05:08 

Сапожок

Нэко
Лихо, не ходи в деревню, там СЫЧЕСЛАВ!©

Макс поднял глаза к хмурому небу, затем беспомощно обвел взглядом мрачные деревья. Казалось, что они подбираются к пареньку все ближе, постепенно смыкаясь вокруг него в плотное кольцо.
Юноша угрюмо смотрел на то, как Пряник неуклюже ковыляет за ним, крепко-накрепко вцепившись в детский резиновый сапожок нежно-голубого цвета.
— Устал? — спросил юноша, сбрасывая рюкзак на опавшие листья. Пряник закивал, приостановившись и свесив голову на бок, вывалив из раскрытой пасти длинный розовый язык. Запыхался, бедняга.
Пряник подошел поближе к Максу, а потом сел на землю, по-хозяйски разложив на траве длинный хвост.
— Надо бы поесть, — вздохнул паренек, усаживаясь рядом с Пряником. Тот выжидающе посмотрел на паренька, засвиристел, нетерпеливо заерзав на месте.
— Да как так можно, одно сладкое жрать! — паренек принялся рыться в рюкзаке.
Пряник захныкал. Не выпуская сапог из лапок, он пододвинулся к рюкзаку Макса, что-то пропищал. Его странная мордочка, отдаленно напоминающая морду летучей лисицы, скривилась, будто ему было неприятно, обидно и он вот-вот заплачет. Огромные глаза ярко-желтого цвета наполнились слезами, а через минуту создание всхлипывало, роняя на сапожок слезы. Юноша закатил глаза.
— Хватит, — пробормотал он. Тогда существо обнажило маленькие острые зубки, попыталось укусить паренька за руку. Тот легонько щелкнул Пряника по носу, он зацокал языком, наморщил нос.
— Я тебя сейчас за хвост на дерево подвешу, будешь знать как огрызаться, — Макс погрозил существу пальцем, — и сапог отберу, тебе он ни к чему, таскаешься с ним почем зря.
Макс подумал, что и сам Пряник ему не очень-то пригодился, только кругами водит, верещит да подъедает запасы. Паренек достал увесистый сэндвич, завернутый в фольгу, под пристальным взглядом Пряника начал есть. Существо насупилось, засопело.
— Да чтоб тебя, — Макс извлек из рюкзака начатую упаковку имбирных пряников, вытащил из нее пару штук, протянул существу. Оно издало ликующий вопль, вцепилось зубками в угощение, прикончив его в два счета.
— Сахарный наркоман, — процедил юноша сквозь зубы, наблюдая, как Пряник убирает с мордочки и грудки крошки, — неужели не хочешь попробовать даже что-то другое?
Он поднес к носу существа сэндвич. Пряник сначала принюхался, но потом отпрянул, брезгливо скорчившись, прижав заостренные уши к голове.
— Ничего ты не понимаешь, — Макс откусил кусок. Существо что-то пропищало, указав когтистой лапой на рюкзак.
— Нет, — с набитым ртом проговорил паренек, — теперь только на следующем привале.
Пряник опечалился, сел, подперев голову лапами. Макс все удивлялся тому, как у него вообще получается понимать эту образину и как образина понимает его. Юноша вздохнул. Скорее бы поиск закончился.

Пропала дочка соседей. Шестилетняя Амелия ушла поиграть в сад, а когда родители спохватились, девчонка уже исчезла. Макс хорошо знал и девочку, и ее родителей, потому сразу же согласился отправиться на поиски, когда в его дверь постучалась обезумевшая от горя и страха соседка. У нее тряслись руки, волосы из гладкой прически превратились в воронье гнездо. От женщины резко пахло сердечными каплями. Макс попытался ее успокоить, пока безутешная стояла на его крыльце и чуть ли не волком выла, с трудом объясняя цель своего визита. Ужас ситуации заключался в том, что совсем недалеко от их уютной деревушки находился лес, где было болото. Огромное такое, похожее на спящего монстра в лесной глуши. Дети там уже пропадали. Поиск ничего не давал, только находили их обувь, причем даже не доходя до болота. А уж возле болота вообще никаких следов. Дети словно испарялись в воздухе.
Старики поговаривали, что на болоте живет кто-то злой и голодный, родители детей корили себя за то, что не уберегли пропавших. Заглянуть же в саму топь ни у кого не хватало духу. Хотя Максу казалось, что подберись они поближе к болоту, то непременно бы увидели в нем несчастных.
Когда начался поиск и группа добровольцев вошла в лес, то у Макса появилось нехорошее ощущение будто все это напрасно. Юноша почему-то был уверен в том, что Амелия уже мертва. Макс не тешил себя иллюзиями даже когда пропал его младший брат, Свен. В лесу нашли оранжевый сапожок и половину его любимой игрушки — пластикового робота. Максу тогда было десять, он уже понимал, что братец сгинул навсегда. Если взрослые пропадают без вести в лесах, что говорить про детей, которые заплутали в лесу с болотом.
Максу снились кошмары. Свен приходил и звал его с собой, мол, в лесу хорошо, никто не тревожит, играть можно до темноты, домой никто не загонит. А позади брата стояло высокое черное нечто, которое потом наклонялось, поднимало Свена на руки и под страшные вопли мальчишки отгрызало ему маленькие ножки. Брат продолжал выкрикивать, что в лесу хорошо, но Максу как-то с трудом верилось в искренность его слов. Со временем щемящая боль в груди утихла, сны навещали его все реже. Родители разошлись, придя к выводу, что после пропажи младшего развод будет лучшим решением. Макс их поддержал, поскольку осточертело слушать, как они орут друг на друга по вечерам. Он стал молчаливым, угрюмым, убегал в лес, изучал его, надеясь найти хотя бы сущую мелочь, что укажет где искать тело брата.
Макс остался жить с матерью, в том самом доме, где вырос, где спальня брата оставалась нетронутой за дверью с несколькими замками, ключи от которых мать всегда носила на цепочке на шее. Если Макс ненароком задевал их, обнимая маму, то она отстранялась, хмурилась, будто полагая, что он хочет эти самые ключи отобрать. Юноша не думал, что у мамы поехала крыша, просто считал это странным. Хотя, может быть и поехала. Макс сам иногда думал, что сходит с ума из-за тех же снов.
По вечерам, сидя на крыльце и слушая, как о чем-то поют невидимые для глаза птицы, Макс смотрел на лес. И казалось, что лес смотрит в ответ. Как живое существо, большое, голодное, затаившее злобу. Лес сводил его с ума, не давал покоя. Ему хотелось схватить топор и вырубить каждое дерево. Пареньку чудились огоньки, мелькающие среди деревьев, но он списывал это на то, что пялится на лес слишком пристально, вот воображение и подкидывает выкидывает подобные фокусы.
Когда соседка пришла просить о помощи, мать Макса заперлась в своей комнате и, судя по звукам, забаррикадировалась. Паренек, в общем-то, понимал, что ей очень страшно. И ему было страшно. Так страшно, что в ночь перед началом поиска он не смог спать. Лишь сидел на крыльце, беспрестанно курил, пил кофе, снова таращился на лес. Но на поиск согласился.
Из-за бессонной ночи, Максу, который сбросил рюкзак и отошел по малой нужде за куст, чтобы его точно никто не увидел, показалось, что существо, пытающееся забраться своими лапами в рюкзак — плод его фантазии.
Сначала он просто стоял и смотрел, поправляя ремень, хмуро глядя, как существо, озорно размахивая хвостом, добралось до пачки пряников. Пританцовывая, подпрыгивая, оно без умолку трещало о чем-то своем. Вытащив пару пряников из упаковки, создание воровато оглянулось по сторонам, ссутулилось, а когда распрямилось, то Макс обнаружил, что пряники оно куда-то запрятало, точно не съело. Чуть поодаль валялся нежно-голубой резиновый сапожок. Макс полез за своим смартфоном, посмотрел на фотографию пропавшей Амелии, которую ее мать сделала в день исчезновения. Голубая шапочка, из-под которой торчат косички, бежевая курточка, джинсы. И резиновые сапожки, того самого цвета, как и тот, что лежал перед Максом.
— А ну, пошел прочь! — паренек выхватил из лап существа пряники. Создание выпучило глаза, запищало, подхватило сапог и бросилось прятаться за деревом, откуда потом опасливо выглянуло. Макс достал сигареты, не сводя глаз с перепуганной морды, разглядывающей его с нескрываемым любопытством. Тощие длинные ножки, покрытые бурым мехом, как и остальное тело, не знали покоя. Если морда грустила, то они как будто все рвались в пляс, отчего Макс подумал, что испуг — всего лишь театр одного актера, который на самом деле хочет побаловаться.
— Чего таращишься? — спросил Макс, с наслаждением затягиваясь, — иди отсюда.
Он как следует рассмотрел создание, и ему стало не то чтобы не по себе, становилось очень жутко. Волосы на затылке дыбом встали, по спине мурашки побежали. Но Макс спокойно курил, присев на корточки, соображая в каком кармане рюкзака лежит нож, если он его взял. Саперная лопатка есть точно, без нее паренек в лес не стал бы соваться. Он старался не подавать вида, что ему жутко, заодно пристально наблюдая за существом. Паренек дернул себя за хвост, в который были собраны кудрявые волосы на затылке. Больно. И то, что происходит, вовсе не мерещится.
Создание ткнуло в упаковку пряников одним из длинных когтистых пальцев, а потом им же указал на сапожок.
— Пряники хочешь? В обмен сапог отдашь?
Существо мотнуло головой.
— Знаешь где девчонка? Отвести можешь?
Оно закивало, радостно скалясь, отчего у Макса душа в пятки ушла. Во рту создания было много острых-преострых зубов. В лицо вцепится — не оттащишь ведь.
— Врешь, — хмыкнул Макс, скрестив руки на груди, — заведешь к болоту и утопишь. Наверное, детей всех перетопил там или съел вообще.
При упоминании болота существо как-то съежилось, прижало уши, закрыло морду лапой. Даже ноги успокоились, но коленки затряслись.
— Ты чего? — поинтересовался Макс. Существо дрожало.
Паренек задумчиво почесал затылок, достал из упаковки пряник, подобрался к существу поближе, протянул угощение. Учуяв лакомство, существо тут же схватило его, но приближаться не стало, наоборот, попятилось обратно к дереву. Сладость была проглочена за секунду.
— Да не бойся, — кое-как уняв собственный страх, Макс теперь пытался справиться со страхом нелепого создания, — я-то тебя не обижу.
Создание натуральным образом всхлипнуло по-человечески, сделало робкий шажок в сторону Макса. Он достал еще один пряник.
— Будешь?
Существо засеменило к нему, все еще прижимая уши к голове, взяло пряник, слегка коснувшись руки Макса. Прикосновение было теплым и мягким, словно о руку паренька потерся кот.
— Ну и славно, — глядя на то, как пряник исчезает в пасти создания, Макс почувствовал облегчение. Дождавшись, когда существо догрызет угощение, паренек спросил:
— А девчонка-то жива?
Существо виновато потупило глаза, прижав сапожок к груди.
— Ну я так и думал, в общем-то, — вздохнул Макс. Существо грустно ухнуло, словно оно хотело что-то рассказать, да вот не получалось. У юноши сложилось впечатление, что это создание само еще ребенок, заблудившийся в лесной чаще.
— Где искать-то ее?
Существо снова сжалось, попятилось.
— На болоте, значит, — увидев уже знакомую реакцию, Макс достал еще один пряник, — туда дорогу я и сам знаю.
Макс поднял с земли рюкзак, закинул его на плечо. Существо схватило паренька за рукав куртки и снова замычало, тыкая себя в грудь.
— Со мной пойти хочешь? — удивленно спросил Макс. Создание замотало головой, протянуло ему сапожок, но отдавать не стало. Когда оно находилось в такой близости, Макс заметил, что у него ноги становились ватными.
— Ладно, — согласился паренек, надеясь на то, что сможет привыкнуть к этой зубастой пасти и лапам ужасающей длины. Про себя он назвал существо Пряником, чтоб не было так страшно. Ведь то, что нам знакомо хотя бы по названию или имени, пугает не так сильно.

Надо сказать, что попутчик из Пряника вышел никудышный. Он то верещал о вещах, понятным только ему, то пытался забраться на дерево, чтобы добраться до птиц, которые тут же разлетались в стороны. На каждом привале буквально требовал, чтобы Макс угощал его сладким. Пряник будто позабыл, куда они держали путь, беспечно скакал и прыгал, потому быстро устал.
На животе у Пряника оказалась природная сумка: небольшой кармашек, какой Макс видел у кенгуру на картинках. Туда существо и спрятало несколько пряников. Пряник периодически залезал в свой карман лапой, словно проверяя на месте ли сладости. Со стороны это выглядело так, будто у него блохи и он чешется.
Через какое-то время Макс понял, что потерял рацию, с помощью которой он связывался с остальными добровольцами. Возвращаться назад смысла не было. Громко выругавшись, Макс продолжил идти к болоту. Пряник теперь испуганно поглядывал на юношу, однако отставать даже и не думал.
А потом Макс понял, что заблудился. Так странно было понять это, особенно потому что лес он знал как свои пять пальцев. Вернее, думал, что знал. В воздухе повисла странная тишина. Даже Пряник умолк, прекратил издавать хоть какие-то звуки. Птицы умолкли, ветер исчез.
Макс нахмурился. Существо подошло к нему поближе, вцепилось в левую штанину, попытавшись спрятаться за Максом.
Среди деревьев мелькнула ярко-зеленая курточка. Мелькнула и пропала. Макс ощутил, как его сердце замерло. Вернулась щемящая боль, которую он вроде бы успел позабыть.
Пряник запищал. Он увидел нечто другое, и оно напугало его до смерти.
Макс пошел вперед, отказываясь до конца верить своим глазам. Курточка появилась вновь, уже ближе, будто ее владелец подбирался к Максу и Прянику все ближе.
Существо отцепилось от Макса и бросилось наутек, оставив паренька один на один с тем, кто вышел из-за деревьев.
Макс обернулся на Пряника, но того уже и след простыл. Значит, они почти достигли болота.
К пареньку подошел младший брат. На нем — та самая зеленая куртка, которую Свен выпросил у мамы на Рождество, чтобы выглядеть в точности как его любимый герой из какого-то мультфильма.
— Привет, — только и смог выдавить из себя Макс, чувствуя, как у него глаза защипало от слез. Свен улыбнулся, взял его за руку. Холодные пальцы. Так горестно стало Максу, что он готов был кричать, только не получалось. Он-то вырос, а вот брат так и остался пятилетним озорником, которого даже похоронить толком не вышло. Тело ведь не нашли.
Брат отдернул руку, побежал туда, откуда появился. Макс бросился за ним.
— Подожди! — выкрикнул он на бегу. В голове только одна мысль: лишь бы догнать. Паренек огибал деревья, стараясь не упустить из виду куртку брата.
И вот он уже совсем близко, буквально пару метров.
Макса что-то схватило за капюшон, паренек резко остановился и упал на землю. Он поднял глаза. Пряник сидел на ветке с выпученными от ужаса глазами. Перед Максом простиралось болото, в которое он едва не угодил в погоне за братом. Брата же нигде не было видно.
Чуть поодаль от Макса лежал второй сапожок нежно-голубого цвета. Паренек отнял лапу Пряника от капюшона, встал, отряхнулся.
Девочка нашлась в трех метрах от сапожка. Ее голова и туловище находились на берегу, а ног почти не было. Их отгрызли до колен. Среди лохмотьев, оставшихся от штанишек, и свисающих лоскутков кожи и плоти, торчали ослепительно-белые обломки косточек.
Лица Амелии паренек не увидел. Обглоданная до кости передняя часть головы.
Запах был такой, что желудок паренька захотел вернуть обратно сэндвич.
Макс прикрыл рот рукой, чтобы его не стошнило. Пряник слез с дерева, подошел к девочке, сначала зашмыгал носом, потом и вовсе заревел. Мех на мордочке сразу намок от слез. Он увидел шапочку Амелии, которая лежала чуть поодаль, подошел к ней, подобрал, положил на то место, где у девочки до этого было лицо. Затем Пряник заголосил, тыкая пальцем в сторону болота.
— Перестань, пожалуйста, — тихо попросил Макс, доставая из рюкзака спальный мешок. Пряник вытер нос, с удивлением посмотрел на то, как юноша укладывает тело девочки в мешок, застегивает молнию. Макс взял мешок на тот случай, если придется заночевать в лесу, мало ли что. Плюс тело нужно было обязательно принести домой, чтобы пропавшую похоронили как следует.
Пряник вдруг умолк. Он смотрел куда-то в сторону, завороженно наблюдая за чем-то. Единственным звуком был тихий плеск воды, как будто кто-то неторопливо шел вдоль берега. Макс повернулся.
Там стоял человек. Высокий, широкоплечий.
Человек сделал неуклюжий шаг в сторону Макса.
Потом еще один.
И еще.
Пряник икнул, отшатнулся.
— Ты кто? — спросил Макс у человека. Пряник снова вцепился в его штанину, спрятался за ним. Человек сделал еще один шаг.
Максу захотелось лишиться зрения.
К черной, прогнившей голове было неаккуратно прилеплено лицо маленького мальчика. Лицо будто сняли с предыдущего владельца второпях, не особо заботясь о его целостности. Кожа кое-где разорвана, через нее можно было разглядеть струпья на щеках того, кто примерил лицо.
Тело человека, с непропорционально широкими плечами, длинными руками, которые волочились по воде, слишком худыми ногами, было в каких-то наростах. Грудная клетка искорежена, обломки ребер торчат в стороны. Там, где у людей обычно находится сердце, виднелся тугой пульсирующий узел.
Нечеловек.
— Ножками, — донеслось до юноши.
Не могут люди так выглядеть, даже после смерти. Макс судорожно соображал, что ему делать.
— Домой бы, — произнес нечеловек голосом ребенка. Пряник уронил сапожок, осел на землю, прижал лапы к голове, закрывая ими уши.
— Сапожки потерял, — простонал голос.
Рот нечеловека медленно открылся, будто ему это давалось с трудом. Рот вытянулся так, что нижняя челюсть оказалась на уровне его груди.
— Ножками. Домой бы, — голос стал выше.
Лицо мальчика лопнуло, лишь верхняя его часть осталась на месте. Во рту нечеловека был частокол из неровных, но острых зубов. Зубы были даже на нёбе, под языком, больше похожим на кусок протухшего мяса.
— Не идут ножки, — проскулил голос.
Макса затошнило от увиденного и от осознания того, что оружия у него при себе не имелось.
— Домоо-о-ой! — завыл нечеловек. Он резко бросился на Макса, повалил его на землю, обхватил непомерно длинными ручищами ноги паренька. Макс завопил от ужаса и отвращения, попытался сбросить с себя это чудовище, но оно вцепилось намертво. В следующую секунду Макс кричал уже от боли: нечеловек впился зубами в его голень.
— Ножками, домой бы, — хрипел голос, пока чудовище пыталось обглодать ногу Макса.
О голову нечеловека ударился сапожок, который Пряник не выпускал из лап всю дорогу до болота. Чудовище лениво оторвалось от ноги паренька, который закричал еще громче: несколько зубов так и остались в ране, будто это нечто распадалось на части.
Однако стоило ему слизать немного крови Макса, как в тусклых глазах загорелся огонь.
Нечеловек вытянул свою руку в сторону Пряника, но тот ловко увернулся. Макс изловчился, пнул здоровой ногой не человека в грудь. И увяз.
Пульсирующий узел обволок его сапог, сдавил ступню.
— Что ж ты за мразь такая?! — выкрикнул Макс. От страха не осталось и следа, боль затмила его. Макс вспомнил, что в рюкзаке лежит саперная лопатка.
— Ножки не идут.
Пряник напрыгнул на чудовище, вцепился своими когтями в его глаза, Макс кое-как выполз из-под нечеловека, вырвав покалеченную ногу из узла, дополз до рюкзака.
Пряник завизжал: нечеловек прокусил ему хвост.
Вот она!
Макс выхватил лопатку и как раз вовремя: нечеловек отшвырнул Пряника, склонился над пареньком, снова раскрыв рот.
Макс со всей силы всадил лопатку в нёбо нечеловека, выбив зубы, растущие из него.
Раздался хрип.
— Домой бы…
Чудовище упало навзничь, пытаясь вытащить помеху, но ничего не получалось. Слишком длинные руки только мешали. Оно кряхтело, барахталось, каталось по земле. Макс кое-как встал, доковылял до нечеловека, с которого уже полностью отвалилось лицо мальчика. На паренька теперь смотрели маленькие, злобные глаза мутно-желтого цвета. Все лицо было сморщено, как изюм. Вместо носа — просто две дыры.
Макс вытащил лопатку, нечеловек засипел.
— Ну ты и ублюдок, — устало произнес Макс, всадил лопату между глаз нечеловека. Вытащил. Снова всадил.
И так до того момента, пока ноги нечеловека не задергались в агонии.
В последний раз Макс расколол чудовищу голову. На листья выплеснулось что-то черное и вязкое.
А потом Макс вонзил лопатку в узел в груди так, что лопатка прошла насквозь и застряла в земле. Нечеловек вздрогнул, затих.
Однако Макс не стал вытаскивать лопатку.
Паренек подобрал плачущего Пряника, перебинтовал ему хвост, достав из рюкзака походную аптечку, не сводя глаз с затихшего чудовища.
Макс достал сигареты, зажигалку, закурил.
Поджег нечеловека. Тот вспыхнул как спичка, хотя Макс ожидал, что ничего не получится.
Паренек взвалил на плечо спальный мешок с телом пропавшей соседкой дочки, рюкзак он волочил по земле, Пряник даже немного помогал, тихонько скуля и подвывая из-за хвоста.

Поначалу они шли так быстро, насколько это было возможно, стараясь не оглядываться. Макс сомневался, что ему удалось убить ту тварь, поэтому вздохнуть с облегчением у него получилось, только когда он вышел из леса.
Пряник с ним идти отказался. Макс немного замешкался. Вытащил пряники, протянул их созданию. Оно со счастливым оскалом приняло угощение, сунуло их в свою сумку. На секунду оно задумалось, потом его, видимо, осенило. Покопавшись в кармане, Пряник извлек что-то странное, вложил это в ладонь Макса. Половина от пластикового робота. Грязная, вся в трещинах и сколах.
Пряник запрыгнул на дерево и через минуту уже скрылся из виду. Макс ошарашено смотрел на останки робота в своей руке. С трудом подавив подступающие к глазам слезы, паренек пошел дальше, убрав подарок во внутренний карман куртки.
Макс добрался до дома соседей, когда уже стемнело. Когда они поняли, что находится в спальном мешке, бабушка девочки упала в обморок, мать страшно закричала, бросилась поднимать пожилую женщину, потом к мешку. Отец еще не вернулся из леса.
— Если у вас есть рация, пожалуйста, свяжитесь с мужем, — пробормотал Макс, — пусть поскорее уходят оттуда.
Весь ужас произошедшего накинулся на Макса только тогда, когда он зашел в ванную, чтобы принять душ и осмотреть рану на ноге. Та нога, которая угодила в узел, немного опухла, но почти не болела. Мать даже не вышла из своей комнаты. Макс слышал, что телевизор работает очень громко, в щели между полом и дверью виднелся синий свет.

Ножками.

Паренек с удивлением обнаружил, что укушенная нога практически перестала болеть. Хотя он понимал, что это от шока, скорее всего. Кровь была, штанину пришлось разрезать, чтобы отлепить ее от кожи.

Домой бы дойти.

Стоя под водопадом горячей воды, Макс дрожал и плакал. Сердце разрывалось от боли за детей, которых то чудовище заставило остаться на болоте навсегда. Как они туда попадали?
Наверное, как и сам юноша, увидевший зеленую куртку брата. Погнались за чем-нибудь, что показалось им интересным, любопытным. Или знакомым.

Ножки не идут.

Кто знает, вдруг им казалось, что они следуют за мамой или отцом, или же идут вслед за красивой бабочкой с радужными крыльями, за милой девочкой, предлагающей после прогулки в лес подарить куклу. За улыбающимся мальчиком, который пообещал вручить много-много машинок или пластиковых солдатиков.

Он думал и о Прянике, странном существе, подобравшем сапожок. Пареньку казалось, что это создание — тоже заблудившийся мальчишка. Может быть, он пытался помочь заплутавшим детям, а может, и сам ненароком пару раз вывел их к болоту. Потому и боялся его потом, как огня.

Домой.

Выдергивая зубы чудовища из раны пинцетом, Макс вздрагивал каждый раз, когда зуб падал на пол. Их набралось пять штук. Паренек сложил зубы в спичечный коробок, спрятал его под свой матрас, потом передумал, вытащил, положил на тумбочку, смотрел на коробок всю оставшуюся ночь. Пусть в темноте ничего и не было видно. Макс знал, что коробок никуда не делся.
Паренек уехал утром, оставив матери записку, где написал ей о том, чтобы она не ходила в лес ни под каким предлогом, даже если это будет Свен в своей зеленой курточке. Даже если это будет сам Макс.
Сначала Макс дошел до местного врача, чтобы он осмотрел ногу, попавшую в узел, а потом добрался до станции поезда. Сидя на своем месте, купленном на последние карманные деньги, юноша знал, что едет в никуда, бросает все. Подальше бы только от леса, от болота.




День клонился к закату. Макс устроился поудобнее на крыльце дома, держа в руках сэндвич с индейкой. Слышно мычание коров, которых вели с пастбища.
Юноша осмотрелся по сторонам, зажмурился от удовольствия. Первое время Макса немного пугала жизнь разнорабочего на ферме, он боялся, что не справится со всеми требованиями хозяина. Однако справлялся, да еще как. В пример другим ставили.
Паренек принялся за свой перекус, мечтательно глядя на полыхающие от солнечного огня небеса.
— Макс! Вот ты где! Нашла!
К нему подбежала дочка хозяина, бойкая девчонка лет шести. Ее лицо казалось Максу очень знакомым, но он никак не мог до конца вспомнить, почему именно. Паренек точно никогда не встречал ее и прочих членов ее семьи до момента, когда он устроился к ним на работу.
— Там соседский мальчишка провалился ножками в дыру в амбаре, никак вытащить не получается!
Она говорила быстро, немного запинаясь от сильного волнения. На ней красовались чудесные резиновые сапожки нежно-голубого цвета.
— А ему домой бы попасть поскорее, иначе родители отругают!
У Макса тут же пропало желание доедать сэндвич. Он узнал в лице дочери хозяина Амелию, девчонку шести лет, которая пропала в лесу.
Дочь хозяина засмеялась, несколько раз повторила про мальчишку, глядя на озадаченного Макса. Как заезженная пленка.
— Ну надо же, — юноша положил сэндвич прямо на ступени крыльца, встал. Девчонка стояла и улыбалась, обнажив черные заостренные зубы, местами будто обломанные.
— Иди вперед, я догоню.

Девчонка радостно закивала, не сводя с него странных мутных глаз. Сразу так и не заметишь, а вот когда начинаешь присматриваться, то все становится явным. Макс взял саперную лопатку, которая стояла в прихожей, прислоненная к стене.

У хозяина ведь нет детей.

@темы: сущности, призраки и духи, предметы и вещи, не своё, мертвецы, животные, детские страхи, дети

Комментарии
2018-02-11 в 05:33 

Нэко
Лихо, не ходи в деревню, там СЫЧЕСЛАВ!©
У меня есть безумная кроссоверная теория, что этот Пряник — читать дальшеИ верещание, и желание помочь, и прекрасный ум, и крайне дружелюбное поведение, и умение взаимодействовать с людьми — на мой взгляд, всё совпадает и всё на то и указывает)))

2018-02-11 в 09:18 

Эль Эс
А хозяин-то был интересно? Или это был глюк полностью: и про дочку, и про работу и про хозяина?

2018-02-11 в 10:01 

Шут обыкновенный
Панк (от англ.punk) - разумное, доброе, вечное (с)/ Ушел в Эребор
Круто. Очень
При чем за счет окончания истории

2018-02-11 в 17:16 

Василина Бойцова
Концовка все испортила, ну не шли же ножки-то домой, с чего бы ему от болота на чужую ферму приходить?
И тема с внезапно замолчавшей матерью в закрытой комнате не раскрыта...

2018-02-11 в 20:54 

Никипенок
Если бы Земля была плоской, котики бы все с нее скинули...
офигенно *_*

2018-02-11 в 23:17 

*bestiya*
Никогда не забывай,ничего не прощай. Антиспангел. И ниипет!(с)
Понравилось. Но понравилось бы больше, если бы не перегруз текста словом " паренёк".

2018-02-12 в 00:59 

Нэко
Лихо, не ходи в деревню, там СЫЧЕСЛАВ!©
Неужели больше никто в Пряника не влюбился так, как я им очаровалась?))) Я бы про него отдельную книгу готова была прочитать, если б только она существовала))

2018-02-12 в 12:31 

isyo
из всего написанного я люблю только то, что кто-либо написал своею собственною кровью /Ницше/
круто)

2018-03-19 в 11:04 

дочь баргеста
Пряник - лапочка ) Я так боялась, что он будет недружелюбным, но обошлось )
А насчет болотной твари... божечки, сколько же их там?

2018-03-20 в 00:49 

Ыш

URL
     

Крипипаста

главная