TUFomanKa
Когда-то, не очень далекое время назад (уже в мою бытность студенткой), одна моя знакомая, прийдя ко мне домой, мимоходом заметила, как же много места в моей жизни занимает Лицей. Вообще если кто-то был у меня дома, то наверняка вспомнил сейчас и фотки с последнего звонка с повязанной на них алой ленточкой выпускницы, и Клятву с Кодексом лицеиста, висящие в золотистых рамочках на торце комнаты. Другие, возможно, обратили бы внимание и на "коллекцию" бейджиков с разных мероприятий, в которых я участвовала, и на множество развешаных по шторам значков из городов, в которых я была. Некоторые, уникальные личности вспомнили бы даже незабвенную "корову" и прочие физические игрушки, висящие на одном из книжных шкафов. И это не считая фотографий с турниров, заполонивших мои альбомы и местами даже стенку над кроватью. Совсем мало кто (а, может, и никто не) знал о собрании разных бумажек/листиков/заметок со всех турниров/олимпиад/мероприятий на которых я когда-либо была.
Пожалуй, только сейчас, записав все это здесь, начинаю осознавать насколько много этого всего в моей жизни. И то, наверное, ещё не осознаю, а лишь заставляю себя над этим подумать.
Не думаю, что смогу четко назвать причину, побудившую меня - впервые за пять лет! - перебрать те самые два ящика стола, в которых хранились эти "заметки". Равно как и не могу на самом деле сформулировать причину, по которой я почувствовала необходимость сделать запись здесь. Однако раньше - все время - запись в днейнике (будь он бумажный или виртуальный), а, следовательно, и формулировка проблемы помогала избавиться от ощущения тревоги (так же как и от других не совсем приятных ощущений). Видимо, сейчас меня сюда загнала именно скрытая тревога. Сейчас на полу в моей комнате осталась только толстенная пачка моих дипломов да пара папок с турниров. Но чем эта гора бумаг становится меньше, тем тяжелее мне себя заставить взяться её разбирать.
Разбирать - в моем понимании - означает выкидывать хлам. Когда я вчера нашла свои старые дневники (вернее, попытки начать писать дневник) и перечитала пару записей мне стало просто невероятно стыдно за них. Пожалуй, перед самой собой. Но в то же время я поняла, что не все старьё нужно выкидывать - часть его должна остаться как документальные свидетельства моей истории. В принципе, бессмысленно и уж точно не важной, но какой-то чертовски личной. Как словно существование документов (и лишь только существование документов) позволяет мне считать, что эти события действительно были. Чем дальше от нынешнего момента происходило событие, тем меньшая часть его документов кажется "не хламом". Возможно, тревога эта вызывается опасением за возможную невосстановимость каких-то воспоминаний. А может быть меня просто смущает, что гора "хлама" по размерув разы превосходит то, что остается (при том, что когда-то ведь все эти листки выбирались чертовски осмысленно!). А может, меня пугает то, что количество событий, произошедших (и задокументированных) в моей жизни за период 2007-2008 годов (10-11 классы) оказывается в пять раз больше, чем события, произошедшие за практически тот же период моего студенчества. Пример деградации? Из серии тех, которые так очевидно бросались нам в глаза на первом курсе?
С другой стороны, за многие мои поступки, слова и дела сейчас мне стыдно. Именно сейчас, пересматривая старые записи, как никогда ощущаю те изменения, что произошли в мироощущении, в мире, во мне за это время. Дельта икс. Или дельта игрек. Приращение функции к приращению аргумента (времени). Только вот функция какая-то неопределенная получается.
Темп жизни в лицее и темп жизни сейчас. Как будто, получив хорошее ускорение там, влипла в гель. Постепенно, пошагово замедляя свое движение, пришла к тому, что есть сейчас - зависание. Тотальный ступор. И - самое странное - непонятно каким образом можно эту скорость набрать. То есть, есть, конечно, ощущение, что эта скорость наберется. Даже предчувствие, что она точно наберется. Вот только как и откуда возьмётся этот ускоритель - гхыр его знает.
А ещё, пока пишу всё это, чувствую определенную долю фальши в своих словах. Ведь событий вроде как в моей жизни оказывается более, чем достаточно. Даже пусть они хранятся лишь в моей памяти, но вопреки всему этому создается ощущение замедленности, заторможенности, зависания.
Есть ещё какая-то нотка, раздражающая мою совесть, когда я перечитываю написанное выше. И мне все никак не удается её вычислить. И записать. С другой стороны, тревога вроде бы ушла. Вернее, ослабилась. Надеюсь, ослабилась хотя бы настолько, чтобы закончить разбор письменного стола.
______
upd 4:41
помогло.
стол разобран с минимальный дискомфортом для совести
все-таки хорошо, когда есть где написать какую-нибудь ерунду)