Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:41 

Дознание

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Дейенерис, Тормунд, ОС, дозорные, одичалые и другие
Пейринг: Рамси/Теон
Жанр: детектив, агнст, слэш, экшн
Описание: зима закончилась, и многое изменилось у геров и в королевстве
Дополнительно: отношение героев до побега Теона как во флешбэках "Скольжения", остальное совсем иначе
Рейтинг: 17
Статус: закончен

1. Ободранный лорд
2. Дознание. Дредфорт
3. Медвежья яма
4. Связь
5. Допрос с пристрастием
(рисунок от Janos)
6. Игры и проигрыши
(рисунок от rotspecht)
7. Падение
(рисунок от Shugister)
8. Безумцы
9. Внутри
10. Вопросы и надежды
запись создана: 01.06.2014 в 16:39

@темы: "ПЛиО", "фанфик"

URL
Комментарии
2014-06-01 в 17:22 

Лилули
После короткого разговора с Тормундом королева позвала Теона.
Не сняв кровавокрасный шерстяной плащ, Мать драконов кружила по келье лорда-командующего, как потерявшая свободу львица. На щеках пылал румянец, изящные руки то и дело сжимались в кулаки, грудь вздымалась от быстрого дыхания. Она была очень хороша в ярости. Угроза, исходившая от нее, казалась почти ощутимой, словно воздух становился плотнее и горячее с каждым ее движением.
Теон почтительно поклонился и, чувствуя тревогу, ждал слов Бурерожденной. Она резко развернулась и посмотрела на него. В странного цвета глазах мелькнуло сомнение. Теон с удивлением понял, что тревожится о ней, а не о себе.
- У меня есть к вам поручение, лорд Теон.
- К вашим услугам, ваше величество, - эта фраза его немного смешила, но он умел произносить ее с полной серьезностью.
- Хорошо. Но сначала.., - она продолжала его в задумчивости рассмативать, - я назначаю вас лордом-командующим Стены.
- Но.., - совершенно растерялся Теон, - это невозможно. Вы наверное не знаете, ваше величество, но лорда-командующего выбирают голосованием братья Дозора.
Дейенерис презрительно искривила губы и вскинула голову.
- Я это знаю, лорд Грейджой. Благодаря вам я знаю все о Ночном Дозоре. Того древнего братства уже нет. Оно умирало вплоть до этой зимы и окончательно погибло с покушением на жизнь предыдущего лорда-командующего. Горстки разбросанных по гарнизонам людей. Большая часть из которых - одичалые, которые с приходом весны потянулись, кто на юг, кто на север. Самым крупным и менее всего пострадавшим остался только Восточный дозор-у-моря. И не потому что Коттер Пайк правильно оборонялся, а потому что заразы там было меньше всего. На Стене надо многое менять. Если бы не драконы, Ночной дозор бы погиб полностью, и Иные ушли далеко вглубь Вестероса. Это теперь мое королевство, и я должна быть уверена, что делается все необходимое, чтобы оно было в безопасности. О независимости черного братства придется пока забыть. Я буду следить за всем, что здесь происходит. Управлять будет тот, на кого укажу я.
- Но я совсем не тот, кто вам нужен, - упавшим голосом проговорил Теон.
Мать Драконов склонила на бок голову и, чуть прищурив глаза, испытывающее посмотрела на него. Напряжение, исходившее от юной королевы, ослабевало.
- У меня не такой большой выбор, - вдруг устало сказала она, - да и у тебя тоже. Я не знаю, справишься ли ты, но тебе я могу доверять.
- Почему не Тормунд? Его бы признали все. И он бы точно справился.
Дейенерис откинула упавший на глаза серебряный локон.
- Он отказал мне. Словно с ним говорит не королева, а надоедливая девчонка. Сказал, что никогда не был и не будет поклонщиком и раз пришла весна, ему надо проверить какие-то там свои земли на севере. Пришлось принять его отказ.
- А мой? – нерешительно спросил Теон.
Королева улыбнулась и медленно покачала головой.
- Ты присягнул мне, лорд Теон, и твой отказ я не приму. Я назначаю тебя, и если кто-то будет возражать, то побеседую с ним со спины Дрогона. Пока драконы выполняют вместо Дозора его работу, черным братьям придется проглотить любое мое решение.
Теон вытер мокрый от пота лоб, чувствуя всю нелепость и горечь своего положения. Когда-то он жаждал командовать кораблями и армиями, самоуверенно думал, что для этого и предназначен. Потом утратил даже ничтожную веру в себя. Теперь понимал, что может многое. Но вот чего хочет? Что бы он выбрал сам? Чувство безысходного одиночество снова подступило к нему, просачиваясь холодом под кожу, протягивая щупальца к замершему в груди сердцу.
- Хорошо, ваше величество. Я сделаю все, что от меня зависит.
Королева улыбнулась. Наверное, улыбка планировалась величественной, но выглядела нахальной.
Дейенерис перевела дыхание и нахмурилась, видимо, возвращаясь к прежним неприятным мыслям.
- Но это еще не все, лорд Теон. У меня есть поручение, которое я могу доверить только вам.
Если бы он знал, что за этим последует…
Теон с ожиданием посмотрел в запылавшие гневом глаза. Королева сделала круг и, взяв с края стола глиняный кувшин, резким движением швырнула его об стену. Когда она посмотрела на Теона, в ее глазах блестели слезы. Он сделал шаг вперед и замер в растерянности.
- Они убили его, - быстро проговорила Дейенерис. – И это было зверское убийство.
- Кого?
- Джораха Мормонта. Моего десницу, - плечи опустились, и королева бессильно упала в кресло. – Он был предателем и самым близким другом. Прошел со мной все с самого начала.
Голос надломился, и Теон в тревоге сделал шаг к изящной, свернувшейся в кресле фигурке.
- Сядь, пожалуйста, - попросила она и указала на стул с высокой спинкой.
Теон развернул стул и сел. Напряжение сдавило плечи железными руками. Он чувствовал, что ее беда принесет с собой ворох неприятностей. Превратит в пепел и унесет прочь покой – единственное, что у него было здесь.
- Север разорен и запятнан изменой Баратеонов и Старков. Джорах Мормонт прибыл в эти земли как мой десница, чтобы встретиться с главами домов севера. Понять, насколько они будут верны Железному трону. И привезти в Королевскую Гавань Сансу Старк.
- Санса Старк в Винтерфелле?
- Да. Недавно она вернулась вместе с младшим сыном Старков в родовой замок. Где находилась в годы зимы, мне пока неизвестно. Первое, что она должна была сделать, – это отправиться ко мне и принести присягу, как правящий представитель семьи при малолетнем брате. Сир Джорах прибыл в Винтерфелл, сообщил ей о моем требовании и отправился в Дредфорт.
У Теона сбилось дыхание.
- После встречи с лордом Болтоном Джорах отправил мне сообщение, которое меня успокоило на счет этого рода, и опять выехал в сторону Винтерфелла, надеясь, что леди Старк готова к отъезду. Но его зверски убили на границе земель Болтонов.
В словах Бурерожденной звучали боль и гнев. Тонкие пальцы сжали округлое колено, закрытое темной кожей штанов, предназначенных, видимо, для полетов на драконе. Дейенерис судорожно вдохнула, и ее голос прорезала ярость:
- С его спины содрали кожу. И я хочу знать, кто это сделал.
Теон подался вперед, разомкнул онемевшие губы, но звук не шел - горло словно сдавила невидимая петля.
- Я хочу, чтобы вы, лорд Грейджой, разобрались в гибели моего десницы. И если ясности не будет, я сожгу дотла дома северных лордов и первым будет дом Старков. Я сравняю Винтерфелл с землей.
- Но при чем здесь Старки? - голос прорвался хриплыми, низкими звуками. - Только Болтоны устраивают охоту на людей и сдирают с них кожу.
- Сомневаюсь, что лорду Рамси Болтону нужна смерть моего десницы, - покачала головой Дейенерис.
- Он это сделает просто ради удовольствия, - и Теон закрыл лицо руками.
Дейенерис внимательно посмотрела на него и покачала головой.
- Тело нашли на землях Болтонов и доставили в Дредфорт. Рамси Болтон отправил мне ворона с сообщением об убийстве Джораха. Все это выглядит более чем странно, если он сам обагрил руки кровью. Будучи виновен, он бы сделал так, чтобы тело никогда не нашли.
- Но почему Старки?
- Старки изменники, стремящиеся к власти. Не желают принести присягу Железному трону. Леди Старк знала, что сир Джорах поедет из Дредфорта к ним, а она жаждет мести и уничтожения дома Болтонов. За насильно выданную замуж и пропавшую сестру.
- В последнем она права, - тихо сказал Теон. – А на счет первого – вы предвзято относитесь к Старкам, ваше величество.
Королева резко встала, прошлась по комнате, потом остановилась напротив Теона.
- Поэтому я прилетела сюда. Хотя больше всего мне хотелось отправить оба замка в пекло дракона. Я хочу, чтобы ты провел дознание. Отправился в Дредфорт и Винтерфелл. Допросил каждого живого человека и нашел мне виновного. И только потом занялся делами Дозора.
- Почему я?
- Снова это почему, лорд Теон? Вопрос, на который ты знаешь ответ. Ты не вассал лордов севера. Но знаешь о них больше многих. Ты отправишься к ним как мой представитель, как лорд одного из Великих домов и командующий Ночного Дозора – ордена далекого от игр власти. И если хоть кто-то попытается закрыть перед тобой ворота или нанести тебе вред, пощады уже не будет. Их будет ждать кровь и огонь.
Вряд ли это утешает, когда с тебя снимают кожу. Теон снова закрыл лицо руками.
- Знаете, ваше величество, почему у меня наполовину седые волосы, хотя мне нет и двадцати пяти лет? Почему не хватает пальцев? – он убрал руки и поднял глаза на замершую рядом с ним Бурерожденную.
- Знаю, - вдруг неожиданно сказала она. – Ты был в плену у Рамси Болтона до того, как попал на Стену.
- Я просто не смогу вернуться в Дредфорт, - одними губами произнес Теон.
- Сможешь, - сказала она и вдруг неожиданно положила почти невесомую руку ему на плечо. – Я видела много людей, чья душа и кровь были безнадежно отравлены рабством. Оно стало неотторгаемой частью их самих. Ты сможешь вернуться. И более того, – должен. Ответы нужны не только мне.

Под развевающимся драконом Таргариенов и флагами Ночного Дозора Теон и сопровождающий его отряд из десяти человек въехали в ворота замка Дредфорт. Во внутреннем дворе их уже ждали. Стараясь держать спину прямо, он слышал грохот собственного сердца и голос Карена, глухой как из-под неодолимой толщи воды.
- Лорд Теон Грейджой, Лорд-командующий Ночного Дозора и Личный Дознаватель королевы Дейенерис Таргариен прибыл для проведения расследования по делу об убийстве десницы королевы.
Перед ним не было ничего, кроме лишенных малейшего цвета, затягивающих в страшный омут прошлого глаз Рамси Болтона

URL
2014-06-01 в 21:04 

lady snark
Ух тыыыы!!! Еще один фик!!!!

Я правда сперва должна прошлый дочитать. Но очень рада что ты пишешь еще, и обязательно его тоже почитаю! (Просто я чота перебрала ПЛИО-фиков во время ВТФ и устроила перерыв в этом деле).

Подписалась на тему и буду следить :pink: удачи!

2014-06-02 в 11:13 

Лилули
Спасибо за поддержку
должна прошлый дочитать
обязательно его тоже почитаю
да, ладно, это вовсе не обязательно.) Летом вообще надо наслаждаться солнечно-природной жизнью. Если бы у меня за окном не было две недели холодины, дождей и отсутствия отопления, я бы потратила свободное время куда веселее, чем на эти буковки. Хотя сама идея этого фика меня возбуждает, кто бы правда вместо меня написал, а я бы прочитала.)

URL
2014-06-02 в 13:13 

lady snark
Ненене, именно летом! У меня зимой был передоз ПЛИО-фанфиков, я их на полгода вообще бросила. А сейчас темп жизни другой, да и соскучилась уже : )) так что как раз пойдет. Опять же, про зиму летом приятнее читать. :pink:

2014-06-02 в 17:06 

Лилули
про зиму летом приятнее
к сожалению, здесь-то кроме пролога все про весну: брожение, таяние и цветение:sunny:

URL
2014-06-03 в 01:10 

lady snark
Я Скольжение бросила прям посреди зимы, после эпичной драки у реки. Как раз сейчас будет приятно туда вернуться, во льды :attr:

2014-06-07 в 03:19 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Вау, какая Дейенерис, как она мне нравится. Очень интересно.)

Какую еще сторону плаща можно найти у Перевертыша?
Вот это очень красиво, особенно если читаешь это в уме по-английски. *___*

Представляешь, у меня в черновиках тоже есть сочинение про Дени на Стене, Теона и Джона. Но там задание у Дени для них другое и в другом месте. Еще там должен быть смешной Джон/Дени.)) Мы с одним человеком хотели совместно что-то на эту тему написать, но зафейлили, да и канон мне жмет.)

2014-06-07 в 07:31 

Лилули
Vinylacetat, спасибо.
Дейенерис, как она мне нравится
Она - моя давняя любовь. Скарлетт О"Хара, Дейенерис, кровь и огонь - обожаю таких.
читаешь это в уме по-английски
англоманьячка *___*. Хотя как ни странно, я об этом тоже подумала, когда писала)
канон мне жмет
А я люблю канон, правда матчасть, которую не знаешь, сильно утомительна. В модерн ау меня клинит на массу ассоциаций типа: а вот у нашего приятеля, а вот брат соседа... И верю/не верю на современных героев сильно работает.
Извиняюсь за кучу ляпов в тексте. Пыталась вдогонку поправить, но параллельно мне сын заяснял о видах мутантов, модифицированных людей, гамма излучении и судьбе доктора Золло. Поэтому мало что получилось. Постараюсь исправиться.)

URL
2014-06-08 в 22:58 

Лилули
Дознание. Дредфорт.
Серый камень стен, пропылившиеся карты севера, два совершенно выцветших гобелена со сражением и псовой охотой. Массивный стол, выдвинутый теперь к центру. Рамси знал, какую ему предоставить комнату для проведения допросов. Тут так ничего и не изменилось, правда сейчас она выглядела очевидно запущенной, словно все это время ждала его возвращения.
Мысли поплыли, ускоряясь, к воронке прошлого. Рядом бормотала несчастная Уолда, а Теон терял контроль над собой, уставившись в чернильное пятно на углу стола. В нем он растворялся, когда Рамси трахал его здесь - на столе в своем кабинете. Представлял, что перед ним раскачивалась черная гроздь ягод, а не он сам от каждого толчка сзади.
Порыв свежего ветра из окна коснулся щеки, и Теон резко и глубоко вдохнул.
- Так значит, леди Уолда, вы сами не принимали участия в переговорах лорда Болтона и Десницы королевы?
- Нет, милорд. Тогда понесла, моя кобыла и я…
Среди всех помещений Дредфорта выбрать именно это. Предложить спальню или собачий загон видимо не решился. Что он пытается добиться такими провокациями? Если раньше каждая из них приносила ему только маленькие и большие удовольствия, то теперь Рамси ходил краю. А он умел быть осторожным. Неужели думает, что встретил вчера вечером на крыльце того же, кого потерял три года назад? Или ему было совсем все равно? Его положение лорда, Дредфорт - ничто не имело такого значения, как это напоминание о прошлом?
- Так значит, вас представили лорду Мормонту, и после этого вы гостя не видели?
- Да, именно так, лорд Грейджой.
Она растеряла свой вес, а лицо - розовый цвет, став серым и рыхлым. Во взгляде читалось напряжение. Может быть страх? Она ничего не заметила, не слышала, и даже как выглядел десница королевы, не может точно сказать. Глупость, притворство или испуг? Сложно было определить.
Теон встал, обошел край стола и склонился над просвечивающей под жидкими волосами белой кожей. Рука его легла на чернильное пятно на краю. Проклятие, почему оно все время лезет в глаза? Такое заметное. Может Рамси освежил его цвет в ночь после прибытия их отряда?
- Почему ты не родила ребенка Русе Болтону? Это единственное, чего от тебя ждали, – резко и зло он бросил ей в самое ухо.
Уолду тряхнуло, взгляд метнулся вверх, к Теону, и тут же в сторону.
- Я…, я просто… У меня родилась девочка. Уже здесь в Дредфорте. Они сказали, что она мертва, но это не правда, не правда…, - голос задрожал и осекся.
Теон, внимательно наблюдая за выражением лица, коснулся рукой ее плеча у самого основания шеи и сказал совсем тихо:
- Мне жаль. Правда, жаль…, - и мягко погладил по плечу.
И Уолда зарыдала. Стало мучительно стыдно за то, что он делал с ней в этой комнате, где все напоминало о том, как его самого заставляли рыдать снова и снова. Теперь он оказался в другой роли.
- Я.., я хотела родить второго ребенка. Но лорд Русе, он стал такой холодный после Винтерфелла. И Белые ходоки за Стенами. И он, как мертвец. Сидел всегда в кабинете, и зайти туда мог только Рамси.
- От чего умер ваш муж?
- Я не знаю, не знаю, - голова моталась из стороны в сторону. – Просто умер и все. Тогда думала – от холода. В Дредфорте был холод и…, - она бросила на Теона быстрый взгляд и вся сжалась.
- И Рамси, - он закончил за нее совсем тихо, не отпуская плеча.
Уолда вскинула голову и отчаянно закивала. Казалось, она искала у него спасения, молила об этом? Помнит ли она меня. Кем я был в Винтерфелле? Видимо, нет. Тело тогда поглощало все ее внимание, делая до тупости равнодушной.
- Да… он… со мной, - Уолда всхлипнула. Что делал с ней Рамси в отсутствии всемогущего лорда Русе, знать совсем не хотелось.
- Вы провожали Десницу королевы?
- Да, я тогда и видела этого сира. Один только раз, – торопливо проговорила она. - Рамси сказал, чтобы я не высовывала носа из спальни, если не хочу питаться всю весну собственным жиром.
Жира у нее его немного осталось. И разума.
- Лорд Теон, вы дознаватель. Найдите мою девочку. Рамси прячет ее, не хочет, чтобы она унаследовала замок. Вы должны ее найти, - иступленное безумие появилось в ее глазах.
- Я сделаю все, что могу, - растерянно пробормотал Теон.
Когда леди Уолду удалось отправить в ее покои, он попросил дежурившего у двери дозорного найти стюарда замка. В приеме королевского гостя стюард так или иначе должен был принять участие.
Теон готов был допрашивать кого угодно, кроме единственного человека, с кем следовало бы поговорить в первую очередь, но он все оттягивал, объясняя себе, что нужно подготовиться, собрать побольше фактов. Хотя рассказанные людьми лорда Дредфорда эти факты не значили на самом деле ничего. Для правды об убийстве десницы.
Или значили очень много... Как милорд провел зиму в этих стенах? Рука обхватила горло, словно он внезапно произнес этого слово. Милорд.
Во время первой встречи на крыльце каждая мышца ныла от напряжения. Теон был, как клешнями, зажат взглядами дозорных в спину и глазами Рамси, которые вгрызались в него, пытались понять, прочитать все мысли и чувства. А если нынешний лорд Болтон скажет: «давно не виделись, Вонючка?» Что он должен будет сделать? Весело улыбнуться в ответ? Не говоря ни слова развернуться и уехать? Или ударить его в лицо с силой, которая у него теперь была?
Дейенерис со спины дракона видела только широкие дороги, не подозревая, что на них есть поваленные деревья, глубокие ямы и бродят дикие звери. Рамси был каменным обвалом на пути этого расследования, и будет чудо, если он не погребет Теона и всех, кто приехал сюда с ним.
- Лорд Болтон, - Теон слегка наклонил в приветствии голову, всеми силами следя за осанкой.
- Лорд-командующий, - край рта дернулся, в обращении глухо прозвучала насмешка. – Рад встречи.
Теон не знал, что сказать. Не было слов, разрывающих застарелые путы, и каждый неосторожный шаг грозил началом обвала. Казалось, они стоят друг напротив друга бесконечно долго. Рубаха на спине мгновенно пропиталась потом, и он внушал себе, что этого не может видеть стоящий позади него отряд.
В руке Рамси сжимал поданные Кареном верительные грамоты, но даже не пытался на них взглянуть. Судорожно дернулась щека, и лорд Дредфорта развернулся к немолодому воину.
- Проследи, чтобы разместили наших гостей и снабдили всем необходимым.
Не оборачиваясь и не говоря ни слова, Рамси быстро поднялся по ступеням. Только наверху, словно неловко ступив на каменный выступ, покачнулся, но удержал равновесие и исчез в темноте прохода.
Теон уловил удивленный шепот дозорных и усмехнулся. Рамси не ожидал его увидеть, не успел раскинуть сети своих издевательских игр. Или не решился? Впрочем, он быстро придет в себя.
Вечером, коря себя за трусость, Теон оставался в предоставленных ему покоях. Долгая дорога и усталость стали для него оправданием. Туда же ему принесли еду, которая не лезла в горло. При взгляде на щедро заполненное блюдо возникали совсем другие образы: мучительный голод, запахи с пиршественного слова и объедки, на которых прилипли собачьи волосы. Он гнал их от себя. Возвращался к новому впечатлению – внешности встретившего их лорда Болтона.
Падающие на глаза волосы были серыми от грязи. Тело потеряло свою тяжесть, подобралось под свободно облегающей курткой. Скулы казались острее, может на фоне темной щетины, проступающей на щеках. Под жидко-голубыми глазами, в которых плавала едва заметная муть, лежали тени. Рукав куртки был надорван – неопрятность, которую Рамси мог вытерпеть, только возвращаясь с охоты. Зима поменяла многое.
Утром Теону передали, что для удобства дознания лорд Болтон предлагает воспользоваться его бывшим кабинетом. Появилось чувство, что Рамси оправился от первого потрясения.
В дверь постучали.
- Входите, - неловким движением Теон подвинул к себе свиток для записей.
Встреча с очередным давним знакомым.
- Добрый день. Лорд Грейджой.
Старый стюард служил еще Русе Болтону. Залысины стали глубже, морщины отчетливо окружили жесткие губы. Он вошел и аккуратно прикрыл за собой тяжелую дверь.
- Садитесь, Ваймон.
Тот добрался до стула как-то боком, неуверенный в каждом шаге. Коричневого цвета дублет был застегнут наглухо до выступающего кадыка. Взгляд, скользнув по Теону, ушел в сторону. Как бы то ни было, старый Ваймон выглядел встревоженным и, судя по виду, прекрасно помнил того, кто сидел теперь перед ним в качестве дознавателя. Чего именно он боялся? Вернувшегося из небытия Вонючку? Или собственного лорда, который может спустить с него по лоскутку за каждое неосторожное слово.
- Я бы хотел задать вам несколько вопросов о пребывании в замке Десницы королевы. Вы видели его? Готовили встречу столь высокого гостя?
- Да, конечно. С ним было почти двадцать человек воинов, всех надо было разместить, накормить. А Дредфорт после зимы – пустая лоханка. На дне - только объедки.
Стюард осекся, рука дернулась ко рту и на полдороге упала на стол. Теон усмехнулся почти открыто и придвинулся к спинке кресла напряженной спиной. Неловкость тяжело висела в воздухе.
- Да, я понимаю, после зимы запасов не осталось ни у кого.
Тот облегченно кивнул головой.
- Расскажите мне об этом визите. Как он прошел? Ваши впечатления о сире Джорахе? Как его встретил лорд Болтон?
Ваймон заерзал на стуле, правая рука сползла под стол, потом левая.
- Вы понимаете, лорд дознаватель, я не могу говорить что-то лишнее о лорде Рамси, - и добавил едва слышно, - вы же знаете…
- Не знаю, что вы имеете в виду под лишним, - Теон резко оборвал его, собственный голос звучал удивительно холодно, даже с угрозой, - но я понимаю, что вам следует сохранять лояльность и лорду Болтону и правящему дому Таргариенов. Подумайте и расскажите, что помните.

URL
2014-06-08 в 23:03 

Лилули
Ваймон Гроун никогда не делал ничего плохого ни отчаявшемуся Теону, ни жалкому Вонючке. Не участвовал в развлечениях бастардовых мальчиков. Просто брезгливо сторонился. Много лет прослужив лорду Русе, стюард производил впечатление человека такого же холодного и равнодушного, но не к собственному благополучию. И сейчас он откровенно боялся. Возможно, даже сожалел, что хотя бы разок не принес Теону воды в темницу, когда была такая возможность.
- Хорошо, хорошо, - засуетился Гроун. - Я, конечно, все расскажу, тут совершенно нечего скрывать. Сир Джорах и его свита пробыли здесь два дня. Мы как могли их встретили. Лорд Болтон даже устроил большой ужин в честь гостя. На стол, правда, подали похлебку, в которой было больше молодых побегов лука, чем мяса, но милорд десница не обратил на это никого внимание. Он выглядел сильно озабоченным и погруженным в собственные мысли. За столом разговор велся о зиме и о разрухе в северных землях. Вроде ничего особенного, но вам лучше расспросить об этом лорда Рамси.
На последних словах Ваймон бросил на Теона откровенно любопытный взгляд.
- Обсуждались ли Старки и Винтерфелл?
- Может быть, я не помню. Упоминали многие замки и разоренные деревни. Я так понял, что тем, кто будет лоялен, помогут с восстановлением земель. С юга и Вольных городов придут товары, корабли и подводы со съестным. Иначе до урожая мы не продержимся.
- Хорошо. Что еще?
- Десница короля обошел Дредфорд. И съездил на охоту с лордом Болтоном. Они привезли зайца. Удивительно, что лесах еще есть живность. Утром сир Джорах уехал.
Теон выбрался из-за стола и подошел к полкам напротив распахнутого окна. Когда-то здесь было много всякого: свернутые карты, охотничье трофеи, огарки свечей, странного вида безделушки и даже пара старых книг. Все имело свое место. И Вонючка иногда вытирал пыль, чтобы нарушить непонятный для него порядок и получить десяток плетей от хозяина или отсосать прямо здесь, стоя на коленях у этих полок. Сейчас они опустели и заросли грязью по-настоящему. Но взгляд притягивал один предмет - запрятанный в ножны и словно случайно оставленный на середине полки нож для свежевания. На что надеется Рамси, выставляя его напоказ?
Теон глубоко вдохнул. Ему нужно было копнуть гораздо глубже. Разрушить дистанцию его статуса, официальный и вежливый тон вопросов, который так хорошо защищал его самого. Как будто он здесь совсем новый человек, который знакомится с Дредфортом, а Дредфорт знакомится с ним, и гостя можно водить по парадным залам и рассказывать и так всем известную историю правления Болтонов. И он будет церемонно кивать, оправлять сбившийся ремень и не решаться пройти в уборную. И никто из встретивших его здесь не рассмеется ему в лицо, не спросит, как живется без члена в Ночном Дозоре. Но этот кинжал перед его носом…
Не оборачиваясь, Теон спросил тихо, но добавил в голос угрозу:
- Лорд Болтон сказал, что вы должны способствовать расследованию королевы и честно отвечать на мои вопросы?
- Да-а, - неуверенно протянул стюард.
Похоже, Рамси приказал ему нечто прямо противоположенное.Теон подошел к Ваймону и оперся трехпалой рукой о стол прямо перед его носом.
- Что сделал Рамси, когда уехал Джорах? Он же был дико зол. Два дня вежливых улыбок и необходимости корчить из себя лорда. Он избил кого-то, содрал шкуру со спины? Не лги мне. Ты прекрасно понимаешь, кто я и что знаю о твоем хозяине…
Теперь уже не о моем.
Ваймон напрягся, посмотрел на Теона, потом на его обезображенную руку.
- Лорд Теон, вы же понимаете, я не могу, я… Он мой лорд.
- Он расплатится тобой, если пожелает королева. А она пожелает, если захочу я. Последнее, что услышишь – это хруст собственных костей на зубах дракона.
- Но он обдерет меня.., - подбородок его задрожал, взгляд стал умоляющим.
Теона передернуло. Вот она власть страха. Вид у нее омерзительный и тошнотворный. Хорошо, Вонючка никогда себя не видел со стороны.
- Я не расскажу никому то, что услышу от тебя. Это правда. Тебе нужно мне поверить. Это единственный правильный выбор, который ты можешь сделать сейчас.
- Хорошо, хорошо, я расскажу, что знаю. Лорд Болтон вернулся с той прогулки черный от злости, но сдерживался, пока сир Джорах не уехал. А потом он сорвался на первом мальчишке, который уронил что-то в его покоях. Опять эти крики. Хотя это случается часто. Все попрятались по углам.
Теон вытер рукой лоб и отошел в сторону. Рамси нельзя изменить. Единственное, что он может сделать, - убедить Дейенерис спалить это место крови и боли.
- Он поехал следом за десницей?
- Нет, - удивился Стюард, - потом милорд долго пил и не выходил из покоев.
- Не верю. Он должен был отправиться следом.
Ваймон беспомощно заморгал.
- Нет, он остался. Лорд Болтон не уезжал из замка.
Отправить Дредфорт в пекло легко не получалось.
- С кем из замка Рамси проводит время? Тот же Деймон, Живодер и все остальные?
- Деймон погиб еще у Винтерфелла. Ворчун позже, когда зимой Рамси отправился с целым отрядом охотиться на мертвецов. Наступила сплошная ночь, и он совершенно обезумел, - стюард сцепил длинные узловатые пальцы, голос его звучал устало.
- Расскажите, что произошло зимой? - Теон поддался вперед, ему хотелось узнать об этом подробнее. Нужно разобраться в ситуации. Скрытые мотивы, намерения, жажда власти и все такое… Или он просто хотел что-то понять для себя?
- Упадок Дредфорта. Сначала медленно, потом все быстрее. После возвращения лорда Болтона из Винтерфелла, и когда леди Уолда родила мертвую девочку, все стало плохо. Замок со всех сторон обступил снег, и еще пришли мертвецы. По одному, потом группами. Лорд Русе почти не выходил из кабинета. Потом появились люди из деревень рядом. Некоторых, особенно мастеровых, пускали. После одних странных гостей лорд Болтон завел привычку часами смотреть в огонь и не отвечать на вопросы, - Ваймон горестно вздохнул. Он говорил спокойно и размеренно. Создавалось впечатление, что перечислял события в том порядке, в котором они долгое время крутились у него в голове. - Леди Уолда рыдала в своих покоях, но это только бесило милорда Рамси. Правда, не так сильно, пока его отец был жив. Да и в переполненном замке хватало простолюдинов для его развлечений. Только запасы подходили к концу. Я говорил это не раз. Лорд Русе только пожимал плечами. А вот Рамси в какой-то момент приказал запереть ворота, и кто добирался до ворот замка, вынужден был уходить дальше. Но они быстро возвращались, только уже холодные, с синими глазами.
- Почему умер лорд Русе?
- Трудно сказать. Мне кажется, он потерял интерес ко всему. С юга прилетели вороны. Там появились Таргариены и драконы. Не слишком многообещающе для Болтонов, хотя все же лучше чем для Старков. Кто теперь станет Хранителем севера? Может, он ждал конца этой зимы, но решил что она не наступит. Не знаю.
- А Рамси?
- Он убивал себя по-другому. Гонял своих людей по вымершим окрестностям. И ночью и днем, чтобы рубить и жечь мертвяков. Обнаружил где-то в подвалах замка несколько обсидиановых мечей. Что они убивают Иных, уже было известно. Вот он и охотился. Иногда даже дичь привозил. В общем, ему было все равно мертвых рубить или живых. Но если бы не его страсть, в какой-то момент замок мог бы и не выстоять. В таких вылазках погиб Ворчун. Да многие солдаты гарнизона. Еще лорд Рамси стал слишком много пить. Тратил запасы выпивки только на себя. Так и жил между вином и драками. Иногда, если было с кем, развлекался в подвале. Даже когда лорд Русе умер, ничего не изменилось. Если бы весна началась позже, то в Дредфорте Болтонов бы не осталось. Разве что леди Уолда? Но она и вовсе умом тронулась. Бродила часами по замку, рыдала, искала своего мертвого ребенка, пока не попадалась на глаза своему пасынку. Тот ее избивал, иногда до синяков. Как-то сказал, что съел ее младенца живьем, так она на мороз в одной рубашке и отправилась. Мейстер ее перехватил. Но леди Уолда все забыла и ищет до сих пор.
Что-то в этой истории его беспокоило. Но что? Просто зимняя история замка, который в целом был подготовлен к осаде холодом и смертью лучше многих других, но все равно едва устоял.
- А весной? Что-то изменилось?
- Полетели вороны, и лорд Рамси стал чуть меньше наливаться вином, заниматься делами. Я даже подумал, что, может быть, он начинает понимать свою ответственность за род Болтонов. Найдет пропавшую жену или новую заведет. Но после отъезда сира Десницы, он так осатанел, что мои надежды рухнули разом.
- Но вы уверены, что он не отправился за ним следом?
- Он был здесь. Его трудно было не заметить.
- А его парни?
- Не знаю. Я ведаю запасами замка, а не слежу за остатками гарнизона. Спросите Уолтона или Кислого Алина, лорд Теон. И прошу вас, не говорите никому о нашем разговоре.
Теон кивнул. Если кто-то вроде Живодера или Кислого Алина замешан в эту историю, то никто из них не выдаст другого или своего милорда. Все они повязаны кровью. И с Теоном их связывало то же. Он умел видеть кровь в их глазах. Правда зима ослабила эти путы. Но кровь проступает всегда.
Теон выглянул за дверь и увидел сразу двоих дежуривших дозорных. Вид у них был донельзя серьезный.
- Принести что-нибудь поесть, лорд-командующий?
- Нет, спасибо, я не голоден. Лучше найдите капитана гарнизона Уолтона Железные Икры. Кажется, он выжил после зимы.

URL
2014-06-08 в 23:06 

Лилули
Разговор с Уолтоном еще больше прояснил ситуацию. Именно ему в руки передали тело сира Джораха добравшиеся до замка крестьяне. А в это время многочисленная свита десницы металась вокруг деревни, где они остановились на ночевку на границе земель Болтонов, и где утром не обнаружили в палатке своего командующего. Судя по всему, лорд Мормонт просто вышел из палатки и не вернулся. То ли около нее никто не дежурил, то ли дежурные спали, но схватились они только утром. Искали по лагерю, по деревне, у которой расположились. Потом послали воронов в Винтерфелл и Дредфорт, стали прочесывать лес. Но ничего не нашли. Потому что еще рано утром тело в плачевном состоянии нашли в лесу крестьяне. Что их занесло туда? Вопрос, на который очень бы хотелось получить ответ.
По остаткам одежды нашедшие решили, что это кто-то из благородных. Но странное клеймо на щеке, наполовину скрытое бородой, совершенно сбило их с толку. Преступление было мрачным. И один из крестьян взялся довезти труп в Дредфорт.
Пока телега вязла трое суток в весенней грязи, два замка и деревня посередине обменивались паническими посланиями. Рамси Болтон, до крайности раздраженный все это время, даже заявил, что сам с отрядом отправится на поиски. И тут им доставали останки лорда Десницы. Пришлось отправить ворона в Королевскую Гавань. Ответ пришел незамедлительно – ничего не предпринимать, ждать решения королевы Дейенерис.
Дни потянулись тревожные. Уолтон поглядывал в небо, ждал, когда прилетит огромный черный зверь, изрыгающий пламя. О нем ходили слухи, но никто в Дредфорте этого чудовища не видел. Да и видеть не хотелось. Железные Икры нисколько не сомневался, что увязший в деревне отряд боится расплаты еще больше. Двадцать вооруженных и опытных воинов потеряли одного десницу, человека очень близкого Бурерожденной.
Лорд Рамси был мрачен и не пил последние дни. Велел привести в порядок единственный не развалившийся требушет. Начать каждодневные тренировки на тяжелых луках. Мейстер сказал Уолтону, что ему было приказано найти книги о драконах. А лучше о победах над ними. Когда вдалеке показался небольшой отряд под знаменами Таргариенов и Ночного Дозора, тревога сменилась растерянностью. Никто не понимал, что это может означать. И сейчас их будущее казалось не ясным.
В конце своего рассказа Уолтон понадеялся, что Дейенерис Таргариен не только Бурерожденная, но и Справедливая и многозначительно посмотрел на Теона. Оставалось только улыбнуться и пожать плечами.
Слушая Уолтона Железные Икры, чей рассказ чередовался кряканьем, хмыканьем и яростным расчесыванием клочковатой бороды, Теон почти расслабился. Он не ожидал от этого сурового солдата такого красноречия. Впрочем, и не был с ним знаком. Капитан никогда не появлялся в окружении Рамси, не видел Вонючку. И даже во время последнего пребывания Теона в Винтерфелле, скользил мимо его взглядом и, похоже, сейчас не узнавал в лорде-командующем никого из прошлой жизни. И Теон был рад этому, и даже как-то тепло благодарен Уолтону, словно так все сложилось по собственной воле капитана.
Когда Теон остался один, хорошее настроение быстро улетучилось. Он не мог дальше откладывать, делать вид, что есть более важные встречи. Поднявшись, яростно протер глаза и снова подошел к полке. Нож лежал так откровенно и вызывающе. Посмотрев на него в раздумье, Теон осторожно взял его и положил в карман.
За дверью переминался с ноги на ногу Карен.
- Лорд-командующий, давайте я принесу вам еды?
Теон натужно улыбнулся, оперся о дверной проем и посмотрел на свои руки. Дрожи не было. Желание что-либо съесть тоже.
- Не надо, Карен. Найди лучше лорда Болтона и передай ему, что я хотел бы с ним поговорить.
Карен вернулся быстро. Ему сообщили, что лорд Болтон уехал по своим делам и встретится с лордом-командующим, когда освободится. Рамси умел заставить остальных играть по своим правилам. Оставалось только ждать.
Теон стоял на широком крыльце Главного замка. Над головой висели легкие сизые облака. Между ними и краем внутренней стены от уходящего на закат солнца розовело небо. Хотелось стоять и просто дышать. Воздух был пронзительно свеж, полон множеством неуловимых запахов жизни. Словно это был не Дредфорт - в этом мрачном месте свежесть только обжигала при каждом вдохе, а не несла столько оттенков и волнующих ощущений. А еще Вонючка никогда не слышал здесь птиц. А теперь они звучали громко, нахально, то замолкая, то звонко перекликаясь друг с другом.
Теон тряхнул головой. Все чувства - лишь иллюзии, созданные пьянящей весной. Ему надо справиться с поручением. Справиться с собой. Самому. В кармане болтался нож. Он коснулся его кончиками пальцев. Рамси хотел его окунуть в самые темные углы прошлого? И он был прав. Отрезать этот саднящий палец, не дожидаясь пока это сделает кто-то еще.
Он медленно спустился и пошел в сторону Великого Чертога, в залах которого бывал много раз Вонючкой. Справа от него тянулся Гостевой двор, у входа в который лежала куча мусора неопределенного вида. Рядом стояла телега и суетилась обслуга, видимо, пытаясь разобрать вываленный наружу хлам.
Большую часть его отряда разместили именно здесь. Но помещения были в ужасном состоянии. Насколько понял Теон, с начала зимы сюда селили многих, спасшихся от мертвецов и добравшихся до Дредфорта. Далеко не все гости отличались благородством крови, но своему народу хорошо подготовленный к зиме замок, пока был в состоянии, не отказывал. Весна и надежда на новую жизнь освободили помещения от жильцов. Теперь нужно было выгрести оставшуюся грязь и привести Гостевой дом в порядок.
Вонючку в эти кельи и залы никогда не приводили, но он не раз видел, как туда доставляли еду для высоких гостей. Странно, что Теону до сих пор не хотелось есть. Напряжение стягивало тугой струной его внутренности.
За Великим Чертогом высилась каменным массивным боком Старая башня. Она была одной из первых башен, построенных в Дредфорте. В ней никто не жил, внутренние перекрытия и переходы осыпались. Ее бойницы были уродливо разрушены временем, их каменные осколки и зубцы, венчающие стены, превращали Старую башню в монстра прошлого, стерегущего самые страшные традиции дома Болтоном.
Рамси как-то говорил Теону, что именно в Старой башне хранятся древние гобелены из кожи врагов, и если Перевертыш не будет служить и подчиняться, из него тоже сделают гобелен. Снимать с плоти кожу для гобелена надо очень аккуратно, а поэтому особенно мучительно. Когда ее тщательно обработают, то нанесут изображения мальчиков Старков и Робба. Рамси хотел назвать гобелен «Плащ Перевертыша» и натянуть его на одну из стен Великого Чертога.
Из лежащей в тени крайней бойницы башни вылетел стриж, развернулся в воздухе и исчез где-то в небе. Каменное чудовище прошлого было для птицы домом. Теон опустил глаза и посмотрел вокруг. Отсюда он отчетливо видел псарню. Запахнув плащ, пошел в ее сторону.
Загородку собачьего выгона частью обновили, свежее дерево заметно отличалось от того, что пережило зиму, покосившегося и потрескавшегося. Дверца прохода на псарню была забрана кованым железом, чтобы собаки ее не изгрызли. Ее высота ее позволяла заглянуть во внутрь, что Теон и сделал. Псарня была почти пуста. У задней стены, где пол был на сводах и под крышей, свернувшись, спало несколько сук. Сердце Теона бешено заколотилось. Он отступил назад.
- Эй, парень, что ты здесь делаешь?
Теон обернулся на голос. Небольшой дом у края псарни был ему хорошо знаком. Раньше здесь неотлучно находился Костяной Бен. И теперь согнутый старик, тяжело хромая, шел в его сторону.
- Кто ты такой, чтобы шляться у псарни лорда Болтона? – голос стал еще более скрипучим, а еще Бен отчетливо шамкал. Зима ему далась непросто.
- Ты меня знаешь Бен.
Тот замер, подслеповато разглядывая его. Потом вздрогнул, попытался поклониться, рука судорожно сжимала край засаленной куртки.
- Лорд-командующий. Я слышал о вашем прибытии.
Теон усмехнулся - чувствовал, как напряжение сменяется злостью.
- А еще лорд-дознаватель. Но раньше ты меня звал по-другому. Теперь боишься, Бен?
Старик еще больше ссутулился.
- Я…я никогда не желал вам зла, лорд Теон.
- Но и добра тоже. Хотя я помню то одеяло у Рва Кейлин.
Губы хозяина псарни беззвучно шевельнулись. Теон сделал к нему шаг и заглянул в бегающие глаза.
- Скажи, давно ли девочки Рамси были на охоте?
- На охоте? Так какая теперь охота? В окрест все пусто.
Он явно был испуган.
- А заяц, затравленный Рамси вместе с десницей королевы?
Старик молчал. Теон не сомневался, что не сможет вытянуть ничего из тех, кто составлял компанию Рамси в его жестоких развлечениях. Вряд ли Костяной Бен расскажет хоть что-то, касающееся его лорда. Например, о тайной вылазке после отъезда Мормонта. Если она была?
Оставалось только развернуться и уйти.
- Лорд Теон, постойте, - скрюченная фигура бросилась за ним следом.
Теон отшатнулся, не в силах сдержать накативший ужас, когда трясущаяся рука ухватила его за край плаща. Накрыло знакомым запахом: собаки, пот, жирная еда и выпивка.
- Что тебе? – еле проговорил он, пытаясь прогнать череду мучительных воспоминаний.
- Я скоро умру, - прошептал вдруг старик. – Я хотел бы… хотел бы… Мне очень жаль. Прости меня, Теон.
Теон окаменел. Мысли путались, слова не шли. Никто и никогда не просил у него прощения. Даже такое жалкое существо, как этот опустившийся и больной старик. А хотел ли он его прощать? Имел ли право этого не делать?

URL
2014-06-08 в 23:12 

Лилули
- Зря ты сюда вернулся, - оглядываясь по сторонам, прошамкал Костяной Бен. – Ему только того и надо. Тебя заполучить. Думаешь, тебя спасут твои новые имена и драконы. Ему все равно. Род Болтонов, все его земли и замок – он пустит в пекло все, когда речь зайдет о тебе.
Старик закашлялся, красные глаза его отчаянно слезились. Грудь Теона сдавил холод, он попытался вырвать плащ из крючковатых пальцев, но Бен не отпускал, придвинулся еще ближе. Из беззубого рта шел тошнотворный запах. От меня когда-то тоже.
- Хочу тебя предупредить, Теон. Мне умирать скоро… Страшно… Бери своих черноплащников и уезжай. Всех лютая зима пожрала. Лорда Русе, леди Уолду… почитай она мертвая, разум ее покинул. Но не бастарда. Он среди мертвецов и ночи проводил, но ничего, живой. Я знаю, - тебя все думал найти. Пил много. В самом начале весны я его на псарне среди собак поутру увидел. Уснул он там пьяный. Раньше бы такого ни в жисть себе не позволил. Из-за тебя все. Вернуть ему нужно было, да не сумел. Как бешеная собака из Винтерфелла вернулся. А деться некуда, лють снежная кругом. Аккуратный был, - признанный отцом наследник. А теперь вот отец помер, и сам он лордом стал, и что..? Не надо ему это. А я тогда из псарни тихонечко ушел, будто и не видел его среди собак. А то, сам знаешь, так может обернуться. Уезжай, добрый совет тебе. Да простят меня семеро за все, что натворил я.
Теон заворожено слушал путаные слова, и его затягивало в воронку безумных образов: простоволосая леди в поисках мертвого младенца, бледная, застывшая у огня мумия Русе, башня гобеленов, ждущая новых трофеев, и осатанелая рубка Рамси среди мертвых, идущих ровным, нескончаемым потоком.
- Лорд-командующий, - звонкий голос Карена вернул его к Костянному Бену и грязному двору у псарни, - лорд Болтон вернулся и зовет вас к себе.
К себе? Вонючка не раз на дрожащих ногах входил в покои своего милорда.
- Скажи, Бен, кто-нибудь из парней лорда Болтона отлучался на несколько дней после отъезда сир Джораха Мормонта. Может, девочек брали на охоту?
Старик покачал головой.
- Не помню я этого, лорд Теон. Хотя и память у меня теперь стала никудышная.
Теон кивнул и, развернувшись, пошел прочь. Спиной он долго чувствовал взгляд Костяного Бена.
Карен сопровождал его до кабинета, который когда-то принадлежал лорду Русе. Теон старался не думать, к кому он идет, следил за тем, чтобы не замедлять шаг. Позор будет невыносимым, если молодому дозорному придется подхватить его за локоть, если ноги предательски подогнуться. Пусть все начнется за дверью. Там он постарается справиться, пусть даже не так, как пристало лорду-командующему. Как-нибудь.
Рамси сидел за столом и откровенно дожидался его. Похоже, просто не отрывал глаз от двери. Стоило войти, как он демонстративно откинулся на спинку кресла. Глаза блестели лихорадочным вниманием.
Оставшиеся пальцы под кожаными перчатками предательски задрожали, и Теон сжал кулаки.
Рамси не пытался начать разговор, изобразить какой-нибудь приглашающий жест, а нагло рассматривал его. И встреча через три года ничего для него не изменила. Сделай что-нибудь, скажи, и станет понятно, чем расплатишься.
- Лорд Болтон, - произнес Теон и слегка наклонил голову. Он и три года назад начинал похожим образом. От стыда его бросило в жар. Или от страха?
- Лорд Болтон? - губы насмешливо растянулись. - Ну как теперь мне прикажешь называть тебя?
Церемонии между ними его не устраивали, он сломал бы все, что могло оградить Теона. Чтобы подойти к коже, за нее. Неизбежность этой близости внезапно отрезвила.
- По-моему, ты видел верительные грамоты. Там перечислены все возможные обращения, - преодолевая слабость в ногах, он подошел ближе и оперся о спинку свободного кресла, намереваясь сесть без всякого приглашения.
Рамси усмехнулся и провел пальцами по краю стола. Только сейчас Теон обратил внимание, насколько иначе выглядел Рамси с их вчерашней встречи. Как вычищенное перед боем оружие. За гладкой щекой поблескивала знакомая серьга. Странно, что в одежде не было ничего розового, в основном черное, только темно-красный ворот рубахи из-под дублета. Кабинет, похоже, убрали совсем недавно, слишком чиста была поверхность стола под ровно разложенными свитками и приборами для письма. В дальнем углу предательски блестел влагой пол.
- Я привык называть тебя Вонючка и видеть под столом, а не за ним.
Эта знакомая угроза в голосе. Обещание боли. Теон крепче вцепился в спинку кресла. Грудь сдавило, а ногам он не доверял. Разум, впрочем, пока подчинялся.
- Я здесь как представитель королевы Дейенерис, - Теон говорил медленно и отчетливо, так проще было не сбиться и легче дышать. – Как ты принимаешь меня, ты принимаешь ее. И если ты думаешь, что я не отвечу подробно на ее вопросы о моем пребывании в Дредфорте, то ошибаешься. Как меня называть – решать тебе.
- И много подробностей она уже знает от тебя.
- Знает, что ты отрезал мои пальцы.
- И только? – Рамси облизнул губы.
- И только, скотина, - прошипел Теон.
- Вот видишь, не стоит все усложнять, рассказывая королеве лишние подробности о себе, Вонючка, - Рамси насмешливо пожал плечами.
- Не стоит все усложнять, встречая представителей королевы и совершая ошибки, бастард.
Рамси резко вскочил, и кресло грохнуло об пол. Щека его дернулась. Теон был уверен, что сейчас в него прилетит кулак. Спина была совершенно мокрой.
- Лорд-командующий, у вас все в порядке?
Они оба в изумлении уставились на слегка приоткрывшуюся дверь. Карен, видимо, проторчал там все время.
- Все хорошо, Карен, - Теон не узнал свой голос - словно скрипел проржавевший механизм, хотя возможно это были петли двери.
Рамси медленно развернулся, поднял кресло и аккуратно придвинул его к столу. Движения были размеренные, можно было подумать, что он успокоился, если бы не сжатые добела губы и ходившие желваки.
- Ладно, лорд-дознаватель. Что тебе нужно от меня?
Видимо, они простоят друг напротив друга всю дальнейшую дружескую беседу.
- О чем вы говорили с сиром Джорахом?
- Он обещал мне статус Хранителя Севера. Хотя, в общем, он и так у меня есть, - улыбка была совершенно ярмарочной. – Потом была скучнейшая охота, и Десница отправился к Старкам. Визит не впечатлил, но я его не убивал.
- Снимать кожу – твое развлечение.
- Я не путаю отдых и обязанности. Ты должен это знать, - он чуть помедлил и ядовито добавил, - лорд-дознаватель.
- Мог ли кто-то из твоих мальчиков развлечься в одиночестве. Живодер, например?
Рамси зло рассмеялся.
- Ты сам в это веришь? Неужели за три года зимы забыл мои очень простые правила?
Служи и подчиняйся. Так или иначе, это относилось ко всем, кто был при милорде.
Продолжать препирательства смысла не было. Весь этот разговор сводился только к одному – выяснению отношений. Никаких сведений, правдивых или лживых, Рамси давать не собирался. Тем более Вонючке. Слово сотрудничество не имело для него смысла, только - власть. Теон чувствовал бесконечную усталость. Либо Рамси действительно был не виновен, либо сам Теон бессилен найти улики. В Дредфорте оставалось только одно дело – осмотреть останки сира Джораха.
Израненое тело лежало прямо перед ним. Вокруг стояла невыносимая вонь. Теон еле сдерживался, чтобы не прижать перчатку к носу в надежде, что запах кожи перебьет въевшийся в стены подземелий Дредфорта запах смерти, страдания и полусгнившего трупа. Хорошо, что не поддался на уговоры Карена и ничего не съел. Рвотные позывы подступали снова и снова.
И еще ему было страшно. Согласиться спустится вниз, в темноту, откуда нет выхода. Где за каждую крошечную ступень наверх надо отдавать части самого себя. Почему он подумал, что способен на такое? Почему не взял с собой Карена? Нет, парню не нужно смотреть на это.
Рамси водил рукой над телом и что-то говорил ему в ухо знакомым горячим шепотом. Но Теон не мог уловить смысла. Все его силы уходили на то, чтобы не разрыдаться первый раз за годы зимы, чтобы побороть душащую его панику. Могли бы помочь медленные вдохи и выдохи, если бы воздух в подземелье не был таким… напоминанием.
Тут Рамси ухватил труп за плечо и ногу и перевернул его. Широкие полосы темного от запекшейся крови мяса шли от плеч до обнаженных ягодиц и чередовались с полосами посеревшей кожи. Порезы были неровные, кое-где торчали оборванные лоскуты. Под коленями змеился странный узор глубоких порезов. Всю эту боль вынести просто нельзя. Уже не в состоянии удержаться на ногах, Теон ухватился за стол.
- Неопытный свежевальщик, - сквозь шум в ушах прорвался презрительный голос Рамси, - но ты и сам это должен видеть. Хоть чему-то же я тебя научил?
Перед взором Теона стояла татуировка раба. И тут его все-таки стошнило.

Утро было ослепительно солнечным, громким от щебетания птиц, словно наступило не в Дредфорте. Все дозорные уже были на конях и готовы двинуться в сторону Винтерфелла. Теон совершенно не выспался и больше всего хотел садануть по крупу лошади и пустить ее в галоп. Чтобы ветер срывал плащ и мерзкие мысли.
- Лорд дознаватель, я отправляюсь с вашим отрядом, - Рамси подъехал к ним. Сосредоточенный и до крайности серьезный, он был одет по-походному, из-под плаща торчала рукоять меча.
- Нет необходимости. Более того, ваше присутствие будет лишним, лорд Болтон.
- Сомневаюсь, лорд дознаватель, что вы можете запретить главе дома севера участвовать в расследовании преступления, которое бросает тень подозрения на его благородный дом.
Теон открыл рот от изумления. Серьга лорда Болтона кроваво заискрилась на солнце.

URL
2014-06-09 в 02:12 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Очень интересно. И Теон в роли инквизитора хорош.)
Описание зимнего Дредфорта шикарное. *__*

2014-06-09 в 09:54 

Лилули
Vinylacetat, спасибо)
Теон в роли инквизитора
Все-таки инквизитора? Я вот думала к нему это слово применить. Но в этой роли с его прошлым он и так инквизитора Глокту напоминает, а если его еще и обозвать также - будет явная ссылка.
Хотя если бы Рамси обращался к Т - "лорд инквизитор" - это было бы очень, очень... волнительно ... :cool:
Кстати, а какое поручение должна была дать Дейенерис Джону и Теону в ненаписанном фике? Прямо таки любопытно.

URL
2014-06-10 в 16:49 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
Все-таки инквизитора? Я вот думала к нему это слово применить. Но в этой роли с его прошлым он и так инквизитора Глокту напоминает, а если его еще и обозвать также - будет явная ссылка.
Я это в порядке фигуры речи.) В не ау-шном тексте по Мартину все-таки выбивалось бы стилистически. У них же нет такой институции. А "лорд-дознаватель" отдает немного 19-ым веком, ну, или чем-то более поздним. Но мне лично все равно нравится — именно потому, что очень, очень... волнительно. Правда, очень хорошо звучит.))

Глокта крутой, у него такое чувство юмара: "С меня уже как-то сдирали кожу. Это возбуждает". :-D Но Теон мне тем и нравится, что в нем, несмотря ни на что, нет такой жестокости и концентрации яда. Даже если он в чем-то циничен, до сих пор способен верить во что-то хорошее. В случае с Рамси это не в его интересах (и скорее называлось бы "повестись", чем "поверить"), но все равно трогательно.

Мне, кстати, очень тут образ Рамси нравится. Он быстро собрался из состояния полураспада, не спился и в силах держать себя в руках. Чтобы поддерживать разговоры на общие темы, не лезть к Теону, не беситься и не позориться, надо было, наверное, очень постараться. Прямо-таки даже тонко себя ведет, делает легкие намеки. Поумнел за зиму.)

2014-06-10 в 17:11 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Кстати, а какое поручение должна была дать Дейенерис Джону и Теону в ненаписанном фике? Прямо таки любопытно.
Взятие КГ с моря — Черноводная, вся фигня.

2014-06-11 в 07:51 

Лилули
У них же нет такой институции
по-моему, это вообще не проблема. Дейенерис имеет нездоровую страсть к нововведениям. А на фоне череды государственных измен последнего времени, так и напрашивает создание государственной инквизиции, которая бы пресекала бы такие преступления. А убийство Десницы уж точно - признак измены.
"С меня уже как-то сдирали кожу. Это возбуждает".
Мне кажется, Глокта покалечен внутренне куда более безнадежно. Интересно, связан ли приобретенный им уровень цинизма с тем, что он пострадал вообще незаслуженно? А Теон понимал, что своими руками обустроил себе пыточную камеру.
Поумнел за зиму.)
Может он и поумнел чуток. Я склонна думать, что обстоятельства жизни меняют человека куда больше, чем человек обстоятельства, а наследство Болтоном все-таки оказалось в его личной ответственности.)
А так... не вижу пока сильных изменений, мне это поведение кажется закономерным.
Не спился... так времени не так много прошло, чтобы подорвать такое крепкое здоровье. Возможно, были периоды просветления и надежды заполучить желаемое.
Не бесится и не бросается.... Но он всю жизнь стремился в лорды и наследники, мальчик амбициозный. Хоть сейчас и удовлетворения от этого особого не ощущает, но от придуманных самим собой ценностей и иллюзий так просто не откажешься. Самому себе надо доказывать, что ты лордом Болтоном быть можешь. Получил, теперь хочешь не хочешь - расхлебывай. А обстоятельства у него не завидные: хочешь обратно Вонючку - облажаешься как лорд Дредфорта: угробишь наследство, покажешь, что прав был Русе со свои невысоким мнением о тебе, хочешь сохранить Дредфорт - про Вонючку забудь и прояви смекалку, чтобы до штанов лорда-дознавателя добраться.
Зажат между двумя сторонами своей страстной натуры: садизмом и амбициями, чувством и долгом ))
Взятие КГ с моря
Масштабная битва и чувства. Это очень круто. *___*

URL
2014-06-11 в 16:54 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
да вообще не проблема, Дейенерис захочет — сделает. Просто само слово очень нагруженное, что ли. Например, слово "орден" к нему тоже не подойдет (в отличие от НД), т.к. имеет в евротрадиции корни, связанные с религией, а это была бы скорее жандармерия короны.) Мартин такие слова не использует, скорее выдумывает авторские типа Золотые Плащи.
Ну, это имхо все, само собой.

хочешь сохранить Дредфорт - про Вонючку забудь и прояви смекалку, чтобы до штанов лорда-дознавателя добраться.
Аввв, чудесно звучит.)) Но если нет пока сильных изменений, то он, наверное, не просто в штаны хочет. А восстановления отношений и ролевых моделей.

Меня предсказуемо волнует судьба Джона Сноу. Его исчезновение еще разъснится?..

2014-06-11 в 17:16 

Лилули
Vinylacetat,
слово очень нагруженное, что ли
Даже сверхперегруженное. Ну очень обязывает.
восстановления отношений и ролевых моделей
Ну, может, в чуть более мягком варианте - на глубину своего осмысления. Но в любом случае ему придется перестраиваться по ходу "дела"))
Его исчезновение еще разъснится?..
ну очень нискоро и если мне удастся дотудова дописать)

URL
2014-06-19 в 16:29 

Лилули
Медвежья яма

Едва справившись с растерянностью, Теон сделал знак своему отряду подождать и приблизился к Рамси. Тот не отводил пристального взгляда.
- Чего ты хочешь? – глухо Теон.
Рамси поправил плащ и слегка прищурился, видимо, от падавшего на его лицо солнечного света.
- Дашь мне это? Теперь решаешь, что я получу? – тон был пропитан ядом, как и весь вчерашний вечер. - Ты сбежал от меня. С моей женой.
- Ты ничего не получишь. Ты нас не догнал. Теперь все изменилось.
Полные губы изогнулись, коротко прозвучал и оборвался смех – было заметно, что Рамси едва сдерживает рвущееся наружу бешенство.
- Знаешь, пара недель, до того как королева драконов спохватиться, у меня все равно есть.
Теон до боли сжал повод тревожно переступающей под ним лошади.
- Только попробуй, - он сам удивился прозвучавшей в голосе угрозе. Казалось, она родилась не внутри него, а за спиной, откуда смотрели на них черные братья.
- И что будет если попробую, лорд-дознаватель?
Теон с тоской посмотрел на небо, оно уже не казалось таким ярко синим, словно белесость глаз Рамси затуманила невидимой дымкой его собственный взгляд. Он резко развернул лошадь и направил ее в ворота. Он не может запретить хозяину Дредфорта ехать в том направлении, в котором ему хочется. Или может?

Большую часть дня Теон гнал свою лошадь и отряд вперед почти на предельной скорости. Оборачиваться не хотелось. Приходили постыдные мысли, что он в который раз бежит из Дредфорта. И в этот раз неудачно. Охотник не отстает ни на шаг, наблюдает, дожидаясь момента.
Их путь лежал в поселение между Дредфортом и Винтерфеллом, где застрял в ожидании приказов королевы отряд погибшего Десницы. Недалеко от этого места собственно и нашли тело. Наверное, оттуда и следовало начать дознание. Да откуда угодно, только не с Дредфорта. Это пропахшее кровью место должно было быть последним на его пути, тогда бы он не оказался загнан в капкан любимых игр своего мучителя.
Проселочные дороги петляли от леса к полям и холмистым равнинам, выводя отряд от одного разоренного поселения к другому. Места, где он бывал в юности. Потом они стали дорогой из Винтерфелла в Дредфорт скованного, выставленного напоказ в узкой клетке и избиваемого на каждой стоянке принца Теона.
Проваленные крыши и слепые черные проемы убогих хибар солнце высвечивало беспощадно и откровенно. Не оставляло ни одной иллюзии о судьбе их обитателей. Иногда от этих человеческих кладбищ ветер доносил почти непереносимую вонь гниющей плоти. Интересно, остались ли где мертвецы, встающие весенними ночами? Может, они до сих пор шевелят в темноте лоскутными конечностями, не в силах подняться, оставленные стылой магией Белых ходоков?
- Лорд-командующий, - вырванный из невеселых мыслей, Теон придержал коня и обернулся. Его нагнал Малли. Он, Гаррет Зеленое Копье и Рори были старожилами Черного замка в отряде, остальные из одичалых или появившихся в Ночном Дозоре с началом весны новобранцев.
Отличный лучник, Малли нередко оказывался рядом во время нескончаемых ночных атак мертвецов. Однажды он заметил, как трясется левая рука Теона после стрельбы и показал несколько упражнений, чтобы снять напряжение. Он называл его Перевертышем долго, хотя с какого-то момента не вкладывал в это прозвище никакого уничижительно смысла. Просто еще одно имя на Стене.
- Что, Малли?
- Надо бы передохнуть, да подкрепиться хоть солониной на скорую руку, раз уж мы так торопимся. А то трясти пустой желудок в седле – последнее дело. Все мысли собираются в животе.
- Да, конечно, сделаем короткий привал, - согласился Теон и почувствовал неловкость, глядя на подъезжающих к ним измотанных дозорных.
Все начали спешиваться, искать места, где можно передохнуть. На каменистой, высушенной ветрами вершине холма не сложно выбрать подходящее местечко и посидеть без тряски, вот только привязать лошадей непросто. Незатейливые разговоры дозорных возвращали Теона в покой и размеренную жизнь Черного замка
До слуха донесся приглушенный лай собак.
Дорога, по которой они поднялись на холм, петляя, огибала его. Отсюда сверху можно было увидеть небольшой отряд под знаменем ободранного человека. Рамси сопровождали не более десяти солдат. Но он взял с собой своих девочек. Внутри все похолодело. Стараясь не думать вообще ни о чем, Теон открыл седельную сумку и достал походную еду.
Он запивал водой куски безвкусной солонины, когда дредфортцы остановились рядом. Рамси возвышался на черном звере с бешено блестевшими глазами. Утром во дворе, не разгоряченный скачкой, тот выглядел спокойнее. Кровавый не сильно изменился за зиму. Его хозяин умел присматривать за полезным для него хозяйством, так как оно требовало.
Рамси осмотрел их долгим задумчивым взглядом. Дозорные разом замолкли. Правая рука Теона поползла к рукояти короткого меча, которым он мог более или менее сносно пользоваться.
- Значит, черное братство не может обойтись без обеда так же, как обходится без девок, - усмехнулся Рамси и спрыгнул с коня. Раздалось несколько смешков, но большинство мужчин с той и с другой стороны хмурились и напряженно молчали. Такие шутки не предвещали ничего хорошего.
Привал следовало бы завершить поскорее. Теон поднялся, и тут что-то тяжело ткнулось ему в ногу. Вся заляпанная грязью, Мод виляла хвостом и терлась головой об лодыжку. Колени знакомо ослабли.
- Приятно, когда лорда-командующего Ночного Дозора признают за своего мои сучки, - тут же протянул Рамси.
- Лорд Дредфорта повсюду таскается за суками, которые так и норовят сбежать от него к кому угодно другому, - паника помогала находить слова.
Лицо Рамси мгновенно покраснело, Кровавый вскинул голову и зло заржал. Теон отвернулся и, подойдя к своей лошади, наклонился подправить подпругу.
Выбраться из зимы и прямиком отправиться к Рамси - сейчас это казалось полным безумием. Почему он решил не откладывать самую страшную для него встречу, наивно думая разом ампутировать уродливую сухую конечность по имени Вонючка? В месте, где это существо родилось. Где все напоминало о бесконечных днях его унижения и боли. Глупец. Он только оживил призрака и теперь был вынужден волочь за собой его позорную цепь. А если к ней добавить подвиги Теона Перевертыша, дожидающиеся его в Винтерфелле, то тяжесть его прошлого будет не подъемна для лорда-дознавателя.
Дорога снова пошла вниз. Открывшийся перед отрядом горизонт прозрачного неба обнажал все безжалостно и очевидно. Он не может справиться с поручением Дейнерис. Теон подозревал это и раньше, но гнал от себя мысли, повторяя самому себе, что у него не было выбора. Сейчас неизбежность его провала предстала со всей очевидностью. Ему нужно было рассказать королеве о себе гораздо больше, чем он решился, чтобы она поняла, насколько пусты ее надежды на Теона Грейджоя. Когда-то он обманул Робба Старка, вызвавшись привести корабли своего отца, хотя провал этой миссии был очевиден сразу. Стоило только перестать себя обманывать. И сейчас перед ним лежала та же дорога, и ждал такой же бесславный конец пути. По щеке скатилась слеза. Лорд-командующий не мог вытереть глаза дозволенным для Вонючки простым и привычным жестом. Приходилось промаргивать их, подставляя лицо весеннему, несущему ложные надежды ветру.
Практически всю дорогу две группы всадников двигались, никак не перемешиваясь и не общаясь друг с другом. Их привалы не всегда совпадали, но Теону это не приносило большого облегчения – наоборот тревога только усиливалась. Он знал по опыту, чем больше проходит времени, тем страшнее станет следующая выходка Рамси. К тому же зарядил бесконечный дождь. Одежда не успевала просохнуть, и отряд ехал молча. Редко когда кто бросал пару ворчливых фраз, но они тонули в сырости.
Эта ночевка должна была стать последний, до поселения остался небольшой перегон. Дождь наконец прекратился, и у раскинутых палаток развели огонь. Кучерявый Джод взялся рассказывать, как когда-то в молодости в неподалеку от этих мест выловил огромную рыбину, в животе которой оказалась отгрызенная волчья лапа. Почти свежая. Поднялся гогот, прикидывали, какие зубищи должны быть у рыбины и как долго она тянула серого хищника ко дну и еще почему к лапе не прихватила и более вкусные части тела. Джод клялся семерыми, что действительно нашел труп, захлебнувшегося в озерце волка без одной лапы.
Теон стоял с краю и, улыбаясь, какое-то время слушал раскаты хохота и сиплые оправдания Джода. Потом развернулся и пошел на звук журчащей неподалеку реки. Сел на ствол у берега. Дерево вывернуло с корнем видимо задолго до зимы, и среди бахромы мелких корешков гнездилась белая плесень. Поток лесной речки был мутным, нес клочки прошлогодней травы и мелкие ветки. Сквозь муть можно было увидеть катящиеся по дну камни. Все, что попадало в реку, было обречено на движение в одном единственном направлении. Теон опустил руку в холодную до ломоты воду и поймал маленький речной голыш. Положить камешек в карман, где до сих пор болтался свежевальный нож. Хорошая компания.
Он и Рамси. И почему ему не пришло в голову, что кошмар его прошлого отправится за ним по пятам, настегивая лошадь. Русе Болтон никогда бы так не поступил. Это выглядело странно: то ли конвой, то ли дружеская прогулка. Возможно, дело было вовсе не в желании получить обратно Вонючку. Не слишком ли рано Теон отказался от мысли, что за смертью Десницы все-таки стоит свежеиспеченный лорд Болтон. Просто что-то пошло не так, и теперь ему надо успеть прикрыть свои кровавые дела. Во-первых, жертву пытали и с нее сняли кожу. Во-вторых, почему после охоты на зайца, Рамси вернулся такой взбешенный? Злой на Мормонта? Теон был уверен, что если он выяснит это, то поймет наверняка – виновен ли Рамси. Пока ответ знал только сам милорд. И может быть сир Джорах. Были ли у него приближенные офицеры, с которыми он любил поболтать и посоветоваться? Завтра Теон это узнает.

URL
2014-06-19 в 16:39 

Лилули
Позади хрустнула ветка.
Рамси стоял в одном камзоле, без плаща и, наклонив голову набок, хмуро смотрел на него. Теон встал, от неловкого движения нога скользнула по размокшему краю к воде, и он покачнулся, теряя равновесие. Рамси метнулся к нему, рука в перчатке намертво сжала локоть. Запах кожи, влажных волос и выпивки, настоянной на горьких трава, был густым, неотвратимым, как все, что касалось бастарда Болтона.
- Отпусти меня.
- Куда отпустить? – голос был хриплым, напряженным, бесцветные глаза прорывались слишком глубоко, глубже, чем Теон готов был пустить. – Последний раз ты мне не сообщил куда, просто сбежал.
- Последний раз? Говоришь так, словно это произошло вчера. И ты меня догнал, и осталось только снять кусок кожи, трахнуть и засунуть на псарню?
Лицо напротив исказилось и застыло напряженной маской. Тяжелое дыхание выдавало то, с каким трудом Рамси удается сдерживаться. Теон не шевелился и не выдергивал локоть из стального хвата, только нащупал ногой большой устойчивый камень.
- А для тебя теперь все изменилось, лорд-дознаватель? Скачешь вперед и не оборачиваешься. Опять воображаешь себя героем. Думаешь, Винтерфелл гостеприимно распахнет ворота, потому что ты пару лет вылизывал Дейенерис? Забыл, кто ты на самом деле такой?
Рамси всегда умел заглянуть в его мысли и страхи, бить по самым больным местам, лишая способности сопротивляться. Лапы высоких сосен прорезали вечерний свет угрожающими, рваными тенями. Было промозгло и тревожно, казалось, зима все еще пристально смотрит в спину. Не думай об этом. Резкий разворот руки, и она вырвалась из жестких пальцев, другой он сильно толкнул Рамси в грудь. Тот отлетел спиной в ствол. На лице отразилось удивление, а потом что-то мимолетное – тень непонимания и детской обиды. Теон перешагнул через лежавшее бревно.
- Я помню, кто я, и вообразить о себе хоть немного - не получается. Благодаря тебе. Но кое-что все-таки изменилось.
Огонь у палаток пылал ярко и был хорошо виден отсюда. Не надо вязнуть во всех этих мыслях хотя бы сейчас. Просто посидеть недалеко от костра и послушать болтовню дозорных.
- Теон, - в голосе была угроза, но обращение прозвучало так неожиданно, что он замер, боясь оглянуться. – Я знаю, ты хочешь свалить на меня это убийство. Мечтаешь спалить Дредфорт. Даже не надейся, я буду следить за каждым твоим шагом.
Теон запахнул плотнее плащ. Следить, чтобы вовремя вмешаться, не дать узнать то, что я знать не должен? Странно, что Рамси так ни разу не спросил про Джейни, словно уже знал. Словно… Мрачное предчувствие коснулось его: впереди ждали ответы, которые он бы не хотел получить.

Поселение Медвежья яма, в котором Теон бывал в юности с Роббом, находилось у излучины Белого ножа – на границе земли Болтонов. Его смело можно было назвать городом, хоть и невеликим по размеру, лежащим дальше от Королевского тракта, чем большинство подобных городков. Возникло оно из охотничьего хозяйства. Когда-то сюда стекались те, кто промышлял охотой ради меха северного зверя. Постепенно у реки выросли дубильни, портняжные мастерские. Выделанные меха и готовые изделия отправляли вниз по реке к Белой гавани, чтобы продать купцам Вестеросса и восточных земель.
Поселение славилось своей зажиточностью и вольностью. До Дредфорта дорога была не близкой, а дары лорду земель поставлялись исправно. Было с хозяином замка и взаимопонимание другого рода. Когда-то с молчаливого одобрения одного из ушедших в прошлое лордов Дредфорта над деревянными стенами водрузили полотнище с ободранным медведем, поднимающимся с собственной шкуры.
Ходили слухи, что народ здесь жил суровый и необщительный, чужаков не привечали, держались совместно по роду занятий. Помимо охотников, дубильщиков и скорняков, была община пчеловодов, разводивших пчел и собиравших пахучий северный мед по разбросанным вокруг лесным угодьям, и несколько семей рыбаков, которые поднимались вверх, к Длинному озеру, промышлять там белую рыбу, чье нежное мясо славилось по всему Вестероссу.
Непростой нрав жителей заметен был издалека по высокому земляному валу, увенчанному бревенчатой стеной. Он окружал поселение со всех сторон, как какой-нибудь замок, а за ним ряды кряжистых построек, словно лучи, сходились к центру – небольшой, огражденной низким каменным забором богорощи.
Именно в этих местах пропал сир Джорах, остановившийся на короткий отдых с отрядом.
С оставшихся позади отряда холмов дул яростный ветер, гнал вперед, облепляя спину плащом, закидывая его на грудь. Небо висело тяжелыми нерадостными тучами, даже зеленая трава, разбросанная пятнами по поднимающемуся перед ними валу, казалось темной, как прошлогодняя. Вокруг не было ничего похожего на лагерь отряда Десницы. Видимо люди Мормонта разместились в городе.
- Не спешите, лорд-дознаватель.
Теон вздрогнул и обернулся. Рамси был рядом, рассматривал его, насмешливо изогнув губы. Пришлось натянуть поводья.
- Чего ты хочешь?
Обычно дредфортцы двигались следом, иногда существенно отставая из-за собак, которые не успевали за лошадьми, и только к ночи сокращая разрыв.
- Ничего особенного, просто помочь, позаботиться о своем…, - Рамси сделал паузу, как бы подбирая слова, пока Мод восторженно бегала вокруг Теона, - лорде-дознавателе.
- И как же помочь? – тоскливо спросилТеона.
- Поехать вперед. Сюда лучше въезжать под знаменами Болтоном, без объяснений. Ночной Дозор и Драконы для этих дремучих поселян все равно, что яйца мамонтов. Они есть, но кто их видел?
Теон кивнул и сделал знак дозорным, чтобы пропустили отряд Дредфорта вперед.
- Все в порядке, лорд-командующий? – встревоженно спросил Рори.
Все, кто отправился с Теоном, людей Болтона демонстративно сторонились, хмуро замолкали при их приближении. Причина была непонятна: никаких стычек и конфликтов не происходило, истории застарелой вражды между Ночным Дозором и Дредфортом не существовало. Складывалось впечатление, что антипатия родилась сама собой с первого взгляда на зубчатые крепостные стены замка. Даже Карен, сначала восторженный, мечтавший осмотреть легендарное место, теперь суровел и хмурился, только бросив взгляд на знак ободранного человека.
- Все нормально. Это земли Дредфорта, пусть едут.
Внезапно заныли обрубки пальцев. Это не правильно, я не должен был уступать Рамси. Сначала я принимаю помощь, потом моя жизнь зависит от него.

Ветер трепал знамя Таргариенов на двухэтажном деревянном строении неподалеку от главных ворот. Рыжебородый детина из местных сообщил, что все приехавшие смогут разместиться там же, и для благородных лордов найдутся покои на втором этаже, правда, не в лучшем состоянии.
До зимы это здание было гостиницей с трактиром, но сейчас оно выглядело совершенно запущенным. Двор бы завален камнем, разбитыми бочками, обгоревшими поленьями и обугленными древками стрел. Край здания вылизало когда-то пламя, с некоторых оконных проемов свисали разломанные ставни, но по большей части их не было и вовсе. Теон рассматривал эту разруху и узнавал в ней историю отчаянного сопротивления Черного замка, когда мертвые преодолевали южную стену и заполняли внутренние дворы. Здесь было то же. Как они выстояли?
У входа торчали помятые и встревоженные гвардейцы – свита сира Джораха. Оставив лошадь Карену, Теон направился прямо к ним.
- Проводите меня к вашему командиру.
В зале трапезной, которую они прошли, едой даже и не пахло, столов на просторное помещение осталось только два и несколько лавок, остальное видимо было превращено зимой в обломки и угли. Очаг, правда, горел и около него во что-то азартно играли такие же несвежие гвардейцы. Воздух, несмотря на весну, был затхлый. Следуя за провожатым, Теон поднялся по лестнице на второй этаж. В узком проходе между гостиничными кельями было много соломы, возможно, осыпалась с перекрытий крыши.
Командир, слава семерым, выглядел здоровым и куда более свежим. Но стоило Теону войти, как он подскочил, словно ждал нападения.
- Мое имя Теон Грейджой. Я прибыл по приказу королевы Дейенерис как дознаватель по делу об убийстве лорда Десница. Вот мои верительные грамоты.
Пока весь бледный хозяин комнаты теребил свитки, Теон подошел к жаровне с огнем. Ветреная и промозглая погода последних дней больше напоминала осень.
- Лорд-дознаватель, - наконец он услышал голос за спиной и обернулся, - разрешите представиться – Ласвелл Пик, капитан при лорде Деснице.
- Дом Пики? Вы рыцарь Золотых мечей?
- Да, это так. Был.
Удивительно, насколько хорошо он помнил уроки мейстера Лювина. Который не пережил разорение Винтерфелла. Теон непроизвольно посмотрел в сторону и прокашлялся.
- Я бы хотел задать вам несколько вопросов, сир Ласвелл.
Тот кивнул.
- А я послушаю, - внезапная фраза заставила их обернуться.
Небрежно привалившись к косяку, Рамси переводил взгляд с одного на другого, глаза его возбужденно и опасно блестели. Жажда и нетерпение, как всегда требующие чей-то крови.
Руки опять предательски заныли. Что он надеется услышать или не услышать? Что я смогу прочитать на его лице?
- Лорд Рамси Болтон. Он будет присутствовать при нашем разговоре - без выражения сообщил Теон.

URL
2014-06-19 в 16:48 

Лилули
Рассказ сира Ласвелла был прост и краток. Перечень фактов, над которыми сам капитан, похоже, особенно не задумывался, а может быть, у него не было привычки к долгим речам и объяснениям. По дороге в Винтерфелл, они разбили лагерь у стен города днем на отдых и ночевку. Утром собирались отправиться. К вечеру сиру Джораху захотелось осмотреть город. После переговоров жители его пустили, и он в сопровождении двух солдат отсутствовал около часа. Потом вернулся, поел со всеми бобовой похлебки и отправился отдыхать. Утром его ни в лагере, ни в палатке не нашли. За несколько дней они обшарили каждый куст в местных жидких лесах, постоянно ждали нападения или новых убийств. Когда тело обнаружилось, и прилетел ворон с приказом оставаться на месте до решения королевы, он перебрались в город. В палатках долго не просидишь, и провиант подходил к концу. Хорошо у них были деньги. Северные простолюдины – настоящие дикари, никакого уважения к королевской гвардии не имеют и на всем пытаются нагреть руки. О денежных трудностях сир Ласвелл рассказал подробнее остального. А дальше начали бесконечные «нет», «ничего» и «не знаю». Почему сир Джорах отправился в городе? В каком он вернулся настроении? Что он рассказывал о посещении Дредфорта? Какие у него были планы в отношении Болтонов и Старков? Нагонял ли кто-то их отряд в дороге или у этих стен? Происходило ли что-то необычное?
С какого-то момента Теон мог не только задать вопрос, но и сам дать единственно возможный ответ. Казалось, что-то ускользает от него или он просто неспособен понять, о чем именно спрашивать. Чувствуя подступающую панику, он повторял то же самое, но другими словами и получал однообразные краткие ответы. Когда Рамси зевнул до выворота челюсти и вышел, у Теона окончательно опустились руки.
Он проваливал это дознание раз за разом. Отчаянно захотелось все бросить и сбежать. В затерянную деревню, где он мог бы построить собственный дом и возиться целыми днями с самыми простыми вещами, а вечерами, обхватив колени, долго сидеть на берегу и смотреть на закат. Чтобы не было вокруг людей, которые чего-то ждут от него, прислушиваются к его словам, задают вопросы, следят за неловкими движениями. Сможет ли королева Дейенерис его отпустить?
Не зная, как справится с накатившим отчаянием, Теон распрощался с капитаном и вышел на улицу. Он старался идти быстро, проскочить с озабоченным видом, не поднимая глаз, мимо расположившихся в трапезной дозорных. Когда почувствовал их взгляды, то только ускорил шаг.
На узкой улице между темными стенами бревенчатых домов было гулко и пусто. Странно. Ведь поселение пережило зиму, почему сейчас в начале весны оно кажется таким заброшенным. Таким неубранным. Словно все попрятались от невидимой угрозы, и только он, не зная о ней, вышел наружу. Земли Дредфорта. Ободранный медведь и ободранный человек. На знаменах Мормонтов тот же медведь только при собственной шкуре. Гость с Медвежьего острова попадает в Медвежью яму. Что происходит в этом мрачном городе охотников и кто управляет этим?
Появилось навязчивое ощущение, что чьи-то глаза следят за ним из черных оконных проемов, из невидимых щелей покосившихся строений. Под ногами хрустел строительный мусор, катился, сдуваемый ветром. Где-то в отдалении послышалось приглушенное скрежетание и стихло. Теон гнал себя вперед, стараясь скрыться от отравляющих кровь мыслей. Иногда позади чудились шаги, он оборачивался, но видел только пустую, полого спускающуюся вниз улицу.
Богороща возникла впереди внезапно, и Теон нырнул под хвою и голые ветви, как в спасительный дом. Здесь было тихо и спокойно, ветер исчез, как и не было. Одуряюще пахло прелым дерном и влажной корой. Вечерний сумрак успокаивал воспаленные глаза. Где-то недалеко должно быть чардрево. Теон уже вечность не видел вырезанных красных глаз, не обращался к Старым богам, хотя возможно, они были единственные, кто сохранил его разум.
Белый ствол был невероятно широк – древняя кость, уходящая в глубину, чтобы намертво сцепиться корнями с себе подобными, удерживать в целости землю. Картина этих бесконечных подземных связей, сплетений странным видением мелькнула в голове Теона. Он опустился на колени и прислушался. Вдруг в шелестении листьев ему вновь послышится имя? Стояла тишина.
Нужно поблагодарить Старых богов за вторую жизнь, с которой он может не справиться, как и с первой. Опять попросить помощи? Взгляд упал на красный подтек у самого основания ствола. Кровавые слезы богов? Но выше ствол был светлым вплоть до багровых неподвижных глаз. Возможно, кто-то заботливо очистил белую кору. Стянув перчатку, Теон провел большим пальцем по пятну, оно было влажным, как и все вокруг после дождей. Сквозь запахи земли и пробуждающихся к жизни растений здесь пробивался совсем другой. Такой хорошо знакомый. След, оставшийся на пальце, имел вкус крови. Кровавые жертвы?
Теон поднялся и только сейчас заметил, что листья поникли безвольными мертвыми ладонями. Как от долгой засухи. Дерево умирало, окруженное рощей, в центре севера. Это выглядело странно и непривычно. Кто-то пытается вернуть его к жизни кровью? Вот только чьей? Он подцепил кусочек влажной земли у корней и помял его в пальцах. Кровь. Это запах он различит в тысяче других.
Дуновение и сухой мертвый шелест:
- Теон, - тихий звук подбросил вверх сердце, и оно забилось у самого горла. Старые боги помнили его даже в умирающем дереве. Может, он справится?
- Кто ты такой?
Теон обернулся на явно прозвучавшую угрозу.
Лицо северянина, смотревшего на него в упор, до самых скул покрывала черная с проседью борода, ее короткий край висел над жилистой шеей. Глаза были маленькие, голубые, близко посаженные к мясистому, покрытому бородавками носу. Судя по грубо пошитой одежде и висевшим на поясе ножам, различной формы и длинны, но с самыми простыми деревянными рукоятями, он был охотником и имел смутное представление о королевских представителях.
- Я лорд Теон Грейджой. А ты кто такой?
Упоминание лорда на северянина никакого впечатления не произвело. Он смотрел прямо в глаза с тяжелой угрозой. Шагнул вперед и медленно повел плечами.
- Здесь нет лордов. Это место наших богов. Лучше уйти отсюда.
- Кормите богов кровью? Чьей интересно?
- Что ты о себе возомнил, пришлый лордик, чтобы лезть, куда тебя не просят? – произнес он глухо и облизнул губы.
- Поосторожнее со словами, - рука Теона потянулась к мечу.
Светлые глаза разглядывали его без малейшего стеснения. Край обветренных губ дернулся вниз, и знакомое тоскливое чувство стало просачиваться к сердцу. Теон весь напрягся, пытаясь избавиться от наваждения. Внезапный порыв ветра закинул на плечи плащ, темнота наползала на богорощу.
- Думаешь, ты здесь лорд и можешь задавать вопросы, но ты обманываешь себя, здесь ты всего лишь…
Нож вошел в основание шеи и двинулся вверх, вскрывая ее как брюшину кабана. Борода вздернулась, обнажая вспоротое кровавое горло. Северянин хрипел и трясся на лезвии, пытался поднять руки вверх, и толчками выплескивающаяся влага кровавила его пальцы.
Рамси даже не смотрел на Теона. Одной рукой удерживая за волосы дергающуюся голову жертвы, а другой погружая нож до самой рукояти под подбородок, он следил за лицом северянина, жадно и вдохновенно. Когда судороги затихли, Рамси разочарованно швырнул тяжелое тело на землю и перевел безумные глаза на Теона.
Теон совершенно окаменел. Он видел тяжелую каплю, собирающуюся на острие опущенного Рамси кинжала, залитые кровью деревянные рукояти ножей северянина, край его старых разодранных сапог. Богам скормили смерть и кровь.
- Простолюдины здесь не знают своего места и слишком много болтают. Их надо многому учить, не так ли?
Теон стоял не в силах и что-либо сказать. Мир душил его бесконечными отражениями, и везде был Рамси: он ждал его за каждым событием, поворотом дороги, сказанным кем бы то ни было словом. И сейчас его мучитель мягко двинулся прямо на него, знакомое каждой своей чертой лицо застыло в напряжении. Боится спугнуть?
- Не подходи! – Теон крикнул громко, яростно, не узнавая свой голос.
Рамси отшатнулся.
- Не смей подходить! Никогда!
Он развернулся и пошел прочь. Ускоряя шаг, не разбирая дороги. Куда идти – теперь не имело значения.


Ночь и раннее утро прошли отвратительно. Четыре стены, вдоль которых он проходил один круг за другим. Иногда падал на кровать, надеясь хоть немного поспать, чтобы в голове прояснилось, и мысли перестали быть такими скомканными, бессвязными и неспокойными. Нужно было отправить следующего ворона с письмо Бурерожденной, отчитаться, как проходит дознание. Теон собирал слова, чтобы объяснить все и отказаться от возложенных на него полномочий и обязанностей. Пусть пришлет кого-нибудь, а его отправит домой, на Стену, обычным дозорным. Пусть он опозорится сам, чем в какой-то момент его неспособность противостоять Рамси станет очевидной, когда дрожь в теле и панику в глазах заметит каждый в его отряде. Тогда позор будет не только на нем, но и на Дейенерис Таргариен. А впустую потраченное время поставит под угрозу даже возможность, найти виновного в гибели Мормонта.

URL
2014-06-19 в 16:58 

Лилули
Теон сел за стол, придвинул письменные принадлежности и опустил голову на ладони. Если раньше им руководила гордость и самомнение, то теперь что? Неуверенность и трусость? Он не боялся мертвецов, Иных, смерти на Стене. Но из-за Рамси готов сбежать и забиться в самую глубокую нору. Дознание не зашло в тупик, он только начал искать ответы на многие вопросы. Еще не допросил местных жителей, остальных гвардейцев Мормонта, не выяснил, что тот делал в городе. И что случилось с богорощей. Но главное – он слишком быстро сдался с допросом Рамси. А вчера… Такое наглое и откровенное убийство северянина… на полуслове. А он просто сбежал, и все. Сбежал, никому ничего не сказав. Подальше режущих ножом глаз.
Он должен продолжить дознание, и он не может. Теон глухо застонал. Рамси прав – я по-прежнему Вонючка. Вонючка – трясучка, в какие титулы меня не обряжай.
И с отчаянного размаха кулак влетел чернильницу, превратил ее в осколки и черную жижу на почти пустом столе. Потом Теон ударил еще и еще раз. Обломки впивались в руку, уходили глубже, и черно-красная влага капала, ширилась на шероховатой поверхности, пачкала край нательной рубахи. Теон видел это, но ничего не чувствовал, так больно ему было в груди.
- Лорд-командующий! - кто-то колотил в дверь.
- Все нормально, - сдавленно ответил Теон, рассматривая изуродованную руку, и тихо добавил: - просто чернильница лопнула.
- Лорд Теон, срочно идите! Вы должны это увидеть!
Натягивая на ходу дублет, Теон распахнул дверь. Карен стоял у порога бледный, рот приоткрыт, волосы в полном беспорядке.
- Где?
Карен молча указал на уходящую вниз узкую лестницу. Теон бросился по ней, едва успев пригнуть голову под покосившейся балкой.
Выход на улицу перекрывали спины гвардейцев, он отодвинул одного, остальные стали оборачиваться и расступаться сами. Шепот и возгласы затихли, многие смотрели на Теона, а он – на залитое кровью тело Ласвелла Пика. Вокруг отчаянно кричали птицы.
В вывернутом изломанном теле, которое бросили на кучу щебня, не сразу можно было распознать немногословного капитана. Слишком немногословного. Он был полностью одет, портупея плотно обхватывала куртку, а она вся была залита кровью. Кровь схватилась отвратительной коркой на шерстяных штанах, испачкала, смешавшись с грязью, сапоги. Была видна на подошвах. Словно вышла вся, какая была, и, оставив нетронутым белое запрокинутое лицо, светлые волосы, поторопилась стечь по одежде. Из разверстой шеи. Вспоротой, как брюшина, - снизу вверх. Солнце высвечивало крупные кровяные сгустки на обнажившейся плоти.
Теон медленно поднял глаза. Вокруг было много лиц: его дозорные, гвардейцы сира Джораха и сира Ласвелла, дредфортцы. Рамси возник откуда-то сбоку, движения его были сытыми и плавными, губы влажно блестели. Ярость ворвалась извне: от столпившихся людей, этого вымороченного города, исходящего ненавистью северянина в богороще, дракона, поливающего Иного огнем. И он на мгновение забыл, кто он сам такой, когда резко бросил:
- Лорда Болтона и его людей схватить. Запереть и поставить охрану.
Тишина взорвалась криками, руганью, звуками вынимаемой из ножен стали. Около него выросли Гаррет Зеленое Копье и Кавин, закрыли с двух сторон, обнажая мечи.
Теон сжал челюсти, стараясь не шевелиться, в голове безумно бил колокол. Силы были слишком неравные для Дредфорта, а люди Десницы искали виновных, ходили эти долгие недели по грани. Сегодня Ласвелл. Все равно. Если Рамси станет сопротивляться, и его убьют – пусть. Теон сам сожжет это тело и скажет спасибо богам. И убийств больше не будет.
Рамси рубанул по мечу гвардейца напротив его, и едва устоял на широко расставленных ногах. Отмахнулся еще раз и шагнул в сторону Теона. Он едва замечал окруживших его, устремляясь телом и бешеными глазами только в одну сторону. Неловкий разворот, и высоченный Рори навалился на него сбоку, сбивая с ног, солдат Ласвелла, выкручивая руку, вырвал меч. Рамси зарычал, рванувшись вперед, пытаясь сбросить навалившихся на него. Кучерявый Джод обхватил его шею, и Рамси упал на колени.
Без единой мысли в голове Теон пошел прямо к нему, и милорд замер, перестал сопротивляться, не отрывая от него взгляда. Солдаты отступили от хозяина Дредфорта, пропуская Теона, но остались рядом настороженным полукругом. Остальных пленников уводили здание.
Теон остановился совсем рядом, рука в кармане судорожно сжимала свежевальный нож. Все образы и чувства вращались вокруг чего-то, что он никак не мог превратить в слова. Столько крови и боли, только, чтобы…
Рамси поднялся с колен и резко двинул кулаком снизу вверх, без замаха. Тело Теона послушно ушло в сторону, как это бывало, когда перед ним оказывался упырь, пробравшийся через южную стену. Рамси едва удержался на ногах, злость в глазах сменилась удивлением, он посмотрел на свой кулак и разжал пальцы.
- Кем ты себя возомнил? – голос звучал глухо, угроза мешалась с недоверием.
Теон вытащил руку из кармана, ясности в голове по-прежнему не было, только вытесняющий мысли гул. Он находился сразу везде: в своем прошлом и настоящем, был Вонючкой, Перевертышем, лордом-дознавателем. Остановить это вращение не хватало сил, сердце словно взбесилось в груди.
- Зачем, ты подложил мне этот нож?
- Хотел…, хотел напомнить тебе, - язык прошелся вдоль губ, - Вонючка.
Ноющая, сочащаяся кровью рука была прямо перед глазами. Тонкое лезвие блеснуло, и черно-красная струйка послушно поползла, оставляя позади след боли от поврежденной ладони. Все это происходило прямо сейчас, и… этот неотступный взгляд Рамси.
Теону казалось, что он опять сходит с ума. Кровь стекала прямо в глаза. Слепила.
- Вижу, ты помнишь, как им пользоваться, - услышал он издалека.
Он помнит или это происходит с ним здесь?
Теон уже не видел ничего, кроме красного марева, когда боль захлестнула его, и он ударил. Со всей силы справа, пробивая плечо, чтобы боль в его руке прекратилась. А потом слева и вверх до хруста в своих потерявших чувствительность обрубках, чтобы кровь перестала течь. А потом снова правой вдогонку по покачнувшейся завесе крови перед глазами. Он слышал какие-то звуки со стороны. Наверное, Вонючка опять кричал. Он никогда не мог сдержать свои крики, если было слишком больно и страшно. И еще эти глупые попытки отгородиться или ударить в ответ. Против жаждущей крови ярости не устоять, и его сопротивление ломалось снова и снова.
Но сейчас страх ослабил свою хватку, отступил, сползая куда-то вниз. А кровавое полотно еще колыхалось перед глазами. Он не мог остановиться, наносил удар за ударом, слепо, беспорядочно. Чтобы навсегда изгнать отступающий ужас. Иначе этому не будет конца. Боль должна уйти. Он просто не мог, не хотел ее чувствовать. Больше никогда.
Нельзя останавливаться. Только бы озверевшее сердце не пробило грудь.
- Лорд Теон! Лорд Теон! – на спине кто-то повис, звук возвращал к совсем другой его жизни.
Кружение внутри замерло, и мир обернулся ярким светом, усталостью и тяжестью разбитых рук.
- Это не он. Лорд Болтон не виновен. Он не убивал.
- Кто? Не он? – Теон сначала не понял смысла слов.
Рамси раскачивался какое-то мгновение прямо перед ним. Попытался устоять на коленях, потом рухнул прямо под ноги Теону. Что это с милордом? Его лицо превратилось во вспухшую багровую маску: один глаз был полностью закрыт вздувшейся плотью, бровь над другим рассечена, похоже, множеством ударов. Из лопнувших губ текла кровь. Но самое пугающее – это нож, торчавший из плеча и уходивший в основание шеи.
- Да. Это точно не он убил сира Ласвелла, - Карен задыхаясь говорил откуда-то сбоку.
- Почему не он? – Теон спросил, особо не понимая, о чем вообще идет разговор. Картина избитого и без сознания Рамси вгоняла его в полное оцепенение. Он не мог сделать такое.
- Мы просто…, следили за ним всю ночь. По очереди. И за его людьми.
- Следили? – Теон с трудом поднял глаза и посмотрел на неловко мнущегося Карена, на хмурящихся дозорных вокруг. – Но зачем? Я же не просил?
- Вы не приказали, но… Просто вы вчера вернулись, а за вами пришел он. Вам вообще нельзя было уходить одному. Это странное поселение. Малли сказал, что вы все время пренебрегаете безопасностью. А лорд Болтон... Мы понимаем, он может быть убийцей, а еще преследует вас везде, - Карен говорил быстро и бессвязно всегда, когда торопился. – А вы как будто ему позволяете. Вчера он пришел, и на нем была кровь. В общем, мы решили не спускать глаз ни с кого из Дредфорта.
- И что? – почти придя в себя, спросил он.
- Он не выходил из комнаты с вечера. Громыхал там чем-то всю ночь, но не выходил. А капитан был еще вечером жив. Его видели. Остальные дредфортцы тоже ни причем.
Дознаватель Вонючка избил невинного милорда Болтона. Звучало как страшилка про грамкина, рассказанная летом. Истерический хохот рвался из груди, но он сдержался – вокруг было столько внимательных глаз. Что они теперь подумают обо мне?
- Отнесите лорда Болтона в покои, и найдите того, кто может обработать рану.
Уже уходя, Теон услышал чей-то удовлетворенный шепот:
- По-моему, он ему еще и зуб выбил.
Дыхание сбилось. Крошечное испуганное существо где-то внутри Теона постаралось забиться как можно глубже, стать незаметнее.

URL
2014-06-23 в 23:04 

Лилули
Связь
Стоило пошевелить плечом или левой рукой, как пробивало лезвием до локтя и под ключицу. От этого ощущения он морщился, и лицо обжигало болью. Особенно губы и правый глаз. Рамси каждую секунду чувствовал вздувшуюся, саднящую плоть, тугую повязку у шеи и никак не мог отвлечься от этих ощущений, чтобы как следует обдумать, что произошло с ним. Он не испытывал никакого желания встать и прямо сейчас найти Перевертыша и сломать ему парочку оставшихся пальцев. Хотя может и не получится. В этом худом теле было теперь немало мускулов. Почему нет гнева и злости? Кажется, что напился. И сам пустил ему кровь. Наконец-то.

С тех пор как его Вонючка, нагло задрав вверх подбородок, въехал в ворота Дредфорта, Рамси чувствовал себя так, как иногда бывало только с Русе – сдерживался, хотя всего распирало, и соответствовал, хотя чему именно не понятно. Имени лорда Болтона?
Нет, в первый момент его оглушило радостное возбуждение. Он готов был вылизать королеву Дейенерис между ног за то, что вместо дракона она отправила к нему Вонючку, которого он почти не рассчитывал вернуть обратно. Дредфорт сразу перестал быть унылым и блеклым, как плоть сгнившего упыря - Рамси насмотрелся на эту мертвечину до тошноты, даже выпивка зимой не приносила полного забытья.
Он помнил, как после неожиданной встречи пытался успокоиться в своей спальне. Хорошее место для оживших воспоминаний. Взгляд тогда неожиданно уперся в зеркало: осунувшееся лицо с черными кругами под глазами, волосы разбросаны слипшимися сосульками – все поменялось после зимы. Он едва сдержался, чтобы не разбить это проклятое стекло в тысячу осколков. Удерживая рвущееся из горла глухое рычание, Рамси бросился в кресло. Дело было не в зеркале и даже не в нем самом - его запущенном виде. И даже не в Вонючке, который своей посадкой, поворотом головы, неожиданно потемневшими волосами так напомнил принца Грейджоя из Винтерфелла. Только глаза были совсем другие, слишком серьезные что ли? Дело в том, что его возращение и сладкие желания Рамси – не более чем очередной мучительный сон. Он их видел много, когда был пьян. А потом яростно дрочил в темноте. На самом деле не было Вонючки, которого он так хотел, и милорда уже не было. Они подохли еще зимой. Оба. Он никогда не был таким дураком, чтобы себя обманывать, как Грейджой, до того как стал Вонючкой. Все изменилось. Осталась только жажда, заворачивающая все внутри тугим узлом. Но он должен получить то, чего хочет. Всегда получал.
Опрокинуть, подмять, залезть глубже так, чтобы увидеть этот взгляд, затравленный и принимающий все, что сделает с телом его милорд. А потом - рукой вдоль выступающего хребта по исполосованной спине. Он так дрожал, удерживая, как приказано, зад, ожидая момента, когда ему вставят. Как его Вонючка посмел сбежать и вернуться таким? Как это прозвучало… лорд-дознаватель? Нелепо. Если и кто мог носить такой титул, так это он сам. Лишать людей их секретов - привилегия Болтонов. А теперь дознаватель Вонючка поднесет лезвие к его шкуре? Да он даже боялся прикоснуться к свежевальному ножу. Стоило бы преподнести ему один такой в подарок. В честь вступления в должность. Рамси потренировал бы его, научил как им пользоваться.
Он вернулся к зеркалу, сорвал в нетерпении засаленную, порванную куртку. Нужна горячая ванна. И девка. Трахнуть ее можно быстро и просто, одной мысли о вернувшемся любимце, о том, как он его получит – уже достаточно. В паху ощущалось напряжение - так и девки не нужно, хватит собственной руки. И еще привести в порядок одежду и свой кабинет. Как он позволил тоскливому, полумертвому Дредфорту превратить его в какого-то убогого поселянина?
Рамси не мог сейчас просто протянуть руку и забрать его. Лорд-дознаватель – чужое имущество. Но вернуть можно все, что знает своего хозяина. А в глубине командующего Дозором остался Вонючка, который принадлежит Рамси. И знает это. Он откликнется, если не пугать его сразу. Приманить и удержать. Только бы он не сбежал опять, не прислал сюда эту драконью шлюху, которая решила, что и север может накрыть своим горячим задом. Спалить принадлежащий только ему Дредфорт! Забрать его Вонючку! Шлюха!
Все последующие дни: Дредфорт, дорога по его землям прошли так, словно он заплутал в лесу – без дичи и девочек. Между проблесками надежды и полной темнотой. Он мог бы выкрасть, отбить свою собственность, засунуть в один из домов этих сдохших за зиму поселений. И поставить солдат с вырезанными языками, чтобы возвращаться. Приезжать туда вместо охоты и снова видеть знакомые острые колени в темноте. Но почему он должен прятаться? Он уже не бастард. Здесь все принадлежит ему - законному лорду.
Сдерживать себя постоянно было трудно. Но еще - Теон казался совсем другим. Слишком собранным и отстраненным. Держался прямо, смотрел в глаза без страха и вызова. Просто смотрел. А иногда отвечал так, словно Рамси – это история, которая давно не имеет значения. Она просто была. Когда-то. Это бесило до желания перерезать горло Кислому Алину, который ехал рядом и бросал слишком понимающие взгляды.
В Винтерфелле Рамси сразу почуял надорванную шкуру принца Грейджоя, места, где мякоть обнажена и податлива. Для слова, ножа, твердого члена. Но лорд-командующий был слишком закрытым. Будто все, что имело для него значение – это только невыразительно ободранный недоумок Десница. И только. Эти допросы нагоняли тоску. Рамси допросил бы их более ярко. А если бы в глазах Теона мелькнуло хоть что-то, кроме равнодушия и глухого раздражения, он бы вырезал все до деталей из каждого, кто видел Мормонта. Красным разметил бы дорогу к убийце. Но, казалось, Вонючка умер. Рамси искал его очень внимательно, сторожил в жестах и ответах лорда-командующего. Но увидел только одно – он был одинок в окружении ворон и не улыбался, хотя зубы у него теперь были.
Когда Рамси вскрыл горло северянину, который смел угрожать его собственности, то, наконец, услышал крик, полный отчаяния. Это было восхитительно. «Не подходи ко мне» - такое мог желать только Вонючка, не лорд-дознаватель. Конечно, его любимец не посмел бы сказать подобное вслух милорду, но эта мысль всегда ускоряла ток его испуганной крови. И сейчас она вырвалась из Теона. Думая об этом, Рамси не мог уснуть всю ночь.

Рука потянулась к лицу, надавила на вздувшееся веко, и глаз обожгло болью. Ниже саднила щека. Пальцами можно было ощутить надорванную кожу скулы, провести по самому краю раны и задержать дыхание. Во рту сочилась кровью десна. Если пройтись по ней языком, а потом сжать губы, ноющие ощущения оборачивались жаркими, и паху становилось тяжело. Ему никто и никогда не разбивал так лицо. Разве что пара синяков после деревенских драк и однажды пощечина Русе. Это всегда только разогревало его злость.
Однажды около мельницы мать его ударила с размаха. Собранным кулаком в рот. Он тогда был меньше ее, упирался глазами в маленькую заляпанную мукой грудь. Удар отправил его на землю и об ступень головой. Тогда на него словно с треском свалилось дерево, все вокруг осыпалось искрами в глазах. Это было невероятно – ярко и шумно в голове. И он вынырнул на мгновение из-под воды, где сидел всю жизнь.
Мать всегда его касалась только по необходимости. Смотрела редко, равнодушно, иногда брезгливо. Пара слов и долгое молчание. Она больше говорила с работниками, поселянами, приходившими за мукой, а он часто прислушивался к этим разговорам. Рамси привык видеть ее неподвижное лицо, спину, руки, ставящие на стол еду. Она бесконечно и терпеливо ждала чего-то. Тогда он думал, что может быть, его мать не всегда видит его и забывает о его существовании, потому что он время от времени становился невидимым.
А этот удар развернул к нему весь мир, сделал его таким бешено ярким и отчетливым. Тысячи глаз сразу посмотрели на него. Мать сумела это сделать. Он тоже хотел бы так. Чтобы все вокруг было искренним и откровенным. Не отстранялось. Этим же вечером он ударил кулаком в губы рыжую девчонку из деревни. Она громко вскрикнула, глаза стали такими огромными, наполнились слезами и страхом. Рамси снова почувствовал, как исчезает серость вокруг, мир заливают краски и что он не один и разные чувства толкаются в нем. Он мог бы узнать все об этой рыжей, если бы захотел, разговаривать на любые темы. Это было весело. Теперь он понял, как все поменять. И мать не будет прежней. Но ударить она его больше не посмеет.
Рамси не ожидал, что Теон посмеет. Но когда его собственный нож вошел в него, он снова вернулся в темницу Дредфорта, туда, где был с Вонючкой. Где нежно вскрывал его, до нутра. Чувства вернулись. Не из-за боли, сковавшей руку, а потому что, наконец, Рамси увидел перед собой этот взгляд. Память о котором возбуждала его все три года. Не спасали ни упыри, ни вино, ни кровавые развлечения. И теперь он перед ним. Безумие, отчаяние и страх читались в глазах так открыто. То самое, когда с Теона снимали кожу, или когда он ждал этого. Его Вонючка вернулся к нему вместе с болью. Он все-таки выжил внутри сбежавшего Грейджоя. Удар сыпался за ударом, и Рамси не думал сопротивляться, только тело иногда отгораживалось само. Он хотел этого, потому что уходило напряжение, накопившееся в нем со дня их встречи в Дредфорте. Боль и открытость. Подтверждение, что не все еще пропало и умерло.
Но сейчас он лежал на кровати, трогал свое больное плечо и совсем не хотел видеть Теона. Точнее лорда-дознавателя. Рамси испытывал знакомое приятное облегчения, которое обычно приходило после кровавого утоления жажды. После удачной охоты. Почему? Он хотел бы это понять. Избили его, а не он, как это было всегда, как должно было быть. А ему приятно касаться полученных ран, словно собственных охотничьих трофеев. Он то засыпал, странно успокоенный, то просыпался вновь. Ему приносили еду, но хотелось только пить. Не знал, что делать дальше, и чутье ничего не подсказывало.

URL
2014-06-23 в 23:09 

Лилули
Рамси открыл глаза в полутьме. Теон стоял напротив и смотрел прямо на него. Из открытого окна дул неожиданно теплый воздух, кричали ночные птицы. Рамси не решался пошевелиться и разлепить спекшиеся губы. Чтобы Теон не сбежал, не исчез внезапно от малейшего неосторожного движения. Какое-то мгновения они просто смотрели друг на друга, потом Теон повел плечами и отвернулся. Сейчас уйдет. Рамси брякнул первое, что пришло ему в голову:
- Ты избил меня.
- Избил, - согласился он. – Ни в чем не виновного лорда Болтона. Хочешь получить с меня палец за это?
Хороший вопрос. Правильный. Рамси даже рассмеялся, хотя горло отчаянно саднило.
- Нет, прямо сейчас нет. Может, позже.
- Ты же знаешь, что этого не будет, Рамси, - и, словно закончив разговор, он посмотрел в сторону двери.
- Не уходи, - просьба прозвучала жалко.
- Почему?
- Ты же пришел. И потом ты мне должен. Пусть даже не палец.
- Ты должен мне гораздо больше, а потерял только зуб.
Возразить было нечего. Но Теон остался стоять в непонятной нерешительности. Сам, похоже, не знал, что привело его сюда и что держит. Рамси осторожно сел, голые ступни коснулись полу, а Теон сделал шаг назад, с сомнением рассматривая его.
Он был красив, с этими шрамами на лице, с серьезностью и печалью, появившейся в нем. Рамси замечал скользившую обреченность, но не ту, что была в Вонючке, не сладкое затравленное смирение и униженность. В новой обреченности было что-то благородное. Как у сказочных принцев, которые слишком честны с собой и будут делать то, что должны, несмотря на мечты или чувства. Рамси сейчас не мог понять, хочет ли он Вонючку или такого Теона. Но хотел отчаянно.
Рамси протянул руку и осторожно обхватил тонкое запястье. Теон напрягся, но не сдвинулся с места. Рамси вдруг вспомнил, как он приучал к себе Кровавого. Тогда приходилось быть непривычно внимательном в каждом движении, приходилось себя контролировать. Он встал, не выпуская прохладную руку, мягко скользнул пальцами в ладонь. Плечо дернуло болью. Теон вдруг усмехнулся.
- Думаешь, я должен тебя пожалеть и остаться, чтобы ты меня трахнул?
Это было слишком сразу и прямо, но он не случайно так это спросил, наверное, думал об этом.
- Почему и нет? Тебя ведь никто не трахал очень давно.
- Может быть. Но теперь мне решать, делать ли это вообще и тем более с тобой.
В настороженном взгляде мелькнуло отвращение, и Рамси испугался, что он сейчас вырвет руку и уйдет, больше его не удержать, чтобы не произошло потом. Он потянул Теона к себе, потом, не обращая внимания на плечо, обхватил левой рукой и прижался всем телом. Твердый член уперся ремень. Волосы, закрывшие ушную раковину, щекотали нос.
- А ты сделай это. Со мной.
Теон резко вывернул руку и отодвинул бедра. Рамси замер, пытаясь сдержаться, не впиться зубами в шею перед глазами.
Внезапно пальцы крепко сжали его член сквозь шерстяные штаны, прошлись снизу вверх, словно оценивая размеры, вспоминая. Рамси перестал дышать. Потом присоединилась вторая рука, и завязки расползлись. Он отстранился и взглянул на Теона. Выражение его лица было совсем не читаемым. Не знакомым. Он смотрел вниз, на собственные руки, обхватившие член, потом поднял глаза и облизал губы.
Все это как-то сбивало. Возбуждение мешалось с растерянностью. Когда Рамси понял, что Теон опускается на колени, по-прежнему странным образом рассматривая его лицо, он толкнулся в плотно обхватившие его руки в нетерпении, думая только о горячем горле. Теон замер на секунду, не опуская глаз, решая что-то для себя. Потом наклонил голову, и одним движением вобрал в рот член. Это было одуряющее хорошо. Он удерживал его плотно, сильно заглатывал, пропуская глубже. Сразу нашел ритм, словно не было трех лет и лорда-дознавателя. Застонав, Рамси сжал чуть напряженные плечи у своих бедер. Грубая кожа куртки царапнула пальцы и мгновенно его отрезвила. Это не то, что мне надо. Он вдруг вспомнил, как поил водой измученного жаждой Вонючку, чтобы потом такого благодарного, трепетавшего от глупой надежды трахнуть жестоко, до крови.
Рамси сжал волосы Теона и оторвал от его себя. При свете горящего факела было видно, как блестел мокрый от слюны подбородок, а глаза смотрели вопросительно и как будто с иронией. Рамси сжал кулак, чтобы не ударить.
- Разве ты не этого хотел? – Теон спросил очень отчетливо и отрезвляюще громко.
- Нет, - Рамси покачал головой, и лицо резко обожгло болью. В единственном видящем глазе появилась муть.
- Чего же тогда? – он спрашивал так, как на своем дурацком допросе, словно заранее продумал каждый шаг в этой комнате. А Рамси чувствовал себя глупо со своим мокрым членом, упруго раскачивающемся рядом со ртом, о котором он думал столько времени. Морщась, он левой рукой подтянул штаны. Нож словно снова вошел до рукояти в плечо. Если ему будет больно, он не сорвется.
- Разденься.
Теон поднялся с колен.
- Нет.
- Отсосать - пожалуйста, а раздеться - нет. Ты по-прежнему боишься? Не хочешь почувствовать себя Вонючкой, лорд-дознаватель?
Теон посмотрел в сторону, его горло дернулось, как это бывало раньше при внезапном испуге. В ответ член шевельнулся в штанах. Рамси мутило от напряжения, от того, что он не может ударить.
- Возможно, боюсь. Или не хочу, чтобы ты меня трогал, смотрел на то, что сделал со мною сам. Напоминал об этом.
Что он может на это сказать? Ни объяснений, ни оправданий у него не было. Он делал то, что хотел и как хотел. И мечтал бы вернуть все это назад. После насилия и крови нежные ласки не предложишь, даже соврать об этом невозможно, так это нелепо бы прозвучало. Сказать – «в этот раз я попробую поосторожнее?». Он просто видел, как Теон усмехнется и спросит – «с чего вдруг?»
Действительно, зачем мне быть осторожнее? Рамси поморщился – в паху все было невыносимо каменным.
- Но я могу тебе отсосать, если хочешь? Трахнешь меня в рот так сильно, как тебе нравится.
Зачем это ему? Почему он еще здесь?
- А потом?
- Потом я уйду. А завтра ты уедешь, Рамси. Ты не имеешь отношения к убийству. И у тебя нет повода оставаться.
Почему лорд-дознаватель уверился, что он не виновен, было не ясно, но и не имело значения. Главное сейчас придумать, что сказать. Такое, чтобы снять с него одежду. Теон стоял и ждал. Рамси, когда играл с Вонючкой, тоже ждал его слов. Либо они ему нравились, либо он его наказывал. Выигрывала только искренность или боль, и то и другое его всегда возбуждало. Морда у него уже разбита, и свежевальный нож в нем побывал, но этого хватало только на быстрый отсос. А хотелось больше. Он мог бы попробовать быть искренним, сказать все, что вертелось у него в голове все это время. Других вариантов у него все равно не было. Почему бы и нет? Одним движением он затянул шнуровку штанов. Придется потерпеть.
- Ты прав. Я хочу тебе напомнить обо всем. Мне нужен мой Вонючка, не Теон Грейджой и тем более не лорд-дознаватель. Когда ты посмел сбежать вместе с моей женушкой, я думал, найду и изрежу. Чтобы у тебя не было ног. Мог бы тогда только сидеть или ползать. Волочь за собой обрубки. Мне бы хватило этого. Надолго. Но вернуть тебя не вышло. Сначала Станнис, потом Дредфорт и зима. Невозможно прорваться дальше пары миль от замка – лошади не проходят, кругом мертвецы. Думал только о тебе, когда рубил их или резал кого. Три года мыслей о сбежавшем Вонючке. Никогда не думал, что так будет. Странно, что не свихнулся. Наверное, выпивки в Дредфорте было достаточно. Даже когда Русе умер, и хозяином стал я, то думал все равно об одном. Тогда я кое-что понял про себя. Что прикован к Вонючке.
- Зачем ты все это говоришь? – скривился Теон. - Вонючки больше нет и не будет.
- Я тоже себя в этом убедил в какой-то момент. Но легче не стало. А потом, когда начал таять снег, я узнал, что ты жив и на Стене… В общем я был уверен, что доберусь туда в любом случае и верну свое. Но Мормонт... Он знал о Теоне Грейджое. Сказал, что королева собирается сделать его лордом-командующим. Если бы эта шлюха спалила Дредфорт, и то не было бы так отвратительно. Забрать себе лорда-командующего, чтобы трахнуть, наказать за побег, невозможно даже лорду Болтону и Хранителю Севера. Будто долбанная зима вернулась. Но когда ты въехал в ворота, я понял, что сделаю все. То есть вообще все, что угодно.

URL
2014-06-23 в 23:12 

Лилули
Рамси не знал, что ему еще добавить. Он никому и никогда бы не сказал всего этого.
- Я не Вонючка.
- Я уже понял это, - он кивнул, жадно вглядываясь в это невероятно красивое лицо.
- Ты думаешь, что из-за всего, что ты здесь наговорил, я должен раздеться и раздвинуть задницу? Сделать так, чтобы тебе стало хорошо?
- Да. Раздвинь задницу, - он сказал глухо, словно самому себе.
- Ты больной урод, Рамси, и ничто этого не изменит.
- Да, я знаю.
И Рамси шагнул к нему. Притянул за плечи, впился разбитыми губами в этот рот, думать о котором уже не было никаких сил. Вонючка, или лорд-дознаватель, или Теон – он подумает потом, а сейчас ему достаточно добраться до этого тела.
Хотелось протиснуться глубже - за гладкий язык, за лишние зубы, хотя и пропуски между ними остались. Рамси ткнулся в пустые десна языком, повозил в них и почувствовал твердую руку на груди, готовую отпихнуть его. Отпрянул и остановился на губах, неподвижных, но мягких. Вкуса он не мог почувствовать, все перебивала его собственная кровь, сочившаяся во рту. Попытался просунуть руку к коже Теона. Но пробраться под рубашку мешала жесткая куртка и этот неподатливый ремень. Целовать и раздевать одновременно - было слишком трудно. На ощупь невозможно понять, за что тянуть. Он никогда и ни с кем так не старался. Если бы было чем приковать, чтобы не вырвался и не сбежал, стоило бы сделать это, несмотря на последствия. А еще приходилось сдерживаться. Горел член, горело лицо и плечо, а поцелуй должен быть правильным. Рука Теона все еще предостерегающе упиралась ему в грудь. Рамси иначе представлял себе нежную встречу с возвращенным Вонючкой. Но Вонючку он пока не вернул.
- Проклятие, это невозможно сделать, - он оторвался и стал расстегивать куртку.
Теон опустил руку и наблюдал за ним. Неожиданно хмыкнул.
- А ты и правда старался.
Рамси, не в силах сдержать рвущееся из горла рычание, рванул вниз рубашку. Ткань с треском разошлась. Теон дернулся назад, но он успел ухватить его за локоть.
Вот оно, это тело. Хотя теперь оно стало другим. Шрамы были совсем бледными, как старая, оставленная паутина. Без его внимания. Но они все равно были, никуда не делись и не денутся. Он провел языком от груди к плечу - под гладкой кожей чувствовались мышцы. Прижался губами к ключицам. Потом перебрался к шее, продолжая поглаживать, ощупывать это тело. Ему не нужно было света и глаз, что узнавать каждый дюйм. Ну, или почти узнавать. Теон дышал тяжело, напряженно. Ему нравилось или он терпел? Рамси не был уверен, что хочет знать ответ на этот вопрос. Прошелся рукой по твердому плоскому животу и ниже, к паху, забираясь большим пальцем под ремень. Медленно потянул за него.
- Я не уверен, что хочу этого, - вдруг глухо сказал Теон. – И позволю тебе.
Рамси очень нужно было ударить, и он сжал зубы.
- Ты хочешь. Иначе бы ты не пришел. Не взял член в рот и не позволил снять одежду. Признайся, ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, лорд-дознаватель.
- Кто может быть хуже тебя в моей заднице?
- Хуже просто никто. Я видел, ты не подпускаешь к себе близко никого из твоих ворон.
- Не хочу испортить, - усмехнулся Теон и посмотрел в сторону.
Рамси следил, как поднималась и опускалась его грудь от дыхания. Резкий порыв ветра ворвался вовнутрь, и запахло хвоей. Ночь была необычно теплой для этой весны.
Быстрыми движениями Теон ослабил ремень и распутал тесемки. Штаны грохнули на пол. Потом он стянул сапоги. И встал совершенно обнаженный. Бедра выглядели стройными и крепкими, пах зарос темными волосами, под ними ничего нельзя было разглядеть. Теон вздрогнул под взглядом, словно от холода. В нем проступила беззащитность и уязвимость, которую Рамси так долго высматривал. Так захотелось сжать горло и ощупать пах, пробраться пальцами в эту поросль. Рамси вспомнил, как трахал его сзади, натягивая собачий ошейник, а Вонючка хрипел, худая шея была на изломе. Он едва не кончил от одной картины в голове. Снова схватился за плечо.
Теон подошел к кровати и обернулся.
- Ну и как мне расположиться? Как ты меня собираешься трахать?
Рамси заметался, не зная, что ему сказать, чтобы это было правильно. Открыл и закрыл рот.
- Не надо, Рамси, - вдруг сказал Теон. – Думаешь, будешь нежным, и я тебе поверю. Я знаю, что прямо сейчас ты хочешь хотя бы намотать мне на шею ремень.
- Ты бы согласился?
- Нет.
Хорошо, перенесем ремень на следующий раз.
- Чего ты хочешь?
Теон забрался на изножье кровать. Встал на колени и опустил голову на руки.
Рамси снял рубаху, потом сдернул штаны и сразу зажал основание члена, чтобы не кончить от одного вида.
- Давай уже. Засаживай, - услышал приглушенный голос.
Он приблизился и погладил отставленный зад. Провел пальцами между ягодиц. Там было тепло, даже жарко. Упавшие на кровать волосы Теона полностью закрывали лицо.
- Не хочешь смотреть на меня? - собственный голос звучал неузнаваемо глухо от возбуждения.
- У тебя рожа сегодня страшная, милорд.
Неужели он не боится? Вонючка всегда боялся. Хотя было заметно, как напряжены плечи. Всадить резко и быстро и трахать до крови. Если бы он мог видеть лицо и сделать надрез, чтобы его Вонючка взглянул на него блестящими от боли глазами.
Дырочка едва нащупывалась пальцами. Здесь никто не был три года. От этой мысли закружилось голова, вдруг и в самом деле захотелось быть нежным. Он мой и ничей больше.
- Здесь нет масла. Тебе будет больно.
- Когда это тебя останавливало? Давай уже.
Он меня провоцирует. Ведет себя нагло, как принц Винтерфелла.
Опустившись на колени, он прижался губами к входу. Стал лизать, выпуская слюну и собственную кровь, протискиваясь языком вовнутрь. Губы мучительно болели. Полностью сосредоточился, повторяя одни и те же движения. Член дергался, но он крепко сжимал его.
Вдруг Теон застонал, опускаясь, раскрываясь шире для его губ. Рамси ускорил движения и почувствовал дрожь, потом легкое покачивание бедер, словно повторяющее ритм его языка. Все было мокро и горячо, и быстрый пульс через кожу между ягодиц выдавал возбуждение. Чуть отстранившись, он прижал большой палец к влажному входу. Теон требовательно поддался назад, сам насаживался на палец. Он сунул его глубже и стал двигать, разминая стенки этого мучительно тесного отверстия. Добавил второй.
Рамси уже не мог терпеть. В паху вот-вот что-то лопнет, и жидкость брызнет в стороны. Он убрал руку и прижал головку к входу. Войти было трудно, но бедра под руками мягко двигались ему навстречу. Это было так невыносимо хорошо. Какая-то тяжесть на мгновение упала с него, показалось, что он умеет летать и светло улыбаться и обойтись без кровавых лоскутков кожи в руках. До чего довели его три долгих года. Он кончит без малейшего движения в этой тесноте. Пришлось, с силой сдавить плечо, отвлечься на собственную боль.
Он начал двигаться, сначала медленно, потом глубже, быстрее. Ударяясь с силой о влажные ягодицы, прислушиваясь к тихим стонам. Мыслей уже не было никаких, только ритм и стягивающийся вокруг него пульс. В какой-то момент показалось, что он весь внутри Теона, и тело обхвачено полностью, жадно и жарко, конечности онемели, вдохнуть не было никакой возможности. Рамси сдался, чтобы умереть и кончил.
Теон лежал рядом на боку, спиной к нему, от него слегка пахло хвоей и потом. На плече перед глазами белел шрам. Хотелось лизнуть его, а потом прогрызть зубами. Чтобы стал вспухшим, воспаленным. Родным.
- Зачем ты убил того северянина, - вдруг неожиданно спросил он.
Рамси улыбнулся. Это было одно из приятных воспоминаний
- Он вел себя плохо, был дерзким с… лордом-дознавателем.
- Я так и думал, - услышал он тихий голос. Теон помолчал и добавил: – Я не приду больше, Рамси. И у тебя нет повода оставаться. Ты больше не подозреваемый. Уезжай.
Рамси притиснул его ближе и закрыл глаза.

Когда он проснулся, солнце падало на пустую половину кровати и сбитый мех. Теон сбежал, как и его Вонючка. Но уйти далеко и бесследно лорд-дознаватель не сможет. Рамси потянулся, плечо сладко заныло.

URL
2014-06-27 в 15:50 

Лилули
Уезжаю отдыхать и путешествовать, поэтому продолжу эту историю не раньше августа. Вот.)

URL
2014-06-28 в 14:37 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Возвращайся! *__*
Очень интересно. *__*

2014-06-28 в 16:37 

Лилули
Vinylacetat, спасибо тебе!
Обязательно вернусь *___*

URL
2014-06-28 в 19:11 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Рамси милый в своих спорах с собственной головой. И вообще горячо - последняя часть. Еще мне нравятся омп, люблю такое.)
Только Мормонта жалко, бухуху. Кстати, он хороший боец, так что... медведя убить не так-то просто, я бы на месте Теона об этом в первую очередь подумала.

   

Лавочка разных разностей

главная