Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:41 

Дознание

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Дейенерис, Тормунд, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон
Жанр: детектив, агнст, слэш, экшн
Описание: зима закончилась, и многое изменилось у геров и в королевстве
Дополнительно: отношение героев до побега Теона как во флешбэках "Скольжения", остальное совсем иначе
Рейтинг: 17
Статус: закончен

1. Ободранный лорд
2. Дознание. Дредфорт
3. Медвежья яма
4. Связь
5. Допрос с пристрастием
(рисунок от Janos)
6. Игры и проигрыши
(рисунок от rotspecht)
7. Падение
(рисунок от Shugister)
8. Безумцы
9. Внутри
10. Вопросы и надежды
запись создана: 01.06.2014 в 16:39

@темы: "ПЛиО", "фанфик"

URL
Комментарии
2014-09-01 в 19:15 

Лилули
*поднимает на автора глаза, полные слёз*
*утирая слезы и нежно целуя в лобик*
Ну что вы, не надо. Все будет хорошо :gh:

URL
2014-09-01 в 19:23 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
*утирая слезы и нежно целуя в лобик*
*преисполняется счастьем*
*жалеет, что буря эмоций мешает выразить всё восхищение работой автора*
оставлю слова разумным
Лилули, спасибо Вам. :woopie:

2014-09-01 в 21:43 

А собачка может еще более герой! Она тоже служила верой и правдой, и это из нее сделают половичок, если она разочарует хозяина, а не из лейтенанта. А никто ее не жалеет! И хозяина она любит, хоть он и кАзел, и Теона она любит, а они куда-то делись. А Марч никого не любит, а просто исполняет долг. ВотЪ.

URL
2014-09-03 в 21:59 

Это так офигенно, что хочется экранизировать.

URL
2014-09-03 в 22:06 

Shugister
А....а как там герань? Корова отелилась ли..? Надеюсь, Слепой Пью держится подальше от хлебного места!
А когда проду то ждать ...?
:D

2014-09-04 в 20:18 

Лилули
Гость, да... любовь, любовь, конечно, нада спасать. Боюсь, только спасают таких вот верных собачек унылые люди долга, пока влюбленные казлы заняты собой.))
Гость, что хочется экранизировать Я общем-то не против. Спасибо)
Shugister, автор, потирая отбитые костяшки пальцев и борясь с эйфорией победы над гнусным Слепым Пью, мучительно пытается завершить фразу: "Когда Петрович вырвался из западни....")
Думаю, в самом конце недели)

URL
2014-09-04 в 20:27 

Shugister
Лилули, Ожидаем!

2014-09-06 в 11:18 

только спасают таких вот верных собачек унылые люди долга, пока влюбленные казлы заняты собой.)) ну и фиг с ними, с козлами. Может, лейтенант обрадуется щеночку? )

URL
2014-09-07 в 12:55 

Лилули
Безумцы
Дверь захлопнулась, и Теон опустился прямо на холодный выщербленный пол, сворачиваясь, подтягивая ноги, закрывая лицо руками. Дрожь била изнутри, по щекам текли слезы, на губах и во рту чувствовалась их соль. После судорожного вдоха что-то до предела натянутое внутри лопнуло и завертелось режущей струной – превращая мысли и образы в распадающиеся безобразные обрывки. Что я здесь делаю? Имя Теон, не Вонючка, я помню, это помню…
Утром искры солнца укрывали тихую воду, а Аша тащила меня за руку, не давала нырнуть еще раз туда, где я уронил этот камень. Я не найду больше такого. Никогда не смогу. Туда вернуться.
Дышать было тяжело. Дрожащие пальцы коснулись шеи и скользнули по чужому, гадкому – ядовитому морскому гаду, обвивавшему его горло. От морской змеи не так просто избавиться. Лучше стоять неподвижно, если нога случайно попала в кольцо, иначе острые зубы войдут глубже, продираясь через кожу и кровь к самому сердцу. И Теона не станет. Может кто-то другой, но он не хотел вспоминать кто именно… Если бы здесь была мама или Аша, или... Если бы хоть кто-то помог, выдернул из кольца. Сам он не справится, не простоит неподвижно в ледяной воде, не дождется, когда чудовище уползет само – тело почти не слушалось и мучительно хотелось раствориться, исчезнуть навсегда. Но ему нужно удержаться, ведь он должен теперь поступать правильно, он обещал… богам.
И тут оно ударило, прошило насквозь, вышвыривая Теона в темноту. Чувствуя, как захватывает его тело яд и боль чужого страшного проникновения, он быстро пополз в каменный угол, туда, где смердела гнилая солома… И ясно понял. Не было никакой морской воды и скользкой змеиной шкуры, были только темницы Дредфорта. И к нему приближался милорд, владеющий телом Вонючки так, что каждый его шаг отдавался гулом по венам, даже если Рамси еще не подошел вплотную, не дотронулся, не прошелся ножом по коже. Но он был рядом.
Нет, нет, меня зовут Теон, - повторял он, вжимаясь спиной в холодный камень, - и милорд не хочет сейчас меня, не найдет меня. Здесь были другие камеры, другие узники, которые своими криками не давали уснуть и забыть о голоде. Теон зажмурил глаза – пусть будет лишь темнота, ни вдоха, ни дрожи, и тогда он исчезнет, растворится в ней, и останется только имя и ничего больше. Он запретил себе думать, о чем бы то ни было, кроме своего настоящего имени.
За дверью камеры кто-то дышал тяжело, как голодный огромный хищник, и гремел ключами. Замок скрежетал снова и снова, но не поддавался, и от этого было еще страшнее.
Теон помнил, как однажды совершенно пьяный Желтый Дик никак не мог отомкнуть дверь его камеры, перебирал ключи, ронял их, попадал мимо скважины. Тогда, сидя в той же темноте, он молился про себя – просто так, ни к кому конкретно не обращаясь. Уже знал, что ни один бог не станет слушать такое ничтожное существо, как он, но все равно молился, чтобы мучитель за стеной так и не смог открыть камеру, устал и ушел, забыв навсегда о существовании Вонючки.
И с каждой неудачной попыткой в груди сильнее стучала надежда, что не сегодня, сегодня не он… Как глупы молитвы того, кого не слышат боги. Обозленный неудачами парень милорда, ворвавшись, пнул ему в лицо, а когда Вонючка повалился кулем вдоль стены, прошелся тяжелыми сапогами по ребрам. Желтого Дика шатало и, исходя на брань и перегар, он прислонился к стене, сдернул порядком заляпанные штаны и щедро полил подергивающееся внизу тело горячей ядрено пахнущей струей. И только потом потащил его наверх, к Рамси для новой забавы.
Поэтому, как только раздавался звук шагов за дверью, Теон замирал, стараясь ни о чем не думать, ни на что не рассчитывать. С некоторых пор он понял, что все его желания и поступки приносили только боль и сожаления, поэтому оставалось одно – надеяться, что кто-нибудь вспомнит о нем: старые или новые боги, Робб, Джон, Аша и решит его судьбу раз и навсегда, а он примет любое решение.
Прямо сейчас краем сознания он понимал, что все это было давно: темница, ключи, Желтый Дик, но никак не мог в это поверить. В темноте реальность и страхи, сплетаясь, порождают чудовищ из пекла, которые сводят тебя с ума и утаскивают в мир, где ты обреченно движешься по кругу, а хороводы теней скрывают спасительный выход. Мое имя Теон – билась единственная мысль. Казалось, где-то рядом ворочалось огромное, заполнившееся все пространство страшное существо, принюхивалось, шарило в темноте взглядом. Милорд?
- Прячешься? – голос, прозвучавший прямо в голове, был незнакомым, смех отвратительно дребезжащим. – Хорошо, можешь сидеть здесь в темноте, скрывать свои мысли. Так будет даже проще.
Теон чуть не выдал себя - не распахнул глаза от удивления. С ним происходило что-то странное, он не помнил никого в Дредфорте с таким голосом, да и кто бы там позволил ему прятаться?
И тут камера качнулась под ним, словно палуба в шторм, потом еще раз. Теон упал, вжимаясь в холодный камень и не понимая, что делать дальше. Еще один толчок, и опоры уходили из-под него, распадались, вращались. Собственным телом он уже не управлял, оно двигалось само по себе неустойчиво, враскачку. Наверняка это милорд проводит над ним один из своих увлекательных опытов. Тело все равно принадлежит Рамси, не нужно сопротивляться, иначе будет только хуже, больнее. И Теон заглушил мысли, привычно отдавая себя в жесткие, выворачивающие его руки милорда, оставляя только внутри только крошечный, тревожно пульсирующий островок собственного имени.
Стало легче, казалось, он видит сны о жизни, которая у него могла бы быть за каким-то поворотом, до которого он еще не добрался, а возможно уже никогда не доберется. Воздух, пахнущий землей и камнем, серп месяца, окруженного россыпью ярких тревожных звезд. Он двигался быстро, очень неровно, но не чувствовал ни ног, ни собственного тела, как это и бывает во сне. Чернота ночи густилась невысокими строениями, с одной стороны, и стеной - с другой, и было тихо, как на земле мертвых, не слышно ни птиц, ни собак, ни таинственных скрипов, которыми полна любая ночь. Хотя может быть, это он утратил слух. Казалось, из-под края его плаща выскальзывает голая нога, но Теон не мог это толком понять – в его сне мир открывался перед ним независимо от его воли. Это было знакомо, привычно, и, как и всегда, рождало в груди тоску.
Он пробрался через лаз и перед взором распахнулся ночной горизонт. Я сбежал от Рамси? Но ведь это не Дредфорт. Теон чувствовал, что ответы рядом, надо только перестать прятаться в темноте сна, и он все вспомнит. Но память о чудовище, все еще туго обвивавшем шею, о камере, за дверью которой перебирало ключи другое страшное существо, не отпускала, прореживала мысли, оставляя в голове только короткие испуганные полуфразы.
Какое-то время мимо скользили темные контуры кустарника и редкие деревья, потом он увидел реку. Белый нож – мелькнуло тревожное узнавание, и Теон опять оборвал мысль. Потом были ступени, выдолбленные по склону берега, повороты подземных ходов…
Новый удар по нему был неожиданнее первого, и Теон, вдруг ощутив боль в горле, в голой поврежденной ступне, холод, пробравшийся до самых костей, шок от собственного внезапно вернувшегося к нему тела, потерял сознание.
Лорд-дознаватель очнулся, и в сердце сразу ударила тревога – что-то произошло не так, не правильно, он допустил очередную ошибку и… Оставалось сесть и осмотреться. Это было неровно выдолбленное в глинистой почве полукруглое помещение – большая нора для человеческого существа. В мягких горных породах некоторые северные кланы строили подобные жилища, своего рода пещерные поселения. Как он мог здесь оказаться?
Теон тревожно повернулся вокруг. Грохнула цепь – голую ногу обхватывал железный браслет. Под плащом дозорного на нем не было никакой одежды, только сапог на одной ноге. Что со мной? Я схожу с ума? Вокруг никого, у дальней от него стены лежало друг на друге несколько шкур, рядом на двух, сложенных из камня подпорках, кривился низкий стол с костяными ножами, глинной утварью. Около стола находилась грубо плетеная корзина, наполненная какой-то древесной корой.
Теон попытался подняться – тело тупо ныло, особенно шея. Он прикоснулся к ней, и его скрутило тошнотой. Рамси – вдалбливающийся в его рот, с каждым ударом все глубже, до нутра, до свернувшегося в тугой комок желудка. Теон рванул ремень двумя руками, безжалостно обдирая кожу, не чувствуя ничего кроме опоясывающего ожога на горле. Отшвырнул эту дрянь как можно дальше, к серому скату стены. Тошнота не отступала, и он опустился снова на землю. Успокоиться, нужно успокоиться – вдох послушно следовал за выдохом, выравнивая поток мыслей.
Все вспомнилось очень отчетливо. Захлестнуло отчаяние и злость. Глупо. Ему так хотелось думать, что он справится с собой, с предательским страхом, который до сих пор вползал жалким призраком в вены при виде милорда, что многое изменилось с Дредфорта и он сам… А теперь? Для Рамси не существовало никаких правил, кроме одного – получить желаемое здесь и сейчас. Чутье и скорость нападения хищника. Глаза лорда Болтона светились торжеством и звериной нежностью, когда он смотрел на подрагивающие руки на собственном члене. А потом и восторгом, когда Теон умолял развязать его, а сам торопливо сглатывал следы горячей жадной плоти на языке, смывал слюной вкус горького семени, который только сильнее забивал гортань с каждым вдохом и выдохом. Привычная приправа насилия. А ведь ему показалось…

URL
2014-09-07 в 13:02 

Лилули
Сбоку послышался шорох. Теон успел только заметить тень краем глаза, как его с силой отшвырнуло во внутрь, в знакомую темноту. Рамси? Он весь подобрался, чувствуя под собой каменный пол, ту же гнилую солому. Что со мной? Где я вообще? За дверью его камеры в Дредфорте опять кто-то тяжело ходил, дышал шумно, как большое животное. Хотелось опустить голову в колени. Даже если он снова сходит с ума – нужно помнить свое имя. Его сдавило и отшвырнуло прочь.
- Знаешь, это очень утомительно – слушать, как повторяют одно единственное слово. Теон… Теон… Теон… Я уже выучил, как тебя зовут.
Лорд-дознаватель приоткрыл глаза. Та же пещера, только над ним нависла чья-то фигура. Не Болтон? Виски ломило, в голове стоял шум, и еще мутилось в глазах. Он сморгнул несколько раз и всмотрелся. Сутулый, крупный человек в бесформенном балахоне. С покатых плеч, перекрещиваясь на груди, а потом обхватывая пояс, опускались сплетенные кости малых животных, камни, странного вида деревянные, костяные и бронзовые амулеты – выглядело все это отвратительно и безумно. Одичалый? Глаза напротив были белесые, но совсем не болтонские – пристальные, вгрызающиеся, а наоборот, словно слепые, повернутые во внутрь головы. Однако человек не был слеп, он шарил по Теону взглядом, и казалось, что на коже оставался след липкой слизи. Дознаватель дернул на голое тело край плаща, сел и отодвинулся дальше от этого создания, резко пахнущего сырой шкурой зверя: медведя, волка ли – трудно было понять.
- Где я? Как сюда попал?
- В моем доме. Пришлось тащить тебя сюда. Чтобы задать вопрос, - и одичалый засмеялся. Это был странный, булькающий в груди звук, от которого захотелось завернуться плотнее.
- Какой вопрос? – Теон спросил, не задумываясь, не понимал как вообще себя надо вести. Чувствовал себя неуютно.
- О драконьей крови. Где его найти?
- Что? – Теон тревожно оглянулся. Совсем не был уверен, что образ безумца перед ним не распадется в любой момент как кошмарный ночной бред.
- Говорить с людьми словами так трудно, - вздохнул хозяин пещеры и улыбнулся, обнажая желтые, похожие на клыки, зубы. – Проще - сразу взять из головы.
Теон молчал. Одичалый сделал два шага назад, и на его лоб упал свет от факела, открывая кривой шрам – как след от когтей.
- Но ты умеешь прятаться. Сидишь, как мышь, в темноте, - не подступиться, - человек снова зловеще улыбнулся, поглаживая рукой свои амулеты. - Только твердишь Теон, да Теон.
Несмотря на этот смех и улыбки, пещерный житель все-таки выглядел опасным, способным броситься после любого неосторожного слова или движения, впиться желтыми клыками в горло. Или это только казалось из-за невозможности хоть как-то объяснить то, что происходило. Зря он так далеко отбросил ремень, им можно было бы ударить наотмашь, если что.
- Меня действительно зовут Теон, - произнес лорд-дознаватель медленно, не спуская глаз с безумца. – А вас как?
- Меня? – тот прошелся по пещере, нервными, резкими движениями оглаживая свои уродливые украшения. – Очень скоро мое имя будет знать каждый... Я могущественный, великий среди людей. Варг, оборотень. Как только я выполню Его просьбу, Он сделает меня королем людей севера здесь и за Стеной.
Кто такой этот «Он», который делает королей из оборотней, спрашивать пока рано. Безумец жаждет признания, как бастард, мечтающий стать лордом, или как самовлюбленный болван - принцем.
- Так как ваше имя, милорд?
Услышав такое обращение, одичалый пристально уставился в глаза, даже втянул воздух широкими ноздрями, словно желая унюхать издевку. Тщетное занятие – Теон знал множество правильных интонаций этого слова, и ни в одной из них он просто не мог допустить фальши. Долгие, жестокие месяцы тренировок.
- У меня было много имен, но я себе оставил одно. Лорд Варамир. Когда-то меня звали Шестишкурый, но это было до моей истинной смерти. Теперь я могу больше, гораздо больше.
Какой-то бессмысленный набор слов. Трудно как-то на них ответить.
- Рад познакомиться, - пробормотал лорд-дознаватель и слегка подвинулся в сторону отлетевшего ремня. До костяных ножей на столе ему не добраться – цепь коротка.
- Сомневаюсь, что рад, - снова захихикал варг. – Мне нужен был ответ о драконьей крови, но до мыслей твоих не добраться. Пришлось вот надеть шкуру и привести сюда. Наихудшая мерзость, как мне твердил Хаггон, но он был самый большой недоумок из всех, кого я знал, - Варамир помолчал, шаря по стене белесыми глазами, потом добавил: - если не дашь ответ сам, придется резать долго и мучительно, а не одним рывком вдоль шеи, как я собирался. Хотя, судя по твоему телу, ты и сам знаешь, что значит долго и мучительно.
Теон бросил взгляд на здоровый охотничий нож, прикрученный у пояса балахона оборотня, и сжал в кулаке край плаща. Перспективы у него, сидящего на цепи без штанов, оружия и ответа на вопрос, были не слишком радужные.
- Как сира Мормонта, Десницу королевы? – голос дрогнул, но узнать правду об этой истории перед страшной смертью было единственным, на что лорд-дознаватель мог рассчитывать. И еще на то, что Варамир, на самом деле, не знает, что значит истязать бесконечно долго.
- Десницу? - нахмурился сумасшедший. – Того, что под драконами прибыл в город?
Что ему драконы на знаменах? Ненависть к Таргариенам звериного лорда, приползшего из-за Стены? Это не имело никакого смысла.
- Да, с большим отрядом, и расположился у стен города.
- С ним пришлось повозиться. Здоровый, упрямый. Лорд Варамир хотел войти в него ночью, прямо в палатке. Но твою Десницу так скрутило, что пришлось бросить это дело – много лишнего шума.
- Со мной было проще, - усмехнулся Теон. – Я же просто оставил свое тело. Спрятался…
Жалкая привычка.
- Пустое тело, - Варамир облизнул губы и опустился на шкуры в углу. – Это хорошо, вкусно. Если бы не нудное: Теон, Теон, Теон… Я уже боялся, что забуду собственное имя. Но к чужому телу приходится привыкать, оно гнется плохо, жесткое, как свежая шкура. Удалось одеть только один сапог, а идти босиком совсем неприятно. Ну и плащ накинул, чтобы не бросаться в глаза голым.
Теон отвернулся. Снова о его теле говорили, как о чей-то собственности. Чей-то, но не его. Сам его бросаешь на растерзание каждый раз. А что можно сделать, когда шею стянул ремень и не удается сделать короткий вдох, даже когда член выходит из горла? Вцепиться зубами, ободрать, отгрызть чужую плоть напрочь. Теон вздрогнул от внезапной горячей мысли - Мормонт бы так и сделал, поэтому никто не посмел бы...
- Другие не сдаются легко? И сир Мормонт?
Варамир медленно поднялся, губы раздвинули в полубезумной улыбке, белесые глаза ожили тенями.
- Все рано или поздно сдаются великому Варамиру. До истинной смерти я был не так силен…, пытался завладеть телом, но Репейница убила себя. Но теперь…, Он мне дал новое тело, силу и власть. Мне невозможно противостоять. Что может человечек со скотским клеймом на лице? Только поднять шум. Передо мной он - червь. Пришлось, правда, подождать, пока червь выбрался из лагеря сам? Отправился отлить почти под утро. Тогда я и вошел. А он так вцепился в свой член. Судороги, разодранное тело, - пусть вертится, как угодно, лишь бы не орал. Я держал ему рот закрытым и руки внизу, вот он чуть и не вырвал с корнем свой отросток.
Варамир расхохотался, взглянул на кислого Теона и резко осекся.
- О, прошу прощения, я не хотел. Это не очень вежливо, правда? Ведь у тебя как бы это.., - он покрутил рукой и закончил: - с этим проблемы.
- Ничего страшного, - скривился Теон. – Я уже привык.
- Правильно, какая разница, я все равно тебя убью. И такое подпорченное тело мне без надобности.
Теону стало вдруг безумно обидно за свое тело. Ни такое уж и подпорченное, оно его последнее время не подводило, было быстрым и сильным. К неловкости рук и ходьбе враскачку он давно привык. Я должен защищать его, себя….
- Мормонт тоже не знал ответ на вопрос о драконьей крови?
О Дейенерис Тарганиен?
Варамир нахмурился и опять уселся на свое ложе из шкур.
- Не пытайся меня обмануть, лорд, этим «тоже». Я не спрашивал. Хозяин тогда не давал мне покоя, требовал крови дракона, крови и еще раз крови. Нет, он имел в виду не настоящего дракона, а человека, и я это понимал. Но где его взять? Когда появился этот с клеймом под знаменами, я подумал, что должен залить все его кровью, чтобы Хозяин насытился. Пришлось даже оседлать медведя, чтобы унять этого солдата и ободрать. Что дело было не в количестве крови, я понял не сразу.
- В чем же дело? – лорд-дознаватель спросил тихо, не отводя взгляда и стараясь не двигаться - варг под конец говорил монотонно, глядя в одну точку, как бывает с теми, кто, привыкнув к одиночеству, разговаривает сам с собой, когда нужно что-то обдумать. В таком состоянии люди могут сказать очень многое, если не сбить с настроя.
- Дело в том, кто именно нужен. Кто-то очень конкретный. С кровью дракона в венах. Знамя несет кровь самого знамени, но у поклонщиков все слишком запутано – десницы, капитаны. Я убил одного, но ничего не вышло. Хозяин повторял: «кровь дракона, убей кровь дракона». Не давал спать, и я убил второго, который остался при проклятом знамени? Хотел попробовать и тебя – ты стоял под драконами, когда согнали на площадь толпу тупых баранов. Но потом…

URL
2014-09-07 в 13:06 

Лилули
Оборотень задумался, перебирая губами, безумный взгляд ушел в себя, рука гладила шкуру у бедра. Теон помолчал, надеясь на продолжение. Но варг тоже молчал. Оставалось спросить на выдохе, мягко и тихо:
- Потом?
- Манс не только убивал, он умел задавать вопросы, разговаривать. Смерть и кровь не всегда ведет к победе, - Варамир, не меняя расслабленную, с опущенными плечами позу, медленно перевел глаза на Теона. – Вот и скажи мне, лорд под драконами, в тебе есть драконья кровь?
- Нет, - ответил лорд-дознаватель, удерживая прямой взгляд. – Я представитель королевы Дейенерис, поэтому прибыл сюда под ее знаменами. Также убитые вами сир Мормонт и сир Пики. Всем известно, что кровь драконов течет в Матери Драконов, королеве Дейенерис. Вы будете пытаться напасть и на нее?
- Нет, не баба, - Варамир сплюнул и небрежно ковырнул грязным ногтем в клыках. – Кто-то здесь, на севере. Ходит, ищет, но не должен найти…
Варг осекся и уставился на Теона – в глазах разгоралась подозрительность.
- Ты слишком много спрашиваешь у меня, лордик. А мне нужен твой ответ. Кто прячется здесь на севере, в ком течет кровь драконов? Если у тебя будет ответ, я оставлю тебе жизнь.
Теон мучительно соображал. У него не было никакого ответа на безумный вопрос служившего загадочному Хозяину оборотня. Да и не могло быть – назови любого, и он сам обречен. Лорд-дознаватель мог только тянуть время. А потом? Назвать Рамси? Он мог бы отомстить, даже посмотреть, как с милорда спускают шкуру, рвут горло волки.
- Мне нужно подумать, лорд Варамир. Я жил на севере с детства. Но… со мною случилась плохая история. Я почти обезумел. Вы видели следы на теле, знаете, как я сворачиваюсь от страха в темноте. Я забыл очень много. Мне надо подумать, дайте мне время.
Варамир слушал его, склонив голову, расширял ноздри, как принюхивающееся животное, но, казалось, прислушивается не к словам, а к чему-то совсем другому, неясно звучащему в его собственной голове.
- Хорошо, - ухмыльнулся он голодно. – Подумай. Но не надейся, тебя не найдут здесь и долго думать я тебе не дам.
Варамир встал и пошел к выходу – амулеты раскачивались при движении. Только он исчез из вида, Теон осторожно вытянул затекшие ноги. Потом, стараясь не греметь цепью, двинулся к отброшенному ремню. Протянул руку и, преодолевая отвращение, спрятал эту дрянь под подолом плаща.
О чем он мог подумать? Только об одном – почему бы не отдать оборотню Рамси? Скормить одного кровавого хищника другому. Хотя бы это он успеет сделать, перед тем как из него самого выпустят кровь. Надеждами купить себе жизнь не стоит обольщаться, да и вряд ли его обман продержится долго.
Рамси Болтон. Теон часто думал о нем длинной зимой. Сначала с ужасом, уговаривая себя успокоиться, поскольку вокруг теперь протянулась защитная стена из снега, холода и полчищ мертвецов - на последних он надеялся больше всего. Но доводы разума слабо действовали на колотящееся сердце, на тело, обраставшее липким потом страха, только от одного безумного - «а вдруг все-таки». У милорда были свои дороги, он умел приходить на одни только громкие мысли, пробираться по ним как голодный паук, словно не было ни расстояний, ни армий между ними – Теон знал это по падению Винтерфелла.
Но Рамси не было, а зима тянулась, и события, люди, драконы, новые, совсем непривычные для него занятия что-то неуловимо меняли внутри. Теперь это была жизнь ни Теона Грейджоя, ни Перевертыша и ни Вонючки, а принадлежавшая кому-то другому, который по какому-то странному, нелепому стечению обстоятельств имел прямое отношение к мальчишке, возомнившем себя принцем, а ставшем трясущимся у ног хозяина псом. Иногда, просиживая ночи без сна, он пытался связать всю свою историю воедино и в эти моменты всегда думал о Рамси. Почти отстраненно. Милорду было плевать на грехи Грейджоя, на воздаяние и прочий бред, он тыкал принца в его же дерьмо просто из развлечения, жадно выхлебывая из глаз унижение и стыд. Но, помимо собственных желаний и целей, Рамси был этим воздаянием. Уродливое орудие пекла в руках богов, наказание, приготовленное специально для Первертыша, за невинную кровь и предательство. Вонючка был обречен раствориться без остатка в своем хозяине, распасться на мельчайшие части боли, страха и преданности, принадлежавшие только милорду. Но ему вернули имя, позволили собрать безумные огрызки Теона и выпустили, словно с него было достаточно, и он мог попробовать еще раз.
Думая об этом на исходе зимы, глядя почти отстраненно на уродливые кисти рук, Теон не чувствовал по отношению к Рамси ни страха, ни ненависти, только тяжесть в груди от неизбежности, предопределенности их встречи. Внутри копился невеселый смех - в каком-то смысле милорд действительно меня освободил… от всего лишнего.
Но весна и их встреча схлопнула прошлое и настоящее, превратила все его здравые зимние размышления в пустые, безжизненные умствования, которые исчезли без следа от хлынувших в него при виде Рамси эмоций – страха, ненависти, сомнений, зависимости, вросшей в вены, и еще… Что толкнуло Теона прийти и раздеться самому той первой ночью? Правда, которую он прятал от себя весь предыдущий день, была до боли очевидной.
Был самый конец зимы, когда вдруг приснилась Кира, лежащая в постели под ним. С широко разведенными ногами, темными сосками на небольшой округлой груди. Он двигается сверху, пытается войти глубже, сильнее, но все ощущения смазаны, ускользают, только жар в паху, и ее взгляд с застывшим вопросом. Теон проснулся и резко перевернулся на живот, захотелось плакать, но он сдержался, зарывшись лицом в подушку. Днем стало легче, проще было выкинуть из головы лишние мысли. Но потом похожие сны повторялись.
В тот раз Кира стояла на коленях, и он держал ее бедра руками – такие гладкие, послушные. Смотрел, как по кровати скользят волосы, а тело изгибается ему навстречу с каждым рывком. Теон был возбужден до крайности, живот ныл от желания кончить, но этого не происходило. Он перевел дыхание и почувствовал, как кто-то входит в него сзади, медленно заполняя пустоту, обжигая. Это было невыносимо приятно, остро, и Теон задохнулся, почти падая на Киру, подставляясь, раскрываясь чужой плоти. Рамси? – мелькнула мысль, и окативший ужас выбросил из сна. Он лежал в кровати, чувствуя, как одновременно пылает лицо и пах под прижатой к нему ладонью. Выбравшись из-под меха, поковылял до ночного горшка и присел, чтобы отлить, – это сняло напряжение.
После этого сна Теон не раз задумывался о том, все ли черные братья соблюдают присягу и как именно. Проводит ли кто-то ночи в постели друг с другом - непонятно, а присматриваться было стыдно. Если бы и так, чтобы он мог бы им предложить? Голую правду о самом себе? Такое было невыносимо даже представить. Иногда его мысли начинали странно бродить, когда он смотрел на Тормунда, чистящего оружие, на сильные руки Рори, тренирующегося во дворе...
Когда Теон сам заявился к Рамси, у него были припасены какие-то объяснения, найдены причины, но правда была в голодном, раздевающем взгляде, что следовал за ним от Дредфорта. И еще в свихнувшейся от невостребованности плоти, уже готовой предложить себя кому угодно. В ту ночь короткая борьба между чувством опасности и желанием ощутить чужие руки на открытой коже закончилась победой последнего. Да и кто может трахать это исковерканное тело, как не его создатель?
Всматриваясь в спящего Рамси, Теон не был уверен, что зайдет так далеко. Ему просто хотелось, чтобы произошло что-то, что сломает бесконечное количество возведенных в нем стен, за которыми он сам теперь задыхался. Просто отсосать Рамси, чтобы понять: а может ли оно быть теперь в его жизни - вот так? Подчиняясь властным рукам на бедрах, наклоняясь, подставляя себя, он думал, что теперь не так больно и страшно, как раньше, давно. Это почти приятно и, если он сможет отвлечься от постукивающей в нем тревоги и напряжения, то… Но ничего не произошло.
А утром, как это обычно бывает, все выглядело стыдным, неправильным, и Теон злился на себя за эту глупость. И оказался прав. Ремень, веревки, боль напомнили ему, кто он для Рамси. Ждущее место Вонючки - вот то единственное, на что может рассчитывать его вдруг пожелавшее лишнего тело. Когда одежда сорвана – плоть должна только трястись и съеживаться. Ее создавали для этого, ни для чего другого.
- Ну как? Хочешь мне что-нибудь рассказать? – Варамир угрожающе щурился на него у входа, глаза странно поблескивали из-под свисающих клоков пегих волос.
Он слишком быстро вернулся, слишком… Как мне поступить?

URL
2014-09-07 в 13:15 

Лилули
- Кровь дракона…, - проговорил лорд-дознаватель и провел по лбу рукой. – У меня что-то вертится в голове. Я думаю.., даже почти уверен. Мне нужно еще немного времени.
- Уже не важно, - ухмыльнулся оборотень и, тяжело прошагав к шкурам, бросил на них что-то похожее на ветки и сухую, почти серую траву.
- Не важно? - у Теона упало сердце, он не хотел умирать так быстро, вообще не хотел умирать. Спина, склоненная над шкурами и увешанная всякой мерзостью, казалась угрожающе огромной.
Варамир рассмеялся мерзким, довольным смехом, встал вполоборота, и искоса взглянул на пленника.
- Я теперь знаю, что ты прячешь имя человека драконьей крови. Оно в тебе, в твоей памяти. Мне сказал это Он, Хозяин. Прокричал прямо в голове, как любит это делать. И ты не выйдешь отсюда, пока не отдашь мне драконью кровь.
Это было полнейшим безумием.
- Если я скажу тебе имя, ты меня отпустишь?
Если я придумаю, как тебе его скормить?
- Нет, не пойдет, - варг покачал головой. – Ты можешь солгать, и снова спрятаться. Твердить свое Теон, как какое-то защитное заклятие. Я должен знать наверняка.
Он завозился с ветками, укладывая их в невесть откуда взявшуюся жаровню.
- Что ты делаешь? Собираешься меня медленно поджаривать? - осторожно спросил лорд-дознаватель.
- Можно и так, но слишком много крика и грязи, а я все-таки здесь живу. А тащить тебя куда-то опасно. Кругом рыщут твои солдаты. Я даже понаблюдал за ними немного, но они очень утомительны – суетливы, сбиты с толку. Я просто дам тебе подышать горьким дымком. Тебе понравится.
- Понравится? – усомнился Теон и, пряча под подолом ремень, стал отползать подальше от Варамира, суетившегося у жаровни.
Тот опять рассмеялся – смех у него был отвратительный, как и сама привычка смеяться без всякого повода.
- Точно, лорд ворона. Пройдут часы, и тебе станет хорошо, светло, и ты будешь доверчивым, открытым. Никаких темниц, никакого страха. Тогда в тебя можно войти очень легко и получить всего без остатка.
Теон поежился, подбирая под себя края такого бесполезного плаща.
Варг закончил и впился в лорда-дознавателя мутными глазами. В них явно просвечивало предвкушение. Все повторяется – только Рамси трахал еще и его тело, а оборотня интересует только разум.
- Ты посиди здесь спокойненько, а я пойду отдохну, поохочусь немного с волками. Уже поздний вечер.
Теон кивнул. Действительно, чего бы ему не посидеть тут спокойненько… на цепи. Из жаровни тянуло дымком. Неужели этого тления хватит на часы?
Кто такой этот Он, о котором твердит варг? Его личный бог? Это просто безумие, принесшее столько страшных смертей. И еще принесет, пока продолжатся поиски мужчины драконьей крови, идущего за чем-то там... Может, Варамиру нужен лорд Тирион или молодой принц? Но они вряд ли что-то разыскивают на севере. Бред какой-то.
У лорда-дознавателя не было ни малейшего представления, как можно справиться с оборотнем, способным контролировать животных и даже людей. Если и произойдет какое-то чудо, и он сумеет намотать на этого здоровяка плащ, а шею затянуть ременем, то сразу сам улетит в темницу собственного сознания, дверь которой чудовище рано или поздно взломает.
А если этот страшный и великий Хозяин существует? И Теон действительно, не подозревая о том, владеет какой-то тайной, то стоит ли пытаться ее разыскать в своей памяти? Если он сам будет знать ответы, то, возможно, придумает, как выжить?
Теон пытался думать, перебирал имена людей, события жизни, но Таргариены и Север в голове никак не складывались. Драконы и Пайк – тоже. От горького, неприятного запаха, заполнившего пещеру, мысли становились прерывистыми, странными, возвращались к тому, о чем он не додумал – к Рамси Болтону.
Милорд наверное ищет своего Вонючку и ремень заодно, или в другом порядке… Весь нервный, злой – это забавно. Стоило бы назвать его имя Варамиру. Если бы тот захотел слушать. А эти двое смотрелись бы рядом – знатная парочка. Теон вдруг засмеялся. Оба – здоровые, с покатыми плечами, мясистыми губами любители навесить на себя ярких побрякушек, и пустить кровушку. Они даже горло взрезают одинаково. И мнят себя истинными лордами. Но все это ерунда и не самое главное. Главное – это он сам. Веселые мысли тянули губы в разные стороны. Обоим нужен был Теон, в пекло его, Грейджой, чтобы трахать и резать. Только лорд северян предпочитал кожу, кровь и тесные дырки, а лорд оборотень хотел поиметь каждую щель памяти, каждую забившуюся в уголок крохотную мысль. А почему бы и не отдать? Это казалось так легко.
В какой-то момент он сам стал легким и невесомым, как струящийся свет. Мысли, воспоминания неудержимо разлетались в стороны. Лорд траханный дознаватель может принадлежать каждому, кто захочет, потому что его бесконечно много. Жаль, что здесь только Варамир. Обожрется бедненький.
Сбоку послышался шорох, и Теон обернулся, готовый поделиться с варгом всем, что у него было. Но это был не одичалый.
Весь грязный, мокрый, в истрепанном дублете, из-под которого виднелась голая, черная от земли грудь, тяжело опираясь на стену, перед ним стоял – Рамси Болтон.
- Еще и ты, - веселье распирало.
Милорд подоспел как всегда вовремя.. на пир. А почему бы и нет, Теона теперь на всех хватит.
- Что ты здесь…? - Рамси шагнул к нему и дернул вверх. Властно, как всегда.
Внизу что-то звякнуло, и Теон опустил глаза. А-а, там же цепь. И почувствовал, что снова оседает вниз – ноги совсем не держали. А милорд бросился к цепи, тянущейся от ноги. Хочет приковать покрепче? Или другую ногу? А может и стянуть обе ремнем, который Теон прятал под плащом.
- Кто?! – взревел Рамси как-то слишком громко. Что он так волнуется? Дернул цепь, уходящую прямо в стену, та не поддалась – возможно, с другой стороны к ней тоже кто-нибудь прикован. Медведь, например.
- Варамир. Он варг. Хочет у меня кое-что узнать. Вот я его и жду, - Теону нравилось все объяснять. – Знаешь, вы с ним похожи, только у тебя морда посимпатичнее немного, а он любит смеяться. Отвратительно у него выходит, я тебе скажу,.. зубищи огромные, желтые…бр-рр.
Рамси уставился на него в ярости. В черных волосах запутались короткие травинки, Теону захотелось вынуть их, и он протянул руку. Рамси сразу схватил ее. Крепко сжимает.
- Что с тобой?! – опять заорал как ненормальный, подскочил, дернул вверх. Устойчивость так и не появилась – он падал на милорда.
- Ничего со мной, я просто вас всех жду. Чтобы мы могли повеселиться.
Рамси взялся его вертеть, ощупывать, что-то бормотал нечленораздельное, путаясь в плаще. Потом замер и всмотрелся в лицо.
- Ну что, проверил? – улыбнулся ему Теон. – Может, еще раз проверишь. У тебя хорошо получается. Приятно.
Рамси стоял неподвижно, удерживая его в руках. Потом облизал губы и спросил очень медленно:
- Ты понимаешь, кто я?
- Ага. Ты - Рамси Болтон. Мы с тобой давно знакомы. Только ты первый раз другое имя назвал. Ты вот тоже меня приковывал и привязывал и много чего еще делал другого, нехорошего. И даже недавно. Думаешь, что меня зовут Вонючка? А зря. Мое имя - Теон.
Милорд шумно выдохнул и кивнул, вроде даже с облегчением. Наверное, ему надо было давно все объяснить, как есть.
- Знаешь, - решил пожаловаться Теон. – Мне как-то трудно стоять. Может, цепь тяжелая? Хотя я ее и не чувствую.
Рамси обхватил его и прижал к себе очень крепко – можно было вообще не думать о ногах. Милорд замер и не двигался. Странный он сегодня, наверно, потерял свои ножи или ремни…
Руки снова стали голодно обшаривать его тело. Теон закрыл глаза и поддавался на каждое движение, нажим, на тепло, разливающееся по нему.
- Ты такой мягкий, ты никогда таким не был, - проговорил Рамси куда-то в его шею.
- Это потому, что я нанюхался травы, и мне теперь все нравится, - охотно пояснил Теон и скосил глаза на жаровню. Она уже не дымила – Рамси, похоже, не достанется.
- Все? – дрогнул голос. Сообщение о траве его нисколько не заинтересовало. Напрасно.
- Ага, - с готовностью подтвердил Теон. – Вот ты прямо сейчас теплый и сильный, и можешь меня удержать, чтобы я не падал. Мне это нравится.
Рамси задышал как-то быстро, тяжело, словно гнался за кем-то, а не стоял рядом. Опять разволновался. Теон прижался к нему и почувствовал под кожей бешеный стук чужого сердца, а потом как жадные ладони сползли со спины вниз и сдавили его ягодицы, дернули на себя. Язык защекотал шею, обходя все, что болело еще недавно – но не сейчас. Бугор мокрых штанов милорда уперся в живот. Теон обхватил его плечи – под руками тоже было влажно и грязно, и они соскальзывали с черного дублета. Опустил на закрытое тканью плечо голову, и вдруг – взлетел.
Разведенные ноги оказались на бедрах Рамси, и тот понес Теона к стене. Следом звенела цепь. Голая спина уперлась в сухую шероховатую глину, но думать он мог только о пальцах сжимающих зад. Удерживая его на одной руке, Рамси сдернул с себя штаны и приставил к раскрытым ягодицам член. У Теона перехватило дыхание, свело живот от желания оказаться на твердой жадно ищущей вход плоти, и он, как мог, поддался ниже. Милорд застонал и сразу вошел, легко, глубоко. Качнулся, словно не мог устоять на ногах. А потом стал двигаться, толкая Теона вверх снова и снова.
Наполненный до краев, казалось, он летел. Первый раз. Так просто. Его ноги подрагивали в такт движению, ничто не держало, не мешало дышать полной грудью. Еще раз и еще. Но полнота внутри не делала его тяжелым. Наоборот. Там ярким сгустком копилась легкость. Сгусток пульсировал с каждым толчком все сильнее, быстрее. Вспыхнул, лишая его тело всякого веса. Теон закричал.
И внезапно упал с высоты. Вслед за тяжело грохнувшим Рамси. Часть Теона застряла где-то под милордом, а сверху нависла тень. Варамир. И зачем он все испортил?

URL
2014-09-07 в 14:02 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
Лилули, вы не поверите, наверно )) я уже пару недель думаю о Варамире Шестишкуром, о том, до чего ж он колоритный гад и жалела, что про него ничего не пишут... а тут :inlove:
потрясающая глава, просто потрясающая! спасибо! :heart:

2014-09-07 в 14:19 

А милорд опять только девайс для траха.:weep2::weep2: Лучше бы Теон стюарда себе завел (или лейтенанта какого, тут вон, бегает один), или приспособление какое долгими ночами выстругал, а не полоскал мозг человекам. :weep2:

URL
2014-09-07 в 14:23 

А еще я надеюсь, что кто-нибудь нарисует нам Шестишкурого, он прекрасен.:shuffle: И что он не сделает шашлык из Мод.

URL
2014-09-07 в 14:30 

Лилули
net-i-ne-budet, вы просто угадали заранее, кто тут злодей.) У него очень, очень хороший потенциал для супернегодяя)
Гость, А милорд опять только девайс для траха. Да, ладно... Он и рад стараться. Ему цепь, варг, трава... - опасность, короче, а у него не мозг, а член шевелится.) Тоже мне спаситель.
Нарисованный Варамир в новом обличии - это было бы круто *____* Про собачку помню)

URL
2014-09-07 в 14:45 

Он и рад стараться. Ему варг, трава... - опасность протестую, он не в себе! Он только что от папы гадостей наслушался, бегал по лесам и чуть не утонул, а тут мягкое и хочет, ну как тут устоять?

URL
2014-09-07 в 14:50 

Лилули
а тут мягкое и хочет, ну как тут устоять? раз такой ему подарочек, что же его жалеть.) Повторится ли еще вопрос) Без нужной травки-то) Будем надеяться, что из-за "неоглядной" страсти милорд не поплатится проломленной черепушкой XD

URL
2014-09-07 в 14:57 

повторится ли еще вопрос) Без нужной травки-то) вот-вот, может и он подумал, что грех терять такую возможность, пока Теон опять не начал свое "йа не такая". А помирать счастливым всяко лучше.
милорд не поплатится проломленной черепушкой учитывая, что Варамир не только в мозг лазит, но и с волками развлекается, перед Теоном открываются интересные перспективы. На какое-то время.
Если только он не влезет в теоново тело, и не начнет безобразничать. Думаю, вид лорда-командующего, бегающего по полям в одном сапоге и пристраивающегося к волчицам надолго запомнится братьям Дозора.

URL
2014-09-07 в 15:17 

Shugister
Лилули, как сериала ждем каждую новую главу! Очень интересно!!

2014-09-07 в 15:38 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
как сериала ждем каждую новую главу!
да-да )) напоминает, как в далеком детстве ждали воскресенья, когда (раз в неделю!) показывали мультики Уолта Диснея ))

2014-09-07 в 15:52 

Лилули
Думаю, вид лорда-командующего, бегающего по полям в одном сапоге и пристраивающегося к волчицам надолго запомнится братьям Дозора.
Случайно прочитала этот ужас. Накапала корвалола. Полежала. Еще накапала. Вот и не знаю теперь, когда приду в себя от таких читательских зверств с любимым героем автора :(((

URL
2014-09-07 в 16:02 

Случайно прочитала этот ужас. *шепотом* а у Мартина Варамир вообще в волчиц варговался и волков цеплять ходил. Думаю, если помножить это его хобби на многомесячную ...ээээ...."недолюбленность" Теона, может получиться совсем неприлично.
А у братьев Дозора есть корвалол?

URL
2014-09-07 в 16:09 

net-i-ne-budet
с такими лаверами хейтеров не надо
волчиц варговался и волков цеплять ходил.
и тут закономерный вопрос автору - почему Варамир потихоньку не варганулся в Теона, когда его милорд того-этого?
*мне неловко перед вами за свои инсинуации, чесслово*

2014-09-07 в 16:22 

Лучше в ежика, они орут прикольно. Им колеццо. :shy:
Зато какой был бы отчет:" в ходе следствия....":-D

URL
2014-09-07 в 16:31 

Лилули
почему Варамир потихоньку не варганулся в Теона, когда его милорд того-этого?
надеюсь, это как-то выяснится. Да и вообще, представьте, приходите домой, а там "того-этого" и невесть с кем. Думаю, вы вряд ли бы занялись запланированными делами и вообще были бы несколько взволнованы.
помножить это его хобби на многомесячную ...ээээ...."недолюбленность" Теона, может получиться
ужос! мне же это и в голову не приходило! - *осознала всю бедность своей фантазии, пошла за новой порцией корвалола*. С братьями Дозора, если до того дойдет, поделюсь.(

URL
2014-09-07 в 16:39 

вы вряд ли бы занялись запланированными делами и вообще были бы несколько взволнованы
мы бы вынули телеончики и записали на память :smirk:

URL
2014-09-07 в 16:53 

Лилули
мы бы вынули телеончики и записали на память
ну да, против вас бы ни у Теона, ни у Рамси не было бы ни единого шанса :depr:

URL
2014-09-07 в 17:02 

Лилули
Shugister, спасибо.) Но боюсь слишком долгие сериалы выматывают нервы и зрителям и сочинителям))

URL
2014-09-07 в 17:04 

ПОВ Варамира: так все удачно складывалось, варганулся, влез, а подконтрольное тело не хочет искать кровь дракона, а хочет пати хард с блэкджеком и... и... у них там в Кротовом городке остался кто-нибудь?

URL
   

Лавочка разных разностей

главная