Это трусливая гнусная тварь Перевертыш – их командующий? Да это у них черепные коробки насквозь промерзли!
Умная девушка эта Белка. Надо бы ее отправить советницей к Дейенерис. И Теон медленно обхватил рукоять меча.
- Не удивительно, что всю зиму упыри мимо них валили, как мимо пустого места. Белка и без оружия их главному поклонщику не слабо надавала.
На этом месте лорду-командующему стало обидно и за себя и за всех остальных промерзших на Стене, хотя почему именно он бы не смог сформулировать. Зато смог одним плавным движением приподняться и вытянуть меч. Шелестящей стальной звук заставил обернуться к нему всю существенно поредевшую группу воинственно настроенных одичалых. Перевертыш отступил назад, держа свой короткий меч чуть на отлете. Всклокоченную Белку отогнали к самому выходу, но даже оттуда она пыталась вгрызться в него глазами и аж шипела от злости.
- Лорд-командующий, убери меч, больше никто не полезет.
Тот, кого назвали Хеллеком, стоял между ним и ощетинившимся десятком оборванцев. Высоченный, как разметочный столб на поле, с тяжелой челюстью и клочками пегих бровей над близко посаженными глазами. От одного взгляда на эту громадину Теон снова почувствовал слабость в ногах. Если такая колокольня тоже решит на меня прыгнуть, то переломится и меч, и выставленная рука. Можно будет больше не заботиться о нехватке пальца. При таком раскладе все части тела казались ладными и полезными, и Теон тихо вздохнул в глубине своей нетвердой души. Драка с этим вожаком - это не тот вариант, на обдумывание которого стоит тратить время.
- У меня слишком болит шея, чтобы я смог легко поверить в обещания.
Хеллек обернулся назад, словно пытался сам понять – стоит ли доверять его словам. От сгрудившихся тел сочилась едва сдерживаемая угроза. Теон с отвращением смотрел на урода, встретившего его сегодня наверху. Тот опять облизывал губы, а еще медленно потирал горло, словно воображая чужое удушье. Я бы удовольствием помог ему с шеей, хотя бы самую малость.
А ты отчаянно смелый, Вонючка.
А он слишком похож на тебя, Рамси. Такой же ублюдок.
Не ври. Последний раз ты с удовольствие обнимал мою шею. И с зубами у меня все в порядке… Ох, извини…

Хеллек между тем не был склонен к особенно долгим раздумываниям.
- Сейчас выйдут все, кто не хочет иметь дело лично со мной.
Одичалые помедлили, издавая недовольные звуки, но скоро один за другим исчезали в туннеле.
- Можно, я останусь, Хеллек? - в голосе Белки звучал вызов. – Я не полезу, но знаю, что он такое. Может помогу.
- Уже помогла. Если после этого он захочет тебе вставить, я сам подержу. А пока сядь в угол и засунь свое помело между ног. И больше никаких драк.
Белка фыркнула, видимо не поверив в угрозу. Умная все же девочка. Теон опустил меч, но не двинулся с места.
- Теперь мы можем спокойно поговорить, лорд-командующий? - волосяной нарост над глазами вопросительно поднялся вверх.


После Дредфорта спуск в под землю долго сопровождался нарастающей безотчетной тревогой. Казалось, в любое мгновение одна реальность может обернуться совсем другой. Словно ты между мирами и разными жизнями, они рядом, трутся друг об друга, и любой поворот головы, неверный шаг в сторону вдоль темных неровных стен забросит из переходов Черного замка в подземелье кровавого царства Болтонов. Долгие месяцы это ощущение сковывало напряжением шею и плечи, и Теон ходил по каменным норам Ночного Дозора быстро, не оглядываясь, не бросая взглядов по сторонам, стараясь двигаться точно посередине. Я боюсь даже шороха под собственными ногами – он признавался себе этом, но был не в силах стыдиться. Три года зимы стерли ощущение кошмара, который может таиться за любым темным поворотом. Или задвинули в самую глубину сознания. Но звуки… От этого ему, наверное, никогда не избавиться.
Там в темноте ужас приходил вместе со звуками: тяжелыми шагами, глухим голосом, поворотом ключа, первым скрипом, еще таким далеким, таким безопасным. А потом врывался в Вонючку его собственным обжигающим криком и чужим резким смехом, шепотом у самого уха, отвратительным хлюпаньем плоти. Он так привык вслушиваться в темноту, что с какого-то момента стало казаться, что тишины под землей не бывает, что-то живет, дышит в толще каменистой почвы, ворочается безгласными историями чьих-то страданий.
И сейчас, чувствуя себя в ловушке, Теон не мог перестать напряженно прислушиваться. Хеллек, приглашающий жестом присесть, кусающая губы Белка не тревожили так, как нечто, чего он не видел за низкой дверью, но что могло приближаться медленно, с усмешкой на влажных полных губах…
Ой, только не начинай, дружок…
Теон тряхнул головой и провел ладонью по глазам, словно это могло стереть завесу наваждения.
- Нападать на командующего Стены в нашем положении не разумно, - проговорил Хеллек, и его кривая улыбка, видимо, означала извинение.
- Да уж, - Теон усмехнулся в ответ также криво только не одичалому, а упырю в голове и с усилием над собой вложил в ножны меч.
- Зачем ты здесь, да к тому же один?
- Поговорить.
- Давай поговорим.
Одичалый уселся на грязную скамью у стены. Теон секунду посмотрел на его согнутые в коленях и свободно расставленные ноги и устроился напротив, руки осторожно опустил на бедра.
- Белка, у нас найдется, что выпить мне и нашему гостю?
- Разве что настойка из червей, но для него я бы и червей пожалела?
- Злая девка, - хохотнул Хеллек. – Но похоже правду говорит: пить нечего, да и жрать тоже. Так что придется так разговаривать.
Теон облизал сухие губы, он бы не отказался и от обычной воды, но не было никакой уверенности, что и ее добрые жители нор не отстаивают в червивых кадках. Готовятся. Вдруг заявится Теон Перевертыш или кто другой из Дозора.

URL
2015-01-28 в 13:39 

Лилули
- В начале зимы на лорда-командующего Джона Сноу было совершено покушение. А потом он исчез из Черного замка, а с ним трое дозорных и женщина, которую называли красной жрицей, - спутница претендента Станниса Баратеона.
Хеллек нахмурился на это очень официально произнесенное сообщение.
- Да, я слышал об этом. Но мы и тогда не вмешивались в дела Черного замка.
- Только слышал? – переспросил Теон.
- А что еще я должен был делать? Сам воткнуть нож ему в брюхо? Я не стал бы даже за свою бешеную сестренку, убитую вами. Среди поклонщиков ваш Сноу был не худшим.
- Нет, я не об этом, - Теон чуть наклонился вперед, хотя надежда отыскать хоть какой-то след унылого бастарда в Кротовом городке почти растаяла. – Их путь должен был лежать по Тракту мимо вас, а зимой… трудно пройти мимо такого убежища. Возможно, они спускались. Возможно, их кто-то видел…
- Нет.
- Но возможно…
- Возможно кто-то трахнул меня в задницу, а я не заметил. Нет, их здесь не было.
Теон выдохнул. Какие ответы он может надеяться получить у людей, чья любезность легко и быстро простирается до удушающих объятий?
Я бы снял кожу с каждого, кто не любезен с тобой, лорд-дознаватель
Начни с себя.
Неправда, я всегда был любезен, а вот ты – нет.

Теон медленно поднялся.
- Тогда я извиняюсь за беспокойство. Надеюсь, меня никто не станет здесь удерживать?
- Зачем тебе Джон Сноу, Перевертыш?
Она не задала, а выплюнула вопрос. Ее гнев нисколько не поутих за все время, пока Белка нетерпеливо топталась у стены. Похоже, очень надеялась прыгнуть еще разок – в Кротовом городке не разомнешься любимым лазаньем вверх и вниз, да и шеи наперечет.
- Действительно, зачем? – Хеллек сверлил его взглядом.
Теон отвел глаза, рассматривая доски стола и свою руку на них, так и оставшуюся в перчатке. Зачем? Вопрос, на который он не мог ответить даже сам себе. Джон ему не был нужен. Совсем. И дело не в том, что сероглазый парень был больше молчаливой тенью прошлого, чем другом или, как он хотел бы, но не имел права называть Робба, – братом. Тенью осуждающей. Словно уже тогда знал, как все обернется.
Но все равно. Когда Перевертыша везли на Стену, он ждал этой встречи со страхом и нетерпением, с болезненным возбуждением. Джон был чем-то вроде возвращения к себе самому, побегом от Вонючки, пусть даже побегом на плаху. Но потом… Все случилось совсем по-другому. Его имя, его жизнь вернулись без Джона, и тонкая связь оборвалась, потерялась в лабиринте событий. Встретиться с Сноу сейчас все равно что расковырять зажившее. Так уже случилось с Рамси Болтоном, свежий отпечаток которого сомкнул трехлетнюю пропасть и вытащил на поверхность все загнанное и запертое глубоко внутри. И теперь они снова лицом к лицу, и эти разговоры и сны…
Что принесет встреча с Джоном? Встреча с грузом прошлого и настоящего, с тяжестью незаслуженного места Перевертыша на Стене.
- Старые боги, - сказал он тихо. – Они сказали мне, что я должен найти Джона Сноу.
- Старые боги не станут говорить с таким, как ты, - сразу бросила Белка.
- Да. Наверное, не станут.
Они помолчали.
- Девка, пойди и принеси нам горячий отвар. А ты сядь, Грейджой.
Теон сел. Хеллек молча рассматривал его и жевал губы. Даже мощный хлопок двери не изменил его позы и странного выражения лица. Он словно собирался с мыслями, искал слова.
- Сноу исчез с красной жрицей, а теперь Старые боги напоминают тебе его имя?
Теон кивнул и пожал плечами, он не видел здесь связи, просто…, просто иногда боги говорили с ним. Или ему это только казалось. В общем-то Белка права.
- Я преклонил колено перед Станнисом и его богом. И его красной колдуньей. Не было особого выбора. Моя сестра была злой, жестокой, но она бы никогда этого не сделала. Это не тот бог, которому может служить народ севера, вольный народ, если не хочет превратить свой дом в бескрайний могильник. Так говорила моя бабка и некоторые мудрецы, которые еще помнили историю огненного меча.
Теон внимательно слушал, пытаясь понять, о чем говорит одичалый и как это может помочь ему в поисках. Хеллек почесал подбородок, его затянутое в кожу колено выглядывало сбоку от стола и слегка раскачивалось. Эта тема беспокоила одичалого. Почему?
- Но ведь Рглор не причина зимы и упырей. Он скорее оружие против них.
- Это как посмотреть, Теон Перевертыш. Плесни воду на раскаленное железо и пар может обжечь руку. Красной жрице не место на севере. Как и поклонщикам, пришедшим с юга, тем, кто слишком вольно играет с богами. Они принесли беду вольному народу. Мертвецы, смерть впереди и сзади и голод. Все, кто знают это, ненавидят вас.
Все это звучало бессмысленно. Теон уже слышал подобное и видел в этом только желание найти виновных, уверенность в своих особых правах и оправданных обидах. Но не чувствовал в себе права на отповедь и поэтому молчал.
- Но при чем здесь Джон, Хеллек?
- Жрицы таких богов служат только своим богам. Для них нет братьев, сестер, друзей, они не станут просто спасать чью-то жизнь. Сноу нужен ее богу и значит, он нужен Хозяину.
- Хозяину?
- Тому, кто спал в сердце зимы, пока его не растревожили чужие игры и жрецы.
У Теона вспотели ладони, - воспоминания и догадки спутывались в один клубок. Он закрыл глаза. Мгновения чужой жизни, ставшей его собственной. Призрачной, ненастоящей, как бред во время лихорадки. Великий Хозяин вел его сквозь холод и смерть, он питал его теплой кровью и наполнял смыслом жизнь. Найди! Убей! Ты должен! Он чувствовал в Хозяине могущество ветра, льда, непостижимость высокого, выстуженного созвездия Колыбели. Он вплетал свои ощущения в странные фигуры из гибких, оттаявших в тепле рук веточек.
- Около двух месяцев назад я встретил одного… одно существо. Он говорил о Хозяине. Его звали Варамир.
- Шестишкурый? – Хеллек весь напрягся. Глаза его лихорадочно заблестели.
- Да. Он так назвался.
- Колдун. Могущественная животная магия. Если он – орудие Хозяина. Значит ему что-то нужно в мире людей. Или кто-то.
- Варамир мертв.
- Мертв? – усмехнулся Хеллек. – Варга, служащего Хозяину практически невозможно убить обычным образом. Владыка Иных вернет такого служителя к жизни, пока он ему нужен…
Ну чем я не Великий Хозяин, Вонючка? Я всегда возвращал тебя к жизни.
Не сейчас.

Теон потер виски. Все это было слишком сложно. Магия Иных и Рглора, красная жрица и Варамир, и Джон, который нужен Богу Пламени или Владыке Холода и… опять Варамиру? Ты знаешь… драконью кровь. Кто он? Он знал Джона, но при чем здесь кровь драконов и…
- Старые боги велели найти Джона, не Рглор и не…
- Слишком много богов, Теон Перевертыш. И их служителей. Теперь и ты один из них.
Они смотрели друг на друга и молчали. Теон чувствовал, как все в нем окаменело от нехороших предчувствий. Он ничего не знал о магии и религии, не читал книг с древними сказаниями и пророчествами. В нем не было ни мудрости мейстеров, ни даже высокой образованности лордов. Оружие, сражения, охота, а потом запасы, расходы, доходы, подсчеты и карты – все эти познания теперь выглядели жалкими и смешными.
Дверь хлопнула, и запахло заваренными травами. Белка шваркнула на стол толстые глиняные чашки, так что половина содержимого теоновой выплеснулась ему на штаны. Но вторая половина осталась, и он с торопливой и позорной благодарностью выпил ее в два больших глотка.
- Что же мне делать, Хеллек?
- Искать Джона Сноу, оставляя север за спиной. Он должен быть где-то на краю тепла. Рядом с красной жрицей. Она не спасает его. Он – ее орудие, а война еще не закончена.
- Но ты же считаешь, что Рглор – это зло?
- Да. Поэтому я бы нашел и убил Джона Сноу. И тогда зима окончательно отступит.


Черный Брат ждал его у выхода, в нетерпении переступая ногами. Было удивительно тихо и спокойно. Солнце медленно сочилось сквозь тучи и крошечные редкие снежинки висели в воздухе – такие легкие, что ничто их не притягивало к земле. Каменистые поля и холмы вокруг выглядели выцветшими, как на старой гравюре. Боги следят за нами, заставляют нас идти только к им ведомым целям.
Теон запрыгнул в седло и Черный Брат сам повернул в сторону Тракта.
- Перевертыш!
Теон обернулся. У распахнутой двери стояла Белка. Серая стянутая ремнем куртка, за плечами мешок и колчан стрел.
- Я поеду с тобой.
- Чтобы меня убить? – невесело усмехнулся он.
- Боишься меня?
- Да, - признался Теон. – Боюсь получить кинжалом в спину. Он теперь в твоих ножнах.
Затолкать член ему в глотку ей вряд ли удастся, да и зубы все сломаны.
- Ты обманул нас. Заставил моих подруг умереть за фальшивую Арью.
- Я позволил вам сделать то, что вы сами хотели. И не жалею. И потом вы просто не стали бы слушать такого как я.
Вам и вашим прачкам не спасти Арью, Абель.
Не тебе решать, мой принц, не тебе. У тебя не большой выбор. Ты можешь только согласиться или отказаться помочь.
«Умереть сейчас или позже»

- Я не убью тебя. Но ты должен мне и моим подругам, поэтому тебе придется искать Сноу вместе со мной.
Теон рассмеялся и поддал Черному Брату. От Стены ему недалеко удалось уехать, а день уже был в самом разгаре.
- Перевертыш, - в голосе помимо злости звенела обида, почти детская. – Возьми. Я расскажу тебе, что случилось в Винтерфелле после того…
Не надо, не бери эту девку. Она лживая шлюха.
А ты? По-моему, это ты написал, что убил и ободрал всех копьеносиц.
Надеешься еще кого-то найди, кроме Сноу?
Надеюсь на что-то.

Он удержал коня и развернул его вполоборота. Белка взлетела в седло за спиной легко, как на стену или… его шею.

URL
2015-01-28 в 22:48 

Оу. Русе в голове Рамси, Рамси в голове Теона. Теон в голове... мб, Джона?
И новый недопейринг Теон/Белка. Как все вкусно)

URL
2015-01-28 в 23:26 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Отличная глава, спасибо! Теон такой молодец, пытается жить своим умом, несмотря на всяких...соседей в голове :)
И девушка....у него появилась спутница, как интересно :eyebrow:

2015-01-29 в 16:09 

Лилули
Гость, Русе в голове Рамси, Рамси в голове Теона. Теон в голове... мб, Джона?
мда..., звучит как-то... с перебором :facepalm3:
просто не знаю, каким приемом еще выразить.., ну когда кто-то незримая часть тебя, нечто, что нужно переварить в себе, встроить. Ну или избавиться - вырезать, запереть глубоко. Теон бы это может и сделал, если бы Рамси умер, исчез. Возможно он попытался, но тут весна и и вот он - демон, от него не отмахнешь, их дороги могут пересечься в любой момент. Ну вообще все не просто). Поэтому приходится переваривать.
Но только теперь, вернув свое имя и жизнь, Теон инстинктивно пытается, как бы в предчувствии возможной встречи - завывания в Дредфорт, взять над ним, над своими страхами вверх.
Рамси вот только с Русе разговаривает. Но для него хоть что-то царапающее - это прогресс. Вонючку переваривать не надо - он отражение. А Теона он не знает, он может и рад его услышать, но ведь не допирет, что тот может сказать, поэтому остается биться от стену картинок в голове))
Поэтому у Джона никого не будет.
А за вкусно спасибо))
#Mouse#, очень рада, что читаешь))
И девушка....у него появилась
боюсь, она полна презрения и гнева. Ему на Стене повезло. Так завертелось, что всем было не до чморения Перевертыша. А после того как бок о бок, да пуд соли, уже по-другому на человека смотришь.
А тут.., подсадил он себе бочонок дегтя *____*

URL
2015-01-29 в 20:56 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, очень рада, что читаешь))

Еще бы я не читала! Каждая прода - как бальзам на сердце :)

она полна презрения и гнева.

Интересно, возможно ли для нынешнего Теона завести отношения с девушкой? С его отношением к женщинам в прошлом и с Рамси в анамнезе?

2015-01-30 в 00:18 

ron y miel
Лилули, О, куда забрел Теон! Не ожидала от него такой решительной смелости. Кротовый городок довольно подозрительное место. Мне понравился там этот Хеллек, интересный персонаж, я думала, что случится какая-нибудь жопа! И внезапная встреча с Белкой тоже понравилась) на мгновение я подумала, что это Джейни, которая очень изменилась за лето зиму))

2015-01-30 в 11:56 

Лилули
#Mouse#, завести отношения с девушкой?
не знаю, какие ты имеешь ввиду отношения. все-таки есть э-ээ-ээ технические сложности :shuffle:

*Janos*, :dance2:
Не ожидала от него такой решительной смелости.
ну он все же не прирожденный трус и боится не всего на свете, хотя Рамси и взрастил в нем чувство уязвимости ))
что это Джейни, - крутая у тебя фантазия :wow:

URL
2015-01-31 в 23:29 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, Я скорее имела в виду "влюбиться" :)
Что касается технических сложностей, тут, конечно, боль и печаль, но кое-какие возможности всегда есть)

2015-02-01 в 11:52 

Лилули
#Mouse#, но кое-какие возможности всегда есть) ну-нэ-знайю.
Секс все же важная часть отношений. А все эти кое-какие способы и возможности - постоянное напоминание о неполноценности. Лучше уж честный гомовариант, когда ты можешь полностью удовлетворить и быть удовлетворенным. Не думаешь, что навязал кому-то свою инвалидность.
А так, пока я не увидела этот страшный резак в сериале, еще надеялась ..., что Мартин не съехал окончательно... в тему стерилизованных героев, и считала перспективной парой в ситуации поствонючкинского Теона - Джейни))

URL
2015-02-01 в 14:10 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Лучше уж честный гомовариант, когда ты можешь полностью удовлетворить и быть удовлетворенным. Не думаешь, что навязал кому-то свою инвалидность.
Похоже на яойную идею о том, что уке член не хужен. Их в манге даже не прорисовывают часто за ненадобностью. Будит много вопросов.)) Типа, правда ли, что пассивным геям (допустим, самые-самые убежденно пассивные, которые ни разу в жизни не менялись ролями) не нужен член, а их партнерам - партнер с членом. Или, если женщина предпочитает радикальный фемдом со страпоном, но без проникновения члена в нее, канает ли чувак без члена.
Я лично думаю, что это в любом случае секс с искалеченным человеком, невзирая на половые различия (которые не для всех четко привязаны к постельным ролям, физиологическим и эмоциональным), просто кого-то это может не смущать.

2015-02-01 в 14:24 

Лилули
Vinylacetat, любом случае секс с искалеченным человеком, невзирая на половые различия - это да. Но хотя бы нет ощущения, что ты сам конкретно недодаешь. Мне это почему-то кажется важным. Уж не говоря о сложностях оплодотворения - если речь о каноне и средних веках.
Да и половые различия в таком же обществе (без качественных страпомов))) чаще всего и большинство смущают. Если ты, конечно, в принципе и сам не выпадаешь из всего принятого и традиционного))

URL
2015-02-01 в 16:57 

redraccoon
Лилули,
я прочитал!
твой Теон отличный персонаж
жутко интригует его передвижение
Рамси-в-голове наглое создание
внезапно понравилась Белка

2015-02-01 в 17:17 

Лилули
rotspecht, спасибкин)
жутко интригует его передвижение - направление мне кажется очевидным))
Рамси-в-голове наглое создание
- можно подумать в жизни сама скромность: З

URL
2015-02-01 в 17:43 

redraccoon
Лилули, направление мне кажется очевидным))
это как роуд-муви
конечная цель не имеет значения, главное путь
буду ждать его следующей главы
но по логике, там вроде будет снова Джон

можно подумать в жизни сама скромность
ХДД
обитель добродетели

2015-02-01 в 17:54 

Лилули
rotspecht, вроде будет снова Джон
порадую тебя, будет обитель добродетели, надеюсь даже через тройку дней.
Но там мега тяжелый накур хе-хе-хе

URL
2015-02-01 в 18:04 

redraccoon
порадую тебя, будет обитель добродетели, надеюсь даже через тройку дней
ОООО!!!!!
ОООООО!!!!

блин! мега-тяжелый накур настораживает
надеюсь, он не станет, ко всему прочему, рглорианцем
хватит с него добродетели
а то с этого слабоумного станется
вот все-таки потрясающее соединение хитрожопости со слабоумием

2015-02-01 в 18:15 

Лилули
блин! мега-тяжелый накур настораживает
надеюсь, он не станет, ко всему прочему, рглорианцем

нет, боюсь я так много не курю, здоровья нет) хотя...

URL
2015-02-01 в 18:18 

redraccoon
Лилули, нет, нуачо
ко всем прочим добродетелям, он может стать пироманом

2015-02-01 в 18:23 

Лилули
rotspecht, не провоцируй меня и Великого Рглора :smirk:

URL
2015-02-01 в 18:27 

redraccoon
Лилули, он спалил Винтерфелл
людей сжигать веселее

2015-02-05 в 12:22 

Лилули
Капкан
(предупреждение: сцена особой жестокости, требующая более высокого рейтинга)
Глаза красного цвета – наверняка что-то вкусное. С таким глазами леди может долго приносить удовольствие. Если не захочет - он сможет заставить. Хотя лорд Болтон видел во взгляде Тибальда эту скучнейшую мысль о том, что ему следует остановиться. «Снять напряжение» - как мейстер любил выражаться. Для этого были варианты. Когда-то он даже обсуждал их с Рамси, видимо, изучив до «важного разговора» очередной высушенный манускрипт. Сидел напротив – уважительный вид, вкрадчивый голос с бесконечный повтором «милорд» и взгляд, расплывающийся мимо глаз и ниже, куда-то к губам, за которыми Рамси ощущал собственные плотно сжатые зубы.
И сейчас следовало бы поесть и выпить какой-нибудь вонючий отвар. Забраться в темную, тихую нору и заставить себя ни о чем не думать. Иногда это замедляло ток крови. Но лучше отправиться прямиком в темницу. Тогда легче станет сразу.
Нужных вестей не было, зато были стюарды, гвардейцы, голодные крестьяне и вороны с письмами, на которые он предпочитал не отвечать. В мозгу сдавило здоровенную пружину, и если она выстрелит... Если это случится наверху, среди челяди, будет крик, кровь, лишняя суета. А потом замок вымрет в раз: переходы, дворы станут пустыми и тихими. Ваймон исчезнет, словно его никогда и не было – что к лучшему, Тибальд запрется в темную конуру с книгами и перестанет есть – но, возможно, это какой-то мейстерский очистительный обряд. Уолтон постарается лишний раз не выходить из казармы, будет отвечать подчеркнуто коротко и хмуро. Бренчать мечами в таком случае оставались лишь парни Рамси, - но их сейчас в замке не было.
Ему нравилось, как все боялись его, в этом была искренность, которой всегда не хватало… Он мог бы у многих забрать по фаланге, чтобы добиться ее. Если не пришлось бы хлебать руседерьмо о том, что недостоин звания лорда Дредфорта. Способен пустить по ветру все уважение к дому не хуже наследников Старков. И тогда с этими фалангами в мешочке у пояса его бы разрывало на части. От удовольствия и отвращения. Голова бы лопалась от навязчивых повторов чужих мыслей и слов.
Бастарды не могут себя контролировать, лишь пятнать и нести позор.
Русе все контролировал: свою жестокость, заботу, свою справедливость и своего бастарда. Рамси отчаянно пытался вывести его из себя. Но так и не смог. После забавной истории с леди Хорнвуд, женитьбой и пальцами, он даже веселился, представляя реакцию отца. Что он и правда может сказать? Только взбесится, что не предполагал такую ловкость или, в конце концов, признает, что именно Рамси принес новые земли дому Болтонов. А не лорд Дредфорта со своими интригами, чистыми руками и вкрадчивыми разговорами. Но при их первой встрече лорд Русе даже не удосужился это прокомментировать, только сдержанно скривил губы, рассматривая брачные бумаги. Словно Рамси сделал то, что от него и ожидалось и едва справился, ведь что можно ждать от бастарда.
Иногда, ощущая внутри себя недовольство Русе, теперешний лорд Дредфорта вдруг ясно понимал, что ведь это не пиявочный яд в крови, не дерьмомый призрак, пробравшийся в голову, - это он сам. Так… Думает. Что лордство ему не по зубам, что ведет себя, как дорвавшаяся до пирожков дешевка.
Дурная кровь и дурные желания.
Чушь собачья, я – Хранитель Севера, а ты – тень воспоминаний.

Медленный вдох и выдох. Гвардеец ждет решения своего лорда в дверях, но не видит выражения лица Рамси, - он отвернулся и снова оперся руками о стол. Но мейстер видит. Смотрит пристально, неотрывно, и его страх ощутим, висит между ними завесой. Книги ему не помогут, если прав окажется Русе, как бы Тибальд за них не цеплялся. Что могут книги против дурной крови, которой плевать на лордство и на потом…
- Что ж, устройте леди, - пропихнул Рамси сквозь зубы.
- Милорд! – мейстер заполошно вскинулся и чуть не выронил книгу.
- Устройте со всеми удобствами и передайте, что лорд Болтон ждет ее через час на обед. В малой гостиной.
Он оторвался от стола и развернулся к гвардейцу. Вдох, выдох. Если дышать ровно – это иногда помогает. Край ремня у солдата болтался коротким неровным концом. Словно его отгрызла одна из моих девочек. Их гладка шерсть под руками всегда успокаивала.
- Да, милорд. А леди Уолда?
- Нет, ее не тревожьте. Ей лучше сегодня сохранять горизонтальное положение. У миледи было непростое утро.
- Хорошо милорд.
- И передайте на кухне, чтобы никакого тюленьего мяса, которым мы давились вчера с лордом Рисвеллом.
- Да милорд.
Дверь закрылось, и Рамси обернулся к мейстеру. Тот больше не выглядел испуганным, хотя в глазах стояла тревога. Любезность милорда давно не вводила его в заблуждение.
- Успокойся, я выпью твой отвар, Тибальд. Прямо сейчас. Когда леди протягивает руку помощи, нельзя ее оттолкнуть и уж тем более притащиться на обед с головной болью.
- Лорд Рамси, я слышал только об одной женщине с красными глазами.
О! Да его волновало не кровяное давление его лорда, а цвет глаз прибывшей леди.
- О какой же? – усмехнулся Рамси.
- Красная жрица Станниса Баратеона. Колдунья и служительница Рглора.
- И что? – вот это уже действительно было интересно.
- Жрице Рглора не место на севере, мой лорд. Прошу, не слушайте ее и гоните прочь.
Рамси задумчиво склонил голову. У леди есть много интересных применений, хотя сначала можно и погонять.
- Нет, только не с ней, - Тибальд стал совершенно белым в одно мгновение и слишком откровенным. – Умоляю, милорд, только не с ней.


Глаза у леди Мелисандры и в самом деле оказались красными, это будоражило, как забытый звук охотничьего рожка. Все движения были плавными, округлыми, и она не спешила говорить. Только пара вежливых фраз. Но Рамси чувствовал исходящую от нее опасность и силу. Когда хищник рыскает по земле другого хищника – это может развлечь их обоих. Правда развязка наступит слишком быстро. Леди слегка улыбалась, рассматривала его внимательно и без опаски. Длинные пальцы мягко поглаживали ножку высокого кубка. Они сидели только вдвоем за круглым столом. Дневной свет из открытого окна тускло освещал старое фамильное серебро.
- Я давно хотела вас увидеть, лорд Болтон.
Что внутри ее горла делает голос таким низким и бархатным? Каким он станет, если она закричит от страха? И закричит ли?
- Вы очень любезны миледи. Надеясь ни я, ни Дредфорт вас не разочаруем.
Она рассмеялась. Ослепительно белые зубы. Ровные и безупречные.
- Боюсь, у вас не получится меня разочаровать, даже если вы и ваш замок того захотите, - леди Мелисандра покачала с сомнением головой и, подобрав рукой волосы, откинула их за спину.
В каждом движении сквозила сила и уверенность – игра мышц под красной красивой шкуркой. Рамси облизал губы.
- Приятно слышать. А то о Дредфорте ходят всякие ужасы. Говорят, в башнях мы храним гобелены из кожи наших врагов и прочие глупости.
- А вы храните?
- Нет, конечно. Но я могу показать вам много интересных мест в замке.
- Интересных или страшных?
- Страшно интересных, если пожелаете, - улыбнулся лорд Болтон.
Красная жрица рассмеялась и смочила ярко красные губы в вине. Точеное горло осталось неподвижным, словно влага стекала вовнутрь без всяких усилий.
- С удовольствие посмотрю, лорд Рамси. Но я считаю, что враги, наши настоящие враги не заслуживают жалости. Принося им страшную смерть, мы искореняем даже мысли о предательстве.
- Сжигая их живьем?
- Или снимая с них кожу. И оставляя ее как напоминание.
Дыхание слегка сбилось.
Я мог бы с ней вместе… попробовать это сделать. И то и другое.
Рот разом наполнился слюной.
Она играет с тобой, недоумок.
Рамси сглотнул слюну, с усилием смыкая края губ. Мелисандра, не шелохнувшись, смотрела на него, казалось, замечала все. Наблюдала, как притаившийся хищник за подраненным оленем. В глазах потемнело от гнева и оглушающего ощущения своей уродливости в красных внимательных глазах. Рамси с силой надавил пальцем на лезвие столового ножа. Кровь выступила мгновенно.
- Вы порезались, лорд Болтон. Замотайте палец салфеткой
Рамси поднял на жрицу глаза. На красивом лице мелькнуло странное удовлетворение. Что тебе нужно от меня, шлюха?
- Да, извините, миледи, если напугал вас. Я был неосторожен.
Глуп, как псина рядом с костью.
- Ничуть не напугали, мой лорд. Напротив.
Рамси медленно обмотал палец, сдавливая его, прислушиваясь к собственной боли, чтобы не замечать зародившийся внутри гнев. Потом взял бокал и растянул губы в улыбке.
- Так все-таки, почему вы приехали в Дредфорт, леди Мелисандра? И чем желаете помочь мне?

URL
2015-02-05 в 12:35 

Лилули
Жрица отрезала кусочек прожаренного мяса и медленно отправила его в блеснувший острыми зубами рот. Пережевывала легко, словно это была вываренная морковь, и явно раздумывала над ответом. Внезапно, она наклонилась и обхватила пальцами его запястье. Кожа полыхнула, и Рамси мгновенно бросило в жар. Чужая рука сдавила еще сильнее, казалось, прожгла до кости. Он вырвался и вскочил, отшвыривая назад кресло, шипя от боли. Но Мелисандра только рассмеялась
- О, не пугайтесь, лорд Болтон. Это всего лишь знак могущества моего бога.
- Знак! В пекло твоего бога! Держи его при себе, если не хочешь познакомиться с моим...
У тебя есть бог, Рамси?
- Я только прикоснулась, а вы перестали быть любезны, милорд. Зато у вас реакция… сильного человека. Хотите стать Королем Севера?
Он нависал над столом, а эта сучка смеялась ему в лицо, словно думала, что бежать придется ему. Рамси схватил ее за предплечье и дернул вверх. Теперь они оказались рядом, лицом к лицу. Крылья тонкого носа раздувались, и грудь поднималась в низком разрезе бардового платья. Сквозь тонкий бархат рукава он чувствовал жар, ритмичный стук пульса и близость ее возбужденного игрой тела. Она что-то ждала от него и совсем не боялась. Это сбивало с толку, но останавливаться не хотелось.
- Еще утром мне предлагали быть Хранителем Севера, а теперь Королем. Но ублюдка Рисвелла я знаю, а кто ты такая? Жрица бога, который не выжил на севере и не спас священным огнем отмороженный член твоего Станниса? Жрица околевшего среди снегов бога?
Она нахмурилась и с силой оттолкнула его. Рамси чуть не упал на ударившее под колени кресло.
- Закрой свой грязный рот, милорд! Ты ничего не знаешь о Владыке Пламени. Только если ты станешь его достоин, он проведет тебя сквозь ледяную мглу, сквозь темноту и смерть и выведет к свету. И я тому подтверждение.
- Ты может быть, - усмехнулся Рамси, чувствуя, как вспыхнула в ней такая знакомая ему неистовая сила безумия. – А Станнис Баратеон?
- Он отступник. Его вера никогда не была тверда. Но когда он предал Владыку, его судьба была предрешена.
- Теперь ищешь ему замену? Хочешь всучить мне драное знамя пламенного сердца?
- Тебе, лорд Болтон?
Она вдруг фыркнула, опустила руку на темно-розовую поверхность тяжелой скатерти. Коснулась пальцами края блюда с сушеными фруктами, погладила лезвие ножа. Развернулась и медленно пошла вокруг стола. Движения приковывали взгляд, оставляя гулкую пустоту в голове.
- Вовсе нет. Такие как ты не способны служить никаким богам, кроме богов собственных страстей. Но с вами можно заключать сделки.
- И какую сделку ты мне предлагаешь?
- Я помогу тебе стать Королем Севера, если ты приведешь меня в Винтерфелл. Мне нужно там найти кое-что.
Винтерфелл. Серые заснеженные стены. Крики и свист летящей стрелы. А там наверху две тоненькие фигурки, с которых яростный ветер рвет плащи. В голове полыхнула утихшая было боль. Его тошнило от этого места, он хотел, чтобы огонь уничтожил там все дотла. Чтобы случившеся превратилось лишь в дурной сон.
- И как же я туда попаду?
- Не знаю. У тебя есть мечи и стрелы. Гарнизон огромного замка. И ты сильный, лорд Болтон.
Она улыбнулась, приглашая и обещая. Просто смешно.
- Ты то же говорила королю оленей, и он поверил в эту чушь? Лучше отправляйся туда сама. Расскажешь Старкам пару сказок о могуществе своего бога, и они откроют тебе двери.
- Не все двери так просто открываются, поверь мне, Рамси Болтон. Особенно, когда хозяева далеко, и замок не принимает гостей. Но и защищать его некому. Кажется, его брали однажды… таким. Если ты приведешь меня в Винтрефелл и откроешь нужную дверь, мой бог исполнит твои желания. Ты получишь весь север.
Путь вкруг стола замкнулся, и она вновь оказалась рядом. Близко, даже не надо протягивать руку. Изгибы под бархатом и красное обещание.
Ровное тепло притягивало. Успокаивало.
Стоит только придвинуть кресло ближе к очагу и закрыть глаза, можно легко уйти от реальности. Как будто не было ничего необратимого, и он вновь не один. Можно спустить руку со шкуры, наброшенной на кресло, и погрузить пальцы в спутанные тонкие волосы. Напряженная шея будет пружинить от нажатия. Вонючка ждет. Он этого не хочет, но, не поднимая головы, переместиться по первому слову. Очень скоро милорд сможет вслушиваться в нежные влажные звуки между своих ног и сквозь прикрытые глаза наблюдать, как от пылающего очага светятся золотым теплом белые волосы. Свернувшееся в хрупкий клубок, тело так уютно входит между раскрытых колен. Можно свести их, замкнуть кольцо ног и сдавить достаточно сильно, чтобы он не выбрался. Никогда. Чтобы всегда было тепло и влажные звуки, и белые волосы, раскачивающиеся у очага. Чтобы рядом жил Вонючка, готовый выполнять желания своего лорда. И у Рамси был бы настоящий дом.
Дом, который ты бы всю жизнь таскал на ошейнике?
И пусть. Лишь бы ошейник был достаточно крепким.
Любой можно сорвать и уничтожить. Есть вещи гораздо крепче запоров, цепей и ошейников.
Что же?
Если ты не поймешь сам, подсказки не помогут.

Если уничтожить предательство – цепей не понадобиться. Если бы голова, в которую легко и плотно входил его член, была бы мягкой, Рамси остановил бы ее сладкое движение. Легко разделил бы череп на две части, нежно погрузил пальцы в красноту и смог добраться до мыслей о побеге, до имени Теон, а потом сшил, склеил бы собственной слюной и кровью опустошенные ткани. О! тогда Рамси стал бы свободнее, потому что знал бы, что всегда может ощутить тепло родного тела около кресла.
И чье бы это было тепло? Чьи губы? Или это не важно?
Почему некоторые повреждения необратимы? Почему все, что случилось между ними, тоже кажется таким тягостно необратимым.
Рамси вдруг ощутил сведенные мышцы своего живота и плоть, мучительно твердую, требующую выхода. Красные глаза смотрели в упор, а потом опустились ниже, где под натянувшейся тканью было все очевидно.
Сучка следила за ним. Грела ложными обещаниями своих фальшивых богов. Чтобы…
Лорд Болтон схватил ее за шею и сдавил. Мягкие губы слегка приоткрылись, в глазах плескалось ожидание.
- Зачем ты притащилась сюда с тупыми сказками? Думаешь, мне нужен твой север? Думаешь, я рад взобраться на стены проклятого Винтерфелла. Я бы отправил в пекло его и Дредфорт, и все вокруг, если бы..
Он шипел через стянутое горло, а жрица сделал шаг назад, опираясь о стол.
- Если бы что? – шевельнулись губы.
Он сжимал горло с силой, так, что сводило ладонь, но она все еще могла говорить и не сопротивлялась. Белые точеные руки скользили по краю стола, словно искали опору.
- Хочешь узнать что?
Рамси пропихнул колено между спрятанными под юбку ногами. Они разошлись, и жрица вздохнула, слегка откинула голову. Захват на шее был не размыкаем, едва переносимый жар спаивал их тела в одно целое.
Думает, что все еще может играть? Думает, он испугается огня ее кожи?
Морщась от боли, он дернул тяжелую юбку вверх. Мешала собственная нога, колено тянуло к промежности тем же подчиняющим жаром. Он дернул сильнее, что-то треснуло, и рука впилась в обнаженное бедро. Она не носила ничего под длинным облегающим платьем.
- Что ты хочешь от меня на самом деле, горячая шлюха?
Она рассмеялась. Грудь шевельнулась в лифе и отчаянно захотелось ее освободить.
- Я же сказала – помочь тебе. Тебе сейчас явно требуется помощь, лорд Болтон.
Он зарычал, уже не контролируя себя, и резко впихнул ей пальцы внутрь, царапая, разрывая мягкое, обжигающее кожу. Она только застонала и развела ноги. Пальцы затягивало. Зазвенел упавший на пол кубок, грохнула наполненное чем-то блюдо. Скатерть елозила и сбивалась под телом жрицы. А Рамси был как в ловушке - не в состоянии оторвать руку от этой шеи и освободить невыносимо каменный член. Помимо его воли пальцы погружались в плоть снова и снова, и он уже не чувствовал боли, но этого было мало.
- Скажи мне, что ты хочешь, мой лорд?
Несмотря на жгущую кожу и предельное возбуждение, его вдруг бросило в холод.
Ты же этого хочешь, мой Вонючка?
Да, милорд.
Этого не достаточно. Умоляй меня.
Пожалуйста, милорд.
Лучше, мой Вонючка. Скажи, чего именно ты хочешь.
Пожалуйста, милорд, прошу вас, трахнете меня.

Рамси сжал зубы и попытался вернуть себе хоть одну руку, но они не подчинялись, словно были под властью другого желания – душить и вцепляться в плоть все глубже и глубже. Но тяжесть в паху от этого становилась только невыносимее.
- Отпусти мою руку. Я хочу кончить, трахнуть тебя по-настоящему.
Она рассмеялась, и рука легко вышла из ее промежности. Он почти лег на податливое тело, удерживая шею и голову на столе. Мелисандра обхватила его ногами, но это не казалось приглашением, а пленом, из которого не вырваться. Потому что не справиться с самим собой.
Рамси смотрел, как волосы метались кровавыми полосами на разгромленном столе, а шнуровка на штанах с трудом поддавалась слепым и влажным от ее соков пальцам. Он никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Рабом своей ненавистной жажды.

URL
2015-02-05 в 12:49 

Лилули
Лорд Болтон шел быстро, как мог, покачиваясь на ходу. Поворот, и лестница уходит вниз, к выходу. Нога подвернулась, и Рамси схватился на каменное навершие перил. Остановился и посмотрел на ладонь. Ожога не было, и кожа совсем не горела. На среднем пальце привычно темнел обвод перстня.
Почему он ее не убил, не вспорол брюхо до хруста грудной клетки? Сразу нужно было это делать, сразу.
Распахнутые створки были рядом, а дальше воздух и свет, безжалостный и откровенный. Зачем он пошел сюда, мог бы добраться до темниц по внутренним переходам? Все равно.
Перелетев через ступени крыльца, Рамси наткнулся на Ваймона. Пытаясь отступить назад, стюард беспомощно взмахнул руками, и в грязь полетела какая-то тряпка. Выцветшие до желтизны глаза расширились и смотрели с испугом. И лорд Болтон ударил резко, без замаха в приоткрывшийся рот.
- Иди прочь, старая моль. Затихни где-нибудь и не попадайся мне больше. Никогда.
Перешагнув через ноги упавшего и не прислушиваясь к глухим всхлипам, он пошел дальше. Здесь совсем недалеко. Гостиничный дом, Великий Чертог, псарня и вход в подземелье. Дворовая девка шарахнулась за угол. Свежий воздух холодил тело. Края камзола разлетались в стороны, а под сбитой рубашкой болтались концы слабо стянутой шнуроки штанов.
Пекло! Я выгляжу как безумная Уолда. Все это красная сучка и ее пожирающая щель!
Он схватил за кольцо и дернул дверь на себя, - пахнуло темной, холодом и покоем. Здесь он мог отдышаться.
Он трахал ее как заведенный, как взбесившийся лесной кот. Не в силах отлепить себя от ее кожи, от тока крови, сжигающего глубоко вдавленные в шею ведьмы пальцы. Не хотел, почти ненавидел то, как дергались его собственные бедра. Сглатывал бессильное бешенство и отпускал обнаженную похоть. Ей на потеху. Край штанов скользил по голому заду, яйца бились о край стола и беззащитно сжимались. И эти звуки… Сочные, постыдно громкие. Что в них было не так, в таких знакомых и всегда нежных? Словно кто-то теперь выставлял его напоказ - уязвимого. Так не бывает. С ним такого не могло произойти.
Она двигалась в том же ритме навстречу. Руки раскинуты среди посуды и винных пятен. В глазах ходят багряные тени, на губах играет полуулыбка мертвой рыбины. Может, это и есть ее уродливый бог?
Он кончал слишком долго, дергался в мучительных спазмах ожога. Исторгая из себя семя снова и снова. Это длилось бесконечно - так толчками выходит из открытой раны кровь. Она издала протяжный звук и расцепила ноги. Вся стала расслабленной, мягкой. Но лорд Дредфорта упал рядом, в бок впился опрокинутый кубок. Не его тело, а куклы, сделанной из тряпок. Рамси видел такие у деревенских девчонок.
- В тебе много силы, мой лорд! – урчание сытой сучки.
И лениво повернула голову. Под опущенными ресницами ходила кровь. И тут он отпрянул. Неловко сполз со стола, с трудом натягивая штаны, тряпичные ноги дрожали так, как это бывало в детстве, когда он долго бегал по лесу. До двери и наружу. В голове звенела пустота. Едва подчиняясь, ноги несли туда, где все можно исправить. Так было всегда.

Спускаешься в тишину и темноту темниц, и мир перестает вызывать ярость. Он просто исчезает. Кровь замедляет бег, и дыхание становится ровным. Винтерфельский плен у дурака Касселя был таким же пустым, и Рамси тогда был пустым. Ни мыслей, ни ощущений. Где-то шуршали крысы и капала вода. Можно было бесконечно слушать тьму, и время переставало интересовать. Тогда он отключился и ждал. Иногда забывал, что существует другая жизнь. Раньше в темноте и тишине собственной спальни это тоже получалось. Теперь, когда в голове появилась давящая петля, он разучился крепко спать. Дело было в Перевертыше, сдохшем Русе и замке, который тот оставил с вдовушкой в придачу. Уже нельзя выйти и хлопнуть дверью, все двери замурованы и осталось несколько пыльных ходов, по которым он должен нарезать круги. И даже если он пробьет стену, то может и не попасть туда, куда ему пекло как нужно.
В темнице Рамси был почти свободен. Крики и мольба ослабляли давление. Когда кожа медленно сползала и плоть расходилась от удара кнутом или железным крюком, петля внутри слабела, и он мог делать, что хочет и когда пожелает. Все внутри начинало звенеть от дикой свободной скачки. Дурная кровь. Когда как лорд Дредфорта льешь чужую дурную кровь, чтобы успокоить свою, - это можно назвать справедливым законом природы. Что-то там о хищниках пожирающих больных животных.
Их осталось лишь двое с дурной кровью в темницах. А потом?
Потом – право сильного. Я всегда давал шанс убежать. Но нет. Видимо, все они больны.
Грейджой сбежал. Выздоровел, наверно?
Очень смешно.

Рамси остановился и коснулся рукой грубой каменной кладки. Время расшатало некоторые булыжники, но толщина древних стен не оставляла никаких шансов воспользоваться этим. Интересно, замуровывали ли кого-нибудь благородные Болтоны в стенах между сырых камер? Он мог бы. Эта камера была пуста уже давно. Рамси так и не смог никого туда поместить. Долго надеялся, что получиться вернуть... А потом, после Медвежьей ямы, когда трусливые псы промысловики выдали пятерых, просто не решился открыть эту дверь и зайти. Зато ему нравилось работать рядом. Как будто за стеной его ждет что-то приятное, оставленное на потом. Как будто там, вжавшись в угол, сидит Вонючка и слушает, слушает, как кричат по соседству. Ждет своего милорда. Глаза распахнуты в темноту, а колени плотно прижаты к груди. Он не двигается, только плечи вздрагивают от каждого вскрика и звука удара. Как он мог сбежать?
Факел торчал над головой, и ключ от камеры с очередным медвежатником лежал прямо здесь на каменной приступке – никто не охранял этих двоих. Рамси даже надеялся, что кому-то удастся сбежать и это его взбодрит. Но самому придумывать для них игры, как с Теоном, не было никакого желания. Только с ним было по-настоящему интересно.

Ключ провернулся с трудом – ржавчина за зиму основательно проела замки. Дыба с очередным растянутым бородачом выплыла из темноты. Он задергался, как кролик в силках, и сощурился на тусклый свет одного факела. Кляп по рту шевелился. Приятно. Некоторые слова и звуки Рамси умел угадывать по движениям кляпа. В этом спертом воздухе дышать стало чуть легче, чем наверху. Чем на красной сучке.
Спешить не нужно. Лучше двигаться медленно, ощущая, как удавка внутри отпускает. Зажечь еще пару факелов, пройтись рукой по свежей прохладе инструментов. Все дергается, тупая лягушка, хрипит, мотает головой. Лучше бы лежал смирно и тихо – ничто не раздражало Рамси тогда, в темницах Винтерфелла. А когда тихо, можно бесконечно долго проводить пальцем по острому лезвию, по гладкой, хищно свернувшейся плетке. Щипцы, чтобы выдергивать ногти, он давно не чистил. Хотелось ковырнуть пятно засохшей крови. Предвкушение можно растягивать, как тело на дыбе, по чуть-чуть, мелкими шажками шипастого барабана.
Лорд Болтон взял нож с тонким острым клинком и рукоятью из теплой, до блеска вытертой кости. Начинать хорошо с простого. Мужик не сводил с него глаз. Грубое тело: огромная грудина и короткие ноги с широкими ступнями и вросшими в мясо ногтями на них. Рамси поморщился. Только на Вонючке грязь была узором, подчеркивающим его хрупкость и красоту. Его подчиненность. Здесь же все вызывало брезгливость. Волосатая тварь. Тибальд мог бы озаботиться и приказать помыть это животное, раз присматривал за ним, пока нет Кислого Алина. Видимо, кормил и поил эти последние для урода деньки - здоровенные губищи не полопались в хлам от жажды. Но ничего, он займется им сам.
- Помнишь меня? – от вопроса стало тепло и влажно во рту. Мужик не мог не знать своего природного лорда. Но не каждому из черни повезло познакомиться с милордом поближе.
Рамси провел острием вдоль туловища, срезая лохмотья нательной рубахи и штанов, оставляя первый сочащийся кровью след. Такое голое тело не намного приятнее, но честнее для разговора по душам. Руки и ноги задергались в петлях, яйца подобрались, а живот напрягся, заставляя кровь из пореза ускоряться струйками к деревянному столу. Если сильнее натянуть веревки, тело начнет мелко дрожать.
Он прошелся по ране вверх, совсем немного углубляя порез, и приставил лезвие к глазному яблоку, такому выпуклому от ужаса и непонимания.
- Боишься?
Медвежатник дернул кадыком и захрипел невнятно, зажевывая кляп. Разговоры с ним были скучны. Рамси знал все, что он скажет, на какой ноте будет кричать, захлебываясь кровью. Как тело изогнется дугой, само выворачиваясь из суставов, а потом начнет вколачиваться в мокрую, хлюпающую кровью дыбу.

URL
2015-02-05 в 12:56 

Лилули
В этих звериных туловищах не было сладкой гордыни, мечты быть принцем и великим воином, иллюзии, что они выше умнее, что для них не может быть страшного конца. Мужики ненавидели, огрызались сиплыми низкими голосами, как бродячие псы, а потом боялись, тряслись и снова ненавидели. Ни отчаянных попыток держаться, ни гордо вскинутой красивой головы, ни насмешливых ядовитых слов сквозь обведенные юшкой губы. Ни борьбы с самим собой, когда глаза медленно, но неумолимо набухают влагой, которая так отчаянно не хочет пролиться, обнаружить себя. Ничего нежного, розового, как рассвет над еще темными зубцами Дредфорта. Ничего вообще. Даже мягкой груди и теплых щелей.
- Может, хотя бы покричишь? – и он выдернул кляп.
Мужик издал грубый звук, словно икнул. Сглотнул раз, другой.
- Милорд, - голос как обычно похож на скрип мельничьих жерновов. – Пожалуйста, не надо, милорд. Просто убейте меня.
- Уже убить? – слишком быстро у них эта вечная просьба. – Ты даже не кричал, не умолял своего лорда о пощаде.
Рамси медленно оттянул тонкую кожу глазного яблока. Тело сразу завертелось, голова дернулась в сторону. Никакой выдержки. Милорд придавил локтем и навалился всем весом, прижимая бородача щекой к дыбе. Нож легко чиркнул, и оголенный глаз завертелся под ладонью. Вопль боли, и кровь залила белок. Рамси отпрянул, опуская нож, впиваясь взглядом в откровенную пляску ужаса. Мужик крутил из стороны в сторону своим уродливым навершием, заливая все кровью и гнусной бранью, слюни летели на клочковатую бороду. Грязный ублюдок. Рамси медленно протянул руку, провел пальцами от бровной дуги внутрь обнаженной глазницы. Мужик истошно заорал. Как живое существо глаз пульсировал, скользко прыгал под пальцами. Не давался. Голова лорда Болтона начала разламываться изнутри. Мысли рвались, их затягивало в черную пульсирующую дыру.
Пекло, какой урод… Как в нем все отвратительно… Как отвратительно...
Как член, который входит в плоть, и его засасывает вовнутрь жгучим пеклом…, Как красные глаза жадной суки.

Рамси отдернул руку, выронил нож и сдавил горящие огнем виски.
Кто-то жует изнутри… Получает наслаждение от моих костей. Я глохну… Невозможно ничего рассмотреть…
Его шатало из стороны в сторону. Пытаясь удержаться, он вцепился в железный крюк на краю дыбы. Прут заплясал в руках и вгрызся в хрусткую плоть перед ним, потом еще и еще раз. Бедро разошлось до кости, вывернутая коленная чашечка шевелилась каким-то густым месивом внутри. Он бы потрогал.
Но в голове что-то лопнуло, ноги подкосились, и Рамси упал на затихшее под ним тело. Пытаясь выдохнуть, выплюнуть наружу собственный спазм. Он закрыл глаза и прислушался к грохоту сердца в груди. Тибальд приготовил этого урода… дурная кровь… снять напряжение.
-Знаешь, что я еще сделаю? – прошипел он сквозь зубы бесчувственному мясу под ним.
- Здесь все знают, что я сделаю. Даже мой мейстер, даже красная сука… И ты должен знать.
Ответа не было, и это к лучшему, потому что он все равно не услышал бы правды. Рамси нащупал нож под рукой и медленно поднялся. Смотреть вниз не хотелось, и он поднял к глазам собственную окровавленную руку. И вторую с ножом. Лезвие успокаивающе смотрелось на фоне ладони, ложилось в нее. И лорд Дредфорта сделал длинный надрез.
- Думаете, все знаете про меня? Разбираетесь в том…
Тонкая струйка побежала в рукав, и он почувствовал легкое покалывание, как это бывает, когда отступает онемение, и кровь возвращается в затекшую за ночь ногу. Было приятно. В этом был какой-то важный смысл. И он провел еще одну линию, параллельно первой. И глубже.
- Но никто не говорит прямо, как он говорил раньше, до того как я…
Рамси замер. Перед глазами бесформенным призрачным пятном расплывалась его собственная ладонь, губы едва слышно шевельнулись:
- Ты урод, Рамси Сноу…
Что-то загрохотало сзади, выводя его из оцепенения. Он обернулся, в голове стоял странный туман, и Тибальд выглядел взволнованным и мутным, словно хотел подняться из глубины деревенского пруда.
- Лорд Болтон, я поспешил сообщить, что вернулся…, - и мейстер потерял голос, заколыхался, как если бросить камень, и… мысль смялась.
- Теон?
Рамси даже не слышал своего вопроса.

URL
2015-02-05 в 14:55 

ron y miel
Какая напряженная глава! Мелиссандра такая хищная, интересно, что ей так нужно, на самом деле) изнасиловала Рамси) а милорд совсем теряет контроль над собой, мне за него тревожно. Вот нашлась женщина, которая смогла им начать манипулировать.

2015-02-05 в 15:08 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Шикаааарно! Рамси такой... настоящий, что даже жутко находиться внутри его головы, смотреть на происходящее его глазами. Мелисандра ему подстать. Интересный контраст она несет в себе: концентрированная женственность с одной стороны, и абсолютная чужеродность с другой. Пугающая дама.

2015-02-05 в 15:29 

Лилули
*Janos*, #Mouse#, спасибо, девочки :bigkiss:
ей так нужно, на самом деле) - ой, что-то нужно))
смогла им начать манипулировать - это еще мягко сказано
жутко находиться внутри его головы - а как жутко это описывать, сейчас возьму бутылочку и пойду снимать стресс к подруге))

URL
2015-02-05 в 16:43 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, сейчас возьму бутылочку и пойду снимать стресс к подруге)

Если б я не была на работе, с удовольствием последовала бы твоему примеру :D

2015-02-07 в 00:58 

Дом, который ты бы всю жизнь таскал на ошейнике?
И пусть. Лишь бы ошейник был достаточно крепким.
Любой можно сорвать и уничтожить. Есть вещи гораздо крепче запоров, цепей и ошейников.
Что же?


ЭХ, ничего ты не знаешь Рамси Сноу...

Обожаю ваш фанфик! Каждая глава такая напряженная и, признаюсь, непредсказуемая(ну по крайней мере для меня).:duma2:
В напряжении жду что же будет дальше... И волнуюсь за Теона((

URL
2015-02-07 в 08:06 

Если Мел еще одну тень родит...
P.S. Жестокий автор, снова подвесили нас на клиффхэнгере).

URL
2015-02-07 в 10:29 

Лилули
Гость, спасибо, что обожаете, автор от этого погружается в нирвану :heart:
ЭХ, ничего ты не знаешь Рамси Сноу... сомневающийся и незнающий Рамси - это хоть и неканонично, но зато как приятно для меня)

Гость, снова подвесили нас на клиффхэнгере тысяча извинений :shuffle:
Если Мел еще одну тень родит... м-да, "родила царица в ночь не то..." просто страшно подумать что XD

URL
2015-02-17 в 19:35 

Лилули
На Королевском Тракте
Теон пытался всматриваться в окрестности, искать признаки животных или людей, поглядывал в небо без малейших проблесков солнца над обступившими их верхушками сосен, пытался отдаться неторопливой рыси Черного брата под ним. Но отвлечься не выходило. Он чувствовал только сидящую за его спиной Белку. Как она дышала, как ее рука лежала под ребрами и как тяжело, громко она молчала всю дорогу.
О боги, что думает эта одичалая? Зачем я ей понадобился?
Это было большой глупостью остановиться и позволить ей забраться сзади. Она опасна как и все копьеносицы, встреченные им в Винтерфелле, с их длинными кинжалами, пропитанными ядом речами и презрением к Перевертышу. А Белка еще и винила Теона в смерти подруг. Что он мог ждать от нее, кроме внезапного удара и уничижительных слов. Уж точно не правдивого описания событий в Винтерфелле.
Я говорил тебе, не бери эту шлюху, ей нельзя верить.
Как и тебе.
Вот уж неправда, когда я тебя обманывал?
Всегда. Обманывал мои ожидания и надежды.
Иллюзии, хочешь сказать? Это ты сам себя обманывал, Вонючка.
Настолько, чтобы лишиться пальцем и кожи? Настолько, чтобы потерять собственное имя?

Теон не услышал ответ, а может и разговаривал сам с собою. Но он его знал. Все правильно, он обманывал себя сам. Отчаянно врал о своем спасении, когда открывал ворота Винтерфелла, впуская одного за другим вооруженных людей, перепачканных кровью союзников и друзей. Как будто у него – Теона Грейджоя могли найтись добрые спасители на северных землях, как будто кому-то мог понадобиться брошенный собственной семьей принц. Иллюзии давали надежду, и он хватался за них с безумным отчаянием, отказываясь видеть простую и жестокую правду о себе, и расставался с фантазиями, только теряя кровь и части тела. Вонючка, Вонючка – жалкая кучка… – могла ли такая правда стать ценнее самообмана? В какой-то момент новое имя и унижение подарили ему покой и защиту, стали убежищем от мучений, как ошейник и псарня, где он мог просто лежать среди теплых, привязанных к нему существ и смотреть в холодное иссиня-черное небо, распахнутое над головой, такое же далекое, как жизнь юноши так недолго и страшно обманывавшего себя.
Белка не была другом, не могла стать спутником и союзником, как черные братья за долгую зиму. Она ненавидела и презирала Перевертыша, и брать ее с собой было глупой слабостью. Надеждой, что девушка может изменить отношение к нему. Что он мог бы в ее глазах выглядеть как мужчина, просто исполнивший женский каприз.
Было бы правильнее посадить ее вперед. Потому что она маленькая и худая девчонка и ей, закрытой его телом, будет гораздо теплее… и потому, что место между его лопатками перестанет казаться таким доступным и уязвимым. Но лорд-командующий не находил в себе смелости предложить поменяться местами. У него не получалось почувствовать себя рядом с ней сильным, но и отчаянно не хотелось сдаваться терзающим его страхам. И Теон молча вел коня. Он каждую секунду надеялся, что она скажет хоть слово, и отчаянно молился богам, чтобы не услышать то, что она может ему сказать.
В какой-то момент после мучительных размышлений Теон решился на вопрос о том, удобно ли ей. Открыл рот, но Белка пошевелилась, видимо поправляя наплечную сумку, и его губы сомкнулись, и твердое намерение развеялось. Женщина давно не оказывалась так близко. Даже прижимающееся к нему хрупкое тело Джейни, легкое дыхание, холодная кожа забылись. Да и ее близость тогда, как еще одна рана, тянула болью, заставляла тоскливо сжиматься сердце и думать только о тепле и спасении. Теперь же присутствие за его спиной было совсем другим. Сильным и насмешливым, будоражащим память. Я уже садил одну такую на седло перед собой, чтобы обнимать всю дорогу: «Не стоит этого делать, милорд принц». Теон беззвучно простонал. Весь его опыт общения с женщинами вдруг показался сплошным дурацким балаганом, на котором не разглядеть зрительниц. Даже Аша, отправившаяся куда-то со Станнисом, осталась малознакомой сестрицей.
Вдруг спутница крепко обхватила его и прижалась всем телом. Спина сразу окаменела, поводья выскальзывали из пальцев.
- Боишься меня, Перевертыш?
- С чего вдруг? Твоим ногам до моей шеи теперь не добраться.
- Что ж так напрягся? Не любишь, когда женщина крепко держит?
- Лучше держи, труднее будет замахнуться.
Белка рассмеялась, и ее теплое дыхание коснулось кожи. Маленькая железная ладонь вдавливалась под ребра.
- Не волнуйся, у меня руки сильные, если что всажу до рукояти и без замаха.
Теон еле удержался от желания резко развернуться и столкнуть ее с седла. Сердце загрохотало, и желание думать о ее удобстве пропало напрочь.
- Почему не всадила до сих пор, раз это у тебя получается лучше дорожных разговоров?
Она вдруг ослабила хватку и отпрянула назад. Ничего обнадеживающего в этом освобождении Теон не заметил. Ждал. Забытая привычка, подсказывать, как именно больно ему можно сделать. Остается надеяться, что она предпочтет смотреть в глаза в этот момент. В ее глаза он бы смотрел, не в другие…
Но ничего не происходило. Черный брат медленно двигался по дороге, которая расплывалась перед взором широким черным полотном, деревья отступали, редели на невысоких каменистых склонах. Я должен избавиться от девки, сбросить ее и пришпорить каурого. Но… она может выстрелить вслед.
- Что ж давай побеседуем, Перевертыш. Как старые знакомые. Заметила, ты обзавелся зубами. И как, не жмут?
Он повернулся и посмотрел на нее, Белка чуть отклонилась в сторону, уставилась на Теона снизу, в карих глазах светилось злое веселье.
- Сначала натирали, теперь привык. Спасибо, что беспокоишься.
- Ничуть не беспокоюсь. Жаль, что привык. Без зубов, перчаток и вороньей одежды ты мне нравился больше. Честнее как-то.
Шкатулка дорожных разговоров была у нее доверху набита когтями бешеных сумеречных кошек. Хотя откуда за Стеной взяться изящным манерам? Но и так можно.
- Ты тоже как шлюха и прачка выглядела куда естественнее, чем теперь, вырядившись в лучницу. Хорошо, что мы знаем, кем на самом деле являемся.
- Не равняй меня с собой, Перевертыш, - она и шипеть умела, как кошка, вцепляясь пальцами в бок, который, слава богам, был защищен плотной курткой.
- Почему же? – он сдавил запястье и оторвал от себя ее руку. – Или ты не убивала? Или не бросила своих сестер в Винтерфелле? Пока с них драли шкуру, ты спасала собственную.
- Не смей даже говорить об этом, - Белка выплюнула эти слова зло, отрывисто, потом схватила ворот плаща, натягивая его на себя, заставляя врезаться в открытое горло. Каурый дернулся и всхрапнул. - Ты ничего не знаешь, ничего. Мы вытащили твой мешок с дерьмом и фальшивую девку из кровавой ловушки. Манс погиб, и Рябина, и…
Ворот душил Теона, но испугало не это. Он вдруг отчетливо услышал слезы, прорывавшиеся в звонком надтреснутом голосе. Захотелось обернуться, что-то сделать, но собственная вина не давала ему права утешать.
- Прости, - прохрипел он. - Это правда. Вы спасли нас, и мне не следует… тебя судить.
Она отпрянула, и лорд-командующий обхватил рукой шею. Ей уже досталось с перебором. Было бы неплохо переключить Белку хотя бы сегодня на какую-нибудь другую часть его тела. Хотя частью она может и не удовлетвориться.
- И что дальше? Чего ты хочешь?
Она молчала и не шевелилась. Теон теперь не был уверен, что хочет обернуться и взглянуть ей в глаза. Не сейчас, потом, он подумает об одичалой позже. Перевертыш медленно поправил плащ и осмотрелся. Королевский тракт поворачивал за лысым каменистым холмом, и грунт под копытами лошади бы непривычно сух. Стоило бы поторопиться, может удаться найти какие-нибудь строения, пусть даже пустующие. Все лучше, чем ночевать на дороге. Лорд-командующий ударил пятками коня, заставляя его двигаться быстрее. Шаг перешел в рысь, и Теон почувствовал, как рука снова крепко обхватила его. Так было лучше – легче поверить, что она не ударит.
- Куда ты едешь, Перевертыш?
- На юг по Королевскому тракту.
- Ты и в самом деле надеешься найти Джона Сноу?
- Тебе-то какое дело до меня и до того на что я надеюсь, одичалая?
- Никакого, пока мне по пути.
- Может, ты просто скажешь, куда тебя подвезти в знак благодарности за спасение?
- Не рассчитывай так дешево отделаться, Перевертыш, - в голосе звучала ядовитая насмешка, а легкое тело касалось его спины в такт движения коня. – И запомни, что момент, когда я решу отправиться в другую сторону, не покажется тебе приятным. Это я обещаю.
- Спасибо, что предупредила, - он сам добавил в голос яду. – Было бы неплохо в тот самый момент видеть тебя перед собой, а не чувствовать, как ты прижимаешься грудью к спине.
- О! это я тебе могу обещать.
Грудью к спине я еще как-нибудь переживу. Главное, чтобы она не трогала твою задницу, малыш.
Лорд-командующий почувствовал, как краска заливает лицо, словно Белка могла услышать голос в его голове, могла узнать о Теоне то, что он пытался задушить в глубине своего сознания, но оно рвалось наружу два последних месяца. Почему я никак не могу справиться с ним?
Не думай об этом, просто следи за дорогой и за шлюхой за твой спиной.

URL
2015-02-17 в 19:39 

Лилули
Вдоль Королевского тракта до зимы располагалось множество различных поселений. Трактиры, где можно было найти еду и ночлег, торговые ряды, предлагавшие необходимые путникам вещи. В первую очередь то, чем богат был север: темный мед, кедровый орех, кислые болотные ягоды, вяленое мясо и рыба и теплый, богатый мех пушного зверя. На землях Дара Ночной дозор получал пошлину, да и когда-то сам вел торговлю не только промысловыми товарами, но и оружием, выкованным руками черных братьев, лошадьми, выносливых северных пород, вещами из мамонтовой кости, выменянными у одичалых, и другими товарами, которые приплывали морем в Восточный дозор-у-Стены.
Зарывшись в бумаги и разбираясь в огромном хозяйстве Черного братства, личный писец Тормунда не заметил, как сам увлекся. Записи в старых домовых книгах поражали – по богатству и мощи эта организация когда-то могла сравниться с иным королевством. А Железные острова на ее фоне казались разоренным пиратским селением. Хотя в домовые книги Пайка сын Бейлона не заглядывал, - тогда его тошнило от этой тягомотины в пыльных переплетах. Да и сейчас он бы выбрал меч, если бы мог… Долгим ночами Теон сидел в одиночестве у огня и, закрыв глаза, представлял былую силу Черного Воинства, в котором не зазорно было служить и людям королевской крови. Что могло его уничтожить?
Сейчас Королевский тракт был пустынен. Знакомые еще по поездке в Дредфорт обглоданные кости построек со смертью, застывшей в пустых глазницах окон, попадались несколько раз в течение дня, и приближаться к ним не хотелось. Но солнце уже висело над самым горизонтом, а подступавшая к Тракту местность радовала только кустарником, да хилыми сосенками, торчащими между лезвиями беспорядочно разбросанных камней. Черный брат уже едва волокся, а между лопаток Теон отчетливо ощущал прикосновение головы Белки, видимо, она задремала, покачиваясь в седле. Это было удивительно. Он поймал себя на том, что старается держать спину, чтобы девке было удобнее, чтобы она могла спать, обняв его сзади. Идиот. Теон прикоснулся к ноющей шее и тряхнул головой, прогоняя глупые желания.
- Может, слезешь? – пихнул ее локтем. - А то конь устал.
- Почему я? Сам слезай, – хмыкнула она сонно.
- Потому что я - Перевертыш, а не галантный кавалер. А ты одичалая, шлюха и копьеносица – ни одной из них лошадь не полагается. А уж тем более Черный брат. Вали.
- Я не шлюха.
- Ах, извини. Ведь у вас это называется прачка.
- Я не шлюха. И не надейся, что слезу.
Она вцепилась ему в куртку. У кошек гибкое тело и острые когти и их не спихнешь просто так.
- Хорошо, - вздохнул Теон. – Тогда слезем вместе.
- Вместе, так вместе, - и она тут же обхватила его кольцом рук и дернула вниз за собой. Они повалились на землю тяжелым кулем, - Теон едва успел выдернуть ногу из стремени и неловко скользнул рукой по дуге седла. Удар был сильный: ребра обожгло болью, а лошадь отпрянула в сторону, тревожно заржав. Белка почему-то оказалась сверху.
- Совсем ополоумела, дура!
Он сбросил ее с себя. Но одичалая уже не держалась, расхохоталась и встала прямо над ним, каштановые волосы лохматились над головой. Теон сразу отпрянул в сторону, ожидая удара ногой, но она просто брезгливо рассматривала его сверху.
- Неужели ты не умеешь летать, Перевертыш? Слетел же со стены со своей фальшивкой.
Морщась от болезненных ощущений во всем теле, лорд-командующий медленно встал. Если так будет продолжаться, то к повороту на Последний очаг он будет не в состоянии нормально двигаться. Было сразу очевидно, что они с Белкой не станут распевать всю дорогу песни и рассказывать друг другу легенды севера. Но была слабая надежда на тяжелое презрительное молчание. Снова иллюзии.
Теон поймал узду Черного Брата и обернулся к одичалой.
- Запомни, пожалуйста, я не умею летать и быстро бегать, плохо владею мечом и только сносно стреляю из лука. И еще я все время боюсь, что ты нападешь. Если ты попробуешь еще раз и не убьешь меня, то… пойдешь дальше одна, куда пожелаешь, хоть к Иному, хоть в пекло к треклятым мертвым сестрам и Мансу. Поняла, …прачка?
Она хмыкнула, оправила куртку, поддернула выше на плечо сумку, колчан стрел и зашагала вперед. Теон вздохнул, провел рукой по глазам и потянул за собой коня.

Уже опустились густые сумерки, когда они наткнулись на поселение, точнее его руины. На краю у оврага с перекинутым через него мостом виднелся почти целый дом. Его окна были привычно черны, а дверь перегораживал ствол вывернутого с корнями дуба. Дерево давно было мертво, по коре расползлась серая склизкая плесень. Теон достал из седельной сумки факел и посмотрел на Белку. Она вызывающе вздернула подбородок, но прачке было явно не по себе и не хотелось первой входить в укрытие, чтобы обнаружить, что оно стало чьей-то могилой. Черный брат тревожно всхрапывал.
- Подержи его, а я зажгу факел и посмотрю, что там.
Она кивнула, взяла узду, но не проронила ни слова. Теон собрал всю свою решимость и перебрался через ствол.
Оказалось не так плохо. Дом был пуст – у стены горка сухих поленьев, очаг и деревянный пол, местами проломанный и изгаженный грызунами. Из мебели осталась одна лишь опрокинутая лавка. Как только удалось развести огонь, захотелось есть и спать одновременно. Но Теон все-таки выбрался наружу и наломал веток чахлого кустарника позади дома. Следовало вымести накопившуюся здесь грязь. Он попробовал протянуть Белке собранный наскоро веник, но она сидела на лавке у огня и делала вид, что Перевертыша не существует в природе. Теон усмехнулся и взялся за уборку.
- У одичалых не принято следить за чистотой?
- Думаешь, чахлый веник сделает твою жизнь лучше?
- Да, я так думаю. Чахлый веник, щетка, вода, особенно теплая, делают жизнь гораздо лучше.
Дают тебе ее почувствовать. Хоть какую-то жизнь.
Девушка презрительно пожала плечами.
Когда в котелке закипела вода, они поужинали припасами лорда-командующего, которые он собрал с собственного стола после отъезда: лепешка, куски сыра и кроличьего мяса. Устроились на полу.
Сон долго не шел. Теон смотрел на спящую Белку, на холщовую сумку, которую она со значением положила между ними, и думал о том, осмелился бы он притянуть какую-либо девушку к себе, попытаться поцеловать? Только в снах все осталось просто и естественно. Когда ему снилась Кира, не было ни прошлого, ни настоящего, ничего необратимого, рождающего сомнения и неуверенность. Но сон рассеивался, и даже ощущения стирались, невозможно было поймать, почувствовать тот полет даже усилием воли.
Теон закрыл глаза и представил, как протянет руку и уберет упавшие на лицо одичалой волосы. Нежно, со значением. Сразу легкая паника зашевелилась в сердце, потекла вниз живота. Словно одно движение несло угрозу его существованию, могло разрушить мостики и переходы, переброшенные им над бездонной пропастью. Он не осмелится даже на прикосновение. Казалось, что память о податливых, гибких девичьих телах, о теплой влаге между прижатых к нему бедер принадлежала кому-то другому, - собственное тело не отзывалось на эти образы, скованное страхом и сомнениями.
Я бы тоже сомневался, если невозможно углубиться в них после всех прикосновений.
Меня тошнит от тебя, Рамси.
Я просто говорю, как есть.
Тебе обязательно это делать так прямо?
А ты хочешь найти темный угол и спрятаться, Вонючка?

И пусть. Но он мог бы просто прикоснуться, провести вдоль шеи губами, не обязательно все остальное. Но только не с Белкой. Она не была ни привлекательна, ни добра, - ядовитая зверюшка, следящая за каждым движением Перевертыша с другого берега кровавой реки между ними.

URL
2015-02-17 в 19:43 

Лилули
Он опустился на камень, затянутый высохшими веревками плюща, чтобы перевести дыхание. Лук стоит держать наготове. Уж лучше он заночует на этом камне, чем опять вернется с пустыми руками. В лесу час тянулся за часом, а ему не удавалось никого подстрелить. Если бы он был чуть проворнее или метче, то давно бы обдирал у костра беличью шкурку. Зверек метнулся по широкой ветке страж-древа, и когда Теон вскинул лук, был уже на другом дереве под защитой ствола. Теон сразу нырнул следом, нога попала на кочку, подвернулась, и он упал. К тому же сломал выдернутую из колчана стрелу. Радовало только, что рядом нет одичалой, и она не будет смеяться и отпускать унизительные комментарии.
Найти дичь в пустом, затянутом бесконечной серостью неба лесу было почти невозможно. Для Теона, не для Белки. Всякий раз, когда они расходились в разные стороны, каждый со своим луком, она возвращалась с мелким зверьком или птицей, а он с вытянутым лицом и жалким чувством бесполезности. День заканчивался тем, что лорд-командующий, измотанный долгим и напряженным кружением по лесу, разводил костер и готовил еду, а одичалая валялась без дела или чистила свое оружие, находя новые колкие слова, что его задеть. Это называлось – вклад каждого в общее дело. Сначала он злился и на каждую ее фразу находил пару не менее оскорбительных. Потом ему вдруг стало жаль себя.
- Может, я тебе отрежу несколько пальцев на твой выбор, лучница, а потом посмотрим, попадешь ли ты хотя бы в тот ствол.
- Бедный мальчик, тебя мамочка без пальцев родила?
- Нет, почему? – он растерялся от этого странного вопроса.
- А если нет, то и не о чем говорить. Так или иначе, ты сам не сберег, что имел. Позволил их отрезать. Может они тебе были не слишком нужны? Или ты что-то получил взамен? Теперь не жалуйся.
Теон замер с веткой для костра в руке. Умоляю, отрежьте, милорд. Избавьте от боли. Мне не нужно так много пальцев.
С тех пор он ничего ей не говорил. Вернувшись в очередной раз с пустыми руками, молча и не глядя на Белку Теон брался за все приготовления, вмененные в обязанности неудачливому охотнику. Но она не уставала над ним подшучивать. Настойчиво советовала не таскаться за зря в лес, остаться, разжечь пораньше костер, нагреть воду, постирать одежду. В общем, заняться хозяйством, что, видимо, и делают лорды-командующие, а не портить охотничьи тропы, теряя то тут и то там стрелы и распугивая зайцев. Но Теон сжимал зубы, брал свой лук и отправлялся в сторону ближайшей растительности.
Теперь ему нужно было подняться и двигаться дальше. Раздобыть хоть что-то, поймать колючего ежа, наконец, только не возвращаться с одной лишь сломанной стрелой. Горький вкус унижения был старым знакомцем. Отвести глаза, спрятать руки под плащ, сглотнуть и промолчать. Но эта рыжеволосая мышь, с вздернутым до небес носом, писклявым голосом и таким же писклявым смехом, которую раньше он бы без особых церемоний придавил к земле и трахал бы, пока она не стала закатывать глаза, дрожать и вскрикивать от удовольствия…
Теон тряхнул головой, прогоняя нелепые мысли. Потом поднялся и медленно двинулся вперед. Лук чуть приподнятый наизготовку ходил из стороны в сторону, поднимался вверх, следуя за взглядом. Ноги пока мягко, хоть и в раскачку, ступали по предательскому дерну. В разросшихся кустах, в затянутых бурьяном канавах могли прятаться зайцы, на стволе между ветвей на фоне блеклого неба – мелькнуть хвост куницы. Скоро подступят сумерки, - уже сейчас ощущался вечерний холод. Изодранная за время долгого путешествия куртка без плаща грела плохо, но с ним бесшумно перемещаться по лесу и вовсе невозможно.
Теон чуть поддался вперед, заглядывая под низкую юбку ели, превратившись вслух. Даже в лучшие времена можно было попусту кружить по лесу, если выбрался на охоту без гончих, а теперь приходилось разговаривать с каждым кустом, чтобы обнаружить хотя бы мышь. Белка, наверное, знала какой-нибудь заговор на дичь. Вот пусть и спит у костра одна, а он останется здесь, обойдется без ее треклятого мяса. Вставленные зубы с трудом с ним справлялись, и десны постоянно опухали. К тому же не придется заглядываться на разномастные шкурки, из которых Белка соорудила себе целое одеяло и не думала делиться, хотя каждое утро, не моргнув глазом, залетала на Черного брата позади Теона.
Тут он почувствовал что-то и замер. Справа над переплетенными корнями мелькнули и пропали пестрые уши. Заяц лежал совсем рядом и не чуял охотника с подветренной стороны. Легкая дрожь прошлась по пальцам, и Теон медленно поднял лук. Сердце грохотало так, что оставалось удивляться, как косой еще не вскинулся, не сиганул в сторону. Глухой, наверное. Если зверек побежит, он может и не попасть, выстрелив навскидку. А если пустить стрелу туда, где между корней мелькали уши, тем более промажешь, а потом и лук снарядить не успеешь. Левую ладонь свело от напряжения. Надо попробовать приблизиться.
Под ногой как всегда что-то хрустнуло, и серое пятно рвануло в сторону. Теон даже не успел понять, куда полетела стрела. Чья это стрела?

Уже легли плотные сумерки, когда он выбрался к поляне недалеко от Королевского тракта, которую они с Белкой присмотрели для стоянки в середине дня. Местечко было надежно скрыто от глаз кремнистым выступом вытянутого холма, и даже ярко пылающий костер Теон увидел в последний момент. Откуда костер? Она сама даже и возиться не стала бы. Разве что плюнула густой ядовитой слюной на мокрое полено…
Ей просто разонравилось наблюдать, как ты снимаешь перчатки, встаешь на колени и дрочишь огниво, лорд-командующий.
Заткнись.
Если это так, то у тебя точно нет никаких шансов с этой девкой. Приезжай ко мне.

В круге теплого света не осталось никаких иллюзий о собственных шансах – Белка смеялась, в карих глазах плясали искры, выбившийся из хвоста локон льнул к щеке. Она даже не заметила Теона, смотрела на широкоплечего лохматого парня, появившегося невесть откуда. Но незнакомец прервался на полуслове и уставился на Теона так, словно это он притащился совершенно нежданный. Страшно захотелось извиниться и отправиться обратно в сумрак, где сюрпризов было бы гораздо меньше.
- А.. Перевертыш явился, - махнула рукой девка. - А это Гренн. Он нас угощает сегодня.
Над огнем уже румянилась небольшого размера утка. А посередине невероятной бороды Гренна приветственно засверкали зубы.
- Приятно познакомиться, - вяло протянул Теон и бросил у костра с таким трудом подбитого зайца. Белка даже не взглянула на добычу, пялилась на лохматого. Остается радоваться, что сегодня у нее есть нечто более занятное, чем моя вызывающая насмешки персона.
Несмотря на тепло от огня захотелось закутаться в плащ, и он сходил за ним к привязанному неподалеку Черному брату. Когда вернулся и устроился у огня на поваленном стволе, разговор у двоих уже не клеился. Более того, Гренн таращился не на мышиную мордашку одичалой на Перевертыша. Ничем хорошим это кончиться не должно. Теон вздохнул, опустил глаза и протянул руки к костру. Какое-то время все молчали.
- Ты из Ночного дозора? – хриплый голос парня выдавал волнение. Лорд-командующий подтянул подол выдавшего его черного плаща и осторожно посмотрел на Гренна.
- Да, оттуда.
- Он был у них лордом-командующим, Гренн, да вот видишь - сбежал. Видимо, Черным братом проще командовать, чем Черным замком.
Все-таки насмешки над Перевертышем были занятнее лохматого.
- Лордом-командующим?
Теон прокашлялся и, покосившись на Белку, прояснил ситуацию:
- Был… недолго. Но сейчас снова командует Тормунд.
- А-а, - неуверенно протянул парень. Судя по виду, в голове у него что-то сдвинулось и не вставало на место.
- Меня зовут Теон Грейджой, - решил понятнее представиться Перевертыш и ощутил, как сжалась в кулак рука в ожидании неприятных слов и вопросов.
Парень открыл рот, потом закрыл, потом снова открыл:
- Я знаю твое имя. Ты захватил Винтерфелл и сжег его. Все думали, что убил братьев Джона, но теперь, когда Рикон вернулся… это оказалось ложью. Так?
Серые глаза под низкой дугой бровей смотрели сердито и требовательно. Похоже и даже наверное жестче взглянет Джон Сноу, если Перевертыш когда-нибудь его найдет. Хотя в последнее верилось все меньше и меньше. Боги больше не говорили с Теоном Грейджоем.
- Так, - он пожал плечами, и снова отвел взгляд к огню.
Меньше всего сейчас хотелось обсуждать такую неисчерпаемую и обширную тему, как предательства и преступления Теона Перевертыша.
- Джон сильно переживал, когда узнал об этом, - вдруг проговорил Гренн, сломал ветку и бросил ее в огонь.
- Джон Сноу? - теперь настала очередь Теона уставиться на собеседника.
- Да. Лорд-командующий. Я тоже был раньше в Дозоре.
Белка рассмеялась:
- О боги, куда не отправишься, наткнешься на ворону. Если и ты, Гренн, успел побывать и командующим, мне самое время загадать желание.
- Нет, я просто служил, когда командующим был Джон. Пока его почти не убили. Я оставил Дозор вместе с бесчувственным телом и красной жрицей, которая обещала спасти Джона. Мы с Пипом должны были быть в Восточном дозоре, но… в общем все пошло кувырком.
- Очень интересно, - поддалась вперед Белка. - Расскажи эту историю, а то Перевертышу взбрело в голову, что Старые боги поручили ему разыскать Джона Сноу. Но он способен только умереть с голоду, не добравшись даже до Последнего очага.
- Правда? – вскинулся Гренн. – Ты ищешь Джона?
- Ищу. А Джон жив? Если ты с ним, то он где-то здесь? – Теона охватило волнение, ладони мгновенно вспотели.

URL
2015-02-17 в 19:48 

Лилули
Бывший дозорный помотал головой. Он выглядел расстроенным. Только от Белки исходило радостное, возбужденное любопытство. Щеки разрумянились от жара костра. Она вдруг стала походить на Арью, которой Нэн пообещала новую страшную сказку.
- Я не знаю. Но у меня нет особой надежды. Когда мы с Пипом узнали о покушении на Джона и прибыли из Восточного дозора – у – моря, уже тогда у нас не было надежды. Раны были ужасные, и он не приходил в сознание. В общем единственное, в чем мы могли поучаствовать, так это в казни этих ублюдков. Но Мелисандра твердила, что Сноу будет жить, если мы вывезем его подальше на юг. Она умела убеждать, в ней чувствовалась сила, не добрая, а страшная какая-то. Ну, мы и оставили Черный замок. Я, Пип, Атлас, Мелисандра и Джон. Еще с нами был Призрак, лютоволк лорда-командующего, запасы и две лошади. Буквально через день мы поняли, какое это было безумие. Ледяной ветер, казалось, вместе с одеждой сдирал кожу, снег залеплял глаза, и я думал, что в этой пурге мы потеряем даже друг друга не то, что замотанного в меха бесчувственного Джона. А еще упыри, они словно объявили на нас охоту. Жрица кричала и требовала найти человека. В каком-нибудь поселении вдоль тракта. И мы с Пипом послушались. Взяли еду, золотой, удивительно, что он был кому-то еще нужен в этой преисподней, и уговорили пойти с нами одну женщину. Ни я, ни Пип не успели даже сообразить, что происходит, как жрица ее сожгла. Это было ужасно, но мертвецы вдруг отстали. Несколько дней мы шли спокойно, даже ветер утих, и стало теплее.
- Человеческие жертвы, - пробормотала Белка. – Все боги любят кровь. И Старые и Новые. А потом?
- Потом они вернулись. Но мы отказались искать других жертв. Даже ради Джона. А он даже не дышал. Если бы не Призрак, кружащий рядом, я бы подумал, что Сноу мертв. В общем, в какой-то момент, нам с Пипом пришлось остаться, чтобы остальные могли оторваться от погони мертвецов. Была ночь, а огонь вокруг нас бушевал так, что глаза слепило, как от солнца. И жарко было, как никогда за это безумное путешествие. Но даже пламя нас не спасало, так их было много. Мы бы с Пипом погибли, если бы не Призрак, который вернулся к исходу ночи, и дал нам продержаться до света. С тех пор мы не видели ни леди Мел, ни Джона, не знаю, смогли ли они оторваться. У Пипа было сильно разодрано бедро, у меня сломана рука и ребра. Не двинешься никуда, и еды нет. Мы собрались замерзать в этом лесу у Тракта. Так бы и случилось, если бы нас не подобрали горцы и не укрыли дальше на западе, в горах.
- Вы пробыли в горах всю зиму?
- Мы хотели вернуться в Дозор. Но когда раны зажили, добрать до Черного замка через все царство мрака и холода мог только мертвец. Поэтому мы остались в горах.
Теон опустил голову на руки, представляя все, что произошло когда-то у Тракта. Белка подбросила в огонь толстую сосновую ветвь и уселась обратно в видом увлеченного слушателя. Судьба Джона Сноу беспокоила ее не больше, чем история Короля Ночи. Зачем она тогда увязалась за мной? Зачем пошла с Мансом в Винтерфелл?
- Куда направлялась Мелисандра? Куда вы собирались доставить Джона?
- Жрица говорила о Винтерфелле, о Станнисе. В любом случае мы двигались на юг. Еще она говорила о герое, чья судьба - низвергнуть Великого Хозяина Мрака и Холода.
- Для этого ей нужен был Джон или Станнис?
- Не знаю, - пожал плечами Гренн. – Но она не отходила от Сноу. А упыри упорно шли вслед за нами. А может в Винтерфелл или за Станнисом, не поймешь. Но текли ручьем вдоль Королевского тракта. За всю зиму мертвые почти не тревожили горные кланы. Словно у них была другая цель.
Цель Хозяина. Найди его и убей.
- Уже темно, - вдруг вставила Белка. – Давайте лучше есть утку, и больше ни слова о зиме, о Великом Ином. О том, что и кто поднимает мертвецов.
Не все сказки ей нравятся. У каждого свои страхи и свои чудовища.
Они сняли тушку и положили ее на специально приготовленную дощечку. От запаха пропеченного мяса закружилась голова.
- А как ты здесь оказался, Гренн?
- У меня своя дорога. Думал добраться до Последнего очага. Может, возьмут в замковую стражу. А Пип остался у Горных кланов.
- Почему бы тебе не вернуться в Дозор?
- Чтобы потерять голову как дезертиру, вспомнившему о долге по весне?
- Не думаю, что потеряешь. Сейчас не все правила соблюдаются, - улыбнулся Теон и вспомнил о твердой преданности Малли традициям. – Очень нужны люди. И потом вы не дезертировали.
- Не знаю, - пожал плечами Гренн. – Я подумаю.
Белка вдруг толкнула Теона ногой под колено:
- Ты бы не умничал, Перевертыш, и быстрее шевелил вставными челюстями. Тебе еще до ночи надо зайца, наконец-то добытого, разделать и зажарить. Тогда завтра мы сможем ехать весь день и не делать долгих привалов. Так что ешь и начинай, а то ты всегда возишься с едой дольше, чем моя бабка перед смертью.
Вывалив все это, она отвела взгляд и заулыбалась Гренну. Глаза блестели, тонкие ноздри чуть расширялись от дыхания. Теон с горечью подумал, что ляжет спать где-нибудь подальше от костра и от них…

День за днем их путешествия Теон думал о том, что же произошло в Винтерфелле. После прыжка. Белка обещала рассказать, но молчала, а он каждый привал собирался, но так и не решился спросить. Хотел знать и одновременно боялся. Словно вся эта история только и ждала, чтобы вторгнуться в его новую жизнь, ломая с трудом возведенные стены. Еще крепче связать виной Перевертыша и милорда, соединить их новым морем крови, вылитым во имя их с Джейни спасения. Самое странное и пугающее было то, что голос Рамси, прижившийся где-то в глубине его сознания, никак не отзывался на мысли о судьбе прачек и Абеля. Словно где-то там таилась ловушка. И Теон не хотел в нее попадать. Я не знаю, что там случилось. Может, и не было плаща из кожи. Только старое письмо среди бумаг Черного замка.
Если бы Манс выжил, разве остался бы в Винтерфелле, отправился бы на юг? Тому, кто величал себя Королем-за-Стеной, место только на севере, в замках Дозора и среди народа, которым он правил. Но ни о Мансе, ни об Абеле лорд-командующий ничего не слышал, впрочем, как и о Сноу. Может они оказались вместе среди Горных кланов или в Темнолесье? Было много направлений. А если у Абеля был план, то одичалые бы скрылись после побега леди Арьи в общей суете. Ведь Белка сейчас с ним. Хотя она единственная среди копьеносиц умела лазить по стенам, была достаточно легкой для этого. Сейчас, глядя на ее каштановую макушку с затянутыми в хвост волосами, он остро ощутил, насколько она маленькая.
Накануне они попали под проливной дождь с ветром. Он начался внезапно, не было времени свернуть с Тракта и найти укрытие – навес или пещеру у подножья кремнистого холма. Падавшие с неба косые струи безжалостно хлестали, до боли били по открытым участкам кожи, водяными тяжелыми лапами добирались до тела под одеждой. Теон повернул коня под ветви ближайшего кряжистого дуба. Они с Белкой спустились с лошади и присели, прячась от ветра и воды за мощным стволом и телом Черного брата. Но все это не очень спасало от неприятных ощущений и пробирающейся до костей ледяной сырости.
Под утро Белка начала чихать и шмыгать носом. Сначала Перевертыш даже порадовался ее страданиям – она выглядела жалко и, видимо, чувствовала себя также, поэтому не плевалась ядом и не важничала. Какое-то время он почти наслаждался смешным сопливым хлюпаньем за спиной и цепляющимися за него руками. Но когда девка практически улеглась ему на спину, он сам удивился тому, что спросил:
- Может, сядешь вперед? Будет теплее и сможешь поспать.
Но смутился, почувствовав себя глупо, и добавил:
- А то у меня уже спина мокрая от твоих соплей.
И сразу пожалел о фразе, потому что услышал в ответ несчастный гундосый голос:
- Поможешь мне пересесть?
Белка похоже не привыкла болеть и переносила это тяжело. Но быстро угрелась и заснула между рук Теона. Она положила голову ему на плечо, а он сидел, напряженно вцепившись в повод и чуть откинувшись назад, чтобы девушке было удобно. От Белки пахло хвоей, мокрым мехом и легкой горечью как от летней полыни. Запах был приятный, и от прикосновения ее тела в груди бродило тепло. Его заросшая щека касалась виска и высокой скулы, и это странно тревожило. Он отклонил голову. Ей было бы неприятно, если бы она проснулась.
Она просыпалась два раза, жадно пила воду из меха и снова засыпала, доверчиво откинув голову на его плечо. Один раз Теон расслышал даже слабое спасибо, и это совершенно его сбило с толку. Он не понимал, как теперь себя вести, что он должен говорить ей, когда она окончательно придет в себя. Неписанные правила их словесного сосуществования нарушались, и теперь каждый шаг по территории, размеченной для двоих, таил опасности и непредсказуемые последствия. Открытость и доверчивость Белки трогала и одновременно пугала больше язвительности.
Боишься, что если она перестанет тебя презирать, придется предъявить содержимое штанов?
Ты бы хотел, чтобы мне пришлось?
Мне все равно. Я в любом случае в выигрыше.
Не переиграй сам себя.

Солнце светило между холмов и Теон, обернув плотнее плащом себя и спящую девушку, свернул с Тракта. Пора было искать укрытие.

URL
2015-02-17 в 19:50 

Лилули
Костер у входа в пещеру горел ровно и потрескивал. Редкие искры взлетали и медленно опускались на фоне темного, прореженного звездами неба. Белка лежала, натянув до подбородка шкурки и смотрела на огонь. Теон медленно натирал тетиву кусочком воска. Было удивительное, такое редкое ощущение покоя.
- Ты его ненавидишь? – вопрос был столь неожиданный, что Теон вздрогнул, но сразу понял, о чем это - Белка хмуро смотрела на его обнаженные руки. Он сжал лук в кулаках и опустил локти на колени.
- Не знаю, - голос звучал глухо и незнакомо. – Нет, наверное, нет.
Она фыркнула – хорошо знакомое ему презрение и непонимание.
- Он изуродовал тебя, а ты говоришь - нет?
- Я…он…, - Теон опустил голову, собираясь с мыслями. – Я… сделал все, чтобы у него оказаться. Видел, что это такое и залез ему в пасть. Сначала подошел к клетке, потом открыл замок и вошел. Приблизился и заглянул в глаза. Думал, сойдет с рук, выкручусь.., а он сожрал. Поэтому… остается только себя ненавидеть.
- Знал и думал, что выкрутишься?
- Да, - кивнул Теон и посмотрел ей прямо в глаза. – Как и вы... тогда, в Винтерфелле.
Белка легла на спину и уставилась в черноту каменного свода. Глаза были широко открыты и неподвижны.
- У нас был план, - сказала она тихо и совсем неуверенно.
- План? – губы сами разъехались в усмешке. – Одна веревка на всех и игра в догоняшки?
Она коротко взглянула на Теона и снова взялась рассматривать невидимые каменные узоры над головой.
- Мы должны были сбежать поздно вечером, когда станет темно. Увести болтоновскую девка, пока Рамси будет пить со своими парнями в Великом Чертоге и слушать сказки Абеля. Он обещал лорду что-то особенное, специально для него. Холли и Рябина должны были их развлекать. А потом, после вашего побега, они бы тоже исчезли.
- Исчезли? – не понял Теон. – Тоже бы спрыгнули со Стены?
- Да, если бы никто не поднял тревоги. Но еще был запасной вариант: укрытие, чтобы спрятаться и переждать. Ночью скрыться не так сложно, как днем. И Мансу помогал один человек из замка.
Теон вдруг вспомнил того в капюшоне с кинжалом в руке.
Как случилось, что ты все еще дышишь?
Боги со мной еще не закончили.

- Но все произошло не так, - Белка закрыла глаза и долго молчала, прежде чем продолжить. – Был день, и этот приказ выступать – никто не был готов. Ты прав, Перевертыш, мы надеялись выкрутиться, но не вышло.
- Расскажи, что случилось? Как ты спаслась?
- Да, я тебе обещала, я помню. Я была в кровати, когда прозвучала тревога. Сразу стало страшно. Так быстро это произошло – мои сестры явно не успели сбежать, спуститься с этой дурацкой стены. Я сразу бросилась к окну, не было никого смысла, ждать, пока охрана у двери поймет что-то. Полезла вниз. Никто меня не видел, просто никто не смотрел вверх, все бежали, кричали. И я побежала туда же, надеялась помочь. Не бросать же, если кто-то жив и сражается. Чувствовала, что поздно, но все равно побежала. Меня внезапно схватили и прижали к ледяной траншее. Я начала сопротивляться, но это был тот самый человек, друг Манса. Велел мне заткнуться, натянул на голову капюшон и потащил. Я была в мужской одежде, мимо нас пробегали солдаты, но никто не остановил.
Белка перевела дыхание и продолжила:
- Он затащил меня в крипту и велел сидеть молча, пока все не утихнет, и молится Старым богам. Там было темно и тихо. А потом мне стало казаться, что что-то страшное шевелиться в глубине, бьется о могильные плиты. И голоса… Я заткнула уши, но все равно их слышала. Они что-то хотели от меня, требовали, а я не могла понять что. Казалось, невидимые руки призраков тянулись ко мне и никак не могли достать. Я едва пережила ту ночь. Ранним утром человек пришел за мной, сказал, что меня уже не ищут, думают, я сбежала, спрыгнула со стены. Он помог мне добраться до верха и спуститься.
- Что же случилось с остальными?
- Она умерли. Все.
Белка закрыла лицо руками. Теону показалось, что она плачет, но он не был уверен. Одичалая молчала, и Перевертыш нашел в себе силы подойти к ней, опуститься рядом на колени и прикоснуться к тонкому запястью.
- Прости. Я не хотел, чтобы они погибли. Я думал… Хотя неважно.
- Друг Абеля привел меня в богорощу. Тела были разбросаны у деревьев. Рамси ободрал лицо у Рябины до самых плеч и остальные… Снег был красным, ручейки крови стекали в теплый пруд, застывали вокруг него коркой. Эта была страшная жертва богам. Странно, что после нее он не поймал вас.
Белка смотрела на него, в глазах стояла боль.
- Куда ты отправилась?
- Куда я могла? - она пожала плечами. – Манс был мертв, сестры мертвы. Меня ничто там не держало и тем более Станнис со своими мерзлыми рыцарями и дурацкими трубами. Я желала всем поклонщикам только смерти. И Рамси Болтону и тебе, Перевертыш. Поэтому просто вернулась на север. Домой.
Теон с трудом сглотнул. В груди давило и мешало дышать, чувство уюта и покоя улетучилось без следа. Он кинул в огонь полено и лег рядом с Белкой.
- Ты прав, Перевертыш, мы подошли слишком близко, чтобы выкрутиться.
- Вы подошли так близко, чтобы спасти Арью, пусть даже она оказалась другой испуганной девчонкой.
Она шмыгнула носом и накинула на него меховой край.

Теон проснулся от мягкого прикосновения к щеке. Белка склонилась над них с невероятно серьезным выражением лица. От непривычной картины он сел. На плече у девушки висела сумка, лук и стрелы. У входа в небольшую пещеру переминался под седлом Черный брат. Лорд-командующий медленно встал, переводя взгляд с коня на Белку. Что-то неправильно.
И вдруг она приподнялась на носках и сунула ему в рот язык. Теон растерялся. Мелькнула мысль, что она совершенно случайно попала ему в рот. Но язык не выскользнул сразу, и теплые губы коснулись его губ. Он боялся пошевелиться и пошевелить в ответ своим языком. Дыхание сбилось. Белка мягко оторвалась от него и посмотрела в глаза.
- Извини, Грейджой, но коня я заберу.
- Куда? - вырвалось совершенно нелепое.
Девушка улыбнулась:
- У меня свои планы. Хочу посетить одно местечко.
Лорд-командующий схватил ее за руку.
- Какое? Куда ты собралась?
Она дернулась, но он держал крепко. Тогда Белка нахмурилась и с силой ударила острым коленом между ног. Теон охнул и согнулся. Это было также неожиданно, как язык во рту.
- У мужчин есть яйца, а это всегда нам на пользу.
И она ударила еще раз, со всего размаха, тяжелым истоптанным ботинком.
Колени подломились, все в нем превратилось в один сплошной факел боли между разом ослабшими ногами.
- Извини, Теон, я не хочу, чтобы ты догонял меня.
Пытаясь разогнуться, он корячился на земле. Сквозь пелену Теон едва различал маленькую, взлетевшую на коня фигурку. Казалось, что его яйца раздулись, разрослись до невероятных размеров, и он уже никогда не сможет свести ноги и переместиться даже на несколько шагов.
Есть еще части тела, которые тебе не нужны, Теон?
Не дождешься.

Совсем недалеко отсюда был поворот на Дредфорт.

URL
2015-02-17 в 22:09 

ron y miel
Какая классная глава!
Вот же Белка колючая девка. Понравился их поход по лесу, обожаю такие истории читать, где кто-то путешествует, сталкивается с бытовыми проблемами) а тут еще и друг друга терпеть не могут) здорово, что у Теона возникли романтичные порывы к Девушке, как он хочет обычных прикосновений и нежности.
Как много внезапных встреч! И финал вообще офигенный! *хочет уже продолжения*

2015-02-18 в 01:54 

Девушка улыбнулась:
- У меня свои планы. Хочу посетить одно местечко.

Это она про Винтерфелл?)

URL
2015-02-18 в 04:29 

здорово, что у Теона возникли романтичные порывы к Девушке
по-моему нечего здорового тут точно нет. Теон словно снова возвращается к тому, их-ха чего с ним и произошли все его злоключения. к самообману.

URL
2015-02-18 в 09:19 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Ну браво же! Девчонка Теону досталась вредная, но хоть поцеловала :D Интересно то, как он смотрит на нее,как оценивает: и с точки зрения Теона прошлого и и с точки зрения Теона настоящего. Кажется, что нынешний Теон все еще формируется, как личность, и это очень увлекательно.

2015-02-18 в 09:58 

Это она про Винтерфелл?)
Она поехала убивать Рамси!!!
но Теон его же спасет, правда автор?

URL
2015-02-18 в 10:19 


Она поехала убивать Рамси!!!
но Теон его же спасет, правда автор?

А она знает, где он обитает?))

URL
2015-02-18 в 10:24 

redraccoon
блин! они поехали убивать Рамси?!
ну, нет! только не Рамси!!!
спасай его, Теончик!!!

2015-02-18 в 10:27 

ron y miel
Там еще Мелисандра тоже)) готовит для Рамси костер)

2015-02-18 в 10:32 

redraccoon
Там еще Мелисандра тоже)) готовит для Рамси костер)
чо за фак?!
долой красную шлюху!

2015-02-18 в 16:12 

долой красную шлюху! (2)

URL
2015-02-18 в 16:26 

redraccoon
о! черт! я прочитал две последних главы!!!
Теончик, беги скорее, спасай своего болезного!

2015-02-18 в 17:50 

Лилули
*Janos*, я счастлива, что тебе нравится такое роудстори, и колючие отношения этих двоих))
#Mouse#, спасибкин огромнейший
и с точки зрения Теона прошлого и и с точки зрения Теона настоящего. Кажется, что нынешний Теон все еще формируется, как личность, и это очень увлекательно. знаешь, есть такая точка зрения, что он больше отзеркаливает кого-то, чем сам личность. А я вообще не верю в сформированные личности. Человек с определенным ко всему отношением, с четко прорисованными ценностями и приоритетами, который знает, что хочет. Бррр. А зачем ему жить с точки зрения вселенского развития? Ни для него нет сюрпризов, ни от него. Когда все костенеет - смерть))
Гость, Она поехала убивать Рамси!!!
но Теон его же спасет, правда автор?
изначально смерти Рамси не планировалось. Но герои распоясались и выходят из-под авторского контроля. Белка, вот, Теона совершенно сбила с пути истинного)) Поэтму ненаю))
дорогой rotspecht, я, конечно, понимаю, что ты только прочитал. Но долой красную шлюху! - это как-то больше подошло бы к предыдущей главе))) А то, если текст не о Рамси, все бросаются обсуждать Рамси. Теньденьция бля)) Могу успокоить, Мел сжигать Рамси не собирается. Ей нужна его лордсамцовая сила. Пока. XD Надеюсь, это утешит поклонников милорда))
Гость, по-моему нечего здорового тут точно нет. Теон словно снова возвращается к тому, их-ха чего с ним и произошли все его злоключения. к самообману. мне так не казалось. Поэтому очень интересно, почему вы так думаете. Правда, хотелось бы увидеть с вашей позиции. В чем это проявляется))

Да и прошу прощения за ляпы. Не вычитала толком. Рябину вот Крапивой назвала.:facepalm: Штоб их, эти растительные имена. Может и еще чо...

URL
2015-02-18 в 19:33 

Eagre
Какие люди наглые на Севере пошли.:obida: Припираются в приличный дом как гости, живут на всем готовом, их кормят, поят, трахают. А они мало того, что пытаются ограбить хозяев и травмировать хозяйских людей, так еще и предъявки кидают.

2015-02-18 в 19:53 

Лилули
Eagre, пытаются ограбить хозяев и травмировать хозяйских людей, так еще и предъявки кидают. что-то чувствую себя тупой) это о ком? Белка, Мел или кто?

URL
2015-02-18 в 20:03 

Eagre
Лилули, Белка, конечно. Нехорошо приходить в гости и пытаться ограбить хозяев. Тем более, когда это входит в привычку. )))

2015-02-18 в 20:11 

redraccoon
вот я сейчас чувствую себя каким-то ущербным
вот нафига я написал про Мел
мне та глава вообще-то понравилась
в кои-то веки, Рамси захотел просто потрахаться, а не кожу снять
я считаю это офигенным личностным ростом

глава Теона интересная
и мне нравится вообще, что Теон такой упорный и хочет ловить дичь сам
мне всегда нравились дорожные истории
но Белка загадочна
она решила поехать в Дредфорт мстить?

2015-02-18 в 20:14 

Лилули
Eagre, аааааааа, это про ее приключения в Винтерфелле в т.ч....))

URL
2015-02-18 в 20:21 

Eagre
Лилули, Ну вообще про все. У нее вообще линия такая интересная прослеживаеся. Теон ее пожалел-полечил, а она его ограбила. Надеюсь, он еще отыграется и наваляет ей.))

rotspecht, в кои-то веки, Рамси захотел просто потрахаться, а не кожу снять
я считаю это офигенным личностным ростом
может,им стоит замутить выводок Крррасных королей с крррасными глазками? )))))

2015-02-18 в 20:35 

Лилули
rotspecht, та глава вообще-то понравилась вообще-то вообще-то звучит как-то неубедительно. Признайся, ведь не очень.) Рамси там не достаточно крут и не очень симпатичен))
решила поехать в Дредфорт мстить? кто ж ее знает) Но Теон идет в Винтерфелл. Если дойдет) По-моему Белка слишком прямая, чтобы быть загадочной.

URL
2015-02-18 в 20:40 

Eagre
Лилули, Но Теон идет в Винтерфелл. Если дойдет) ну блииииин. Без припасов, без коня, далеко же он уйдет. Вообще, нафига поперся? Айда назад, под теплое тормундово крылышко. Забыли все как страшный сон, начали заново. Милорда из башки выгнать валерьяночкой. Или пиявками )))

2015-02-18 в 20:51 

Лилули
прости Eagre, но это мы уже проходили. Я верю в Теона в отличие, видимо, от тебя. В его слабости есть немалая сила) Он не костный, способен поступать неожиданно, нестандартно) Поэтому крылышки - это не то, что ему на пользу)

URL
2015-02-18 в 20:51 

redraccoon
Признайся, ведь не очень.)
сначала не очень
я не мог сконцентрироваться на тексте первый раз
именно на этой главе
показалось ужасно тяжелой

но второй раз прочел - нормально уже
к содержанию вообще нет претензий
даже, блин, я захотел Мел трахнуть
Рамси там со своим членом был очень кстати

Рамси там не достаточно крут и не очень симпатичен))
а почему несимпатичный?
а то что не крут мне больше нравится
мне он зашел в оригинале, в том числе потому что он не крут вовсе
идеальный баланс крутости и некрутости, по-моему

ожет,им стоит замутить выводок Крррасных королей с крррасными глазками? )))))
неее
Рамси верный
ему Теон нужен

2015-02-18 в 20:55 

Eagre
Лилули, Поэтому крылышки - это не то, что ему на пользу)почему? Это же не навсегда. Ему просто нужен крепкий тыл, чтобы все обдумать, собраться, определиться и начать заново. Зимой у него была задача выжить, а тут новая реальность, новый мир. Пора искать свое место в ней.

2015-02-18 в 21:01 

Лилули
rotspecht, показалось ужасно тяжелой да, есть такое
а почему несимпатичный? ну разделка живого тела кажется малосимпатичной ((

URL
2015-02-18 в 21:03 

redraccoon
ну разделка живого тела кажется малосимпатичной ((
Лилули, ну это ж Рамси
что с него взять
если он не будет этим заниматься это уже и не Рамси будет

2015-02-18 в 21:05 

ron y miel
Лилули
А я вообще не верю в сформированные личности. Человек с определенным ко всему отношением, с четко прорисованными ценностями и приоритетами, который знает, что хочет. Бррр. А зачем ему жить с точки зрения вселенского развития? Ни для него нет сюрпризов, ни от него. Когда все костенеет - смерть))
мне тоже нравится неопределенность развития, поиск себя, попытки понять

2015-02-18 в 21:13 

Лилули
Eagre, Это же не навсегда. Ему просто нужен крепкий тыл, чтобы все обдумать, собраться, определиться и начать заново. фигня это все) все эти обдумывая, определение - отрыжка страхов современной цивилизации. Все чего-то там планируют и высчитывают, чтобы не дай бог не ошибиться. И жизнь проходит. Драйв когда ты берешься за неизвестное и непредсказуемыми последствиями. Только это делает жизнь стоящей и на самом деле развивает тебя. Поэтому обойдется без крылышек))) Поиск своего места - это действия, а не размышления)

URL
2015-02-18 в 21:14 

ну разделка живого тела кажется малосимпатичной ((
Разве поклонников Рамси может такое смутить?

URL
2015-02-18 в 21:20 

Лилули
Гость, Разве поклонников Рамси может такое смутить?
увы, нет. удивительные они люди все-таки)) думаю, не верят, что на самом деле есть зло)

URL
2015-02-18 в 21:48 

удивительные они люди все-таки)) думаю, не верят, что на самом деле есть зло) Ирония?)
Мы в реале в большинстве своем люди добрые, это так, только немного со странностями). Может и есть в этом что-то нездоровое...))
Насчет Теона... Это И пусть. Но он мог бы просто прикоснуться, провести вдоль шеи губами, не обязательно все остальное. очень тронуло

URL
2015-02-18 в 21:51 

rotspecht, а то что не крут мне больше нравитсямне он зашел в оригинале, в том числе потому что он не крут вовсеидеальный баланс крутости и некрутости, по-моему
ППКС!

URL
2015-02-19 в 00:19 

Но Теон идет в Винтерфелл. Если дойдет)
Ооо, его перехватят?))

URL
2015-02-19 в 06:18 

мне так не казалось. Поэтому очень интересно, почему вы так думаете. Правда, хотелось бы увидеть с вашей позиции. В чем это проявляется))
Прошу прощения дорогой автор:small:. Я перечитала главу еще раз и почему все показалась не таким уж и плохим, да и самообманом не особо веет)
Всему виной, видимо темка Теона и сообщения в ней. Там такие безысходность и тлен, что просто плакать хочется.(любимый персонаж, как никак)

Насчет нечего здорового я имела ввиду вообще всю ситуацию и то как Теон на нее реагирует. Он не может смирится с тем что с ним произошло, что неудивительно
Если смотреть в общечеловеческом понятии - то да это нездорово. Он знает что не может больше не иметь отношения с девушкой, да и вообще какие-то, по его мнению отношенияи грызет себя, страдает из-за этого. Между ним и миром словно стоит невидимый барьер, или стена. Если человек не принимает себя таким как он ест, он будет лишь тонуть в своих несчастьях и продолжать лепить эту стену,делая ее крепче и выше.
Наверно это звучит ужасно, особенно если учитывать что мы смотрим то со своей колокольни, где тепло,уютно,пледики и чай. и вряд ли можем почувствовать то что чувствуют человек оказавшийся в такой ситуации. Легко рассуждать, когда жертва не ты. Нет, правда легко.

Хотя если учитывать что этот Теон пока еще формируется, учится потихоньку жить со своими страхами, то к нему никаких претензий нет. Ему только чуть больше 20,хотя многие это забывают. Думаю, у него впереди будет еще много чего интересного. по крайней мере в вашем фике. Ну правда ведь? :weep::weep::weep:
А то многие его уже заживо хоронят, а в каноне его вряд ли ждет что-то хорошее. Таков уж Мартин:nope:

Просто анону хочется что с любимым персонажем все было хорошо. вот и все. такая я вот ванильная фиялка
Я солидарна тут с Тирионом Я карлик, а ты бастард ну все в таком духе
Думаю, Теону нужно переключится на другое поприще. В данной ситуации это будет здоровее

А еще внутренние диалоги (монологи?) с Рамси меня пугают:weep:

Спасибо за то, что пишите:red:

URL
2015-02-19 в 07:36 

Мел приехала в Дредфорт. Белка скачет в Дредфорт?
На Рамси девки слетаются, как мухи на... на мед.
А Теон едет идет мимо).

URL
2015-02-19 в 09:26 

А мне вот очень-очень нравятся внутренние разговоры Теона с Рамси. Как бы трамси, хотя и Рамси не рядом.

URL
2015-02-19 в 11:37 

Лилули
Гость, Ирония?)
Мы в реале в большинстве своем люди добрые, это так, только немного со странностями). Может и есть в этом что-то нездоровое...))

Нет, не ирония. Имею ввиду буквально, что написала. Мне кажется, что увлечься образом Рамси может человек из детства окруженного теплотой, заботой, интеллектуальным развитием его со стороны близких. Родом из приличного места, без деревянных игрушек)). Кто никогда не заглядывал в глаза страху и насилию, потому что иначе Рамси вызовет совсем другие чувства. Поэтому либо тянет познать зло, как Еву, либо поправить что-то дисгармоничное) . В общем я в этом не вижу ничего нездорового, скорее наивную тягу к острым ощущениям - как у Теона XD)) ПМСМ
Гость, Спасибо за то, что пишите - спасибо, что читаете и так развернуто отвечаете)
Если человек не принимает себя таким как он ест, он будет лишь тонуть в своих несчастьях и продолжать лепить эту стену,делая ее крепче и выше.....Думаю, Теону нужно переключится на другое поприще. В данной ситуации это будет здоровее
Думаю, здесь он вполне принимает себя, но не готов с этим смириться. Не знаю, какое поприще вы имеете ввиду, но по жизни я за летчика без ног и командующего гвардией без правой руки, чем за переход их в статус тренеров и мудрецов. Философия: я парень убогий, пойду в коноводы мне не близка))
в каноне его вряд ли ждет что-то хорошее. Таков уж Мартин он любит сломанные вещи и потакает маленьким уродцам, поэтому.... кто знает)))
Гость, На Рамси девки слетаются, как мухи на... на мед.
А Теон едет идет мимо).
там еще Уолда, озабоченная деторождением. Зачем vbkjhle мужик без члена уважения, когда столько баб)) Нет, автор определенно склонен к излишнему ублажению злодеев XD
Гость, хотя и Рамси не рядом - ооо! он может появиться в любой момент. Так, что лучше Теону быть к этому готовым. Хотя никакие внутренние голоса не помогу к такому как следует приготовиться :horror:

URL
2015-02-19 в 13:37 

ron y miel
Лилули, насчет увлечения Рамси.. У меня лично с детства была небольшая проблема с психикой. Я обсмотрелась передачу Криминальная Россия, читала про серийных маньяков, рисовала в 1 классе проституток, потом чуть постарше людоедов. В общем, я не думаю, что у поклонников Рамси наивное восприятие. Я бы сказала, что скорее размыты моральные нормы поведения. Люди кажутся милыми и добрыми, но внутри они такими не являются. Они сталкивались с жестокостью, и она оставила глубокий отпечаток. И поэтому вместо добрых историй, человек снова и снова возвращается мысленно к переживанию, которое его ранило.

2015-02-19 в 14:04 

ron y miel
Это виктимность и мазохизм, повышенный интерес к смерти.:-(

2015-02-19 в 14:09 

ron y miel
Еще может кто-то из взрослых в детстве оказывал деспотичное, жестокое воздействие. Но вместо того, чтобы избегать таких людей, наоборот тянешься и попадаешь в ситуацию зависимости.

2015-02-19 в 14:22 

Shugister
Нельзя так просто взять и увлечься пэйрингом, что бы не получить по этому поводу диагноз. *)

Извините. Не претензия ни в коем разе.

2015-02-19 в 14:42 

redraccoon
Нельзя так просто взять и увлечься пэйрингом, что бы не получить по этому поводу диагноз. *)
ну вообще нельзя
это правда
хотя причин прихода в пейринг может быть великое множество
но совершенно точно, наши действия определяет наша психика

трамси, как и джеон, или сансан - это архетип каких-то отношений
вот например, Санса - у нее много ухажеров было, Джоффри и Петир, Марилон, но любители сансана любят именно сансан, потому что это архетип отношений

или вот сравнить трамси и джофсан (не знаю, как называется)
на поверхности одно и то же
унижение зависимого партнера
однако, трамсеры не подсели на пейринг джоффри/санса
поскольку не нашли какую-то дополнительную составляющую

для меня такая составляющая - зависимость Рамси от Теона

2015-02-19 в 17:52 

Лилули
Вы такие серьезные, ребята. Простите, не могу удержаться:
Лилули: странные люди - эти поклонники Рамси.. :duma2:
Гость: на что-то намекаете? Мы нормальные, ну разве что чуть-чуть того..:susp:
Лилули: да нет, никаких намеков. Вы нормальные, просто немного пушистые :shuffle:
Янос: вовсе нет, мы совсем не пушистые и не особо нормальные. Совсем не нормальные. Пипец какие психи. И уже давно, с детства :crazy:
Шу: обязательно быть психом? А можно, я не псих? Я просто тут мимо проходила, в дырочку посмотрела, но я чур не псих. :protest:
Ротшпехт: Не-ет, не выйдет. В дырочку смотрела? Смотрела. Нормальные люди совсем в другую дырочку смотрят. А психи в эту. Поэтому не отвертишься! :nini: :nunu:
Нет, ну вы правда, какие-то пушистые :heart:

URL
2015-02-19 в 18:01 

больше всего здесь меня восхищает пейринг Автор/Читатели :)

Нет, ну вы правда, какие-то пушистые
ну так это... зима... пришлось обрасти мягким пухом )))

а автору низкий поклон за то, что написала потрясающе многослойный текст, в котором каждый нашел что-то для себя - и трамсиане, и нормальные люди :white:

URL
2015-02-19 в 18:50 

redraccoon
Лилули, :3
и это не предел
уруру

2015-02-19 в 19:38 

Лилули
Гость, вам ответный поклон за приятные слова. словосочетание многослойный текст правда меня несколько пугает, зато пейринг Автор/Читатели радует))

А если серьезно по теме нормальности, то - это исключительно мое мнение, возможно ошибочное! :
В норму я вообще не верю, если конечно, это не незатейливый, добрый и честный лесничий, который не пьет, не курит и все в семью. Интересные люди, как и гении, далеки от нормы.
Думаю, что все люди - садисты или мазохисты. Садизм в основе человеческой природы, поскольку без этого качества мы были бы не способны познавать и менять мир - что по сути деспотия насилие над жизнью или над собой во имя творчества. И где-то как-то это замыкается на творческое начало. Садизм и мазохизм - как инь и янь - две стороны одной медали. Познав одно мы познаем другое, наслаждаясь одним - наслаждаемся другим.
Вопрос меры и степени всех этих качеств.
Формы сублимации мазохизма:
+ пожертвовать собой или служить во имя, брать ответственность, работоспособность
- объедаться и впасть в анорексию, лизоблюдствовать, страдать бездумной безотказностью,.... и в самом конце списка - быть в трамси группе активистов)) и др.
Сублимация садизма:
+ созидание, научный поиск, умение ставить цели и достигать
- бить слабого, ставить незаслуженные двойки первоклашкам, лепить из бедного ребенка, которому медведь наступил на ухо музыканта.... и в самом конце списка - быть в трамси группе активистов))
По мне так последнее во всех случаях - самое невинное. Поэтому вы и пушистые))
А конечно не рассматриваю в примерах крайнюю форму садизма - уничтожение, убийство, зло во плоти.
Но если ты,*Janos*, считаешь, что у тебя проблемы, наверное так и есть)) Твое ощущение тут важнее...
А насчет посттравматической тяги, тут, наверно, как и во всех случаях вопрос меры и степени... Где-то просто желание понять природу зла, где-то - понять, что с тобой произошло, а где-то полная клиника.
Вот если у девушки на глазах зарезали любимого или ее саму группой изнасиловали, а она бредит Рамси. Ей стоит бегом к доктору. Это уже не садизм и мазохизм, а натуральная тяга к самоуничтожению. Потеря элементарного инстинкта самосохранения. Шаг до самоубийства.

URL
2015-02-23 в 16:46 

darkflover
Печальный Демон, дух изгнанья, летал над грешною землей, и лучших дней воспоминанья пред ним теснилися толпой (с)
Уважаемая Лилули! Запоем прочла первую часть Дознания, и тут же вторую (и с сожалением обнаружила, что она не дописана). Очень захватывающе и ярко написано. Но я действительно опасаюсь за Рамзаюшку, слишком много вокруг него сгустилось туч: Мелиссандра свалилась ему на голову, и подначивает напасть на Винтерфелл (а если он это сделает, то боюсь, ему кранты), Белка поехала его убивать, да и Джон наверняка захочет взыскать с него за разрушенный Винтерфелл... Вобщем не позавидуешь... Очень надеюсь, что он не погибнет (хоть выше Вы и написали об этом несколько загадочно), и вообще, пусть и для него будет позив какой-то (на фоне того, что Теонушко с ним явно не останется), например, действительно станет Хранителем Севера;) Убивать Рамси нельзя, а то Дредфорт останется без наследника (тот факт что Уолда возможно, залетела, и вот мол наследник будет, не покатит, т.к. некому будет его воспитать в лучших традициях Болтонов)). Ну и ожидаемое - скоро ли порадуете продолжением?

2015-02-23 в 17:15 

Shugister
Лилули, Чудесная интермедия, полностью отражающая суть дискуссии!

2015-02-23 в 20:18 

Лилули
darkflover, спасибо за внимание))
с сожалением обнаружила, что она не дописана - да нужно было поставить пометку, что в процессе))
опасаюсь за Рамзаюшку....Очень надеюсь, что он не погибнет - ох..., не погибнет, не погибнет. Уж не знаю, какую страшную клятву на крови мне принести.:budo:
вокруг него сгустилось туч
если девчонка, невесть куда отправившаяся с колчаном стрел,и жрица, обещающая Рамси королевство - сгустившиеся тучи, то Теон и Джон - вероятно в глубоком мраке
пусть и для него будет позив неплохо было бы позитив заслужить хоть как-то, чтобы уметь ценить))
Убивать Рамси нельзя - поняла, поняла, поняла :nerve:
скоро ли порадуете продолжением? - еще не бралась. Где-то в конце неделе - начале следующей надеюсь напишу, если все будет штатно. Сейчас в реале я много времени провожу в общении, поэтому после работы особенно трудно переключиться на таких героев ))

URL
2015-02-23 в 20:27 

redraccoon
Лилули, мы кажется тебя довели до белого каления со своим Рамси -___-

2015-02-23 в 20:37 

Лилули
rotspecht, приятно, что беспокоишься *____*. Но ничего, сама же влезла. И поскольку он мой герой, то я к нему тоже по-своему привязана. К тому же тучи вот сгустились))) В общем его мне сложнее убить, чем того, что был в Скольжении. Ну и в форме убийства я свое чувство мести уже реализовала))

URL
2015-02-23 в 20:39 

redraccoon
Лилули, этот пост обнадеживает

2015-02-24 в 12:30 

darkflover
Печальный Демон, дух изгнанья, летал над грешною землей, и лучших дней воспоминанья пред ним теснилися толпой (с)
мы кажется тебя довели до белого каления со своим Рамси -___- - :facepalm: да, со стороны наверное выгляжу как зомбо-фанатка Рамси - ааааааанеубивайтерамси!!!!!!!11111..... Самой смешно:laugh: Но он тут такой.... человечный, что ли, несмотря на кровь-кишки, что невозможно к нему не проникнуться и не переживать за него:shuffle:
поняла, поняла, поняла - простите за излишние эмоции:pink::shuffle:
и жрица, обещающая Рамси королевство - ну, она пока еще никого реально осчастливить не смогла, да и не факт, что собирается, у нее же пешки все:fire:

2015-02-24 в 19:45 

Лилули
darkflover, :)
выгляжу как зомбо-фанатка Рамси - ааааааанеубивайтерамси!!!!!!!11111 - не волнуйтесь, вы не одна. Хоть я сама не отношу себя в полной мере к теплому кругу этих достойных людей, но среди читателей, время от времени следящих за событиями этой истории, найдутся таковые или сочувствующие вашим переживаниям))
простите за излишние эмоции все нормально. Это я как-то слишком занервничала :rolleyes:
он тут такой.... человечный, и слава Семерым :-D

URL
2015-02-24 в 20:45 

найдутся таковые или сочувствующие вашим переживаниям))
нам, таковым читателям, очень не хватает ПОВа Рамси в каноне. И вообще его как-то мало. А здесь столько счастья. Боимся потерять, нервы-с))

URL
2015-02-28 в 21:20 

Лилули
Ловушка
Хотелось жрать. Срочно и много. Постоянно среди гнилых лесов и трухи поселений хотелось жрать. Надо было больше брать припасов. Даже о вяленой рыбе он скучал много дней. И во сне она снилась – вот уж никогда бы не подумал, что будет мечтать об этой дряни. Когда Пень не выдержал и свернул шею первому ворону, он почувствовал что-то вроде благодарности к этому недоумку и даже бил в морду в полсилы, выбил только один зуб.
Но сейчас на кухню не побежишь,- милорд такое не поймет. Придется топтаться у входа в темницы – Тибальд сказал, что доложит, а ему самому ждать здесь и не дергаться. Да и не хотелось туда вниз дергаться. Так-то он был не прочь иногда спустить пар и угодить лорду Рамси в его небольших развлечениях. Но после того, как они съели всех воронов и порядком задержались, кто его знает…. Тем более, если милорд только приступил и не расслабился, как следует. Может и его к чему-нибудь привязать для добавления ума и уважения к почтовым птицам. Тут лорд Болтон в своем праве, и Кислый Алин знал свое место и чтил волю хозяина.
- Алин! – мейстер выглядел запыхавшимся, похоже вверх скакал через ступеньки.
- Спускаться что ль? – Алин с тревогой почесал разросшуюся по всей морде и запревшую бороду.
- Нет. Не до тебя сейчас. Иди пока, смывай грязь. И отправь сюда Уолтона, да пусть кого-нибудь с собой прихватит. И почему здесь ни одного дежурного нет?!
Тибальд подхватил балахон и помчался обратно. Кислый Алин смотрел в темный проем и не сразу сообразил, что следует закрыть рот и валить, пока можно.
Вся эта беготня тревожила, но его быстро осенило, что он вполне успеет пожрать, пока другие суетятся вокруг милорда. А смыть грязь можно и потом, а то хозяин вряд ли оценит его старания, если он придет слишком свежий и напомаженный. Хотя десяток ртов, что вернулись вместе с Алином, наверняка смолотили остатки ужина, не рассчитанного на их прибытие. Но ничего. Милорд зря держал его за дурака, Кислый Алин всегда знал подходы к кухонным припасам и поэтому чувствовал себя уверенным всю зиму.
Гейру, которая командовала на кухне, он регулярно хватал за задницу и трахал так, как ей нравилось: сначала тремя пальцами с подкрутом, а потом долго сзади, приминая ладонями тяжелую болтающуюся у одеяла грудь. Она громко дышала, с каждым засадом все шире разводила ноги и выпячивала вислый зад. Угодить ей было не трудно, зато, когда бы он ни заглядывал, кухарка находила вкусные схоронки, а то и готовила специально для него. Даже из гороха могла соорудить что-то необыкновенное.
Кислый Алин зашел в боковую дверь кухни, пристроенной к Великому Чертогу. К ней в летние времена торговцы и поселяне подвозили свежее мясо, овощи и сладости, в общем, всякую снедь и, пройдя насквозь огромную кладовую с пустыми деревянными полками вдоль стен, стал подниматься вверх по крутой, выщербленной лестнице. Сначала поем, а трахну ее к ночи. Хотя сумерки набегали так быстро, что можно было не успеть набить живот, как ночь и наступит.
Сегодня ему явно везло. За долгое время он уже успел забыть даже вид коровьего мяса, сочащегося от каждого нажима ножа. Не успел отрезать первый кусок, а под язык уже стекло озеро слюны.
- Ешь, Аля, ешь, это с лордского стола осталось. Удачно приехал. Как твои парни ввалились, я сразу поняла, что надо моему сердечку в нашей комнатке на стол собрать, - Гейра гудела мягкими басовитыми раскатами.
- Откуда ж корову взяли? Я и вкуса ее не помню.
- Подвода с югов пришла, а там и туша, вся нашпигованная солью и специями. На хорошие кусоки мяса только для лорда Болтона хватит, - баба закатила глаза и, выразительно вздохнув, легла грудью на стол так, что стало понятно – не выудив его член из штанов, кухарка Алю за дверь не выпустит. Он был бы и не против, но шибко вымотался за день. Да и намедни они выловили молодуху и по очереди ей вставили. Ее, конечно, трясло потом, и кровь по ляжкам текла, но ничего оклемается. Главное бить и резать не стали – лорд Рамси строго велел никого на землях Дредфорта не калечить и не убивать, особенно баб, способных рожать, пока ясно не станет, сколько людишек после зимы осталось. Гвардеец тихо подозревал, что тут не обошлось без мейстерского кудахтанья на ухо, но наказы милорда Кислый Алин соблюдал строго. И ввиду того, что до замка уже было рукой подать, велел девке одеяло бросить, да и флягу и парой глотков браги на дне оставить. Повезло дуре.
- Повезло, значит, мне с тобой Гей и с куском мяса и не только с ним, - и он отправил в рот сочный проквашенный до самой сердцевины огурец.
- Не удивительно, - вздохнула кухарка. – Лорд Болтон что-то аппетит потерял, ничего не покушал, как следует, за весь день.
Кислый Алин нахмурился и вспомнил встревоженный вид Тибальда у темниц. Все из-за Грейджоя, всегда из-за него. Не встретился бы он милорду и жили бы они славно, девок по лесу гоняли. Стало тоскливо, но мысль дальше не шла. Чтобы собраться и спросить что-то важное, подручный Рамси взялся выковыривать из дупел зубов куски застрявшего мяса.
- Какие новости, Гей? Я милорда еще не видел.
- Ой, и не спрашивай, - она махнула в его сторону загрубевшей от работы рукой и откинула на спину пегую спутанную косу. – Леди Уолда опять буйствует, разбила моей помощнице лицо, хорошо подоспел лорд Болтон и увел полоумную. О большой подводе с юга я уже сказывала. С ней был лорд, важный такой, что наш при нем тоже приоделся, серьгу опять в ухо воткнул, и пришлось накрывать им приличный стол в малом зале. Потом приехала очень странная леди, не знаю кто, но для нее готовили мясо, подавали соленья и сушеные фрукты. А после их обеда…, - Гейра низко склонилась над столом и перешла на шепот. – Лорд Рамси так разъярился, что чуть не убил Ваймона. Побежал через весь двор в свои застенки весь расхристанный, с оголенной грудью, страшный... Девки все попрятались. Целая толпа набилась в нижний амбар. Сидят тихо, как мыши, перебирают крупу. Так их не дозовешься, а теперь поди и не выгонишь.
- Что ж это за леди такая?
- Не видала, но Тарья говорит, что у нее глаза красные. Тибальд заходил перекусить, сказал, что лучше бы я ее отравила, а не кормила. Что теперь от этой ведьмы просто не избавишься. Он ее жрицей назвал.
Кислый Алин крякнул и протолкнул в рот целую печеную картофелину. Пока пережевываешь, думается неспешно и приятно. Он всегда считал, что жрицы – существа безопасные и недокучливые. Что-то вроде молчаливых сестер. Занимаются богами, не кричат, не визжат и под ноги не лезут. Вот только юбки им лучше не задирать – боги могут обидеться и затаить. А коли так - не будет везенья, попадешь под горячую руку хозяина и – поминай, как звали.

Тогда, в Винтерфелле, ему сильно повезло, - видимо, давно богов не гневил и все, что говорили его природные лорды, исправно выполнял. Когда Вонючка и леди Арья сбежали от недогляда, Алина раздели и потащили по морозу с веревкой на шее. К богороще. Он знал, что милорд его будет убивать, медленно - так ему всегда больше нравилось. За то, что прохлопал его жену. Было так обидно, что все из-за этого Перевертыша, не человека даже. Разве можно было такую подлую собаку до мытья милордовой девочки допускать, теперь вот и Кислый Алин через эту вонючую тварь кончался, и хозяин опозорился перед всем севером. Он, конечно, рыдал и молился богам, но не сомневался, что конец будет один.
Но лорд Русе вдруг вступился в самой богороще, когда Алин уже ничего не чувствовал, не видел и плохо соображал из-за холода. Лорд Болтон сказал, что задания надо давать по способностям и если резать псов за то, что не умеют читать, то не с кем будет ходить на охоту. Алин тогда удивился – может, Русе тоже сильно расстроился, раз говорит такие странные вещи. Но лорд Дредфорта добавил, что наказывать надо за предательство – тут Кислый Алин закивал, опять вспомнив подлую Вонючку, – а кто требует от пса чтения, сам не дружит с головой. Удивительно, но весь этот бред помог, лорд Рамси только выбил зуб и сломал ребро, потом на плечи накинули теплое одеяло и увели в Великий Чертог.
Алин отлежался в тепле и отблагодарил богов. Потом поплелся к лорду Русе. Хозяину он не решался попасться на глаза, если тот передумает, ни семеро, ни лорд Болтон страший уже не помогут. Русе был хмур и одевался, как на войну, хотя выезжать из крепости не собирался.
- Ты мне должен жизнь, запомни это, болван. Тебе придется это отработать. Пока будь рядом с моим сыном и, если понадобиться, сделай все, чтобы его вытащить. Чтобы подставить себя вместо него под удар, большого ума не надо.
Кислый Алин был очень благодарен старому лорду. Кивал и насчет подставить себя не возражал, милорд Рамси имел на него все права. Дальше все происходило совсем не хорошо. Словно все призраки Винтрефелла были против них. Или боги. Зря хозяин столько теплой крови выливал им под корни, лучше бы растянул забаву для себя. Позже Кислый Алин постоянно думал, что если бы не упустил девчонку и Перевертыша запер на время в темном чулане, ничего бы этого не произошло. И лорд Русе возможно был бы жив до сих пор.
Фреи и Мандерли тогда выступали против Станниса, а сына лорд Дредфорта отпускать из замка не собирался, что-то малопонятное внушал ему своим тихим голосом. Но лорд Рамси и слушать не хотел, метался по увешанной картами комнате, и слюна слетала с края губы. Кислый Алин, превозмогая боль в ребрах, стоял в углу, тихо, как мог, даже не дышал, а уж тем более не переминался с ноги на ногу по своему обыкновению. В конце концов, хозяин своего добился.

URL
2015-02-28 в 21:27 

Лилули
Они отправились следом, а с ними около сотни человек. Не для того, чтобы участвовать в общей свалке. Им нужно было следить за событиями и вернуть беглецов. Когда разведчики сообщили, что сражение разыгралось недалеко впереди, отряд милорда двинулся в обход. Лорд Рамси хотел найти наиболее уязвимое место или кого-нибудь из людей Станниса.
Они вышли на практически не охраняемую деревушку. Кислый Алин подумал, что боги все же на их стороне. Похоже, Станнис не стал здесь засиживаться и двинул навстречу врагу всю свою замороженную армию. Ребята легко порезали охрану у хижины, а у милорда дергался глаз, когда он ломал дверь. Но внутри оказался трясущийся от страха Тибальд. От него отчетливо пахло мочой. Удивительно, что лорд Рамси не убил мейстера от разочарования, а лишь разрубил на несколько частей трухлявую лавку у стены.
Когда выяснилось, что леди Арью и Вонючку отправили к Сноу, лорд Рамси решил, что они смогут нагнать и вернуть их. Но ветер дул со всех сторон, поднимал и бросал в лицо злой, колючий снег. Собаки не могли взять след, жалко скулили и вертелись на месте. Тогда хозяин погнал всех через лес, словно сам чуял тот путь, по которому двинулись беглецы.
Тибальда пришлось взять с собой. Он сначала молчал и отводил глаза, а потом вдруг стал твердить, что Карстарки предатели и нужно предупредить лорда Русе. Уверял, что леди Арью они просто так не найдут, с ней наверняка проводники из Горных кланов. Но Рамси и слушать не хотел. Он гнал их вперед два дня. Припасов практически не осталось, и следы не находились. Хозяин был весь черный и в первый день избивал каждого, кто пытался к нему обратиться. Кислый Алин уже не сомневался, что кончится в каком-нибудь сугробе в обнимку с бесполезным здесь мечом. Но обошлось. Они вдруг повернули назад. Лорд Рамси решил не бегать без толку по лесам, а подготовиться к большому переходу и отправиться прямиком к Сноу. Не повезло, все их планы рухнули.
Тибальд был прав, им нужно было сразу возвращаться в Винтерфелл, предупредить об измене. Русе тогда бы не открыл ворота, увидев Карстарка и Мандерли во главе возвращавшейся армии. Сломанное знамя Баратеонов, волочащееся по снегу, Станнис на веревке и с обнаженной головой. Потом выжившие солдаты рассказывали Кислому Алину, как они орали от радости. Словно перед ними был Великий Иной на аркане, и зима вот-вот кончится. Тупицы. Хотя он бы и сам поверил в такую красоту. Только Русе, говорили, был хмур и невесел. Видимо, высматривал Рамси, но не сильно верил, что тот вернется. Махнул рукой и приказал открыть ворота. Как же не впустить повязанного оленьего короля? Хорошая оказалась приманка. Такое комедиантское зрелище мог придумать только Жирный Лорд. Все это его обжорство и едкие слова никогда не вызывали у Алина доверия. Тот был слишком умный, а таким верить нельзя. Как и Перевертышу.
Голова колонны вошла в замок и намертво вцепилась в ворота. Злые, голодные, заросшие до бровей люди Станниса хлынули из леса, забирались на стену, отчаянно рубились во дворах. Гарнизон Винтерфелла держался за каждую траншею, но выбить уродов обратно в узкое горлышко ворот не мог. На следующий день лорд Русе приказал отступать. Солдаты сожгли все, что смогли, и ушли через восточные ворота, направились в Дредфорт. С Русе вырвались из замка и преданные ему лорды. Их союз распался, а зима гнала их на принадлежащие им земли.
Отряд милорда добрался до Винтрефелла, когда все уже было кончено, и им осталось только присоединиться к отступлению. Лорд Русе ничего не сказал сыну, только посмотрел на него своим поддернутым изморозью взглядом и вдруг хлестанул по лицу, не снимая тяжелой перчатки. Словно знал, какую милорд допустил ошибку. Рамси отшатнулся и сплюнул в снег кровь. Медленно утерся рукавом. Все вокруг молчали, ожидая взрыва. Но ничего не произошло, милорд развернулся к Кровавому и взобрался в седло. Черные, обросшие льдом пряди закрывали его лицо. Возможно, в тот момент для него уже ничего не имело значения.
Проклятый предатель! Перевертыш! Все беды благородных лордов Болтонов от этого червя.
Потом холод и упыри заперли их в Дредфорте и убили лорда Русе.
Кислый Алин был очень испуган, когда давно не покидающий кабинета лорд Болтон вызвал его к себе. Русе был очень худ, утопал в огромном, заваленном подушками кресле, а глаза его стали еще страшнее – два совершенно бесцветных, только отражающих свет факелов лезвия. Смотрят сквозь тебя прямо в душу. Солдат старался успокоить себя мирным видом мейстера, что-то растирающего в своей ступке у стола.
- Ты мне должен жизнь. Помнишь? – голос Русе был неузнаваемым, скрипучим.
- Помню, милорд, - Алин осторожно кивнул и мысленно обратился к богам, чтобы мудрейший лорд Русе не надумал отправить его по кусочкам в ступку Тибальда в качестве собственного лекарства.
- Видишь, я плохо выгляжу и скоро умру. А ты будешь служить моему сыну. Будешь предан ему, как собака. Поскольку бы и есть собака.
- Я и так, милорд, предан, - искренне удивился Кислый Алин. – Я никогда…
Но старый лорд поднял костлявую руку.
- Мне нужна преданность не только с мышцами, но и мозгами. Ты думать не умеешь, а мой бастард иногда склонен, как бы это сказать, … слишком увлекаться.
Алин подумал о Перевертыше и кивнул с готовностью.
- Поэтому ты будешь служить Рамси, но слушать мейстера Тибальда. Делать то, что он скажет. Если понадобиться.
- Но как же? – растерялся Алин и уставился на замершего у стола мейстера. Сомнительно, чтобы эта рыжая крыса в балахоне умела готовить отворотное зелье.
Русе резко поддался вперед и врезался ему в череп своими бесцветными кинжалами. Даже упыри, на которых приходилось охотиться с милордом, не выглядели такими страшными.
- Рамси – мой единственный наследник, и он должен выжить и оставить детей. Хотя бы одного. Поэтому, если мейстер Тибальд тебе что-то прикажет, ты сделаешь. И ничего не скажешь Рамси о нашем договоре. Иначе я вернусь с того света, чтобы вытянуть из твоего брюха кишки. За твоей жизнью, которую ты мне задолжал.
- Конечно, лорд Русе. Я все сделаю. Клянусь.
- Хорошо, - прошипел хозяин Дредфорта и тяжело откинулся назад. – я тебе даю десять дней на то, чтобы Деймон умер. Все равно как.
- Почему, он же…
- Никаких вопросов. Ты поклялся и считай, что это проверка твоей клятвы. Деймон неуправляем, непредсказуем и опасен для моего сына. Делай, что хочешь, но он должен умереть.
Кислый Алин сделал то, что от него требовалось. Он всегда так поступал. В этом был смысл его жизни. Убить, когда надо, помочь милорду развеяться с пленниками, рубить мертвецов, насиловать девок и трахать потасканную кухарку – ради этого он и выбрался из деревенского навоза.

- Алин! – в двери возникла нетрезвая рожа солдата. – Лорд Болтон желает тебя видеть. Он в своем кабинете.
- Иду, - Алин вытер рот застиранным кухонным полотенцем и потрепал Гейру по вытянувшемуся лицу. – Не переживай, потом я к тебе. Будь готова.
Вечерний Дредфорт исполнял много желаний. Он был могучим и страшным. Здесь можно было напиться вдрызг, размять кулаки и забрать чью-то жизнь. Кислый Алин был при лорде Болтоне и мог себе позволить практически все. Тяжелые стены вокруг и оскалившиеся зубцами башни делали его сильнее и значительнее. Пусть он не мог снять кожу с любого зазнавшегося мужика в замке, но дать в зубы мог каждому, а то и убить в драке. Милорд бы только одобрительно усмехнулся.
Кислый Алин не спеша поднялся по полутемной лестнице, остановился на широкой площадке под коптящим факелом и поправил меч. Ему, как доверенному лицу лорда Рамси, не пристало выглядеть суетливым и бестолковым. Настроившись на доклад, он постучал в дверь. И вдруг вспомнил про проклятых воронов. Колени сразу ослабли, а дверь резко и устрашающе широко распахнулась.
У лорда Рамси было совершенно белое лицо. Видимо, устал за день от лордских обязанностей. Он сидел в высоком кресле, вытянув ноги в шикарных, но чем-то заляпанных сапогах. Дублет был распахнут и красный атлас рубахи морщился у ремня. Волосы были стянуты сзади, а на фоне черной выбившейся пряди раскачивался гранат. Милорд всегда был видным, плечистым мужчиной, понимал толк в одежде и смотрел так, что Алину хотелось быстрее выполнить даже не отданный приказ.
- Где вы болтались, ублюдки, все это время? Почему не было никаких вестей?
Начало разговора и резкий, как удар хлыста, вопрос не сулили ничего хорошего. Кислый Алин потупился и сглотнул, мучительно страдая от того, что заранее не подготовил ответ на этот вопрос.
- Мы…, я… Это моя вина. Я не уследил за воронами, милорд.
- Что значит, не уследил за воронами, болван? Ты что выпускал их из клеток размяться, как куриц в огороде?
Алин открыл и закрыл рот, отвел глаза, мучительно пытаясь подобрать слова, чтобы объяснить кончину ценных и питательных хозяйских птиц.
- Даже в этом случае они бы в замок прилетели. Вы что съели их, ублюдки?
Гвардеец вздрогнул, и попытался прокашляться. Комок в горле не расходился.
- В пекло! Что еще от вас ждать! Рассказывай, что было, - лорд Рамси устало махнул рукой.

URL
2015-02-28 в 21:35 

Лилули
Слава семерым, хозяин даже не засадил под дых и не разбил рот. Странно как-то. Тут солдат заметил, что правая ладонь милорда была стянута тряпицей. Что-то случилось? Под серым стеклом глаз лежали темные круги, а в позе чувствовалась какая-то обессиленность, как от долгой болезни.
- Ты слышал лорда Болтона, Алин? – прошелестел Тибальд и выступил откуда-то из-за спины. Правильно, это же он открыл дверь, а теперь кружит надо мной, как коршун. Все это уже было раньше – больной лорд и Тибальд со своей ступкой. Сердце бухнуло вниз живота.
- Так это… Мы все сделали, милорд. Все, как вы велели.
- Так и рассказывай все! – рявкнул Рамси и шибанул правой ладонью по ручке кресла. Зашипел от боли и вдруг замер. Алин открыл рот, но казалось, милорд забыл о нем: взгляд остановившихся неподвижных глаз потерял остроту и уходил куда-то мимо, сквозь окованную дверь, внутренние стены и каменную кладку замка.

- Больно, милорд?
- Да.
- Хорошо.
Этот голос, такой тихий, знакомый. Я не слышал его раньше внутри себя. Не мог слышать все это время…
- Теон, ты?
Звенящая черная тишина заполнила голову.
- Ответь мне!
Он так далеко, что до него не добраться, не увидеть, не заставить сказать ни единого слова.
- Ответь сейчас же!
Он не любит, когда я кричу, пугается, прячется в темные углы.
- Пожалуйста…
Бесполезно.
До чего я дошел.


Алин с тревогой обернулся к Тибальду, тот покачал головой и нахмурился.
- Рассказывай, милорд ждет.
- Мы добрались до Нового Дара. Не Трактом, как вы и велели, чтобы не попадаться никому из воро…, - он споткнулся и поправился, - черных братьев. От Дара двинулись в обратную сторону к Последнему очагу. Там было раньше большое поселение, но почти все вымерло. Даже некого было, как следует, шугануть. Обогнули замок. Дальше, у Последней реки, нашли острог с десятком хибар. Мы замотались по уши в тряпки дозорных и повеселились немного. Баб размяли, еду, какую нашли, выгребли, прирезали одного гунявого. В общем, устроили шум. Думаю, побегут людишки жаловаться своему лорду на шайку со Стены. Не знаю, кто уж там у них в лордах остался.
Милорд слушал, но выражение лица у него было странным, словно он спал наполовину. Меж широких бровей залегла складка. Такой задумчивости при докладе за ним раньше не замечалось, хотя у благородных так и положено: слушать и одновременно думать о многом.
- А потом? – подтолкнул беседу мейстер.
- Потом двинули вдоль Последней реки в сторону Кархолда. Но там тоже пусто и скучно. Пара острогов и ничего. Может, у Тракта есть и что пожирнее, но нам велено было на глаза не попадаться. В общем, тоска, милорд. Под конец от скуки ребята чуть Пня не порешили.
- Что ж не порешили? – оживился лорд Рамси.
- Так вы ж сами, милорд, говорили, что дредфортских беречь надо, вот я и не дал.
- Это тех, кто работать умеют, болван, беречь надо, чтобы вас кормили.
- А-а, - протянул Алин и растерялся, - а я не понял... и не дал Пня.
Лорд Рамси расхохотался, и взгляд у него на мгновение стал нормальным, со стальным бешеным блеском. Только Тибальд поморщился и поскучнел.
- В общем, мы все сделали, милорд, как вы сказали. Если надо, то…
- Отправитесь дальше. К Винтерфеллу.
- К Винтрефеллу? – неуверенно переспросил Алин.
Но лорд Болтон снова нахмурился и промолчал.
- Замок сейчас пуст и почти не охраняем, - пояснил мейстер. – Зимний городок очень доступен. Погром черных братьев там точно не забудут.
- Надо написать письмо, - вдруг глухо добавил хозяин. – Несколько писем.
Он снова посмотрел на раненную руку и словно прислушался к себе.
- Кому? – испуганно спросил Алин.
- Письмо.. ему…, - проговорил лорд Болтон и резко сжал ладонь в кулак. Разжал и снова свел пальцы. На белой ткани выступила кровь.

- Мне больно. Слышишь? Я могу сделать гораздо больнее.
- Не надо, милорд. Прошу вас, не надо!
- Не говори так со мной. Не так, не сейчас!
Шелестящий голос Вонючки здесь, в его голове, вдруг показался мороком, обманом. Будто выдумываю его и разговариваю сам с собой. А Теон звучал по настоящему, как острое лезвие, режуще плоть, приносящее боль.
- Зачем ты это делаешь?
- Потому, что ты разговариваешь со мной.
- Нет. Это ты меня слышишь, Рамси
- Я тебя слышу. Скажи мне что-нибудь.
Но он молчал. Не так, как раньше, забившись в темный угол от страха. По-другому. Вышел и закрыл за собой дверь, оставив Рамси одного среди старых воспоминаний, проржавевших от крови клинков. Его ждали какие-то дела, люди, разговоры, в которых у милорда не было места. Так сильно сдавило в груди. Так невыносимо, что хотелось разрезать свою плоть до кости, до грудной клетки. Чтобы одна боль заглушила другую.
- Теон, я все равно тебя достану.
- И что ты будешь делать тогда?


- Лорд Болтон, - мейстер коснулся запястья милорда, а голос испуганно чирикнул. – Не делайте так. Иначе ваша рана не заживет.
- В пекло! – хозяин вздрогнул, вскинул глаза и резко поднялся. – Сам знаю. Не надо вокруг меня мести подолом. Отправь письмо в Черный замок лорду-командующему. Сообщи, что их вороны грабят поселения Дредфорта. Что мы поймали одного негодяя. Требуй, чтобы командующий лично приехал для расследования. Он же и лорд-дознаватель по совместительству.
- Вы сами не будете писать в Черный Замок, лорд Болтон? - осторожно спросил Тибальд.
Рамси на мгновение задумался и помотал головой. Во взгляде опять отразилось что-то тягучее и унылое. Алин переступил с ноги на ногу, было как-то неуютно видеть милорда таким, захотелось выскользнуть незаметно. Да и Гейра заждалась…
- Нет, лучше пиши ты, а я подпишу. И похожее отправьте суке в короне и на драконе. Хотя ей на Дредфорт плевать. А вот плевать ли на Винтерфелл?

Опять эти разбросанные как попало ели. Скоро будет месяц, как он почти без перерыва на них смотрит. Скучно. Так все его сны будут темно-зеленого или серого цвета. Ни розового тебе, ни красного, даже разбавленного мутной водой. Когда закроешь глаза, под веками мелькает коричневая кора стволов, копыта давят прелые и черные от сырости листья, зеленые пятна едва проросшей травы. Даже ему ясно, что с природой творится дерьмо. Чуть пригреет, чуть начнет живность прорастать, и снова холод, сырой снег, а небо унавожено серостью. Это, конечно, не его дело, а мейстеров или там жриц, которых лучше не трогать. Вот одна из них едет впереди, и даже взгляд на ее задранную голову вызывает зуд во всем теле. Тибальд, когда понял, что она присоединится к отряду, так весь побагровел, и шея пошла красными пятнами. Алин думал, что от ярости кровь выдавит у того глаза из черепушки. Но нет. А было бы забавно увидеть такое. Эта цепная крыса все не так планировала. Сам себя обхитрил.
Тибальд затащил его в свою Воронью башню рано утром, не дав даже позавтракать после первой спокойной ночи в замке.
- Алин, лучше, если лорд Рамси поедет с вами.
- Куда? – не понял он.
И сразу нос зачесался – верный знак, что весь этот разговор хорошего не принесет. Хотя может все это от вороньего дерьма, которое превращалось в сухую пыль, забивало ноздри, гортань, а потом и мозг.
- Как куда, недоумок? В Винтрефелл. Он же велел, чтобы вы в Зимнем городке погарцевали, как шайка разбойников Черного братства.
- А..а, - он вчера понял это, но совершенно выкинул из головы, тем более Гейра была такой жаркой. Такой большой.
- Но милорд и первый раз хотел с нами размяться, а ты его отговаривал. Что-то там про его лордство и что вдруг его узнают. Не пойму, как он тогда послушал.
- Трудно сейчас это объяснить. Привезли пятерых из Медвежьей Ямы, и любимая сучка милорда болела. Но думаю, лорд Рамси, как хозяин Дредфорта, понимает, что несет серьезную ответственность и не может иметь отношения к разбойничьим шайкам.
Запел!
- И что? – зуд в носу никак не проходил.
- Тьфу ты, - махнул рукой мейстер и просыпал на пол из холщевого мешочка зерно, которым кормил ворон. – Ничего. Просто, лорду Рамси лучше уехать. Несмотря на всю ответственность и груз имени.
- Почему вдруг?
Тибальд тяжело вздохнул и закрыл дверцу очередной клетки.
- Неважно, считай, что ему нужно проветриться, поохотиться, избавиться от присутствия красной жрицы. Что угодно, но не этот каменный мешок.
- У милорда больной вид, – вдруг встревожился Алин.
- Вот именно. И он уже не рвется никуда. Так замрет иногда и смотрит в одну точку.
- Как лорд Русе?
- Молчи, дурак. У милорда нет наследников.
- Так пусть едет. Но милорд только сам решает. Что я-то сделаю?
- Задашь много глупых вопросов?
- Каких?
- Таких. Глупее, чем обычно. Про Зимний городок, про дорогу, про то, не узнают ли часом вас. Говори, что не уверен и все провалишь. Ной. Пусть взбесится.
- А вдруг прибьет?
- Может, врежет пару раз в зубы. Перетерпишь. Но такого тупицу, к тому же растерявшего всех ворон, на важное дело точно одного не отпустит.

URL
2015-02-28 в 21:38 

Лилули
Все-таки скользкие и страшные твари эти мейстеры – все, как говорил, так и произошло. И врезал милорд именно в зубы. Два раза. Той же больной рукой. Он ее и заматывать уже не хотел, хотя она явно не заживала, даже кровоточила.
Хитрец с цепью не угадал только одного – Мелисандры. Явно не ожидал, что устроившаяся с удобством гостья, изнеженная, ленивая, с белой кожей, шикарной задницей, с грудью, в глубоком декольте. Красная леди, которую почему-то не трогал даже милорд, окажется в походной одежде у ворот Дредфорта. Похоже, она была большей дурой, чем Алин подумал сначала. Или ее боги были сильнее дредфортских.
Лорд Рамси хищно сощурился при виде этой красной сучки и облизал губы.
- Хотите поехать с нами миледи? Мое общество вам дороже моего гостеприимства?
- Милорд, вы меня притягиваете сильнее, чем держат ваши стены? К тому же вы обещали, но так и не рассказали легенды о них.
Лорд Рамси ухмыльнулся, белесые глаза ели жрицу, а ноздри расширились – бешенство могло выплеснуться в любой момент. Алин поежился
- Не могу не ответить на такую привязанность, леди Мелисандра. Если вернетесь живой, постараюсь приготовить для вас специальное угощение – что-нибудь из болтонской традиционной кухни в этот раз. А может, и дорожные условия нам это позволят.
- Благодарю, лорд Рамси, я готова разделить любую вашу затею.
Она либо совсем дура, либо у нее под юбкой найдется ядовитый кинжал и пара яиц. По виду не скажешь. Хотя теперь по виду ничего не скажешь – в этот раз на ней была куртка, застегнутая до горла, и кожаные штаны.
Картина бесконечно мелькающих стволов, хвойных ветвей и разлившихся, пахнущих гнилью речушек стала приятнее. Розовый цвет мог развеять любую скуку. Кислый Алин достаточно отстал, чтобы оказаться позади лорда Болтона. Поднятый ветром розовый подбой плаща милорда возбуждал, обещал веселье. Простые мужские забавы. Как в старые, добрые времена.
Но посмаковать эту мысль не удалось, вспомнились крысиные глазки мейстера и его унылый гундеж о том, что лорда Рамси никто, никак и нигде не должен узнать. И Алин за это отвечает, и пусть вспомнит Русе. Тибальд постоянно его поминал, как будто обещание явиться призраком и вытащить из Алина кишки так легко можно было позабыть.
- Милорд? - голос прозвучал жалко.
Просить об этом Рамси все равно, что срезать кожу топором.
- Что?
Обернулся. Взгляд непривычно темный и мимо, через плечо.
- Милорд, я должен вас попросить... Вы говорили сами, что это важно… и поэтому я…
- Прекращай блеять! – рявкнул хозяин.
- Переоденьтесь, - неожиданно для себя выпалил Алин. – Вы слишком заметны. Узнают.
Протянул черный плащ. Такой, как носят вороны. И напрягся, ожидая удара.

Рука сжала тяжелую грубую ткань. Костяшки побелели, локоть тягуче отозвался болью.
- Теон, я доберусь до тебя все равно, как бы далеко ты не сбежал.
Это единственное, на что он может ответить. На угрозу. Не промолчит. Даже в своем, таком далеком от Рамси мире. Ведь страх еще живет где-то в Перевертыше, что бы он ни делал, кем бы ни командовал, каким богам ни приносил бы клятвы.
- А потом?
Ты ответил. Я знал, что ты ответишь. Твой страх ответит, пусть даже этим холодным, насмешливым тоном. Делаешь вид, что не боишься.
- А что бы ты хотел потом?
- Я бы хотел, чтобы потом не было, чтобы ты не искал меня.
- Я не могу.
- Ты можешь сдохнуть. Где-нибудь, в какой-нибудь драке.
Вонючка не сказал бы так. Это было больно. Опять. Сдавило в груди. Я раньше не знал, что это значит – желание вырезать собственное сердце. Желание содрать с груди кожу, чтобы освободиться от тисков, не дающих свободно вздохнуть. Свою – это по другому. Не так, как чужую. Но также хорошо.
- Знаешь, я держал в руках книгу. О том, как приносить удовольствие. Чтобы в моих руках ты кончал много раз. Такая чушь.
Я могу сдирать с себя кожу. По лоскутку. Для тебя. Лишь бы ты отвечал.

Кислый Алин с тревогой смотрел, как милорд медленно обернул вокруг себя черный плащ и накинул на голову капюшон. И почему-то вспомнил, что лорд-дознаватель Теон Грейджой почти не снимал капюшон, пока они ехали от Дредфорта до Медвежьей Ямы.

URL
2015-02-28 в 23:55 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Ох, Рамси... Съест ведь себя заживо. Вон уже и книжки почитывать начал) Очень колоритный у тебя Алин получился, и повествование через него очень интересно. Как тебе каждый раз удается писать от лица героя, а не от своего собственного? Снимаю шляпу.

2015-03-01 в 03:11 

ron y miel
Что-то я теряю логику сюжета
какой-то мрак и безысходность...
Рамси почему-то стал казаться каким-то незнакомым чужим персонажем, закрытым для понимания. Его только со стороны смотришь.

2015-03-01 в 08:27 

Лилули
#Mouse#, спасибо за похвалу.) Алин не сложный, в отличии от остальных)). Книжки Рамси, думаю, иногда открывает, все-таки для него важно ощущать себя лордом. Но здесь дело не в книжке, это скорее к слову,, а в его попытке ответить на вопрос Теона - а что потом? Вот с вариантами качественного секса, кожи (и чьей?) или того и другого вместе он еще не определился)) Но хоть варианты, и один из них новый! появились XD

*Janos*, меня, конечно, это расстраивает. Но попробую объясниться.
Что-то я теряю логику сюжета все-таки это джен и детектив, и он уже нагружен важной информацией. Я, например, не просто так о событиях в Винтрефелле пишу.)
Джон - у него что-то нехорошее случилось с лютоволком в Винтерфелле, и нужно решить, куда теперь двигаться (через главу я к нему вернусь)
Теон - ищет Джона и двигается в сторону Винтерфелла. По ходу узнает информацию, которая потом окажется нужна в детективном смысле. Что-то понимает про себя, чему-то учится
Мелисандра - ей нужно что-то в Винтерфелле, а для этого все средства хороши
Рамси - ему нужен Теон. Поэтому он мутит воду в надежде, что что-то всплывет. Его ребята изображают нехороших бандитов дозорных, а милорд рассылает жалобы и требует, как пострадавший, расследования. В котором придется участвовать лорду-командующем. Рамси не в курсе, что тот уже свалил с поста)). Теперь он и его ребята едут к Винтерфеллу, изобразить ту же шайку, разоряющую Зимний городок.
В общем вся логика сюжета ведет героев к Винтерфеллу и призракам прошлого)))
какой-то мрак и безысходность... тут не знаю. Это твоя эмоциональная оценка. Мне так не кажется
Рамси почему-то стал казаться каким-то незнакомым чужим персонажем
Рамси страдает. Изводящее желание получить Теона и тупик, потеря контроля, невозможность удовлетворить жажду привычными способами и на этом фоне отвращение к себе. В результате его разрушительность направляется против него самого.
ИМХО - без страданий в нем ничего не изменится, и он не сможет хоть в какой-то момент поступить - скажем правильно))
Для меня появление у Рамси внутреннего голоса Теона - прогресс.
Ну если Рамси тебе понятнее, ближе и больше нравится цельным злодеем - без всяких сомнений, тут увы - он таким не будет.
Хотя слабым и безвольным он этого не станет)

URL
2015-03-01 в 11:14 

ron y miel
Лилули, спасибо за такие пояснения! Мне сейчас стало понятно, что ты стала писать совсем новую историю. Я еще думала вначале, что вторая часть связана с первой, с Шестишкурым, Мормонтом, Марчем, которые просто пропали куда-то.
все пути ведут в Винтерфелл, в общем)) буду ждать продолжения)
про изменения в Рамси мне понятно, я считываю эти его эмоции и потребности. Просто внутри него депрессивный хаос и он показан со стороны чужими глазами.

кстати, здесь в новой главе понравился Русе Болтон, который наставляет Алина присматривать за непутевым сыном.

2015-03-01 в 11:21 

redraccoon
кстати, здесь в новой главе понравился Русе Болтон, который наставляет Алина присматривать за непутевым сыном
*подавился*
чего?!

2015-03-01 в 13:57 

Лилули
*Janos*, вторая часть, конечно, связана с первой. Хотя бы Джоном и ответом на вопрос, что он всем дался - и Варамиру, и Мел, и Старым бога. А еще почему погода не улучшается.
Извини, но я, кажется, слишком накрутила. В фиках так не принято.
Главный вопрос - смогу ли развести :shuffle:
rotspecht,
*подавился*
чего?!

*похлопал по спинке*
не ешь сухарики, скушай лучше булочку)

URL
2015-03-01 в 17:05 

redraccoon
потрясающая глава
легкий язык
очень понравилась стилизация речи дворовых слуг
очень характерно, что кухарка относится к хозяину и с заботой и с иронией и печется о том что он голодным ходит целый день
еще и оценивает важность гостя по еде
еще определенно доставил Аллин, чудесный туповатый но преданный пес
очень круто что Рамси-чудовище севера показывается с такой позиции, очень тонко, я считаю

Русе отдельный восторг
вообще очень кинковый
пощечина тяжелой перчаткой отдельный кинк

2015-03-01 в 18:44 

Лилули
rotspecht, ох, как мне нравиться, все, что ты тут написал
именно все так и мне виделось :yes:
и что увидеть Рамси с другой - совсем третьей стороны - было бы очень и очень интересно. К тому же как Пов он пока тяжеловат, т.к. зациклен))
Да, Русе прям так и виделся с пощечиной, но скулу решила не ломать:-D:

URL
2015-03-01 в 19:37 

redraccoon
Лилули,
и что увидеть Рамси с другой - совсем третьей стороны - было бы очень и очень интересно
точно
мы видим лордов глазами лордов
но лорды глазами слуг - совсем другое
и свой лорд всегда милее чем лорд-чужак
даже такой лорд как Рамси
но, по сути, не такой уж и плохой лорд для дворовых, за зря кровь не льет
эта глава получилась прямо очень русская какая-то, не знаю
похоже на ту литературу 19 века, где начали показывать крестьянскую жизнь, там тоже была забота о барине со стороны крепостных

и так доставила гордость челяди за их лорда
что и мужик-то он видный, и знает толк в лордской одежде (меня просто вынесло с этих слов)

а кухарка доставляет вообще каждым предложением и рассуждениями

Да, Русе прям так и виделся с пощечиной, но скулу решила не ломать
зачем ему любимому сыну скулу ломать?
шлепнул ребенка по роже и поехал в Дредфорд

ведь не на дыбу отправил, за распиздяйство его и просраный север
только пощечина

прямо АВВВВ!!!!

2015-03-01 в 20:54 

#Mouse#
I`m not an idiot. Not completely.
Лилули, в его попытке ответить на вопрос Теона - а что потом?
Интересно, придут ли они к какому-то общему, всех устраивающих "потом"?

2015-03-01 в 21:09 

Лилули
rotspecht, уруру, гы
конечно, для простолюдина его лорд - образец, потому как лорд, от природы над ними, а значит лучший... и можно ему все))
У интеллектуально неразвитых людей очень стайное сознание... А Рамси чо - вожак/ Да Болтон - с ним не забалуешь)
Волю выполнять, да без пригляду не оставлять - и есть холопское дело))

URL
2015-03-01 в 21:22 

Лилули
#Mouse#, придут ли они к какому-то общему, всех устраивающих "потом"?
не могу сказать. Я более менее представляю интригу, как-то вижу динамику характера, но куда заведут отношения - не знаю))
Но в целом хотелось бы чего-нибудь сладко-горького или горько-сладкого или просто надежды, но не полной черноты))

URL
2015-03-01 в 21:52 

redraccoon
Но в целом хотелось бы чего-нибудь сладко-горького или горько-сладкого или просто надежды, но не полной черноты))
да, пожалуйста
не надо полной черноты
а то Рамси расстроется и совсем перестанет кушать
Т_Т

2015-03-01 в 22:27 

darkflover
Печальный Демон, дух изгнанья, летал над грешною землей, и лучших дней воспоминанья пред ним теснилися толпой (с)
Глава очень и очень)) Тоже понравилось, как Рамси показан глазами прислуги. И особенно момент, где Русе наставляет Алина приглядывать за непутевым отпрыском)) А Рамси такой глюк из-за нехватки Теона, колдовства Мел, или от всего вместе?

2015-03-02 в 17:15 

Лилули
darkflover, я рада))
А Рамси такой глюк из-за нехватки Теона, колдовства Мел, или от всего вместе?
от безысходности существования XD. И не он один тут сам с собой вторым я разговаривает . Просто общее заболевание Рамси поменял менее приятного собеседника на более приятного. Ну или наоборот, тут как посмотреть)))

URL
2015-03-02 в 19:55 

А ты люби меня
А не люби мне мозги
А ты сердце моё
Не разбивай на куски... (с)

Ешь, Аля, ешь
Матерь божья, я щас умру)))

URL
2015-03-08 в 22:31 

Awww, это так прекрасно❤ Интересно, что же будет дальше?

URL
2015-03-09 в 12:58 

Лилули
Натянутая тетива
Белка потянулась вверх, и ее лицо оказалось совсем близко. Темные, с искорками веселья глаза стали огромными, заслоняющими свет. И испытывающими. Теону стало страшно, и он прикрыл веки, боясь обмануться или ошибиться, что в его случае одно и то же. Но ее дыхание тепло щекотало кожу, а губы мягко коснулись его. Он чуть наклонил голову ей навстречу, приоткрыл рот, неуверенно отвечая на поцелуй.
Руки были такими тяжелыми и неуклюжими, неловко гнулись вдоль тела и не могли обвить стройную фигурку стоящей рядом девушки. Теон осторожно касался языком ее языка, ощущал гладкость зубов и чуть горьковатый вкус губ, но сдвинуться хоть на шаг, открыть глаза не решался. Не знал, как было бы правильно. Что было бы правильно. Он вспомнил это чувство тревоги и скованности, когда под прохладной тенью рощи Винтерфелла смеющаяся девушка стягивала с него рубаху. Тогда ему было шестнадцать, и он еще не был мужчиной. А теперь уже... Хотелось заплакать и о