21:41 

Дознание

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Дейенерис, Тормунд, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон
Жанр: детектив, агнст, слэш, экшн
Описание: зима закончилась, и многое изменилось у геров и в королевстве
Дополнительно: отношение героев до побега Теона как во флешбэках "Скольжения", остальное совсем иначе
Рейтинг: 17
Статус: закончен

1. Ободранный лорд
2. Дознание. Дредфорт
3. Медвежья яма
4. Связь
5. Допрос с пристрастием
(рисунок от Janos)
6. Игры и проигрыши
(рисунок от rotspecht)
7. Падение
(рисунок от Shugister)
8. Безумцы
9. Внутри
10. Вопросы и надежды
запись создана: 01.06.2014 в 16:39

@темы: "ПЛиО", "фанфик"

URL
Комментарии
2014-09-08 в 23:32 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Даже если это и сериал, но не настолько же мыльный XD
Разбиваешь мне сердце. Какжетак.
Сегодня вот прочла как раз главу англофика с идеальным раскладом — бегаю и някаю. Тоже сорт мыла, но какого вкусного. Мыло из Рамси, настоянное на слезах Теона, я бы сказала. XD

2014-09-09 в 10:37 

Лилули
Vinylacetat, Разбиваешь мне сердце. Какжетак.
Нет, нет, я верю, я даже мечтаю, чтобы голубая роза была и утоление печалей тоже, но... может быть не в этом фике или не мной написанном :shy: ))
какого вкусного. Мыло из Рамси, настоянное на слезах Теона, я бы сказала
Да, там очень густой настой, мое сердце совсем надорванно. Там дело должно пойти к утолению печалей. И думаю кто-то не только прижмется к шрамам, но и использует по назначению (против гнусного кое-кого другого) pistol on his hip. Надеюсь на это.))

URL
2014-09-09 в 11:14 

redraccoon
но... может быть не в этом фике или не мной написанном ))
О 3 О
правда?!
*слезы счастья*
никакой голубой розы?!

2014-09-09 в 12:46 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, в не тобой написанном-то будет (и не одном, похоже), но каждый конкретный случай ценен. XD Не говоря уже о том, что когда сам пишешь - это вообще другое дело.
Да, там очень густой настой, мое сердце совсем надорванно.
Ты понимаешь, о чем я!!
Я автору обещала там часы с обратным отсчетом в моей голове, она сказала, что ждать надо 5 глав, но вышло раньше.)
читать дальше

2014-09-10 в 08:14 

Лилули
rotspecht, никакой голубой розы?! - я бы не хотела развивать эту тему, и так сказано много лишнего )
Vinylacetat, Ты понимаешь, о чем я
читать дальше

URL
2014-09-10 в 12:58 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули, аааа, прости, что обсуждаю другой фик в твоей теме, но мне почти не с кем поговорить об этом на родном языке.)

читать дальше

2014-09-10 в 21:43 

"Странно, когда ты сходишь с ума,
У меня появляется чувство вины,
Я тебя понимаю, ведь мне иногда
Тоже снятся страшные сны.

Снится, что мне не дожить до весны,
Снится, что вовсе весна умерла.
Страх во мне оставляет следы,
Я думал, что страх - это просто слова..."

URL
2014-09-14 в 21:06 

Как там глава? Намечается?

URL
2014-09-15 в 11:36 

Лилули
Гость,
Снится, что мне не дожить до весны,
Снится, что вовсе весна умерла.
Страх во мне оставляет следы,
Я думал, что страх - это просто слова..."
"Смысловые галлюцинации") Здесь они хороши и не только эти строки)
Гость, Как там глава? Намечается?
К концу недели. Серия выходит позже в связи с национальными праздниками, которые были на прошедшей неделе)) Сначала было мое ДР, потом детское, потом близкой подруги, еще посередине был Алфи, но его уже не отмечали)). О рабочей занятости уже молчу)

URL
2014-09-15 в 13:50 

Удачи и вдохновения Вам :3
Глава так закончилась и остаётся только "окакохеренночтожедальшечтожедальше"
Новые главы у "Дознания" заставляют меня пищать от восторга и взахлёб читать. Этот фанфик очень интересен и захватывающ

URL
2014-09-16 в 09:31 

ron y miel
Лилули, о, солнц, с прошедшим тебя днем рождения!! Пусть твоя жизнь будет яркой, интересной и насыщенной, пусть детка не болеет и радует тебя, пусть больше в жизни будет ощущения гармонии и уюта, больше достигнутых целей)
А если не секрет, какого у тебя числа д/р?

2014-09-17 в 17:10 

Лилули
Гость, спасибо большое, пребольшой, преогромное *___*
*Janos*, спасибо, душа моя, ты как всегда очень добра, невероятно внимательна и прекрасна.)
читать дальше

URL
2014-09-17 в 18:23 

Shugister
Лилули, О! С прошедшим!!! Желаю творческих успехов!!! *_*

2014-09-17 в 19:09 

Лилули
Shugister, спасибочкин тебе :dance2:
Обожаю обнимашки, целовашки и поздравляшки. Хотя получая их неделю спустя, уже чувствую себя как-то неловко))

URL
2014-09-17 в 19:19 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
Лилули, с давнопрошедшим Вас ^__^ здоровья и успехов во всем!

2014-09-17 в 21:07 

Лилули
net-i-ne-budet, *уже окончательно осознав свою порочную склонность к вымогательству поздравлений*
благодарю, благодарю, благодарю Вас)

URL
2014-09-17 в 21:13 

redraccoon
а от слоупоков принимаются поздравления?

2014-09-17 в 21:24 

Лилули
rotspecht, а от слоупоков принимаются поздравления?
Ставим первыми в ряд и снимаем показания)
Спасибо от всего распахнутого:heart:

URL
2014-09-17 в 21:26 

redraccoon
Лилули, *болтонские обнимашки*
С Днем Рождения
побольше вдохновения

2014-09-21 в 17:52 

Лилули
Внутри
Лежать ничком было не очень удобно. Теон, что есть силы отпихивая тело, попытался вытащить из-под него голую непослушную ногу. Получалось медленно. Можно, конечно, еще так полежать – сладкая истома расслабляла мышцы, кружила голову. Он бы и не двигался, но рядом стоял Варамир и что-то от него ждал. Рамси выглядел не очень живым, но был очень тяжелым. Освободившись наконец, Теон поднял голову.
Варг стоял и наблюдал за ним, облизывая губы. В руке держал довольно увесистый камень.
- Извини, что прервал удовольствие, - сказал он хрипло и растянул как обычно губы. – Но ты вроде уже получил, что хотел.
- Получил, - сразу согласился и Теон и взялся рассматривать белые следы, размазавшиеся у бедра. Похоже, это было его собственное семя. Удивительно. Оно выглядело незнакомо и странно. Теон посмотрел на Рамси. Интересно, а он тоже получил, что хотел? Наверняка – выглядел очень спокойным, не таким нервным, как только вошел сюда. Только серая глина под его головой влажно и тревожно потемнела.
- Ты убил его? – любопытно было узнать.
Варамир задумчиво посмотрел на милорда. Опять облизнулся и отбросил в сторону камень.
- Пока не совсем, может он еще… пригодится, - сообщил варг и опустился напротив.
Теона сразу наполнило изнутри, раздвигая границы сознания. Казалось, в него впихнули огромный мир, в два раза больше его собственного. От этого любая оболочка и кожа должна лопнуть, разорваться в любой момент. Но он теперь был таким… вместительным, радужным, как бесконечно раздувающийся мыльный пузырь. Голова восхитительно кружилась от незнакомых ему чувств, слов и мыслей. От хлынувшей в него животной похоти…
Надо попробовать обоих и оставить одного. Насколько его хватит. Второй выглядит крепче, и все части на месте. Волки – это слишком просто, а местные… потеряли способность соображать от страха. С ними стоит быть осторожнее…
Теон, уже плохо понимая, кто он, вспомнил серый загривок волчицы и морозный пар, вырывающийся из пасти. Как скрипит под лапами подтаявший днем снег, а голод сводит живот и гонит вперед. До чутких ноздрей доносится запах крови, отдаленный, но такой острый – нужно успеть присоединиться.
Мужчина – это совсем по-другому. И почему раньше не взял ни одного? Сил на это теперь с избытком.
Белые ноги с изуродованными ступнями жадно обивают бедра, дергаются нелепо и беспомощно, точно у кукольника на веревочках. Пальцы, которых явно не хватает, судорожно цепляются за плечи, соскальзывают и снова возвращаются. За черной ритмично двигающей бедрами фигурой взлетают вверх острые локти и плечи, влажно поблескивают белки полуприкрытых глаз. Пещеру заполняет бесстыдный звук влажного совокупления, стоны, тяжелое прерывистое дыхание, и звяканье цепи. Все не так, как происходило у волков, и совсем не так, как подставлялись ему пригнанные страхом, отводящие глаза женщины.
Дублет под прижатыми к нему лодыжками задирается вверх, и все ниже спускаются черные штаны, оголяя белую гладкую кожу, что ложбинкой сходится вниз, под ремень. Если туда просунуть руку, то соскользнешь в плотный обхват жарких ягодиц, и они, сходясь в напряжении, будут сжимать ладонь или ощупывающие мягкую плоть пальцы с каждым движением тела вверх, вслед за возбужденным членом. А ниже будет еще плотнее, и можно ощутить бег крови.
Теон почувствовал тяжелый холодный камень в руке и необходимость ударить по голове со спускающимися на плечи черными волосами.
Драконья кровь… должен узнать кто, остальное потом…
И Теон полетел в какую-то пропасть, оставляя открытым для кого-то другого короткие истории и кровавые огрызки событий собственной жизни – Пайк, Винтерфелл, Пайк, Винтерфелл, Дредфорт, Винтерфелл, Стена, Дредфорт.
Человеческое тело – дело понятное. Занять и пользоваться. А лазить в чужих душах и мыслях - не приходилось. Ни Хаггон и другие оборотни ничего об этом не знали. Мерзость, и еще более страшная. Но Он хочет, чтобы Варамир это сделал… Человек крови дракона, Хозяин подскажет, кто это… Он знает все, Он вернул его из истинной смерти…
Под ним в черно-белом ледяном мире беспорядочно двигались синеглазые тени. Спотыкались, ползли, брели сквозь снег. Шерсть вставала на загривке от запахов, приносимых морозным ветром. Отравленное гнилью мясо в обманчиво сверкающем инее. Между домов брошенной деревни Репейница шла за ним. Свисающие с рук кровавые сосульки бились о меховой подол. Он завыл на опрокинутую над холмом луну, и стая подхватила его зов. «Варамир» - голос отчетливо прозвучал в голове. «Иди ко мне, Варамир». Волк тряхнул мохнатой головой и подумал о мясе, сочащимся теплой кровью, к которому может привести его голос, и к которому он приведет свою стаю. «Мясо?». Он втянул обжигающий холодом воздух, пытаясь почувствовать обещанную добычу издалека. «Мясо, Варамир. Большое сильное тело, наполненное живой кровью». И тогда волк побежал на голос, увлекая за собой остальных. Голос время от времени повторял его человеческое имя, не давая возможности отвлечься, уйти в сторону на запах живого, так редко приносимого ветром. Когда он замолкал, воспоминания человека начинали тускнеть, утекать тонким вьюнком пара из Одноглазого, оставался только бег, теплый запах Хитрюги и мысли о добыче.
Волчьи воспоминания ощущались Теоном, как его собственные, словно другой, прожитой, но забытой жизни. Казалось, он и сам когда-то лакал кровь из разорванных внутренностей, одновременно теряя ее под ножом где-то еще. И отвращение одной памяти, причудливо смешиваясь с наслаждением второй, сбивало с толку, разрывало сознание напополам. Чувствуя, как кто-то внутри него безжалостно перетряхивает события, лица и имена, отзывающиеся тупой болью в сердце, Теон отступал, соскальзывал глубже, все больше погружаясь в чужую, но теперь такую понятную и яркую жизнь.
Великий Хозяин зимы привел его к этому телу, большому, сильному, сидевшему неподвижно у костра. Рядом ходили мертвецы, и его стая закружилась на месте, не желая приближаться к запертой гнилью добыче. Хозяин тянул его к костру именем, словно обхватившей шею веревкой. И Варамир пошел сквозь строй расступающихся упырей. Все инстинкты вопили об опасности, брюхо жалось к снежному насту, рык вырывался из оскалившейся пасти. Но у костра его ждало человеческое тело и жизнь после истинной смерти. «Он твое, Варамир, если будешь моим орудием, моим слугой». Варг потянулся и оставил вздыбившего шерсть вожака. Тело человека было огромным, послушным и казалось совершенно пустым. Хищным – сделанным под него, уже привыкшего к жизни волка.
Теон шагал по глубокому снегу широко, мощно, мог бы идти сквозь белые торосы, нисколько не уставая, чувствуя себя повелителем холода, хотя тело под одеждой из шкур источало жар. Ни мертвые, ни голод не тревожили его, он видел добычу издалека – достаточно прикрыть глаза и выпустить часть себя наружу. Душа тенью скользила по сонным деревьям, по рыбам, потерянным на дне рек, вверх через короткие мыслишки птиц и их острые глаза – туда, где прячется одинокий заяц, кутается в пушистый хвост белка или дичь более крупная еще не околела в бесконечном холоде, а забилась в нору, чтобы дождаться его верных волков или его самого. Безлюдный Зачарованный лес, земли за Стеной стали ему большим домом, чем прежде, когда людские стаи с их бессмысленными правилами и запретами уродовали их мертвую красоту.
Хозяин – единственное существо, что внушало трепет, почти всегда был рядом, в темных углах его сознания. Иногда он говорил с варгом, веля идти ему на юг к людям, но бывало пропадал из головы на долгие, бессчетные ночи и дни. Теон помнил, как в то время обращался к нему сам, сидя у огня и сплетая из оттаявших в руках веточек бесформенные фигуры – таким варг видел его - царящем где-то за Клыками мороза в землях вечной зимы. Там, где добытая кровь, принадлежит тебе без остатка, неважно чья – человеческая, звериная, нужно просто вылакать ее, чтобы стать сильнее. Где нет слова мерзость, когда тебя ведет жажда.
Как ты здесь оказался?
Голос прозвучал удивленно, лениво, как в полусне, и Теон обернулся, не в силах рассмотреть, кто это говорит. Из какой-то мутной далекой дымки на него смотрели знакомые лица: Нед Старк – пристально, неотрывно, Бейлон – с гневом и осуждением, Робб – заговорщицки, весело, Джон – с настороженным вызовом, Аша – с болью и беспокойством. Но не только они, за ними виднелись другие: Бенфред Толхарт, Драгмер, Джейме Ланнистер… Их имена и истории размывались в памяти и утекали прочь, как песочные замки с каждой волной прибоя.
Кто из них? Кто? В ком течет кровь дракона?
Огромные руки схватили его и тряхнули. Не сильно, даже как-то с заминкой. Наверное, Рамси пришел, и он пьян, едва стоит на ногах, но хочет ответа, слез, мольбы. В этот раз не для того, чтобы утолить злость и гнев, а просто ради забавы. Готовит для Теона нож или окаменевший от желания член. Но теперь можно служить совсем другому Хозяину, гораздо, гораздо более сильному. Он – это хаос каменных резцов и льда, без порывов и страстей, всегда выдающих слабость. Сбросив с себя ослабевшие когтистые лапы милорда и поддернутое туманом прошлое, Теон развернулся и побежал в снег, к умирающим северным деревням, которые не защитила Стена.

URL
2014-09-21 в 18:01 

Лилули
Все эти замерзшие человечишки видели его величие, его силу варга и оборотня, которого обходят даже мертвые. Приносили дары. Глупцы! Он не служил людям, только Хозяину, которому нужны были дети – такие сладкие, невинные. И, отводя их в черноту леса к высоким изящным созданиям с пронзительно синими глазами, он говорил утешающие слова, вытирал с щек замерзающие слезы, а потом слизывал следы с пальцев - солоноватый лед, как предвкушение сладкой крови, которая ему не достанется.
Нахлынувшее весеннее тепло разрушало ледяной, идеально выстроенный мир его всемогущества. Людишки шарахались в сторону, отводили глаза, армии упырей превращались в грязь, пожираемую травой и солнцем, и даже его волки стали слишком полагаться на себя, уходя все дальше в поисках проснувшейся мелкой живности. Он сидел в пещере, связывал, сплетал гибкие ветки в хаос концов, изломов, изгибов, развешивал знаки своего бога в переходах жилища и ждал. Напряженное молчание в его голове должно было лопнуть, взорваться новой волей того, кто вырвал варга из истинной смерти.
Драконья кровь! Убей!
Теон схватил руками голову, чтобы она не лопнула от этого крика.
Зима вернется! Ты должен успеть!
Теон-Варамир хотел убить, должен был убить. Слить кровь Хозяину в ледяную глотку. Он нашел ответ и не нужно больше бродить по воспоминаниям. Картины зимы замелькали беспорядочно в его голове, словно ночной кошмар, прокручивающийся в обратную сторону. И вылетая из него, последнее, что Теон увидел, был Джон, серьезный и мрачный, отправляющийся вслед за собственным долгом на север, к Неведомому.
Найди и убей!
Он осторожно приоткрыл глаза, готовый сделать то, что от него требуется. Пещера и две фигуры. Один неподвижно лежал на спине – разметавшиеся волосы, крупные чуть приоткрытые губы, одежда в полном беспорядке, а приспущенные с бедер штаны делали его почти беззащитным. Имя пришло с задержкой, как из далеких воспоминаний, - Рамси Болтон. Другой – варг, Варамир, сидел напротив, смотрел мутным взором, а на губах проступала бессмысленная и мечтательная улыбка. Нет, в голове что-то путалось: варгом был он сам и отчетливо помнил, как рвется плоть под зубами, как сладко хрустят и ломаются кости. И еще есть имя Теон, оно тоже его. С Рука прошлась под плащом и обхватила согнутый в широкую петлю ремень.
- Как он нашел… меня? – неожиданно произнес другой Варамир. В голосе сквозило любопытство и нежность, и пальцы, заканчивающиеся обломанными желтыми ногтями, потянулись к неестественно темным губам Рамси Болтона. Указательный обошел контур губ и хозяйски нырнул внутрь, к выглядывающим из трещины рта белым зубам. Под прядями черных волос милорда дрогнули ресницы, и Теон в одно движение оказался сбоку от Варамира, затянул на бычьей шее ремень. Ты должен успеть убить! Дернул кожаный конец ремня вверх и на себя что было сил, разворачивая огромное, увешанное уродливым хаосом украшений тело. Варамир выгнулся, его шея напряглась, руки рванулись вверх, а правая нога толкнула неподвижно лежащего Рамси.
Что ты делаешь? Кажется, он спрашивал сам себя, но не понимал, что ответить. Сознание двоилось, распадалось на разные я, а руки стремились туже затянуть петлю.
Огромное тело нелепо дернулось и опало, в тот же момент что-то чужое влетело в Теона, сдавливая, загоняя в темноту. Он пытался удержаться, оттолкнуть это, в голове все еще требовательно звучал приказ – убить. Но тело не подчинялось, двигаясь само по себе, и Теону казалось, что он задыхается. Ремень выскользнул из взбесившихся от тряски рук в тот момент, как Рамси перевернулся со спины и лег животом прямо туловище лежащего Варамира. Резким рывком милорд приподнялся, и в его руке блеснул нож.
Кто-то невидимый вращал Теона изнутри, пытаясь выбросить прочь. Но он цеплялся за чужие руки и почти не боялся, потому что это был не Рамси. Удерживаясь из последних сил, Теон видел издалека, как через темнеющее в сумерках окно, как милорд вогнал кинжал в грудь бесчувственного варга, а потом нелепо содрогнулся, заливая рвотой себя и лежащее под ним тело, и вновь обмяк.
Яростный крик оглушил, и Теона с силой швырнули в сторону. Уже ничего не соображая, он обхватил руками колени и опустил на них голову. Он был на корабле, попавшем в самый центр шторма, в темном углу трюма было не за что держаться, и его ударяло о стены. Корабль раскачивался из стороны в сторону, видимо, от ударов волн. Где-то под его кормой гремела якорная цепь, не давая сорваться, лишая свободы. Не вырваться. Последний мощный удар, порыв ветра, взревевшего в парусах, и внезапно качка стихла.
Вдохнув несколько раз и сосчитав до пяти, Теон осторожно открыл глаза. Прямо перед ним неровными рывками с мертвого тела оборотня пытался приподняться Рамси. С его головы падали тяжелые капли крови, глаза закатились, с края губы стекала слюна. Оторвав руки от земли, милорд дернулся всем телом и захрипел надрывно, словно попавший в западню зверь. Теон никогда не видел его таким неуклюжим, даже будучи пьяным, Рамси двигался плавно, с грацией непредсказуемого хищника. Варамир. Муть и путаница в голове исчезла, а мысли стали ясными, как и картина того, что сейчас происходило.
Рамси встал одним резким рывком, и тут же его согнуло пополам. Изо рта выплеснулась желтая струя, и он рухнул рядом с убитым им оборотнем. Пальцы прошлись по костяной перевязи мертвеца и замерли обессилено. Теон не двигался, готовясь к новому проникновению в него варга – внутри все окаменело от напряжения. Но ничего не произошло. В полной тишине пещеры ему почудился отдаленный рев медведя, а может в его собственной голове опять ожили события животной жизни Варамира, которые несколько минут назад ему казались собственными, живыми, как текущая по венам кровь.
Он ушел? Умер?
Некоторое время Теон продолжал сидеть, не понимая, что делать дальше, ожидая чего-то непредсказуемого и страшного. Пахло отвратительно. Прямо перед ним бок о бок лежало два тела – одно мертвое, другое бесчувственное, в расхристанной одежде, крови и блевотине. Рассматривая их, Теон неожиданно для себя улыбнулся, но быстро закрыл рот рукой, словно губы сделали что-то недопустимое.
Ему нужно найти ключ от цепи, чтобы освободиться. Варг наверняка носил его с собой. Найти ценную вещь в мешанине всякого хлама, намотанного на этого урода, будет сложно. Не было ни карманов, ни привязанного к поясу набора ключей, только путаница амулетов, которые Теон взялся перебирать, надеясь, что спасение висит где-то между ними. Он прошелся по ним несколько раз, тревожно косясь на смертельно бледного и неподвижного Рамси. Ничего. Сердце стучало в груди отчаянно, волнение сжимало горло, но очередной осмотр не принес ничего. На Варамире ключа не было, не было его нигде на расстоянии цепи Теона. Может, лежит на брошенных в углу шкурах или среди утвари на кривом столе, а возможно в одной из соседних пещер. В любом случае не добраться. Он должен был это понять сразу, иначе, если бы варг мог освободиться с помощью ключа, хитрости или силы, он бы не оставил тело Теона, не попробовал бы поднять с пола раненного Рамси. Похоже, воспользовался другим путем, если не сдох таки. Явится в теле медведя или волка, чтобы догрызть их. Хотя зачем они ему теперь? Да и медведю не просто будет вскарабкаться по крутому речному склону, где для человека был выстроен узкий ступенчатый спуск.
Нашел ли он в моей голове то, что искал? Теон помнил насколько был открыт, сдавал собственную память в чужое пользование, а сам без остатка растворился в жадной и кровавой жизни оборотня и вернулся в пещеру с отпечатком его личности, с целью убить. Поэтому и смог воспользоваться ремнем, снятым с собственной шее. А Варамир? Был слишком расслаблен. Тоже утащил с собой часть личности нанюхавшегося травы лорда-дознавателя, его доверие и… Теон посмотрел на темную поросль и опавшую плоть в распущенных штанах Рамси и отвел глаза. Он не решался посмотреть вниз, на собственный пах, где среди коротких волос не разглядеть уродливый обрубок, но, как прямо сейчас стягивало кожу бедра собственное посохшее семя, Теон чувствовал. И помнил, что было хорошо, когда все запреты, страхи, неловкости и стыд куда-то исчезли. Все вдруг показалось таким естественным, и вокруг была только нежность, которой так легко доверять, и так хочется отдаться без остатка. Что бы она с тобой не сделала.
Теона затошнило от этих воспоминаний, как от свежевального ножа, неожиданно оказавшегося у самой кожи. Он захватил в кулаки края плаща и запахнулся, хотя здесь не было никого, кто мог бы увидеть. Как теперь поступить?
Рамси у ног – пока такой уязвимый…, пришедший к нему, в эту пещеру. Как так могло случиться? Почему он был один? Без солдат, без Марча, даже без своих людей. Потому, что ему был нужен Вонючка, уязвимый и голый. Не лорд-дознаватель и даже не Теон. Хотя только войдя, Рамси хотел его освободить. Нет, скорее был в ярости, что приковал кто-то другой, не он. Это его гневное кто? Теперь милорд может иметь то, что желает, здесь и сейчас. Теону деваться некуда. И когда милорд очнется…
Ему тоже можно вогнать нож прямо в центр груди.
Теон медленно снял ремень с шеи Варамира, перебрался через его тело и через Рамси. Сведя вместе запястья милорда, сунул их в петлю ремня, очень крепко затянул и закрепил конец узлом. Без сознания и со скученными за спиной руками, Рамси Болтон был почти неузнаваем. Бледное лицо, обрамленное слипшимися кровью темными волосами, неожиданно показалось даже благородным. Вспомнилось, как почти нежно Варамир засовывал палец в этот рот.
Теон тряхнул головой и взялся за спущенные штаны. Множество раз Вонючка искалеченными руками старательно завязывал тесемки, отсосав сначала до чистоты своему хозяину. Теперь не было никакого желания вспоминать об этом, натыкаясь взглядом на мягкую плоть, так хорошо знакомую по запаху, вкусу и ненасытным толчкам в горле.
Покончив с одеждой, лорд-дознаватель еще раз осмотрел Рамси Болтона. Нет, этого не достаточно. Он потянулся, обхватил кинжал, торчавший из груди Варамира, и выдернул его. Кровь толчками потекла наружу …

URL
2014-09-21 в 18:12 

Лилули
Голова гудела, и глаза не хотели открываться. Тошнило так, словно наелся накануне дерьма. С трудом разлепив глаза, Рамси увидел Теона. Тот спал, закутанный в черный плащ. Локоть заведен под голову, внизу торчат голые ступни, а под ними - цепь. В первый момент подумалось, что это пьяный бред, с ним иногда случалось такое в Дредфорте – его питомец рядом, надежно запертый и точно не сбежит. Но все было слишком четко для бреда, и еще пахло мерзко. Собственное тело затекло и не гнулось, он напрягся и ощутил, как стянуты за спиной руки, да и ноги лежали бесполезными колодами.
То, что его крепко связали, в первый момент удивило Рамси невероятно. Ноги были обмотаны веревками с нанизанным на них мусором из костей и бронзовых обломков. Более того, судя по потекам, которые он увидел на собственной груди, приподняв раскалывающуюся голову, – его кто-то облевал, или он сам себя. Дальше от его ног, у ската стены, лежало тело огромного урода, залитое кровью и рвотой. Вокруг толстой шеи шла красная полоса, а из оскаленного мертвого рта торчали кривые желтые клыки. Что еще за труп?
Место, в которое его сунули, было смутно знакомым. Рамси перестал вертеть руками и напрягся изо всех сил, чтобы вспомнить. Стоило сосредоточиться, как голове начинали мелькать черные тени тревоги, когда происходит что-то непредсказуемое, неуправляемое, и от того до невозможности уродливое, не имеющее право существовать. Лай собаки, блики речной воды под луной и дождь… Запредельная злость на то, что что-то произошло само по себе и влезло к нему в жизнь мерзким хреном, не оставляя ни выбора ни места для ответного удара. Чувство отчаяния того момента нахлынуло и пробило память. Точно! Он искал пропавшего Вонючку! Точнее Теона, который ни за что не хотел быть Вонючкой, поэтому и сбежал. Хотя должен был принадлежать только ему…, что бы там не жужжал ему Русе.
Рамси нашел Перевертыша в этой пещере. Одного и на цепи. А потом? Лежать на спине, развернув голову в сторону мирно спящего дружка, было не очень удобно. Он изогнулся и повернулся на бок, впиваясь взглядом в тонкое, бледное лицо, с напряженной складкой над закрытыми, окруженными чернотой усталости глазами. Слишком плотно завернутое плащом тело, которое было таким отзывающимся и податливым.
Вонючка сидел здесь и ждал его, чтобы жадно садиться на твердый член, мокро заглатывать язык, пальцы, дрожать всем голым, располосованным телом от желания быть трахнутым. Ты опять себе врешь, бастард, не было здесь Вонючки, зато тебе разбили голову и связали.
Но милорд помнил, как Теон горячо дышал в шею, цеплялся руками за плечи, а потом так крепко обвил бедра ногами, что воздух на секунду пропал из легких. С ним много интересного можно было бы сделать…
Да, если бы не чужие цепь и пещера, и не твой член, заткнувший проход мыслей к голове.
Рамси зарычал от ярости, всколыхнувшейся от этого язвительного голоса внутри, от пут, бесстрастно удерживающих его на месте. Резко повернул голову, и в глазах потемнело, подкатила тошнота.
- Теон! - выплюнул он, словно мог прорезать этим словом плащ, кожу, заставить Перевертыша содрогнуться от страха, хотя чувствовал себя нелепым, смешным с этой злостью и обездвиженным телом.
- Просыпайся, вонючий урод! И развяжи меня!
Теон открыл глаза и настороженно уставился на Рамси. Потом сел, подбирая под себя ноги и плотнее запахивая плащ. Не похоже, что он изнывает от желания поерзать на твоем отростке, бастард. Рамси поморщился, как от кислятины во рту.
- Развязывай, пока я не намотал все это тебе на шею и не…, - собственный голос в конце фразы неожиданно надломился.
Теон хмыкнул и на секунду закрыл рот беспалой ладонью. В темных глаза мешались тревога и наглость.
- У тебя пробита голова. Я ее перевязал, как смог.
Ответ был неожиданным, с заботой в голосе, даже слишком нарочитой. Наверное, издевается… Но ему ведь понравилось, как я его трахнул… Последний раз.
- И что? – спросил Рамси настороженно.
- Мейстер Лювин рассказывал о ранениях. Когда пробита голова и много крови, то может быть трещина в черепе. Тогда нужна полная неподвижность, лежать и не шевелиться. Поэтому так будет лучше, чтобы ты не вставал.
- Ты издеваешься, Перевертыш? Сними это! – Рамси еще раз с силой дернул правую руку, стараясь вывернуть ее из кожаного захвата. Толку не было, только затекшую кисть обожгло болью. Смешно вертишься, бессмысленно, как принц Грейджой на кресте. Что будешь делать дальше? Сыпать оскорблениями, а потом умолять?
Теон смотрел на него внимательно, чуть наклонив на бок голову. Рамси отвел глаза, постарался расслабиться, растворить злость в собственной крови, не выпуская ее до времени наружу. Как в темницах Винтрефелла. Единственное успокаивающее занятие в этой пещере - рассматривать идущую неровными волнами поверхность потолка.
- Знаешь, чем я связал тебе руки, Рамси Болтон?
Он скривил губы, но промолчал.
- Твоим ремнем. Он очень крепкий, плотно садится. Да ты и сам знаешь. Так что не стоит зря дергаться.
- А на ногах, что за дрянь? – выдавил сквозь сжатые зубы. Действительно, почему бы и не поговорить?
Теон молчал. С виду весь в размышлениях. Но думать тут не над чем. Просто злился за ночь, когда милорд его трахал на натянутом ремне. Пусть. Весь прошедший день разрываясь между сладкими воспоминаниями о дергающемся под ним теле и чувством страшной утраты из-за собственных непреодолимых желаний, Рамси дошел до отчаянной готовности просить что-нибудь жалкое у богов. Хотел даже произнести слова сожаления гнусному кракенскому отродью, прыгнувшему, как он поверил с обрыва, только бы тот спасся… чудом. Вот оно и чудо. Теперь лежи себе, приготовленный для вертела. Боги способны изгадить любой порыв.
- Хорошо, с ремнем я немного увлекся, лорд-дознаватель. Но я же тебя развязал, а если ты меня не развяжешь, мы здесь просто сдохнем от голода. Ты ведь на цепи.
Теона, судя по равнодушному пожатию плечами и явному отсутствию желания спорить, это мало волновало.
- Ноги я связал амулетами варга, - пояснил он терпеливо. - Я говорил тебе о нем, когда ты вошел. Помнишь?
Рамси подумал, что помнит нечто совсем другое, куда более приятное. Но такие вещи лучше обсуждать, освободившись, содрав с Теона этот уродливый плащ и раздвинув как можно шире колени, которые теперь не рассмотреть за черной тканью.
- Это его труп у стены? – почему бы им не поговорить по делу. Труп выглядел знатно – туша залитая кровью. Неужели лорд-дознаватель способен кого-то так уделать?
- Да. Я его ждал. Он меня оставил и должен был вернуться, но ты пришел первый. Это Варамир вырубил тебя камнем по голове. А ты его убил, когда очнулся. Всадил кинжал в грудь.
Рамси расхохотался. Я его ждал. А ты его убил. Как же он не понял сразу – Перевертыш, Вонючка, трусливая сучка. Воздуха не хватало, тошнота крутилась у горла, а в голову стреляло болью, но ярость давила и давила, рвалась наружу.
- Что за чушь тебе лезет в голову, подумай, лорд Болтон?
- Иди в пекло, мертвец, если не можешь развязать мне руки, чтобы я придушил эту дрянь раз и навсегда!
- Значит, ты дожидался здесь своего варга? Такой готовый на все, и браслет железный не жал. Так скучаешь о варгах семейства Старков, что готов прислуживать любому из оборотней? Как ты сказал мне – жду, чтобы повеселиться? Дождался, правда, не того. Хотя тебя бы на всех хватило, не так ли? Лишь бы полапали везде, где надо, а потом воткнули поглубже. Черные братья, наверно, не просто так за тебя переживают…, за свои хотелки. А я-то все удивлялся, и чего это лорд-дознаватель сам ко мне притащил свою задницу ночью. Ему просто мало…, но только сучка он - трусливая. От ремня на шее рыдает, и сам убить не может, только связать.
Теон встал сразу после упоминания Старков, брови напряженно сошлись, губы превратились в тонкую полоску, затронутую чуть заметным шрамом, но он не двигался и ничего не говорил. Тени, падавшие на Перевертыша в этой конуре, освященной воткнутыми в землю у входа факелами, усиливали ассиметрию скул, заставляя лицо странно кривиться, скалиться на сказанные Рамси слова.
- Ты уродливое чудовище, Рамси Болтон. И я действительно должен был убить тебя, а не связывать.
- Урод – это ты и знаешь это. Но убей, убей, Вонючка, если сможешь, - где-то внутри жгло железным прутом от глупой обиды, от нелепости его дневных метаний, отчаянного бега за Мод, неуклюжих объяснений с призраком на кровати, к которому он не решался прикоснуться. – Иначе я срежу дочиста твои яйца. Напрасно оставил. Но сначала сниму с них шкурку. Буду счищать по полосочке, медленно, чтобы ты верещал как свинья, а потом трахну прямо в кровавые ошметки.
Теон резко отвернулся, в проеме распахнувшегося плаща мелькнула рука сжимающая кинжал. Его собственный!
- Добился своего, бастард?
- Ну и пусть! В пекло все! Так даже лучше, только бы на том свете не слушать твои поучения!
Но Перевертыш обошел его и приблизился к трупу оборотня, который никак не вспоминался живым и насаживающимся грудью на кинжал. Теон остался стоять вполоборота, почти спиной, вроде как рассматривал окровавленный бесформенный балахон – то, что с пола можно было увидеть, только до боли скосив глаза.
- Я уже говорил тебе, что Вонючки больше нет, - тихо сказал он, не оборачиваясь к милорду. – Но ты совсем не изменился Рамси. Больной ублюдок, помешанный на кровавых ошметках, визге и похоти. Мне приятнее сдохнуть хотя бы с яйцами, поэтому я не буду тебя развязывать.
Он присел на корточки около мертвеца, искалеченная рука небрежно удерживала рукоять кинжала. Рамси напряженно рассмеялся.
- Лучше уж кровавый ублюдок, чем такая сучка, как ты.
- Я теперь не твоя собственность Рамси, забыл? А Варамиру нужно было только залезть мне в голову и узнать то, что он был уверен, я знаю. А потом убить меня. Варг хотел это сделать прямо в комнате гостиницы, но не вышло. Поэтому он надел мое тело, притащил сюда, подсунул траву, чтобы расслабить и покопаться в моей памяти. Трахать меня не собирался.

URL
2014-09-21 в 18:20 

Лилули
- Это он убил Мормонта?
Теон кивнул. Рамси неловко пошевелился. Ярость отступала, оставляя после себя только сухость в горле и ломкую уродливую виноватость. Опять. Он сам закопал себя в дерьмо по уши, и после всего, что наговорил, лорд-дознаватель не только не развяжет его, но даже не уберет с глаз коловшую прядь волос.
- Извини, - выдавил он, с трудом разжав губы.
- Что? Ты это серьезно? – Теон хохотнул и встал. – За что именно? За то, что отрезал мне член или что назвал похотливой сучкой?
Рамси растерялся, любой ответ превращал его в деревенского тупого ублюдка – как будто Русе, сидя за столом и презрительно искривив губы, опять рассматривал его, одетого в кургузую дорожную куртку. И правда, что ты можешь ответить на это, бастард?
Опять всколыхнулась злость, но нужно сдержаться, чтобы все не стало еще хуже.
- Я тебя нашел и спас. И если ты меня все-таки развяжешь, мы выберемся отсюда.
Теон усмехнулся и вскинул вверх голову. Рамси уже забыл это движение, оно умерло когда-то вместе с нелепым принцем Винтерфелла, пытавшегося обмануть себя бравадой и нахальством. Надеждой выжить.
- Как? Ты приведешь подмогу, чтобы спасти меня? Снять цепь, одеть в вещи лорда?
Рамси моргнул и отвел глаза. Да – хотелось сказать и даже поверить в это. Но не получалось. Каждый жест, каждое слово, произнесенное между ними, почему-то превращалось в пыточный крюк, с силой выворачивающий хрупкую возможность доверия на уродливую изнанку предательства.
Теон обошел его, гремя железом, и наклонился. Рамси инстинктивно напрягся, ожидая внезапного удара в грудь, но вместо этого руки неловко ухватили его подмышки и потянули за собой, ближе в стене. Прикрыв глаза, можно было острее ощутить на плечах тонкие длинные пальцы, пусть даже отгороженные тканью. Тоскливо пересчитать их в уме. Отвлекал и раздражал только звук чужой цепи.
Оказаться в сидячем положении было приятно, хотя цепкие руки отпустили его, и пришлось нехотя открыть глаза. Теон опустился совсем рядом. Ножа не было видно, и плащ был наглухо запахнут, оставалось только посмотреть в побледневшее от усталости лицо.
- Ты сам не веришь, что способен отпустить меня. Почему я должен тебе поверить?
- Тебе не из чего выбирать, Теон, - пожал плечами Рамси.
- Да и не зачем. Умереть здесь, если никто нас не найдет, приятнее, чем снова стать Вонючкой. Почему ты пришел один? Где остальными, кто ищет? Ни дозорных, ни солдат, ни даже дретфортцев. Найти меня по следу могли только собаки, может быть Мод. Но привели они только тебя. Охота лично для лорда Болтона. Наверное, ты дождался темноты, чтобы никто не увязался за тобой. Торопился даже, попал под дождь. И снова получил то, что хотел. Только поторопился немного.
А ведь он прав, все так и выглядит. Русе всегда было наплевать, на то, что Рамси чувствовал, важнее, как себя ведет его бастард, а не почему. Сдохни …насовсем.
Он опустил глаза на свои грязные, кое-где изорванные штаны. Что теперь ему делать? Объясняться? Рассказать, что бегал в смятении весь день, пил и сам таскал на поводке Мод перед удивленными солдатами. Спал в той же кровати, где трахнул его, связав. Вдыхал запах, уже не надеясь найти…
Теон спросил почему, и ответил, не сомневаясь, зная все наперед. Рамси сам вписывал правильные ответы кровью каждой ошибки Вонючки, приучая его понимать не спрашивая, даже не задумываясь. Только всегда ли правильные ответы были правдивыми, а милорд и Рамси чувствовали и думали одинаково?
- Ты тоже получил, что хотел, - злясь на себя, усмехнулся лорд Болтон. – Прилип голым телом, а потом прыгал на мне, цепляясь за шею руками, и кричал – это последнее, что я помню. А теперь сидишь замотанный по шею и рассудительный, как невеста благородного дома.
Теон нахмурился, потом на лице отразилось упрямство и гнев, и он резко откинул плащ. Рамси впился глазами в то, что никогда не уставал рассматривать.
- Хочешь все видеть? Валяй, не жалко, что уж теперь. Только трогать не дам. Хотя ты прав, мне было хорошо на тебе. Я даже кончил, первый раз с тех пор как ты меня искалечил.
Рамси почувствовал, как потяжелело в паху, остро захотелось пошевелиться, сменить неловко затекшее тело.
- Но не обольщайся, ты сам здесь не при чем. Мог быть кто угодно. После этой травы, мне бы понравился бы и кол в заднице.
У Рамси прервалось дыхание. Он бы даже ровненько и аккуратно расстелил плащ, чтобы Теон выгнулся, стоя на нем на коленях, и вобрал в себя дюйм за дюймом гладкое, подготовленное для него дерево. До конца, до накатившей боли и короткого вскрика. А потом бы сосал член, а Рамси нежно бы убирал пальцами текущие по щекам слезы и смотрел, как дрожит пронзенное тело. Картинка заняла все его сознание, под штанами тяжело каменела плоть.
Он дернулся из пут, веревок, ремней, по животному отчаянно и хрипло застонал, не в силах получить жизненно необходимое – свободу, кровь, плоть. Легкая рука легла на завязки штанов, слегка сжала, погладила, и Рамси замер.
Теон темно посмотрел из-под ресниц и вернулся к рвущемуся в его руки тяжелому члену. Быстро развязав шнуровку, он поймал в ладони упругую плоть и стал поводить по ней пальцами мучительно медленно, почти не сжимая. Рамси поддался навстречу, желая большего и опасаясь потерять даже этот контакт.
- Ты же подумал о том, как загонишь в меня кол, милорд? – голос был насмешливый, напрашивающийся на нож, на разбитые в кровь губы, но кулаки только беспомощно сжимались за спиной, а бедра предательски дергались навстречу прохладным пальцам. Рамси молча впился глазами в Теона, взгляд, которого был странным и напряженным.
- И ты думаешь, я могу тебе поверить. Что ты бы меня по-настоящему освободил, привел помощь и отпустил в Ночной Дозор? Отказался от возможности вгонять в меня свои клыки, душить, резать? Это ведь единственное, ради чего ты оставил Дредфорт. Чтобы вернуть Вонючку.
Эта была правда, хотя не вся, как он понял недавно, но возражать невозможно, когда четырехпалая ладонь, обхватив плоть, двигается равномерно вверх-вниз. Так, как надо, – Вонючка помнит как, значит все еще принадлежит мне. Только много болтает. Рамси едва сдерживал стон.
- Отсоси.
Не убирая ладонь, Теон наклонился и провел языком снизу до верху и замер там на секунду, оставляя влажное, нежное тепло. Поднял голову и, убрав с лица волосы, посмотрел прямо в глаза.
- Как ты думаешь? – рука между бедер замерла, а давление усилилось, теперь принося боль. – Смог бы я отрезать тебе его? Прямо сейчас.
Рамси похолодел – на живот ему лег кинжал, остро заточенный, запачканный совсем свежей кровью. Прямо над лезвием упрямо раскачивался внезапно выпущенный из захвата член, с потемневшей, налившийся кровью влажной головкой. Готовый. Мышцы все напряглись, но он никак не мог защитить часть себя.
- Нет, - вырвалось у него помимо воли.
Почему нет? - усмехнулся Русе. - Это выглядит совсем несложным делом. Ну да ты и сам это знаешь.
- Почему? – Теон словно услышал мертвеца, повторяя его тон, приправленный издевкой и любопытством.
Мысли лихорадочно заметались, под волосами выступил ледяной пот. Рамси тянул к животу связанные ноги и рвал из суставов запястья. Возбуждение не отпускало, и он с ужасом понимал, как смешно и нелепо выглядит под внимательным взглядом Теона, сидящего неподвижно и только крепко сжимающего рукоять кинжала.
Издалека послышался шум.
- Лорд-командующий!
Голос был звонкий, молодой, и Теон вздрогнул всем телом, услышав его.
- Лорд Теон, вы здесь? Лорд Болтон!
Это был Марч, и Рамси, расслабляясь, откидывая к стене голову, почувствовал что-то вроде благодарности к этому суетливому офицеру. А вот лорд-дознаватель залился краской и стал торопливо запихивать все еще плотный член лорда Болтона в штаны.
- Мы здесь, - крикнул Рамси.
Лорд Теон резко дернул вверх завязки, прикрыл беспорядок дублетом и, громыхнув цепью, вскочил на ноги. Окровавленный кинжал остался лежать у бедра милорда.
- Слава семерым, мы вас нашли и вы живы! - совершенно белый от явного волнения, в заляпанном грязью плаще, седой офицер тяжело привалился к выступу у входа в пещеру.
Молодой дозорный бросился к все еще красному лорду-дознавателю.
- Лорд-командующий, с вами все в порядке? – глаза парня горели радостью, а Теон чуть отодвинулся, было заметно, как напряглись плечи под запахнутым плащом.
- Да, Карен, спасибо, - проговорил он с запинкой. - Хорошо бы разобраться с цепью и где-нибудь раздобыть одежду. Хотя бы штаны и сапоги.
Рамси усмехнулся, чувствуя, как возвращается к нему боль в голове и тошнота.
- Это колдун? - спросил Марч, осмотрев варга, потом повернулся к милорду. - А лорд Болтон? Почему он связан?
Хороший вопрос. Нет, его надо обязательно позвать на службу в Дредфорт. Рамси вопросительно изогнул бровь и уставился на лорда-дознавателя.
- Ну-у, - протянул Теон, снова краснея и неловко переступая голыми ступнями. – Варг пробил лорду Дредфорта голову, а он порывался отправиться за помощью. Но все время падал, терял сознание и заблевал все вокруг. Я боялся, что в таком состоянии лорд Болтон просто сорвется с обрыва. Пришлось обездвижить его на время, и вразумлять насильно, пока он хоть немного не придет в себя. Можешь развязать его, Карен.
Насмехается. И выкрутился, как всегда, скользкая тварь, перевертыш!
Марч с пониманием кивнул головой:
- И правильно. Спуск сюда сильно пострадал от ливня. Мы с Кареном с трудом до вас добрались. Кое-кто еще ползет следом, а остальные остались наверху. Вашу собаку, лорд Болтон, мы уже не стали тащить. Сучка совершенно извелась и охрипла от лая.
- Мод привела вас? – спросил Рамси, наблюдая, как Карен режет дрянь, опутавшую его ноги.
- Не совсем, - довольно сообщил Марч. – Лорд-дознаватель был прав насчет местных, и его план полностью сработал, а заодно и ваша устрашающая речь, лорд Болтон.
- О! Оказывается, от моего бастарда может быть какая-то польза! А то я боялся, что если и члена не станет, то…
- Иди в пекло, вокруг и так одно дерьмо, чтобы еще слушать твои издевки.

URL
2014-09-21 в 18:25 

Лилули
Вопросы и надежды
Чардрево потеряло множество листьев, они лежали вокруг на вспучившейся от влаги земле - спелые опавшие яблоки из книжных картинок. Воздух был таким же неподвижным, тихим, как в его последний приход сюда. И от того, что только он сам здесь двигался, казалось, деревья наблюдают за ним, замерли и ждут какой-то момент, слово, жест. Живо ли еще чардрево Теон не знал, но в неровно вырезанных глазах чувствовалась та же молчаливая сила богов, что и в рощи Винтерфелла. Что могло убивать его? Долгая зима и преступления смертных – повод незначительный для ухода старых богов. Какая-то другая, более гибельная сила пустила здесь корни, высасывая красный сок из белого великана? Сомнительно, что попытка залить корни кровью живых спасет умирающее дерево.
Все утро лорд-дознаватель писал отчет для Дейенерис Таргариен. Слова Марча, свидетельство опрошенных старост поселения позволили увидеть картину ужаса, произошедшего в этих землях. Колдун – так местные называли Варамира, был для них не просто варгом, но существом, пришедшим на второй год зимы вместе с холодом и мертвецами. Слугой смерти. Он появлялся в поселении днем, окруженный волками или верхом на медведе, и предвещал упырей, пауков и Белых ходоков. Его можно было увидеть и ночью – огромная закутанная в меха фигура, окруженная оборванными, едва ковыляющими мертвяками. Многим казалось, что сам оборотень и ведет эти бесконечные армии зла. Охотники пытались убить его, но несколько погибло, разрывая себе горло собственными руками. Страх, безысходность и безумие, охватившие многих в царстве ночи, а может и что-то другое подтолкнуло к страшному шагу – откупаться от смерти собственными детьми. Варамир уводил их одного за другими, обещая для них новую, сладкую жизнь в объятиях убаюкивающего холода.
Когда зима отступила, люди словно очнулись от леденящего разум кошмара, и их охватил ужас. Обвиняющие друг друга и объединенные одним преступлением, они были уже не способны вернуть прежнюю жизнь. Одних сжирало горе и стыд, других злоба и ненависть. А еще - желание вымолить у старых богов прощение за совершенное злодеяние.
Кто был виновен в этих убийствах, а кто пострадал, неспособный сопротивляться, Теон не должен был разбираться и не хотел этого делать. Все это было слишком больно, слишком напоминало о другом, позорном и ложном чувстве безысходности, об изуродованных детских телах и вине, которая так и останется стоять между ним и всем остальным миром.
Убийца сира Мормонта был найден, и больше всего лорд-дознаватель хотел вернуться в Ночной Дозор, к жизни, которая была для него понятной и простой. До сих пор было трудно поверить, что все закончилось, и он не провалил задание Матери Драконов. Ему повезло: стечение обстоятельств, действия разных людей и помощь богов, которые были слишком и необъяснимо добры к Теону Грейджою, спасли его позора.
Если бы Рамси Болтона не привела в эту пещеру его неутолимая жажда получить Вонючку обратно и если бы он в полубеспамятстве не убил варга одним ударом, – Теон бы вряд ли выбрался из пещеры живыми. Разве, что осталось обескровленное тело с разрезанной глоткой.
Не появись лейтенант, лорд-дознаватель так бы и оставил связанного Рамси подле себя, чтобы вместе умереть от голода. Слишком не выносима была мысль навсегда остаться на цепи там, куда время от времени будет приходить переполненный безумной жаждой милорд, и вновь опускаться в темноту в ожидании знаков внимания, милостей и наказаний лорда Болтона.
Но Марч все же пришел. Его привели к логову колдуна местные жители. Делегация поселян приползла к офицеру утром, когда он был уже на грани решения определить круг наиболее подозрительных и перейти к избиению и пыткам. Простолюдины действительно не знали, кто именно виновен в убийствах, поверили, что кто-то убивает не только пришлых, но и их самих. Под давлением страха оказаться следующими в кровавом списке неизвестного живодера или собственного разъяренного лорда, ожидая гнева старых богов и королевы, они сделали единственное возможное – рассказали Джернису Марчу все, что произошло зимой в Медвежьей Яме. И о колдуне, обитающем совсем неподалеку. Долгое время сила варга была угрозой, державшей рты поселян на замке, но теперь, с наступлением весны и появлением новых властных и разгневанных хозяев, они сдали оборотня, сваливая на него как совершенные, так и несовершенные преступления. Голые догадки, которые оказались оправданы.
Лейтенант не надеялся найти в пещерах пропавших лордов, пока не подошел к берегу и обнаружил там жалкую, охрипшую от скулежа и лая Мод. Сучка пыталась спуститься: то скользила вниз по размокшему крутому откосу, то отчаянно карабкалась обратно.
Лорд-дознаватель описал в отчете всю произошедшую историю, показания поселян, Джерниса Марча, лорда Болтона, чтобы забрать бумаги с собой и отдать Дейенерис, которой он отправил ворона с сообщением о завершении дознания и о том, что будет ждать ее дальнейших распоряжений на Стене.
Умирающее чардрево и город убийц уже сегодня останутся далеко позади. Но в рощу его привело какое-то неясное желание… понять, что-то до конца не понятное. Не вышло. Теон уже развернулся, выискивая глазами проход между деревьями, как опять услышал это идущее откуда-то сверху, почти призрачное: «Теон.., Теон». Вскинул голову и на мгновение уловил движение еще сохранившихся на ветвях красных пятипалых листьев. Вновь повисла тишина. Он провел по глазам ладонью и поспешил прочь. «Джон…» - опять почудилось со спины.
- Что? Что я должен сделать? – Теон завертел головой, словно ответ должен был упасть с неба. Как стрела или дождевые капли на лицо. Но боги молчали.
От рощи к гостиничному двору он спешил, жалея, что не воспользовался лошадью, и теперь резкий ветер замедлял каждый шаг, рвал плащ, тянул его обратно к красным, опадающим на землю листьям.
Улица, как и прошлый раз, следила за ним множеством невидимых глаз. Хотя сейчас у нескольких домов возились люди. Слышался равномерный стук молотка, скрип несмазанных петель и глухие голоса. Все теперь сказано. На что они надеются? На весну, прощение, скорую смерть? На что надеялся он, помогая расчищать внутренний двор Черного замка в первый день своего прибытия туда? Думают ли, что навсегда избавились от варга? Сам он не был в этом уверен. Варамир, оставил его прикованное к стене тело и попытался воспользоваться принадлежащим Рамси, но и оно было повреждено. Чужое туловище с пробитым черепом - вряд ли надежный способ подняться по размокшему косогору. И оборотень ушел дальше. Куда? Растворится ли он в волке или медведе, или невидимый и страшный Хозяин подберет ему новую плоть, чтобы продолжить поиск человека с драконьей кровью.
Все голоса в голове Теона, увиденное путешествие на север, волчья охота и драконья кровь… безумие? Или кому-то действительно угрожает опасность? Но кому? Теон поправил бивший по ноге короткий меч. Его дело теперь предстать перед Дейенерис, и уже королева будет принимать решение. Может ей что-то подскажет ее собственная кровь драконов?
Двор гостиницы был переполнен людьми и лошадьми. Ветер поднимал с земли мусор, крутил края одежды. Погода была скорее осенняя, но прежнее напряжение пропало: солдаты и дозорные оживленно переговаривались: кто-то уже сидя в седле, кто-то держа животных на поводу. Среди остальных можно было заметить и людей Дредфорта, которых после спасения лорда-командующего и лорда Болтона из пещеры почему-то перестали держать за чужаков.
Пока Теон осматривался, к нему подошел Карен с лошадью на поводу.
- Мы готовы выступать, лорд-командующий. Тело варга, как вы и велели, разместили на телеге.
-Хорошо, Карен, уже отправляемся.
- Лорд Теон, - Марч уже был в седле, бритый, в начищенной до блеска кольчуге. – Мы уходим в Королевскую гавань. Хочу пожелать вам удачной дороги и рад был с вами познакомиться. Если бы не вы, гнить нам до смерти в этой дыре.
- Спасибо, офицер. Но в конце концов, спасли всех вы, а не я.
- Вы себя недооцениваете, лорд-командующий, - расхохотался лейтенант и, покрутив головой, отъехал в сторону.
Теон запрыгнул на лошадь и провел рукою по лбу. Он ощутил этот взгляд, едва оказавшись на гостиничном дворе. Даже не поворачивая головы, он словно видел прозрачные, не отпускающие его глаза под повязкой, запутавшейся в черных волосах. Лорд Болтон был уже в седле, окруженный своими людьми и в кои веки совершенно белый. Теону было наплевать, но Марч настаивал, чтобы Рамси везли в телеге, потому как тот не очень хорошо держался на ногах, его явно преследовали слабость и приступы головокружения. Лорд-дознаватель развернул лошадь и повел ее сторону хозяина Дредфорта. Зачем? Теон не мог разобраться в том, что произошло между ними в пещере, что на самом деле он чувствовал, что мог бы и хотел там сделать.
Рамси тоже двинулся ему навстречу и, оказавшись друг напротив друга, они какое-то время молчали.
- Отправляешься морозить дырку на Стену, лорд-командующий? – проговорил он совсем тихо.
- А ты бы хотел, чтобы я поехал в Дредфорт? В комнату, специально приготовленную для гостей,… со свежевальными ножами на полках. Или крестом?
- Кажется, тебе самому понравилось ими пользоваться. Но если хочешь, я уберу их… из твоей гостевой комнаты. И крест тоже.
- Какие изменения в традициях Болтонов, - усмехнулся Теон. – Но лезвия все равно окажутся где-то поблизости. А рано или поздно рядом со мной. Лучше я буду морозить то, что у меня осталось, чем рисковать этим.
Рамси тяжело вздохнул и отвел глаза.
- Посмотрим, - бросил он тихо и резко развернул коня.

URL
2014-09-21 в 18:28 

Лилули
Рамси пришлось таки слезть с этой долбанной лошади после того, как он блеванул пару раз и запачкал собственные штаны и сапоги. Настроение было отвратительное, но в телеге, раздобытой в одной из деревень, он мог хотя бы закрыть глаза и не наблюдать, как время от времени мокрый насквозь лес начинает бешено вращаться перед глазами. У него до сих пор не укладывалось в голове, как он позволил Теону задрать голову и отправиться на какую-то далекую Стену. Выбора ему особо не оставили, и теперь приходилось совершенно жалким образом убеждать себя, что он до Перевертыша как-нибудь доберется. Или… если его отпустить, то он может вернуться сам - это мысль была странной, взявшейся невесть откуда, и очень тревожила своим малопонятным смыслом.
А вдруг он и в самом деле вернется?
В таком состоянии мне понравился бы и кол в заднице. Надо бы разобраться в травах, или найди какую-нибудь северную ведьму, собирающую их… Он был таким послушным и мягким в руках, насаживался так торопливо и жадно.
- А потом чуть не отрезал тебе член…
- Заткнись, Русе! Ты давно мертв.

Бывший лорд Болтон вздохнул в голове очень устало. Обреченно.
- Может, тебе поучиться приносить не только боль, но и удовольствие. Для разнообразия. Поискать пару подходящих книг у меня в библиотеке. Извини, у тебя в библиотеке…


Издалека Стена не казалась Теону такой громадиной – длинная белая полоса на горизонте. Еще немного, и он сможет развести огонь в своей келье, выпить вина. А может даже спустится в трапезную послушать общую болтовню. Братья его отряда наверняка будут рассказывать байки о путешествии. Кучерявый Джод наврет с три короба подробностей, а Гаррет Зеленое Копье будет ворчать себе под нос, что все было вовсе не так, но ничего по делу не скажет. Лорд-дознаватель очень устал, но остро чувствовал, что возвращается именно домой.
Все время пути их преследовал ветер и дождь, только сегодня целый день было сухо, но тучи угрожающе висели над головами. Ночами Теон нередко просыпался от приказа, рассекающего плеткой мысли и сны:
- Найди и убей драконью кровь! Зима вернется.
Может, среди забот Черного замка его оставят в покое отпечатавшиеся в сознании мысли безумца.
- Лорд-командующий, смотрите, снег идет!
Теон поднял голову к небу. Оттуда, медленно кружась, опускались снежинки.

Конец 1-го сезона :)

URL
2014-09-21 в 21:00 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
- Я теперь не твоя собственность Рамси, забыл?
Ахаха, это мне напомнило комикс про другого любимого персонажа.
Я обычно желаю Теону прекрасного принца или принцессу (сестру) в качестве спасения, но ситуация, при которой он был бы переходящим знаменем у нескольких маньяков, по-своему забавна. :-D

2014-09-21 в 23:35 

Спасибо, это очень круто! А когда нам ждать второй сезон?

URL
2014-09-22 в 00:07 

Shugister
Авввввввввввввввввввв..... Я полностью и абсолютно счастлива!
Русе у вас просто афигенный, я его обожаю, не мешает даже то, что он давно почил! XDDDD

2014-09-22 в 00:15 

Shugister
Ну, что же, дорогой автор! Это сейчас мой самый самый самый любимый сериал в онгоинге! X))

2014-09-22 в 09:33 

redraccoon
*волнуется-волнуется*
тут есть Русе?!
снова появился?!
ааа

     

Лавочка разных разностей

главная