Yamada Yukito
В ресторане (о том, что это именно ресторан, а не кафе, забегаловка или другая харчевня, говорила большая и красивая вывеска) было довольно людно. Было самое время для завтрака, а завтраки в 'Зеленой голове",. похоже, пользовались популярностью.

Когда Калеб вошел в "голову", некоторые из посетителей радостно закричали и заулюлюкали - похоже, начинала сказываться слава удивительного пропойцы, способного пить "Слезу Демона", как воду.

Калеб и Альбрехт присели за один из, на счастье, свободных столиков в тени, где на Калеба не смотрело слишком много чужих глаз, и сделали заказ. Альбрехт заказал себе жареную рыбу с картофельным пюре, легкий салат, куриный суп с гренками, бокал легкого вина и небольшое пирожное на десерт - этот человек, судя по всему, ценил простые радости жизни, такие, как вкусная еда, и не собирался себе отказывать в маленьких удовольствиях. Калеб же, не особенно склонный задумываться над выбором еды, просто туманно попробовал заказать "завтрак". На его счастье, в "Зеленой голове" как раз подавали до одиннадцати часов то, что называлось "завтраком" - большой бутерброд с жареной рыбой, пара яблок, свежесваренный кофе и пирожок с вареньем.

По мере ожидания заказа двое продолжали беседовать.

"Наша город - хотя, возможно, правильнее назвать его, как вы выразились, "деревня" - не очень большое поселение, на самом деле, господин Айно," - произнес Кансер, - "Где то полторы - две тысячи человек, во время последней переписи было тысяча восемсот, если мне не изменяет память. Поэтому и личностей заметных не так много. Навскидку могу назвать Вальдара, капитана милиции; господина Калидара Бластервинда, нашего мэра; господина Карбункула Бластербакла - это гном*, живущий у нас и работающий кузнецом; потом есть еще Миранда - кто-то говорит, она ведьма, кто-то считает ее целителем, алхимиком, волшебницей, или даже жрицой каких-то малоизвестных богов - но исцелять она, и правда, умеет. Еще можно вспомнить Бертрина - это еще один торговец в нашем городе, кроме меня - хоть мы и торгуем примерно одинаковыми товарами, но клиентура у нас разная - знаете, я стараюсь давать за свои товары честную и заслуженную цену, даже если она кому-то кажется высоковатой - но зато у меня репутация человека, который никогда не продаст плохую вещь. А Бертрин... он иногда торгует заметно дешевле, но и товар у него иногда такое дрянцо... но есть, есть у него свои покупатели, к тому же болтун он неимоверный, вот и собирается у него народ языками почесать..." - на лице Альбрехта появилось выражение неприятности, но тут он спохватился - "Ох, простите, господин Айно, вам, наверно, неинтересно слушать про наши с Бертрином ссоры? Что делать, конкуренция - вещь такая... Можете спросить меня, господин Айно, о ком-то конкретно, и я расскажу побольше."

"Что до слухов, то я ими не увлекаюсь, господин Айно. А о смерти дяди я вам уже рассказал - его обнаружили мертвым, рядом с телами нескольких бригандов. Смерть в бою, достойная, хоть и печальная..." - Альбрехт вздохнул.