дыханье ждущего такси…
сомнений кожаные плети…
дай Бог чтоб было что спросить
когда не знаешь что ответить…
URL
19:37 

сколько я себя помню:
все ждут от меня - не меня.
я, не слушая сердца,
упорно шел против природы.
я ломал себя/ строил/ кроил/
сочинял и менял,
и лишь ты подарила мне
полное чувство свободы.

- ты чудак! - говорили они
- есть у счастья стандарт:
дом/работа/семья
- ну чего же тебе еще надо?
я вгонял себя в рамки нормальности,
в черный квадрат.
и лишь ты увела меня смехом
из этого ада.

наша жизнь бесконечна:
ты рядом - я непобедим.
есть лишь здесь и сейчас -
остальное меня не волнует.

ты одна на планете,
кто любит меня - любым,
я единственный в мире,
кто любит тебя - любую.

ахастахова

22:50 

....И не было от тебя звонков, и мы не виделись дни и годы, и мы привыкли, что так легко, и взяли это в привычку, в моду, себе в уме, намотав на ус, назло, на вечную, в общем, память, и кто сломается первым - трус, а кто сломает - решайте сами, и мы пошли, как поток машин: один налево, другой направо, сломались… Только вот не решим, кто окровавленный, кто кровавый, кто потерял нас, а кто нашел,
игра запутана, проще выйти. И мы не видимся, хорошо? "Привет, мой Марс! Не скучай, Юпитер..." Ты как? Как ты… Все одно, одно, перелицовано, нераздельно, и мир вот- вот полетит вверх дном , и небо станет для нас постелью, и мы сойдем наконец с орбит, чтоб пересечься - хотя бы взглядом… Ведь только мертвое не болит, а мы живые- и мы не рядом, и мы не виделись сотни лет, что люди скомкали в дни, недели, и память вечно кровавит след, как сами, глупые, захотели. Жизнь, раздвоившись, течет рекой, почти как речка в гранит одета…
И не было от тебя звонков. И не было от меня ответа....

22:49 

где-то там, за окном, где дорог ширина,
целый мир, разделённый на полосы.
а за мной целый день по пятам - тишина
и она говорит твоим голосом

01:59 

вещи собраны. путь не близок, но приятен, чего таить?
ты открыл на сегодня "визу", чтобы долго меня любить...
вещи собраны, ключ в кармане - путешествие налегке
соврала я сегодня маме, но не стала самой себе.

сколько будет таких историй, посиделок в твоём авто?
может быть, мы увидим море или станем ходить в кино.
может быть, мы откроем сердце и изменится всё вокруг
мне так хочется, если честно, сократить расстоянья,
друг.

мне так хочется, мне хотелось… но о многом пока молчу.
будь же проклята эта смелость, что не каждому по плечу,
будь же проклята я, но после. а сейчас обними и грей.
это поле – большая простынь, что лежит у семи морей…

это небо, и час, и город - неизбежность тепла на вкус.
расстегнула обоим ворот, чтобы чувствовать общий пульс.
чтобы чувствовать как по венам...кровь волнуется и бежит.
ты придумал меня «на время»
я пришла и осталась
жить...

Виктория Миловидова

23:29 

В этих тесных кафе, где на стенах дешевые фото, где случайные мы заполняем вечерние ниши, судьбоносные вещи становятся выцветшим фоном, и последнее слово на фоне считается лишним. Как деталь интерьера – портьера, картина, подсвечник, как плохое меню и остывший нетронутый кофе, пропадает все то, что нам было даровано вечным, - значит, самое время молчать о своей катастрофе. Мы друг другу сегодня мечи, ягуары, берсерки, так стремительно время меняет знакомые лица. Если есть черный ящик у памяти в тайном отсеке, если есть хоть секунда, любимый, успей сохраниться. Черт с ним с именем, с местом, с людьми, не идущими в книги, от лукавого глаза укрой только тексты и четки.

После нашей войны ничего никогда не возникнет.

Слишком мало живых, если ты понимаешь, о чем я.

23:34 

чемодан собираешь, а хочется зареветь.
этот миф, что от счастья не плачут,
смотри - ка, вот

подари мне, пожалуйста, клетчатый серый плед.
и билет до столицы, примерно под Новый Год.
подари мне надежду, сегодня, сейчас. услышь:
ничего не случалось лучшего, не могло.
мы как будто Малыш и Карлсон. я - Малыш.
прилетай поскорей и сядь на моё окно…

я тебя накормлю. я купила конфет и торт.
не болей и не падай, ведь сказка на новый лад.
а устанешь летать, скорее беги на борт
никого другого не хочется

о б н и м а т ь…

никого другого не хочется, не проси!
я привыкла к рукам и голосу, тембр - мёд.
не того пожелала, глупая. нам бы сил...
посмотри, как лучи бесстыдно целуют лёд.
посмотри, как меняются люди, как ночь пуста...
ожидание сладостно, веришь мне?
потерпи.

нам с тобою полжизни заново наверстать,
потерять - это страшно,
боязней - не найти.

(с) Виктория Миловидова

22:17 

Мне бы только не ляпнуть в шутку
Удержаться и промолчать,
Не сказав никому, как жутко
И смешно по тебе скучать.

- Вера Полозкова

22:02 

твой голос часто похож на истину. мой голос вторит твоим богам. но если нежность к тебе неистова, зачем придуманы берега? с большими лодками и причалами. с песчаной кромкой морей и рек. пока все носят рюкзак с печалями, я… просто жду тебя, человек*. я просто жду тебя в этом городе – не самом северном, но родном. тоска по нам обнимает холодом… и возвращается день за днем.

сказать бы больше, а больше нечего - вокруг безликие миражи. но если чувство за гранью вечного, зачем цепляться за эту жизнь? зачем друг друга терзать рассказами и свято верить, что боли нет? мы с прошлой осени слишком связаны. не бог весть знает насколько лет… храни то время, что нам отмерено. позволь быть рядом хоть иногда. смотри, как долго и неуверенно любовь вплетается в города.

мы не в ответе за наше прошлое, но скоро встретимся, имярек. я очень жду тебя здесь, хороший мой,
среди мостов, поездов и рек.

17:22 

она пишет очень редко и по ночам: «как проходит лето, пора перестать молчать, я уехала на море, а он скучал, и у нас здесь фантастические закаты». я смотрю на нее – гранат, бирюза, сандал, у меня вопросы, но разве я их задам, я же сталь и платина, острый больной скандал, грозовые неприрученные раскаты. мир умножен на ноль, но равен обычно трем, мы живем грядущим бронзовым сентябрем, я хотела бы в город, где в пламени небоскреб – посмотреть на эти звезды ее глазами. но о чем сказать, когда все слова пусты? я желаю ей свободы и высоты, если есть над миром сказочные мосты – пусть она по ним приходит за чудесами.

(с) Кот Басё

17:21 

рядом с тобой существует желанье жить, это наверно и так уже очень много. в лужах осенних солнечный свет лежит, белые кеды надеты на босу ногу. я убиваю время всем, чем могу, но без тебя оно не желает длиться. ночи становятся горькими как в аду, где до тебя не дозваться, не дозвониться.
в сердце баюкаю наши с тобой мечты, только вперед - доверчиво и упрямо. делишься крыльями, чтобы мы с высоты видели мир - прекраснейший и желанный. чтоб ничего никогда не делить на два, чтоб навсегда остаться единым целым. кажется, целую жизнь я тебя ждала, кажется, целую вечность тобой болела.
я столько раз писала здесь о любви, но до сих пор ни капли о ней не знаю.
только сейчас я готова отдать весь мир
за твое полуночное "я скучаю".

(с) Хрустальная Марго

23:39 

мы с тобою терпели время и считали с надеждой дни: расплескали себя не с теми, пустовали потом одни, голосили о чем-то смело, врали искренне, без стыда, а внутри - ничего не грело, ни к чему не вела беда: не учились ни на ошибках, ни на книгах, ни на врагах. запирались, курили шипку, веру жгли в четырёх углах. мы с тобою играли в старость и лелеяли в мыслях смерть. только вместе быть нам осталось, чтобы боль наконец стереть.

мы с тобой - и огонь, и воду, и болота, и льды - прошли. только вырвались на свободу, я шепчу тебе: "веришь ли?". я тебя прижимаю ближе, обвиваю молитвой дух, в отражении ясно вижу ненасытно счастливых двух. и не врёт мне упрямый разум, не играется с сердцем он: это чувство пришло не сразу, это чувство несло урон, оно выжгло нас, потопило, заморозило и спасло. мы его наполняли силой, а оно нас теперь - теплом.

(с) aquamarinel

23:38 

я вру примерно так же, как целуюсь:
в потёмках дома и рассветах улиц,
отчаянно, неистово, зажмурясь...
тону в тебе

00:23 

я же знаю, зло испаряется - только тронь, и в моих ошибках глупо искать виновных. закрываю глаза, чтоб ты не увидел боль, не увидел как я тебя обнимаю сонным, и что в жесте этом больше земной любви, чем во всех стихах, которые написала, что в твоих руках мой тяжелый сплошной гранит превращается в то, что люди зовут "начало".

(с) Хрустальная Марго

22:48 

и мысли, те мысли, единожды что изгнав,
ты крутишь, как будто есть в этом необходимость.
начинка твоей головы хуже всех отрав.
заканчивай с этим. когда-то же получилось?

22:40 

а над домом кричала чайка, в сердце ярко горел огонь.

ты стирала мои печали, забирала людскую боль, ты шептала на ухо сказки, разжигала для нас костры, приручая теплом и лаской, пробираясь ко мне во сны.

твои руки познали тяжесть, ты ломалась, вставая вновь. к тебе плакаться ходит каждый, ты скрывалась на сто замков, ты утешить могла любого, пряча язвочки в рукава.

ты себя убивала болью, но сказать о ней не могла.

в Доме каждый второй приручен и укрыт под твоим крылом. замерзавших спасти от стужи, одиноких согреть теплом - это все для тебя заботы, ну же, Рыжая, не молчи.

ты должна была знать, что это называется приручить.

где-то в небе клубятся тучи. я нуждаюсь в тебе порой.

потому что и я - приручен.

и я тоже навеки твой.

(с) A_Black

22:39 

сначала молчишь (захлебываешься словами),
потом пританцовываешь (подкашиваются колени).
затем отвернёшься — (а между вами
время замрёт) — задумавшись об измене

(себе, конечно); весь подберёшься
(внутри распадаясь), скажешь с улыбкой:
«мы не увидимся («когда вернёшься?!»),
я твёрдо решил» (ощущаешь: зыбко).

встретишься взглядами (шаримся, как слепые),
веришь, что кончилось (агностик под образами),
теперь — стало ясно (среди взбесившейся пыли),
она уходит с улыбкой (над ней: слезами).

всё, что я чувствую (и так, вероятно, с каждым),
сложно открыть (проще найти при раскопках) —
но мы (здесь два имени), надеюсь, друг другу скажем
однажды всё то, что заключалось в скобках.

***

вот как: внутри всё ломается и крушится,
всё внутри нестерпимо жжётся.
мы — мастера любовного джиу-джитцу,
с нами покоя легко лишиться.

впредь приближаться остережётся,
нам и с собой-то никак не ужиться.

ах, как нам сладко и часто лжётся,
особенно, если оно того стоит.

но давай в этот раз не городить пустое?!
вроде: «попробуем подружиться?...».

(с) Александр Микеров

22:36 

рядом с ним ты ребенок, дождавшийся Рождества.
рядом с ним все становится просто как дважды два.
твой набитый тревогой портфель - за его плечом.
ты не думаешь ни о чем.

рядом с ним все, что кроме, теряет и цель, и вес.
он - ребро. ты - в ребре бесконечно счастливый бес,
напевающий “love me tender” себе под нос.
мир послать к чертям? - не вопрос.

смейся, щурься на солнце, на площади в дождь танцуй.
рядом с ним ты - подлец, которому всё к лицу:
от рубашек его до собственной наготы.
рядом с ним ты -
ты.

(c) Темнокрылая

22:00 

Он и Она на покатой холодной крыше. Тает январский белёсый как хлорка снег. Сумерки город снимает с себя бесстыже. Город уже разменял свой четвёртый век. Город искусно ломает стереотипы. Нет ему равных в подножках и мелочах. Он и Она выдыхают. Все карты биты в этой и прочих бессонных седых ночах.

"Как твой улов?" - Его голос морозит кожу, входит в недвижимый воздух как вострый нож.

"Славно", - Она замирает. -"Храни их, Боже. Тех, кто у парка устроил большой дебош. Мать трех детей, ту, что в центре торгует телом. Школьника, что с "порошком" возле входа в сквер. Мужа-изменника, тратящего умело бОльшую часть всей зарплаты на адюльтер. Всё как обычно. Всё катится, двери руша, в жерла печей, сковородок, больших котлов. А у тебя как дела? Вывел к свету души?"

"Богу не место среди твоих фраз и слов", - Он смотрит в небо. Мгновение до рассвета. "В полночь родился талантливый музыкант. Девочка к сессии выучила билеты. Врач спас ученого, свой применив талант."

Взгляды обоих серьезны, границы стёрты. Небо окрасилось в нежно-клубничный цвет. "Может, ты всё же расскажешь, какого чёрта?" - Он через ткань гладит рваный от крыльев след, смотрит внимательно, голос уже теплее.

"Черту не место среди твоих фраз и слов", - Он и Она улыбаются, и аллеи эхом разносят удары колоколов.


Лёша Самолётова

21:57 

Ты только представь - вот тебе ещё нет и пяти. Тебя кормят кашей и дарят цветные совочки, с соседской девчонкой играете в матери-дочки, и незачем, некуда, кроме как к маме, идти. Живут очень долго и счастливо в сказке-стране: принцесса и нищий, сиротка и принц, Зита с Гитой. Так сказки гласят, а ты веришь, и с кукольной свитой | мечтаешь о собственном "долго и счастливо" дне. Ты только представь, в это время в тени облаков премудрые старцы отчаянно спорят о вечном. И видит один тебя в платье до пят подвенечном с мальчишкой, решающим споры путём кулаков. Качает второй запыленно-седой головой, и третий с четвертым нахмурили пышные брови, а ты запинаешься в этот момент в полуслове, задиристый мальчик тот падает на мостовой.

Ты только представь - вот тебе двадцать пять/двадцать шесть. Ты много работаешь, год как одна поселилась, в машине твоей полный привод, внушительный клиренс, и ты ненавидишь всем сердцем обманы и лесть. Задиристый мальчик тот носит рубашки/пиджак, он стал потрясающе хватким и мудрым юристом. Он отпуск, как ты, проводил на курорте скалистом: Ремарк, штиль на море и белый под солнцем лежак. Он так же, как ты, чтит родителей, пьёт слабый чай, как ты много шутит, умеет предельно быть честным. Вот только едва ли бывает пустым свято место, и на перекрестках всегда между вами трамвай, вы ходите в те же спортзал, супермаркеты, банк |с разрывом в минуту-другую. Достаточно, чтобы | не встретиться с ним НИ-КОГ-ДА. Таят мерно сугробы. И что-то назад не торопится твой бумеранг. Он пробует жить с молодыми/постарше - никак | на место не встанет в груди замороченный пазл. И ты удаляешь мужчин номера раз за разом. Не то. Не твоё. Не любовь, а сплошной кавардак.

Премудрые старцы кивают в тени облаков. Так надо, так правильно, так будет лучше обоим. Ты только представь, ливень в город врывается роем, и тучи темнее подвалов всех и чердаков. И старцы не видят, что снизу. Грохочет гроза. Под синим зонтом ты по лужам бежишь к магазину, врезаешься в чью-то широкую сильную спину, и первый раз в жизни встречаешь Его глаза...

Лёша Самолётова

22:40 

а время летит - всё так же - неумолимо,
и годы уходят, пожары сменяя стужей.
я помню твой запах, и это невыносимо.
я помню твой голос, и, кажется, это хуже.

ты в каждом прохожем и в каждой случайной фразе,
и в книгах, и в фильмах, и в песнях, и в поворотах.
ты снишься мне часто - больнее от раза к разу,
ты снишься мне часто - всё чаще от года к году.

ты снишься и мельком, и даже полнометражно,
и все эти сны пора представлять к наградам,
ведь время летит - неистово, быстро, так же,
и годы уходят, но ты остаёшься... рядом?

ты в каждом прохожем, машине, окне, витрине,
в единственной туче и через дорогу луже.
везде и нигде. и это невыносимо.
но если б не так, то было б намного хуже.

© Дарёна alter-sweet-ego Хэйл

Сны на лету, не сбиваясь с курса

главная