22:00 

Поисково-спасательная служба V

Рыжий Шут
В эту ночь выпал снег. В пол-шестого я закончил земные дела.
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4

Извиняюсь за короткую историю, ребята. Дела пошли немного безумно, и я не уверен, как часто смогу обновляться. Я ценю вашу поддержку, пока у меня есть несколько историй, и мне интересно узнать, что вы думаете об этом.

Пожарный, помогавший нам на тренировке, рассказал о вызове, который он однажды получил: снять ребенка с большого дерева. Они, по его словам, не рассказали подробностей, просто сообщили, что нуждаются в нём, потому что не имеют необходимого оборудования. Дерево было настолько огромным, что члены ПСС не рисковали забираться. До того, как присоединиться к Добровольной пожарной охране, он был дровосеком, так что никаких трудов не стоило прихватить старые инструменты и прийти на помощь. Спустя две с лишним мили команда остановилась у самого большого дерева в районе. Он рассмеялся и спросил у капитана, как же ребенок мог туда забраться, но тот только покачал головой и попросил подняться и спустить ребенка. Что-то было не так. Взбираясь на дерево, пожарный думал не разыгрывают ли его. «Ребенок никак не мог залезть на эту хрень. Дерево было толстым вначале, но постепенно сужалось, и мне приходилось несколько раз спускаться, потому что я не был уверен, что оно выдержит». Но он продолжал карабкаться и заметил синее пятно среди ветвей. «Я увидел рубашку мальчишки и крикнул, чтобы он пополз ко мне, если может, но мальчик ничего не ответил. Я позвал его по имени и попросил не бояться, потому что пришел, чтобы помочь. Но добравшись я понял, что он не ответит. Я нашел мальчика, то, что от него осталось, в колыбели из ветвей, и чудо, что вообще что-то нашел. Упади мальчик иначе, то просто бы рухнул вниз. Но это было неважно, потому что ребенок умер до того, как оказался на этом дереве. Не знаю, кто это сделал, как и почему, но это точно было больно. Кишки вывалились изо рта и висели на ветках, это было похоже на гирлянду на гребаной Рождественской елке. Я пригляделся и понял, что кишки вывалились и из зада и висели на штанах. Глаз не было, думаю, они вылезли, когда кто-то сжал его, как чертов мячик для снятия стресса. Ты когда-нибудь видел тело, которое долго пробыло в воде, и язык распух и выпал изо рта? Здесь было так же. Я запомнил, потому что там ползали мухи. Наверно, я был в шоке и, чувак, я не должен был этого делать, но столкнул пацана сломанной веткой. Просто тыкал, пока тот не упал. Не знаю, почему сделал это… Я чуть было не потерял работу. Но, мужик, я должен был тащить тело ребенка на плече, наматывая на себя кишки, как веревку, чтобы они не зацепились за крону… У меня бы не вышло. Я видел много мертвых детей. Больше, чем мог бы принять. Я видел ребенка, который прятался во время пожара в наполненной ванне, и его вскипятило, как суп. Но это… Не знаю, но если бы я прикоснулся к этому телу, то сошел бы с ума. Я слышал, как тело упало на землю, и подумал, что внизу будут волноваться, но они явно узнали, что ребенок мертв, до того, как я туда полез. Спасатели молчали, не кричали, не суетились, ничего. Я спустился, встал перед капитаном и спросил, зачем меня отправили туда, хотя знали обо всём. И он ответил, что это не моё дело, и поблагодарил за полученное доказательство. Я запомнил, он сказал именно это, потому что это была странная формулировка. Доказательство. Как будто он не человек. Как будто никогда не был маленьким ребенком, который заблудился, и с ним случилось что-то чертовски жуткое. Капитан попросил людей вывести меня из леса, но он и двое спасателей остались, и это показалось странным. Почему мне не позволили помочь вынести ребенка? Но парни, сопровождавшие меня, ответили, что не могут обсуждать случившееся». Я поинтересовался у пожарного, что могло случиться с мальчиком. Он задумался. «Я бы предположил травму от падения, основываясь на выпадении кишечника, но тогда мы бы увидели внутренние повреждения, явные признаки травмы, но их нет. Это выглядит, будто ребенок попал в вакуум, отчего кишки высосало. Но и тогда были бы признаки. А их нет. Меня это беспокоит, мужик. Меня это чертовски беспокоит».

Один из ветеранов на курсах прочел на NoSleep мои истории. Он хорошо меня знает, мы уже обменивались историями раньше. Он спросил, можно ли рассказать кое о чём, увиденном на лестнице, и заодно поделиться парой мыслей. «Здорово, что ты решил поделиться этими историями. Я думаю, важно, чтобы люди знали, тем более Лесная служба так усердно работает, чтобы скрыть всё это». Я спросил, что он имеет в виду. «А ты как думаешь? Никакого внимания от СМИ? Отсутствие информации о пропавших детях или телах, найденных в милях от того места, где они потерялись? Дэвид Полидес* попал в яблочко, Лесная служба делает всё возможное, чтобы люди приходили, хотя здесь небезопасно. В смысле, если быть честным, то происходящее не похоже на обыденные случаи. Но факты складываются, и это стоит проверить. Особенно лестницы. Удивительно, что ты не упоминал перевернутые». Я не понимал о чем он, ведь он никогда не говорил о чем-то таком. Он был настроен несколько скептически. «Чувак, не могу поверить, что ты спустя столько времени не сталкивался с подобным. Никто не рассказывал тебе о них?» Я пожал плечами и попросил подробностей. «Ну есть нормальные лестницы, по которым можно подняться. Ты о них знаешь. Но иногда я сталкивался с перевернутыми вверх ногами. Думаю, это как если бы у тебя был кукольный домик с отдельной деталью-лестницей. Возьми её, переверни вверх дном так, чтобы первая ступенька касалась земли, и поставь в лесу. Вот так. Они редкие и странные, мягко говоря. Напоминают о съемках, сделанных после торнадо, на которых все дома разрушены, и только случайные вещи вроде дымоходов и садовых изгородей остаются стоять. Эти лестницы нервируют меня сильнее обычных, потому что их сложнее объяснить». Меня сложно напугать, как и многих из тех, кто здесь работает, но эта мысль надолго застряла в голове. Попытаюсь отыскать побольше информации о подобном. Ветеран так же упомянул о парне без лица. Он с волнением сказал, что видел его. «Я был на тренинге несколько лет назад и, сидя в палатке, услышал, что кто-то ходит вокруг лагеря. Нас просят не отходить далеко, ты знаешь, и я подумал, что это новобранец, который отходил помочиться и не смог найти обратную дорогу. Помнишь того парня из нашей группы, чуть не упавшего с горы несколько лет назад? Не хотелось повторения этой истории, так что я вылез, чтобы узнать, что происходит. У края лагеря я крикнул, чтобы он шел сюда, но человек продолжал уходить вглубь леса, поэтому я пошел за ним. Знаю, что это глупо, но я был в полусне и не хотел, чтобы этот идиот получил травму. Я шел за ним по прямой около мили, пока не дошел до берега небольшой реки. Потому-то этого человека можно было разглядеть: лунный свет отражался от поверхности воды. Он был в капюшоне и, кажется, смотрел прямо на меня. Я спросил, всё ли в порядке и не нужна ли помощь, но он наклонил голову так, будто не понимал, что ему говорят. У меня всегда с собой перочинный ножик с фонариком, я включил его и посветил в грудь, чтобы не слепить глаза. Человек дышал медленно и глубоко, будто был лунатиком. Я подошел ближе и еще раз спросил, всё ли с ним в порядке. Я сдвинул луч и понял, что что-то не так, поэтому остановился. Он продолжал дышать так же медленно и глубоко, я и вдруг понял, что именно меня беспокоит. Человек будто бы притворялся, что дышит. Его дыхание было слишком глубоким и ровным, а плечи и грудь двигались преувеличенно сильно. Я попросил человека представиться, и тогда он издал этот звук. Я поднял фонарик и – вот дерьмо! – у этого парня не было лица. Просто гладкая кожа. Я испугался и, кажется, уронил фонарик, но всё равно видел, что он движется в мою сторону, хотя фактически он не шевелился. Не знаю, как объяснить… Секунду назад он был на краю реки, а в следующую уже был на пять футов ближе. Я не отводил глаз и не моргал, это существо будто бы двигалось быстрее, чем мой мозг мог за ним угнаться. Я шлепнулся на задницу и увидел, как линия пересекает его горло. Она растянулась от уха до уха и раскрылась, словно улыбка. Ни крови, только зияющая дыра на горле, и клянусь, он улыбался ею! Я вскочил и бежал до лагеря так быстро, как только мог. В лагере я успокоился: огонь всё ещё горел и чувство близости друг людей позволили мне отдышаться. Я посидел у костра, чтобы убедиться, нет ли за мной погони, но в течение нескольких часов ничего не было слышно, так что я отправился спать. Этот поступок выглядит странно, но всё было настолько сюрреалистично, что я просто списал произошедшее на воображение».

Однажды мы травили байки о призраках на ночь, чтобы попугать друг друга и посмеяться над теми, кто в них поверил. В основном такое случалось с новичками, но одна женщина рассказала историю, которая вызвала у меня и остальных, я уверен, мурашки. Она сказала, что история правдива, но все байки у костра правдивы, не так ли? Однако эта оказалась настолько правдоподобной, насколько реально могут звучать истории о травмирующих событиях. В детстве она и её подруга часто ходили в лес за домом. Она жила в северном штате Мэн, где много густых, безлюдных лесов, не таких, как здесь. Настолько густых лесов, что ветви закрывают солнце. Девочки выросли в таких местах, так что не боялись ходить в одиночестве, но всё равно проявляли осторожность. Они всегда знали, что нельзя уходить дальше, чем за пару миль от домов. Взрослые никогда не объясняли почему, но никто не решался нарушить это негласное правило. Девчонки слышали истории о медведях размером с дом, и они пугали друг друга, прячась и рыча, пока вторая ищет подругу. Одним летом случилось несколько сильных штормов, поваливших много деревьев и спаливших часть леса за её домом. Пожарные быстро взяли огонь под контроль, но некоторые из них вернулись «не такими». «Это было похоже на войну. Можно посчитать, что они сильно испугались, потому что у них было такое же выражение лиц. Наверно, это называется контузией. Мы с подругой говорили, что они выглядят, как ходячие мертвецы. Они не улыбались и не разговаривали, пока к ним не обратишься, и большинство уехало из города сразу же, как всё закончилось. Я спрашивала об этих пожарных у родителей, но они не понимали, о чём я. Когда сообщили, что леса снова безопасны, мы решили сходить туда, где был пожар. Родителям мы ничего не сказали и считали, что это очень круто – не подчиняться правилам. Мы прошли около двух миль, когда стали встречаться сгоревшие деревья. Помню, подруга очень расстроился, увидев скелет оленя, свернувшегося под деревом, пришлось буквально тащить её прочь. Подруге хотелось похоронить оленя, но мне не хотелось дотрагиваться до костей, потому что рога были странными. Не помню чем именно, но точно не хотелось, чтобы кто-нибудь приближался к скелету. Чем глубже мы уходили, тем чаще встречались следы огня. В конце концов, не осталось стоящих деревьев, и это было похоже на другую планету. Никакой зелени, лишь чернота. Мы стояли и смотрели на это, когда услышали, как кто-то кричит вдалеке. Я испугалась, потому что подумала, что это папа, и сейчас он скажет, что я наказана. Подруга побежала прятаться за большим камнем, сказала, что не хочет, чтобы её поймали. Ей бы запретили ходить в лес, потому что она соврала родителям, сказав, что мы идем в кино. Мы спрятались и стали слушать. Голос приблизился, и я поняла, что кто-то просит о помощи. Это мог бы быть путешественник, который заблудился и не мог выйти обратно к городу. Такое иногда случалось, потому я привыкла помогать. Я кричала ему идти на голос, пока вдалеке не появилась бегущая фигура. Когда человек приблизился, я увидела, что лицо его было красным. Я попросила у подруги пакет с аптечкой. Подруга изобразила рвотные позывы и спросила, видела ли я его лицо, но я потребовала, чтобы она заткнулась, и вышла навстречу. Человек приблизился, и стало видно, что нос, губы и часть лба его выглядят так, будто их срезали. У него было сильное кровотечение, штаны по колено стали алыми от крови. Я отступила, но была слишком напугана, чтобы двигаться, так что он схватил меня за плечи. Похоже, было заметно, что я в ужасе, и меня тут же отпустили. Человек что-то забормотал, но можно было разобрать только вопрос как долго его не было. Он спросил где его подразделение, но я лишь покачала головой. А потом он заметил мой Walkman и вскрикнул. Он всё бубнил и трогал своё лицо, когда я поняла, что у него не было нормальной одежды, только странная серая куртка с чудны́ми пуговицами и алой каймой и почти костюмные брюки. Всё ещё качая головой, я сказала, что не понимаю ни слова. Когда я открыла аптечку, он закричал: «Не трогай меня! Ты заставишь вернуться туда!» — и побежал прочь, не прекращая вопить. Когда крики стихли, я оглянулась на подругу и увидела, что та плачет. Я развернулась и пошла обратно в город. Подруга снова и снова спрашивала, что случилось и кто это был, но я молчала. Когда мы вернулись, я сказала, что больше не хочу играть в лесу. Мы всё ещё дружим, но никогда не говорили об этом мужчине. Никогда».
Добавлю что-нибудь новое, как только смогу, ребята. Спасибо за поддержку!

* Дэвид Полидес – писатель и бывший офицер Американской полиции. Исследует загадочные случаи исчезновения людей.

Оригинал

@темы: рассказы, призраки и духи, не своё, наши переводы, мистические и аномальные места, дети

Комментарии
2018-01-18 в 03:35 

А. Недавно в анонимном обоснуе был вопрос, можно ли выдавить кишки из человека. Теперь понятен интерес)))

URL
2018-01-18 в 13:55 

Нэко
🌠я не скульптура, застывшая и неизменная, я — живая и несовершенная🌠
Уххх тыыыыы, вот это подарок! Огромное спасибо, спасибо вам за перевод! Буду терпеливо ждать следующих частей :dlove: :ddlike: :ddlike: :ddlike:

2018-01-28 в 15:50 

Шут обыкновенный
Панк (от англ.punk) - разумное, доброе, вечное (с)/ Ушел в Эребор
Очень крутые истории

     

Крипипаста

главная