Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:41 

Дознание

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Дейенерис, Тормунд, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон
Жанр: детектив, агнст, слэш, экшн
Описание: зима закончилась, и многое изменилось у геров и в королевстве
Дополнительно: отношение героев до побега Теона как во флешбэках "Скольжения", остальное совсем иначе
Рейтинг: 17
Статус: закончен

1. Ободранный лорд
2. Дознание. Дредфорт
3. Медвежья яма
4. Связь
5. Допрос с пристрастием
(рисунок от Janos)
6. Игры и проигрыши
(рисунок от rotspecht)
7. Падение
(рисунок от Shugister)
8. Безумцы
9. Внутри
10. Вопросы и надежды
запись создана: 01.06.2014 в 16:39

@темы: "ПЛиО", "фанфик"

URL
Комментарии
2014-06-28 в 20:01 

Лилули
Vinylacetat, да, захотелось Рамси сделать немножко почеловекообразнее, и посмотреть, что из этого выйдет. Впрочем не без влияния *___*
Что же, Мормонтом пришлось пожертвовать. Главное, не Джоном, согласись. Хотя был вариант, уж очень он мешал мне в задуманном раскладе)
Теону-то откуда знать, что за человек Мормонт? Дейенерис он как-то не расспросил, думаю ошалел сильно от задания. И потом неопытный он следователь, и голова другим забита, движется в основном по течению. Но думаю скоро должен что-то понять.)
читать дальше

URL
2014-06-29 в 00:24 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Главное, не Джоном, согласись. Хотя был вариант, уж очень он мешал мне в задуманном раскладе)
Аввв, Джон! Я нипережила бы. :-D
Вообще да, если уж там какой-то расклад, то проблему Джона лучше вообще решить радикально, чтобы глаза не мозолил.)
Теону-то откуда знать, что за человек Мормонт?
Не знаю, если он тусил в НД, то должен как минимум знать, чей тот сын. И с Дейенерис общался... В общем, известно, что Мормонт рыцарь и видно, что крупный дядька (книжный-то точно).

2014-06-29 в 02:32 

Лилули
Vinylacetat, теперь без Джона никак. Он просто причина всех причин)

URL
2014-06-29 в 03:09 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, ах вот как? Волнительно же. Переживаю за его судьбу.))

2014-06-29 в 12:29 

Лилули
Не переживай. Не дадим снять ни лоскутка
Хорошие мальчики - наше все. )
Злодеи нопасаран!

URL
2014-07-10 в 21:41 

ron y miel
Лилули, наконец-то добралась до твоего нового фанфика! сегодня начну читать):heart:

2014-07-11 в 09:51 

ron y miel
Лилули, это такая потрясающая история!*___* Я просто очень в восторге от него!!! Наверно мне так хотелось чего-то подобного, встречи Теона и Рамси, когда Теон сам возвращается. Было волнующе читать, следить за их переглядываниями и осторожностью. Очень понравилась эта история с прилетом Дейенерис на драконе и войной с упырями. Правильная такая идея.
Ты описала такой реалистичный запущенный Дредфорт, будто в самом замке очутился, было жаль Русе и Уолду, и их ребенка, и тех людей, что не спаслись зимой. Там столько деревень разрушенных, гнетущая атмосфера. Теон шикарный, я им просто восхищаюсь! И детективная история меня очень разволновала, так интересно читать!
Спасибо тебе, хорошая моя, что ты написала этот фанфик!:squeeze:

2014-07-14 в 22:53 

Лилули
*Janos*, спасибо тебе огромное, душа моя. :dance2:
Обожаю твои эмоциональные отзывы, прямо так вдохновляюще, вдохновляюще.:heart:

URL
2014-08-09 в 21:48 

Лилули
Допрос с пристрастием
Теон тщательно затянул портупею, одернул края и рукава дублета. Провел по щеке, чувствуя колкость появившейся щетины. Бросил взгляд в мутное, треснутое наискосок зеркало над столом и отвернулся. Он был не готов посмотреть на свое отражение и увидеть в глазах то, что произошло сегодня ночью. Внутри пульсировали сдавленные в тугой комок эмоции: злость на себя, смешавшийся со стыдом страх и странное, незнакомое возбуждение. Пугала сама мысль выпустить это наружу, попытаться разобраться в том, зачем он пошел к Рамси, и что изменила в нем ночь, проведенная в постели с его милордом… Бывшим милордом.
Прямо сейчас нужно было удавить в себе всю эту сумятицу чувств и мыслей, потому что внизу его ждали люди, которые какой-то насмешкой Неведомого зависели от него. С раннего утра он прокручивал в голове то, что собирался сказать им. Повторял снова и снова, боясь ошибиться. Но слова – ветер, не ухватить. Соответствует ли он сам тому, кем пытается быть, кем остальные должны его видеть? Лучше не смотреть себе в глаза прямо сейчас и не проверять это.
Рамси научил его находить на правду, отраженную в зеркале: «Посмотри на то, кто ты есть на самом деле. Уродливая трусливая сучка, бесполезная и никому не нужная». И Вонючка видел это сквозь заполнившие глаза слезы. Потом, на Стене, он долгое время не заглядывал в зеркала. Сначала было страшно, как будто за плечом появится Рамси, чтобы сказать унизительные, пробивающие насквозь слова. Позже эти страхи притупились, а собственное отражение перестало иметь хоть какое-то значение – Теон чувствовал себя частью Ночного дозора, жил общей жизнью зимы и войны, и это помогало принимать себя и собственное прошлое. Слишком отросшую бороду он состригал практически наощупь или косясь в обломанный зеркальный треугольник в своей келье. На гладкой поверхности всплывали бледные шрамы, обведенный темной усталостью то один, то другой глаз – рассматривать себя было незачем. Если удавалось помыться, то было это, как правило, быстро и в полутьме. Да и все, что требовалось тогда от тела – выносливость. Остальное не имело никакого значения. Об остальном никто не успевал думать.
По-настоящему долго он простоял перед зеркалом после неожиданного решения Дейенерис, - пытался натянуть на себя образ лорда-командующего. Очень давно в совершенно забытой прошлой жизни у него бы это легко получилось. Но окончившись, лето унесло с собой все, что было дорого и всех. Ночью, когда жизнь Черного замка затихла, он взял факел и отправился в одно из брошенных помещений Королевкой башни, где видел большое зеркало на стене. Он помнил два собственных отражения – Теона Грейджоя со вздернутым вверх подбородком и нахальной улыбкой и Вонючки – жалкого существа с безвольно опущенными плечами и трясущимися руками. Он не хотел узнавать в себе ни первого, ни второго.
Осветив пыльное пустое помещение факелом, Теон осторожно подошел к зеркалу, потом сделал несколько шагов назад и снова приблизился. Повернулся несколько раз, вглядываясь в себя самого. Худое тело, запечатанное в черную куртку, заправленные за уши волосы цвета угля и пепла и темная короткая поросль на лице. Он не выглядел слишком жалким и неуверенным, но в повороте головы, в легкой сутулости плеч сквозило напряжение. В движениях была заметна ломкость. Между бровей лежала легкая складка, а во взгляде читалась отстраненность.
Что еще он мог надеяться увидеть? Вспомнился Робб с его развернутыми плечами и открытым, ясным лицом, потом угрюмая собранность и сосредоточенность Джона. В нем не было никакого сходства с ними. Ничего такого, чтобы за ним могли бы пойти все эти уставшие от зимы люди. Яркой внутренней силы Старков. Но и ничего жалкого он в себе уже не увидел. Теон усмехнулся и коснулся рукой покореженной скулы. Для весенних рекрутов он прямо таки угрюмый ветеран, покрытый шрамами войны. Может успеть поймать пару восторженных взглядов, пока не поползут рассказы и истории. Возможно, он даже справится, если просто будет делать то, что должен. Его ждала уже знакомая повседневность, водить за собой в бой, слава драконам, ему все равно никого не придется.
Из Черного замка Теон уехал на следующий день после решения Дейенерис, так и не успев понять, как к его новому положению отнеслись братья дозора. Тормунд похлопал на прощание по плечу и заявил, что присмотрит еще какое-то за этой унылой ледяной дырой, но долго дожидаться его не станет. Строитель из него все равно не получится, и не поклонщик он, чтобы выполнять указания бабы, пусть даже с шикарной жопой и на драконе. В отряде, отправившемся с лордом-дознавателем в Дредфорт, все выглядели вполне довольными. Теон не обольщался на свой счет, понимал, что все дело в солнечных весенних днях, теплом воздухе, возможности вырваться из опостылевших казарм и рутины Ночного Дозора. Не важно, под чьим началом, зачем и куда.
Вчера, придя в себя после утреннего срыва и избиения Рамси, Теон очень не хотел верить в невиновность лорда Болтона. Он поговорил с каждым из своего отряда, разбираясь в проведенных ими наблюдениях, вникая в перемещения дредфортцев. Убийство капитана сильно походило на попытку замести следы. Сначала Рамси увязался следом в поход, потом немым предостережением топтался во время его разговора с Ласвеллом. Дальше - это малопонятное убийство северянина в богороще, а сразу после – смерть Пики. Тот же удар, то же кровавое пиршество. Но дозорные действительно устроили круговое наблюдение и могли описать передвижения каждого из парней лорда Болтона. Теон должен был сам догадаться организовать эту слежку, вместо того, чтобы копаться в собственных страхах и сомнениях.
Правда, были не понятны мотивы братьев Дозора. Каждый второй заводил разговор о безопасности лорда-командующего, заставляя Теона неловко ерзать на стуле. Но во имя этой безопасности достаточно следить за ним самим, а не пытаться поймать дредфортцев на подозрительных перемещениях. Тут было что-то большее, какая-то всеобщая настроенность против них и их лорда. Север помнит. По-своему. Теон уже не представлял, как именно. Гаррет Зеленое Копье, не выдержав, во время разговора смачно плюнул в угол и добавил к своему рассказу еще пару эпитетов о выкормышах Болтонов. Но никто из выкормышей убить Ласвелла не мог, и с этим приходилось мириться. Все еще больше запуталось.
Два дня в Медвежьей яме Теон потратил совершенно впустую, в бессмысленных метаниях из стороны в сторону. Как ни странно он это отчетливо понял, выбравшись из-под Рамси и выйдя по двор гостиницы. Было раннее утро, небо только начало светлеть, а воздух был влажным, прохладным, прогонял незнакомую истому в теле и темные вымороченные мысли из головы. Дежурный у двери, кто-то из солдат, сонно таращился на Теона и даже попытался встать, когда узнал. Хорошо, что внутри никто не заметил, откуда он вышел. Еще накануне он потребовал избавить его от круглосуточной охраны, тем более вся дредфортская компания сидела под замком. Карен осуждающе качал головой, пытался сказать о солдатах, но Теон даже слушать не стал эти глупости. Кому он мог понадобиться, кроме Рамси. Его жадное желание затягивало как больной сон. Раскачиваясь на краю кровати, Теон вдруг почувствовал, что он дойдет до края, кончит в этих руках. От этой мысли стало страшно, внутри что-то окаменело и оборвалось. Быть с кем-то кожа к коже – это не для него и уж тем более ни для него и Рамси.
Теперь хотелось побыть одному, без посторонних глаз, и он прошел дальше, завернул за угол. Что-то хрустнуло под ногой. Это была деревянная кукла, совсем маленькая, какими играют девочки в деревнях. Куклы в Винтерфелле были похожи, но лучше сделаны. Тяжелый сапог Теона переломил в колене тонкую деревянную ногу, а головы на тельце и вовсе не было. Как здесь могла оказаться кукла? Он осмотрелся, надеясь найти среди мусора, оставленного зимой, крошечную деревянную голову, но ее не было, или он не смог разглядеть в чуть розоватом утреннем свете. Зато отчетливо услышал приглушенное рычание. Так иногда во сне ворчали на псарне девочки Рамси. Он знал, что собак посадили на цепь у пустующей конюшни гостиницы, и пошел в ту сторону. При его приближении Мод сразу подняла голову.
Теон сидел на корточках и гладил ее за мягкими, чувствительными ушами. Она нетерпеливо переступала лапами, поскуливала, то принимаясь вылизывать щеки, то складывая ему на плечо тяжелую вытянутую морду. Остальные девочки, которых Теон не знал, взволнованно и недоуменно крутились рядом и гремели цепями. Могли привлечь чье-нибудь внимание. Но, в конце концов, игра с собаками Рамси не так сильно компрометировала лорда-дознавателя, как отсасывание его члена. Хотя чей ни отсоси – последствия будут так себе. А предложить собственный он мог только в летнем сне.
Мод по-прежнему была сильной, мускулистой – прекрасным оружием, которое невозможно сбить с цели. Вся ее страсть к играм, гладящим ее рукам, угощениям с хозяйского стола отступала перед потребностью настичь добычу. Она не знала сомнений, и даже неудачная охота не лишала ее уверенности. В тот момент Теон отчетливо понял, какой бестолковой была его собственная погоня за убийцей. Он не видел картины целиком, бросаясь от приманки к приманке, думая о собственном страхе провала.

URL
2014-08-09 в 21:53 

Лилули
Теперь же дозорные и солдаты, собравшиеся по его просьбе внизу гостиницы, ждали от лорда-дознавателя слов и действий, которые помогут всем выбраться из Медвежьей ямы. Теон натянул перчатки и поправил на бедре меч. Задний проход непривычно и предательски ныл. Теон закрыл глаза и представил Джона, как тот отчаянно и сосредоточенно дрался на учебных мечах во дворе Винтерфелла, потом выбросил из головы все лишнее. Резко развернулся и быстрым шагом направился к двери.
В первый момент трапезная внизу показалось ему переполненной. Некоторые сидели, но большинство стояло из-за нехватки скамеек и столов. Солдаты в основном угрюмо молчали, а его отряд негромко переговаривался, расположившись у самой лестницы. Увидев лорда-командующего, они замолчали и расступились. Теон замедлил шаг и опустил руку на растрескавшееся дерево перил. Почти три десятка людей, большинство из которых были незнакомы, смотрели на него с напряженным вниманием: осунувшиеся и злые солдаты, возбужденные собственной охотой дозорные – все ждали его слов. Как будто он знает, кто распотрошил проклятого Десницу и как найти убийцу.
Борясь с внезапно подступившим желанием опустить глаза, Теон преодолел последнюю ступень и прошел в середину трапезной. Ноги волоклись, как неповоротливые бревна. Собираясь с мыслями, он обвел взглядом присутствующих. Правая рука неконтролируемо дернулась за спину, пальцы свело судорогой. Сжав их в кулак, Теон зацепился за испытывающий взгляд седого кряжистого вояки за столом слева, судя по одежде офицера, и внезапно почувствовал злость. На королеву Дейенерис, на сбежавшего на север Тормунда, на Джона Сноу, подставившего себя убийцам и бесследно исчезнувшего в жестокой зиме. В конце концов, он не мог быть ни Роббом, ни Джоном для них. Он был тем, кем был. И это вряд ли для кого-то оставалось секретом. И им придется слушать Перевертыша и делать то, что он скажет. Теон подошел к ближайшему столу, опустил ноющую руку на его край.
- Спасибо, что собрались по моей просьбе. Я понимаю, что всем нужно одно – поскорее найти убийцу и выбраться из этого места. Я тоже хотел бы этого. Но мы не слишком далеко продвинулись в дознании. Точнее я пока не продвинулся - поправился Теон. Собственный голос звучал как бы со стороны, тихий и чуть хриплый от волнения. Его слушали внимательно и угрюмо. Убрав руку со стола, он стал говорить громче. – Мне не приходилось проводить дознание, и поэтому нужна ваша помощь. Я решил, что должен рассказать вам, что знаю и думаю о случившемся. А каждый из вас решит, может ли как-то помочь расследованию, знает ли действительно что-то важное.
Теон перевел дыхание.
- Валяй, лорд-дознаватель, говори, что думаешь. Нам уже опостылело здесь сидеть и ждать, - решительно громыхнул заросший бородой до глаз детина, расположившийся с несколькими солдатами на длинной скамье. - Сами готовы признаться в любом преступлении и записаться в Ночной Дозор.
- Неплохая мысль Шекурт. А что? С виду неплохие ребята. Драться умеют. Вчера вон их кучерявый парень тебя на лопатки шутя положил. Замок у них собственный, и плащи не так пачкаются, как наши, - подхватил кто-то за спиной Теона.
Кое-где раздалось ржание. Часть свиты десницы состояла из солдат Городской стражи Королевской гавани. Достались ли они Дейенерис в наследство или были набраны относительно недавно, Теон не знал. Желтый цвет их плащей с трудом угадывался.
Прислушиваясь к добродушному гоготу, Теон чуть не брякнул, что достаточно сменить плащ и отправится в Ночной дозор просто так, но в последний момент смутился и на мгновение опустил глаза.
- Мы слушаем, лорд-дознаватель, - бросил тот седой офицер у стола, и все затихли.
- Королева Дейенерис готова на все, чтобы найти убийцу сира Джораха Мормонта. Она не отступится и, если виновный не обнаружится, то расплачиваться будут те, на кого падет подозрение. До вчерашнего утра я думал, что сира Мормонта выманили из лагеря и убили из политических соображений. Он был Десницей и прибыл на Север как представитель королевы. От этой поездки зависела судьба многих благородных домов севера. И не все рады появлению на Железном троне Дейенерис Таргариен. Убийца мог следовать за отрядом или быть кем-то из отряда, как нанятым противниками королевы, так и имеющим к сиру Мормонту личные обиды. Убийцей может быть один из вас, - Теон перевел дыхание и вокруг возбужденно зашумели, он упрямо тряхнул головой и поднял руку. – К сожалению, капитан Ласвелл Пики не рассказал мне практически ничего. Никаких ссор, никаких происшествий – ничего не происходило по его словам. Десница посетил город, поужинал и отправился спать. Утром его не нашли. А теперь убили капитана. Возможно, он не рассказал мне что-то важное, а я не догадался спросить. Но мог рассказать или захотел это сделать позже. И кто-то этого боялся. Если эти убийства связаны, нужно думать, что убийца именно среди вас, среди двадцати человек, прибывших в этот городок с Джорахом Мормонтом. И скорее всего убийца не один, даже не двое. Слишком недюжинная сила нужна, чтобы так в одиночку разделать двух закаленных воинов, а самому не получить видимых повреждений. А поскольку за людьми из Дредфорта в момент убийства Пики велось наблюдение, то их приходиться признать невиновными. Есть на это и другие основания. Вот как это выглядит, если считать эти убийства связанными. И я пока думаю, что они связаны, если не найдется доказательства обратного.
- Звучит как измена, дознаватель,- бросил кто-то.
- И кто именно под подозрением?
- Хочешь сжечь нас в пасти дракона, лорд.
Возмущенный гул вокруг усиливался. Под коленями появилась слабость. Теон медленно вдохнул и выдохнул. Сказанное было совершенно очевидным, но Теон лучше всех знал, как это не желать слышать правду. Или наталкиваться на ненависть за преступления, которые ты не совершал. Чувствуя себя в центре всеобщего недовольства и борясь с желанием опустить глаза, он до боли сжал кулаки. А если бы вокруг него стояли северяне, а не разношерстная команда из дальних земель, стали ли вообще они его слушать. Сердце колотилось как сумасшедшее. Ему нужен был этот эффект, чтобы потом получить желаемое. Дозорные стояли несколько в стороне, внимательно наблюдая за остальными. Как он и просил их рано утром до этой встречи.
- Может и измена. В отряде королевы. Это было бы хуже всего. Но есть факты, которые указывают на другие причины преступления. Пока еще очень смутно, сплошные предположения, - шум стал стихать, и Теон поймал взгляд взволнованного Карена. – В этом городе происходит что-то странное. Чардрево в богороще погибает, и ему под корни льют кровь жертв. Вчера я видел поселянина, который угрожал мне. Сира Джораха зверски убили после того, как он проехался по улицам этого поселения, чудом пережившего зиму. Жители практически не показываются из домов, не разговаривают, не убирают улицы, заваленные мусором. Словно больны все до одного. Возможно, причина смерти Десницы в том, что он узнал что-то, посетив этот город.
- Да, эта Медвежья яма просто наполнена дерьмом.
- Городок провонял смертью.
- Прав дознаватель, могли бы и вычистить хлам с улиц.
- Не видно, чтобы кто-то здесь занимался делом.
- Жратву приносит одна и та же баба. Косится исподлобья. А мужичье на воротах, словно все немое.
Теон облегченно улыбнулся. Всеобщее возбуждение отражало, насколько больше им нравится эта версия. Ради нее они постараются. Пошевелишь палкой в пруду Винтерфелла, и водоросли поплывут со дна.
- А ты не так глуп, лорд-дознаватель, - седой тяжело встал из-за стола, и все замолчали. Похоже, этот старый воин пользовался немалым авторитетом. – Хочешь, чтобы мы перерыли этот городок лишь бы отвести от себя подозрение в измене? А то и расплату Матери драконов без особых разбирательств.
Теон судорожно сглотнул и усмехнулся. Совсем не весело.
- Неужели все так очевидно? Но я действительно так считаю. Убийца или среди вас или в этом городишке, если, конечно, убийства связаны. А я буду пока исходить из этого. В ваших интересах не ждать, чем кончится дело, а помочь. К тому же мне в самом деле не приходилось проводить расследования.
- Ладно, лорд Грейджой, - седой хмуро кивнул. - Нам давно пора было разобраться во всем самим, а не ждать решения Таргариенов. К тому же вы вряд ли верите в заговор, иначе не стали нас здесь собирать. Чего именно хотите от нас?
Теон задумался над правильными словами. Вероятность, что большая часть свиты Десницы являются заговорщиками, была просто ничтожна, а если их было двое, трое или даже пятеро – никто быстрее их отряда не обнаружит следов.
- Во-первых, Медвежья яма. Нужно как можно больше сведений об этом поселении. Сколько жителей? Чем они занимаются? Что произошло здесь зимой? Что можно увидеть на этих улицах? Может, что-то странное? Вчера лорд Болтон убил северянина в богороще, где гибнет Чардрево. Почему оно гибнет? Вы здесь провели много времени, и может, видели что-то необычное. И еще. Мне бы хотелось больше узнать и сире Джорахе и сире Ласвелле. Какими были, что делали здесь.
- Вы хотите допросить каждого, лорд-дознаватель? – все-таки голос прозвучал враждебно.

URL
2014-08-09 в 21:59 

Лилули
Теон осторожно всмотрелся в лица. Малли хмуро поглаживал рукоять меча. Его дозорных слишком мало. И лучше будет, если солдаты поверят в доверие к ним дознавателя.
- Нет, в этом нет большого смысла. Как твое имя воин? – обратился Теон к седому.
- Джернис Марч, лейтенант из Золотых Мечей. Не напрягайте память, лорд-командующий, я не из благородных фамилий. И провел среди наемников полжизни.
- Хорошо, лейтенант. Я хотел бы на вас рассчитывать. Лучше, если вы вместе обсудите то, что знаете. Соберете сведения, которые могут оказаться важным. Подготовите что-то вроде доклада. Но с некоторыми из вашего отряда я хотел бы поговорить. В первую очередь с теми, кто сопровождал сира Джораха в городе. Общался с ним в вечер перед убийством, знал хорошо его или сира Ласвелла. Кто из вас – вам лучше знать. Пусть они придут ко мне для разговора.
- Договорились, лорд-дознаватель, - хмуро буркнул Марч, остальные молчали.
Теон кивнул головой и быстро пошел к лестнице. Он продержался и сказал все, что собирался. На плечах ощущалась свинцовая тяжесть обращенных к нему взглядов. Только выбравшись из сдавливающего его человеческого кольца и промахнув три ступеньки вверх, он нашел в себе силы обернуться.
- Я буду рад услышать тех, у кто есть мнение об этих убийствах или совет.
Солдаты молча смотрели ему вслед. Утреннее солнце, проникавшее из разбитого оконного проема, падало на хмурые лица и недоверчиво сжатые губы. Или ему это только казалось, и он обречен видеть недоверие даже там, где его нет и в помине?
- Нужно отпустить лорда Болтона и тех, кто с ним прибыл, - добавил он. - И еще, пусть кто-нибудь покормит собак. Они-то уж точно никого не убивали.
Ночью, отправившись к Рамси, он отпустил стоявшего у его двери сонного дежурного. Весь вечер накануне его крутила тревога – он должен был прийти. Зачем? Посмотреть в льдистые глаза бывшего мучителя и получить нужное ему наказание за то, что посмел ударить? Понять, решится ли ударить еще раз? Проверить, кто он теперь сам и кто для него Рамси. Часто все прояснить помогают слова, но не в этом случае. Ночью дыхание на обнаженной коже было слишком горячим и влажным, а жадный взгляд вызывал дрожь. Ответа он не нашел. Теон тряхнул головой, прогоняя воспоминания. Утром он вернул охрану на место, чувствовал, что появление Рамси на этой встречи могло бы стать для него полным провалом.

Солдат был из Королевской гавани. Около тридцати лет, может чуть больше. Огромный и сильный, каким когда-то казался Вонючке его хозяин. Лицо обветренное, а у левого края губы – засохшая короста воспаления. Серые глаза, упершись в Теона, равномерно моргали в ожидании. Было как-то не по себе и хотелось хотя бы убрать руку под стол – для спокойствия. Теон откинулся на стуле и постарался растянуть губы в улыбке.
- Вы хорошо помните поездку сира Мормонта в Медвежью яму?
- Нечего там помнить. Доехали, подождали и вернулись.
Наверное, все события жизни этого вояки укладывались в этот несложный перечень. Как бы он изложил мою историю? Что-то вроде сунулся, куда не следовало, там вставили под корень и теперь ходить больно. Это описание подходило Теону во всех смыслах, какой кусок жизни ни возьми, хоть Пайк или Винтерфелл, или службу у Мать вашу драконов. А в Дредфорте все получало буквальное воплощение. Рамси вообще умел все делать очевидным и конкретным.
Солдат с именем Корч Бычий Страх смачно цыкнул зубом и со скучающим видом отвел глаза. Смотреть здесь было не на что. Для допросов Теон занял небольшую комнату на первом этаже, где, видимо, вел свои счета бывший хозяин гостиницы. Исписанные бумаги без всякого переплета горой заваливали пристенную полку. Тяжелый сундук в углу был заполнен огарками свечей, бутылями мутного цвета и треснутой, с отбитыми краями посудой – собирал это очень бережливый человек. Над сундуком висел примитивно сделанный гобелен, изображавший холм, реку и дерево. Нижний край этого творения пострадал от большого масляного пятна. Его-то Бычий Страх и взялся рассматривать, показывая всем видом, что вести разговоры – дело не солдатское. Теон тяжело вздохнул – это случай был еще тяжелее, чем капитан Пики.
- Значит, на всю прогулку ушло не более пятнадцати минут.
Солдат уставился на него, в глазах отразилось непонимание и напряжение мысли. Губы шевельнулись. Он явно пытался что-то подсчитать.
- Этот грязный городишко можно проехать весь насквозь за пять минут. И на разговоры с его молчаливыми жителями вряд ли потратишь больше, - терпеливо пояснил Теон, наблюдая за реакцией.
- Не-е, - протянул Корч после небольшой паузы, - сир Десница проторчал в этом доме дольше. Сначала все вышли, потом Дэн тарахтел мне про девку, которую он трахнул в Королевской гавани. Еще пришлось шугануть того придурка с цепью из костей. Но и после этого сир Мормонт не сразу вышел.
Теон поддался вперед, стараясь не упустить этих слегка озадаченных глаз.
- И что же это за дом?
- Из бревен. Там что-то у них вроде местного совета. Нас проводили туда от ворот.
- И кто вышел из этого дома?
Корч удивленно выкатил на него глаза.
- Мужики, да баб несколько, лорд-дознаватель. Кто же еще?
- Да, действительно, - протянул Теон, снова откидываясь на спинку стула. – А про того с костями помнишь что-нибудь, кроме того, что мужик?
Бычий Страх нахмурил брови и сморщил нос, явно стараясь вспомнить, потом почесал красную шею.
- Ходил он вокруг нас, что-то спрашивал, пальцем тыкал. Ден ему бросил пару слов, а я коня на него поддал. Вот он и слинял. И глаза у него были странные. Словно слепые. Но вроде все видел. Это все, что помню, лорд-дознаватель. Не мастер я рассказы рассказывать, - Корч пожал тяжелыми плечами и снова уставился на пятно гобелена. Теон опустил локти на стол и оперся подбородком в сомкнутые руки. Здоровенный солдат опасливо покосился на лорда-дознавателя. Несмотря на заметную звериную силу, в его облике не было ничего пугающего, - над серыми глазами забавно пушились ресницы.
- И кто же такой Дэн?
- Так он у нас лучший мечник. Поэтому часто рядом с сиром Десницей был. Как мы их крепостную стену осмотрели, так взяли Дэна - и в город. Он свое дело знает, только болтлив очень.
- Это хорошо, - рассмеялся Теон.
Только он отправил за Дэном и подошел к полке, чтобы от скуки и по привычке, появившейся на Стене, глянуть на исписанные пыльные бумаги, как дверь резко открылась. В комнату шагнул Рамси. Теон знал, что это так или иначе произойдет, но рука непроизвольно ухватилась за вертикальную перекладину. Перед тем как дверь захлопнулась, он заметил вопросительный взгляд Гаррета Зеленое Копье, но отвел глаза.
- Значит, ты меня продержал взаперти все утро? – толстые припухшие губы скривились, в интонации слышалась угроза. – Я думал, мы больше не играем в эту игру.
- Это ты больше не играешь, - он внезапно охрип. – А я еще и не начинал.
- Хочешь меня держать под замком, - Рамси в два шага оказался рядом, дыхание его было таким же горячим, как ночью. – Может, осмелишься и еще раз ударишь?
Теон вздрогнул. В освещенной солнцем комнате была отчетливо видна синева, залившая полузакрытый глаз.
- Вряд ли получится. Просто хочу, чтобы ты уехал обратно в Дредфорт.
- После того как я надрывался всю ночь, ублажая тебя.
- После того, как ты получил то, что хотел.
- Значит, ты не хотел этого. Просто пришел проведать больного лорда. Может, думал извиниться, как благородный принц? - Рамси коротко и зло рассмеялся, его глаза блестели. Теон молчал, у него не было ответа.
- Думаешь, мне достаточно тебя только трахнуть? Нет, мне нужно гораздо больше.
- Больше не будет, как и повторения, - сейчас, при свете дня, он верил в свои слова. Рамси стоял совсем близко – натянутая, несущая боль тетива. Захотелось поддаться назад и закрыть глаза, словно его и не было здесь.
– Почему же? Мы только начали. Лорд Болтон и лорд Вонючка найдут убийцу. И шлюха драконов сделает меня Хранителем Севера, а тебя - королем дождливых островов. Когда-то ты на все ради этого был готов. Или теперь предал и свою давнюю мечту?
Теон поморщился. Рамси был в бешенстве, и он умел сделать больно.
- Сомневаешься, что справишься? Ах да, с наследниками будет трудновато, но я помогу тебе их заделать в память о сбежавшей с тобой женушке.
- Чего ты хочешь? - едва слыша себя, прошептал Теон. – Ты же знаешь, что ничего не сможешь уже изменить. Ничего сделать со мной, не расплатившись потом.
Рамси в одно движение сдавил его шею. Теон уцепился за широкое запястье, пытаясь освободиться. Перекрытое горло не впускало воздух, хрип звучал словно со стороны. Хватка ослабла внезапно, и горячие пальцы скользнули вниз, к вороту у ключиц. Теон судорожно вдохнул.
- Я смогу, мой дознаватель, вот увидишь.
Милорд резко развернулся и, толкнув с силой стол, шагнул к двери. Когда та вновь захлопнулась, Теон посмотрел на упавшие с полки бумаги. Их надо бы поднять, но он боялся, что не удержится на ногах.
- Лорд-командующий, - Теон оторвал от пола глаза, в проеме напротив хмурился Гаррет, - к вам еще один пришел поговорить.
- Его случайно не Дэн зовут? – голос еще был хриплым.
- Ты Дэн? Лорд-дознаватель спрашивает, – зычно гаркнул Гаррет куда-то в сторону.

URL
2014-08-09 в 22:10 

Лилули
Парень слегка нагнулся, проходя в дверь. Не удивительно, что он был хорошим мечником. Долговязый, худой, с руками, достававшими чуть ли не до колен. И пальцы - длинные, узловатые, сильные - вызывающие зависть.
- Лорд-дознаватель, вы хотели поговорить с теми, кто сопровождал Десницу в этом городишке? Это я с ним был. На пару с Корчем.
- Только двоих и взял? – Теон указал на стул напротив.
- Сир Мормонт - не слишком большой любитель охраны. Бычий Страх – здоровяк, каких мало, а я мечом могу любого определить на рагу. Да и сам Десница был силен, как медведь. А с мечом и вовсе страшен. Почти всегда такой мрачный – пощады не жди. Его, говорят, Мать Драконов Медведем и называла. В общем, кого-то еще брать - смысла не было, только бы под ногами мешались.
Теон задумался. Тело в Дредфорте было большим и мускулистым, но мертвое есть мертвое, а сила и опасность видна в движении. Кто же все-таки мог справиться с таким командиром и воином?
- Мрачным или жестоким? Каким он был с солдатами?
- Нет, не жестоким. Хмурым и молчаливым. Ему было неприятно, когда кто-нибудь смотрел на его клеймо на лице.
Клеймо – знак принадлежности, а этого нельзя не стыдиться. Теон знал это по себе. Ты перестаешь быть равным остальным. Все это видят, и тогда стыд делает тебя замкнутым.
- Однако с кем-то он разговаривал в вашу поездку.
- Ну да, только мы их не видели. Сир Джорах просил простолюдина у ворот отвести его к главным в общинах поселения. Кажется, здесь их называют старостами. В доме оказался какой-то большой сбор. Они вроде как совещались, а потом начали расходиться. Сир Джорах вошел в дом, а мы остались снаружи.
- Он что-нибудь сказал, когда вышел.
- Ничего. Я же говорю, он был немногословным. Да и мы спешили оттуда свалить. Странные они все какие-то. Серые, как мертвецы перед похоронами, и мужик этот с костями вокруг шеи.
- Что за мужик? Что он говорил? - Теон резко остановился, хотя до этого ходил по небольшому пространству от стены к окну и обратно, пытаясь выбросить из головы лишние, мешающие делу мысли.
- На знамя наше таращился. Знамя Таргариенов, с которым мы приехали туда. Спрашивал о нем, и твердил что-то про кровь драконов. Омерзительный тип. Остальные, кто вышел, обходили его, словно заразного. Не похож на местных мужиков и одет как-то странно. Поэтому мы его шуганули прочь. Надо было рубануть наискосок.
Теон провел рукой по уставшим глазам. Все было слишком для него запутанно: знамя, драконы, мужики с костями, крепостные стены и существо невероятной силы, разделавшее сира Медведя. Ответы он мог бы получить у тех же старост и, наверное, не стоит это откладывать. Хотя не похоже, что кто-то из них захочет отвечать на вопросы. Как ему на них надавить? Избивать до полусмерти?
Кроме того, каждый шаг из этой комнаты грозил встречей с Рамси и с тем, что он задумал. Это было ошибкой – выпускать его, но и держать повода не было. Он полноправный хозяин здесь – на собственных землях. Единственно, что можно было сделать – соорудить личную стену из дозорных, с которыми не расставаться весь день. А ночью? Кто и к кому придет? В паху возникла знакомая тяжесть, и его бросило в жар. Зачем мне нужно играть со свежевальным кинжалом? До сих пор держать его рядом.
- Спасибо Дэн. Заходи, если вспомнишь что-нибудь важное.

Все же правильнее будет начать с начала, а именно с крепостных стен, которые осматривал сир Джорах.
- Лорд-дознаватель!
Теон обернулся и сощурился от яркого предзакатного солнца. К нему широким неспешным шагом шел лейтенант Джернис Марч. На груди у него блестела почищенная кольчуга, которой утром еще не было. Плечо напряглось, словно готовясь держать меч, но Теон распрямил спину. Что с ним? К нему идет союзник, а рядом стоят Гаррет и Малли.
- Мне нужно бы с вами поговорить, лорд Грейджой. Вы куда-то спешите?
- Хотел прогуляться вдоль стены. Но если что-то важное…
- Я мог бы пройтись с вами и доложить, о том, как мы выполнили ваше поручение.
- Конечно, пойдемте, - кивнул Теон и опустил глаза, почувствовав себя внезапно неловко. Он еще не привык, давать поручения и слушать доклады, хотя сам его запросил.
Марч молча шагал рядом, а дозорные несколько отстали, чтобы не мешать разговору. Теон обычно держался в стороне от других, но когда это расстояние стало его новым положением командующего, одиночество ощутилось острее. Только Рамси плевать на звания, он уничтожает даже малейшее расстояние между мной и собой.
- Мы еще раз изучили город, лорд-дознаватель. Не пустыми глазами, но пытаясь понять, что здесь происходило во время зимы.
Теон кивнул, возвращаясь из собственных мыслей.
- Картина не вызывает доверие. Опишу кратко: судя по следам разрушения, остаткам стрел за стеной, камням и еще не ушедшим в землю костям, город подвергался атаке в трех разных местах. У главных ворот есть вышка наблюдения, еще две такие же местные пытались строить для более полного обзора по всей линии обороны. Но почему-то не достроили. Словно бросили за ненадобностью. Были уверены, что упыри больше не придут.
- Странная уверенность.
- Но это еще не все. В городе царит разруха и запустение. Строения около мест нападения пострадали серьезно. Это понятно. Но почему было сожжено несколько домов, стоящих совершенно отдельно, с краю, который не подвергался нападению?
- Случайный пожар?
- И сгорели только дома общины пчеловодов.
- Рыбаки, охотники и скорняки собираются вместе, чтобы сжечь пчеловодов, - усмехнулся Теон. – Видимо, они показались остальным самыми бесполезными ртами во время зимы.
- У этих ртов были основательные запасы. Сейчас только трава проклюнулась, а у местных можно купить медовуху и мед.
- То есть товар забрали, чтобы протянуть зиму, а бесполезных хозяев сожгли. Отвратительное место. Начинаю думать, что Дредфорт – гнездо благородства в этих землях.
Мартч внимательно посмотрел, и Теон сделал вид, что поправляет свой короткий меч. Они стояли у главных ворот, уже какое-то время дожидаясь, когда простолюдины по требованию Малли опустят ворота. Казалось, за один яростно солнечный день вся грязь внутреннего двора превратилась просто во влажную почву с островками зеленой поросли. У самого основания стены проклюнулось несколько нахально ярких одуванчиков.
- Мне приносили рыбу. Белый нож уже кормит поселян?
- Похоже, кормил и зимой. Мы покупали у них и сушенную, не первой свежести рыбу.
Они вышли из ворот. Порыв свежего ветра откинул со лба волосы и принес запах большой воды и болот. Теону захотелось сбросить дублет и остаться в одной нательной рубахе. Сидеть здесь одному и радоваться теплу, ни о чем не думая. Найти пару одуванчиков, рассмотреть, вдохнуть незнакомый запах – это могло бы сделать его счастливым. На время.
- Могу я задать личный вопрос, лорд-командующий?
Теон посмотрел в сторону горизонта над холмом. Личные вопросы не относились к его любимым.
- Задавайте.
- Сколько вам лет?
- Двадцать пять.
Теон махнул Малли и Гаррету рукой, чтобы они остались у ворот, а сам ступил на проминающуюся под сапогами землю вала. Он не будет уходить сильно далеко. Марч пошел вслед за ним.
- Вы молоды, и закончилась зима. Почему вы отправились на Стену? Решили запереть там себя на всю жизнь? Отказаться от свободы, нося имя такого дома?
Теон вздохнул. Зря он радовался, что вокруг не северяне. Были бы северяне, не устаивали бы пытку личными вопросами. Придумали бы что-нибудь повеселее.
- Я ничего не решал. Станнис Баратеон отправил меня на Стену за совершенные преступления. А мой дом… Я даже не знаю, что там происходит.
Седой офицер неловко крякнул, он явно не ожидал такого ответа
- Прошу прощения, лорд-командующий. Просто я слышал, что королева назначила вас собственной волей, не учитывая традиции выборов на Стене. Поэтому я был уверен, что вы - человек королевы, кто-то из тех, кого она привела с собой. Я слышал о кораблях Грейджоев в Миэрине.
- Вы правы, я вполне человек королевы. Что-то вроде дежурного по переписке на Стене, королевский менестрель без рифмы и голоса, которого за ловкие слова назначили командующим.
Идти вдоль стены по крутому земляному валу было не очень удобно. Но и разговор был столь же неловкий, поэтому Теон занимал глаза массивными стволами, гладкими, темными, плотно подогнанными друг к другу.
- Не думаю, что это правда, лорд Грейджой, - Теон обернулся и опять увидел изучающий взгляд Марча. – Я провел всю жизнь среди солдат и знаю, как такие люди устроены. Каждый из дозорных вашего отряда откровенно презирал бы вас, если бы им не пришлось долгую зиму бок о бок с вами и с мечом в руках встречать смерть.
- Что ж, видимо мне повезло, что упыри напали одновременно с моим прибытием, а потом снова и снова. На презрение просто не хватило времени. А мечом я плохо владею, разве что луком, пока рука не устает, - снимать перчатки и демонстрировать свои обрубки Теон не стал, - приятно все же когда воин видит в тебе такого же воина.
Марч хмыкнул и покачал головой.
- Знаете, что это такое? – Теон указал на короткие полосы, испещрившие бревна.
Яркие картины воспоминаний замелькали перед глазами, спина покрылась липким холодным потом. Ветеран Золотых Мечей недоуменно пожал плечами, посмотрел на Теона, потом снова на стену.
- Это оставляют ледяные пауки. Омерзительные твари с острыми когтями на лапах, здоровые, быстрые. Когда они приходят – с ними приходят Иные. Это не просто толпа упырей. С этим деревянным заборчиком и без дракона сброд из охотников, рыбаков и пчеловодов просто не смог бы выжить. Даже протянуть одну длинную ночь.
- Вы уверены, лорд-командующий?
- Совершенно. Потому что, как вы сказали, встречал эту смерть. Точнее пытался отгородиться стрелами.

URL
2014-08-09 в 22:14 

Лилули
Теон вскочил на коня, ему не хотелось терять времени, словно каждую минуту могло произойти что-нибудь страшное. Бородач у ворот не ответил ни на один вопрос, только сжимал губы и смотрел с той же ненавистью, что изливалась из северянина в богороще. Малли ударил ему в живот, тот согнулся и захрипел. Но избивать первого попавшегося простолюдина было слишком даже для дознавателя.
- Ты отведешь нас к главе вашей общины или мы просто убьем тебя.
Северянин смачно сплюнул и нехотя кивнул.
Путь Джораха Мормонта повторялся сам собою. Увидел ли он те же следы, что и Теон? Понял ли, что перед ним? Должен был понять. Изгнанный в страны жестокого солнца, он мог видеть подобное на бревенчатых стенах своей родовой усадьбы. Или другая старая Нэн из дома Мормонтов рассказывала о длинной зимней ночи и скрежете ледяных уродливых конечностей по последнему оплоту людей.
Лошадей сразу пустили в галоп. Что сделали эти суровые поселенцы севера, чтобы остановить нашествие? Что-то страшное, если скрывали это с таким упрямым отчаянием, если сожгли целую общину. И Старые боги отвернулись от них.
Дом был совсем небольшой. Теон резко осадил коня, в глазах потемнело, сердце зашлось в дурном предчувствии – у дверей с изображением охотничьего лука мялся Кислый Алин с заплывшим глазом и разбитой губой. А рядом с ним - пара дредфортцев.
- Что ты здесь делаешь, седьмое пекло? Где Рамси?
Кислый Алин кивнул на дверь и с опаской посмотрел на Теона и сопровождавших его дозорных.
- Лорд Болтон сказал, что хочет поболтать со своим народом, нам велел быть здесь.
- Он там один? Давно?
- Да, лорд-дознаватель, - сразу на два вопроса ответил Алин, отвел глаза и поспешно добавил, - мы туда даже не заглядывали.
Теон соскочил с лошади, картины одна страшнее другой вставали перед глазами. Дверь легко поддалась, и он оказался внутри. Тошнота подкатила к горлу с первого взгляда.
Рамси подвесил его прямо на деревянной перекладине у потолка, - до упора вогнал в ладони по короткому кинжалу. Тело уже обмякло. Склоненная голова скрывала лицо, а со слипшейся бороды свисала длинная упругая нить кровавой слизи. Широкая полоса оголенной плоти тянулась от заросшей черными волосами подмышки вниз. Глубокие порезы усеивали грудь и бедра. Из раскрытого живота в лужу крови спускались сизые кишки. Пахло непереносимо.
Теон схватился за косяк, пытаясь не упасть. Он хотел бы не видеть такое, но оно всегда было с ним. Боль пряталась в каждом шраме, вросшем в его тело.
Рамси развернулся медленно, с трудом отрывая глаза от трупа. В руках у него была серая тряпку – вытирал запачкавшую его кровь.
- Вы опоздали на допрос, лорд-дознаватель, - в мягком голосе слышалось удовлетворение, - но я провел его за вас. Как я и говорил, лорд Севера всегда готов помочь Дознавателю ее величества.
- За что? – выдавил Теон сквозь вернувшиеся боль и страх.
Рамси посмотрел ему в глаза со знакомой нежностью милорда к своему Вонючке.
- Не переживая, он это вполне заслужил. И еще благодаря тебе, я понял очень важную вещь - после такой зимы я просто обязан объехать земли Дредфорта и провести собственное дознание. Представь, эти ублюдки скармливали Иным детей. Невинные малыши - мой будущий народ. Жаль, что невозможно заставить человека жрать собственные, еще теплые кишки. Зрелищная была бы казнь для такого дерьма.
Теон вздрогнул и обернулся на легкий звук, - за плечом маячило бледное лицо лейтенанта Джерниса Марча.

URL
2014-08-12 в 09:57 

ron y miel
Лилули, Спасибо за новую главу! Мне очень нравится эта история)
Теон здесь сильно переживает за свой новый социальный статус, понравилось, как он готовился к выступлению перед дозорными и людьми Дейенерис. Он здесь такой хрупкий, но сильный. Напоминает мои переживания, когда приходилось стоять перед детьми и вести занятия. Теон старается удержаться на плаву, как-то распутывать историю. Деревня вообще жуткая какая-то.
И здорово читать про его переживания по-поводу Рамси *__*

2014-08-13 в 10:10 

Лилули
Очень прекрасная иллюстрация от Janos (добавлен 22.11.14)

URL
2014-08-13 в 10:15 

redraccoon
прекрасный фик
очень годная детективная линия
*боится*
неужели она все? то есть это Ободранные Медведи ошкурили Мормонта?!

спасибо за Рамси
он очень крут
и даже идеален

2014-08-13 в 10:27 

Лилули
rotspecht, классно, что понравилось))
неужели она все?
Нет, конечно, где-то половина. Я очень многословна. Но не так быстро, не так быстро...:kapit:
Ободранные Медведи ошкурили Мормонта
Слабо им на Мормонта лапу поднять)

URL
2014-08-13 в 10:42 

redraccoon
Лилули, -______-
как хорошо)))
еще столько же
*шепчет жадно* побольше-побольше
О 3 О
вечный фик -_____-

о! еще!
отдельное спасибо за иронично-снисходительный разговор Теона с Рамси во время секса
кинкище!

2014-08-14 в 10:46 

Лилули
rotspecht, таки всегда пожалуйста) Я вот тоже люблю иронию и крутых злодеев)

URL
2014-08-14 в 21:07 

ron y miel
Лилули, Да, со взрослыми наверно легче. Они уже умеют сами себя организовывать, и если им интересно, то обучение хорошее получается.
А что ты преподаешь, если не секрет?
Я вот наверно больше не буду этим заниматься(ну или в ближайшие годы), работаю сейчас дизайнером. устала очень от прошлой работы, как Вонючка от Дредфорта..

2014-08-16 в 09:55 

Лилули
*Janos*, всякую управленческую ерунду.)) В основном коммуникации - деловые, корпоративные, эффективные и т.п. В школе, слава богу, не работаю.) . Бизнес-тренер. Ещё немного студентов и административная работа. Вот)

URL
2014-08-16 в 18:49 

ron y miel
Лилули, О, здорово как! Ты молодец!

2014-08-18 в 20:46 

Намечается ли новая глава?

URL
2014-08-19 в 18:46 

Лилули
Гость, да, но вряд ли раньше пятницы - субботы. Погода стоит хорошая и вообще.. Слишком многое разлагает, кроме работы... Но половину я написала.)

URL
2014-08-22 в 22:41 

Shugister
Лилули, прооооды Т__Т

2014-08-22 в 22:45 

Лилули
Игры и проигрыши
Он неплохо поработал с эти мужичьем и даже резал не для развлечения. Нужны были ответы. Искренние. Если чем Рамси и владел в совершенстве, так это умением извлечь искренность с помощью танцующих в руках инструментов. И если кто и может разобраться в этой кровавой историй, так это он. Пока Вонючка изображает из себя великого следователя: задает продуманные вопросы, ходит по крошечной комнате, перебирает бумажки. Делает вид, что лорд Болтон – пустое место, а у него самого есть настоящий член под штанами. Рамси просто пошел туда, куда нужно было пойти сразу по наводке Пики, а не бегать впотьмах за Теоном до богорощи и обратно.
В общем-то он нисколько не сомневался, что лорд-дознаватель устроит сладкую истерику у освежеванного тела. Истерика – это неплохо. Это поубавит в нем наглости и вернет память, о том, кто на самом деле принимает решение. И потом, ничто не рождало такую глубокую нежность в груди Рамси, как эти черные от расширившихся зрачков глаза Вонючки, когда он смотрел на потеки крови, свои или чужие.
Рамси по-настоящему был горд собой, как не случалось с проклятого побега. Он получил все, что надеялся скрыть этот больной бородатый урод, возомнивший себя охотником. Тот болтал под конец даже без вопросов, замолкал, чтобы сглотнуть пузырящуюся кровь, и повторял заново уже раз сказанное. Тупой ублюдок. Наверно, надеялся, что его бог смилуется и прирастит кожу обратно. Но Рамси никогда не работал с телом при помощи ниток и иголок. И не собирался начинать. Ими не добьешься нужного эффекта. Как сейчас, когда греет пах смена любимых выражений на лице самого ценного существа. Вонючки, Теона, лорда-дознавателя – не важно, когда он выглядит так…
Неужели ты думал, что никогда не вернешься?
Кровь на руках и под сапогами, отзвук отчаянных воплей в голове и распахнутая боль в глазах напротив. Все встало на правильные места. Но он может даже быть добрым, успокоить своего…
Теон вдруг резко и неожиданно развернулся.
- Что здесь произошло? – невыразительное лицо седого в кольчуге совершенно выпадало из картины.
Его будет не трудно вписать одним ударом.
- Лорд Болтон пытал и убил северянина. Вот, что произошло, – слова лорда-дознавателя прозвучали четко и глухо.
Неправильные слова. Воздух разом вышел из легких. Рамси впился глазами в белое горло над воротом. Не сейчас, позже.
- Пытал и убил? Не слишком ли красивые слова. Думаешь, лорд-дознаватель, я для себя старался? - Рамси резко швырнул тряпку на пол. Теон нахмурился. Страха в его глазах уже не было – одно отвращение. – Зачем вы сюда пришли? Разоблачить преступление? И как? Вопросами и чернилами? Он бы рассказывал, как отправил детей к Иным, а черная ворона бы записывала? Дерьмо. Такое вытекает только кровью из глотки.
- Может, это и так…, - пробормотал седой в кольчуге и брезгливо поморщился, осматривая картину.
За дверью маячили уже знакомые рожи проклятых дозорных. Кислого Алина не было видно. Боялся показаться на глаза, после того как Рамси вмазал ему от души как только увидел, - для гармонии с собственной мордой.
Никто из его парней не позволил бы себе так кривиться и морщить нос, глядя на разделанные трупы, которые он оставлял. А эти… Рамси прошелся по комнате и одним махом снес убогую утварь со стола. Никогда ему не приходилось быть под прицелом стольких осуждающих глаз. Стоило бы для своей работы найти место поукромнее.
- По крайней мере, лейтенант Марч, надо узнать, что лорду Болтону удалось выяснить в процессе такого глубокого допроса, - Теон вдруг нагло посмотрел Рамси в глаза и изогнул бровь. – Он стоил ему огромных усилий. К тому же бескорыстных - лорду Рамси нет причины стараться для себя, ведь он и его люди уже вне подозрений.
Ядовитая тварь. Он был уверен, что вырвал это грейджоевское жало, но, похоже, не с корнем, и оно отросло вновь. И зубы в комплекте, чтобы яд защищать.
Лейтенантишко хмыкнул с сомнением.
- Если вы в этом уверены, лорд-дознаватель. Но выглядит все это странно.
Рамси брякнулся на огромный коричневый сундук, придвинутый к стене, и с вызовом обвел взглядом присутствующих. В тесной избе торчали Теон, этот с именем Марч и еще двое ворон. В их глазах мелькало выражение, которое он отчетливо видел у своих гостей в Великом Чертоге. Брезгливость. Те смотрели на Вонючку, как он шел через весь зал к своему хозяину. Прячь свои игрушки подальше, - предупреждал его Русе, - иначе люди будут видеть в тебе чудовище и бастарда. Не лорда. Отец был прав. Особенно, если сила не на твоей стороне. И ты не можешь сдавить чужие яйца, чтобы они стекли в сапоги.
Нужно выглядеть лордом.
В двери нерешительно замаячила цветная морда Кислого Алина.
- Уберите тело в заднюю комнату,- бросил он ему. – И принесите оттуда пару стульев. Потом убирайтесь за дверь. Нам надо поговорить.
Алин нервно кивнул.

Когда все было закончено, повисла тишина. Лужа крови посередине, долбанный жесткий сундук под задницей и сидящие по углам слушатели.
- Расскажите нам все, лорд Болтон. Что же вам удалось выяснить? - Теон взобрался прямо на стол. Уперся локтями в штаны и подался вперед всем телом. Само внимание. Еще бы, - милорд отчитывается Вонючке. Сам в это вляпался. Надо было ему вставить насухую, тогда может быть переминался на ногах и больше помалкивал. В следующий раз так и сделаю. Но сейчас нужно быть вежливым, как Русе с Фреями. Говорить также: холодно и по делу. Рамси вспомнил, как презрительно изгибались тонкие губы отца, когда тот терпеливо объяснял что-нибудь своему бастарду. Это бесило до крайности.
- Община охотников здесь самая большая. А он у них, - Рамси кивнул на пятно крови, - кто-то вроде главного…
- Старосты?
- Да пекло знает. Просто спросил у первого на улице, где главный у охотников и приехал сюда. Поинтересовался, не заезжал ли Десница. А он задышал сразу неровно, заволновался, но вроде признал, что Десница приходил на какой-то местный сход и расспрашивал. Пришлось уточнять, о чем расспрашивал? Смотрю – вспотел. Но опять ответил, что Десницу ледяные пауки интересовали, появлялись ли здесь зимой.
- И что? – в глазах Теона вспыхнули огоньки интереса. Такие незнакомые и яркие. Даже в еще не сгоревшем Винтерфелле Рамси не помнил его таким... увлеченным.
- Около Дредфорта появлялась пара Белых ходоков, а таких пауков не было. Слышал о них только замковые сказки. Одни мертвецы перли на стены. А хотелось бы на уродцев взглянуть. Думал, охотник подробно опишет, как нападают пауки, бьют конечностями. Но он уперся, что никогда их не увидел. Ладно бы Деснице врал, но своему законному лорду?
- Почему вы думаете, что он врал, лорд Болтон? - Марч спрашивал серьезно, вполне уважительно.
Рамси небрежно пожал плечами.
- Я всегда знаю, когда мне врут. Особенно, если это мои люди. Ложь портит отношения. И сходит только с кожей.
Теон посмотрел на свои руки и невесело усмехнулся.
- И вас это немного рассердило, лорд Болтон, не так ли?
- Вы меня уже хорошо изучили, лорд-дознаватель, - Рамси оскалил зубы и оперся о бревенчатую стену за спиной. - Я разрезал его на лоскутки. И он мне все искренне рассказал.
- Что же именно?
- Были здесь пауки и Белые ходоки. Разорвали почти половину этого городишки. А потом какой-то местный колдун подсказал им выдавать по ребенку до двенадцати лет. Оставлять на берегу реки. Ну и дела их наладились. Пришлось, правда, пожечь пчеловодов, которые вцепились в своих детишек. Но подействовало хорошо. Даже когда детей не осталось, их больше не трогали. Вся нежить обходила, но потом чардрево стало чахнуть. Они его сдобрили кровушкой главных зачинщиков. Это я, кстати, очень одобрил. Но отношения у нас с парнем уже совсем испортились из-за этой истории о детях. Пришлось ему под конец быстро и без затей вспороть живот.
- Эта дрянь пришла из-за Стены, - угрюмо добавила одна из ворон. - Слышал, что был такой – Карстен. Он тоже скармливал детишек Иным, еще до зимы, и те его стороной обходили.
Теон кивнул с самым серьезным видом.
Видимо, знает. Умник.
- А лорд Десница? – спросил Марч.
- Они ему наврали, ублюдки. Сказали, что отбили одну атаку, а больше пауки и не появлялись и Белых ходоков они не видели. Так он и уехал.
- Но потом Мормонта выследили и убили?
- Охотник хрипел здесь, что никто Мормонта не трогал. Я ему вполне поверил. Да и зачем им, если он ушел, проглотив их дерьмо.
Все молчали. Хотелось достать ножик и почистить ногти, но вряд ли это будет выглядеть достойно в такой беседе.
- И что же делать со всей этой гнусной историей, лорд-командующий? - тихо спросил один черных братьев.
- Не знаю, - Теон задумчиво смотрел прямо перед собой. – То, что они сделали страшно. Но Стена их не защитила, мы их не защитили. И потом, что мы можем сделать с целым поселением? Мужики, бабы. Сколько их осталось? Полсотни?
- Трудно сказать. Но, видимо, здесь когда-то проживало около тысячи человек.
- Это земли Болтонов. Мы сами с ними разберемся, - отрезал Рамси.
- И как же? - выразительно изогнул брови Теон. - Сколько вам понадобится дней, перекладин и крестов, чтобы зрелищно разрезать каждого? Или обойдетесь огнем, лорд Болтон. Спалить все, и пожар похоронит правду.
Рамси судорожно сжал кулаки. Он нарывается раз за разом. Зачем? Хочет поиграть? Вот только кто выиграет?
- И потом, это не поможет нам найти убийцу Десницы.
- Если даже охотник не врал, то мог и не знать. А убийца - кто-то другой из жителей? – задумчиво спросил лейтенант.
- Ваши Корч и Дэн убедительно описали Мормонта. Вы считаете, что с ним можно справиться в одиночку? Хоть простолюдины здесь и закаленные, занимаются промыслом, их понадобилось бы человек пять как минимум. А это уже подготовленное убийство. И если оно из-за интереса сира Джораха к пауках, то странно, что о сговоре и преступлении не знал староста самой крупной общины.
Почему так хочется трахнуть этого умника. Прямо здесь.

URL
2014-08-22 в 22:51 

Shugister
Аввввв *)

2014-08-22 в 22:53 

Shugister
Здорово! Спасибо! Ещо!
www.stihi.ru/pics/2013/04/12/5673.jpg

2014-08-22 в 22:54 

Лилули
- Может, охотник все-таки не сказал лорду Болтону все, что знал. Это закаленный зимой северянин. Нож не всегда вскрывает правду.
Рамси медленно улыбнулся и заглянул Теону в глаза. Тот замер на какое-то мгновение, даже не моргая, взгляд помутнел, видимо, от всплывающих воспоминаний.
- Вскрывает, и охотник сказал, - тихо, но очень спокойно возразил Теон.
Дозорные угрюмо хмурились в пол, а Марч в недоумении смотрел то на одного лорда, то на другого.
- Не понимаю, почему вы так уверенны во всем, что касается Дредфорта.
- В отношении Дредфорта нельзя быть уверенным ни в чем, - невесело усмехнулся Теон. - Кроме того, что просто знаешь наверняка.
- Но если не поселяне и не люди Дредфорта, то подозрение опять падает на наш отряд. Я правильно понимаю, лорд-командующий?
Такой знакомый неуверенный взгляд перекочевал с Марча на Рамси и ушел в сторону. Теон похоже думал и не находил ответа на вопрос. Эта падающая на лицо тень, изгиб шеи и прядь волос на глазах. Напряженно приподнятые плечи. Что-то беспокойно заворочалось в животе. Рамси уже видел такую тень и этот осторожный поворот головы в те, последние дни в Винтерфелле, когда их откровенные отношения были испорчены. Вонючка слишком о себе возомнил и многое начал скрывать, а Рамси откладывал небольшую разминку для своего любимца, когда вся эта беготня Фреев, Мандерли и Станниса вокруг хоть немного затихнет. Все рухнуло внезапно. Никогда раньше так чутье его не подводило. Вот и сейчас Теон сутулился с той же тенью на лице, как в день перед побегом, когда он сам торопливо прошагал мимо, слишком занятый своим мечом и собственным видом в глазах отца. Не догадался о том, что вскоре должно произойти.
И сейчас не догадывался. От вспыхнувшего разом гнева бросило в жар.
Этот скользкий кракен что-то провернул утром, пока его милорд сладко потягивался в кровати, вспоминал о тесном и жарком наслаждении, о разметавшихся по подушке волосам. Тогда казалось все хорошо и даже не хотелось никого резать, пока он не понял, что заперт на засов под охраной.
Ни Вонючке, ни Теону нельзя доверять, ни на секунду. Вскочить бы и заломить открытую шею, провести по коже лезвием. Но этот тесный лордский кафтан. Приличия, вежливые слова. Русе меня прикрывал, при нем можно было выбрать время и место, когда и кому их говорить. А то и уйти, хлопнув дверью и выпустив ярость напоследок. Теперь манеры важнее желаний. Давят и трут, как свежий ошейник тонкую Вонючкину шкурку. Приличия - это тот же ошейник. Но теперь он на мне. Я сам его стремился поскорее нацепить.
Рамси оторвал глаза от ссутулившегося Теона и уставился на собственные руки. Ногти окаймляла запекшаяся кровь. Ошейник? Большой палец на правой руке свела судорога. Кто же дрессирует меня? Сковывает вежливыми словами. Дышать стало тяжело от разжигавшего кровь гнева.
- Лорд Болтон, - услышав светский тон Вонючки-дознавателя, Рамси едва сдержался, чтобы не зарычать. – Где труп убитого в богороще северянина?
- В смысле? – Рамси показалось, что он налетел лицом на стену – вопрос был совершенно неожиданный.
- В прямом смысле, лорд Болтон. Меня интересует местоположение мертвого тела, - опять этот наглый язвительный тон винтерфелльского принца.
Ярость вырвалась и подбросила на ноги. Три шага, и вмиг расширившиеся зрачки оказались прямо перед ним. Этот стол не очень устойчив. Достаточно слегка толкнуть, и слетишь в разбросанный по полу хлам.
- А меня не интересует, - прорычал он прямо в дрогнувшую нижнюю губу и, сжав кулаки, отправился к двери.
Ручка царапнула ладонь рассохшимся деревом, а резкий порыв ветра мгновенно отрезвил. Теряешь терпение, потом бдительность, а потом добычу.
- Алин, куда ты дел тело из богорощи?
- Милорд? – маленькие глаза Алина тревожно забегали - пытается угадать последствия ответа. – Так это, милорд, прикопали аккуратненько у брошенного дома.
Рамси медленного развернулся, посмотрел на лорда-дознавателя и небрежно кивнул на Кислого Алина.
Теон помедлил в нерешительности, потом негромко сказал :
- Откопайте его и почистите от земли, чтобы никто не видел из простолюдинов. И мужика, которого мы прихватили у ворот, не отпускайте.
- Зачем? – недоуменно брякнул Марч.
Рамси презрительно скривил губы – лучше молчать, чем сыпать любезностями или глупыми вопросами. Он вполне сможет дождаться ночи, чтобы избавится от этого ошейника лордства и затянуть собственный.
- Мало ли, что охотник не знал или не признался. Был сход, и не он один разговаривал с Десницей. Может, все-таки сира Мормонта убили из-за этих пауков и детей. Очень сильный мотив. - Теон помолчал и добавил с горечью: - Страх разоблачения толкает и на более страшные вещи.
Эта горечь рождала у Рамси воспоминания, а они в свою очередь согревали, убаюкивали гнев и ярость.
- Но зачем нужны трупы?
У лейтенанта совершенного не было ни мозгов, ни терпения, - он сбивал Вонючку с такой приятной для милорда печали.
- К вечеру мы соберем местных жителей на площади, и вы, лейтенант Марч, перед ними выступите.
- Я? Почему я?

Длинные тени и сереющий над крышами свет обещали острое, будоражащее кровь удовольствие. Фигуры медленно стекались на площадь, кое-где виднелись зажженные факелы. Рамси стоял, облокотившись на перила помоста у заброшенного Торгового дома, и следил за этим потоком. Монотонным, медленным – так сходились упыри к стенам Дредфорта, правда, в полной темноте, без огня. А это были живые людишки, и принадлежали они ему. Все – его собственность, которой он скоро распорядится по усмотрению. Мужики в кургузых кожаных куртках, обросшие, хмурые, верящие, что все еще охотники, а не дичь. Худые отвратительные бабы, замотавшие себя по брови в платки, в грязных сапогах из-под укороченных подолов юбок. Детей не было видно, разве что несколько подростков, державшихся стайкой и особняком от всех. Их он, может быть, и не тронет. Спустить застоявшуюся кровь этому городишке, а свежую оставить. Жестокость Болтонов - не значит несправедливость.
Ноздри жадно раздувались. Страх в таком количестве, грязный, не прикрытый, замешанный на настороженности и агрессии, будил охотничьи инстинкты. Толпа собиралась не малая. Но ни один не подходил близко к Торговому дому и к помосту, с которого когда-то приезжим купцам торговали крупные партии северного меха и пушнины. У некоторых, остановивших поодаль мужиков, за плечами были луки. Они цепко, как охотники, осматривали расположившихся на помосте и нечто бесформенное под темным сукном прямо за спиной Рамси.
Вся эта вонючкина затея может кончиться хрустко и бессмысленно. Толпа, раздувавшаяся гноем злобы и страха, просто сметет их. Но выпустить десяток, другой склизких кишок будет приятно. Последнее время кучно рубить получалось только мертвяков, а они не способны ни хрипеть, ни радовать хлещущей кровью.
Хотя все было продуманно для быстрого отхода, если что пойдет не так, – лошади за Торговым домом, лучники, залегшие на крышах, - он с удовольствием задержится, чтобы поиграть с человеческой плотью. Тем более, что все они заслужили гнев своего лорда. И о его кровавой ярости в гнусной деревне детоубийц менестрели могли бы сложить пару песен.
Нет. О его справедливом гневе.
Толпа ждала молчаливо, дыша в сумерках, как тесто для пирога. Туловища окрестных домов стали совсем черными, резко очерченными под серым небом. Рамси выпрямился и оглянулся на Теона. На мгновение тот показался ему испуганным. Даже в полутьме милорд безошибочно чувствовал, как напряжено его худое тело, словно готово бросится прямо сейчас то ли от Рамси, то ли прямо на него. С наслаждением лорд Болтон облизал губы. Когда он может играть со своей добычей, манеры лордства уже не казались ошейником, а становились огоньком приманки, помогающей без особого труда сожрать жертву с костями.

Еще пару часов назад Рамси был далек от этого сладостного предвкушения. Все решалось без его участия. Каждое слово Вонючки и старика офицера раздражало до невозможности. Он ходил вдоль тел за загородкой гостиничной трапезной и пытался сдержать нечто рвущееся наружу. Седой возражал, Теон сбивчиво настаивал. Рамси как всегда чувствовал его неуверенность, сомнения, тщательно скрываемые за правильно подобранными словами.
Убитый северянин и сегодняшний охотник. Тяжелый запах – смесь свежей крови и гниения распространялся несмотря на закрывавшее все сукно. На последнего натянули одежду и закрыли брюшину. Собранные в одном месте трупы были наглядным сообщением: Теон – хитрая, скользкая тварь и способен вывернуться из рук в любой момент. Разыграть спектакль с переодеванием, отвести глаза и под шумок добиться желаемого. И теперь его план был простым и наглым.
Тыкать северян носом в их же преступления не дало бы ничего, кроме драки. Весело, но не долго, потому как с такой ордой пока не справиться. Перевертыш собирался убедить жителей, что угроза их тайне и их жизням прячется среди них самих. Если они начнут подозревать друг друга, тогда на поверхность поплывет все дерьмо. А лорд-дознаватель готов сочувствовать и выслушивать каждого. И, возможно, что-то укажет на убийцу Десницы.
Русе умел такое делать – сталкивать Мандерли с Фреями и ждать результатов. У Рамси не хватало терпения и выдержки. А у Перевертыша? Милорд был уверен, что тоже не хватит. Рамси не умел ждать, а Теон – перешагивать труп за трупом. В нем сохранялось нежное, податливое нутро – был ли он дознавателем, принцем или Вонючкой. И именно это нутро привлекало, рождало в Рамси болезненную неутолимую жажду.

URL
2014-08-22 в 23:02 

Лилули
- Я простой солдат и не умею выступать с длинными речами, лорд-дознаватель. Говорить с жителями – ваше дело. К тому же вы убедительно это делаете, - офицер очень нудно и упорно сопротивлялся.
- Поймите, лейтенант, на помосте будут лежать простые люди. А вы солдат. Не лорд, не дознаватель, не палач и не мальчишка в их глазах. Почти ровня. Им проще будет вам поверить. И потом вы отлично знаете, что им сказать.
- Я прямой человек, лорд Теон. А передо мной соберутся детоубийцы. Каждого из них надо вздернуть. Даже смотреть на них – мерзость, а вы хотите, чтобы я сопереживал им, как родным? У меня не получится. Лучше вы. Мне не поверят.
Теон опустил глаза и провел ладонью по лбу, убрал упавшую на лицо прядь волос. Рамси остановился и присмотрелся. Ухватил едва заметное дрожание пальцев, закрытых тонкими перчатками. Серые круги лежали вокруг глаз. Лорд-дознаватель выглядел вымотанным и встревоженным. Не хотел выступать сам или не верил, что это правильно? Трудно было понять. Рамси еще раз скользнул взглядом по трем прикрытым сукном телам и облизнул губы. Самое время решать ему.
- Мне поверят.
- Тебе? – Теон посмотрел на него как на заговорившее привидение. Изумление выбило из него все манеры и даже язвительность.
Марч озадаченно нахмурился.
- Конечно, лорд-дознаватель. Они же мой народ и я, как их лорд, очень хотел бы защитить их от кровавого убийцы, - Рамси говорил вкрадчивым, нежным, терпеливым тоном, как бывало со своим Вонючкой. Чтобы тот понимал, как заботится о нем милорд, и что все жалкие ошибки, которые он совершает, забывая свое место и имя, ранят хозяина глубже и больнее свежевального ножа. А наказание необходимо, чтобы Вонючка выучил свое место.
Теон смотрел остановившимся взглядом. Помнит эти уроки.
- Зима безжалостно опустошила земли Болтонов. Каждый выживший нуждается в защите и заботе. И долг лорда – защитить всех. Тем более от зверских убийств.
Лейтенант Марч закашлялся. Теон моргнул и с тоской посмотрел куда-то за плечо Рамси.
- Хорошо, лорд Болтон, поговорите с ними, - голос был едва слышен. – Боюсь, они вам поверят.

Темная масса голов и тел источала напряженное ожидание, как упавшая под ноги, измотанная долгим бегом, но еще живая и сильная добыча. Рамси еще раз облизал губы.
- Я как ваш лорд хочу только одного – защитить свой народ. Мое сердце наполнялось горечью, пока я ехал через разоренные земли. Пустые деревни, вытоптанные, разрушенные. Отвратительно, - Рамси прижал руку к груди, с удовольствием прислушиваясь к бархату собственного голоса – все они должны ценить такого лорда. - Я стремлюсь к одному – покой и мир в северных землях. Я говорил это Деснице королевы, когда он предложил мне стать лордом Хранителем севера. Но его убили на моих же землях. И теперь Таргариены жаждут крови.
Рамси горько вздохнул и, сделав паузу, обернулся в сторону Теона. Тот стоял прямо под драконьем знаменем, полотнище Дозора развивалось несколько правее. Лорд-дознаватель был совершенно неподвижен, стоял с расправленными плечами и задранным носом, только лицо казалось заметно бледным даже в густеющих сумерках, а отрешенный взгляд скользил над толпой. Ремень на его шее смотрелся бы сейчас особенно хорошо.
- Я приехал сюда по велению сердца и долга, и никто не должен пострадать несправедливо. Зачем мои поселянам убивать посланца королевы? Незачем.
Толпа колыхнулась и издала какой-то согласный утробный звук. В груди затрепетал азарт погони.
- Я был уверен в этом и в каждом из вас, кто выжил зимой. Но…, - он опустил голову и вздохнул так тяжело и громко, как только смог. Замер на мгновение, прислушиваясь к оглушающей тишине, потом обвел народ взглядом и осуждающе показал головой. – Еще два убийства за три весенних дня. Здесь. В моем городе. И убитые – местные жители. Их тела лежат на помосте.
По знаку лорда Болтона Кислый Алин сорвал сукно с трупов, приподнятых на специальной наклонной конструкции. По площади пронесся тревожный шум. Было бы неплохо выставить тела голыми – так поучительно. Но Вонючка уперся – это вечное стремление прикрывать и прикрываться. Натянули на мертвых драные рубахи и штаны, но это только отчасти маскировало правду об их смерти. Прогнав бродившую на губах улыбку, Рамси произнес очень громко:
- Не солдаты королевы их убили. Так они не могли это сделать. Нет. Вы сами зверски уничтожаете себя, и подбрасываете тела нам. Без причины. Зима свела с ума мой народ, - Рамси широко развел руками. - Как я могу вам помочь тогда?
- Как они умерли? – зычно выкрикнул кто-то из поселян.
- В страшных мучениях, - вздохнул Рамси. – Лорд Грейджой ведет дознание и запретил описывать все обстоятельства. Тем более здесь могут быть дети.
Толпа сразу заколыхалась, казалось, расширилась под светом зажженных по краям факелов. Пламя выхватывало лица, искаженные страхом и возмущением. Стоял встревоженный гул человеческих голосов. Прорывались невнятные, перекрываемых шумом, короткие возгласы.
Рамси не нужно было оборачиваться, чтобы почувствовать близость Теона – тот быстро подошел и встал за спиной. Среди всеобщего возбуждения тяжело сдержаться и не схватить его, не впиться в рот, в скользкий язык.
- Не дразни их. Драка нам не нужна.
Пекло, какой он стал скучный. Весь затянулся в ответственность и серьезность. Но ничего, он его освободит… позже…
Рамси ленивым движением поднял обе руки и, перекрывая шум толпы, крикнул:
- Чего разорались, северяне? Вы сами должны разобраться. А я помогу. И лорд-дознаватель тоже... хочет понять. Что у вас происходит? Кто из Медвежьей ямы мог убить ваших же земляков?
- Вранье! Вранье - все до последнего слова! – это был пронзительный женский голос. Рамси не выносил баб, издающих такие звуки. Он видел их когда-то много в деревне – толстух, которые смачно давят соседских цыплят, и, упирая руки в бока, станут визгливо лаять, если порубить палкой крапиву у их забора. Лживые жирные сучки с щелями провонявшими гнилью.
- Что!? Да как ты смеешь? – он склонился, вглядываясь в темноту, разрезаемую всполохами факельного света.
- Никто из наших Рабра бы не кончил! – подхватил кто-то
- Это все пришлые!
- Где был этот Дозор, когда нас жрали упыри!
- Где был Дредфорт?
Толпа заходилась гневом и возмущением. Рамси схватился за меч. Желание быть добрым лордом отрезало напрочь. Эти ублюдки вместо того, чтобы ползать и лизать сапоги своему хозяину, смеют на него тявкать. Мерзкие твари, надеющиеся прикрыть свои делишки и выглядеть жертвами. У них самые сладкие крики. Под ножом. А ведь он знал, что надо просто все разом спалить, не играя в благородство и не дожидаясь дракона. Острое желание срочно пустить кровь распирало и не давало сосредоточиться на том, как именно это сделать.
Он уже перешагнул две ступени помоста, как его крепко схватили за руками, плечи и потащили назад.
- Трахнутое пекло!
- Тихо! Тихо! – он услышал этот голос, такой непривычно громкий и почти незнакомый, и перестал вырываться, замер, всматриваясь в стоявшего теперь на его месте Теона.
- Все, что вы говорите – верно. Это правда, Ночной Дозор не справился, не остановил смерть. И Дредфорт не прислал защиты, - гул сначала усилился, а потом стал стихать. – Вы остались здесь одни за земляным валом и деревянными стенами. Без серьезного оружия. Но как-то справились и выжили.
- Что ты хочешь этим сказать, лорд? Ставишь нам это в вину?
Только виновный такое спросит.
Лорд-дознаватель задумался, он явно подыскивал правильные слова. Сжал опущенную вдоль бедра руку в кулак, обхватывая большой палец, а потом резко и напряженно выпрямил все пальцы разом – словно избавляясь от судороги. Это движение, которого не было у его Вонючки, Рамси уже видел два раза, в моменты когда Теон сомневался и был явно не уверен. Рамси нравился этот жест, он бы выглядел таким уязвимым, если снять проклятую перчатку с левой руки.
- Нет, не ставлю, и даже не спрашиваю, как это у вас получилось, если сами не захотите рассказать. Но.., - он медленно обвел взглядом настороженную толпу, - сейчас не зима, а люди умирают. В вашем селении. Это неправильно.
Снова послышались недовольные голоса. Рамси уже никто не держал, но он стоял неподвижно в капкане гнева и приличий лорда благородного дома, стараясь представить, как бы вел себя Русе.
- Возможно, убийца среди наших людей. Но, если нет, то вы все под угрозой. Мы уйдем, а вы останетесь. Я предлагаю вам заключить соглашение здесь и сейчас.
- Какое соглашение, милорд?
Теон заметно вздрогнул, как от удара, но продолжил также уверенно:
- Любому, кто предоставит сведения об этих убийствах, я обещаю помощь и полную защиту от имени Таргариенов. Мы пока еще здесь, и это в ваших интересах.
Тот же быстрый жест левой рукой, и лорд-дознаватель, развернувшись, быстро пошел назад, к спуску по ту сторону помоста. Рамси поймал вопросительный взгляд Марча и не спеша двинулся следом. Скользкий кракен. Сомнительно, что он получит от них то, что хочет. Но Рамси намеревался получить желаемое от хитрого Перевертыша уже через несколько часов.

URL
   

Лавочка разных разностей

главная