Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
- Название: Больничные будни
- Автор: Tarosya
- Фандом: Побег
- Дисклаймер: FOX
- Категории: Humour + Parody
- Персонажи и пейринги: Пол Келлерман, Линкольн Барроуз, оригинальные первонажи, упоминание RPF: Пол Адельштейн
- Рейтинг: PG
- Предупреждения: Все оригинальные персонажи - вымышлены. Кроме Тани и Сары Адельштейн. Пациентка с таким именем действительно госпитализированна в гериатрическом центре, где я работала. Долгих ей лет жизни.
В фике использованна идея принадлежащая manul о знакомстве Пола Келлермана и Пола Адельштейна.
- Статус: законченно
- Посвящение: manul

- Алло!
- Детка, это я! – В трубке запыхавшийся хриплый голос Линка.
- Привет, милый! Что-то ты сегодня припозднился…
- Не спрашивай, маленькая! Я в такую историю попал…
- Не пугай меня! Что случилось?
- Меня нашел один человек из Америки. Очень нехороший человек. Не знаю, как он меня выследил…
- Где ты, родной? Приезжай домой!
- А вдруг он выследит, где мы живем? Он может!
- Ты помнишь, как ехать ко мне работу? Давай туда. Там пересидишь.
Когда Линк подъехал, Таня уже ждала его у входа. Ночной охранник открыл им боковую дверь. Сестра—хозяйка очень удачно еще не уехала домой. Она открыла отделение «Далет», в котором уже год шел ремонт. Все палаты стоят пустые: выбирай любую. Кроме того сестра-хозяйка - добрая душа принесла из прачечной чистое постельное белье и полотенца.
Линк выбрал комнату в конце коридора. Из окон было видно море.
- Как в гостинице!
- Переночуешь здесь, а утром замаскируем тебя под санитара.
- А ты не уйдешь?
- Куда же от тебя уйду? Останусь…
В палате было две кровати.
- А можно кровати сдвинуть? – Линк подмигнул и облизал губы.
- Не получится.… Это же больничные кровати с железными бортами.
- Ну ладно. На нарах было теснее. Иди ко мне, детка.
Линк сгреб Таню одной рукой в охапку, притянул к себе, и они вместе рухнули на кровать.
Прохладный ветерок, пахнущий морем, влетал в комнату через распахнутое окно, неся прохладу разгоряченным страстью телам.

Линк стоял посреди комнаты в белых штанах от формы санитара. Штаны были ему коротки, выше щиколотки. Форменная рубаха была тесна в подмышках, и не застегивалась. Линк сумел застегнуть ее только на одну кнопку.
- Как я выгляжу? – Пошутил Линк.
А выглядел Линк так, будто тикает не от нехорошего человека из Америки, а от долгов.
- Другой формы не было. Только эта. – Таня потянула штаны вниз. – Давай немного спустим штаны. Они будут казаться длиннее. И постарайся не делать резких движений, а то рубаха порвется.
Форму Тане одолжила медсестра Анна, взяв ее у одного из санитаров в своем отделении. В обмен на форму Анна потребовала, чтобы Линк в ее отделении помогал.
- Ты только не нагружай его сильно! – Попросила Таня.

- Помогите! Помогите!
Линк зашел в палату, из которой доносился скрипучий старческий голос.
Старушка сидела в инвалидном кресле, одной рукой держась за кровать.
- Сынок, подай мне яд*!
(«Яд» на иврите «рука»).
- Зачем вам яд, бабушка? Не нужно. Вас лечат. За вами ухаживают. Все будет хорошо! Не нужен вам яд! Не думайте об этом!
- А ну, гад, дай яд мне быстро!
Линк вылетел из палаты.
- Доктор! Доктор! Там старушка в палате пытается наложить на себя руки!
Доктор послал медсестру проверить, в чем дело.
Та через несколько минут вернулась, толкая перед собой инвалидное кресло с больной.
- Что случилось?
- Тамара хотела перелезть с кресла на кровать. Хотела лечь. Говорит, плохо себя чувствует. Кашель.
- Кашель…Кашель… Кашель… - Доктор задумался на несколько секунд. – Пропишем слабительное.
- Доктор, а поможет против кашля?
- Конечно! Выпьет две таблеточки, и будет бояться кашлянуть!

- Всем врачам и около медицинским работникам немедленно собраться в отделении «Хей» на обход с главврачом доктором Хедеком! – Секретарь объявила по громкой связи голосом «от советского информбюро».
Врачи и остальной персонал стекались бурным потоком в отделение «Хей». А оттуда стройными рядами переходили из одного отделение в другое, сопровождая главврача, как свита короля.
В отделении «Бэт-2» произошла заминка. Обнаружилась пациентка, состояние которой стремительно улучшалось. Причем настолько, что больничная касса вполне уже могла дать распоряжение выписать больную.
- Как вы больных лечите!? – Доктор Хедек уже бушевал. Европейская сдержанность была ему не свойственна. – Больных нужно лечить хорошо, но не до конца! Иначе они выписываются, и я теряю деньги! Нельзя допустить выписки больных! Таня?! Где Таня?
- Я тут. – Таня стояла прямо напротив него.
- Ты отправила документы в Минздрав на субсидирование?
- Нет еще… – Беспомощно пролепетала Таня, глядя на доктора, как кролик на удава.
- Почему? Почему до сих пор не отправила! Ты совсем не работаешь! Бестолочь! Если не будет субсидии, я потеряю больную! Я потеряю деньги! – Доктор орал так, что от его крика дрожали огромные окна-витрины. Весь персонал стоял не шелохнувшись, вжав голову в плечи. И каждый думал про себя, как хорошо, что именно его пронесло сегодня от барского гнева.
- А ну прекратил орать! Хлебло забил!
Все стали испуганно оглядываться друг на друга, пытаясь сообразить, кто мог такое произнести.
Линк широкими шагами приближался к доктору Хедеку.
- Не смей на нее кричать! Пасть порву!
Доктор Хедек попытался взять Линка криком на понт:
- Ты кто такой?! Ты знаешь, с кем разговариваешь?! Я – доктор Хедек! Главврач!
- Тебе сейчас самому доктор понадобится!
Линк схватил доктора за ворот рубахи. Стал трясти, оторвав от пола.
Весь лоск моментально слетел с доктора, и он превратился из уверенного в себе мужчины, очень хорошо выглядящего на свои годы, в испуганного старикашку.
Таня подскочила к Линку, стала хватать его за руки:
- Линк, миленький, не надо! Все хорошо…
Голос дрожал от волнения, а в глазах отражался испуг.
- Ты посмотри, что ты с ней сделал, сволочь! Убью!
Линк продолжал трясти доктора, и его голова болталась, как на шарнире.
От резких движений форменная рубаха Линка разорвалась на спине по всей длине. Рвущаяся ткань издала протяжный треск.
- Линк, перестань! Не надо! Он больше не будет!
- Я больше не буду! – Промямлил доктор. Удивительно, куда делась вся его спесь?
- Еще раз, – Линк развернул доктора лицом к Тане, - на нее крикнешь – порву!
- Таня… прости… ты же знаешь… я… тебя… люблю… я… тебя… ценю… ты… хорошо… работаешь… я… не хотел… тебя… обидеть… ты… же… меня… знаешь… я… часто… кричу… но… это… не серьезно…
- Отпустить? – Линк посмотрел на Таню.
- Пусти его, родной. Хватит.
Линк разжал могучие кулаки. Доктор Хедек повалился на стойку медсестринского поста. Но не удержался, и рухнул на пол.
Врачи и весь персонал наблюдали за происходящим в состоянии шока. На их глазах диктатор упал со своего пьедестала.
Первой пришла в себя в себя доктор Ребекка.
- Это что за хулиганство?! Я сейчас полицию вызову!
Она достала из кармана мобильник, открыла, приготовившись набрать номер.
Таня, увидев это, сделала к ней несколько стремительных шагов, и быстрым движением руки захлопнула мобильник Ребекки.
- Позвонишь в полицию – я позвоню в Минздрав. У них бумаги не хватит записывать все, что я имею им рассказать.
Ребекка удивилась, но позиции сдавать не собиралась:
- Не посмеешь!
- Хочешь, проверим?
Ребекка вертела в руках мобильник, растерянно глядя на своего повергнутого идола, пытающегося подняться с пола.
- Он не знает о твоем разговоре с доктором Бернардом. А я знаю.– Таня улыбнулась тепло и по-доброму. И от этого Ребекка еще больше растерялась. – Из нашего, пардон, туалета очень хорошо слышно все, что говорят в твоей комнате. Особенно, если ты немного повысишь голос. Так что, я много чего знаю.… Хочешь, чтобы и он узнал? – Таня кивнула головой в сторону доктора на полу. Теперь Ребекка была так же испугана, как и Таня всего несколько минут назад. – Не хочешь? Тогда никакой полиции. – Ребекка кивнула. - Линк?
Линк нависал над побежденным доктором громадой своего тела, размышляя, не стукнуть ли его еще раз. Конечно, лежачего не бьют. Но так хотелось!

Келлерман, по случаю бешенной израильской жары одетый в шорты и футболку, блукал в лабиринтах Яффо. Но наконец-то он с трудом нашел нужную улицу, и вышел к зданию, которое искал.
Мимо него трудно пройти. Построено в старом восточном стиле, выкрашено в яркий персиковый цвет. Вывеска гласила, что данное здание занимает гериатрический центр.
Название какое-то знакомое. Память Пола не подводила никогда.
Келлерман достал из кармана шорт палм, набрал название гериатрического центра, чтобы проверить догадку. Палм, хранивший информацию, которую Келлерман был не в состоянии держать в голове, выдал ответ. Ответ Пола удивил. Он озадаченно смотрел на экран. Перепроверил еще раз. Палм выдал тот же ответ.
Ну что ж, теперь у Келлермана был план, как действовать дальше. Он уверенно направился к входу в здание.
- Эй, господин! Куда это вы!?
За Полом бежал низкий тощий араб в потертых джинсах и футболке цвета фуксии.
- А в чем дело?
- Я – Ахмед, охранник. Я вас раньше не видел. Вы к кому пришли?
- Я приехал из-за границы навестить родственницу.
- А как ее зовут? В каком она отделении?
- Слушай, Ахмед, я же тебя не спрашиваю, что ты делал возле той белой «Субару», которая только что отъехала. И не спрашиваю, что в том меленьком пакетике, который передал тебе водитель.
Смуглое лицо Ахмеда побледнело от страха.
У Келлермана мелькнула мысль, что не нужно ссориться с местным населением. Он улыбнулся Ахмеду своей располагающей улыбкой, и подмигнул:
- Ладно, брат, я тебе не выдам. Я сам посещал занятия анонимных наркоманов.
- Я тоже ходил на занятия, брат. Но ты же знаешь, как легко сорваться.
- Конечно, знаю. – Келлерман снова улыбнулся.
- А как тебя зовут?
- Лэнс. – Келлерман ответил машинально, даже не успев подумать. Наркоман Лэнс жил внутри его личности какой-то своей отдельной жизнью.
- Очень приятно, Лэнс. Пойдем, я тебя провожу.
Они вместе подошли к стойке ресепшина.
- Ирэна, это господин Лэнс. Он приехал из-за границы навестить родственницу.
Вот черт! И вылез же этот Лэнс откуда-то?! Теперь Келлерман не сможет представиться Полом Адельштейном, своим двойником-актером, чья дальняя родственница, Сара Адельштейн, госпитализирована в этом гериатрическом центре.
- Сара Адельштейн. Вообще-то она родственница одного моего близкого друга. Я в командировке в Израиле, и пообещал, что навещу ее.
- Я лучше позову социального работника.
- Таня, социальный работник, тебе ожидает посетитель на ресепшине! – Крикнула секретарша в микрофон громкой связи.

Таня подошла к ожидавшему ее посетителю. Одетый в шорты и футболку, он все равно выглядел не по-израильски. Уж очень аккуратно и наглажено. Сразу видно, интурист. Кожа, непривычная к сильному солнцу, раскраснелась от загара. И от этого казалось, что на щеках румянец смущения.
- Шалом! Меня зовут Таня. Я социальный работник. Вы хотели меня видеть?
- Здравствуйте, меня зовут Лэнс. Я бы хотел видеть Сару… Адельштейн.
- Вы родственник?
- Нет. Но я близко знаком с мистером Полом Адельштейном, и пообещал ему навестить Сару.
- Вы, конечно, сможете навестить Сару, но информацию о состоянии здоровья больных мы даем только близким родственникам. Пойдемте, я вас провожу.
Благодаря Саре Адельштейн, Келлерман попал на территорию больницы. Остальное было делом техники. Пол уже давно вычислил адрес места работы девушки Линкольна. Знал он и адрес, по которому жил Линк. После того, как он потерял того у Алмазной Биржи, именно к дому Линка Келлерман и поехал. Он прождал его напрасно всю ночь и все утро. И увидев, что Линк не появляется, решил проверить вариант с работой его девушки. Может та, что едет с ним сейчас в лифте, она и есть.

В отделении Пол немного растерялся. Он много чего повидал за свою жизнь. И много чего пережил. Но такая концентрация старости, болезни и горя поразила даже его воображение. Так вот как старятся и умирают обычные люди! На своей работе Келлерман не ожидал, что состарится, и о старости не думал.
Таня подвела Келлермана к Саре. Та сидела на своем инвалидном кресле у окна. Повернула неестественно голову вверх и смотрела в потолок.
- Ей удобно так сидеть? – зачем то спросил Пол.
- Думаю, что нет. Но это спазм мышц от ее болезни.
- Сара? – Пол пытался поймать ее взгляд, но он продолжать медленно блуждать по потолку. Сара шамкала своим беззубым ртом.
- Она пытается что-то сказать?
- Нет, Лэнс. Это непроизвольные движения.
В лобби вырулил Линк, неся на вытянутых руках поднос с больничной едой.
- Вот черт! – Воскликнул он, увидев Келлермана. Швырнул ему под ноги поднос, и ринулся по коридору.
Келлерман поскользнулся на ошметках еды, но удержал равновесие и не упал. Рванул по коридору за Линком. Ему преградил путь санитар, выкативший инвалидное кресло с больным из палаты в коридор. Пол одним махом перемахнул через преграду поверх головы старичка. Санитар схватился за сердце.
Таня побежала по коридору за Линком и Келлерманом. Судя по шуму, доносившемуся из подсобки, они там уже дрались.
Так и есть! Инвентарь, хранившийся в подсобке, разбросан по полу. Линк тоже на полу. Келлерман душит его шлангом от системы внутривенного вливания.
- Где пленка? Ты мне скажешь, где чертова пленка?
Линк нащупал рукой ручку судна. Ударил Пола судном по лбу. Тот ослабил хватку. Линк сумел вывернуться, оттолкнув Келлермана от себя. Схватил пакет с подгузниками, швырнул в Пола. Пакет объемный, но не тяжелый. Он не больно ударил Келлермана. Пол огляделся вокруг, чем бы швырнуть в Линка. Запустил в него клизмой. Линк отбивался от «гранаты» с криками «Фу!».
Пока Линк был в замешательстве от клизмы, Келлерман решил его добить пакетом подгузником.
На помощь пришла Таня, шлепнувшая Келлермана по рукам катетером, подобранным на полу. Келлерман ухватился за катетер, и вырвал его из танинных рук. Таня не растерялась, подобрала с пола другой катетер.
- Ну что? Будем фехтоваться на катетерах?
Линк разобравшись с клизмой, схватил снова главное оружие – судно, и наступал с ним на Келлермана.
- А ну прекратить немедленно! Сколько вам лет?!
Линк и Пол набычившись смотрели друг на друга, тяжело дыша от драки.
- Пленку верни, уголовщина!
- Канай отсюда! Достал уже!
В подсобку прибежав на шум, влетела медсестра Анна, а за ней сбежавшиеся поглазеть на происходящее все санитары отделения.
- Люди добрые! Это что же такое делается!? Вы же всю подсобку разнесли!
- Ты посмотри, что они наделали! А нам теперь убирать! – Переговаривались между собой санитары.
- Мы сами все уберем! – Пыталась разрядить ситуацию Таня.
- Уйдите с глаз! – Анна махнула рукой на дверь. Таня не хотела злить Анну, и почла за благо убраться из ее отделения, уводя драчунов с собой.
Таня тащила Линка за руку, подталкивая Келлермана впереди себя.
- Пойдем ко мне в кабинет, и там поговорим цивилизованно!

- Так! Линк, сядь за тот стол в углу! – Таня закрыла дверь кабинета. – А ты, Лэнс, сядь за этот стол.
- Не Лэнс его зовут! Келлерман он! – Выкрикнул Линк.
- Ну что ж, очень приятно, Келлерман! А врать то было зачем?
- Можно просто Пол.
- Очень приятно, Пол. – Вздохнула Таня.
- Линк, мы же договорились. Где пленка? Лучше отдай по-хорошему. Я от тебя не отстану. Тебе от меня не спрятаться. Я тебя каждый раз нахожу. Это даже становится неинтересным.
Келлерман жалел, что не взял с собой пистолет. Но оружие невозможно было спрятать в его израильском маскировочном костюме. При необходимости Пол мог убить голыми руками, или, по крайней мере, сильно изувечить. Но оружие действовало на людей удивительным образом.
С другой стороны, Келлерман, а точнее Денни, уже убил Лису. Келлерман угрожал Эл Джею, но Линка так и не достал. Этот Линк простой, как веник, но с ним все выходит так запутанно. Тут нужна другая стратегия.
- Эта пленка – моя страховка! – Кричал Линк в ответ Полу.
- Линк, где ты выучился таким умным словам?
Линк вскочил со стола.
- Линк… - Тихо произнесла Таня, и тот опустился на стул. – А ты не дразни его! – Таня повернулась к Келлерману. – Позвольте мне спросить, что за пленка?
- У Линка находится пленка с разговором, компрометирующем женщину, которая мне небезразлична.
- Какая она женщина!? – взревел Линк. – Сука! Змея подколодная! Я из-за нее три года Фокс Ривер топтал! Мне мокрую губку на темечко положили!
- Линк, ну что ты будешь сейчас с этой пленкой делать? – Келлерман говорил с Линком таким тоном, будто разговаривал с дитём неразумным.
- По радио в эфир пущу!
- Глупо!
- Зато ты у нас очень умный! Тебе-то зачем пленка? Ты думаешь, что ты своей стерве эту пленку привезешь, так она тебя полюбит? Она тебе сердце мотает, а ты носишься по ее указке по всему миру, как верный пес!
Таня ожидала, что Келлерман сейчас вспылит, как и Линк, но Пол сохранял спокойствие, и только розовые от загара щеки казалось стали еще ярче.
- Линк, я тебе говорил – повторю еще раз: тебе не понять сложных отношений.
- Если бы ты сам понимал, она бы не разбила тебе сердце!
- А ну прекратите оба! – Таня снова принялась успокаивать бранящихся Линка с Келлерманом. – Линк, не обижай его! Некрасиво смеяться над чувствами других людей! – Келлерман хихикнул, глядя, как Таня отчитывает Линка. – Ты тоже хорош! Не подначивай его!
- Послушай, мне нужна это пленка! Она мне нужна больше, чем Линку. Я хочу защитить от неприятностей женщину, которую люблю. – Келлерман хорошо разбирающийся в людях, рассчитывал, что самым правильным ходом будет надавить Тане на жалость. А она уж уговорит Линка отдать запись. Он изобразил на лице грустный взгляд и растерянно захлопал ресницами.
- Ничего я тебе не отдам, гад лицемерный! Думаешь, я забыл, что это ты меня в тюрьму засадил?!
- Так Это Ты Засадил Линка в Тюрьму?! – Глаза Тани налились злостью. На щеках выступил румянец. – Ах Ты, Пакостник!
Таня вскочила со стула, подхватила со стола стопку личных дел в папках, и принялась лупить ими Келлермана. Пол схватил Таню за обе руки, легонько сжал своими железными руками. Таня выпустила папки. Они шлепнулись Келлерману на ногу.
- Черт!
- А ну пусти ее! – Заорал Линк, и швырнул в Келлермана дыроколом. Дырокол был потяжелее подгузников, но цели не достиг. Пролетел у Пола над ухом, и глухо ударился о стену.
Кто-то тарабанил в дверь комнаты. Видимо стучали и раньше. Но из-за бедлама никто не слышал стука.
Таня приоткрыла дверь. На пороге стоял доктор Хедек. Он первый раз сам зашел к ней в комнату. Обычно он вызывал ее к себе в кабинет.
- Шалом, доктор!
- Таня, я пришел тебе сказать, что после сегодняшнего случая я не уверен, что ты сможешь продолжать свою работу здесь. Я еще не решил, что мне с тобой делать.
Хорошо же Линк все-таки стукнул доктора. Он, на удивление, не кричал, говорил спокойно и вежливо. Хотя и собирался уволить.
- Доктор, вы меня извините, у меня беседами с родственниками. – Таня не давала доктору Хедеку зайти в комнату, заслоняя дверной проем.
- Правда? А какого больного?
- Сары Адельштейн.
- Так она же одинокая!
- Вот нашелся дальний родственник из Америки.
- А ты документы у него проверяла? – Доктор Хедек начал снова выходить из себя. – Может он не родственник, а аферист? Почему ты такая бестолковая, Таня? Что ты ему уже успела рассказать?
- Доктор, простите, можно мы закончим разговор? – Келлерман подошел к полураскрытой двери.
- Я – доктор Хедек! Главврач! Сомневаюсь, что вы вообще можете иметь тут какие-то разговоры!
- Послушайте, доктор Хайдак…
(«Хайдак» на иврите «Микроб»).
- Как ты меня назвал?! А ну вон из моей больницы! – Доктор Хедек замахал руками перед лицом Келлермана. Пол схватил его за кисть, выломав пальцы приемом Куина.
- А-а-а-а! – Заорал от боли доктор, прижимая раненую руку к груди.
- Раз вы доктор, то знаете, что делать с рукой.
- Чтоб тебя!
Келлерман легонько стукнул доктора в солнечное сплетение. Доктор, отпустив больную руку, и схватившись за живот, повалился на пол.
- Теперь меня точно уволят… - Пролепетала Таня.
- И еще, доктор, - Келлерман говорил на удивление мягко с избитым им человеком, - если ты вот ее уволишь, - Келлерман указал на Таню, - я приду к тебе еще раз, и мы поговорим по-мужски. Понял?
Пол принялся выталкивать валяющегося на пороге доктора в коридор носком кроссовка.
- А теперь продолжим прерванный разговор… - Келлерман вернулся в комнату, закрыв за собой дверь. – Где все-таки пленка?

Сентябрь 2008

@темы: Фанфикшен, Пол Келлерман, Побег, Линкольн Барроуз