23:29 

Итог недельной работы, да.

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Название: На Земле (часть первая трилогии. Сама трилогия названия пока не получила)
Автор: .Marla и Tmina
Бета: Constanze , спасибо, лаф, с меня мармаладка, .Marla
Жанр: Ангст, юмор, романтика.
Персонажи: основной - Эрик/Алан, Уильям/Грелль , Рональд Нокс, Гробовщик
Рейтинг: R
Предупреждения: ООС Уильяма и легкий Грелля, AU (21 век)
Дисклеймер: персонажи принадлежат Яне Тобосо и создателям мюзикла, от всего отказываемся, ничего не извлекаем.
Статус: Завершен.
Размещение: спросить у авторов и размещать смело. желательно с этой шапкой.
От автора: обоснуя ноль, логики ноль, нежная трепетная любовь к шинигами в избытке. Хэв Фан.

примечание: самый первый фик. Изменения: характер Алана прописан до конца, убраны штампы, добавлена сцена драки с демоном, текст слегка изменен, разбито на главы.
примечание 1: автор снова рыдал, поэтому вполне мог пропустить ошибки, не стесняйтесь - тыкайте пальцами.

впечатлиться

@темы: шинигами, фанфикшн, Эрик, Уильям, Гробовщик, Грелль, Алан

URL
Комментарии
2011-06-07 в 23:32 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 2.
Еще одно отвратительное утро. Еще один день в этом беспросветном кошмаре. Меньше всего хочется просыпаться. Алан уже потерял счет дням, наполненным бесконечной болью и унижением. Сначала он думал, что сможет спастись, вырваться из этого убогого
места, которое опротивело ему с первой же минуты. Но выхода не было. Не было даже малейшей возможности для побега. Хамфриз пытался драться, защищаясь до последнего. Но тяжело сражаться, когда тебе противостоит противник в два раз сильнее и тяжелее тебя… И Алан сломался. Как оказывается действенны побои в сочетании с голодом! Нет, он не стал безвольной, безэмоциональной куклой, но внутри него что-то оборвалось, исчезло, казалось, навсегда.
Теперь ему только и остается выполнять приказы. Улыбаться в объектив камеры, сгорая от стыда, зазывая клиентов.
Алан уже начал мечтать о смерти, лишь бы прекратились все эти мучения, но хозяева старательно огораживали его от острых предметов, верхних этажей; у него в комнате даже нет зеркала.
Еще один день, полный бесконечной тьмы, полный стыда, полный ужаса и безысходности: «Как я хочу умереть. Я так устал молиться Богу…»
- Вставай шлюха и поживее! Господин Казуми не будет ждать!
Она уже пришла за ним. Пришла… «Нет! Все, хватит! Пусть убьет меня
сейчас! Я больше не буду ЭТО делать!»
- Я никуда не пойду!
Вместо ответа – хлесткая пощечина.
- Я сказала одеваться!
-Нет, Я НЕ БУДУ ЭТО ДЕЛАТЬ!
Следующий удар заставил юношу отлететь назад. Алан врезался в дверной косяк. Из рассеченной брови заструилась кровь. Толстая Саовапха снова занесла руку. Чисто рефлекторно отшатнувшись от нее, Алан вылетел в «зал ожиданий».
Эрик, замерший около выхода, обернулся, и вовремя: дверь, находящаяся как раз между голубым и розовым диванчиками, распахнулась, и в помещение влетело что-то худое и полураздетое. Шинигами забыл выдохнуть, на него смотрел тот самый хрупкий паренек, у которого был выходной, из-за которого собственно диспетчер Слингби и стоял в дверях этого сомнительного заведения. Парень отвел взгляд, одна его бровь была рассечена и по красивой кошачьей скула стекала тонкая струйка крови.
-Алан! Мерзкая ты шлюха! Я тебе сказала, что у тебя спецзаказ! Хватит отлынивать! – из двери между диванчиками вышло напомаженное нечто женского пола. Эрик поморщился: огромная во всех смыслах, густо накрашенная женщина с сигаретой в зубах вызывала острый приступ тошноты, но к тошноте он успел привыкнуть за время нахождения в этом месте. Женщина обратила свой взор на шинигами:
- О, клиент! Ты меня позоришь, мелкий тощий идиот!
Алан поежился и постарался слиться с интерьером. Женщина занесла руку, чтобы влепить испуганному дрожащему юноше пощечину, но Эрик уже отошел от шока и схватил необъятную бабищу за запястье.
-Слушай ты, ошибка природы! Еще раз до него дотронешься, и я лично вырву тебе руки и пришью к твоим же ушам!
Алан замер. Он отказывался верить в то, что эти слова прозвучали на самом деле. Кто-то его защищает! «Наверное, я до сих пор еще сплю».
Три удивленных взгляда сошлись на фигуре Слингби. Женщина от выронила сигарету; существо неопределенного пола в латексе чуть ну упало в фонтанчик; а Алан… Алан смотрел на шинигами, открыв рот и хлопая ресницами. Эрик осознал, что именно он только что сказал и сделал, шинигами разжал пальцы и отпустил запястье женщины. Та уже пришла в себя от шока, уперла массивные руки в бока и начала прожигать в Эрике дыру злобным взглядом:
-А ты вообще кто такой? Его мама? Я отказываю в обслуживании! Пошел вон! – она ткнула пальцем в сторону выхода, - И чтобы я тебя больше не видела! Нашелся защитник! – женщина перевела взгляд на Алана, - А ты чего тут встал? А ну-ка быстро пошел, натянул корсет, и бегом обслуживать господина Казуми! И только попробуй напортачить! Я с тебя шкуру сдеру и сошью себе сумку!
Разум Эрика затуманила ярость, абсолютная неконтролируемая ярость. Эта пародия на женщину смеет угрожать его личному чуду, ради которого он притащился на Землю! Эрик Слингби в ярости – это хуже любого стихийного бедствия: логика у шинигами отключалась, действия становились автоматическими. Особо не раздумывая, Слингби сделал шаг вперед, схватил Алана за руку и потащил его к выходу. За его спиной раздался визгливый голос огромной бабищи.
-Да что ты себе позволяешь! Куда ты повел мою лучшую шлюху? А? Я кому говорю?
Эрик обернулся, его рот исказила злобная ухмылка. Нет, шинигами никогда не бил женщин, даже если они были в три раза больше его самого, но просто уйти ему не позволяли гордость и злость. Слингби свободной рукой схватил стул, стоящий у стены рядом с выходом, и со всей силы швырнул его в фонтанчик. Два писающих мальчика с грохотом рухнули. Победно улыбнувшись, он развернулся и открыл дверь, ошалевший Алан покорно шел следом, не соображая, что он вообще делает.
Алан послушно плелся за шинигами. Он все еще не мог поверить, что все это происходит на самом деле. Никто и никогда не пытался помочь ему, особенно таким странным способом.
Злость туманила разум Эрика еще минут 10, за это время он умудрился прошагать до конца грязной улочки, таща за руку Алана, который все еще находился в полукоматозном состоянии. Улочка закончилась тупиком с живописно разрисованной каменной стеной. Эрик выругался сквозь зубы и повернулся к своему новому знакомому. В голове у него сразу прояснилось: шинигами смотрел на тщедушного паренька, из одежды на нем были исключительно идиотские шорты синего цвета и красные кеды, на правой половине лица красовалась подсохшая струйка крови, а глаза… взгляд у Алана был точно как у загнанного в ловушку зверя, котенка, загнанного в ловушку котенка! Эрик опять выругался, снова котята! Алан, вздрогнул от звука голоса шинигами и сделал шаг назад, подумал: «Ну, все сейчас он скажет, что погорячился и отведет меня обратно». Потом посмотрел по сторонам, прислонился спиной к ближайшей стене и опустил голову. Эрик провел рукой по своим волосам, пытаясь сообразить, что же делать дальше. Он проклял свою импульсивность и подошел к Алану ближе.
-Так, – шинигами снова провел рукой по волосам, - Сначала тебя нужно одеть, до отеля мы не дойдем, пока ты в таком виде, полгорода сбежится посмотреть, включая полицию и…
«Что? Отель? Мы? Кажется, я переработал или это какой-то глупый розыгрыш или еще хуже сумасшедший клиент». Ущипнув себя и осознав, что это реальность, Алан начал рассматривать свои кеды, соображая, что же ему ответить этому странному человеку.
-Ты меня вообще слышишь? – Эрик помахал рукой перед носом паренька.
«Конечно, слышу, я же не глухой. Но для чего, для чего я ему,
если это не розыгрыш». Хамфриз собрался с силами, глубоко вдохнул и прошелестел:
-Зачем я тебе?
Эрик поднял бровь: юноша выдохнул эти слова так тихо, что ничего полезного Слингби разобрать не смог:
-Эй, ты постарайся говорить громче. И посмотри уже на меня, ничего с твоими кедами не случиться!
Алан медленно поднял голову и посмотрел на Эрика испуганным взглядом. Шинигами замер: таких красивых глаз он не видел, и когда был живым, и после смерти. Слингби мысленно влепил себе подзатыльник и постарался сосредоточиться, Алан снова глубоко вдохнул:
-Я… Вы…Кто…Зачем…Я…? – на этом силы Алана закончились, и он снова уставился на свою обувь.
Эрик вздохнул. Он сам понятия не имел, зачем схватил парня и потащил его за собой, не знал он и что теперь с этим парнем делать, единственное, что было ясно так это то, что возвращать Алана обратно в лапы той кошмарной бабы нельзя ни в коем случае. Шинигами откашлялся:
-Слушай, я честно понятия не имею, что я сделал и зачем. Только мне это кажется правильным, и обратно ты не вернешься, - Алан поднял голову и посмотрел на Эрика взглядом полным недоумения, - Да, я знаю, что я импульсивный асоциальный элемент, страдающий неконтролируемыми вспышками гнева, но я ничего плохого тебе не сделаю. А сейчас мы пойдем в ближайший магазин одежды и прикроем… в общем оденем тебя. Ладно? Можешь просто кивнуть.
Пока шинигами договаривал фразу, Алан осознал, что он стоит практически голый, если не считать идиотских шорт, заменявших ему пижаму: «Какой ужас! Меня вытащили из ада, а я стою перед спасителем практически голый!»
Алан слегка покраснел, сложил руки на груди и кивнул. Эрик с облегчением выдохнул: паренек хотя бы не пытается убежать и не начал истерить, хотя явно к этому близок.
-Ну, давай, отлепляйся от стены, и пошли. Я в этом месте первый и, надеюсь, последний раз в своей жи… первый раз в общем. Показывай, где тут что.
Алан послушно отошел от стены и сделал пару шагов. Несмелые шаги вместе со скрещенными в попытке прикрыться руками вызвали у Эрика улыбку. Алан действительно напоминал котенка, маленького пушистого котенка, который только что научился переставлять лапки по земле. Кажется, мысль об этих животных больше не вызывала раздражения, Эрик двинулся следом за парнем.
-Как…как…как Вас зовут?
Шинигами посмотрел на Алана, надо же быть таким ослом, Смерти ради, он забыл сказать свое имя:
-Эрик. Эрик Слингби. Извини, как-то из головы вылетело, что я забыл представиться, - Эрик виновато улыбнулся.
-Н-н-н-ничего страшного… Я Алан. Алан Хамфриз… Вот…
«Эрик. Какое хорошее имя - Эрик. Оно мне нравиться. Кажется, я прихожу в себя». День, начавшийся в кромешной тьме, начал расцветать лучами света.
Алан снова опустил голову. Слингби поднял брови, каким образом эту стеснительное, жутко робкое создание оказалось в борделе, он не понимал. Они продолжили свой путь по улице…

URL
2011-06-07 в 23:33 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
И тут откуда-то с ближайшей крыши раздался визг бензопилы и громкая ругань. Эти звуки Эрик узнал бы везде. Шинигами схватил Алана за руку и притянул к себе. И вовремя - сверху свалилась бензопила, красиво воткнувшись в асфальт, следом за ней с крыши рухнул красный вихрь, отчаянно ругаясь, он подлетел к пиле и потянул ее за ручку, пытаясь выдернуть из земли. Эрик замер, стараясь сделать вид, что он куст и его вообще нет, а Алан в который раз вошел в состояние перманентного шока и вцепился в руку шинигами мертвой хваткой. Сатклифф, наконец, выдернул пилу из асфальта и развернулся лицом к своему коллеге. Куст Эрик изображал не очень успешно. Грелль обнажил острые зубки в жутковатой улыбке:
-Эриииичка! Солнышко! Ты пришел за мной?
Алан, в ужасе цепляясь за Слингби, смотрел на красное безобразие: «Что? Оно знает Эрика?»
Слингби выругался: только Сатклиффа ему для полного счастья не хватает. Грелль тем временем погладил лезвие пилы и продолжил.
-Представляешь, я забирал последнюю душу и тут демон! Нет, не мой красавец Себби, не-нет, какой-то дурнопахнущий уродец! Схватил мою душу и смылся! Я за ним полмира уже пробежал! Деееес! Но я, как истинная леди, был вежлив и покромсал его на лоскуты с непередаваемым изяществом! Показать тебе останки этой мерзости?
«Что это? Демон? Душа? Себби?». Так много всего на хрупкие плечи Алана еще не сваливалось. При упоминании останков и кромсания на лоскуты, психика несчастного полураздетого Хамфриза сдалась: парень что-то прошептал и рухнул в спасительный обморок. Эрик успел подхватить его за талию и прижать к себе. Злобно зыркнув на Сатклиффа, шинигами поднял бесчувственное тело Алана на руки. Парень оказался на удивление легким. Рассеянно подумав, что его нужно покормить, Слингби продолжил сверлить красного шинигами злобным взглядом:
-Слушай ты, недоразумение недоделанное, ты не видишь, что я не один? Ты, твою мать, хоть иногда пользуешься своим мозгом? Или он окончательно зарос красными патлами?
Грелль с интересом рассматривал полуголого парнишку, не обращая внимания на поток ругательств в свой адрес - к гневным тирадам он уже давно привык. Эрик, так осторожно прижимающий к себе какого-то смертного, это было интересно. Весьма:
-Эричка, а это что? Ты завел себе питомца? Какой кавааааайный! Можно я его поглажу?
Эрик поморщился и прижал к себе Алана. Ему жутко хотелось оттаскать Сатклиффа за волосы и приложить головой об стену, но это не представлялось возможным. Слингби посмотрел на красное неадекватное существо... Красное. Пальто! И от Грелля может быть польза. Шинигами ухмыльнулся. От этой ухмылочки у Грелля по спине пробежало стадо мурашек - Эрика он все же побаивался.
-Греллечка, снимай пальто, - Эрик сделал шаг вперед.
Грелль испугался уже совершенно: Слингби первый раз за все время, что они знают друг друга, назвал его по имени так фамильярно, ничего хорошего это не предвещало. Великая Актриса сделала шаг назад и попыталась отшутиться:
-Эээрик! Я, конечно, привлекательная леди, но раздеваться посреди улицы! Дес! Может, выберем более уединенное место?
-Сатклифф, я не жажду видеть твое обнаженное тело, - мысль о раздетом Грелле немедленно вызвала у Эрика острый приступ тошноты, - Мне нужно твое пальто! Желательно быстро!
-Эрик! Ты с ума сошел! Это единственный экземпляр! Я его уже столько веков ношу! Мой любимый цвет…
-А также твой любимый размер и так далее. Слушай сюда, выдра красноволосая, или ты сейчас же снимешь пальто и отдашь мне, или твой «Уилли» узнает о твоей любви к таиландским борделям.
Грелль открыл рот и тут же захлопнул, на его мордашке отразилась сложная гамма эмоций: пальто отдавать не хотелось, но спать на коврике, получив секатором по всем частям тела, не хотелось еще больше. Сатклифф вздохнул, воткнул извлеченную из асфальта пилу в стену ближайшего дома, стянул пальто и осторожно протянул красную тряпочку Эрику:
-Пожалуйста, Эричка, будь с ним поаккуратнее!
Слингби посмотрел на Грелля. Тот чуть не плакал, нижняя губа тряслась, в глазах читалась вселенская скорбь, Эрик вздохнул.
-Сатклифф, я верну тебе пальто в целости, мне просто нужно прикрыть…эм…его и дотащить до отеля, и помоги мне натянуть на него это красное безобразие!
Вдвоем им удалось облачить отключенного Алана в любимый предмет гардероба Сатклиффа. Грелль всхлипнул, поправив пальто на юноше:
-Я за ним приду! За пальто, а не за твоим зверенышем! – Грелль поднял глаза и посмотрел на Эрика, - Кстати, зайка, а что это ты делаешь посреди квартала Красных фонарей с полуголым мальчиком, а?
Эрик сжал зубы - вот и сочувствуй после этого Сатклиффу.
-Я не обязан ничего тебе объяснять! Исчезни! Пальто я верну. И еще, если ты хоть кому-нибудь скажешь, что видел меня, я тебя обрею налысо твоей же косой, ясно?
Грелль схватился за голову, защищая свои волосы, и отскочил от Эрика. Выдернув из стены пилу, он протараторил:
-Никому-ничего-никогда! Даже Уилли! Даже Уилли в постели ничего не скажу! Только не трогай волосы! И, кстати, ближайший отель на соседней улице. Дес, Эричка, не испогань мое пальто!
Красноволосый вихрь унесся обратно на крышу. Эрик посмотрел ему вслед и облегченно выдохнул, перехватив тело Алана поудобнее, он пошел искать отель. Через полчаса плутания по узким улицам шинигами, наконец, дошел до нужного здания. После короткого разговора с портье, на который у Слингби ушли последние силы, Эрик донес Алана до нужного этажа. Опустив свою ношу на двуспальную кровать в номере, он рухнул в кресло, стоявшее у окна, и потер виски. Это был самый странный день за все его посмертие. И, пожалуй, самый длинный. Протянув руку, Эрик достал из мини-бара крошечную бутылку виски, Алан, похоже, не собирался приходить в себя или просто решил выспаться. «Ну и ладно, так даже лучше, я все равно понятия не имею, что ему сказать. Черт, ну зачем мне это все понадобилось?». К сожалению, его любимый собеседник – кактус – остался в родном кабинете, поговорить было не с кем. Эрик вздохнул и отпил янтарную жидкость, поморщившись, он погрузился в свои довольно сумбурные мысли и не заметил, как умудрился задремать.

URL
2011-06-07 в 23:33 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 3.
Мысли постепенно начали возвращаться к Алану: «Сколько же я спал? И этот странный сон с моим лохматым спасителем, с бензопилой и каким-то ярко-красным сумасшедшим. Сколько времени? Боже, если я проспал! Саовапха точно меня убьет, тем более что сегодня спецзаказ. Что за запах?Растворитель и… женские духи? Стоп! Похоже, все случилось действительно, а не во сне. И я лежу на кровати в красном пальто…». Алан резко сел и зажал рот ладошкой, чтобы не завопить. Не только у Эрика был странный день, для хрупкого Хамфриза это было слишком: столько событий, лиц, красноволосый монстр, бензопилы, демоны, кромсание на лоскуты, сломанный фонтан… «Мне казалось, этот мужчина в майке пришел спасти меня… Но теперь я в этом не уверен. А если это банда маньяков-сектантов, которым нужны человеческие жертвы? Надо срочно бежать отсюда! Ой, мой спаситель здесь!». Юноша вздрогнул, заметив, наконец, спящего в кресле Эрика. Этот странный человек, он не дал хозяйке борделя в очередной раз побить худого юношу, зачем-то забрал его с собой... Алан тихонько поднялся с кровати, стараясь не дышать, подошел к Эрику поближе. Очки, косички - семь штук, взъерошенные волосы и красивое лицо. Хамфриз разглядывал шинигами со смесью нежности, благодарности и стыда за свои идиотские мысли. В его груди быстро забилось сердце. Эрик спал. Длинная прядь закрывала его глаза. Нестерпимо захотелось убрать ее, чтобы внимательнее рассмотреть лицо. В дверь требовательно постучали. «Черт, как не вовремя!». Эрик вздрогнул, открыл глаза, сонно посмотрел на Алана. Паренек непроизвольно отдернул руку и с ужасом представил, что от Эрика не укрылся этот жест.
-Очухался? Молодец! Какой-то ты нервный, нельзя так… - стук в дверь повторился, - Кого принесло еще!?
Алана накрыло волной паники: «Он заметил, заметил! Сейчас он решит, что я… я… обычная проститутка!». Он метнулся обратно к кровати, Эрик поднялся с кресла и пошел к двери, за ней оказался… Рональд Нокс, стажер Грелля Сатклиффа, главный бабник Третьего департамента и личная Эрикова заноза в заднице.
- Эрик! А ты тут откуда?
Слингби вздохнул:
- Нокс, какого дьявола ты тут забыл?
Алан внимательно слушал: «Ага, Эрик его знает… Нокс, интересно это его имя?».
- Меня Грелль отправил забирать его пальто, сказал, что оставил его в этом отеле. А это кто? – Рональд сунул свой любопытный нос в дверь и начал с интересом рассматривать Алана, на котором все еще красовалось красное пальто, - О, так вот на ком, Грелль забыл свою драгоценную красную тряпку! Ну, а я думал, что Спирс отучил его шляться по мальчикам!
Алан задохнулся от возмущения: «Да как он смеет ТАК обо мне говорить! Да, черт побери, да, я - шлюха! Но никто не смеет говорить обо мне в таком тоне».
Эрик влепил Рону подзатыльник и, схватив за галстук, втянул в номер.
- Скажешь хотя бы еще слово о Сатклиффе и его пристрастиях, я тебе лицо исправлю так, что все твои девочки из бухгалтерии будут бегать от тебя с воплями ужаса! Ясно, блондинка?
«Эрик… Эрик! Ты меня защищаешь… я не могу в это поверить…». В этот момент у Алана сдали нервы. Все эмоции, которые копились годами, требовали выхода. В первый раз за всю жизнь кто-то его защитил. Алан пытался сдержать слезы, но тщетно: они все текли и текли по впалым щекам парня. Он рухнул на подушки и зарыдал, у парня началась самая настоящая истерика.
Хамфриз плакал впервые за долгие месяцы. В груди было тесно от нахлынувших обид и воспоминаний. Но было еще одно совершенное новое для него чувство. Чувство безграничной благодарности к Эрику.
Оба шинигами вздрогнули и повернулись к источнику шума, глаза Нокса расширились.
-Эй, прекрати мочить пальто! Грелль из меня всю душу вытрясет и раскрасит красными сердечками, если там хоть одно пятно будет… Ай!
Рональд получил еще один подзатыльник, Эрик смерил его злобным взглядом, быстро подошел к мини-бару, достал еще одну бутылку с виски и шагнул к кровати, он осторожно провел рукой по волосам рыдающего Алана.
-Ну, малыш, не надо так…эм… успокойся, все хорошо, никто тебя не обидит, ну прекрати реветь! – в обычной ситуации Эрик бы унял рыдания пощечиной, но на Хамфриза это правило никоим образом не распространялось. Что делать с юношей, бьющимся в истерике, он понятия не имел. Продолжая гладить его по голове, шинигами зубами отвинтил крышку с бутылки и ополовинил ее одним глотком.
От этих слов Алану стало еще хуже. Он понял, что Эрик жалеет его, что он не противен этому странному лохматому мужчине. «Да я сам себе кажусь отвратительным!», Алан зарыдал еще сильнее. Воспоминания о годах унижений накатывали волнами, и Хамфриз плакал. Плакал, не в силах успокоится. Он бормотал что-то о борделе, Эрике, демонах, красных пилах и конце света. Слингби снова отпил виски. Ноксу надоело смотреть, как пальто его начальника покрывается солеными пятнами. Он прошествовал в ванную, вернувшись со стаканом ледяной воды, шинигами аккуратно, чтобы не задеть драгоценный красный предмет гардероба, вылил воду Алану на голову. Эрик подавился алкоголем, быстро схватил Рональда за галстук и прижал к стене:
-Ты что творишь, швабра белобрысая! Да я тебя сейчас…
-Ну, он же успокоился!
Почувствовав холодные капли на щеках и шее, Алан начал приходить в себя. Но тело еще дрожало, не оправившись от потрясения. Он поднял голову, пытаясь понять, откуда взялась жидкость: «Этот чертов Нокс! Нет, я буду больше не стану ронять свое достоинство при ТАКИХ!». Хамфриз попытался успокоиться, но это давалось тяжело. Продолжая всхлипывать, он стянул с себя пальто и швырнул его на стул. Руки Хамфриза предательски дрожали, всхлипы стали чаще – продолжение истерики было не за горами. Эрик отпустил галстук Нокса, схватил из мини-бара очередную бутылочку с алкоголем, подойдя к Алану, шинигами просто схватил его за подбородок и поднес к губам бутылку.
-Пей! Валерьянки у меня нет! Зато есть это, тоже сойдет за успокоительное! Да, пей же, не отравлю я тебя!
Обжигающая жидкость полилась Алану в горло. Он никогда не пил ничего крепче чая, так что смог справиться только с парой глотков, затем парень закашлялся, ему элементарно не хватило воздуха. Пытаясь вздохнуть, чтобы унять горящее горло, Хамфриз закашлялся и чуть не рухнул на пол. Эрик вовремя успел подхватить его, обняв за талию
Нокс с интересом рассматривал происходящее в номере. Эрик Слингби - суровый, наглый, злобный и довольно грубый,- стоит посреди комнаты и обнимает какого-то смертного, причем обнимает очень аккуратно. Чего только не увидишь в экзотических странах!
- Эм… Эрик, а этот мальчик, он вообще кто? - Нокс вызывал у висящего на руках шинигами Алана все больше неприязни.
Ответом был взгляд полный ярости. Рональд метнулся к креслу, схватил пальто и благоразумно удалился, решив, что это все его не касается. Его касается сохранность красной тряпочки и вечернее свидание с Матильдой, на этом все, и никогда он ни с кем не будет обсуждать увиденное - получить от Эрика по шее ему не улыбалось.

URL
2011-06-07 в 23:34 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Слингби остался с успевшим покраснеть Аланом наедине, он отпустил талию парня и уселся в кресло, задумчиво выпил виски, посмотрел на Хамфриза и усмехнулся.
- Идиотский был день.
«Да уж», - Алан нашел в себе силы улыбнуться. Для кого идиотский, а для кого лучше дня еще не было в жизни. Шинигами вздрогнул. Хамфриз подумал, что он кажется своему спасителю жутко нелепым в этих идиотских шортах и с зареванным опухшим лицом.
Слингби вздрогнул: улыбка так шла этому хрупкому, почти прозрачному существу, на щеках у него появились ямочки.
-Алан, выпей еще и сядь. Мне нужно…эм… мне нужно собраться с мыслями и кое-что тебе объяснить.
Парень послушно забрал у Эрика бутылочку, уселся на кровать и сделал маленький глоток, поморщился, чем вызвал у шинигами улыбку.
-Так, Алан, во-первых… ну во-первых, извини, что я тебя напугал…
«Напугал, да как ты можешь меня напугать? Ты спас меня».
- Во-вторых, я не маньяк, не извращенец и не увел тебя с целью…эм… поиздеваться…
«Да я и сам уже это понял».
-В-третьих, я не человек, так, выпей еще, молодец, то есть я был человеком, но умер…
«Что!?».
-Алан, не падай в обморок! Держись, я второй раз это все говорить не собираюсь! Молодец, выпей, да. Я – Бог Смерти, шинигами, и то красноволосое тоже, и блондинка Нокс. Алан, ты всегда такой бледный или для меня стараешься?
Следующий час прошел для Хамфриза в тумане. Он силился осмыслить всю информацию, которую выдавал Эрик. Все это - боги, косы, департамент… Было очень запутанно и непонятно. Рассказчик из Слингби был тот еще. Только одна мысль четко засела в голове хрупкого юноши: Эрик ради него пришел на Землю. Нежности и благодарность захлестнули Алана с головой. Ему так захотелось сказать Эрику о своих чувствах.
Шинигами поднялся с кресла, подошел к Алану, осторожно забрал у него пустую бутылочку из-под мартини и сел рядом с ним на кровать.
-Ну, ты как?
Алан поднял на него все еще красные после истерики глаза: «Как я? Счастливее всех на свете!». Алан был счастлив, это чувство заполняло собой все его тело. Ему казалось, что в его груди поселился маленький пушистый зверь. Хамфриз открыл рот, собираясь сказать Эрику, как он благодарен, как он рад, что встретил его… всхлипнул и уткнулся шинигами в плечо. Его снова сотрясали рыдания. Эрик закатил глаза, осторожно усадил Алана себе на колени, обнял и погладил по голове.
-Да что ж ты такой припадочный! Мы так потонем! Ну, хватит, котенок, прекрати! Я… да я не умею справляться с такими водопадами!
Алан прижался к шинигами, он продолжал плакать, бормотал слова благодарности, цепляясь тонкими руками за плечи Эрика,
«Котенок, котенок?». Невиданный пушистый зверь в груди Хамфриза довольно заурчал. Ему явно нравилось слово «котенок», которое Эрик произносил с такой нежностью.
Очутившись в этом заботливых руках Эрика, юноша постепенно начал приходить в себя. Нервное напряжение начало спадать, и он забылся счастливым сном. В его снах был Эрик с лохматой головой и семью косичками, цветущий сад и терпкий запах виски.
Какое-то время Слингби все еще гладил Хамфриза по голове и пытался сообразить, как уговорить Уильяма на выдачу аванса - нужно было как-то устроить паренька на Земле, желательно в Лондоне. Все же Третий департамент занимался выкосом душ в Англии. Эрик вздохнул и опустил взгляд на Алана. Тот спокойно спал, прижавшись щекой к мокрой майке шинигами, мокрой от его собственных слез. Трогательный, тонкий мальчик с острыми скулами, даже покрасневшие глаза и нос его не портили. Эрик осторожно дотронулся губами до лба парня и уложил его на кровать. Накрыв одеялом свое чудо, шинигами улыбнулся: Алан свернулся под одеялом в компактный комочек, продолжая сопеть. Эта картина вызвала у сурового диспетчера приступ неконтролируемой нежности и яростное желание оторвать голову каждому, кто посмел обидеть это восхитительное, стеснительное существо. Он провел рукой по волосам парня и пошел к выходу - нужно было решать кучу новопоступивших проблем, а в одиночку заниматься этим утомительным делом не хотелось. К тому же Грелль и Нокс уже знали об Алане, а чего не знали, то благополучно додумали. Фантазия и у Главной Актрисы департамента и у Рональда была запредельной. Эрик вышел из номера, тихонько закрыл за собой дверь и переместился в родной департамент.
Оказавшись в своем кабинете, Слингби улыбнулся кактусу:
- Мне тебя не хватало, хорошо, что дождался,- кактус тоскливо молчал: вернулся хозяин, значит, тишины больше ему не светит.
Эрик вышел в коридор, и его чуть не снесло звуковой волной. По всему департаменту раздавался визг Сатклиффа, многократно усиленный хорошей акустикой пустых коридоров. Слингби вздохнул и пошел искать источник звука. Открыв дверь кабинета, в котором, коротали рабочее время Грелль и его стажер, он застал потрясающую картину: посреди комнаты на столе стоял Сатклифф, успевший натянуть свое пальто, в его руках ревела бензопила; под столом сидел Нокс, зажимая уши двумя папками с отчетами. Эрик сомневался, что это хоть как-то заглушало вопли Грелля. Около окна стоял Уильям Ти Спирс. Слингби удивленно поднял брови: такой растерянности на лице начальника он не видел никогда, да он вообще никогда не видел на лице Ледяного Спирса хоть какой-то намек на эмоции. Эрик откашлялся:
-Стоило мне уйти в отпуск, как вы превратили департамент в гастролирующий цирк!
Грелль вздрогнул и выронил пилу, которая с ревом воткнулась в пол и затихла. Красный шинигами развернулся и посмотрел на вошедшего:
-Эричка! Этот… этот…этот…, - он ткнул пальцем в сторону Уильяма, который уже натянул на лицо привычную безэмоциональную маску, - Он забыл о нашей годовщине! Ты неблагодарный, бессовестный…,- эти слова были обращены уже к Уиллу, в его же сторону полетела красная туфля на шпильке, сдернутая Сатклиффом с собственной ноги. Спирс увернулся от красного снаряда и поправил очки:
- Вот ведь! Диспетчер! Слезьте со стола и прекратите истерику! Иначе…
-Иначе, что? Отправишь меня разбирать архивы! Давай! Я тебя вообще видеть не хочу! Я для тебя все, а ты, ты…, - Грелль разрыдался, спрыгнул со стола и пошел к двери, хромая в одной туфле, - Ненавижу тебя! Всех вас ненавижу! Никто меня не ценит!
Дверь за красноволосым захлопнулась; ошалевший Нокс выполз из-под стола и затравленно посмотрел на Эрика:
-А отыгрываться он будет на мне! Пойду, к демонам, в бухгалтерию! Там хотя бы никто мне не пытается волосы в красный выкрасить!
Теперь дверь захлопнулась уже за Рональдом. Слингби посмотрел на своего начальника, тот сунул руку во внутренний карман пиджака, достал фляжку и сделал несколько больших глотков. Эрик уже устал удивляться, ему хотелось вернуться к своему котенку и хорошенько выспаться, желательно прижимая Алана к себе.
-Шеф, я, конечно, все понимаю, и никаких вопросов у меня вообще нет… Но даже мне ни разу не удалось довести Сатклиффа до такого состояния.
Уголок рта Спирса дрогнул, в его исполнении это означало улыбку:
-Знаете, Слингби, любовь это вообще тяжело.
Эрик вздохнул:
- Знаю, можно вашу фляжку?
Через полчаса два шинигами сидели на подоконнике уже совершенно расслабленные: Уильям выслушал историю об Алане и пообещал помочь с устройством парня на Земле; Эрик в свою очередь выслушал историю о тяжелой жизни с Греллем и пообещал помирить неугомонную парочку.
Эрик вернул начальству пустую фляжку и слез с подоконника:
-Я это… пойду. У меня отпуск все же, странный такой отпуск, да.
-Идите, Слингби, идите. Я поговорю с Гробовщиком, устроим мы вашего, кхм, котенка. Я пришлю Нокса, как только все выясню.
Эрик посмотрел на Спирса:
-О, ну, спасибо, да. И, шеф, я тут вспомнил - недели две назад, Сатклифф и я забирали души из одного ювелирного, так он там всю витрину обслюнявил. Такое было там кошмарное кольцо с красным камнем, дорогое, да… Ну в общем, вы это… купите его своей истеричке, он тогда надолго заткнется и все простит. Это ж Сатклифф.
Уилльям поправил очки и кивнул:
-Спасибо, диспетчер.
Эрик пошел к выходу, обернувшись, посмотрел на Спирса, тот увлеченно созерцал ночное небо над департаментом. Все же сегодня шинигами узнал много нового о своем начальстве, да и Грелль уже не казался таким омерзительным.
-Уильям, адрес ювелирного в одном из моих отчетов за месяц, просмотрите там, да. И… хорошей ночи.
Спирс только хмыкнул и продолжил созерцать небо.

URL
2011-06-07 в 23:34 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 4.
Как приятно просыпаться нет от ужасного крика «мамочки». Счастливо вздохнув и «по-кошачьи» потянувшись, Алан огляделся. Потрясения прошедшего дня растаяли вместе со сном и о себе напомнил жуткий голод. Интересно в мини-баре предусмотрено что-нибудь съестное, виски и мартини? Встав с кровати, Хамфриз подошел к шкафчику. Взяв первую попавшуюся упаковку, юноша внимательно осмотрел этикетку. Продукт вполне годился в употребление. Надорвав упаковку, Алан откусил кусочек. Какой необычный вкус! Сладкий и одновременно с ноткой горечи! Он никогда не ел ничего вкуснее. Набрав шоколада побольше, парень обернулся и заметил телевизор. Хамфриз вздрогнул: экран телевизора вызывал у него отвращение, потому что ассоциировался с унизительной работой перед камерой в качестве рекламного образца борделя. Брезгливо дотронувшись до пульта, он нажал на кнопку. Экран засветился, и из него зазвучала веселая мелодия. Приблизившись к телевизору, он заворожено следил, как кот пытается догнать находчивого мышонка. Порой у него получалось, но в самый критический момент Джерри (так звали мышонка) избегал расплаты. Алан потерял счет времени. Он ел шоколад, смотрел смешные и нелепые мультики. Худому юноше с острыми скулами было невообразимо хорошо, последний раз он чувствовал себя таким свободным и счастливым, когда в далеком детстве убежал смотреть на закат на берегу океана.
Кстати об океане надо сходить в душ.
Стоя под струями воды, Алан снова и снова переживал события вчерашнего дня и думал о своем спасителе: «Зачем я ему? Да и что я могу его дать взамен на его щедрость и доброту…». Тем временем вода сбегала вниз, смывая всю грязь и мрачные воспоминания, унося их все дальше и дальше по водостоку. Хамфриз вышел из душа, улыбнулся своему отражению в зеркале и вернулся в комнату.
Когда Эрик, наконец, вернулся, то застал самую умилительную картину на свете: завернутый в одеяло Алан, сидел на полу сосредоточенно грыз шоколадку, утащенную из мини-бара, и смотрел на экран включенного телевизора, судя по мокрым волосам парень посетил ванную, а судя по звукам из колонок смотрел он мультик.
Шинигами откашлялся, обозначая свое присутствие в номере, Хамфриз вздрогнул, выронил шоколадку и снова попытался слиться с интерьером. «Да он боится любого шороха!», - внутри Эрика снова заклокотала злость, что же с парнем творили в том кошмарном «массажном салоне?», мысленно добавив к списку дел пункт «Разобрать бордель по кирпичику и поломать кости всем сотрудникам», Слингби подошел к Алану ближе:
- Эй, не бойся, это всего лишь я. Извини, ты заснул, а у меня образовалось несколько дел. И ты, наверное, голодный. Да и я не прочь поужинать, в желудке у меня только виски, ну что, пойдем перекусим?
Алан замер: ему еще никогда не предлагали еще просто пойти куда-нибудь вот так, без каких-либо обязательств. Он себе так ярко представил, как они с Эриком сидят в кафе за столиком и о чем-то тихо разговаривают… А о чем может беседовать Бог Смерти с простым человеком вроде него? Юноша побледнел.
Эрик быстро подошел ближе, наклонился и провел рукой по волосам парня:
- С выходом в город, я, конечно, погорячился, расслабься, закажем ужин сюда, - посмотрев в большие испуганные глаза Алана, Эрик улыбнулся, - Котенок, успокойся, я уже сказал, что для тебя моя персона не представляет никакой опасности, и никому я не позволю тебя обижать, уяснил?
Хамфриз робко кивнул, натянув одеяло до самого подбородка, Алан решился, наконец, выказать свои чувства к шинигами:
-Эрик…я…спасибо…я…от меня слишком много неприятностей…я…мне…никто никогда так ко мне не относился и я… я не знаю, как мне с вами расплачиваться…
«Господи, что я несу, сейчас он снова решит, что все, на что я способен это удовлетворять мужчин в постели. Лучше всего сейчас сгореть от стыда, а я не это, не это имел в виду!».
Эрик поморщился, ну вот, приплыли, паренек собирался с ним «расплачиваться», а учитывая то, что у Алана не было ничего, кроме пары обуви и идиотских шорт, учитывая специфику его последней работы, шинигами не хотелось думать, что Хамфриз собирается расплачиваться…собой.
-Эм… Алан, ты это… не неси чушь, ладно? Я не хочу, чтобы ты со мной «расплачивался», то есть… Я просто… черт, ну вот как с тобой разговаривать? Ты там опять всхлипываешь?
«Ну вот, он действительно об этом подумал…». Слезы сами брызнули из глаз: «Какой я дурак! Всего лишь глупый и нелепый мальчишка! Я даже не могу нормально выразить свою благодарность».
Алан вытер глаза краешком одеяла:
-Нет… просто…ну я себя не очень уютно чувствую…вы…вы…вы меня…вы меня спасли, а я сижу тут и…, - Алан все же всхлипнул, - Я даже не знаю, как вас отблагодарить, я не знаю, что мне делать дальше, я… у меня ничего нет, никого нет…, - Хамфриз натянул одеяло на голову, чтобы не видеть этого заботливого взгляда, которого он, по его личному мнению, совершенно не достоин.
Эрик вздохнул, да нашел себе неврастеничную проблему на голову. Но он ни за что, никому эту проблему не отдаст. Шинигами уселся на пол, рядом с парнем и осторожно дотронулся до оедяла:
- Ну, зато я знаю, как ты можешь меня отблагодарить. Прекрати говорить мне «Вы»! Мне, конечно, не 20 лет, но на «Вы», я точно не выгляжу! Вылези оттуда! – Из-под одеяла показалась несчастная мордочка Алана, сходство с котенком усилилось, - Убери с лица это кислое выражение и скажи, что ты хочешь на ужин?
Банальный вопрос о выборе блюда снова отправил Алана в глубокий ступор: последние годы его кормили чем придется и когда придется, никто никогда не спрашивал, что он хочет, Хамфриз попытался успокоиться и собраться, все же некрасиво доставать своего спасителя постоянными рыданиями.
-Я…я не знаю… меня… ну… то есть, на ваш… на твой вкус…, - Алан снова опустил взгляд.
«Так, его там точно не кормили. Вон какой прозрачный». Эрик пошел к телефону, пункт «Разобрать бордель по кирпичику» превратился в «Сжечь всю контору к демонам и развеять пепел».
Хамфриз отвернулся к телевизору и уставился на экран растерянным взглядом. Его мысли были заняты Эриком: «Теперь у меня есть ты... Неужели он говорил серьезно? У меня будет друг, настоящий друг…»
Заказав половину меню, шинигами вернулся к Алану, уселся на пол и посмотрел на экран телевизора.
-Еда будет через полчаса. И еще тебя все же надо одеть. В Лондон я тебя, конечно, перенесу, никаких проблем и самолетов - ну ты помнишь я не человек,- но разгуливать по столице Англии в этих шортах я тебе не позволю.
Алан стянул одеяло с головы и посмотрел на Эрика, от удивления его глаза расширились и теперь занимали практически половину лица:
-Л-л-л-лондон??? Какой Лондон? Я…
Шинигами хлопнул себя по лбу ладонью:
-Смерть Великая, извини, я же тебе не сказал, - шинигами повернулся к парню, - Ну, вроде как я всю эту кашу заварил и теперь за тебя отвечаю, так что я… ну договорился с коллегой, он поможет тебя устроить в Англии. Понимаешь, мой департамент отвечает за сбор душ именно в этой стране, и я… ну, хотел бы, чтобы ты жил там…если ты, конечно не против, но на случай, если у тебя есть планы…я просто предложил, - Эрик замолчал и принялся теребить кончик одной из своих косичек.
Алан замер, удивленно открыв рот: его вытащили из ада, собираются покормить, одеть и увезти подальше от всех кошмаров! Да еще и устроят, да еще и рядом с Эриком, и, ко всему прочему, ничего за это не просят! Для верности Хамфриз ущипнул себя руку, раза три, убедившись, что он не спит, парень подвинулся к шинигами ближе и дотронулся до его руки:
-Я… я не знаю, что сказать…вы…ты… ты самое лучшее, что со мной могло случиться в жизни. Я хочу в Лондон…, - он слегка покраснел и добавил, - Я хочу в Лондон с тобой…
Эрик посмотрел на него - Алан снова улыбался, уже не так робко, на щеках появились ямочки, а из глаз потихоньку исчезала грусть. Шинигами улыбнулся в ответ:
-Ну, вот и чудно, а пока тебе нужно поесть, хорошенько выспаться и прийти в себя.
Ужин принесли через несколько минут. Алан давно не видел столько еды. Эрик улыбался, наблюдая, как довольный парень ест уже третий кусок шоколадного торта. Хамфриз посмотрел на шинигами, виновато улыбнулся измазанными шоколадом губами. Ну нельзя было так накидываться на еду, но Алан так давно не видел нормальной пищи, да еще и в таких количествах.
Поужинав, Эрик поднялся на ноги, принес из ванной халат и протянул Алану:
-Одеяло у нас одно, а я, ты уж извини, спать в кресле больше не буду. И ты тоже. Я надеюсь ты веришь, что я ничего тебе не сделаю и не спихнешь с кровати на пол.
Алан покраснел, осторожно взял халат и пошел в ванную, все еще замотанный в единственное в номере одеяло. Парень подошел к зеркалу и дотронулся до рассеченной брови, было немного больно, он посмотрел на свое отражение и прошептал:
-Пожалуйста, если это все сон, пусть я никогда не проснусь…
Хамфриз натянул халат, умылся и вернулся в комнату. Эрик уже лежал на кровати, умудрившись уснуть. Алан улыбнулся: его спаситель спал в свой странной майке с черепом и джинсах, ну хотя бы обувь снял. Юноша устроился на самом краешке кровати, чтобы не потревожить Эрика. Сон все не шел и не шел. Хамфриз лежал, уставившись в потолок. Он начал думать о своей новой жизни в Лондоне. Парень уже представлял себя на улицах этого холодного города. Скорее всего, сначала будет трудно: надо будет осваивать новые порядки, искать себе работу. Не может же он вечно сидеть на шее Эрика, своего друга... Друг... Теперь Алан не будет одиноким. Почему-то от мысли о странном шинигами юноше стало трудно дышать. Повернувшись на бок, Алан посмотрел на спящего Слингби. Эрик спал, раскинувшись на всю широту кровати. Даже во сне его лицо оставалось серьезным и строгим. Только непослушная прядь закрывала глаза. Хамфриз, удивляясь своей смелости, протянул руку и поправил волосы. Шинигами вздрогнул. В тот же миг парня накрыла волна паники. В груди юноши сильно билось сердце: «Я, наверное, сошел с ума». С шестнадцати лет Алану раз и навсегда опротивели мужчины. Но теперь, смотря на лицо Эрика, казавшееся беззащитным без очков, он не испытывал отвращения. Напротив, в груди поселилось какое-то новое прежде незнакомое ему чувство, от которого сердце билось чаще. С этими мыслями, Алан и уснул, не заметив, как подвинулся к Эрику ближе.

URL
2011-06-07 в 23:35 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 5.
Эрик открыл глаза, в окно бил яркий солнечный свет, шинигами зажмурился, зевнул и…замер: на его плече, уткнувшись носом в шею Слингби, спал Алан. Шинигами боялся пошевелиться: его котенок лежал рядом, он чувствовал на коже его дыхание, чувствовал, как колотиться его сердце. Эрик впервые за долгое время проснулся счастливым.
Но дел все же было полно. Шинигами осторожно отодвинулся и тихонько поднялся с кровати; Алан не проснулся, только что-то пробормотал и уткнулся в подушку. Эрик улыбнулся, получше накрыл Хамфриза одеялом, схватил свои кеды и пошел в ванную. Нужно было снести чертов бордель, вырвать руки той жуткой бабе, которая посмела ударить Алана, и купить котенку одежду. Ее придется искать в подростковом магазине - уж слишком тщедушным был Хамфриз.
Шинигами быстро умылся и вышел из номера. Заказав у портье завтрак для Алана, он вышел из отеля и направился к «Массажному салону мадам Кё». Жалел Эрик только об одном: его пила - коса смерти, - на время отпуска была отправлена в хранилище департамента. Ну ничего, бордель он вполне снесет подручными средствами.
Проснулся Алан снова один. На душе сразу стало тоскливо. Эрик словно лучик солнца – его невозможно обнять. Вспомнив ночные бдения, юноша устыдился собственных мыслей. В его жизни, наконец, появился человек, проявивший заботу, а он о чем вообще думал, разглядывая спящего Эрика?
Время шло, а шинигами все не было. Алан начал было беспокоиться: не случилось ли чего, с этим богом смерти. Хотя разве может бог умереть?
В отель Эрик вернулся после обеда, держа в руках пакеты с одеждой и жутко довольный собой. Бордель он разгромил до основания. Существо в латексе, работающее зазывалой, смылось в самом начале, а баба, которая шпыняла его котенка… Нет, Эрик Слингби никогда не бил женщин, это было низко. Зато Эрик Слингби умел убеждать. Массивная женщина еще не скоро отойдет от шока, но ей все же удалось поцарапать шинигами - на его щеке красовалась свежая ссадина. Ну ничего, скорость регенерации тканей у Богов Смерти запредельная, через пару часов порез на щеке будет едва виден.
Дверь номера распахнулась, и на пороге появился улыбающийся Эрик. В руках у шинигами было несколько пакетов. Посмотрев на своего спасителя, Хамфриз заметил кровь на его щеке. Он вздрогнул и быстро поднялся на ноги, подбежав к шинигами Алан замер, осторожно протянул руку и дотронулся кончиками пальцев до щеки своего спасителя.
Эрик вздрогнул от этого прикосновения:
-Не волнуйся, просто царапина, на мне все заживает очень быстро. Я принес одежду, а то ты уже врос в этот халат.
Слова шинигами успокоили Алана, и он улыбнулся. Похоже, его спаситель не стремиться делиться своими проблемами, собственно, как и он сам. Интересно почему?
Увидев смущенную улыбку Хамфриза, шинигами почувствовал дрожь в коленях, это была уже настоящая улыбка, улыбка счастливого человека, а не робкие попытки растянуть губы. Он вручил Алану пакеты и пошел к кровати.
-Ну, иди, переодевайся, я не очень в ладах с размерами, так что…
Алан улыбнулся снова и умчался в ванную,
«Бог мой, одежда, настоящая одежда, а не латексный корсет!». Хамфриз помчался в ванную. Вытряхнув вещи из пакетов прямо на пол, Алан начал копаться в ворохе тряпок: «ЧТО ЭТО? Неужели шинигами решил, что я это надену?». Он держал в руках майку с изображением котенка. От кошек его воротило. Клиенты вечно называли юношу «киской». Хотя Алану жутко нравилось, когда Эрик называл его котенком. Юноша вернулся в комнату и вопросительно посмотрел на шинигами, продемонстрировав жуткую футболку.
Слингби рассмеялся:
-Извини, я не удержался. Но там есть одежда и без… котят, - Эрик захохотал снова, увидев возмущенный взгляд Алана, кажется, парнишка начал приходить в себя.
Алан снова исчез в ванной и выкинул ужасную футболку в окно. Подобрав себе наиболее приличный наряд, Хамфриз поостыл, и ему стало стыдно.
Эрик включил телевизор и уселся в кресло, через несколько минут из ванной вышел его котенок, одетый в темные джинсы, белую майку и довольно симпатичную черную жилетку. Хамфриз, сглотнул и смущенно пробормотал:
-Спасибо, я… в общем, спасибо. Ты… знаешь, ты просто…
Договорить ему не удалось - в дверь постучали. Эрик вздохнул:
-Это не отель, а какой-то проходной двор!
Шинигами распахнул дверь, за ней оказался Рональд Нокс. Снова. Светловолосый стажер Грелля, кажется, тоже не был рад видеть Слингби:
-Привет, Эрик, - Нокс перевел взгляд на Алана, - И тебе тоже привет, хотя я и не запомнил твоего имени, - он вновь посмотрел на Слингби, - В общем Спирс просил передать, что он договорился, ты можешь возвращаться в Англию и идти в контору Легендарного. И еще он сказал, что ты был прав. А Сатклифф передает, что он… тебя безумно любит, но не так как «Уилли». Вот. Все, я пошел.
Эрик поднял брови:
-Нокс, ты чего такой пришибленный?
-Грелль… он… он помирился с Уиллом и… все утро в красках рассказывал, как именно они мирились, - Рональд вздрогнул, - Мне дали выходной за то, что я сюда смотался, и я не собираюсь тратить его на вас. Всего хорошего.
Светловолосый шинигами исчез, Эрик повернулся к Алану:
-Ну, что, мы можем убираться из этого кошмарного места прямо сейчас или у тебя тут еще есть дела?
Алан помотал головой - никаких дел в этом городе у него не было. Он сделал неуверенный шаг вперед, сердце бешено колотилось. Хамфриз никак не мог поверить, в то, что Эрик, очаровательный, добрый, такой надежный Эрик, действительно заберет его в Лондон. Парню снова показалось, что он спит и вот-вот его разбудит визгливый голос хозяйки.
Эрик улыбнулся, подошел ближе и обнял Алана за плечи:
-Не волнуйся, теперь все будет хорошо, теперь у тебя есть я. И при перемещении у тебя будут довольно неприятные ощущения, ты же человек, и после него будет кружиться голова, ну, готов?
Алан глубоко вдохнул и быстро кивнул, говорить он не мог – боялся снова расплакаться от переизбытка эмоций. Эрик прижал его к себе и прошептал:
-А глаза лучше закрой.
В следующее мгновение гостиничный номер опустел.

URL
2011-06-07 в 23:36 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 6.
Перед конторой Легендарного жнеца в Лондоне появились две фигуры. Шинигами прижимал к себе дрожащего и совершенно дезориентированного Алана и бормотал что-то успокаивающее. Хамфриз, наконец, пришел в себя и открыл глаза, посмотрел на здание рядом с собой и тут же зажмурился. Эрик выругался: он совершенно забыл рассказать парню, каким именно заведением управляет Легендарный. А лавка Гробовщика совершенно не изменилась за прошедшие столетия - все та же кривая вывеска, пыльные окошки и выставочный гроб в витрине.
-Алан, эй, не смей падать в обморок! Ну, что ты никогда не видел погребальных контор? Не бойся, Гробовщик нормальный шинигами, единственное - у него специфическое чувство юмора, но он может нам помочь и устроить тебя в Лондоне. Алан! Открой глаза!
Хамфриз судорожно сглотнул и распахнул свои очи. Собравшись с силами, он отлепился от Эрика и сделал шажок в сторону входной двери. Дверь незамедлительно распахнулась - Гробовщик все такой же высокий, среброволосый и улыбающийся, высунул голову на улицу:
-А это кто у нас тут жмется на пороге? Эрик, самый суровый шинигами в мире, хи-хи-хи, и его смертный спутник, ай какие щечки, - Гробовщик ткнул длинным черным ногтем в щеку Алана, - Не бойся котенок, солдат ребенка не обидит, хи-хи-хи, заходите у меня печеньки свежие, им всего три года, - Легендарный удалился в свою скромную обитель.
Эрик посмотрел на Алана - в обморок тот падать не собирался, и шинигами улыбнулся:
-Я говорил - чувство юмора у него специфическое, ну пошли, - Эрик исчез в дверном проеме. Алану ничего не оставалось, кроме как идти следом.
Алан попал в пыльное, темное помещение. Внутри отчаянно пахло ладаном, сыростью и почему-то корицей. Парень посмотрел по сторонам - обстановка была странноватой. По всей комнате в полнейшем хаосе лежали, стояли и даже висели на стенах гробы. Почетное место посреди всего этого великолепия занимал анатомический манекен. Хозяин обители увлеченно пытался всучить Эрику печенье в форме косточки. Алан сделал несмелый шажок в сторону своего шинигами; Гробовщик тут же повернулся к нему и подпрыгал ближе:
-Какой робкий, хи-хи-хи, держи печенье!
В руках у Алана оказалась косточка. Он решительно не знал, что с этим угощением делать: есть его не хотелось точно, но возвращать обратно казалось невежливым.
-Слушай, ты, конечно, Легендарный и всеми уважаемый, но давай как-то полегче, а то доведешь парня до заикания! – Эрик уселся на крышку черного в розовый цветочек гроба и начал жевать свое печенье.Гробовщик растянул губы в улыбке:
-О, Эрик, хи-хи-хи, какой ты нынче заботливый! Никак умудрился полюбить смертного, хи-хи-хи. А, самый нелюдимый и грубый шинигами влюбился! О, спасибо, так меня давно не смешили.
Легендарный зашелся в приступе хохота и сполз на пол. Эрик поперхнулся каменным печеньем: вот всегда так с Гробовщиком - говорит, что думает, не заботясь о других. Шинигами посмотрел на Алана, тот успешно покраснел и рассматривал свое печенье. Что творилось у него в голове после слов старшего жнеца, Эрик думать не хотел, он вообще не хотел думать о своих чувствах к Хамфризу. Слингби считал, что паренек заслуживает спокойной и хорошей жизни, без Эриковых душевных излияний. Шинигами откашлялся. Гробовщика нужно было привести в чувство, а то Алан действительно испугается и решит, что оставаться в Лондоне, тем более в этой конторе, ему незачем:
-Э, Легендарный! Давай уже ближе к делу! Спирс тебе вообще, что сказал?
Гробовщик уселся на полу, подтянул к себе вазочку с печеньем и очередной раз улыбнулся:
-Начальник европейского бюро по сбору душ Уильям, хи-хи-хи, очень сильно о тебе заботиться, суровый ты наш, хи-хи-хи. Если бы на нем не висело его красноволосое дополнение, я бы решил, что он - а не могу, хи-хи-хи,- что он променял мадам Грелль на тебя, - Гробовщик затрясся от смеха, успокоившись, он продолжил, - Так вот, ваш Уильям вместе с госпожой Сатклифф, заявились ко мне посреди ночи, распугали потенциальных клиентов, хи-хи-хи, и поинтересовались, не нужен ли мне помощник, причем, хи-хи-хи, смертный. Я, хи-хи-хи, смеялся так, что вывеска моей скромной обители рухнула, - Легендарный икнул, вспомнив свой смех, - Но Спирс и его Алый мальчик, так горячо меня убеждали, говорили, что этот, - шинигами ткнул пальцем в сторону Алана, - очень тебе дорог, что его нужно пристроить в безопасном месте, а что может быть безопасней, чем, хи-хи-хи, погребальная контора бывшего Бога Смерти, - Легендарный снова зашелся в приступе дикого хохота.
Эрик посмотрел на Алана, тот стоял, сжимая в руке печенье, и с недоумением смотрел на Гробовщика. Слингби вздохнул: парня будет тяжело убедить в том, что это самое безопасное место в Лондоне. Легендарный успокоился и поднялся на ноги, неторопливо подошел к Алану и улыбнулся:
-Ну, что, малыш, будешь работать у меня в скромной конторке, хи-хи-хи? Клиентов я тебе, конечно, не доверю – слишком уж это ответственное дело, проводы в последний путь, - но бумажки перекладывать и пыль вытирать – это пожалуйста, работа, хи-хи-хи, легкая. Жить будешь у меня, то есть в конторе, там, - он указал на дверь в глубине помещения, - есть очаровательная, хи-хи-хи, комнатка. Ну, смертный, согласен?
Эрик замер. Он боялся, что Алан откажется. Все же гробы, чокнутый бывший жнец, хоть и всеми уважаемый, да.
Хамфриз сжал печенье сильнее, деликатес не выдержал и рассыпался в пыль. Парень посмотрел на Эрика, в его полные надежды глаза и решился. Собравшись с силами, он посмотрел на Гробовщика, глаза которого скрывала длинная серебряная челка:
-Я…да, я согласен.
Эрику захотелось подбежать к своему котенку, обнять его со всей силы и… и все. Шинигами сжал зубы - нельзя позволять себе такие вольности. Старший жнец, почесал Хамфриза за ухом:
-Молодец, малыш, иди, хи-хи-хи, осмотри свое жилище, мне нужно перекинуться парой слов с твоим, хи-хи-хи, заступником.
Алан посмотрел на Эрика, тот отрывисто кивнул, юноша глубоко вдохнул и пошел осматривать свою комнату. Когда дверь за ним закрылась, Гробовщик подошел к младшему шинигами и уселся рядом с ним на гробик:
-Ай, ай, Эрик. Смертный, ай-ай-ай. Что же ты будешь с ним делать? Он же такой беззащитный, хи-хи-хи, тело у него такое хрупкое, жизнь у него такая короткая, он постареет. Что же, суровый шинигами, ты делаешь? Совсем, хи-хи-хи, заскучал в своем бессмертии?
Эрик повернул к собеседнику голову:
- Ты, извини, Легендарный, но это не твоего ума дело. Сам разберусь!
Гробовщик состроил удивленную гримасу:
-Не зря тебя боится весь твой департамент, хи-хи-хи, эвон какой ты грубый. Ну, что ж, ты прав, дело это твое. Я твоего питомца пристрою, дам ему работу, хи-хи-хи, крышу над головой, а ты занимайся его и своим душевным, а-ха-ха-ха, благополучием.
Эрик усмехнулся и поднялся на ноги. Гробовщик вслух сказал то, о чем шинигами боялся даже думать. Алан был смертным, простым смертным, его жизнь пролетит быстро, а Эрик… ему придется существовать дальше, пару-тройку вечностей. Слингби помотал головой - зато в его существовании будет хоть какой-то лучик света, его чудо, его Алан.
В этот момент дверь конторы распахнулась, и на пороге возникли два силуэта. Красный и черный. Красноволосый жнец болтался на шее своего начальника и увлеченно облизывал его щеку, Уильям сохранял каменное выражение лица. Он скользнул взглядом по комнате, коротко кивнув Гробовщику, стряхнул с себя Сатклиффа, который с визгом грохнулся на пол, и, поправив очки, посмотрел на Эрика:
-Диспетчер Слингби. Ваш отпуск окончен. Извольте вернуться на рабочее место. Вот ведь! – Спирс перешагнул через валяющегося на полу Грелля и взял у Гробовщика печенье.
Эрик поднял брови:
-Чего? Как это мой отпуск окончен? У меня еще четыре дня!
Грелль поднялся с пола и принялся отряхивать свое пальто от пыли:
-Эрииииичка, ты нашалил, негодник, Уилли тебя наказывает… - получив по голове секатором, красноволосый прикусил язычок и замолчал.
-Какого хрена? Когда я успел напортачить? Вы о чем вообще?
Спирс сунул Греллю в рот печенье, дабы Актриса не выдала очередной визгливый монолог:
-Вы, Слингби, умудрились разгромить здание на чужой территории. Мне глава Азиатского департамента высказывал свои претензии все утро. Вы, диспетчер, стерли с лица земли его любимый массажный салон, довели до заикания семь массажистов и для полного счастья разрушили памятник Таиландкой архитектуры - фонтан с тремя, кхм, писающими мальчиками. Так что…
-Эрик! – в дверях уже свой комнаты стоял Алан и смотрел на своего шинигами с ужасом, - Ты… Зачем? Из-за меня? Эрик, не нужно было! Это…, - Хамфриз не знал что ему делать, в его голове царил полнейший сумбур. Его шинигами разнес то кошмарное заведение, где над пареньком с острыми скулами издевались месяцами. Алан был рад, что так случилось, но из-за всего этого Эрика накажут, а виноват он, Алан. Во всем всегда виноват он. Юноша был твердо уверен, что не заслужил такого счастья, и чувство вины перед Эриком накрыло его с головой.
Слингби подбежал к своему котенку, схватил за плечи и хорошенько встряхнул:
-Эй, хватит заниматься ерундой! Это мое дело, ясно тебе? Захотел наказать тех уродов и наказал! Нечего тут разводить очередное болото! Алан! – глаза Хамфриза уже начали наполняться слезами.
Сердце и психика Красноволосого жнеца такого не выдержали. Пискнув от умиления, он подлетел к парочке, отпихнул Эрика и прижал к себе Алана. Укоризненно посмотрев на Слингби, Грелль начал гладить парня по голове:
-Мужлан ты неотесанный! Видишь у мальчика шок! – он стиснул шокированного близостью странного красноволосого существа Алана к себе, - Нежнее надо! Деееес! Вот так…
Как именно надо Греллю показать не удалось. Уильям вытянул руку, подцепил секатором край красного пальто и подтащил своего подчиненного к себе, не обращая внимания на возмущенный визг Сатклиффа. Спирс невозмутимо закинул тушку любовника себе на плечо и посмотрел на Эрика:
-Через час я жду вас на работе, диспетчер. Не опаздывайте. Сегодня у вас масса дел, сверхурочные вам, естественно, выплачиваться не будут. И переоденьтесь. В таком виде по департаменту разгуливать непозволительно. Вот ведь!

URL
2011-06-07 в 23:36 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Уилл снова кивнул Гробовщику и удалился под аккомпанемент писка Грелля. Эрик посмотрел на Алана: тот стоял посреди гробов совершенно потерянный. Встреча с Сатклиффом даром не прошла - руки у парня дрожали. Слингби подошел к нему, осторожно взял за подбородок и мягко заставил Хамфриза посмотреть ему в глаза:
-Котенок, извини, я слегка вспылил. Ни о чем не волнуйся, все хорошо. Меня вообще часто наказывает начальство, так что я привык. Успокойся, возьми себя в руки. Ну же!
Алан, смущенный близостью, слегка порозовел, посмотрел в зелено-желтые глаза шинигами и выдохнул:
-Х-х-хорошо… Я… Все нормально. Правда, не волнуйся за меня. Пожалуйста…
Эрик кивнул и отпустил подбородок парня, взъерошил ему волосы и как можно жизнерадостнее улыбнулся:
-Вот и молодец, пообщайся пока с Гробовщиком, он тебе расскажет о твоей работе, Лондоне… Если хочешь спроси его о шинигами: все же легендарный жнец, у него куча историй. Ладно, я пойду, вернусь, как только отделаюсь от Уилла.
Шинигами развернулся и уткнулся носом в черное одеяние Старшего жнеца. Гробовщик, наблюдавший за парочкой, был растроган до крайности - он вытирал глаза серебряной прядью и безумно улыбался:
-Не ожидал от тебя Эрик таких чувств, не ожидал, хи-хи-хи, - он посмотрел на Алана, - Какой прыткий малыш, заполучить самого грозного шинигами в свое пользование, ты можешь из него веревки вить, хи-хи-хи.
Эрик возмущенно посмотрел на Легендарного, но от комментариев воздержался. Он ободряюще улыбнулся Алану и исчез.
Алан сглотнул, поняв, что он остался наедине с этим странным шинигами в черном. Он робко посмотрел на Гробовщика, тот ткнул его ногтем в щеку и рассмеялся:
-Ну, малыш, я тебе не Эрик, хи-хи-хи, не надо на меня так трогательно смотреть, а-ха-ха-ха, а то я от смеха умру еще разочек. Пошли, познакомлю тебя со своими, хи-хи-хи, тарантулами.
Хамфриз вздрогнул - тарантулы! Но все это, даже гробы в розовую полоску было несравнимо лучше его прежней работы. А Легендарный жрец не выглядел опасным. Парень смущенно улыбнулся и потопал за своим новым знакомым в подсобное помещение.
Эрик вернулся в погребальную контору глубокой ночью. На нем был надет рабочий костюм, в руках шинигами держал пилу. Слингби чертовски устал, ему очень хотелось принять горячую ванну и завалиться спать недели на две. Спирс гонял его весь день: сначала сбор душ, потом правка отчетов Сатклиффа (чертовы сердечки на полях и пятна красного лака), потом визит в Азиатское отделение, где Эрик выслушал длинную лекцию о дисциплине. И, наконец, он смог вернуться к Алану. Шинигами зашел в контору Легендарного и замер. Помещение преобразилось: пыль и паутина исчезли, запах сырости испарился, вазочки с печеньем были расставлены по цветам и размерам, на каждой была написана степень их свежести. Гробы сверкали, а посреди всего этого стоял Хамфриз в фартуке и с тряпочкой - он стирал последние пылинки с ядовито-зеленого гроба и что-то напевал.
Эрик чуть не задохнулся от нахлынувшей на него нежности: Алан, такой… домашний, такой трогательный. И ничего с ним не случилось за время отсутствия Слингби. Шинигами откашлялся, привлекая к себе внимания. Алан выронил тряпочку и обернулся. Юноша тут же улыбнулся и подбежал к Эрику:
-Ты вернулся! Я… я рад.
-Я вижу, ты уже вовсю устанавливаешь стерильность. Как Легендарный тебе позволил? – Эрик разглядывал довольную мордочку своего чуда и сходил с ума от нежности.
Алан тряхнул длинной челкой:
-О, Гробовщик оказался жутко милым, он мне показал своих тарантулов! Знаешь они вовсе и не страшные. Я их даже кормил. Мухами. Гробовщик так смеялся, что позволил мне убрать всю паутину. А то тут было…немного неуютно…, - паренек замолчал: его устроили на работу, предоставили жилье, а он возмущается неуютностью своего нового дома. Алану стало стыдно.
Эрик рассмеялся:
-Неуютно это очень мягко сказано, я боялся, что тебе здесь не понравится и ты уйдешь… Но все в порядке, ты здесь, я вроде как тоже здесь и жутко хочу поужинать.
Алан серьезно посмотрел в глаза своему шинигами:
-Эрик…я…я никогда, никуда отсюда не уйду…пока ты рядом… в общем, пока ты рядом я счастлив, - Алан покраснел, цвет его лица сравнялся по цвету со свежей клубникой.
Слингби улыбнулся и обнял парня:
-Я уже сказал, что никуда от тебя не денусь. А теперь прекрати краснеть и пошли ужинать. только ты это, сними эти рюшечки, - он указал на фартук Алана.

URL
2011-06-07 в 23:37 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 6.
Жизнь Алана существенно преобразилась: кошмар последних лет таял в памяти, заполняемой новыми воспоминаниями. Вечно хихикающий Гробовщик, кормивший его печеньем и рассказывающий забавные истории о Богах смерти. Работа в погребальной конторе устраивала Алана - клиентов он никогда не видел, Легендарный занимался ими сам, а кормить тарантулов и стирать пыль с вазочек ему нравилось. В его жизни появились совершенно потрясающие существа - шинигами Третьего департамента «Несущие Смерть». Вечно серьезный Уильям Ти Спирс забегал к Гробовщику на консультации; он умудрился подарить Алану черный строгий костюм. Уилл вызывал у парня восхищение: он тоже хотел быть таким собранным, аккуратным, невозмутимым и элегантным. Вечный спутник Уилльяма - Грелль. Поначалу красный тараторящий вихрь с бензопилой вызывал у Алана желание убежать и спрятаться под стол, особенно, когда Сатклифф пытался его потискать. Но потом он застал Грелля ревущегою в одном из гробов в конторе: красноволосый в очередной раз поругался с Уиллом и, глотая слезы, рассказал Хамфризу, как сильно он любит своего начальника. С этого момента Алан стал относиться к красному шинигами, как к сумасшедшему, экстравагантному родственнику. Даже Нокс, забегавший иногда поздороваться, больше не вызывал раздражения.
И Эрик… Эрик, его спаситель, его шинигами. Он приходил каждый вечер после работы, усталый, иногда забрызганный кровью, но неизменно улыбающийся. Шинигами сдержал свое обещание и все свободное время проводил рядом с Аланом. Слингби заботился о своем котенке, отгонял от него назойливого Грелля. Каждого человека, кто смел косо посмотрел на его сокровище, ждала незамедлительная кара. Алан даже привык к пятнам крови на одежде своего Эрика.
Хамфриз был абсолютно счастлив, рядом с ним появились странные, но такие хорошие и уже родные существа - его друзья, Боги Смерти. У него был Эрик, который был готов подставить плечо в любой момент и удержать от падения; Эрик, который оберегал его; Эрик, которого Алан… Хамфриз сам еще не до конца понимал своих чувств, но одно знал точно - когда теплые руки шинигами с непередаваемой нежностью касаются его, Алану хочется кричать от переполнявшей его нежности и безграничного счастья. Казалось, что одно присутствие Эрика в непосредственной близости может заставить сердце парня выпрыгнуть из груди.
Эрик тоже не спешил устраивать душевный стриптиз. Помня о неприятном прошлом Алана, он считал, что все его терзания и чувства к хрупкому субтильному юноше лучше держать при себе. Он боялся, что его котенок испугается и банально сбежит. Слингби думал, что у них впереди полно времени, они все успеют, но он и понятия не имел, как ошибался…
Совершенно незаметно пролетели две недели. Шинигами Третьего департамента успели привыкнуть к счастливому, напевающему диспетчеру Слингби, который заметно преобразился, благодаря присутствию в его жизни Алана. Эрик перестал шпынять беднягу Нокса, стал разговорчивее и чаще улыбался. Коллеги были рады таким переменам, особенно был счастлив Грелль: Эрик перестал швырять в него тяжелые предметы и сгонять со столов. Совершенно довольный жизнью Сатклифф сидел в своем кабинете и увлеченно обрабатывал свой кроваво-красный маникюр пилочкой. Утром его Уилли подарил ему розочку, а Эрик похвалил прическу - день обещал быть великолепным. Дверь его кабинет распахнулась, и на пороге появился бледный Рональд Нокс с совершенно безумными глазами:
-Нам конец! Нам всем конец! Всему департаменту конец!
Грелль поднял голову и удивленно уставился на своего стажера:
-Нокси, ты чего, утром в свою газонокосилку наступил? Что за вопли? Видишь, леди занята! – он продемонстрировал Рональду пилочку.
Нокс нетвердой походкой подошел к столу наставника и протянул ему свою Книгу Смерти:
-Имя… Нам конец! Он камня на камне от департамента не оставит! Он меня сломает пополам и скормит Церберу! А я еще не со всеми девочками из канцелярии познакомился! – Рон рухнул на свободный стул и принялся биться головой о красную полированную поверхность стола. Грелль отложил пилочку и открыл полученную книгу. Скользнув взглядом по списку имен, красный шинигами открыл рот, его глаза расширились от ужаса. Взвизгнув, Грелль подскочил на ноги, свалив со стола вазу с розочкой и заодно кипу отчетов:
- Н-н-ноксииииии! Нокси! О, Смерть Великая, только не это! А, что же будет! Какой ужас! Какой кошмар! Ронни, хватит долбить мой стол! – Красный вихрь метнулся к шкафчику, достал пузырек валерьянки и влил в себя половину. Схватив стажера за шиворот, он заставил его оторвать лоб от поверхности мебели и влил оставшуюся половину в его рот, - Ронни! Надо что-то делать! Ронни!
Стажер проглотил успокоительное, и последний раз стукнулся головой об стол:
-Грелль, я…я должен забрать его пленку! Я…,- Рон не договорил и закрыл лицо руками.
Сатклифф метался по кабинету, теребя в руках красные пряди волос:
-Ронни, Ронни, Ронни! Пойдем к Уилли, он у меня умный, он у меня… он что-нибудь придумает! Он обязательно что-нибудь придумает!
Сатклифф схватил своего стажера за шиворот и потащил прочь из кабинета. В коридоре несущийся вперед красный вихрь со всего размаха врезался в Эрика Слингби. Грелль что-то коротко пискнул, посмотрел на него глазами полными ужаса и благополучно рухнул в обморок. Эрик удивленно уставился на Нокса:
-Он, что пилу потерял?
Нокс сглотнул:
-Н-н-нет… Д-д-да…М-м-может быть…
Рональд шустро схватил своего наставника за тонкие лодыжки и потащил по полу в сторону кабинета Уильяма.
Эрик проводил исчезающие за поворотом коридора красные волосы и пожал плечами. Грелль и его стажер всегда вели себя не особо адекватно, так что заострять на этом внимание не стоило.
Нокс бесцеремонно распахнул дверь в кабинет начальника и втащил туда Сатклиффа. Уильям посмотрел на это безобразие и потянулся к секатору, стоящему рядом со столом у стеночки:
-Стажер Нокс, в моем кабинете уже есть ковер и новый мне не нужен. Уберите это с пола! Вот ведь!
«Это» распахнуло свои зеленые глаза и резво подскочило самостоятельно:
-Уилли! Катастрофа! Нам конец! Он нас всех скормит Церберу! Особенно Нокси! Он его два раза Церберу скормит!
Спирс смерил Грелля ледяным взглядом:
-Сатклифф, придите в себя и прекратите этот цирк!
Красноволосый уже подбежал к своему любовнику и протянул ему Книгу Смерти Нокса. Руки у него тряслись, Книга мелькала перед глазами Уилла:
-Нокс, успокойте своего наставника! – он отобрал фолиант у Грелля и открыл. Полистав посмотрел на список имен, - Так, и в чем тут… Алан Хамфриз, дата смерти - 16 мая, время - 23:48, причина смерти - нападение демона низшего уровня, обширная кровопотеря. Черт! – это ругательство по личной эмоциональной шкале Уильяма Ти Спирса выражало крайнюю степень ужаса, злости и заодно означало явный Апокалипсис.
Грелль рухнул на колени, театрально сложил ручки на груди и принялся рыдать:
-Уилли, А-А-Аланчиииииииииик…
Уилл немедля треснул свое красноволосое недоразумение секатором:
-Не орите, Сатклифф. Вы же не хотите, чтобы диспетчер Слингби услышал? Он, вас первым скормит Церберу. По частям.
Грелль немедленно умолк. Он подполз к Спирсу, который все еще восседал на своем стуле, и положил голову ему на колени. Красные волосы полностью закрыли его лицо, из-под густой шевелюры донеслись тихие всхлипывания. Уилл автоматически погладил Грелля по голове и посмотрел на Нокса:
-Так, Хамфриз умрет завтра вечером, вы, диспетчер заберете его пленку.
Нокс прислонился к стене, стараясь держаться на ногах:
-Шеф, Эрик… Эрик меня… он меня за это…
-Второй раз вы умереть не сможете, Нокс.
Рыдания Грелля стали громче, Спирс ухватил его за волосы и поднял голову истерящего шинигами со своих колен:
-Сатклифф, прекратите портить мне брюки! Алан Хамфриз – смертный, рано или поздно это должно было случиться. Вот ведь!
Нокс серьезно посмотрел на своего начальника:
-Уилл, у вас что, сердца вообще нет? Вы представляете, что будет с Эриком?
-Смерть неизбежна, Нокс, и мы ничего с этим…
Грелль поднялся с пола и стукнул кулачком по столу:
-Уилли! Да, что ты несешь! Это же наш Аланчик! Да как ты можешь! – по красивому личику красного шинигами текли слезы.
Уильям удивленно поднял одну бровь. Грелль плакал часто: театрально рыдал, истерил, размазывая по лицу макияж, бросался к любовнику на грудь и протяжно выл, но сейчас… Первый раз Спирс видел, как его любовник плачет совершенно искреннее; видел его глаза, полные боли и тоски; видел дрожащие губы и следы острых зубов на них. Уилл машинально стер дорожку слез со щеки Сатклиффа. Сердце у начальника департамента все же было, и вынести такого состояния своей красноволосой актрисы оно не могло. Уильям поднялся на ноги и совершил нечто совершенно экстраординарное - он в присутствии Нокса, поцеловал Грелля в лоб и прижал к себе. Поправив очки, Уилл перевел взгляд на окончательно ошалевшего стажера:
-Нокс, возьмите себя в руки. На моем столе лежит красная папка. Отнесите ее Слингби, там 98 недособранных душ. Его нужно занять до завтра. Иначе, диспетчер Слингби заметит ваше с Сатклиффом состояние. А он умеет делать выводы. И непременно наделает глупостей. Нокс, ведите себя как обычно, иначе вы всю оставшуюся вечность будете работать в архиве.
Рональд кивнул и схватил со стола папочку. Глубоко вдохнув, он натянул на лицо дежурную улыбку и пошел искать Эрика. Грелль посмотрел на Спирса и шмыгнул носом:
-Ты что-то придумал, да, Уилли?
-Да, Сатклифф. Мы с вами отправляемся к Легендарному, он как раз сейчас в Библиотеке, возвращает пленки. Почему-то Гробовщик приходит в умиление от вашего вида, так что соберитесь… Грелль, прекрати, я все устрою, если ты успокоишься и поможешь. Ну же.
Красноволосый кивнул и вытер глаза тыльной стороной ладони. Спирс подхватил свой секатор. Через пару секунд кабинет опустел.

URL
2011-06-07 в 23:39 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
В очередной раз за неделю Алан занимался уборкой в лавке. Эрик как всегда вломился внезапно. Увидев своего шинигами, Хамфриз невольно улыбнулся - как хорошо, когда в твоей жизни есть человек, присутствие которого дарит ощущение безграничной радости и счастья. Почувствовав очередной приступ нежности, юноша поинтересовался:
-Как дела?
-Все отлично, – Эрик не любил распространять о выкосе душ в присутствии Хамфриза.
-Опять много работы? – Хамфриз осторожно дотронулся до плеча друга. Юноше хотелось, чтобы Эрик был с ним хоть чуточку откровеннее. Он столько сделал для Алана, и Хамфриз хотел отблагодарить шинигами, пусть просто побыв его собеседником.
Заметив обеспокоенный взгляд своего котенка, Эрик поспешил приободрить его:
– Да нет, как всегда. Завтра вот буду работать почти рядом, в соседнем квартале. Помнишь тот книжный магазин, куда мы с тобой ходили? Вот на этой улице я и проведу день.
- Здорово, значит придешь пораньше? – Алан обрадовался возможности побыть со своим шинигами подольше.
Эрик рассмеялся и взъерошил юноше волосы:
-Наверное. И мы, наконец, сходим прогуляться по Лондону.

URL
2011-06-07 в 23:39 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 7.
Около семи часов 16 мая Алан начал готовить ужин. Закончив с сервировкой стола, он бросил взгляд на часы – восемь. Уже так поздно, а Эрика все нет. Хамфриз начал волноваться. Он неотрывно следил за стрелками. Девять. «Где же он? Сказал, что будет рядом… А вдруг с ним что-то случилось?». Воображение услужливо нарисовало жуткую картину – раненый и окровавленный Эрик, лежащий на грязном асфальте в одном из многочисленных мрачных переулков Лондона. Тем более не раз и не два он отстирывал кровь с рубашек шинигами. Не в силах больше ждать, Хамфриз сорвался с места и выбежал за дверь. До нужной улицы юноша почти летел. Добежав до книжного магазинчика, Алан замер: мостовая была залита кровью, везде лежали тела мертвых людей, а где-то просто оторванные куски плоти. Над головой раздался жуткий вопль. Подняв голову, Хамфриз увидел Эрика. Он жив! Но радость от этого факта была недолгой. Рядом с забрызганным кровью шинигами, материализовалось ужасное существо. Монстр бросился на Эрика, обнажив клыки:
–Осторожно! – истошно завопил Алан.
Шинигами вздрогнул и, отклонив удар, посмотрел вниз:
-Алан, что Смерти ради, ты здесь делаешь?! Уходи немедленно!
– О, кто у нас тут такой маленький? – демон прищурился, - Твоя смертная игрушка?
-Только попробуй тронуть его, ты, поганое отродье, – процедил сквозь зубы Эрик.
Демон рассмеялся и, спрыгнув вниз, оказавшись за спиной Алана.
-НЕ СМЕТЬ!!! – крик шинигами слышал, наверное, весь квартал. В некоторых окнах загорелся свет. Эрик спрыгнул с крыши, схватил Хамфриза за плечо и оттолкнул в сторону, закрыв собой.
-Защищаешь своего недомерка? – усмехнулся монстр. Пила и когти встретились. Посыпались красные искры. Внезапно демон отпрыгнул; Эрик пошатнулся, не встретив сопротивления. Пила рассекла воздух. Алан в отчаянии пытался понять, чем он может помочь раненному шинигами. Темная тварь стала подходить к ним с гадкой ухмылкой. Его глаза светились зловещим алым светом:
– А я и не знал, что шинигами падки до смертных.
Эрик отчетливо заскрежетал зубами. Оттолкнув Хамфриза к стене, он бросился в атаку. И тут Алан отчетливо понял, что сейчас произойдет…
Время замедлилось.
Бросившись наперерез демону, юноша боялся только одного, что он не успеет. Словно во сне он видел, как демон уклоняется от занесенной пилы и наносит ответный удар. Когти вошли в мягкую и податливую плоть…
Мы стояли посередине грязного кровавого переулка. Демон, изумленно смотрящий на Алана, который успел закрыть Эрика собой, получив удар когтями в грудь. Хамфриз задохнулся: «Как..как больно!». В глазах адского создания вспыхнула животная ярость. Он вытащил когти и ударил еще раз наотмашь, задев горло Алана. Эрик забыл как дышать: он чувствовал всю боль своего котенка. Шинигами схватил юношу и спрятал за своей спиной. Алан стоял за ним растерянный, пытаясь остановить кровь. Боли от шока он уже не чувствовал. Казалось таким нелепым умирать здесь, в залитом кровью грязном переулке.
Подняв глаза вверх и глядя в бездонное холодное небо, Алан спрашивал небеса, за что они так обошлись так с ним. Юноша думал, что достаточно страдал, и те недели счастья были даны в награду за его боль. Но оказалось, это всего лишь подачка, кинутая Всевышним. Сквозь пальцы сочилась кровь. Жизнь по каплям утекала из него. Нет, нельзя сдаваться. Надо бороться до последнего. Ведь он так и не сказал самого главного… «Я не сказал, что люблю Эрика». Обернувшись, чтобы посмотреть на самого дорогого человека в своей жизни, Алан увидел, как демон отступает под яростным натиском Эрика. Монстр упал. Шинигами повернулся к Хамфризу и побледнел:
– Алан… Алан, ты в порядке?
«Да, да я в порядке». Но вместо ответа в горле забулькала кровь. Забыв про демона, шинигами рванул к нему. Отступив на шаг, юноша оперся на холодную стену:
- Все нормально, я сам…
Эрик, срывая себя пиджак, бросился к нему. Алан прижимался к холодной каменной стене, стараясь держаться прямо. Перед глазами все плыло. Покачнувшись, юноша начал опускаться на залитую кровью мостовую. Эрик подхватил Хамфриза, не дав ему упасть. Зажимая рану на шее, он почти плакал:
– Алан, ты только держись, не смей умирать!
Перекинув руку Хамфриза через плечо, Эрик поволок юношу прочь из этого проклятого переулка. Сзади раздался издевательский хохот:
– Что убегаешь от меня шинигами?
Эрик обернулся:
– Не дождешься! Алан, иди к Гробовщику! Быстрее, мы еще можем спасти тебя.
И собирая по крупицам последние силы, юноша пошел к лавке Легендарного: «Я должен, должен жить. Теперь, когда в моем существовании появился смысл».

URL
2011-06-07 в 23:40 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
16 мая в 23:40 на одной из многочисленных крыш Лондона появились трое Богов Смерти. Уилл прижимал к себе всхлипывающего Грелля; Нокс цеплялся за свою газонокосилку, как за спасательный жилет. Все трое смотрели на грязную, пустую улочку.
-Уилли, почему… почему мы…так поздно? Мы же…
-Потому, Сатклифф, что у вас могут сдать нервы, и вы броситесь делать глупости. Алан должен умереть сегодня. Вам ясно? Обоим?
Его подчиненные кивнули. Грелль покрепче схватился за ручку бензопилы и снова шмыгнул носом.
Где-то недалеко послышался крик боли и из-за угла одного из домов выбежал Алан. Он был измазан в крови, на правой щеке красовался глубокий порез, одежда была изорвана. Хамфриз бежал уже из последних сил. Следом за ним показалось черная фигура. Низший демон, отдаленно напоминающий человека, скалил зубы; его глаза горели, и по улице поплыл запах серы. Алан споткнулся и рухнул на грязный асфальт. Грелль прижался к Спирсу, по его щекам текли слезы. Костяшки пальцев Нокса побелели, он со всей возможной силой сжимал свою косу.

В этот момент из-за угла выбежал Эрик, выглядел он не лучше Хамфриза. Слингби взревел и бросился к монстру, сжимая в руках косу.
Уильям посмотрел на часы:
-Сатклифф, идите. Помогите Слингби разорвать эту тварь.
Грелля не нужно было просить дважды, его бензопила взревела, и красный вихрь спрыгнул вниз.
-Нокс, у вас пять минут. Потом вы должны забрать пленку.
Рональд кивнул. Уилл поправил очки, покрепче сжал секатор и спрыгнул следом за Греллем. Трое шинигами загнали демона в угол. Спирс увернулся от когтей и посмотрел на Эрика:
-Алан. Идите к нему, мы здесь справимся и без вас.
Эрик мутным взглядом посмотрел на начальника, его разум застилала ярость, но имя Хамфриза привело его в чувство. Слингби резко повернулся и побежал к лежавшему на асфальте Алану. Бросив пилу, шинигами рухнул на колени, попытался зажать жуткую рваную рану на шее своего котенка. Алан захрипел. Слингби наклонился и поцеловал его в лоб:
-Тише, малыш, я с тобой, я здесь, все… все будет хорошо… я сейчас, я…
По щекам Эрика уже текли слезы, он обнял Алана за плечи и устроил его на своих руках, бережно прижимая к груди. Он старался остановить поток крови: одной рукой прижимая к себе Хамфриза, а второй зажимая рану на его шее. Алан с трудом держался за ускользающее сознание: «Прости, прости меня! Я не смог дойти, хотя очень старался. Я так люблю тебя, мой шинигами со странной прической. Я так и не спросил тебя, зачем тебе эти семь косичек. Я так много тебя не спросил. Какой цвет ты любишь? Какая твоя любимая страна? Какая книга? Как я много о тебе не узнал. Но мне нужно сказать тебе, как я тебя люблю. Что последние две недели я жил только тобой и только для тебя. Что я не любил никого сильнее и уже никогда не полюблю». Алан с трудом поднял руку и дотронулся до щеки Эрика, оставляя на ней следы собственной крови, он собрал остатки сил и разжал губы:
-Эрик…спасибо…ты…, -Алан закашлялся, по подбородку потекла кровь, - Эрик… прости…от меня так много проблем…я…но я…я так…так люблю…тебя…
Эрик пытается что-то сказать, но юноша его уже не слышит. Сознание меркнет, и ночь отчего-то становиться еще темнее. Из последних сил он заставил себя посмотреть на шинигами.
Время остановилось… Глаза безжизненно смотрели в небо.
Рядом взревела газонокосилка - перед глазами Слингби замелькали кадры пленки с записью жизни Алана: детство, океан, боль, много боли и унижений, встреча с Эриком, безграничное счастье последних дней. Нокс четким движением срезал ленту воспоминаний и выключил свою косу. Эрик поднял на него глаза, в которых плескалась боль:
-Ты…ты знал…вы все знали! ВЫ ВСЕ ЗНАЛИ! – слезы лились из его глаз непрекращающимся водопадом, шинигами все еще прижимал к себе тело Алана, - Вы знали! Вы… я вас…
Грелль и Уильям стояли рядом с Ноксом; останки демона остывали в сточной канаве. Сатклифф тихо плакал, вжимаясь всем телом в своего начальника. Нокс смотрел на свою косу, а Спирс поправил очки и поднял взгляд на Эрика:
-Диспетчер, смерть неизбежна. Вы знали, что Хамфриз всего лишь человек…
Эрик осторожно отпустил тело Алана. Он поднялся на ноги и подошел к своему начальнику. Размахнувшись шинигами как следует врезал Спирсу в челюсть:
-Не смей! Не смей ты, глыба льда… Не смей так говорить о нем! Ты, лишенный эмоций каменный истукан! – крик Эрика, казалось разносится по всему Лондону.
Уильям вытер струйку крови, потекшую из разбитой губы:
-Стажер Нокс, диспетчер Сатклифф, перенесите Слингби в департамент, влейте в него виски и заприте.
Грелль с ужасом посмотрел на своего любовника:
-Уилли… но он же… как мы его удержим?
-Сатклифф, вы лучший полевой работник департамента. Вы уложили в одиночку восьмерых демонов. У меня мало времени. Заберите отсюда Эрика!
Слингби в это время вернулся к телу Алана, рухнул на колени, уронил голову на грудь Хамфризу и застонал:
-Алан…котенок…нет…все не может так кончится, нет…АЛААААН!
Рональд и Грелль подошли к нему, осторожно положили руки на его плечи и исчезли вместе с кричащим Эриком.
Спирс подошел к телу Алана:
-За эти два дня я нарушил все возможные правила департамента. Я надеюсь эти усилия не прошли даром, Хамфриз.

URL
2011-06-07 в 23:40 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Глава 8.
Оказавшись в департаменте, Эрик схватил Грелля за шиворот и впечатал лицом в стену; Нокс получил удар по лицу:
-Вы…вы…я вас ненавижу! Зачем вы… я должен быть рядом с ним! – переместиться у Эрика не получилось.
Грелль потер разбитый нос:
-Эричка…Уилли наложил ограничение на твою способность перемещаться…Эрик! –Сатклифф увернулся от удара в висок, - Успокойся! Я… мы ничего не можем сделать!
Нокс успел очухаться и схватил Эрика за руку. Вдвоем с Греллем им удалось впихнуть Слингби в его кабинет и захлопнуть дверь. Они прижались к ней спинами и выдохнули:
-Почему мы ничего ему не сказали? – Нокс стер с лица кровь.
-Ронни, солнышко, он в таком состоянии все испортит и нас поломает, - Грелль вздрогнул, в дверь с той стороны врезался стул, - Держи лучше дверь.
Эрик метался по кабинету, словно раненный зверь. Он не смог защитить, уберечь своего котенка, не смог… Шинигами швырнул в закрытую дверь стулом. Все вокруг знали о смерти Алана, все… Слингби почувствовал вкус предательства всем своим существом. Он застонал и рухнул на колени. Закрыв лицо руками, Эрик разрыдался. Внутри него была тьма. Непроглядная черная вязкая тьма. Боль, так много боли. Она проходила сквозь эту тьму ослепляющими белыми нитями. Только он почувствовал вкус счастья, только начал привыкать к теплу чужого сердца… И у него все отняли…Все закончилось. Шинигами ударил кулаками по полу, разбивая костяшки в кровь, он бил до тех пор, пока не кончились силы. Чернота пожирала его, непроглядная тоска, страх, боль…тьма…тьма…
Эрик поднялся с колен, неровной походкой подошел к шкафчику, достал пару бутылок виски и рухнул обратно на пол. Сделав несколько больших глотков янтарной жидкости, он почувствовал, что по его щекам снова потекли слезы. Алан…светлый, хрупкий… его улыбка…глаза, большие глаза самого красивого цвета в мире… Шинигами снова отпил виски. Больше никогда он ему не улыбнется, никогда не дотронется до его руки своими тонкими пальцами. Эрик закричал, его крик отдавался эхом в пустых коридорах департамента. Слингби снова приложился к бутылке. Тьма теперь была не только внутри него, но и вокруг. Черная дымка пожирала мир, забирала все светлые чувства. Пустота…боль…
Свет исчез… его свет исчез… А он не успел ему сказать, как Алан был ему дорог, как он был счастлив рядом с ним…как он любил его… Любил, прошедшее время. Боль стала почти осязаема. Его котенок успел сказать…успел… Эрик швырнул пустую бутылку в стену и закричал снова. Сквозь туман своего кошмара шинигами смотрел, как стекла разлетаются по кабинету, он жалел, что не может умереть снова… Но он постарается, очень постарается раствориться в пустоте.
Уильям Ти Спирс вернулся в департамент под утро. Синяки под глазами, потеки крови на лице, потрепанная одежда. Никогда начальник департамента так не выглядел. Он посмотрел на дремавших возле двери кабинета Слингби подчиненных и дотронулся до плеча Грелля, тот вздрогнул и открыл глаза:
-Уилли…ну…как?
Нокс тоже проснулся и вопросительно смотрел на шефа, Спирс поправил очки:
-Все получилось. Как Слингби?
-Утих часа два назад. Кажется, он разнес весь кабинет, - Грелль дотронулся до носа, все уже зажило, но лицо было заляпано кровью.
-Я вижу, он вас потрепал.
Нокс усмехнулся:
- Я думал, будет хуже, у него просто не осталось сил… Шеф вы ему прямо сейчас собираетесь все рассказать?
-Нет, стажер. Пусть спит, как только Слингби придет в себя - сообщите. Мне нужно хотя бы полчаса. Собраться с мыслями, разобраться с делами и привести себя в порядок. От его двери не отходить. Если не очнется сам, я приду через час.
-Ну, Уилли, это и так была самая кошмарная ночь за все мое посмертие! А…
Спирс смерил красноволосого фирменным ледяным взглядом:
-Сатклифф, не у вас одного была кошмарная ночь. Еще час вы потерпите.
Уильям удалился к своему кабинету. Нокс вздохнул:
-Нужно было идти работать во французский департамент! Там на завтрак круассаны подают!
-Нокси, душа моя, если ты дашь мне поспать полчасика, я тебя этими французскими булками засыплю, дес, - Грелль зевнул и закрыл глаза, кошмар последних дней заканчивался.
К спящему на полу Эрику постепенно возвращалось сознание, возвращалось оно потому, что на него вылили как минимум ведро ледяной воды. Шинигами открыл глаза и увидел перед своим носом начищенные до блеска ботинки начальника департамента Уильяма Ти Спирса. Он резко сел, голова кружилась, на него навалились воспоминания прошедшего вечера и из глаз потекли слезы. Эрик одним рывком поднялся на ноги и попытался ударить Спирса по челюсти еще раз. Уилл выставил перед собой секатор и окровавленный кулак Слингби врезался в металлическую ручку:
-Спирс, какого хрена тебе от меня надо? – прорычал Эрик сквозь зубы.
-Мне от вас, диспетчер, надо, чтобы вы привели себя в нормальный вид, смыли кровь и избавились от вашего фирменного запаха портового грузчика, - Уильям увернулся от очередного удара.
Эрик посмотрел на него глазами полными ненависти, схватил с пола пустую бутылку и кинулся на Уилла. Спирс взмахнул секатором, бутылка отлетела в угол, а Эрик оказался прижатым к стене косой смерти своего начальника.
-Диспетчер Слингби, я вам советую успокоиться и послушать меня. Через два часа в департамент явиться новый сотрудник. Он будет приставлен к вам в качестве стажера.
-Какой, к демонам, стажер, Спирс? Совсем рехнулся? Ты думаешь, я буду продолжать работать с вами?
-Прекратите плеваться, я только что почистил очки. Какой стажер? Протеже одного из старших жнецов, все называют его Гробовщиком.
-Спирс, ты оглох? Я НЕ БУДУ РАБОТАТЬ С ВАМИ!
-Я не оглох, диспетчер. Я попросил Вас меня дослушать. Вашего стажера зовут Алан Хамфриз, - Уилл убрал секатор и Эрик сполз по стене на пол, - Теперь вы изволите меня выслушать, Слингби?
Эрик не мог выдавить из себя ни звука, он сидел на полу с открытым ртом и смотрел на своего начальника.
-Слингби… Эрик, я прошу прощения за то, что мы не сообщили тебе о смерти Алана, но обстоятельства сложились так, что ты бы помешал обретению Аланом статуса шинигами. Ты импульсивный, несдержанный и подвержен неконтролируемым вспышкам гнева.
Эрик сглотнул, разлепил пересохшие губы и выдавил:
-Как… он же…
- Вы меня не слушали. Я сказал, что ваш новый стажер – протеже Легендарного. Понимаете, диспетчер, у Высших Жнецов есть доступ к Книгам Судеб, хранящимся в Библиотеке. Благодаря диспетчеру Сатклиффу, мне удалось убедить Гробовщика внести изменения в Книгу Судьбы Хамфриза. Он добавил туда всего одну строчку, красными чернилами, что довольно-таки символично. Но, к сожалению, такое грубое вмешательство имело свои последствия. Хамфриз не помнит свою прошлую жизнь. Вообще. Поэтому ваше присутствие при его переходе в наш мир было нежелательным. Вы бы все испортили. Во время перехода из мира живых сознание становиться хрупким, Слингби. А вы нестабильны и в любом случае начали бы высказывать переполнявшие вас эмоции, к тому же, вид перемазанного кровью, плачущего, лохматого Бога Смерти комфорта Хамфризу тоже не добавил бы. Вы поняли, диспетчер?
Эрик кивнул. В его голове все перемешалось. Он медленно поднялся с пола, поднял руку и… ударил своего начальника. Тот отлетел в стену. Слингби подошел ближе:
-Вы! Ты… как ты мог!? Почему мне… никто… не сказал?
Эрик снова занес руку для удара. Но Уильям недаром был начальником Третьего департамента. Он поправил очки и точным ударом в челюсть отправил Эрика на пол:
-Диспетчер, Слингби. Придите в себя. Приведите в порядок одежду.
Слингби машинально стер с лица кровь. Несколько часов назад он хотел раствориться, его окружала тьма и предательство… Теперь…Теперь в мир снова возвращались краски. Сердце потихоньку теплело. Спирс. Этот Ледяной шинигами, педантичный до мозга костей, неукоснительно подчиняющийся уставу, нарушил ради него и Алана все правила департамента, уговорил высшего жнеца переписать судьбу смертного… Грелль, которого он вчера впечатал в стену, красноволосый ужас, забыл про собственный эгоизм и помог. Нокс, которому досталась самая сложная роль – забрать пленку Хамфриза… Эрик посмотрел на начальника:
-Я…Спасибо…Вчера…
-Вчерашний вечер мы обсудим позже, благодарности вы тоже раздадите потом, как и извинения. У вас мало времени. Я бы посоветовал вам перенестись домой, принять душ и переодеться. Ваш стажер не оценит наставника, заляпанного кровью и пахнущего дешевым алкоголем. Он похож на меня в молодости: собранный, аккуратный и с хорошим вкусом. И еще, ваш кабинет не пригоден для работы - займете помещение рядом с обителью Сатклиффа. Там как раз хватит места для двоих, - Спирс поднял уголок губ, глядя на Эрика, - Через полчаса я жду Вас у себя в кабинете для проведения инструктажа на тему «Как обучать стажера». Ну, диспетчер, бегом!
Слингби поднялся с пола, подошел к Уильяму и… обнял его, после чего исчез.
-Вот ведь,- довольный собой начальник Третьего Департамента «Несущие Смерть», посмотрел на чудом уцелевший кактус, усмехнулся и пошел проверять состояние своей любимой Красной Актрисы.

URL
2011-06-07 в 23:41 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Эпилог.
Одетый в чистый костюм, причесанный и пахнущий одеколоном Эрик Слингби метался по новому кабинету. В голове у него царил полнейший хаос: нужно было извиниться перед коллегами, нужно было поблагодарить Легендарного… нужно было унять дрожь в руках… Алан, его Алан… Светлый хрупкий скуластый юноша, похожий на котенка… он будет рядом… будет с ним…
Дверь кабинета открылась, на пороге возник Спирс:
-Диспетчер Слингби, ваш стажер прибыл, - он выглянул в коридор, - Сатклифф! Отпустите Хамфриза! Вы соскучились по архивам? Или у вас образовалось свободное время для правки отчетов?
В ответ раздался писк Грелля и через пару минут рядом с Уильямом возник Алан… Эрик задержал дыхание. Огромные желто-зеленые глаза, очки, строгий костюм, длинная челка, острые скулы… Это был его Алан, его котенок.
Хамфриз несмело шагнул вперед.
-Эрик, познакомьтесь, ваш стажер Алан Хамфриз. Алан, это ваш наставник Эрик Слингби.
Алан протянул руку и робко улыбнулся:
-Здравствуйте, рад познакомиться.
Эрик сжал его ладонь, почувствовав такое знакомое тепло «Алан… ничего малыш, мы узнаем друг друга заново, главное, что ты рядом. Я никуда больше тебя не отпущу. Никогда»
THE END
TBC

URL
2011-06-08 в 21:44 

elvishwolf
Я научился помощи не ждать, и сетью стало право на бессилье, и пламя снов, покрывшееся пылью, но кто из вас мне запретит дышать?
Уже говорила, говорю, и буду говорить. Пробрало до костей, Алан и Эрик невероятно вхарактерные, понравилось до безумия)))

2011-06-08 в 23:49 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
спасибо)))
нам жутко приятно))) ждите продолжения)))

URL
2011-06-13 в 20:08 

.паркер
K-Parody's Hyung
...

Очень понравилось) читала, не отрываясь) И хочется продолжения))
Согласшусь с elvishwolf. Алан и Эрик тут вхарактерные) правда меня настораживает Грелль) привыкла читать о нём в другом свете)

2011-06-13 в 20:41 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Барвинка. спасибо за отзыв, рады, что вам понравилось))) отдельное спасибо за опечатку:red:
а Грелль, мы привыкли читать о нем тоже несколько другое, но Марла любит Грелля очень-очень-очень нежно, и вот такой красноволосый у нее и написался)))

URL
2011-06-13 в 20:48 

.паркер
K-Parody's Hyung
.Marla, ...
на вкус и цвет))) но такой Грелль мне тоже нравится, хоть порой и навевает сомнения)

2011-06-13 в 20:53 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Барвинка. да, если увидите что-то вы скажите)) ибо при беттинге все дружно ревели))
и Грелль да, такой, навевающий:rotate:

URL
2011-06-13 в 20:57 

.паркер
K-Parody's Hyung
.Marla, хорошо)
и загадочный)

2011-06-24 в 15:53 

Драгуняш
Боже мена порадовал этот фик тем, что он:
а - большой,
б - это ещё не конец,
в - тут сразу две пары,
с - хоть здесь и низкий рейтинг (меня считают извращенцем, и по оценкам мне ничего не может понравится что ниже нц21)) мне понравилось)
Короче, очень жду продолжения, ну прямо очень, и рад, что наткнулся на этот дневник)
Разве что меня смутил Грелль, во всех фиках и тут - слишком он уж... шумный, что ли, ну или переканон, не знаю, как назвать, только разве что под конец из-за смерти хорошо прописан, а так - небольшой оос. Спирс - с его "вот ведь" тоже слегка не такой, каким я его вижу, но более вканонный, нежели Алая Смерть, ну, а ЭрикАлан - красиво, дес) Красавица и чудовище прямо)
Жду продолжения, ну прямо очень)

2011-06-24 в 16:08 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Извращуга :3 спасибо вам большое за отзыв)))
грелль да у нас тут слегка оосный, скорее всего в силу того, что планировалось мини и собстна юмор, а дошли до такого размера и до кучи всего))
дальше марла будет стараться прописывать сатклиффа повнятнее)) это все же первый фик по этим господам))
но жутко рады, что вам понравилось))

URL
2011-06-24 в 16:28 

Драгуняш
.Marla , не за что, просто я давно мечтаю о больших и содержательных фиках, что готов простить оосного Сатклиффа)
Так как я не могу дождаться продолжения уже прочитанных мною начал фиков у других пары атворов, я буду наверное подгонять вас на продолжение)
И как я заметил, тако Сатклифф почти во всех фиках, ровно как и Спирс, впрочем - так даже интереснее, изюминка автора так сказать)

2011-06-24 в 16:33 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Извращуга :3 мой соавтор умотал в отпуск, так что пока мы тормозим, но вы меня так воодушевили, что я ночью буду сидеть и писать дальше))
и вторая часть будет слегка лайтовой в силу того, что нужно прописать жизнь нового Алана, который ничего не помнит)) а вот третья у нас основная, богатая на события и, собстна, на некоторые извращения:evil:

URL
2011-06-24 в 16:50 

Драгуняш
.Marla , да неужто я кого то смог вернуть в чувства и склонить к нужной мне кондиции? хд
В общем, я не против даже вообще без рейтинга, но намёки на извращения невольно всколыхнули мою сущность и заставили появится крамольным мыслям извращенского содержания и не только :-D
Жду)

2011-06-24 в 16:57 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Извращуга :3 да, вам удалось разбудить марлино что-то, что ее пихает писать)))
намеки на извращения это так мило звучит))) прямо хоть в текст вставляй))

URL
2011-06-24 в 17:03 

Драгуняш
.Marla , я рад)
Ох, пожалста, если правда понравилось)

2011-07-05 в 19:20 

Tiru
...но у меня лапки.
После прочтения фика на два раза лишь одно идиотское замечание - почему в новом кабинете не рассказали про кактус? ТТ Он мне так понравился, а тут такой облом)
И, авторы, я понимаю, что фик не закончен, но можно мне написать небольшое продолжение к этому? .-. Просто уж очень интересный фундамент под фик, я уже давно не писал, но и плагиатом заниматься не хочется. Тут бы такой ангст можно было написать на такой базе исключительно по ЭрикАлану **

2011-07-05 в 21:48 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Tiru спасибо за отзыв :white:
у марлы кактус стал уже родным персонажем))) и если вам интересно, конечно напишите, нам будет только приятно)))
но у нас в продолжении, конкретно в третьей части оооочень много ангста выйдет))
ах, да, и кинте нам ссылку)) интересно же почитать)))

URL
2011-08-16 в 12:53 

Shendary
- За мной пришел чертов жнец! - Чертовы жнецы приходят за всеми, Бобби.
.Marla, скажите, а можно где-нибудь скачать текст одним куском? Хочу распечатать и прочитать в метро =)

2011-08-16 в 13:58 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Shendary к сожалению нет) но я вполне могу вечером либо закачать его на файлообменник либо выслать вам на почту или еще куда))

URL
2011-08-16 в 14:02 

Shendary
- За мной пришел чертов жнец! - Чертовы жнецы приходят за всеми, Бобби.
.Marla, да нет, я тогда отсюда скопирую)

ПС: пока копировала, заметила, что у вал в диалогах кое-где пропущены пробелы между тире и словами. Могу посоветовать в ворде сделать автозамену "^p-" (без кавычек) на "^p- " (добавляется пробел), а потом заменить двойной пробел на одинарный.

2011-08-16 в 18:30 

Shendary
- За мной пришел чертов жнец! - Чертовы жнецы приходят за всеми, Бобби.
Прочитала) В целом понравилось. Не видела раньше фиков, где описывается жизнь Алана до перерождения.
Но есть замечания. В основном они касаются опечаток. У вас есть аккаунт на gmail.com? Я могла бы оставить их в виде комментариям к тексту через гугловские доументы.

2011-08-16 в 18:54 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
Shendary спасибо большое за советы)
читать дальше

URL
2011-08-16 в 20:37 

Shendary
- За мной пришел чертов жнец! - Чертовы жнецы приходят за всеми, Бобби.
ок, сейчас расшарю документ)

2011-12-20 в 02:45 

.Safir.
Характер - он ведь как член, чем тверже, тем лучше. Но характер, как и член, не всем надо показывать.
.Marla, боже мой)))) я почти все время хныкал как ваш припадочный Алан))))
это так....слов нет! но учтите - из-за вас я завтра приду на учебу сонный*пошел дочитывать*
спасиииибо!:white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white::red::white::red:

2011-12-20 в 02:46 

.Safir.
Характер - он ведь как член, чем тверже, тем лучше. Но характер, как и член, не всем надо показывать.
Вот ведь....
и кактус :heart:

2011-12-20 в 09:46 

.Marla
The dreams in which I'm dying are the best I've ever had (с)
.Safir., ну, вы прямо захвалили))) спасибо)))

URL
2011-12-20 в 13:10 

.Safir.
Характер - он ведь как член, чем тверже, тем лучше. Но характер, как и член, не всем надо показывать.
.Marla, я продолжу это делать сегодня ночью :-D

     

The Sleep of Reason

главная