Metsan_henki
Когда-то были времена нескончаемых мечтаний
О свободе, о бессмертии,
Когда песня была таинственной,
А до звёзд можно было дотянуться рукой.
Но что-то изменилось, и теперь песок медленно струится между пальцев,
Время невинности теперь закончилось.


Я иду всё тем же зазубренным за годы путем, быстрыми шагами направляясь к святая святых- подземной теплице, где мы выращиваем пропитание на весь город. Каждый житель дежурит там по несколько дней, и сегодня настал мой час. Я не в первый раз направляюсь туда, но тороплюсь- уже опаздываю- это будет причиной очередного недовольного взгляда предыдущего дежурившего. Ещё бы! Я его понимаю! Просидеть несколько дней под землей, где и поговорить то не с кем! Это ужасно, да здесь всё ужасно, что под землей, что над ней. В теплице хоть один фонарь с маяка, и там светло и видно всё. А еды всё равно меж тем не хватает, как мы не стараемся. В этом городе уже давно никто не живет- все выживают. Это как место заключения. Только с рождения и посмертно. Даже на город иногда находит туман, несмотря на то, что маяк освещает его и мы делаем всё возможное,чтобы отогнать наступающую тьму, а что уж говорить про весь остров за границами города!! Там и метра перед собой не видно из-за тумана! Хоть и второй фонарь маяка расположен выше и всё время крутится вокруг своей оси, чтобы освещать путь на случай, если кто-то за пределами города. Но туда уже веками никто не ходил, а легенды, ходящие по жителям говорят, что в этой кромешной тьме вокруг обитают страшные существа, которые не могу проникнуть в город только из-за того, что его жители стараются отогнать туман и потому что тут есть свет. Что до меня, то я уже ни в чем не уверен, я не смогу жить всю жизнь вот так вот! В страхе, что вокруг меня чудовища, даже не видав их. Эти жалкие трусы- горожане, все знают друг друга, но ничего не знают о жизни друг друга, скорее даже, что все друг друга просто терпят и пытаются относится друг к другу нормально, только потому что каждый тут хочет выжить. Я не уверен, что вот таким вот способом мы ещё долго продержимся. Начинается голод, силы иссякают, а туман с каждым днем становится все гуще. Этак мы по-любому долго не протянем. А этот старый дурак, островитянин, живущий в маяке, где он?! Он из своего маяка в жизни не выходил, а все ему, чуть ли не как Богу поклоняются, потому что он, видите ли, смотрит за маяком, чтобы с ним чего не случилось и поддерживает свет над городом. Он живет там, как говорят, с начала времен, как только появился город. НО ЕГО НИКТО НЕ ВИДЕЛ! Но знают, что он там. Эх..и боготворят его, нет, ну я понимаю, за что, но раз он живет тут испокон веку, то может, он хоть скажет, отчего туман? Ведь он же такой замечательный!...Как они могут судить, если не знают его? Ладно, я не прав. Он на самом деле спасает нам жизнь.
Вот наконец и дверь в подземелье. Как и ожидалось- предыдущий дежуривший смотрит на меня с ноткой ненависти. Делаю вид, что не замечаю, приветливо улыбаюсь, сажусь на его место, и он поспешно уходит, не сказав мне ни слова. Дверь захлопнулась, закрывшись изнутри- так делают на всякий случай, чтобы не убегали от обязанностей. Внезапно слышу шорох, и из-за темного неосвещенного угла выходит Миани.

- когда ты тут оказалась?
- я за тобой шла почти всю дорогу, ты даже не заметил
- как же сюда проникла, чтобы этот тебя не увидел?
- спряталась за твоей спиной, а потом в этот угол, там вообще ничего не видно

Я не был удивлен. Миани всё время как-то проникала сюда так, чтобы её никто не видел- ни в городе, потому что иначе не миновать нам кучи сплетен и выговора с лишением пайка,ни при входе сюда. Она была мастером конспирации, а ещё и отличной художницей, но никому, кроме меня свои рисунки не показывала, потому что тут за самодеятельность та же участь- лишение пайка плюс толки. С тобой считаться вообще перестанут. Это можно соотнести с островом за городом, только чудовищами здесь становятся сами жители. Прощают это только одному человеку, не знаю почему, но спасибо, что терпят его. Мне он тоже кажется очень талантливым- это Арни. Он каждую неделю придумывает новые песни и распевает их везде, где заблагорассудится. И я очень благодарен ему, порой мне кажется, будто он видит всё вокруг без тьмы и тумана, как было когда-то. Он сочиняет прекрасные песни.
Миани села рядом со мной и улыбнулась. Мы, помнится, ещё с детства обещали друг другу, что чего бы нам это не стоило, будем дежурить вместе, чтобы не умереть тут с тоски. Я тоже каждый раз старался незаметно проникнуть сюда, но чаще ей приходилось ждать меня ночью, так как я не рискую заходить днем- это опасно, а ночью на улицу все тоже боятся выходить, потому что становится темно, хоть глаз выколи, даже фонарь маяка не помогает, и чудовища могут проникнуть. Но я двигаюсь по памяти, а чудищ никаких ещё пока ни разу не встретил.