Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных


"Cердце моё открыто всему сущему.
Оно пастбище для газелей и Кааба паломника,
скрижали Торы и стихи Корана.
Я исповедую религию Любви.
Куда бы ни пошли ее караваны,
она будет моей религией и моей верой".


Джалаладдин Руми
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:15 

РОМАН В БДСМ-СТИЛЕ

Sin muedo


Граф Шмен де Фер в Лючию Нимурмур
Влюбился без каких-нибудь оглядок;
Разделало стрелой в сплошной ажур,
Прошибло страстью аж до самых пяток.

Роскошный он букет ей преподнёс:
В обвёртке из листа острейшей стали -
Пук тонких, гибких и стрекучих лоз.
Но "фи" все родичи презрительно сказали.

Колье-ошейник он вручил ей в срок -
Весь в бриллиантах и душист, как дыня, -
Не позабыв шевровый поводок
На мастерской работы карабине.

Но папа с мамой отвернули нос,
Не оценивши жениховой дани:
"Ведь наша дочка - не дворовый пёс,
И больно ранят самоцвета грани!"

Всё ж был упорен наш готичный дом:
Он, нижнюю не отпустив на волю,
Вмиг обручальным пригвоздил кольцом,
Где трискель чёрный на сребряном поле.

И был уже настолько он силён,
Во всех свершеньях - несравненно ловок,
Что свадебное платье сам ей сплёл
Из белоснежных шёлковых верёвок.

Но тётушка сказала: "Не бывать
Малютке нашей в лапах каннибала!"
А дядюшка: "Мне кажется, что рать
Давно по этой ниве проскакала".

Когда погрязли близкие в войне,
Кот-Сфинкс и Нимурмявская невеста
Вмиг смылись, обнаружив на Луне
Нигде не бывшее - незнаемое место,

Где счастливы без дураков и дур
Граф Шмен де Фер с графиней Нимурмур.

19:41 

ФЕНИКС-ЕВРОПА-ВИДЕНИЕ

Sin muedo


Пиратская серьга, сквозь локоны крутые
В себя огня каскады принимая,
Их щедро отдаёт. Певец не клонит выи
Пред слякотью апреля, мразью мая.

Так Принца кавалер в тисках "железнобоких"
Не чаял ни победы, ни расплаты,
По произволу Сил и небреженью Рока
На казнь позорную отдав Стюарта.

Ах, снежный блеск зубов в изысканной бородке!
Для пуритан в нём слишком много яду.
Простор и даль времён наследует не кроткий,
Но шалый сын Гермеса и Гекаты.

Так Танец Смерти пляшут как на нитках
Империй пшик, стереотипов тени,
Привить мораль негодные попытки
И - мёдом пропотевшее варенье.

Прелат лукавый, величавая папесса,
Гермафродит священный - все вы в сборе.
Сгорает небыль, возрождаясь поднебесьем,
И пляшет трикстер в голубом просторе.

19:33 

ОДА ЧЕРНОМУ КОФЕ

Sin muedo

Игривую «Кофейную кантату»
Нам подарил суровый немец Бах,
И, хоть рекламу создавал за плату,
Сработал он за совесть, не за страх.

В крови Бальзака бил фонтан из мокко
Бурливей горных рек, превыше скал:
И хоть с того бедняк погиб до срока -
Комедией творение назвал.

Познал Багрицкий чудное мгновенье:
То кофе сладостный, миндаль сухой,
На белизне чернеют чашек звенья
И мир расчерчен шахматной доской.

Но рушит весь ин-янь незрячий Борхес:
Добавив в кофе пряный кардамон,
Обрёл во взгляде неземную зоркость
И наш Укбар развоплотил во Тлён.

Напиток стойкости - цветёт на круче,
Нектар веселья - душам молодым,
Тому, кто пьёт, он ум даёт могучий
И рой прозрений - кто глотает дым…

11:29 

ВИНТАЖ

Sin muedo



Родственники девочки, появившейся на свет как раз после великой войны, съездили в оккупированную Германию и привезли ей в подарок куклу. Даже двух - одна была назначена другой племяннице, но там что-то не склеилось: выросла, потерялась в магаданских просторах, в общем, мы не о том.
Одна из кукольных барышень была блондинка, другая - тёмная шатенка, обе с целлулоидными головками и туловищем: натуральный человеческий волос был мелкими прядками вставлен в отверстия и завит на папильотках, глаза сделаны на протезной фабрике и ничем не отличались от натуральных, кроме размера. Может быть, это и были настоящие: грудное дитя после войны нередко оказывалось без глаза. Они вращались и закрывались веками при помощи противовеса, прикреплённого к задней части головки: то была гирька с рычагами, до которых добирались, произведя небольшую трепанацию. Ресницы, тоже сугубая натура, целомудренно опускались на щёчки, круглые и стыдливо румяные. По дороге в Россию кто-то успел изрисовать блондинку химическим карандашом: новая хозяйка, несмотря на малолетство, догадалась протереть куклу столовым уксусом, но естественные краски от того исчезли с лица напрочь. Зато проявились поры, до того забитые румянами. Ротик был навечно сложен в загадочную полуулыбку. показывающую два передних зуба. Тельце, наряженное в натуральный шёлк, темно-синий с белыми разводами у шатенки и светло-голубое у блондинки, было совсем детским - грудной младенчик с пищалкой. Правда, оно было из отличного бежевого целлулоида, каждый ноготок и каждая перетяжечка были видны, а ручки и ножки легко поворачивались - к туловищу их притягивала резинка. Пищик на спине издавал вполне грудничковые вопли, в пинетках из кожи было невозможно ходить - такие гладкие и скользкие были подошвы.
- Как ты их назовёшь, Галюша? - спросил родственник.
- Тёмненькую - Марго, светленькую - Рита, - ответила та без запинки.
- Это же одно и то же имя, - удивился он. - Маргарита.
- Какое красивое. Маргаритка - это цветок. Такие бабуся каждый год высаживает в землю под вишнями. Они ведь сестры, правда?
- То есть пускай поделят одно имя пополам? Ну ладно. Твои. Как хочешь, так с ними и обращайся. читать дальше

09:56 

ТРИ КНИЖНЫХ ПСА

Sin muedo

(Подражание Редьярду Киплингу)

Крепких ирландцев трое Айрина скелы блюдут,
Рыжих пара и Чёрный на форзаце воплощены.
В кельтском зверином стиле облики сделаны тут,
Выплелись, переплелись, будто небыли древние сны.

Слово о Чёрном Борзом. Браном прозвали его.
Финна Мак Кумала друг, лучший дар королей.
Волка загонит, для вас не пощадит ничего,
Нежен с детьми; но враг не соберёт и костей!

Он долговяз и нескладен, краток Чёрного век,
Сердце нежнее мускулов - храбрый недолго живёт.
Встал на дыбки - и плотью вырос прямой человек,
Только душа поболе твоей - мигом прянет в полёт.

21:37 

ТРИ СВЯЩЕННЫХ ВЛАГИ

Sin muedo

I. Кровь земли (Эрешкигаль в роли Геи)

Не верю, что будут забыты три вещи:
Терпкий запах распалённой женщины,
Дух застоялого жеребца из королевской конюшни,
Ритм, что выбивают они по застывшей от хлада дороге.

Не думаю, что перестанут влечь три вещи:
Молочный запах новорожденной плоти,
Млечный Путь в опрокинутом навзничь небе,
Тёмное серебро бескрайних просторов Галактики.

Не знаю, чем кончатся для людей три вещи:
Пурпурное величие бесконечных сражений,
Смрадная алая липкость земли под ногами,
Острый серп над багряной осенней Землёю.

Тройная жертва мне от живущих:
Мужчина дарует семя,
Женщина дарит молоко,
Оба проливают кровь без счёта.
читать дальше

19:05 

ДВОЙНОЙ АНКЛАВ

Sin muedo

"Господи, ну что за уродка, - думал отец, развёртывая ноут таким образом, чтобы голография мужчины, плавающая над экраном, во всей красе показалась на той стороне защитного пузыря. Это на случай, если принимающий монитор окажется выключен. - Когтистые птичьи лапы вместо рук, очки вместо изящных корректирующих линз, комки слуховых протезов по обеим сторонам головы, редкие полуседые космы и эта жуткая бугристая кожа в белесых пятнах. Лик льва - или скорее львицы".
Дочь его была заражена, как и почти все женщины на Земле. Особая разновидность вялотекущей лепры, "Белая болезнь", что названа так с лёгкой руки Карела Чапека. Бацилла передаётся через мужчин в результате контактов особого рода, но поражает лишь противоположный пол. Так сказать, гемофилия наоборот. Наследственным заболеванием, однако, в отличие от последней не является и никаким медикаментам не поддаётся в принципе. Женщина до того, как умереть в возрасте, который раньше называли цветущим, успевает зачать от одного до девяти младенцев. Рождённые мальчики по внешней видимости здоровы, девочки уже больны в латентной форме, которая неминуемо даст о себе знать. Но какое-никакое, а продолжение жизни на планете.
- Вот, Машуня, - говорит отец, не поднимая головы и стараясь не видеть то, что находится по другую сторону границы. - Новый претендент на твою руку.
- И свободу, - вставляет она будто бы про себя. Отец невозмутимо продолжает:
- Красив, спортивен, характером покладист. Если не мультимиллионер, то весьма близок к этому. Собственный остров на Средиземном море, девственные леса, разработки поделочного мрамора и кварцитов, уже выправлено разрешение на строительство особняка для тебя, где ты можешь родить и воспитать мне внуков.
читать дальше

17:28 

ОБРАТНАЯ СТОРОНА СТЕНЫ

Sin muedo


Мы избрали то, что у Господа в излишке,

А иным нежелательно: бурю и битву.

Св. Игнаций Лойола

(по кн. Артуро Переса-Реверте "Кожа для барабана")


Узкие, длинные строения ростом в этаж были сложены из тяжёлого красного кирпича, намертво сросшегося с известковым раствором, окна сделаны "под старину": мелкие стёкла, толстый переплёт. Не свинцовый, свинец ядовит - из другого сплава, куда более прочного. Двери бараков - стальные, с цифровым замком.
Потому что это именно бараки, выстроенные ровно, как солдаты на плацу. Три больших и один намного меньше.
Вокруг бараков - стена в два человеческих роста.
Стена состояла из крупных, желтоватых известняковых глыб, привезенных из ближнего карьера, и сама по себе выглядела незатейливо. Вездесущий и неистребимый виноград цеплялся за каверны и шероховатости, раз от разу заплетая стену всё больше. Год от года виноград матерел и перекидывался на ту сторону, как лазутчик. Его обрезали - он рос. Его пытались выкорчевать - рос ещё пуще. Даже при минус тридцати обмерзали только самые вершки, а стволы толщиной в мужское запястье обрастали бугристой корой. В этом изобилии чудилось нечто библейско-иудейское.
Поэтому заложенные на пробой массивные ворота могли сколько им угодно оставаться запертыми - узники детской исправительной колонии наслаждались практически такой же свободой, как раньше на воле.
Ибо школа по сути то же, что тюрьма. Почему бы не переставить местами оба слагаемых?

читать дальше

21:59 

ДЕВЬИ ДЕТИ (легенда островной земли Динан)

Sin muedo




Было три народа на земле: Бет, Лет и Хирья-Хай. Народ Бет жил в изобильных горах, чьи синие ели и золотые сосны достигали неба и цепляли собой облака, среди веселых бурных рек и кристальных озер, в лесах, полных ягод, цветов и птичьих песен. В год великой засухи от скудости трав ослабли его степные соседи; народ же Бет, напротив, усилился, и тесно стало его сердцу в горной броне.
Тогда люди Бет решили спуститься с вершин долу, чтобы покорить всё живое своему мечу и расширить этим свой удел на земле. Они гнали перед собой дикие степные племена, как стадо баранов, избивая противящихся им и не щадя тех, кто униженно молил о пощаде. Но дети, и красивые женщины, и мудрые старики, и мастера, и горделивые храбрецы оставались в живых, пусть и в неволе. Всех пока еще кормили горы: завоеватели везли с собой жареное зерно и муку, сухие ягоды и вяленое мясо, катышки коровьего молока и бурдюки сброженного кобыльего. Да и кони шли с ними, под седлом или в поводу: источник теплой крови и хмельного кумыса, сытного мяса и шкур с густым пахучим мехом. Неприхотливые лошадки не пренебрегали самым скудным кормом, негодным даже для овец, и умели добыть его даже из-под корки льда и мерзлого снега.
Войско и народ всё дальше отходили от своей колыбели, все больше отрывались от истока и всё глубже внедрялись в степь, нагую, безводную и полумертвую. Резали скот - и так и сяк ему пропадать, - выкапывали съедобные корни, собирали поутру росу с остывших камней и кормились от одного котла и победители, и побежденные.
Но все больше и больше людей втягивали в свое непонятное уже для них самих движение люди Бет и все более по привычке отягощали себя добычей, драгоценной для сытых и никчёной для стоящих на пороге голода и жажды. За тугой сверток редкостного шёлка, шкатулку с золотыми монетами или пригоршню блескучих камешков можно было купить целое стадо, но жизнь стоила дороже. И все тяжелей делался путь, и всё больше мертвецов лежало по его закраинам вместе с брошенной цветной рухлядью.
читать дальше

12:08 

Еще один странный сон

Sin muedo

Сны надо учиться запоминать. Жаль я не освоила это занятие во времена Юнга. - до сих пор кажется, что он мой современник.
А если сны стираются - надо фиксировать хотя бы канву.
Мне видится, что я нахожусь в подвале, довольно тесном, но уютном, которые все время навещают мои знакомые. Женечка, которая умерла лет семь назад - веселая, только волосы из черных стали седыми. Мама - она здесь работает в каком-то офисе, вместо математики занимается статистикой. Мне с ними неплохо, но неохота уделять им много времени. Я жду, когда придёт Готлиб и поговорит со мной.
Однажды он буквально мельком заглядывает, улыбается. Готлибу лет тридцать против моих семидесяти и более. Нет, я знаю свои годы, но чувствую себя молодой. У Готлиба не очень большой рост, широкие плечи, русые волосы, поставленные "ёжиком", чуть красноватая, обветренная кожа, характерные усики: короткие и шевелятся, точно у таракана. Прус(с)ак.
Он мне очень симпатичен.
Готлиб, палач, который готовится отрубить мне голову.
Только он и я. Интимность высшей марки.
Отчего-то мама и Женя уговаривают меня поработать с бумагами, пока я жду. Надписать четыре папки с автобиографиями служащих конторы - и я свободна. Заглавия надо придумать самой, они уже у меня в голове. Откладываю пухлую первую папку, но на второй, тощей. возникает фотография: мама, я, подружки и сослуживицы на фоне современного, модернизированного Моссовета (здание меняется на глазах, такое меня давно не удивляет).
- Мы же никогда не бывали наверху, - удивляюсь я.
- Коллаж, конечно, - отвечают мне, - такие фотки лишь в помощью коллажа и делают.
Но когда я наполовину надписываю и эту папку, оказывается. что в месте, куда я должна её отнести, передвинули столы: новый сотрудник убрал папку номер один, а куда - сам не уловил. Ищет среди своего старья, показывает на книжные полки. Вроде как столы передвинули ещё и из-за того, что нужно освободить проход к томам.
Я понимаю, что свидание откладывается на неизвестный срок - и воспринимаю это как трагедию. И просыпаюсь с тяжелой головой, без чувства завершённости.

17:23 

Сплошные антиномии

Sin muedo


Следовало бы сразу сказать "антимонии", то есть сплошное слезливое морализаторство. Но сие не в моей змеиной натуре. Говорю как есть.
Большинство не умеет увидеть за редкими деревьями истинный лес. Это касается общих гендерных моделей и эдинской ментальности. Если мужчина носит тёмные очки на пол-лица и поднимает воротник тренча до самых полей шляпы - тайный агент. Если то же самое делает женщина - ей, бедняжке, знобко на ветру. Тем более что шляп я в принципе не ношу - в пучок вьющихся белокурых волос воткнут высокий испанский гребень, пейнета.
Левая рука заткнута в карман тренча - спрятать сувенирное хевсурское кольцо. Сатитени, ну да. Простые граждане Эдин-Дархана с недавних пор курсируют по всему Великодержавному Рутену с провинциями. Там недавно покончили с социализмом, а теперь увлечённо обзаводятся мелко- и крупнобуржуазными пороками, в числе которых импорт и экспорт туристических услуг.
Жаль, что принятые в дендистской среде прогулочные тросточки вышли из моды. Чтобы оправдать палку фирмы Сold Steel в моей правой руке, приходится изобразить полиомиелит. Или растяжение связок. Высокие острые каблуки не слишком вписываются в образ, но что поделать. Женщины, в отличие от мужчин, - кокетки.
читать дальше

14:30 

НЕБЕСА В ЛОХМОТЬЯХ

Sin muedo


Массовая культура родилась вместе со всеобщим средним образованием. По сути дела, это одно и то же - хотя были и предвестники первой.

Меня заслали сюда учиться из середины двадцать первого века от Рождества Христова. В смысле - изучать средневековую ментальность в рамках программы Университета Альтернативной Истории. До сих пор не понимаю, настоящий, истинный ли вокруг меня мир или игровая модель. "Что такое истина?" - спрашивал Пилат. Но лично меня вопросы абсолюта волнуют всё меньше и меньше. Ибо сын прекрасной мельничихи просвещается в этом до сих пор. Возможно - отбывает каторгу, с какой стороны на это посмотреть.
Я говорю картинками - и не о Пилате. С ним разобрался сам Михаил Афанасьевич. И не о Теодаре. Кто я, чтобы о нём судить?
О себе самом. Полном тёзке великого писателя.
В Клингебурге я всего-навсего работник на подхвате, не обладающий никакими особенными талантами. Раньше Домициата сокрушалась из-за этого, теперь перестала. Что я из других, очень дальних краёв, она приняла легко и быстро; городской собор в духе ранней готики соблазнил не одного пилигрима. Он ещё строится, и подсобным работникам платят неплохие по здешним временам гроши. Иногда снабжают и охапкой хороших дров.
Домициата - моя хозяйка и притом завидная невеста: русые волосы, милое личико, неплохое приданое в виде отцовой кузни да росчисти за городской стеной, где пришлый монах лет семь назад посадил два десятка яблоневых дичков, привитых по всем правилам, и окружил терновой изгородью. Я с Домициатой не живу - это касается не общего крова, но всего, что обычно вытекает из последнего. Не удостоился: по-прежнему на положении "этого парня". С недавних пор терновник разросся.
читать дальше

15:31 

ЧТО МОЖЕТ ПРИДУМАТЬСЯ НОЧЬЮ

Sin muedo

Сон как репетиция смерти.

На кухне я по нечаянности изогнула трубу, по которой газ подаётся к плите, и оттуда, как из воронки, плеснула радужная струя бензина, Пламя тоже было радужным, а запах, знакомый нашей семье по автозаправкам, - трудно выносимым. "Папа!" - кричу я. Он поднимает голову от бумаг - работает в соседней комнате - и вещает: "Ты виновата, что не следуешь инструкции, - ты теперь и разбирайся.Бери тряпку, вытирай лужу".
Интересное дело. При жизни - ну, пока она не сменилась овощеобразным существованием - он вроде как даже меня любил. Ругался бы на меня по-чёрному, но разрулил бы ситуацию. Во всяком случае - для меня самоубийственную. Как там насчет любви к предкам - это программа, данная свыше, или как сподобитесь?
До этого мне привиделось, что я невзначай стёрла из компьютера все мои рабочие записи вместе с авторской страницей (боги знают, что это такое), и доброжелательный программист поучает меня, что восстановить файлы невозможно или слишком, слишком дорого. Выключите компьютер забудьте и начните сначала. Рабочий стол при этом выглядит, как навигация по комнате, и чтобы войти в электронные мозги, нужно найти изображение экрана и щёлкнуть, а потом либо искать, либо вводить по новой. Реинкарнация, типа того.
И такое повторяется на разные лады. Ищи, исправляй, придавай смысл. Я устала жить ради самой жизни - вот что.
Чтобы жизнь стала мне интересна, стало необходимым подключить к ней программу смерти. Раньше хватало самого процесса: вкусно есть, делать интересные покупки, проводить время в шумных компаниях, развлекаться книгами, фильмами и музыкой (не самое худшее, право). Инстинкт самосохранения - самый сильный в мире, говорит наша церковь, надо ему следовать. Любить детей - другой животный инстинкт. Но ведь церковь первая восстаёт против проявления инстинктов в других сферах, считая их животными. Все вплоть до простой человеческой любви - ей, видите ли, подавай гнозис по апостолу Павлу.
Но как же найти смысл жизни, если испытывать её - ну, и не видеть её преходящесть. Всё глубже и дальше. Слова апостолов тут уже ни при чём - надо было не зубрить их раньше, а в нужную минуту принять в качестве откровения.

18:27 

ДО - РЕ - МИ - ФА - СОЛЬ - ЛЯ - СИ,

Sin muedo
СЪЕШЬ - И БОЛЬШЕ НЕ ПРОСИ!

Каждый раз, как я гляжу на открытое пламя, мне вспоминается заржавленная, покрытая облупленной известковой белизной дверца печки-голландки. Когда она чуть притворена - возможно, дед, принеся дырявое ведро с дровами, подкладывает туда полешко или разбивает кочергой головни, - ало-красные язычки танцуют над груДОй, как танцовщицы в прозрачных одеждах, в ритме огня, под мелодию раскатов яро медного храмового колокола, под скрытные удары парчового барабана из классической японской пьесы. Когда дверцу плотно закрывают, чтобы не потерять копящегося тепла, да еще запирают на задвижку эти раскалённые угольные копи, это месторождение живых огненных опалов, скопище отдаленных звёздных искр - тогда этим опалам и звездам остается лишь мерцать сквозь узкие щели или серой золой просыпаться вниз сквозь решетку поддувала... Однажды, когда я еще малолеткой в зачарованном полусне сидела у печи, любуясь на прихотливую огненную игру и слушая нежное пение щепок и скрипок, отцов старший брат принес и подарил мне главный соблазн моих нежных молочных лет - прелестно упакованные шоколадные конфеты. К счастью или наоборот, но в то скудное послевоенное время никому в голову не приходило, что еда - благословенная еда, в любой своей ипостаси редкая еда! - может быть вредной. Мой внутренний....
читать дальше

16:24 

БОГОРАВНОМУ ОСИПУ

Sin muedo


Заблудился ты в небе - что делать?
Где резвится звёздная молодь,
Из перины сочится мокреть,
Под стопою гнездится слякоть,
Снегом пахнет арбузная мякоть,
Амфибрахием кашляет грудь.

О планете ведь некому плакать:
Разве капнет на вишни морось
Или каплет на веки сладость.
С муравьиных небес, показалось,
Остролистом и лавром выстлан
И змеится чешуйчато путь.

Под перчаткой тепла не хватило
Приобъять все земные могилы.

12:18 

ЖНИЦА И КРОВОСОС

Sin muedo

Отправился как-то породистый вовкулак, именем Лестат де Лионкур фон Райсофски, в путь-дорогу ради неотложной своей нужды. И вот дремучий лес пройдя до половины, оказался молодец на широкой поляне. А уж глубокая ночь была. Звёздная, лунная, росяная, комариная... И видит Лестат: стоит посреди болота избушка. Мохом-травою поросшая, гнилью-сыростью поеденная - зато в маленьком окошке огонек горит, молодая пряха у окна сидит. На двух курьих ножках та избушка: с места на место переминаются, тиной сырой болотной чавкают. Третью-то ногу Жеводанский Волк отъел и уже прожевал. Здоровские ноги были, однако.
- Избушка-избушка, - говорит Лестат. - Поворотись-ка ты к лесу задом, ко мне передом.
- Вот еще, - отвечает изба. - Чтобы меня кикиморы да шишиморы и шишиги-мышиги всякие в жопу употребили?
- Да не чинись, бабонька, а не то я тебе сам куры сострою. Навык в том имею немалый.
- Дурень, - отвечает избушка. - А какой стороной я на тебя смотрю, если ты тоже из лесу явился? Что к тебе, пришлецу, интерфэйсом обернуться, что к дубам здешним да елкам - всё едино получается.
Раззявила изба дверной проем, саму дверь настежь распахнула, лестничку языком длинным, дразнючим выставила - иди, коль не боишься, а коли боишься - ну, что так, что эдак пропадешь.
Перелетел Лестат через болото, поднялся на высокий порог, встал - на косяки избяные опирается. Красавец красавцем: кудри блондинистые в сосновых иголках, тренчевый кот от Хьюго Босса габардиновый на подоле притрепался, левый ботинок от Армани, правый в волчьей яме третьего дня как пребывает.
читать дальше

18:56 

ПРИТЧА О СТРАННИКЕ ПО МИРАМ И ЕГО НЕВЕСТЕ

Sin muedo


Один человек каждую весну бросал работу, рвал все связи и отправлялся в одиночку покорять самые высокие вершины мира. И вот однажды ушел он не совсем так, как в прошлые разы: покусился он на самую высокую и таинственную вершину мира в те дни, когда внизу у него появилась девушка, согласная его ждать. Три года уже длился этот союз, и не первый раз он отрывался от ее теплых объятий, но на сей раз твердо обещал, что это последний его поход и что, получив от своих скитаний высшую награду, он вернется к ней навсегда. Думал ли он, в чем смысл и его путешествия, и его обещания? Вряд ли, одно он знал: тянуло его уйти и совершить задуманное так, как никогда до того.
И вот он выступил, несмотря на то, что все предзнаменования были против: и самолетный рейс едва не отменили, и приятель-альпинист отказался сопровождать его к намеченной горе, и звезды падали, как дождь, и снег шел в совершенно неурочное время. Нет, в приметы наш странник не верил, но по ним можно было тогда рассудить, что поступает он вразрез с логикой этого мира и некими тонкими его закономерностями.
Много опасных и тяжких приключений он перенес: терял снаряжение, падал с обрывов, был без памяти и забыл даже свое имя. Но во время одного из помрачений было ему явлено то, что он втайне искал и к чему так упрямо стремился...
читать дальше

12:17 

МОИ КНИГИ

Sin muedo

Эти книги можно заказать и купить в германском издательстве YAM. Цены, правда, такие же нерусские, как издательство...

В романе сконцентрированы и осмыслены приключения моей знаковой героини.

КОСТРЫ СЕНТЕГИРА     

Сборник рассказов и новелл включает самые лучшие мои вещи "компактного жанра".

СТИГМА СВОБОДЫ

12:34 

ПОХИЩЕНИЕ ИЗ САРАЯ (Продолжение "Мамани")

Sin muedo


ПЬЕСА

Романтический фарс из далекого будущего

Действующие лица:


Леночка Волкова, тощий и нечесаный подросток лет 15-16 от силы.
Багира, темный африканец, 25 лет. Строен, длинноног, изыскан.
Сетанта, ирландский борзой волкодав, 10 лет.

Время действия - лето или поздняя весна. Совершенно необязательно, чтобы это был день Петра и Февронии. Намек на жаркое лето 2010 года случаен.

Картина, предстающая взорам после открытия занавеса, представляет собой забор, который перегораживает сцену по всей длине. По левую руку от зрителей - добротный бревенчатый дом, прямо - ворота и калитка, налево - изящный сарай из вагонки типа блокхаус, который по умолчанию оказывается заглавным героем пьесы.
Леночка выходит на крыльцо сарая и выплескивает на траву помои из большого круглого таза. На ней нечто среднее между вечерним платьем-мини и тренировочным костюмом, ноги босы, светлые волосы нечесаны.
Багира (подходит к забору с левой внешней стороны): Простите, супруги Волковы сейчас на даче?
читать дальше

11:42 

О ЦЕННОСТИ ЖИЗНИ

Sin muedo

Если для человека самой большой ценностью на земле является человеческая жизнь, как ныне пропагандируют, - это по умолчанию его собственная, личная жизнь. Вроде эмпатии. Общее рассуждение плавно переносится на себя самого, частное движется в обратную сторону, распространяясь на всё человечество.

Признак цивилизованности.

Только вот, опасаюсь я, подобный человек никогда не отдаст свою жизнь так самоубийственно просто, как отдаёт варвар. Японский самурай, скандинавский викинг.
Для него вскоре не станет ничего более высокого, чем собственное физическое существование. Честь, достоинство, любовная страсть из тех, что способны создать и сокрушить миры... Всё он низведёт до вполне терпимого и безопасного уровня.

Я, разумеется, скептик...

Странник по Временам

главная