20:47 

Born To Be Wild - Часть 3: Дым над водой

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
Часть 3: Дым над водой

Smoke on the water, fire in the sky
Stupid luck with the flare gun
Burned everything to the ground
We were running in and out
It was crashing with an awful sound
Smoke on the water, fire in the sky


- Доброе утро, маленькая! – Бобби стоял на пороге офиса, держа в здоровой руке прикрытую салфеткой тарелку. – Я банановый хлеб испек. Будешь? – Пахло изумительно. Нет ничего лучше запаха теплой сдобы по утрам.
Утро в автомастерской Теллер-Морроу начиналось рано. И сейчас парни уже вовсю гремели железом в боксах, и переругивались друг с другом не по злобе, а в шутку.
Я уже несколько дней работала в офисе гаража вместо Джеммы. Она решила пока не появляться в мастерской, но была уверенна, что за парнями нужен глаз да глаз.
Клей не был рад, когда на следующее после дня «аварии» утро, в гараже вместо Джеммы появилась я. Но, тем не менее, ничего не сказал. Тиг бросил как-то между прочим, что ненавидит когда «папа и мама ругаются». У Клея и Джеммы все было отнюдь не гладко. После произошедшего Джемма не подпускала Клея близко и держала дистанцию. Клей не понимал, что происходит и бесился. Джемма не появлялась в гараже, ссылаясь на плохое самочувствие, разбитое лицо, и боли. Клей ходил злой, как сто чертей, срывался из-за любой мелочи.
- Спасибо, Бобби! Конечно, буду! Только кофе сделаю. Ты как? - Если существует в мире абсолютно позитивная вещь, то это сладкий кофе с молоком и свежая сдоба на завтрак.
- Ага! – Кивнул мне Бобби.
Я насыпала в чашки растворимого кофе, и приготовилась налить кипятка из кулера.
- Э, нет! – Остановил меня Бобби. – Это не кофе, а дерь… Ну ты поняла. В клубхаусе есть кофемашина. – Бобби встал.
- Сиди, Бобби! С тебя хлеб - с меня кофе. Я сейчас принесу.
Стыдно признаться, но с кофемашиной я разобралась не сразу. Первую сваренную чашку пришлось вылить в раковину.
- Опи, ты издеваешься? – Джекс распахнул дверь настежь, и влетел в клубхаус.
- Говорю тебе, Джекс, Дарби[1] торгует в Чарминге! – Опи вошел вслед за ним, направляясь к стойке.
– Доброе утро, Таня! – Бросил мне Джекс.
Опи налил стакан воды из-под крана, и, запрокинув, выпил его залпом.
- Привет, сестренка! – Не дожидаясь моего ответа, Опи продолжил разговор с Джексом. – Похоже, Дарби стал курить собственную шмаль! - Он со стуком опустил стакан на стойку.
- Почему мне кажется, что это связанно с появлением нашего нового знакомого Зобелля? – Джекс убрал светлую прядь за ухо. – Ладно, Джус на него капает. Нужно решить проблему под рукой.
- Все кухни Дарби закрыты. Может он перешел на мобильные?
- Ебать-капать! Надо найти эту лабораторию немедленно! – Джекс ударил кулаком по стойке. – Если мы сейчас их не прижмем, нацики этот город утопят в зелье…
Сэм-Кроу всеми силами боролись, чтобы не допустить торговли наркотиком в Чарминге. Именно за это их и уважали местные жители, понимая, что полиция не в силах защитить их от такой беды. Методы Сэм-Кроу были жестоки и не вполне законны. История о том, что сделал Джекс с дилером, продававшим дурь его беременной бывшей жене Вэнди дошла в свое время до Индиан-Хиллс. Но и шериф Ансер, и жители Чарминга закрывали на это глаза. Ведь какая разница, если твердо знаешь, что твоему ребенку не продадут в школе траву или колеса.
Я не знала, стоит ли рассказывать Бобби об услышанном разговоре. Но он отвлек меня, предложив разобрать завал из документов на офисном столе.
- В гараже с моим плечом от меня толку мало. - И Бобби принялся сортировать бумаги, раскладывая по маленьким стопкам. - Вот эти, - он показал мне корешок оплачено клиентом счета, - ты подшиваешь в папку «Дебит – Кредит». А вот эти – в папку «Баланс».
Слушая объяснения Бобби, я пила горячий кофе и уплетала кусок за куском банановый хлеб, роняя крошки на документы.
- Ты во всем этом разбираешься, да, Бобби? – Этот вопрос можно было не задавать. Бобби носил нашивку «Treasure»[2].
- Мой отец был счетоводом у одного мафиози в Рино. Научил меня кое-чему. – Очки Бобби сползали на нос, и он посмотрел на меня поверх стекол. - Федералы несколько раз засылали к нам налоговую. Так что у нас должен быть полный порядок, чтоб ни одна сука не докопалась.
Итак, Бобби умел считать деньги, он пек банановый хлеб, и неплохо пел. Эти парни грубые и неотесанные на вид, в черной коже, покрытые наколками… А на самом деле, они обычные люди, которые могут быть трогательными в своих талантах и увлечениях. Я вспомнила выражение лица Линка, когда он показывал мне Форд. А чего стоила улыбка Бобби, когда я нахваливала его выпечку.
Тем временем во дворе гаража что-то происходило. Мы с Бобби выглянули из офиса на шум.
Из подъехавшей машины выскочила блондинка в обтягивающем джинсовом костюме и лакированных туфлях на высоченных каблуках.
- Посмотрите, что он с ней сделал! – Кричала она, указывая на свою спутницу, тоже крашеную блондинку, в джинсовых шортиках и коротком черном топе. По ее лицу из разбитого носа струйками текла кровь.
- Это кто? – Спросила я Бобби.
- Луанна, старуха Большого Отто. Он мотает срок в Стоктоне[3]. У Луанны порнобизнес, студия Кара-Кара. Ее притесняет один ублюдок. У него такое дебильное имя. – Бобби хохотнул. - Мы вчера с ним разбирались, но видимо, до него плохо доходит.
- Это сделал Джорджи?
- Карузо?
- Вот гад!
На крики Луанны во дворе уже собирался народ. Джекс, Чибс, Опи.

У дверей клубхауса стоял Клей. Пока он только молча наблюдал.
- Дай посмотреть. – Опи подошел к девушке с разбитым лицом. – Не думаю, что нос сломан. – Он протянул ей полотенце с завернутым в него льдом. – Запрокинь голову, и приложи.
- Вам стоило внушить ему больше страха! – Выкрикивала Луанна, нервно жестикулируя. – Лайла! - Она повернулась к своей спутнице. - Повтори, что сказал тебе Джорджи!
- Он просил передать Луанне, - девушка убрала полотенце от лица, - что если эти недомерки-байкеры опять явятся, он… - она замялась. – Он включит камеру, и снимет, как его член ездит в их задницах.
Джекс закипал.
- Поехали, сыграем в бейсбол! – Бросил он Чибсу.
- Джекс! – Выкрикнула Луанна. – Не смей ничего делать! Ты сделаешь только хуже!
- Ты с кем вообще таким тоном говоришь?! – Джекс тоже сорвался на крик. Сделал насколько шагов к Луанне, угрожающе наступая.
- Джекс… - Она не шутку испугалась. Выставила вперед руки в примирительном жесте.
- Залатай ей рожу! – Продолжал кричать Джекс. - Позвони другим своим дарованиям, пускай запирают двери! – Он резко развернулся, и зашагал прочь.
- Луанна, зайди! Поговорим. – Клей не сдвинулся с места, стоять в дверном проеме.
Луанна растерянно смотрела вслед уходящему Джексу. Перевела взгляд на Лайлу, прижимающую к лицу холодное полотенце. Она понимала, что перегнула палку. Сэм-Кроу не терпят такого отношения, даже от старухи брата. Клей едва заметно кивнул Опи.
- Пойдем! Я отвезу тебя в больницу. – Тот приобнял Лайлу за плечи. – Если ты, конечно, не против прокатиться на эвакуаторе.
- Пойдем! – Проговорил Бобби, до сих пор не проронивший ни слова. – Шоу окончено.
Но он ошибся. Это стало понятно, как только во двор въехал черный минивэн, которым пользовалась сейчас Джемма.
- Что ты тут забыла? – Клей оторвался от дверного косяка, к которому прилип, пока наблюдал за спектаклем Луанны, и широкими шагами направился к Джемме через двор. – Это дело клуба. Тебя не касается!
- Что не касается? Луанна моя подруга. Ей нужна помощь.
- Значит, если она хочет поговорить, то ты себя уже не так плохо чувствуешь, чтобы приехать сюда?
- Ты что, ребенок? Тебе три года?
- Возвращайся домой, Джемма! Мы все решим. Ничего с твоей Луанной не случится! Не хватало еще, чтобы ты вмешивалась в порнодела!
- Придурок! – Выкрикнула Джемма.
Клей со всей силы вмазал кулаком по капоту машины, на которой приехала Джемма.
- Идиот вонючий! – Джемма в ответ ударила ногой, обутой в сапог, по колесу одного из припаркованных в ряд байков. - Только этого твоим суставам и не хватает! Мощного долбежа! – Клей страдал от болей в суставах, вызванных артрозом. Иногда, по собственным словам, он не мог расстегнуть собственную ширинку. И это пугало его до чертиков. Не ширинка, конечно. А то, что собственные руки его не слушались. Ибо непреложный закон клуба гласил: ты президент до тех пор, пока можешь управлять байком.
Клей развернулся к ней, все еще держа кулак не весу.
- Хочешь ударить меня! Только тронь! Я тебе горло перегрызу! – Джемма уже не владела собой. У нее была истерика. – Какой же ты жалкий! – Продолжала кричать она.
Я не поняла, что именно хотел сделать Клей, то ли обнять жену, то ли встряхнуть. Но стоило ему прикоснуться к Джемме, как она резко вырвалась, разразившись судорожными рыданиями, и крича, чтоб он не смел ее трогать.
Подбежавший Джекс обнял мать. Она сбросила его руку, но он обнял ее снова. Больше Джемма не вырывалась.

- Таня, есть разговор. – Джекс плюхнулся на стул напротив меня, по другую сторону офисного стола. В глазах лихорадочный блеск. На белой футболке небольшие пятнышки крови. Но может быть, она не его.
- Да? – Я отложила в сторону стопку документов, которую Бобби поручил мне разобрать. Сам он уехал с Луанной после разговора последней с Клеем. Когда все успокоились, они все-таки поговорили. И судя по всему, разговор сложился удачно.
- Ты ведь видела представление Луанны. – Джекс откинулся на спинку, развалившись на стуле в свободной позе.
- Было очень эффектно.
- Луанна у нас звезда экрана. Она умеет устраивать эффектные шоу. - Джекс рассмеялся. – Она порнозвезда. Сейчас сама снимает порнофильмы. Большой Отто помог ей открыть этот бизнес. Но сейчас ее решил задавить один козел. Его зовут Джорджи, представляешь? – Джекс поморщился. - Джорджи, мать его! Так вот, он угрожал, пытался переманить девочек. Мы ездили к нему дважды, чтобы объяснить, что не стоит обижать Луанну. Дважды, потому что с первого раза он не понял. Не уверен, что и со второго раза поймет. – Так вот откуда кровь на футболке Джекса. Парни играли в бейсбол с Джорджи. - Луанне нужна постоянная поддержка. Сэм-Кроу решили стать ее партнером. Дадим ей помещение, и немного наличных. Ее потрепали федералы, пока капали под Сэм-Кроу.
Я внимательно слушала Джекса. Опередив мой вопрос, он сказал:
- Зачем я, собственно, все это тебе рассказываю? Я слыхал от Юрия о «блядском соцпакете», как он его называл. – Основным бизнесом Адского Племени были цыпочки[4]. Везде, и в гостиницах в Вегасе, на автозаправках по всем трассам Невады. Идея позаботиться о них родилась от простой жалости. К моему большому удивлению, Юрий эту идею поддержал, рассудив, что это вполне может пойти на пользу бизнесу. - Страховки, медицинские обследование для девочек. Ты даже хотела устроить детский сад! – Джекс широко улыбался. И я не могла понять, то ли ему нравится то, что он слышал от Юрия, то ли его это забавляет. - Таня, я хочу, чтоб ты занялась этим на студии Луанны. Нужно показать ее дарованиям, что о них заботятся, чтоб они не ушли к какому-нибудь очередному Джорджи. – Значит, все-таки нравится.
- Нет. – Я еще не успела обдумать ответ, как он уже успел вырваться.
- Таня, я прошу не для себя. – Джекс поддался вперед. - Я прошу для клуба. Я знаю, что ты винишь меня в смерти Юрия…
Я отрицательно покачала головой.
- Я сам себя виню в его смерти… - Произнес Джекс, понизив голос.
- Джекс, я не виню тебя в смерти Юрия! Я никого не виню, кроме того Майана, что спустил курок. Я чувствую это напряжение между нами. И я не понимаю, почему так происходит. Я не держу камень за пазухой. Нет злобы к тебе. Поверь! – Наверно именно то, что я чувствовала, называют «отлегло от души». Я боялась этого разговора с Джексом. Но сейчас ощущала облегчение, сказав ему то, что должна была сказать еще в день моего приезда в Чарминг. Я искренне не считала Джекса виновным в смерти Юрия, и не хотела, чтобы он винил себя сам.
- Сестренка! – Джекс протянул руки через стол, и накрыл мою ладонь своей.
- Ты повредил руку? – Спросила я невпопад.
- А? Что? – Не понял Джекс. – Когда-то давно растянул связки.
- А это зачем? – Я коснулась пальцами синей банданы с белым узором, туго обмотанной вокруг запястья.
- А, это! Так… Пот вытереть, или волосы перевязать…
Джекс замолчал. Мы оба молчали. Он смотрел на меня выжидающе.
- И, тем не менее, мой ответ «Нет». Я видела Луанну. Не хочу работать с ней. Хватит с меня блядей. – Я легонько сжала пальцы Джекса. - К тому же я нужна пока в гараже.
Ответить мне Джексу помешал зазвонивший мобильник.
- Хейл? – Проговорил он в трубку. – Информация о лаборатории пустышка?
Захлопнув крышку телефона, Джекс вертел аппарат в руках, что-то обдумывая.
- Что-то случилось?
- Нужно выдвигаться. – Джекс встал со стула. - Пора напомнить Дарби, что его кухне не место в Чарминге. Мы дали инфу помощнику шерифа, Хейлу, но он спалил наводку. Купил его Зобелль, что ли… - Джекс обогнул стол. Я тоже поднялась. – Я рад, что мы все выяснили, сестренка! – Он обнял меня. - Уважаю твое решение. И ты действительно нужна сейчас в гараже.

После шумного дня с мастерской, здорово было отдохнуть в тишине, разложившись на кровати с ноутбуком в своей комнате. Удивительно, но эта гостевая спальня в доме Тары стала моей всего за несколько дней. Наверно я подобно черепахе всегда ношу свой дом с собой, и поэтому могла бы почувствовать себя дома даже под деревом (не дай Бог, конечно!)
Тары как всегда не было дома. Я уже привыкла, что она практически все время проводит у Джекса, но сейчас я спрашивала себя, где она. Парни уехали из гаража еще засветло. Лабораторию Дарби по производству наркотиков сегодня вечером ждал бесславный конец. Я видела, как Джекс, Опи и Линк грузили в фургон сумки с оружием и взрывчаткой. Байки остались на парковке во дворе мастерской, весты с цветами в клубхаусе. Во время уничтожения нарколаборотории Сэм-Кроу должны быть неприметны, чтобы не скомпрометировать клуб. Парни ходили по лезвию ножа ежедневно, находясь в непроходящем адреналиновом опьянении. Опасные рейды они перемешивали с отрывными вечеринками и беспощадным весельем. Вот и сегодня Сэм-Кроу ждет вечеринка на студии Кара-Кара. После разгрома кухни Дарби парни оттянутся с девочками Луанны.
Но где все-таки Тара? Она вроде не упоминала про дежурство в больнице. У Джекса дома Джемма одна с Эйблом.
От размышлений меня отвлек гул мотора. Я думала, это Джекс привез Тару домой. Ожидала услышать, как открывается дверь. Но в дом никто не входил. Поддавшись любопытству, я вышла посмотреть. Но стоило мне выйти на крыльцо, как байк рванул с места вниз по темной улице, освещенной редкими фонарями. Я успела увидеть лишь эмблему жнеца, вышитую белыми нитками, на спине байкера. Я не видела, кто это, но почему то была уверенна, это Линк.

- Домой? – Спросила я Джемму, укладывая пакеты с продуктами в багажник. Несколько часом назад Джемма позвонила мне с вопросом, есть ли у меня что кушать. Она собиралась в супермаркет. Джемма никогда бы не попросила поехать с ней. Поэтому я и не спрашивала. Просто сказала, что мне нужно многое купить, и попросила подвезти меня, раз уж она все равно едет. Нам обеим был понятен смысл этой словесной игры. И, похоже, что Джемма была мне благодарна за это понимание.
- Нужно заехать к Луанне. – Джемма тяжело выдохнула, и потерла поясницу. Она до сих пор страдала от болей.
Клей не обрадуется, узнав о нашем визите в Кара-Кару. Он не любил этот бизнес. Ему не нравилась дружба Джеммы с Луанной. А уж о появлении его старухи в павильонах порностудии и говорить было нечего. Я не успела высказать вслух свои опасения. Впрочем, я не была уверенна, что стоит это делать. Джемма тем временем продолжала.
- Ей нужна поддержка. Отто серьезно ранили в Стоктоне. Он практически потерял глаз.
- Тюрьма – опасное место. – Произнесла я. Хотя до этого момента я полагала, что члены такого клуба как ДА должны быть в относительной безопасности и по ту сторону решетки.
- Сэм-Кроу подозревают Зобелля. – Джемму заметно передернуло.
Белая Ненависть серьезно намерена втянуть ДА в войну. Сначала Джемма. Но вопреки ожиданиям Зобелля, она не поставила клуб под удар, предпочитая молчать и скрывать случившееся. Теперь пострадал Отто. И возмездие Сэм-Кроу не заставит себя ждать. Каким будет следующий удар Белой Ненависти? Кто у них на очереди? После случившего с Джеммой и Отто не оставалось сомнений, этих нацистов ничто не остановит. Для них нет никаких границ. Война с ними будет кровопролитной и жестокой. И одному богу известно, когда она закончится, и как…
Погрузившись в свои мысли, я не сразу обратила внимание, что Джемма замолчала. Оторвав взгляд от пакетов с продуктами, я подняла на нее глаза. Джемма стояла ко мне полубоком, напряженно замерев. В упор наблюдала за чем-то, привлекшим ее внимание, с другой стороны улицы. Я проследила за ее взглядом. Ничего особенного. Девушка-блондинка копается под капотом фургона, видимо, заглохшего. Захлопнув крышку фургона, девушка зашагала прочь. Джемма, не обращая внимания, на мои вопросы, решительно двинулась за ней. Блондинка же в свою очередь, завидев Джемму, бросилась бежать. Эти двое определенно знали друг друга. И между ними были какие-то счеты. Блондинка резво бежала вдоль улицы. Джемма, прихрамывая, заметно отставала от нее. Я бежала за ними.
Вывернув из-за угла, я увидела, как блондинка запрыгнула в машину. Машина тут же рванула с места. Осознав, что девушку не догнать, Джемма остановилась на тротуаре. Ее плечи поднимались и опускались в такт тяжелому дыханию.
- Джемма? – Подойдя ближе, я осторожно тронула ее за плечо.
Я толком не успела понять, что произошло. Видимо, Джемма, испугавшись и почувствовав опасность, резко двинула локтем назад, ударив меня в живот. Я согнулась пополам от боли. Казалось, меня проткнуло насквозь, а из легких выкачали весь воздух. Широко раскрыв рот, я судорожно пыталась сделать хоть вдох, но не могла. Мир перед глазами расплывался в кругах ярко-белого света.
- Таня, прости! – Говорила мне Джемма, наклоняясь ко мне, поддерживая, и пытаясь помочь разогнуться. – Вот ты ж черт! Твою мать! Прости! Прости!
Уже потом в Кара-Каре, слушая в пол уха разговор Джеммы с Луанной, я вспомнила, как она рассказывала о девушке, заманившей ее в ловушку в ночь изнасилования. Блондинка остановила Джемму на дороге, сказав, что ее ребенок чем-то подавился и задыхается в машине. Джемма потеряла бдительность, решив, что молодая испуганная мать неопасна. И в результате оказалась на складе за 18-тым шоссе. Ну что ж, нацистская подстилка, теперь я тоже знаю, как выглядишь…

В Теллер-Морроу было не спокойно. Сэм-Кроу готовились к голосованию по поводу немедленного возмездия за Большого Отто. Трое арийцев напали на него в тюрьме. Никто не справился бы с Отто в одиночку. Ему выбили глаз обломком швабры, он практически ослеп. Некоторые, как Клей и Тиг, хотели уже сегодня пустить кровь Белой Ненависти, и посмотреть голубого ли она цвета. Но Джекс утверждал, что Сэм-Кроу должны смотреть дальше необходимости вершить немедленное возмездие. А если попытаться вмазать арийцам сейчас, можно при этом легко сыграть Зобеллю на руку.
Стук в дверь отвлек меня от невеселых размышлений. Странно, в Теллер-Морроу редко стучат в двери, тем более, когда они открыты. Я подняла глаза от экрана компьютера, в который бездумно пялилась уже несколько минут.
- Извините, где я могу найти Джексона Теллера? – Русский акцент. Слишком правильно построенная фраза. Легкая неуверенность. Я узнала саму себя еще год назад.
- Проходи, сестренка! – Сказала я по-русски. – Подожди. Джексон должен подойти. – Джекс вел разговор с Джусом в клубхаусе.
Как я и предполагала, девушка говорила по-русски.
- Спасибо! – Улыбнулась она.
Сняв с плеча зачехленную гитару, и поставив на пол небольшую спортивную сумку, она присела на стул в углу.
- Хочешь пить? – Спросила я.
- Нет, спасибо! Я наверно долго не задержусь. – Она помолчала несколько минут. – Может быть, ты знаешь, тут есть какая-нибудь гостиница?
- В Чарминге нет. Но по 181 шоссе есть мотель на заправке. Ты на машине?
- Нет. Меня подвезли на попутке.- Девушка снова улыбнулась, но глаза оставались грустными, может, немного уставшими.
- Понятно. Думаю, кто-нибудь из парней тебя подвезет.
- Я бы хотела остаться в Чарминге.
- О! Тогда лучше всего поговорить с Джексом.
Возможно, я бы пригласила эту русскую девушку остановиться у себя, будь у меня дом. Но я сама жила в гостях.
- Ты давно в Штатах? – Мне было любопытно. Да и неловкого молчания хотелось избежать.
- Чуть больше двух лет.
Ого! Даже больше, чем я.
Девушка ничего не спросила в ответ, и мы снова замолчали. Я делала вид, что работаю. Она, кажется, тихо разглядывала офис.
- Маленькая, хочешь браунис? – Возникший на пороге Бобби помахал в воздухе пакетом с пирожными. Даже через плотную бумагу ощущался аромат шоколада.
- Бобби, ты меня закормишь! – Я подошла к нему, и, взяв из его рук пакет, заглянула вовнутрь. – Ох! Как же пахнет!
Бобби довольно усмехнулся.
- Когда ты успел?
- Мне нужно было успокоиться. Выпечка меня успокаивает.
Заметив незнакомую девушку, сидящую в офисе, Бобби спросил:
- Кто твоя подружка?
- Она ждет Джекса.
- Привет! – Бобби протянул ей руку. – Меня зовут Бобби!
- Ольга. – Я только сейчас сообразила, что не спросила девушку, как ее зовут.
- Угощайся! – Я протянула пакет Ольге, успев взять из него шоколадный кубик. – Бобби изумительно печет!
Бобби только махнул рукой, как бы говоря: «Да ладно!»
- Меня, кстати, зовут Таня.
- Очень приятно!
- Ты играешь? – Спросил Бобби, указывая на Ольгину гитару.
Она кивнула.
- Профессионально? Где?
- Ну, не то, чтобы так уж и профессионально. Стараюсь. И я пишу свои песни сама. Но сейчас я нигде не играю.
- Я пою в гостиницах и клубах на озере Тахо. – Сказал Бобби. – Могу поговорить с тамошними ребятами. Наверняка, кто-то из них захочет, чтобы ты у них выступила.
- Спасибо! Было бы здорово. Но пока хотела бы задержаться в Чарминге.
- Чарминг – отличное место. Только выступить здесь негде.
Ольга вздохнула, погладила кофр гитары и тихо произнесла:
- Зато здесь не продают наркотики.
- Вот как!
А Ольга не была похожа на наркоманку. Высокая, с хорошей фигурой. Не исхудавшая и не изможденная. Длинные темные волосы, здоровые, блестящие. Хороший цвет лица. Видимо, она вовремя соскочила.
- Мне нужно сменить обстановку. – Тем временем говорила она Бобби. – Слишком многое хотелось бы забыть. А главное - справиться со своей зависимостью.
Бобби мягко пожал Ольге плечо:
- Тогда Чарминг то, что тебе нужно. Надо будет перетереть с Джексом, найти тебе место, где остановиться.
Джекс задерживался, и я позвонила ему, сказав, что его тут ждут. Он появился через несколько минут.
- Привет! Я тебя знаю?
- Нет. У меня для тебя посылка.
Бобби встал.
- Пойду посмотрю, собрались ли парни. – Он направился к двери. – Увидимся в церкви[5], Джекс! Удачи тебе, детка! - Это он уже Ольге.
Я встала вслед за Бобби, собравшись тоже уйти, и оставить Джекса и его гостью наедине.
- Ты могла бы остаться? – Проговорила Ольга. – Может быть, мне нужна будет помощь с переводом.
Я перевела взгляд на Джекса.
- Нет проблем! – Джекс не знал, о чем Ольга хотела с ним поговорить. И если она хотела моего присутствия при этом разговоре, он не возражал.
Кивнув, я села обратно на свой стул.
Ольга, сама не замечая, снова поглаживала кофр гитары, как-будто пытаясь успокоить кого-то или что-то внутри.
На несколько секунд в офисе повисла тишина. Джекс выжидающе смотрел на Ольгу. Та глубоко вздохнула, будто набирая воздуха перед прыжком в воду, и произнесла:
- Джекс, мне очень жаль, Вэнди умерла.
Я не была знакома в Вэнди. Знала только, что прожили они вместе с Джексом совсем недолго, и расстались еще до того, как родился Эйбл. У Вэнди были проблемы с наркотиками, как она утверждала из-за того, что не клеились отношения с Джексом. Даже будучи беременной, она продолжала употреблять, и чуть не убила Эйбла. Не уверена, что Джекс простил ее. А после того, как Вэнди выписалась из больницы Сент Томас, врачи которой смогли спасти жизнь и ей, и Эйблу, она уехала в клинику Линкольн Виллидж лечиться от наркомании. Джекс заявил, что не подпустит близко к сыну наркоманку, даже если та его родная мать. Все, вроде, шло неплохо. Вэнди справлялась. Несколько раз звонила, спрашивала, как Эйбл. И вот теперь эта страшная новость.
Джекс молчал. Казалось, он оцепенел. У него давно не осталось чувств к Вэнди. Но все же ее смерть, как бы там ни было, не чужого человека, ударила его сильно.
- Мне никто ничего не сообщил. – Произнес он наконец тихим хриплым шепотом.
- В Линкольн Виллидж долго сомневались, сообщать ли тебе. Вы с Вэнди в разводе. – Ответила Ольга. - Мне жаль.
- Как это случилось?
- Вэнди где-то раздобыла мет[6]. Было расследование. Но никто ничего не нашел.
- Блядь! – Выкрикнул Джекс. – Ну как можно достать мет в клинике для наркоманов? – Снова шепотом.
Ольга молчала. Она обхватила себя руками и тихо покачивалась на стуле.
- Вы дружили?
Кивок в ответ.
- Как думаешь, она… - Джекс поморщился. Ольга напряглась, почувствовав, что именно он хочет спросить. – Она это специально? – Закончил Джекс.
- Не думаю. Наверно, она взяла свою обычную дозу, но организм уже отвык. Мета оказалось слишком много. – Ольга замолчала на несколько секунд. - Вэнди говорила, что хочет вылечиться, и поехать повидать Эйбла. Она хотела остаться в Чарминге. Говорила, что здесь не продают наркотики. Мечтала, что будет тут жить, и видеться с Эйблом регулярно.
Джекс закрыл глаз, и потер закрытые веки.
- Я привезла ее вещи. – Сказала Ольга после нескольких минут молчания. Она достала из сумки небольшой пакет, и протянула его Джексу.
Джекс постепенно вынимал содержимое пакета и складывал на стол. Две книги. Я не разобрала названий. Несколько дисков.
- Black Keys. – Джекс барабанил пальцами по пластиковой упаковке диска. – Мы были на их концерте в Лос-Анджелесе.
Далее Джекс извлек из пакета бусы. Прозрачные бусины, нанизанные на несколько сплетенных вместе цветных нитей. Он держал их двумя пальцами в воздухе на весу, задумчиво разглядывая.
- Мы все занимались каким-нибудь рукодельем. – Произнесла Ольга. – Это такая терапия. Вэнди делала бусы. Потом мы продавали наши поделки на ярмарке, когда раз в месяц приезжали родственники, ну к тем, у кого они были. Однажды Вэнди спрятала кое-какие деньги за бусы, и купила игрушку для Эйбла. – Джекс вынул из пакета сиреневого вязаного зайца. – Ее потом ругали, но игрушку разрешили оставить.
- Эйблу он понравится. – Джекс потряс зайцем в воздухе, и тот замотал ушами. А я пыталась сглотнуть ком в горле.
- Одежда Вэнди осталась в клинике. Ее пожертвуют малоимущим пациентам. – Сказала Ольга, видя, что пакет опустел. Как это страшно - вся жизнь человека после смерти может уместиться в таком вот небольшом пакете.
Запищал мобильник Джекса, сообщая о том, что пришло время собрания в церкви.
- Голосование. – Сказал он. – Не уходи. Я вернусь, как только мы закончим. – А затем обнял Ольгу, привезшую ему последнюю весть от матери его сына.

Первым из клубхауса вышел Джекс. На ходу достал пачку сигарет из кармана, и, вынув одну, прикурил.
- Что случилось, сын? – Джемма безошибочно определила, что что-то не так. Они с Тарой подъехали минут десять назад, и мы вместе ждали окончания голосования в церкви, на улице у дверей клубхауса. - Где он? – Спросила Джемма, имея в виду Клея.
- Внутри.
Джемма решительно направилась в клубхаус. Выходящие парни расступались, давая ей дорогу.
Джекс протянул Таре руку, и когда она сжала его пальцы, притянул ее к себе. Указывая на дверь офиса, он что-то говорил ей, видимо рассказывал о визите Ольги.
Вглядываясь в лица выходящих из клубхауса парней несложно было догадаться, что голосование прошло тяжело. Опи вылетел пулей, и почти бегом направился к гаражам, ни на кого не глядя. Старик Пини лишь тяжело вздохнул, посмотрев ему вслед, и прихрамывая зашагал в сторону стоянки.
Вышедший из клубхауса Линк мял длинными пальцами сломанную сигарету. Поискав глазами Опи, Линк направился было к нему. Но увидев, что тот говорит с Лайлой, остановился. Кажется, порнозвезда Луанны привезла машину в ремонт. Она откровенно кокетничала с Опи, а тот улыбался ей в ответ. Опи это нужно. Я предпочту думать, что именно из-за нее Опи сбежал от братьев после голосования.
Линк присел на бетонный забор, стряхнул с ладони остатки уничтоженной сигареты.
- Все в порядке? – Я села рядом с ним, повторяя его позу, упершись локтями в колени.
- Я не знаю. – Линк потер бритую голову. Табачинки из разломанной сигареты остались на его коротких волосах. Я протянула руку, чтобы смахнуть их. Иголочки волос, которые и ёжиком не назовёшь - настолько короткие, покалывали пальцы.
- Голосование прошло тяжело. – Я не спрашивала, а утверждала. Это было видно по каждому из парней. Нет ничего хуже, чем когда клуб не единодушен.
- Я проголосовал против немедленного возмездия. – Проговорил Линк. – Сам не знаю, правильно или нет.
- Только время покажет, было ли это правильным решением.
- Знаешь, я ведь раньше все делал сломя голову. Никогда не мог остановиться и подумать. И сегодня я понимаю, что наворотил делов. – Линк нахмурился, обозначив морщинку между бровей. – Я бы и сейчас Зобеллю глаз на жопу натянул не раздумывая. Но Джекс сказал, что они только этого и ждут. Они уже нас засняли, когда мы взрывали кухню Дарби. Морда Опи на весь экран. Герой боевика, блядь! – Достав новую сигарету из пачки, Линк прикурил и глубоко затянулся. – Знаешь, мой брат просчитывал все на десять шагов вперед. Он бы сейчас точно знал, что делать. – Линк снова затянулся, и выпустил сигаретный дым через ноздри. – Опи злится. Он хотел бы уже сейчас врезать нацикам…
- Линк, ты сам говорил, что Опи взбесился, когда вы громили кухню Дарби. По ходу он готов сейчас вписаться в любую драку. Но он не станет таить на обиду за то, что проголосовал не как он.
- Последним голосовал Бобби. Но у меня все равно такое поганое чувство, будто мой голос все решил. Пять на четыре против немедленного возмездия. - Линк затянулся, и протянул мне сигарету. Я отрицательно покачала головой.
- Каждый голос был решающим. – Сигарета Линка догорела до фильтра. Но Линк, казалось, этого не заметил. Я взяла окурок из его пальцев и бросила под ноги на асфальт. - Не грузись! – Я положила руку Линку на плечо. – Тебе просто не по себе, потому что мнения в клубе разделились, и только время покажет, кто был прав. Но жизни так бывает, никуда от этого не денешься.
Не ответив мне ни слова, Линк молча взял меня за руку, за ту, что лежала на его плече, и потянул на себя так, чтоб я обняла его за шею. Даже сидя Линк был выше меня, и обнимать его было неудобно. Но это ерунда. Мне нравилось сидеть тесно прижавшись к нему.

- Освободи место, Марти! – Крикнул Чибс одному из механиков, когда во двор гаража въехал эвакуатор, таща на буксире вышедшую из строя машину.
После тяжелого собрания в церкви день возвращался в колею, парни продолжали работу в гараже. Клей и Джемма вышли в обнимку из клубхайса. Все налаживалось. Вышедший вслед за ними Бобби направился к офису, где с Ольгой до сих пор беседовали Джекс и Тара.
- Я загоню в третий бокс! – Снова выкрикнул Чибс, обращаясь к Марти, сел в доставленную на ремонт машину, и завел мотор.
Все произошло за считанные секунды. Я видела, как Чибс вдруг выскочил из машины, и побежал что было мочи в сторону. Он успел отбежать метра на три, когда раздался взрыв. Машина полыхнула факелом, вверх метнулся столп огня, ослепив на миг. В разные стороны полетели обломки корпуса. От оглушающего грохота заложило уши. Кожу даже на расстоянии обдало жаром. В воздухе пахло порохом и гарью, и еще горячим металлом и паленым пластиком. Взрывная волна все-таки догнала Чибса. Его подбросило в воздух, перевернуло. Он приземлился на асфальт, падая на спину. Позже, размышляя о случившемся, я думала, почему Чибс выскочил из машины. Услышал ли какой-нибудь звук или щелчок. Или годы, проведенные в ИРА настолько обострили шестое чувство, что Чибс нутром почуял бомбу. Но у него появился шанс спастись. Сейчас он лежал на земле без сознания, вокруг головы жутким пятном растекалась кровь. Мы все секунду назад в оцепенении с немым ужасом наблюдавшие за сгорающей машиной бросились к Чибсу, обступив его кругом. Тара проверяла пульс. Джекс звонил 911.

[1] Эрнест Дарби – лидер нацистской группировки Нордов, занимающейся производством наркотиков, и торговлей.
[2] Казначей – отвечает за финансовые вопросы клуба: собирает членские взносы, оплачивает счета, контролирует денежные потоки, в том числе официальные
[3] Федеральная тюрьма в Калифорнии. (Я не нашла информации о том, что эта тюрьма существует в действительности)
[4] Проститутки
[5] Специальная комната в клубхаусе, где еженедельно проходят совещания членов братства.
[6] Метамфетамин

@темы: Фанфикшен, Побег, Линкольн Барроуз, ЛиТа, Дети Анархии, Self-Insertation, Born To Be Wild

URL
Комментарии
2010-08-20 в 21:22 

Кому хочу, тому и шнурую! (c)
аа, наконец-то)))))

2010-08-20 в 21:23 

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
URL
2010-08-20 в 21:36 

~rahatlukum~
Кому хочу, тому и шнурую! (c)
слушай, я все вот думаю... читать дальше ну это так....сам текст отлично отражает канон. Такой непредвзятый взгляд со стороны.

2010-08-21 в 14:15 

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
Клей - как то слишком клей)), может лучше Клэй? И клубхаус как бы сомнительно, напрашивается клабхаус. Я постараюсь принять к сведению :)

сам текст отлично отражает канон. Такой непредвзятый взгляд со стороны Это хотя и АУ, но я постаралась максимально сохранить атмосферу канона. По сути рассказ о том, что я чувствовала, пока смотрела "Детей", и о том, что почувствовала бы будь я там.

7 сентября выходит третий сезон "Детей Анархии". Жду с нетерпением.

Трейлер нового сезона


URL
     

Королева Дождей

главная