06:57 

Скольжение

Лилули
Фандом: ПлиО/Игра престолов
Размер: макси
Персонажи: Теон, Рамси, Джон Сноу, ОС, Тормунд, Кожаный, дозорные, одичалые и зомби
Пейринг: Рамси/Теон
Жанр: агнст, драма, слэш, экшн
Описание: Станнис отпраляет Теона на Стену на суд Джона Сноу, Рамси каким-то образом оказывается там же, но не помнит ни собственного имени, ни кто он такой
Рейтинг: R 17
Статус: закончен
читать дальше


запись создана: 02.01.2014 в 15:52

@темы: "Теон", "Рамси", "ПЛиО", "fiction"

URL
Комментарии
2014-01-05 в 06:14 

lady snark
Браво!!!! Какой интереснейший фик, какая завязка! Очень нравится, большое спасибо. Такие персонажи убедительные, каноничные. И Рамси без памяти - это такой офигенный кинк! Интересно, что будет дальше!

И что там случилось со Станнисом и ко, однако же :nope:

Очень надеюсь почитать продолжение, обязательно пишите! :hlop:

2014-01-05 в 06:39 

lady snark
Взяла на себя наглость отрекламировать ваш фик в фан-клубе Reek & Ramsay на 7к. Вы не возражаете? (Впрочем, уже всё равно поздно :pink: )

2014-01-05 в 10:32 

Лилули
lady snark, спасибо большое, огромное за отзыв. Рада, что понравилось. Писать, конечно, буду, но не так, чтобы быстро. Даже скорее медленно. Хотя следующий кусочек будет через денек, другой.
А вот на счет 7к. - это была коварная диверсия :protest:.;) Впрочем после моих комментариев у vinylacetat - этого следовало ожидать.

URL
2014-01-05 в 10:42 

lady snark
Я могу там стереть! Кажется, еще никто не видел... стереть?

2014-01-05 в 10:46 

lady snark
А я вас по комментам у Винил и нашла, иначе как бы? : ) Дневник новый, френдов нету, в обзоры вряд ли попадет (разве что вы сами туда дадите инфо).

2014-01-05 в 10:52 

Лилули
Да, нет, ничего стирать не надо. Я просто пошутила. Писать не только для себя всегда приятно.
С инфой как-нибудь попозже. Я еще не очень во всем тут разобралась.

URL
2014-01-05 в 10:55 

lady snark
Ну, есть такое сообщество, которое чисто информирует что нового на дайрах выходит по ПЛИО: plio-obzori.diary.ru/
Туда можно написать, в комменты или умейлом или как-нибудь. Правда они не всегда сразу реагируют, может их придется пару раз за рукавы подергать : ). Но это уж вы сами разберетесь. Удачи! И жду продочки! :heart:

2014-01-05 в 11:15 

Лилули
Спасибо за информацию

URL
2014-01-05 в 14:05 

ron y miel
Какой интересный сюжет! Спасибо огромное, мне очень понравилось! Хочется узнать продолжение)

2014-01-06 в 07:57 

Лилули
*Janos*, спасибо огромное, продолжение скоро будет

URL
2014-01-06 в 19:09 

Лилули
Теон
- Эй, Перевертыш, может, пойдешь в трапезную, ты не ел сегодня весь день, да и вчера тоже. И без того напоминаешь мне моего старика папашу перед тем, как тот помер. Сначала болел долго, кровью харкал, стал такой же худосочный, что и ты, и такой же молчаливый и жрать тоже перестал. Ходил, едва ноги переставлял, молчал и только глазами зыркал, синий весь. Ну, чисто мертвяк. Вот и ты такой, да еще и пальцев не хватает, и морда в шрамах, папаша хоть до самой смерти только морщинистым был. А зачем мне мертвяки в конюшне? Лошадей не стоит лишний раз пугать, и так время тревожное. Мертвым за стеной самое место или в ледяной камере у Сноу. Так ты, Перевертыш, определяйся, куда двинешь в трапезную или в холодильню, чего тянуть-то? Сейчас время такое настало – быстро решать надо.
Теон хмыкнул, тяжело сполз по перегородке стойла, устроился на корточках. Спину ломило, он попытался ее выровнять по выщербленной деревянной опоре сзади.
- Не могу решить. Можно, я до завтра еще поопределяюсь. Если совсем кусок в горло не полезет, то сам со Стены спрыгну. Уже прыгал, не страшно. Там будет мне и холодильня, и мертвяки, и мертвые лошади.
Варт, пожилой стюард конюший, покачал головой, задумчиво поковырял в правом ухе и двинулся в сторону выхода. Теон проводил его взглядом, особенно не прислушиваясь к явственному недовольному бормотанию. Оставшись совсем один, он поднял к глазам трехпалую руку. Покрасневшие от воды пальцы и обрубки болели и мелко подрагивали, ему хотелось верить, что эта дрожь от усталости, от судороги, которая не раз сводила руки, когда он сжимал щетку, вычищая холку и бока лошади, но это был страх. Стоило ему только остановиться, присесть, чтобы передохнуть, как страх переставал быть просто его спутником, а становился собственником всего существа Теона.
- Мое имя Теон, я не Вонючка, меня зовут Теон, не Вонючка… И он меня не найдет.
Он забился сюда в полном отчаянии, как мог забиться только Вонючка. Эти конюшни были достаточно далеки от трапезной, от зала, где он снова увидел эти родовые живодерные глаза Болтонов. Тогда он запаниковал и не сказал Атласу ничего членораздельного. Выдавил что-то вроде «знакомое лицо, но надо вспомнить». Заорать бы на весь зал: «Это Рамси Болтон! Спасите меня, пожалуйста! Умоляю! Засуньте в самую дальнюю клетку, в самое глубокое подземелье! А лучше убейте сразу…», но он давился ужасом и пытался отковылять назад, спрятаться за деревянную колонну около входа. Атлас похоже не совсем понял, что происходит, думал только о больном Джоне Сноу, поэтому недоверчиво посмотрел на покрывшегося холодным потом Теона, перевел глаза на Рамси, пожал плечами и сообщил, что лорд командующий разрешил Теону свободно перемещаться по территории до следующего разговора. Затем поручил его устройство дежурившему дозорному.
Дежурный, похоже одичалый, долго размышлял, куда бы его пристроить, неспешно перебирал варианты, а Теон, ссутулившись, натянув капюшон от лба до самого подбородка, старался отойти подальше от выхода из зала трапезной и больше всего хотел, чтобы его устроили где-нибудь за Стеной.
Прикидывал, удастся ли с нее удачно спрыгнуть и предложить себя снарку или грамкину. Поняв, что дальше всего от казарм, арсенала, тренировочной площадки находятся конюшни, он начал заглядывать в глаза одичалому, по всей видимости незнающему историю Теона Перевертыша, и завел жалкий рассказ о том, как любит лошадей и умеет с ними обращаться.
С тех пор уже второй день он был здесь, а слухи о том, что Джону стало хуже, и красная жрица не выходит из его комнат, а командует всеми Тормунд, лишили Теона последней надежды и желания покидать не просто конюшни, но денники. На разговоры Варта о размещении в казармах он яростно и молча мотал головой. Практически все его сторонились, кроме лошадей и старшего пожилого стюарда, но тот по обязанности должен был контролировать его работу.
Самое страшное и непонятное было то, как Рамси вообще оказался здесь и совершенно один. Возможно, что-то случилось, что-то пошло не так на какой-нибудь очередной безумной охоте, возможно на охоте за ним самим, за Теоном, после того как со Станнисом, видимо, было покончено. От Рамси, конечно, можно ожидать, чего угодно, его поступки никогда не казались Теону последовательными или хотя бы объяснимыми. Разумом он их не понимал, но шкурой чувствовал какую-то запредельную извращенную логику, мог ее предвидеть. Сейчас он прокручивал в уме короткий, брошенный на него взгляд Рамси в трапезной, и, растворяясь в этом воспоминании всем своим существом, пытался угадать, что ему ждать. «Хочу понять его желания. Ему угождать. Даже здесь, даже после того как боги напомнили мне мое имя». В то, что Рамси отшибло память, он не верил. Скорее тот притворяется, выживает. Неужели не знает о присутствии Теона? Или ему все равно, и это имя Вонючка – издевка, предупреждение: я иду, помни свое имя, помни свое место...
- Мое имя Теон. Меня зовут Теон.
«Никому я здесь не нужен, и ничто не защитит меня от Рамси. Живу я теперь среди лошадей, а не собак. Интересно, это можно считать повышением статуса? Боюсь, когда он меня найдет здесь, это ему не понравится. Стоит, пока не поздно, поискать место, где держат собак».

URL
2014-01-06 в 19:10 

Лилули
- Держи, Перевертыш, - хриплый ворчливый голос вывел его из оцепенения. Варт протягивал ему миску с кашей, заправленной, судя по запаху, жаренным луком. Теон ухватил дрожащими руками теплое дно.
- Спасибо, - пробормотал он ошеломленно и вскочил, вглядываясь в лицо Варта. Тот отвел глаза.
- Я тут подумал, что хоть ты и предатель Старков, и слышал я о тебе очень гадкие вещи, но лошадей вчера и сегодня ты старательно чистил, хоть и не особо умело, и они к тебе без подозрений, а это – добрый знак. Может, и не все так плохо с тобой, как рассказывают. Потом наш Сноу тебя отпустил, не казнил. А он, если кто того заслуживает, дело свое знает.
- Я вполне заслуживаю, а он слишком добрый, - признал Теон и склеил губами пробивающуюся изнутри улыбку. Каша была одуряющее вкусной.
- Ешь. При здравом размышлении к мертвякам не стоит торопиться, они и так к нам на перекус поспешают. А если наш командующий от ран в себя не придет и хитрость не придумает, вряд ли нам эти безмозглые крикуны одичалые помогут. У них всегда хвастливых прозвищ и ярких побрякушек больше, чем хороших запасов и сохраненных жизней.
- Но лорд-командующий их все-таки пустил и поставил охранять Стену.
- Иногда и чучела в огороде ворон отпугивают, а если этими чучелами весь огород унавозить, можно чуток больше времени выиграть. Да и потом мясо лишним в зимний год не бывает, может с одичалых начнут, а не с лошадей, от последних-то пользы определенно больше: будет на чем драпать, когда некого жрать станет.
Теон жевал, внимательно слушал, наслаждаясь самой возможностью просто с кем-то разговаривать. Варт рассуждал о пользе одичалых и лошадей с мулами во время зимовки, осады и прямого столкновения с Иными. Перевес всегда был на стороне парнокопытных. Теон согласно кивал. За последний год жизни он освоил одну простую мудрость – никогда не нужно спорить с теми, кто тебя кормит.
- А что случилось с Джоном? Кто ранил лорда командующего?
- Да свои же предатели помощники. Из них уже мясо про запас наморозили. Набросились с ножиками после письма с угрозами, которые он получил о болтонского бастарда.
Теон вскочил, роняя почти опустевшую миску, и в ужасе уцепился за рукав дозорного:
- Какого письма? Каких угроз?
«Вот, оказывается, зачем здесь Рамси. Ему нужен Джон. Он хочет его убить. Но как? Зачем? Почему он пришел один? Надо предупредить. Меня не пустят к нему и не послушают, я же Перевертыш, предатель. Что же мне сделать?», - мысли заметались бессвязно, а Варт смотрел на него с явным изумлением:
- Успокойся, сядь вот на скамью, Грейджой. Вы ведешь себя так, словно нас обступили мертвяки или ты сам вот-вот им станешь. Похоже, ты знаешь что-то, чего не знаю я. Успокойся, я тебе сейчас все расскажу об этом письме. И о чем ты там еще хочешь узнать.
История с письмом и покушением была длинной, путанной и относительно давней. Теон понял, что писал свое письмо Рамси либо до столкновения со Станнисом, либо сразу после. Джон, тяжело раненный предателями, много дней не приходил в себя, и для всех было неожиданностью, когда он вдруг очнулся и стал отдавать распоряжения. Он уговорил королеву уехать к морю вместе с браавосским банкиром, отправил Арью-Джейни, которая наотрез отказалась уехать вместе с леди Селисой Флорент, к Железному Эммету и Скорбному Эдду в Долгий Курган, узнал о доставленном в Черный замок неизвестном с мечом Станниса. Кто был этот парень с мечом короля, так никто и не догадывался, а Рамси твердо держался версии о потере памяти. Что с ним делать было не понятно, за ним присматривали, но выпустили и дали оружие дозорного.
Имена дозорных, крепости, события, - все в процессе рассказа путалось в голове Теона.
- Варт, о нападении на Джона Сноу..? До лорда командующего и сейчас легко добраться? Мне вот даже не связали руки, когда привели к нему. И с ним был только стюард. Атлас.
Конюший насмешливо его оглядел. Теон сразу ссутулился и неловко просунул руки между коленями и скамьей:
- Было бы что связывать. Атласа для тебя с запасом. Ты вон, когда лошадь чистишь, так всем телом на нее заваливаешься. Я сначала никак понять не мог, то ли ты ее чистишь, то ли вот-вот в обморок упадешь и устоять пытаешь, цепляясь скребком за ее шкуру. Хотя надо отдать тебе должное, цепляешь ты хорошо, как тот репей на лошадиной заднице, что на одной колючке висит. От любой встряски кажется отвалится, а все никак. Не волнуйся, Грейджой, Тормунд Громовой Кулак за командующим присматривает, - конюший замолчал и опять с большим сомнением поковырял в правом ухе. – Если что – шум поднимет, на это он точно способен, судя по его имени.
Теон хмыкнул. Возникшая неловкость ушла. Тепло, довольный жизнью желудок и неспешное ворчание конюшего дарили Теону покой и дремоту. Мир вокруг начал казаться уютным и предсказуемым, как в детстве рядом со старой Нэн и Роббом на шкурах у жаркого камина, забываясь со страшными сказками о чудовищах и героическими фантазиями. Теон уже стал подумывать, что сможет завтра выйти один за стены конюшен и разыскать Рамси, последить за ним издалека, разобраться в его извращенных планах.

URL
2014-01-06 в 19:11 

Лилули
Рамси
- Эй, Вонючка, подойди сюда – громыхнул Тормунд . - Что за безмозглая мать дала тебе такое поросячье имя или твой отец ее в отхожем месте трахал, когда она тебя понесла?
- Такое отхожее место, в котором тебя зачали, по эту сторону Стены даже в медвежьих берлогах не найти? Какое имя вспомнил, то и назвал. Дело твое командовать дозором, пока Сноу бока отлеживает, а не думать о том, куда мой отец свой хрен засовывал.
Тормунд радостно загоготал. Вонючка показательно раздвинул губы, внимательно глядя на него исподлобья. Он давно наблюдал за этим жирным одичалым недоноском и быстро понял, что с ним, как и вообще среди одичалых, надо вести себя нагло: чем гуще за столом языком месишь, тем храбрее им кажешься. Процесс замера «у кого член длиннее» начинался в трапезной, продолжался на тренировочной площадке и, судя по регулярному гоготу из нужников, завершался именно там. А Вонючка решил стать своим. Дозорные из местных относились к нему настороженно. Болтали что-то на тему найденного при нем меча, который ему даже не показал никто. А мужичью из-за Стены этот меч и история о том, как его притащили слегка подмороженным, были до… бороды. С одичалых и проще было начинать.
- Имя тебе, парень, надо сменить, бабское оно какое-то, - не унимался Тормунд, приближаясь и медленно вытягивая меч. – А ты с виду вроде с хреном, вот только как ты им машешь - не ясно. Поди, забыл как его и в руки взять, придется тебя подучить малость, по-отцовски, так сказать.
Покрытые инеем до самых бровей рожи, столпившихся вокруг них на площадке, радостно заржали. Кто-то бросил в него обглоданной костью. Он резко повернулся, вглядываясь в толпу . «По-отцовски - было бы совсем по другому» - отчетливо мелькнула мысль, и язык прошелся по губам влажно и голодно. Меч, выданный ему в оружейной, был не первой свежести, но зато достаточно увесистый и острый. Хотелось с хрустом и без особых затей раскроить кому-нибудь башку, словно это поможет ему уснуть этой ночью, а не….
Он рванул меч от бедра и, не думая больше ни о чем, бросился на усмехающегося Тормунда. Громыхнув о подставленное широкое лезвие, он не удержался и скользнул по нему вправо и вниз, безнадежно теряя равновесие. Тяжелый удар по колену повалил его на землю. Он тут же вскочил, пятясь назад, поводя острием меча по сторонам.
- Давай, Отец Тысяч, добавь памяти парню, - голосисто одобряли вокруг.
Отец Тысяч добродушно закряхтел и не спеша, держа меч чуть в стороне, двинулся на Вонючку. Тот, рубанув с левого плеча, крутанул по встретившему удар лезвию и тут же ушел вниз, почти припадая на колено, пытаясь пробиться снизу, но мощный встречный выпад заставил его опять покачнуться и потерять равновесие. Этот Краснобай был слишком силен. Если наотмашь ударит он, может запросто раскроить от плеча до бедра. Проклятого трахальщика медведей можно было взять только скоростью. Вонючка налетал снова, рубил мечом, постоянно меняя угол нападения, но скорости и силы не хватало. Каждый поставленный Тормундом блок был крепок как каменная стена. Как обойти эти блоки Вонючка не знал. Возможно, все дело в памяти, или он никогда не был достаточно искусен.
- Иного тебе в медвежью задницу, Тормунд, - он отшвырнул меч под ноги толпившимся вокруг дозорным, - твою тушу только великаньей кувалдой забить в землю можно.
- Ничего, ни ты первый вокруг меня бестолку скачешь, - тот подошел и похлопал здоровенной ручищей по плечу. - Думать, конечно, не успеваешь, но сила есть, с парой мертвяков справишься.
Вонючка выругался и потянулся за брошенным мечом. Ему нечего было делать среди этих мужиков. Но где и что ему делать? Нужно было посмотреть в глаза Сноу, но такая возможность и вовсе не предвиделась. Единственный вариант - стать правой рукой Тормунда или Кожаного, только они могли войти в закрытую дверь полудохлого командующего. А Вонючка бы вошел следом, проскользнул в сумерках и посмотрел бы в это лицо, в глаза… Поднес бы пальцы к векам и… выдавил бы белые яблоки одним резким, сочным, соскальзывающим в глубь мозга движением… За то, что тот сделал, за то, что посмел… Ярость шарахнула в голову слепым ударом, он еле удержался, чтобы не упасть на колени. Что? Что посмел сделать Сноу? Дыра, чернота, засасывающая даже слабую догадку, он ничего не мог вспомнить...
- Ну что там, парень? Обессилил? Помочь меч поднять?
Под нескончаемое радостное ржание он ухватил рукоять и выпрямился. Тормунд или Кожаный? Кто откроет дверь? Придав своего лицу выражение угрюмого мужества, ожидаемое, как ему казалось от него, он шагнул в Отцу Тысяч.
- Проверку я совсем провалил или дело мне какое найдешь? - он говорил особенно небрежным тоном, словно меньше всего ему хотелось быть кому-либо полезным. Прошелся рукой по перевези и нагло, в упор посмотрел на Тормунда.
- Найдем, как не найти. Возьми его завтра, Кожаный, с собой за Стену мертвяков жечь.
- Может и возьму. Помочь парню надо. Глядишь, чья мертвая рожа ему знакомой покажется, он и вспомнит чего?
- Его же вроде на другой стороне нашли?
- Может загодя перелез, - пожал плечами Кожаный. - Сейчас по холодку все такие шустрые стали, если живые, конечно. Были там, а глядишь уже здесь.
Тормунд опять гоготнул, Вонючка еле сдержал нахлынувшее на него отвращение, которое вызывал этот бесконечный гогот.
- Возможно, кто-то отправил парня сгонять за волшебным мечом короля? - продолжал мысль Кожаный. - Был бы расторопнее, не пришлось бы тебе Громовой кулак на поклон к Сноу идти, сам бы Иных на ледяных ежиков порезал. Иди, Вонючка, для начала подежуришь на Стене. А там посмотрим.

URL
2014-01-06 в 19:12 

Лилули
На Стене было спокойно. Практически полностью почерневший горизонт, холод, тишина и потрескивание сгоравших в костре дров. Прислонившись к боковине катапульты, Вонючка смотрел в бесконечную тьму за Стеной. Оттуда не доносилось никаких звуков – все казалось мертвым и неподвижным. Настороженным. Так же как у него в голове. Где тихо сидел враг. Он это чувствовал . Словно живую, дышащую, пульсирующую часть его сознания, кто-то передавил жгутом и накинул черную непроницаемую ткань. Эта часть извивалась в темноте, захлебывалась от ярости, пыталась вырваться. Но прочный, режущий каждое движение жгут не давал. И сам он не мог прорваться к запертой внутри него части сознания, скользил по живому, болезненному и падал. Крохотная, беззащитная память Вонючки была собрана по сочащимся болью свободным углам сознания, но этой памяти было не достаточно. Он помнил какие-то ободранные события, просто быстро мелькавшие картинки: напряженная шея лошади, опускающиеся в грязь копыта, факелы, зажатые в костяных руках, лязгающую решетку и тяжесть ключа во взмокшей от пота ладони, а потом как рука, его рука, опускается в шелк темно-красного густого пятна на грязном каменном полу. Становится очень спокойно, так хорошо и спокойно, он поднимает глаза, чтобы увидеть… и…соскальзывает в пустоту. Раз за разом он прокручивает эти фрагменты, но не может добраться до самого важного.
«Это проклятое колдовство не иначе, траханное колдовство Сноу и его меча!»
- Что вы говорите? - робкий голос из-за спины заставил его развернуться, у рта рассеивалось облако пара.
- Да так, ничего, - он забыл об этом недоростке. Они дежурили на пару, по очереди греясь у костра и вглядываясь во мрак за Стеной. Он был молчаливым и испуганным. Слабым. Вонючка всмотрелся, криво усмехнулся и подошел к пареньку. Тот был очень худым и выглядел молодо.
- Ты из одичалых?
Он кивнул.
- Заложник? Или тебе больше шестнадцати?
- Шестнадцать. Я не мог быть заложником. Я один. Моих родителей сожрали мертвяки, сразу как мы присоединились к Тормунду, а потом и оказались здесь.
- Поэтому ты со мной и стоишь, не успел обзавестись приятелями?
- Кто был, увели в другие крепости. Сейчас никого, - мальчишка заглянул ему в глаза. Вонючка прищурился, всматриваясь в худое, с легких пушком над верхней губой лицо: «Ищет покровителя. Напрасно…», - ему как-то сразу стало жарко, он плавно опустился рядом, на замурованную в лед скамью, гравий угрожающе хрустнул под ногой.
- Я и сам здесь недавно, мало кого знаю и ориентируюсь плохо. Но думаю, мы друг другу поможем. Где ты здесь обитаешь? Что делаешь?
- Меня поселили в Башне Хардина. Там холодно, ужасно воет и что-то скрипит по ночам.
- Тебе страшно одному?
- Немного. Но все равно это лучше, чем за Стеной. Там страшной была тишина и скрип снега, когда мы ждали, что придут мертвые. Здесь ничего. Днем мне приходится много тренироваться, я раньше ничего, кроме каменного топора в руках не держал, да и драться по-настоящему не приходилось, в основном работать.
Мальчишка завелся рассказывать о своей мирной жизни за Стеной, говорил много, торопливо, стараясь угодить чем-то. Вонючка внимательно следил за тем, как изгибаются его губы, раздуваются крылья носа. Лицо двигалось, меняя рельеф, где-то подергивалось, где-то разглаживалось. Это было увлекательное зрелище – вспучивающееся под белой морщинистой пенкой, грозящее выплеснуться горячее молоко. Не белое, красное. Хоть сейчас это и не видно. Такое знакомое, он раньше очень хорошо разбирался во всех этих … подергиваниях…
- Мне нравилось ловить из-подо льда рыбу. У меня хорошо получалось. А отец мой засыпал прямо над лункой. Сидел, как снежная статуя, пока удило из рук не выскальзывало и не уходило в воду, а ему все равно, он и дальше так сидел.
Парень расхохотался.
«Зубы, - пришла странная мучительная мысль. - Так много белых зубов. И их все видно, когда он смеется. Абсолютно все»
- Как тебя зовут? – Вонючка выдавил хрипло и растянул губы, удерживая в глазах доброжелательность.
- Мое имя Греон Плавник, – он широко улыбнулся и снова сверкнул зубами.
И тело атаковало само. Безнадежно, отчаянно, неуправляемо.
Между широко расставленных ног катапульты было гораздо темнее. Сжимая горло парня, Вонючка посмотрел вокруг, следующий костер шевелился где-то далеко в темноте, самих дозорных видно не было. Он провел рукой по открытой коже его горла. Такие испуганные глаза. Молчит. Снежинка растаяла на ресницах и растеклась влажной пленкой над розовым краем века. Реснички такие маленькие, их невозможно вырвать по одной, оставляя горошинки крови, как едва видимые рубиновые бусы, обвивающие глаз. Он бы попробовал это сделать, но красота недолговечна, рубиновые капли стекут, размажутся, как раскраска старой дешевой шлюхи, годной только на требуху.
- А тебя отец научил сосать член? - он наклонился близко, согревая белые щеки мальчишки своим дыхание.
Тот отчаянно замотал головой, пытаясь пробиться вдохом сквозь хват руки.
- Это надо делать очень глубоко. Я тебе покажу. У тебя должно хорошо получиться.
Вонючка ласково улыбнулся, стянул зубами перчатку со свободной руки и погрузил два пальца в послушно приоткрывшийся рот. Зубы были гладкими, влажными, ровными. Резко скользнул всей рукой вглубь, к корню языка. Парень дернулся, задыхаясь в рвотном позыве. Изо рта выплеснулась слюна или желчь, потекла по запястью под рукав, оставляя за собой ледяную метку. В паху горячо застучала кровь.
Погружаясь в жаркий, податливый рот, Вонючка долго и мучительно пытался вытащить из своей головы хоть какую-то картинку, связанную с этими знакомыми ощущениями и звуками. Надавив на напряженную шею, он чуть приподнял лицо парня. Оно превратилось в жалкую маску: из носа и глаз текло, и ледяная корка копилась где-то под его подбородком. Вонючка ускорил движения, развернулся, втыкаясь в зубы, вспучивая щеку. Зубы неловко царапнули, боль стрельнула в пах и тягуче отдалась в голове. Но этого было недостаточно. Чтобы кончить все эти ночи, все эти чертовы ночи наедине с его стояком и непроглядной, сдавленной жгутом памятью, нужно было больше, гораздо больше боли. Он продолжал скользить вдоль зубов и нежной щеки, прислушиваясь к приятным влажным звукам. Потом закрыл глаза и отчаянно, со всего маху саданул рукой по другой щеке парня. Собственный крик, обжигающая, сдирающая плоть боль и облегчение накрыли разом, он почти задыхался, заваливаясь на давящегося его спермой Греона.
Мальчишка рыдал, укрыв голову в коленях. Вонючка присел рядом и провел пальцем по оголившейся сзади шее. Его переполняло странное чувство тепла и благодарности. Такие чудесные, дерганные, ломкие движения плеч. С их дрожанием и с каждым всхлипом что-то отзывалось в его памяти, какой-то образ чуть проступал и сразу расползался, как короткая рябь на спокойной воде. Он знал, что именно к этому воспоминанию как к самому важному, он пытается, но не может пробиться. Возможно, уже и никогда не сможет. Он провел ладонью по заплаканному лицу парня, по его ледяному лбу, потом мягко завел локоть под подбородок, обхватил голову и крутанул, внимательно вслушиваясь в хруст шейных позвонков.

- Слушай, а ты не видел внизу моего напарника? – зло бросил Вонючка пришедшему сменить его дозорному. – А то куда-то поперся отлить, как стеснительная девка, да так и не вернулся.
- Нет, - тот лениво пожал плечами. – Надеюсь, не со Стены отливал, а то парень был какой-то неловкий, мог и сверзиться. Как его вообще звали?
Снег по ту сторону Стены мог скрыть самые разные преступления. Медленно спускаясь по крутой лестнице, Вонючка вспоминал легкое тело в своих руках, следы, оставляемые волокущимися за телом ногами на гравии и снегу, и вдруг отчетливо понял, что он уже делал подобное.

URL
2014-01-06 в 20:17 

ron y miel
Как здорово!! Теон испуганный такой, обессиленный, мне понравилась его общение с одичалыми.
Мне все больше и больше нравится Рамси, потерявший память и все его попытки вспомнить себя и Вонючку! Это очень интригует!*__*

2014-01-06 в 22:21 

Лилули
*Janos*, спасибо, рада, что понравилось
нравится Рамси, потерявший память и все его попытки вспомнить себя и Вонючку!
Да, легко ему не будет. Интрига - почему так случилось, конечно, будет, но тут важно не почему, а как:rolleyes:

URL
2014-01-07 в 16:01 

lady snark
Вау, круто!!! Так и представился Вонючка, который в поисках себя каждый день придавливает очередного дежурного :horror: Сцена ужасно жуткая.

Похоже на то, что Теон и Рамси одновременно пытаются пробиться к Джону.... ооочень завлекательная интрига.

Рада, что Теон так неплохо устроился на конюшне, Варт симпатичный : ). И пожрать ему носит. И от лошадей тепло.

А почему собаки в клетках? В каноне они вполне себе на вольном выпасе, у них есть псарня, но за обедом они под общим столом сидят. Рамзайские собаки дерутся с местными, в общем всё демократично вполне. Они не такие дикие, чтоб их в клетках держать - они команды знают. (Но это так, не думайте что я придираюсь - мне всё очень нравится и сюжет замечательно интересный!)

2014-01-07 в 17:10 

ron y miel
у них есть псарня, но за обедом они под общим столом сидят.
молодец Рамси, у его гостей не должно быть иллюзии, что еда на столе достанется им без борьбы)

2014-01-07 в 21:21 

lady snark
молодец Рамси, у его гостей не должно быть иллюзии, что еда на столе достанется им без борьбы)

Ты чо!!! Девочки воспитанные! Они на стол не лезут, не было такого в каноне. Они только то жрут, что им кидают (или что потом останется от гостей). А дерутся они тока с местными собаками - например в Златотравье, кажется, хозяйскую загрызли : ) но она сама виновата, надо же соображать с кем связалась :facepalm:

2014-01-08 в 00:32 

Лилули
lady snark, спасибо
представился Вонючка, который в поисках себя каждый день придавливает очередного дежурного
Как же еще он может скрасить тоску и одиночество, такой естественный для него поиск себя:D
А почему собаки в клетках?
Да, тут прокол. У меня с матчастью плохо и лениво ее штудировать, поэтому написала нарушение канона. Сейчас поняла, что всплыли в голове фотографии со съемок 4 сезона по Дредфорту, там были какие-то ржавые клетки с собаками.

URL
2014-01-08 в 00:46 

lady snark
акой естественный для него поиск себя:D

Дада, поиск себя - через других! :fingal:

2014-01-08 в 00:48 

lady snark
Насчет матчасти - имхо, не стоит так уж морочиться, в конце концов мы же не ради матчасти читаем! : )

2014-01-10 в 14:14 

Лилули
Теон и Рамси

Теон так никуда не пошел и на следующий день. Делал вид, что он очень занят, находил себе дела и отворачивался от внимательного взгляда Варта. Днем тот откуда-то достал кусок хлеба с водой, поставил перед Теоном и не сказал ни слова. Теон понимал, что так не может продолжаться бесконечно. Игра в прятки была слишком очевидной и глупой. Игра, которую он всегда проигрывал Рамси. Но с другой стороны, многое может продолжаться бесконечно, до смерти, все зависит от того насколько глубоко ты готов опускаться. Существует ли твое личное дно, пусть илистое и отвратительное, куда не ступает Утонувший бог, но дно. Он не был уверен, что оно у него есть. В темном омуте по имени Рамси, куда бесконечно втекал и распадался чахлый ручеек - его Вонючка, дна не было вовсе.
День в конюшне проходил достаточно быстро. Денники заполнены. Лошадей мулов, козлов, овец, приведенных одичалыми и оставленных в Черном замке - всех их затолкали под эту крышу, где они сами себя способны были отогреть. Но этот мясной запас ненадолго. Козлятина, баранина уходили на стол, лошадей тоже было немного. Варт их трепетно берег и ворчал в сторону мулов, которых он бы с большим удовольствием отправил под нож, но их выносливость и полезность в условиях зимы делала их куда более неприкасаемыми.
Чтобы разогреть мерзнущих в неподвижности животных, Теон выводил их по очереди размяться на площадку напротив. Со стыдом ловил себе на том, что низко натягивает капюшон, постоянно оглядывается, ищет хорошо знакомую фигуру. Ныряя в более теплый воздух конюшни, он сразу внутренне расслаблялся, неторопливо менял отсыревшие попоны, просушивал их на огне. Сложнее всего было с водой для лошадей, которая была слишком студеной - растаявший в чуть теплой конюшне снег. Приходилось бросать в ведра пучки соломы, чтобы лошади пили медленнее. Его размеренные перемещения по конюшне, негромкое лошадиное фырканье, легкие глухие удары копыт о земляной пол – все необъяснимым образом укрепляло чувство осмысленности его существования здесь.
К вечеру, сильно устав, он устроил ноющее и дрожащие тело у огня в дальнем конце конюшни и принялся себя убеждать, что и еще один день отсрочки ничего не решит, ему надо было просто настроиться, собраться с мыслями. К тому же даже Рамси вряд ли способен проломиться сквозь вооруженную охрану у башни лорда-командующего и стать прямой угрозой Джону, он предпочитал действовать хитростью, а на это требуется время. Странно все-таки, что милорд до сих пор не нашел своего Вонючку. Это первое, что он должен был сделать. Чтобы потом… Хотя, что собственно потом? «Много чего..», - услышал он в своей голове дрожащий голос Вонючки и подтянул колени к груди.
- Перевертыш, я опять принес тебе еду, но это последний раз. Придется тебе отказаться от дурной привычки есть, дневать и ночевать среди животных или перебраться в какое-нибудь другое место.
- Спасибо. Я скоро так и сделаю, - торопливо кивнул Теон, принимая что-то густое вроде тушеного мяса и репы.
Варт посмотрел на него с задумчивым сомнением.
- Прямо завтра. Пойдешь вместе с группой разведчиков за Стену.
Теон вздрогнул всем телом и едва не выронил миску.
- Зачем? Почему я? Я не разведчик.
- А почему бы и нет? Ты, кажется, когда-то махал мечом, а не ходил за лошадьми, хотя сейчас в это трудно поверить. Ты теперь мой помощник. Вот и пойдешь с мулами и поклажей. Кто-то должен за ними присматривать. Хочу, чтобы мое мясо вернулось обратно в конюшни.
Варт поощрительно похлопал его по плечу. Теон, стараясь выровнять дыхание, безмолвно смотрел на подрагивающую тарелку и гущу в ней: «Какое именно мясо?»

Вонючка особенно не прислушивался к рокотанию Тормунда и рубленным репликам Кожаного, он медленно расковыривал заусениц на большом пальце. Дернул посильнее и повел тоненькую полоску кожи вкруг ногтя. Она отходила легко и ровно, только слегка пощипывало и кровавило. Можно было бы ободрать остальные пальцы, это отвлекало от сожалений о недоиспользованном парне и однообразных, крутящихся, как веретено, мыслей.
- Вонючка, оторви морду от своих лапищ. Ты понял, что тоже идешь за Стену? – рявкнул Кожаный.
Можно было бы его отправить подальше трахать ледяную щель, но чувство юмора Кожаного не было достаточно толстокожим, поэтому посылать его было бы недальновидно. Более правильно где-нибудь его аккуратно придавить и занять теплое местечко мастера над оружием. Но и так не выходило. Во-первых, высот в искусстве крупнокусковой рубки он пока не достиг, а в собутыльники к Тормунду не пробился. Тот был плотно окружен наглыми, вонючими одичалыми. На выполнение планов требовалось время. Что на самом деле нужно ему самому, он тоже до конца не понимал. Он был не уверен, что в голове его прояснится, стоит ему располосовать Сноу. Лучше потратить усилия на кого-нибудь мягкого, послушного, как паренька с чудным именем на Стене. И все-таки он с ним явно поторопился…
Выкинув из головы все эти мысли, и Вонючка изобразил на лице презрительную самоуверенность:
- Понял я. Почему бы не поохотиться на мертвяков и на вольных людишек, которые ими еще не успели стать.
- Это разведка, а не охота, тупица. Сбор до рассвета. Идите, подберите оружие и продрыхнетесь. Услышите на рассвете сигнал - спускайтесь к воротам.
Вонючка встал и поволокся к лестнице, ведущей из чертога трапезной наверх во внутренний двор. Уже темнело. Снега сегодня не было, поэтому двор не успел зарасти белыми пузырями сугробов. Рядом с арсеналом кто-то свалил строительный мусор – каменная труха бесполезных башен. Груда серых, тяжелых обломков притягивала взгляд. Если упасть в нее лицом, оно станет такой же мешаниной, но не твердого и серого, а мягкого и красного. Камень отпечатается в человеке. Камень мертвее.
В арсенале кто-то гремел железом, жаровня справа едва теплилась, в том углу было темно и пусто. Затеянная дозорными вылазка его даже устраивала: возможность пощекотать нервы. Может, удастся отлучиться от отряда и отловить что-нибудь особенное, лучше живое. Вернуться к Сноу он всегда успеет.
Вонючка прошелся в темноте вдоль стеллажа, где было набросано оружие. Меч у него уже был, и вряд ли удастся найти что-то получше в этом ржавом хламе. Просилось что-то другое. Руку гнуло в судороге вокруг невидимой рукояти. Рука помнила лучше него. Он в ожидании посмотрел на ее темный контур и вдруг отчетливо почувствовал, как ложится в ладонь жадным холодным железом тонкая рукоять. Лезвия всплывало отпечатком из памяти. Острое и изогнутое. «Наши клинки остры». Губы изогнули, рот наполнился слюной. Цепко держа эти слова и все это ощущение внутри, он подошел к полке с кинжалами и завел руку под них, под режущие края. Тупая дрянь. Резкое сжатие, и дрянь вошла рывком. Рука дрожала. Вонючка не отпуская лезвия, поднял ее к глазам и следил, как темное теплое пятно ползет к запястью. Втянул подступившую к краю губ слюну. «Наши клинки остры». Тупая фраза. Седьмое пекло, о чем она?
- Ты охренел, парень? – Вонючка крутанулся всем телом на хриплый голос сзади.
- Хочешь вскрыть вены, вали в свою конуру. Лучше ведро прихвати. Чтобы было куда слить свое красное дерьмо.
Вонючка молчал, рассматривая лицо дозорного. Видимо, тот подбросил топлива в почти затухшую жаровню и после подошел. Становилось все светлее, и красные отсветы лизали жирную, волосатую родинку на виске говнюка. Захотелось ее надрезать и всковырнуть поглубже, до студенистого мозга. Задержав дыхание, он сунул кинжал за ремень.
- Надеюсь, у тебя самого ведро найдется, когда я к тебе загляну.
На улице он зачерпнул снег, стирая кровь. В голове опять закрутились точные, взявшиеся из ниоткуда слова… «Наши клинки остры». Зачем собственно? Здесь он мог ими только обрезать заусеницы на пальцах.

URL
2014-01-10 в 14:15 

Лилули
Теон стоял поодаль, и ему казалось, что он у всех на виду. Не отрывая глаз от снежинок, подающих вокруг его ног, он слушал, как стучит сердце. Оно не хотело замедляться, даже когда он глубоко и медленно дышал. Варт ему особого выбора не оставил, а противостоять и спорить Теон разучился. Он выбрался из конюшен очень рано, когда темнота скрывает детали, и ты совершенно один среди призраков и теней. Он с трудом нашел каменную поднимающуюся из кладовых лестницу под навесом, с которого криво нависал снежный бок. Там уже готовили тюки: провизия, инструменты, запас факелов, некоторое количество смолы. Бросив ему под ноги последний мешок, двое дозорных презрительно осмотрели его, один даже сплюнул в его сторону жирной тягучей слюной, и оставили его в одиночестве.
Теон не ожидал, что навьючивать животных придется ему. Он не видел здесь ни переметных сумок, ни вьючных ремней и понятия не имел, как все это вместе укрепляется на седлах. Горловина мешка сверху торчала обрывками ткани, веревка вокруг нее была не затянута. Теон неловко обхватил мешковину руками и подтянул поближе. Не у кого попросить помощи. Отчаяние было безнадежно привычным. Темно, и ты знаешь, что не справишься. «Это совсем не сложно. Я закопал для тебя кость совсем неглубоко, - он говорил тепло, с поощрением и лаской. - Хорошая псина должна быть полезна на охоте. Ты, Вонючка, носишь мой ошейник, спишь с моими девочками. Ты же хочешь быть полезным? Начнем тренировки». Бастардовы мальчики все как один любили эти веселые игры, особенно ту часть, когда надо придумать, как наказать его за бесполезность. Воспоминания были липкие, неотвязные, пропахшие испражнениями и кровью.
- Эй, Грейджой, я вдруг понял, что ты без меня не справишься, - резкий голос Варта наполнил его узнаваемым облегчением с призрачной тяжестью Рамси у него на языке. Теон торопливо сглотнул, убеждаясь в пустоте своего рта. «Если милорд просто вставлял в меня член, значит, все заканчивалось хорошо». Он заметил изучающий взгляд Варта, и его бросило в жар от стыда.

Рассвело и еще больше похолодало. Он снова был один. Рядом стояла лошадь и мулы с поклажей. Украдкой осмотрев собравшихся дозорных, Рамси он не увидел. У створок выхода Стены о чем-то вполголоса переругивались Тормунд, которого ему описал Варт, и пожилой крепко сложенный дозорный с выдающимся носом и лохматыми бровями. Он раздраженно ударял кулаком по дубовым доскам створок, и закрепленный на бедре боевой топор покачивался в такт ударам. Оружие притягивало взгляд. Небольшая голова топора имела необычно удлиненное к низу отточенное до льдистого блеска лезвие, а топорище, сплошь покрытое странным рельефом, было вдвое толще и тяжелее обычного. Такое оружие требовало мастерства, и Теон задумчиво погладил по гладкому изгибу висящего на плече лука. Он получил его в арсенале после того, как с помощью Варта закончил с поклажей, но совершенно не был уверен, что способен попасть стрелой с пяти шагов даже в серо-зеленый ствол страж-дерева. Но чувствовать оружие на плече было приятно.
Он отправится за Стену и еще долго не встретит Рамси, может, никогда его не встретит. Это успокаивало, помогало чувствовать себя человеком. Теон коснулся щекой теплой шеи лошади. «Она почти моя, как и лук». Он ухватился за дугу седла, собираясь забраться в седло, и внезапно услышал рядом, сразу за спиной, недовольное ржание коня. Он обернулся. Мелькнул край плаща, и дозорный уселся на лошадь. Рука Теона соскользнула с седла, безвольно обвисая вдоль ватного тела. Рамси смотрел на него в упор. Его конь сделал шаг назад, и Рамси покачнулся всем телом. Его лицо дернулось.
«Милорд, - Теон скользнул вниз, протягивая дрожащие руки, - я сейчас, сейчас подтяну подпругу»

URL
2014-01-10 в 18:56 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Очень интересно. Именно что в захватывающем смысле - что будет-то. В лесуу. Как говорят про хороших товарищей - я бы с ним в разведку пошел, бггг. :-D
Я нормально откомментировать сейчас не могу, но подписана на обновления и жду продолжения.

2014-01-11 в 22:04 

Лилули
Vinylacetat, спасибо большое
что будет-то. В лесуу.
А что будет...? Как говорил мудрый Иа: "Удивляться не приходиться. Этого следовало ожидать":sadtxt:

URL
2014-01-11 в 22:09 

Vinylacetat
мои люди пойдут в бой за шлюхой
Лилули,
А что будет...?
Рамси, Теон, лес... Ммм, даже не знаю, они могут прочитать друг другу пару сонетов или сложить пасьянс. XD

2014-01-11 в 22:32 

Лилули
прочитать друг другу пару сонетов или сложить пасьянс
Интересно, у кого из них НАСТОЛЬКО богатая фантазия?:pink:

URL
2014-01-12 в 15:49 

lady snark
Спираль сжимается!!! :hlop:

У вас очень хищный и страшный Рамси. :horror: И щас он кажется Вспомнит Всё! :aaa:

2014-01-12 в 17:23 

ron y miel
Спасибо за продолжение, так все интересно читать!!:heart:
Теон на конюшне славный такой)
подождем, что там дальше будет!

   

Лавочка разных разностей

главная