Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
18:18 

Дерек Хейл/Стайлз Стилински, AU/Drama/Humor/Romance – Продолжение.

Amor omnibus idem (любовь у всех едина)...
28.06.2012 в 16:05
Пишет Salomeya0801:

Дерек Хейл/Стайлз Стилински, AU/Drama/Humor/Romance – Продолжение.
Название: Чтобы быть с тобой.
Автор: Salomeya0801
Фендом: Teen Wolf
Пейринг: Дерек Хейл/Стайлз Стилински (основной), Дерек/Айзек – (второстепенный), все остальные (по мере необходимости)
Рейтинг: от G до NС-17
Жанр: AU/Drama/Humor/Romance
Размер: Да, наверное, уже макси...
Саммари: Чтобы оставаться альфой, Дереку нужна не только стая, но и пара. Однако человек, который ему подходит – не отвечает взаимностью. Поначалу...
Отказ: чужого не надо, своего – не жалко ))
Статус: В процессе.
Предупреждения: ООС, чен-слеш.
От автора: Т.к. писалось до событий последних серий (и не зналось, что в них будет), в этом фике: Джексон - обычный оборотень, Лидия - канима, Бойда вообще пока нет - но он появится, наверное, как и дедушка-Арджент.

Ну, выходит: Глава 3

Все хорошее рано или поздно кончается, и, как правило - плохо. Кого удивили? Только не Стайлза! Он знал об этом лет с девяти. Стайлз, может быть, конечно, плохо подготовлен к чистке картошки (вечером отец снова напомнил ему, что он «срезает с кожурой слишком много самой картошки»), выбору профессии («Ты мечтаешь о карьере сантехника?! Тебя не возьмут!!! – сообщила днем Лидия, когда он пытался заварить чай покрепче, сильнее болтая чайным пакетиком и обрызгав ей руку), и еще, возможно, он совсем не был готов к экзамену по нумерологии, который состоится часов через…5! Но! Но если Стайлз к чему-то и был готов давно, так это – к потерям. Когда-то он потерял маленького трансформера – подарок матери. Трансформер был фигОвым (преображался только в кабинку грузовика из человечка и обратно), но Стайлз грустил о его потере. Потом… Потом Стайлз потерял и мать. И он скорбел. Кажется, так принято называть это чувство. И с тех пор, чтобы ни потерял Стайлз, он всегда мог расположить эту потерю по собственной шкале страдания между тем трансформером и матерью. И, оценив ущерб, - смириться. Хотя, Стайлз просил каждый раз мысленно прошения у мамы за её участие в этом думарцком соревновании с игрушкой. Тем более, что она - проигрывала: в своем сознании («Мама, пожалуйста, пусть на самом деле, ты сейчас в раю и ни в чем не нуждаешься!») Стайлз всегда оставлял мать одинокой – все новые потери группировались вокруг трансформера. Ни одна из них не была достаточно серьезной. Отчаянно серьезной. Невыносимо серьезной. До сих пор…

***
- Стайлз, пожалуйста! – шепот Скотта срывается на рычащее шипение, - Подскажи мне хоть что-нибудь! Ббблядддь! Ненавижу!.. Ненавижу всю эту дополнительную хуйню!
- Вспомогательные исторические дисциплины.- На автомате поправляет Стайлз, не забывая сказать это достаточно громко, чтобы блеснуть перед преподом – долговязым мужиком лет 30, который теперь (когда полкласса услышало!) должен Стайлзу как минимум лишний балл!
- Стайлз!.. – «Скотт, шипишь, как лимонад - ты волк или канима?! Точно не трахался с Лидией?!!»
- Я тоже не готовился, на секунду! Ну?! Какие там у тебя вопросы?
- «Число пять в истории человеческой цивилизации»!!!!!!!!!!!!!!!!
- Число пять… Ладно… Пиши: в истории человеческой цивилизации значение числа пять связано с динамизмом, общением и созиданием…
- Сози…?...
- Скотт, не тупи! Пиши: У человека пять пальцев, и они выполняют не только биологическую, но и личностную, созидательную или деструктивную роль. Цифра пять - символ неутомимого интереса к окружающему миру и готовности… не знаю… к риску? Ну, или - к приключениям - напиши.

Цифра пять… Пять дней назад Стайлз узнал, что Дерек считает его своей парой. Это было… Что он там говорил Скотту? Созидательно, но и деструктивно? Да! Интересно, рискованно, и не без приключений. Это было … очень нумизматично! «С точки зрения («плохой ученик» Стайлз открыл под партой учебник нумерологии!) достижения единства коммуникации, динамики, развития, совершенствования, эстетики деталей, число 5 – не знает равных». Да уж… Да уж. Туфта!!! «Единство коммуникации» - это последнее, о чем думал Стайлз («Стайлз НЕ ДУМАЛ!»), когда Дерек расстегивал его ширинку, целуя в губы. С «динамикой развития» и «эстетикой деталей» все обстояло проще – все развивалось ОЧЕНЬ, блядь, динамично, и при этом казалось заебись - КАКИМ эстетичным! Оооххх! Стайлз, ты идиот!

- Ты идиот??? – шепчет Лидия, - Я последний раз предлагаю тебе!!! Меняю: тройку на четверку!!! Что ты знаешь про четверку?!!!
- Четверка - означает устойчивость и прочность! – тут же отчитывается Стайлз. Лидия записывает, снова поднимает вопросительный взгляд., - Это число рационального изложения принципов и идей. Четверка («Плохой мальчик снова лезет в учебник!») выстраивает матрицу для устойчивых и осязаемых результатов. Увиденное в мечтах и снах, она приводит в порядок, делает конкретным и приемлемым для человеческой жизни…

Гребаная четверка! Лучше бы тебя никогда не было!!! Четыре раза между Стайлзом и Дереком вспыхивали неконтролируемые эмоции:

(1). В доме Стайлза, когда Дерек сказал ЭТО («Признался! Прости меня, Остин Пауэрс! Этому парню не объяснить, что значит «загадка»!»)
(2). В доме Дерека (там Стайлз был подвергнут оральному изнасилованию, а потом - не лишился руки только чудом!)
(3). Снова в доме Стайлза (преступники возвращаются на место преступления, и этим все сказано!)
(4). Снова в доме Дерека… Там …рухнули мечты Стайлза … увидеть инопланетян! Ну, и верную любовь – тоже! Но – инопланетян! – фатальнее!

Стайлз приехал со Скоттом на следующий день после… второго изнасилования Дереком. (Не орального…а (как это?) мануального! (Накануне Дерек трогал его и… он – Стайлз - ведь в тот момент, правда собирался поступить так, как подсказывал ему «плохой Стайлз», но… «Хороший Стайлз» так не вовремя вмешался и шепнул, что нельзя все время бить парней… Короче, «хороший» Стайлз победил «плохого», а Дерек – потом - их обоих.)

А теперь – вот: Стайлз со Скоттом после школы приехали на очередной (истеричный) зов (капризного) альфы. И... Застали этого небритого красноглазого ублюдка… целующимся с несовершеннолетним бетой! Скотт неприлично взвизгнул. Стайлз промолчал. Дерек оторвался от Айзека и посмотрел на Стайлза. Айзек облизнулся и посмотрел на Дерека. («Сука!»).

- Если никто из собравшихся здесь дам не возражает, я, пожалуй, поеду…
- Стайлз! – это Дерек.
- Эй! Подожди! – это Скотт.
- Извините, но я, кажется, все-таки - Питер Пен, и у меня – препубертатный период восприятия действительности! – Стайлз заводит мотор, выкрикивая в окно – Мне рано еще постигать глубины животных рефлексий между обычными оборотнями, их альфами и омегами. Вы уж сами тут… как-нибудь…ладно?...
- Стайлз!!! – рычит сорвавшийся с места альфа.
- Иди на хуй! – Стайлз, на самом деле плохо разбирается в нумизматике, и в цифре 4, и в «матрицах для устойчивых и осязаемых результатов», и уж точно - «в мечтах и снах». Стайлз хорошо разбирается в потерях. Дерек кидается под колеса. «Вот идиот!..» - ласково думает Стайлз, объезжая его, как дикое животное. А потом прибавляет скорости. И думет о двух вещах. О матери. И о трансформере.

***

Дерек страстно любил все новое. Но только до тех пор, пока это «новое» не становилось «привычным» и «своим». Свое и привычное Дерек любил жертвенно – верно, преданно и – навсегда. Когда в детстве отец предложил ему выкинуть уже старый сломанный самолетик без одного крыла, а взамен купить новый («крутой» и радиоуправляемый!), Дерек не думал ни секунды – он попросил лучше починить старый. (Радиоуправляемый можно было выпросить и потом). Все, что было сейчас в жизни Дерека Хейла, все, чем он действительно дорожил, - было похоже на тот однокрылый игрушечный самолетик. Дом Дерека: полуразрушенный, навсегда изуродованный огнем и временем – дом с привидениями (дом с воспоминаниями…). Стая Дерека – несколько самоуверенных подростков с гормональной бурей вместо здравого ума и самодисциплины (и что, спрашивается, не набрал оборотней-рекрутов из морской пехоты и спецназа? Да, вот, как-то в голову не пришло!) Пока эти орлята учатся летать, Дерек, наверное, поседеет… (Ну, да, впрочем, не страшно - такому типажу, как у Дерека – пойдет седина). Наконец, пара Дерека – это, блин, не орленок! Это детеныш тираннозавра! (лапки – как у цыпленка, а характер уже сволочной и зубы-иголочки – острые…). Стайлз Стилински – воистину наказание для педофила! Соблазнительная конфетка…с тротилом… Когда Дерек понял, кто (!!!) его пара, он первым делом подумал о самоубийстве, а уж только потом – о том, как признаться Стайлзу. Этот гонористый малолетка в жизни Дерека стал – аварией форс-мажорного характера – ураганом, снесшим (на хрен!) весь прежний дизайн и ландшафт мировоззрения альфы и его жизненной психологии. Дерек мог бы просто взять у Стайлза (силой!) все, чего хочет от парня его внутренний волк (глупый волк! Потаскун-греховодник! Почему ты не выбрал милую девушку?!). Мог бы. Но не брал. Дереку не обязательно было о чем-то ПРОСИТЬ Стайлза. Но он просил. Да, это было унизительно и … трудно. Но Дерек доверился своему чутью, и оно его не подвело – нельзя просто получить что-то, ничего при этом не потеряв. Все имеет свою цену, каждое действие требует своего рода оплаты. В этом и заключается закон обмена энергией. Дерек принес в жертву Стайлзу свою гордость, он смирил перед ним свою волю, он признал власть пары над собой. И в ответ… в ответ Стайлз подарил ему право. Право всегда оставаться гордым, всегда быть сильным, обладать безграничной властью и могуществом. До того первого поцелуя Стайлза Дерек был альфой для маленькой стаи, в тот момент – Дерек почувствовал себя альфой Вселенной (этим…как, там, Стайлз его называл – Вольтроном?). Но самым восхитительным во всей этой сумасшедшей истории был прогрессивный характер ее развития – с каждым днем, становясь ближе к Стайлзу, Дерек становился ближе к состоянию полной удовлетворенности жизнью. И будь он не Дереком Хейлом, а, скажем, Селин Дион, он мог бы сказать, что чувствует, как его сердце «поёт» (от любви?..). Вчера, лежа на спине на кровати Стайлза, и обнимая смущенно пыхтящего сверху хозяина кровати, Дерек признался, что он становится все сильнее с тех пор, как Стайлз признал его своей парой, и Дереку это чертовски нравится, и Дерек сказал: «Спасибо». Стайлз закашлялся.

- Ну, во-первых, я ничего такого не признавал! Просто поддался агрессивному феромонному притяжению! – начал забавно оправдываться Стайлз. – Это нормально…для подростков. А мне шестнадцать!

- О, да – это твой любимый аргумент к моему милосердию! – засмеялся Дерек и не больно куснул покрасневшего мальчишку за подбородок.

- А, во-вторых!.. – Стайлз, взяв себя в руки, многозначительно поднял указательный палец и помахал им у Дерека перед носом. Дерек легко поймал дерзкий палец губами, втянул в рот и начал посасывать. – Аааахх!.. Ну, Дддерек!.. Я хотел ска-а-а…Сказать!..

- Я тебя внимательно слушаю. – невинно заверил Дерек, выпустив стайлзов палец из орального плена и сделав вид, что ничего не было.

- Так вот. А, во-вторых…ты смотрел «Аватар»? – быстро уточнил Стайлз и, увидев, что оборотень кивнул, выпучил глаза, - Да ла-а-а-адно?! Неужели, начали проводить электричество и в самые глухие отсталые деревеньки?! Вот это прогресс цивилизации – хоть один блокбастер ты смотрел! Ну, тогда – поймешь…Короче…Во-вторых, ты меня «нье благодарьи! За такое нье благодарьят!».

Стайлз старательно изобразил акцент Нейтири и рассмеялся. Дерек снова почувствовал себя единомышленником Селин Дион. И пусть Стайлз – не милая девушка, и характер у него сволочной. Пусть Стайлз – несовершеннолетний подросток (парень!) и Дерек, ну, совершенно не знает, можно ли уже с ним спать (трахаться!). Пусть вообще в их странных отношениях слишком много «но». Дерек не очень разбирался в анатомии сложных чувств. Он понимал только – наплевать, даже если Стайлз - самолет без одного крыла, и даже если Дереку самому придется отрастить крылья, чтобы тот мог летать, Дерек – это сделает!

Все это было вчера… Но вчера было и не только это. Айзек. Вот уж точно – самолетик-инвалид. Нет ничего грустнее испуганного несчастного ребенка. Но Дереку Хейлу вообще-то было плевать на страхи и несчастья Айзека. Хейла интересовал его потенциал. «Бедствие – пробный камень доблести» - гласит латинская поговорка. Дерек привык доверять латыни. Айзек боялся, но не из-за трусости (Дерек ненавидел трусов!). Он реагировал на боль, как животное – выл и плакал, когда она приходила, зализывал раны и убаюкивал ушибы, желая ослабить боль, и – забывал о боли, когда она проходила. Просто жил дальше – со страхом (как любое животное, понимая, что мир полон угроз) но без трусости. Дереку это нравилось. Айзек не был любимчиком учителей, не был кумиром одноклассников, у него почти не было друзей, но это не делало парня ни озлобленным, ни диким. А лучшим с точки зрения альфы было то, что Айзек и не смирялся с таким положением дел. Просто он рассчитывал только на себя. Айзек не просил у окружающих ни ласки, ни внимания, но он старался делать что-то для того, чтобы стать достойным получить их. Когда кто-то проявлял к Айзеку интерес, он не бросался новому другу в ноги с благодарностью за долгожданное общение. Но он был благодарен. Дерек почти неделю наблюдал за подростком, прежде чем сделать тому предложение, от которого он не смог отказаться. И к концу недели альфа точно знал – Айзек сможет стать чем-то, вроде души стаи – олицетворением ее сути. Не ломающийся под любыми ударами судьбы, не поддающийся отчаянию или агрессии, не просящий, но умеющий быть благодарным, знающий цену самым малым достижениям и всегда стремящийся к большему – Айзек нужен был Дереку и нужен был стае. Ему можно доверять и на него можно положиться - Айзек не предаст. Только одной мелочи Дерек тогда не учел (вот бы Стайлз посмеялся над глупо «лоханувшимся» альфой, если б знал!). Айзек никогда не брал желаемого сам – да, он старался, добивался и – ждал. Ждал, когда ему предложат. Внутренний зверь Айзека должен был в полнолуние отправиться искать свою пару. Но он решил ждать – когда пара сама его найдет. Он поступил так не из трусости или слабости – Айзек не был ни трусом, ни слабаком. Айзек был самолетом без одного крыла – он был готов немедленно взлететь и лететь, куда угодно вслед за тем, кто его починит. Он ждал свое второе крыло. Но пока у него его не было. И он не пытался взлететь.

И все это Дерек понял слишком поздно – в тот момент, когда окровавленного Айзека втащили в дом Стайлза Скотт и Джексон. «Я вылечу твое тело. Но я не могу починить твое крыло» - думал Дерек, зализывая тогда раны Айзека. «Я не твоя пара. Ты должен найти – свою» - пытался мысленно внушить парню Дерек, когда вчера Айзек пришел к нему с ожогом в полруки, который никак не хотел затягиваться, и - альфа снова вылечил его своей энергией.

- Ты стремительно слабеешь!..Потому что не получаешь постоянного потока силы извне. Ты должен найти себе пару. - твердо сказал Дерек Айзеку , когда тот выбежал к нему на улицу, задыхаясь от… астматического кашля!

- Это … кха-кха!.. аллергия. Кха-кха-кха! – попытался объяснить Айзек, делая попытку вдохнуть с помощью ингалятора. Ингалятор не помог.

- У оборотней не бывает аллергии! – рявкнул Дерек, хватая Айзека за плечи, встряхивая и пытаясь остановить его приступ силой альфы. Не вышло…Не вышло?! Айзек продолжал задыхаться. Просто переливание энергеии больше не действовало – младший оборотень был слишком слаб… Дерек увидел подъезжающую машину Эрики – скоро приедут все остальные, он вызвал их для срочного обсуждения нового места для превращения в следующее полнолуние (в их прежнем лесу вокруг озера придурки-экологи устроили какой-то туристический слет на 3 месяца).

-Де…Дерек!... – еле просипел Айзек, панически хватая ртом воздух. Он задыхался. Он идиот! И Дерек идиот, если не предвидел все эти проблемы раньше. И не придумал, как их решить. Что он теперь должен делать?! Парень хрипел, смотрел на него отчаянным взглядом, молящим «Помоги!!». Дерек услышал звук еще двух подъезжающих машин. Но сейчас даже вся стая не могла помочь Дереку – он должен был что-то сделать, чтобы спасти Айзека, у которого…черт! Уже судороги начались! Дерек помнил, что однажды в детстве видел, как мать (которая тогда была альфой) спасла одну из бета-самок стаи, которая умирала от аконитовой пули: мать вливала свою силу в потерявшую сознание подругу с помощью универсального сакрального метода – через поцелуй. Дерек притянул к себе Айзека. Джип Стайлза въехал во двор…

***

URL записи

- Если отец тебе больше не нужен, сдай его в дом престарелых! А не убивай, столкнув с лестницы, - крикнул шериф Стилински вслед сыну, который задел его, мчась мимо верх по лестнице.

- За дом престарелых платить надо!. – всхлипнул Стайлз, уже открывая дверь в свою комнату.

- Да? А что с голосом? Ты все-таки решил меня убить и сейчас заранее оплакиваешь?

Стайлз не ответил, хлопнув дверью. Шериф забеспокоился. Подошел к двери в комнату Стайлза. Постучал. Но открывать не стал.

- Стайлз? Что случилось, сынок? Тебя опять девушка покусала?.. – за дверью горестно хмыкнули.

- Она теперь кусает другого. Она – шлюха! – пожаловался Стайлз.

- Да? А может…у нее все-таки бешенство?... Может, ее лечить надо?..

- Да! Точно! Арестуй ее! – Стайлз не мог сейчас не желать Дереку зла.

- Ладно, арестую. Как …ты говорил, ее зовут?...

- Я не говорил!

- И … не скажешь?...

- Папа… Просто дай мне сейчас посидеть спокойно, ладно?

- Ладно. Ладно. Если что, я в гараже. Том самом, в котором ты мне обещал помочь, кстати.

- Обещанного ждут 10 лет!

- Так долго?.. Ну, ладно, пойду стареть в гараже в одиночестве…

- Не драматизируй! Я все равно не расщедрюсь на дом престарелых!

- Я вырастил маленького Гитлера! О, боже, за что?!! - театрально воскликнул папа-Стилински. И Стайлз нашел это сравнение … симпатичным!.. Нет, Стайлз не разделял большинства гитлеровских идей и не страдал антисемитизмом («А Айзек, кстати, похож на еврея. И имя у него еврейское…»), но в минуты бессильной злости мысль о мировом господстве ведь иногда посещает всех. (Нет, правда, - ведь всех посещает? Стайлз не один такой…гитлер?!!). Еще по дороге домой Стайлз решил, что не будет разбираться в том, что произошло: Дерек - лживый урод! («Не вдумываться! Принять как факт.»). Стайлз подошел к кровати и упал на нее. И зря он это сделал! От подушки тонко пахло дерековым парфюмом. Воспоминания нахлынули без всякого спроса…

Вчера Хейл лежал на этой кровати. А Стайлз – лежал на Хейле. И тяжело дышал. Потому что только что кончил… Расстраивало то, что сделал Стайлз это бесславно быстро – Дерек едва успел к нему прикоснуться. Устраивало – то, что при этом Стайлз заляпал Хейлу не только руку, но и футболку, и расстегнутые джинсы и трусы, и даже собственный дерековский член. Оборотень, правда, совсем не выглядел расстроенным тем обстоятельством, что его только что конкретно обкончали. («Ага, как же! Поверю я в твой пофигизм! Если вы вдруг уронили свое достоинство - сделайте вид что оно не ваше, да?»). Стайлз сглотнул и задумался о насущном – Дерек еще не кончил («Конечно! Он ведь не бесхарактерный скорострел, как некоторые!»). Должен ли Стайлз протянуть ему руку помощи – причем в самом прямом смысле? Стайлз приподнялся на локтях, скосил глаза вниз. Член Дерека. Дожили! Что дальше – свадебный торт?! («Надо сказать ему, что я люблю йогуртовые торты» - сделал себе мысленную заметку к будущей свадьбе Стайлз). Надо ему сказать, что Стайлза готов…черт! Подрочить ему! Да, готов! А что? Согласись на малое – получишь бОльшее. Может, если Стайлз подрочит Дереку, тот потом снова возьмет у него в рот? Это было бы однозначно круто! И Стайлз даже попытался бы не кончить сразу – как в прошлый раз…да и как сейчас… Черт, - палево! Вот только Стайлз совсем не был уверен, что он окажется хорош в дрочке чужих членов …(«Блядь, Стайлз?! Ты подумал «членов» - во множественном числе?!! Ты что - совсем уже голубой щенок?!!!»). Хотя…о члене Дерека, пожалуй, можно было думать и во множественном числе («Да из него бы получилось два нормальных члена и еще третий – поменьше! Не обделённый ты наш!..» - завистливо упрекнул природу Стайлз). Ладно, мужик, с этим (ну, в смысле - со вторым мужиком) надо что-то решать.

- Эээ…Дерек?...- «Молодец, Стайлз! Вот это писк! Теперь ты – альфа мышиной стаи! Отползай в нору!».

- Тшшш… - Что – у этого альфы тоже проблемы с вербальным выражением мыслей? Охх, у этого альфы такие глаза!.. И он так ими смотрит!.. «Ладно, Хатико! Всё, что угодно – только не умирай! Что? Косточку? Конечно! Сейчас! Ну, где же эта косточка? Ах, я же – эта косточка! Бери меня, ешь меня! Иди ко мне…». И Дерек рванул вперед, перевернул Стайлза на спину, возвращая себе привычное положение – сверху, рвано выдохнул, пьяно впился в губы Стайлза буйным поцелуем, устроил своим языком во рту у Стайлза настоящую Вальпургиеву ночь и продолжал это беспрецедентное (идеальное!) безумие до тех пор, пока не … кончил с низким стоном, толкаясь Стайлзу в бедро. Отойдя от эротического («Эротического? Ха! Пор-нуш-но-го!») хмеля, Стайлз понял, что они оба потные и перемазаны в сперме, а салфеток у Стайлза нет. А отец может ведь зайти в комнату. А в комнате - наверняка - пахнет сексом («Пахнет сексом! Да, Стайлз – ты чертовски сексуальный мастер шаблонных фраз!»). А Стайлзу все это – фиолетово! Стайлзу - хорошо. («И-не-е-бёт!»).

Все это было вчера. А сегодня!...А сегодня…

- И никакой ты не Хатико… - прошептал Стайлз, обращаясь к подушке, а затем уткнулся в нее и затих.

***

В присутствии народа, сената и патрициев Дерек Хейл еще раз (и не второй уже раз!) подтверждает, что в его действиях по спасению Айзека полностью отсутствовал какой бы то ни было вульгарный материализм! Альфа просто руководствовался инструкциями, придуманными другими альфами – когда-то очень давно. Если до членов его стаи и сейчас не дойдут причины и мотивы, Дерек окончательно убедится в том, что набрал себе команду из школы для детей с ЗПР!!! Но нет – вот на этих юных, не обезображенных последствиями высшего образования, лицах – начинает мелькать понимание. И тут…начинается, блядь, коммунизм! Точнее – товарищеский суд над провинившимся членом коллектива. «Сталина на них нет…» - уныло думает Дерек, слушая возбужденные выпады в свой адрес за то, что «не предупредил», «не предусмотрел», «не обеспечил».

- Я не могу «обеспечить» Айзека парой! Он сам должен ее найти! – защищается альфа, попутно думая, не врезать ли МакКолу по роже – для профилактики – раз тот такой смелый и стоит ближе всех.

- Или найти - его…- Резонно уточняет Эрика, которая по себе знает – пол пары не имеет значения.

- О! Так, может, Дерек – и есть пара Айзека, а Айзек – Дерека! – нет, для профилактики все-таки следует врезать Джексону. Оторвать ему яйца, и извиниться перед Лидией, предложив ей вместо болтливого кастрата симпатичного (и одинокого!) Айзека. Айзека, который сейчас пялится на Дерека…с надеждой?!!

- Айзек – не моя пара! И разговор – окончен! – хватит с Дерека социалистического реализма, пора напомнить зарвавшимся соплякам золотое правило: у кого золото – того и правила! А терпение Дерека поистине золотое. Но, как и всякое сокровище, - исчерпаемое. Дерек разворачивается и с видом «не влезай-убьет!» идет к машине. Он должен спешить и придумать, как объяснить все Стайлзу и как извиниться за безобразную сцену. И как... Черт, он чувствует горькую обиду своей пары даже на расстоянии. Или это – его собственная боль?.. Зол ли Стайлз, тоскует ли он? Если да – означает ли это то, о чем поет пресловутая Селин Дион, да и все певцы на свете? Если нет… Если нет, то что тогда будет делать Дерек?..

- Но, Дерек, что ты будешь делать, если Айзек не найдет себе пару? – парфянская стрела маленькой сучки-Арджент метко бьет по самой уязвимой части дерекова плана.

- Он найдет. – рычит Дерек. – Или сдохнет!

- Или, может, ты просто будешь чмокать его каждый раз, как парню поплохеет? – предлагает Джексон.

- Или может, я сейчас просто сокращу популяцию хищников в этом лесу, уменьшив ее Ровно. На. Одну. Бессмысленную. Единицу?! Как ты на это смотришь, Джексон? Ну, чего молчишь? Хоть чмокни в ответ?

-Чмок… В смысле, - да, Айзек! Ты полный придурок! Иди уже – найди себе цыпочку и съешь ее! Или – сдохни! – Джексон учел свои просчеты и сделал верные выводы. Молодец.

- Придете завтра в это же время. Айзек ты – можешь переезжать обратно к себе домой. Ищи пару. Если что – звони. Но старайся – не звонить! Все. Валите. – Дерек не может больше ждать. Он садится в машину и выезжает на дорогу, все время прибавляя скорость. Дереку надо бы подумать о многом, но он может думать только о чайных глазах и бедовой улыбке смешного мальчишки. Укравшего сердце оборотня.

***

Стайлз был свободен от предрассудков и предвзятости – он ненавидел всех в равной степени. Период тихой жалости к себе сменился фазой громкого раздражения окружающими. А больше всего раздражало Стайлза то, что как раз сейчас-то его никто особо и не окружал. «Ну, давай же, Хейл, позвони мне – узнать, как я на счет того, чтобы подкормить тебя дармовой энергией? Ты ведь, наверное, совсем без сил – а они нужны, чтобы трахать Айзека! Давай же – позвони, худоёбина! С удовольствием тебя сброшу!» - думал Стайлз, листая в интернете список последних фильмов ужасов – надо же было на ночь чем-то душу успокоить, а хороший ужастик – всегда примиряет с жизнью. «Ну, а ты, Скотт?.. Сдриснул при первой возможности? Не друг, не враг, а так – левый одноклассник!.. Не звонишь – вот лучше и не звони! – рискуешь узнать о себе много нового». Достойный фильм все никак не находился. И в этом, к слову, тоже были виноваты оборотни – фильмы с их участием были сразу исключены из поиска, что значительно обеднило выбор. ««Вампирелла?!» Вы, блядь, издеваетесь?!!» Что она вообще здесь делает?! Ей же место – рядом с помидорами-убийцами с Марса – на помойке истории! Стайлз гневно отбросил мышку, словно она тоже его предала. Развернулся к окну. И вскочил со стула.

- Какого гребаного хрена ты делаешь?!! – Да, у Стайлза это получилось просто тошнотворно визгливо, но Хейл ведь заслужил! Он лез к нему через окно, как чеканутая Вампирелла! – Играй в помидоров-убийц с Марса в другом месте, адский псих!!!

- Во что?.. – Хейл осторожно спрыгнул в комнату и замер у окна, напряженно глядя на впавшего в буйство Стайлза.

- Да, помидоры-убийцы – это тебе не «Аватар»! Это для избранных, блядь! Я и не рассчитывал на твою просвещенность! Ну, ничего – посмотрите как-нибудь вместе с Айзеком – там у героев юморок как раз вашего уровня!

- Насчет Айзека…

- Нет! Ты не будешь сейчас объяснять мне, как это произошло!!! Это уже не помидоры убийцы – это ебаный цыганский сериал!!! Нет-нет-нет!!! Выползай обратно в окно и иди лесом! Или полем! Или на хуй! – Стайлз выкатывал глаза, махал руками и шумно хватал ртом воздух. Последний раз Дерек видел что-то подобное, когда Айзек задыхался. Но у Стайлза ведь не судороги, нет?

- Дай мне сказать! – рявкнул потерявший терпение альфа. Стайлз послушно замер. Словно от пощечины. Дерек вздохнул и повторил спокойнее, – Ты изменишь мнение, когда все узнаешь.

Следующие 20 минут Дерек ставил рекорд красноречия, а Стайлз – молчания. Оба стали чемпионами. Дерека луч славы застал нервно расхаживающим по комнате, Стайлза – сидящим на кровати и неотрывно смотрящим куда-то в окно. Стайлз прислушивался к себе и понимал, что он ни фига себя не понимает! Все, что говорил Дерек вроде бы доходило до Стайлза, но, дойдя, словно распадалось на три потока: часть информации аккумулировалась в сознании вполне себе аккуратными смысловыми блоками, где все было понятно и логично; часть – проникала куда-то в грудь холодным отчаянием («Как ты мог ТАК попасть, Стайлз?! Ты же сейчас в таком дерьме!...»); а часть – оседала, кажется, в желудке раздражающей кислятиной и ощущалась как зверская изжога, вызывавшая зверское же раздражение. Болезненные физиологические ощущения всегда первостепеннее любых холодных умозаключений. Стайлз понял это сейчас. И перевел зловещий взгляд на Дерека. Тот остановился в метре от кровати.

- В общем, я хотел сказать – ничего не изменилось между нами. Ты – моя пара, я хочу быть с тобой. Только с тобой. Прости, если это звучит, как в цыганском сериале. – Дерек сделал неуверенную попытку улыбнуться, Стайлз ее проигнорировал. – Мне жаль, что ты так все это увидел, я должен был раньше… Короче – прости, ладно? Прости. Это было недоразумение! Понимаешь – недоразумение!

-Недоразумение, это когда официант приносит тебе колу вместо водки. – Сузив глаза, медленно прошипел Стайлз, невольно вызвав у Дерека ассоциацию с канимой, - А то, что ты сейчас пытаешься мне втереть – это наёбка!

- Я не пытаюсь тебя нае…Я говорю правду, черт возьми! – Дерек искренне не понимал упрямой реакции своей пары. Он тут перед ним душу выворачивает, а Стайлзу – мало? Чего он хочет? Чтобы альфа перед ним на колени упал за то, что не дал умереть члену своей стаи?!

- Я, вот, что-то не понял – какие у тебя теперь творческие планы? – продолжал плеваться ядом Стайлз.

- Искать Айзеку пару.

- А! Ясно. А пока не нашел – что? Потрахивать его время от времени в чисто медицинских целях, да?

- Нет! – Дерек терял терпение. И человеческий облик. Глаза уже светились красным. – Ты что думаешь, мне этого хочется?! Я делаю то, что должен! Я альфа, и если я единственный, кто может его спасти, я должен его спасти!

- Отлично, спасатель Малибу! Вперед и с серфингом ("А лучше - с ластами!")! Чтоб тебя акула покусала!

- Какая акула? Что ты несешь, Стайлз?! – взревел Дерек, - Ты!..Ты - моя пара. Это навсегда, понимаешь? Мне нужен только ты, несносный ты осел! Но сейчас я – нужен Айзеку. Как вожак, как альфа. Почему ты не можешь понять это?!! И просто…

- Да-да? Просто – что?.. – Стайлз состроил карикатурную мину и заинтересованно моргал.

- Просто…подождать!

- Оу! Подождать? Мило. Мило. А ты – тоже подождешь? Ну, подсосешь пока жизненных сил у Айзека?

- Я могу получать … «жизненный силы» - только от тебя. Айзеку я отдаю часть из них, чтобы он мог выжить, пока у него нет пары.

- Какая неожиданная жалость! – картинно всплеснул руками Стайлз, - Ну, и как же нам тогда быть? А, Дерек? Ты ведь не думаешь, что я всю жизнь мечтал оказаться старшей женой в твоем убогом маленьком гареме! Или думаешь? Может, даже мечтаешь о горячем «тройничке» - ну, знаешь, таком энергетическом?

Стайлз примерно знал, на что нарывался. Через секунду он уже лежал, прижатый к кровати рычащим монстром, чьи клыки почти касались стайлзова лица. Но Стайлзу было пофиг. У него внутри вдруг разлилась такая отчаянная пустота, что самому хотелось выть, а не бояться…

- Слюни подбери, Гуффи. – спокойно попросил Стайлз. Дерек перестал рычать и чуть отстранился, возвращая себе человеческие черты лица, но не переставая смотреть Стайлзу в глаза. – Ты как себе это представлял, вообще? А? Ты приходишь ко мне – подзаправляешься монстро-топливом, а потом бежишь к своему пучеглазому кудряшке – сосешься с ним, и – что? Опять ко мне? Я не дойная корова, не наемная кормилица, Дерек. Мне не пофиг, кому давать свое моло…свои… ресурсы. Короче, я – против.

- Против чего? – уточнил Дерек севшим («От долгого рычания, наверное?») голосом.

- Против всего. Против того, чтобы понимать, или – ждать. Мне все это не нужно, ясно?

- Что тебе не нужно?! – снова начал заводится издерганный нервный оборотень, - Я тебе не нужен?!

- Да. И ты. Такой ты…в комплекте с Айзеком – мне не нужен. Извини. – Да свершится правосудие, да погибнет мир. Пустота заполняла Стайлза изнутри, ее становилось все больше, а сил на какие-то мыслительные или эмоциональные процессы – все меньше. Стайлз закрыл глаза. «Просто уйди уже. Просто уйди!..».

- Стайлз, не надо!.. – ну, и что это за голос – этот стон у нас песней зовется? Стайлз снова открыл глаза и посмотрел на Дерека. Тот выглядел несчастным. Измученным. Больным.

- Уходи, Дерек. – пора с этим заканчивать. – Пожалуйста. Уходи.

Дерек не послушался («Кто бы сомневался!»). В каком-то бедственном отчаянии прижался губами к губам Стайлза. Мученически застонал. С горькой страстью провел языком по сжатым губам Стайлза, предпринял усилие, надавил, проник в рот. Бездольно поблуждал там, не находя отклика, отполз восвояси. Дерек поднялся, освободив Стайлза, отвернулся к окну.

-Бесполезно…- глухо сообщил Дерек. – Так это не работает. Ты… закрыт от меня…

- Прости – бесплатное питание закончилось. – грустно усмехнулся Стайлз. - Мишки гамми сдохли, элексир – делать некому.

- Хочешь, чтобы я … сдох? Так меня ненавидишь? – Ооо, Дерек, пошли в ход подлые приемчики, да? Не очень-то к лицу крутому альфе такая кисейная сентиментальность.

- Дерек, не надо разговаривать со мной, как с бабой, ладно? Я на такое не ведусь. – Стайлз сел и опустил голову на руки, скрещенные на коленях.- Ты тут вдохновенно вещал про своё великое бремя, про то, что типа твои желания ничего не значат, да? Ну, а как насчет моих желаний?

Дерек порывисто обернулся. И все-таки упал перед Стайлзом на колени, поднял его голову обеими руками, заглянул в глаза.

- Ты – моя пара, твои желания для меня – всё! Но прошу тебя, Стайлз! Прошу! Не заставляй меня выбирать между тобой и моей стаей. – Дерек говорил внушающим голосом, но в глазах застыла откровенная мольба. – Мне проще было бы выбрать, какую руку себе отгрызть! Черт, да мне проще было бы отгрызть себе обе руки!

Стайлз открыл рот, чтобы что-то ответить. У Дерека пронзительно зазвонил телефон.

-Это Айзек. Черт! Наверное, что-то случилось. Я сказал ему звонить только в экстренном случае. – с досадой попытался оправдаться Дерек, прежде чем достать мобильный из кармана.

- Ну, так – давай, Служба 911, - выезжай на помощь! – Стайлз снова упал на кровать и закрыл лицо руками. Он был жутко вымотан. Он так устал.

- Алло? Да, что? Где ты? Где? Ладно, держись! Я иду… - Дерек нажал отбой. – Стайлз?..

- Я понял. Айзек умирает от выпавшего геморроя. Ты должен срочно поцеловать его в попку, и всё пройдет. Вперед! – Стайлз не убирал руки от лица. Темнота успокаивала. И он не хотел видеть сейчас выражение лица Дерека.

- Я должен идти. – Голос Дерека был ровным. Никаких тебе больше нервных вибраций. «Хули - альфа вернулся! Стая ждет!».

- Ну, так иди.

- Могу я потом вернуться? – Голос был ровным. Но печальным.

- Нет. Не надо возвращаться. – Стайлз тоже умеет говорить ровным голосом!

Вообще, все в жизни Стайлза постепенно выравнивалось. Звук шагов затих у окна, легкий хлопок приземления гибкого тела зверя раздался откуда-то снизу, где-то за домом завелась машина, сорвалась с места и уехала. И наконец-то наступила тишина. Сейчас в жизни Стайлза не было ничего, лучше тишины! Тишина – самый честный звук - в ней нет ни капли лжи.

***

- Прости. Дерек, прости!.. – Айзек смотрел на влажные губы Дерека, только что снова вернувшего его к жизни, как в сказке, в смысле - с помощью поцелуя. Айзек почти сразу признался себе, что да – как бы страшно ему ни было всякий раз балансировать на грани гибели, - сам момент спасения ему нравился. Дерек ему нравился. Дерек прикасался к нему решительно, но мягко. Интимно. К Айзеку так раньше не прикасался никто. Губы Дерека целовали без страсти, но и без агрессии. Запах Дерека волновал эмоции, но в то же время успокаивал, ассоциируясь с безопасностью. И - да, Айзеку было стыдно из-за того, что Дереку приходилось делать ради его спасения. Но еще стыднее – что он получал от этого и удовольствие…

- Ты пытался искать пару? – Дерек выглядел усталым, немного бледным. Но, как всегда, излучал уверенность.

- Да. Я ходил сегодня в торговый центр, наблюдал за людьми, прислушивался к себе. Потом сидел в кафе. Потом – в клуб пошел… - Айзек не лгал. У черного входа этого клуба его и нашел Дерек – уже посиневшим от очередного приступа удушья. Айзек знал, что Дерек прав, что ему нужна пара. А даже если и не нужна – он не смел предать альфу нарушением его приказа. Айзек честно пытался эту пару искать.

- И?

- И ничего… Пока. А можно спросить, Дерек?.. А у тебя…ммм…все же есть пара?

- Была... Пока ты помирать не надумал. – Дерек сказал это без упрека, без обвинения. Просто сказал. Грустно улыбнулся. И помог Айзеку подняться на ноги. Дерек так одуряющее пах. И был так близко. Все хорошее, что когда-либо случалось с Айзеком в жизни, было сейчас рядом с ним. У Айзека защипало в носу…

- А я?.. Я тебе не подойду?...

- Прости, малыш… - Дерек потрепал Айзека по мягким кудрявым волосам. Айзек еле сдерживал слезы. Ну, почему? Почему, то единственное, чего он так хочет в жизни – чего он действительно хочет, он не может получить?! Господи, ну пожалуйста, почему?! - Оборотни, как и волки, моногамны. Они выбирают одну пару – на всю жизнь. И когда ты почувствуешь свою пару, ты это чувство ни с чем не перепутаешь. Обещаю.

Дерек объяснял терпеливо, положив теплую руку Айзеку на плечо. Глядя в глаза Айзека своими лучистыми властными глазами. И Айзек плыл от этого взгляда. Никто никогда на него так не смотрел, не пытался так заботливо донести до него что-то важное. Но самым важным для Айзека все равно оставался - сам Дерек.

- Да, но что, если я чувствую это к тебе?..

- Ты не мне принес свою добычу в полнолуние, - с лукавой усмешкой напомнил Дерек.

- Я никому ее не принес. Я ее не поймал… - набычился смущенный Айзек.

- Еще поймаешь. – пообещал Дерек. – И принесешь ее своей истинной паре. Сейчас ты человек. Когда будешь волком, человеческие привязанности, комплексы и эмоции перестанут влиять на твое сознание. Только тогда ты сможешь полностью почувствовать, что – «твоё». Отпустишь всё – твое останется с тобой.

- А … твоё?..

- Моё – теперь всегда со мной. Чтобы ни случилось.

- Но ты же сказал, что когда я «надумал помирать»…

- Да. Моя пара от меня отказалась. Но для меня ничего не изменилось… Это и есть – проклятие оборотня. От себя не убежишь. От луны не убежишь. От любви не убежишь…. - Дерек задумался, глядя куда-то вверх.

- А ты – поэт… - сквозь слезы улыбнулся Айзек.

- О, да, я - король второсортных поэтов – как говорит Стилински. – печально ухмыльнулся альфа.

- А при чем тут Стилински? – удивился Айзек.

- Ни при чем. Идем уже!

***

Дни тянутся как невкусные спагетти. Без сыра. И даже без кетчупа. Стайлз все чаще думает о том, что хорошее в жизни всегда кончается так подозрительно быстро, что каждый раз гложет мысль - опять не додали. И вот в этот раз Стайлзу не додали конкретно! Не то, чтобы он скучал по Хейлу …во всяком случае так уж сильно скучал по Хейлу… или вспоминал его извращенско-эротоманские визиты. «Один раз! Он дрочил, вспоминая ЕГО, только один раз! Так что - не обосрался-не обосрался! Не пидарас – в смысле!». Главное – Стайлз не сомневается, что поступил правильно. Когда он соглашался быть тайным Амуром («Парой! Ладно – парой!») Хейла, Стайлз и так уже многим жертвовал (да он несколько раз чуть девственностью своей не пожертвовал!). Но, как известно, в контракте надо опасаться не крупного шрифта, а мелкого. А вот на него-то Стайлз внимания и не обратил! На этого мелкого засранца – Айзека! Да какой бы идиот согласился на такое?! Когда он увидел, как Дерек целует Айзека, он почувствовал …Стайлз не очень четко помнит, что он тогда почувствовал, но это было … сильно, и остро, и глубоко, и яростно, и горько, и едко, и отвратительно – и все это вместе! И хотя по природе своей это чувство было Стайлзу совсем незнакомо, но это было очень-очень плохое чувство. Это была особая… боль. Да, за нее Дерек тогда извинился. (И Стайлз чуть его не простил!) Но что он предложил Стайлзу потом? Смириться с перспективой снова испытывать это невыносимое чувство?! Снова и снова – потому что только это может спасти Айзека! Бедного-несчастного Айзека, который совсем зачах в своем одиночестве. «Да в эгоизме он зачах, а не в одиночестве! Кого ебут чужие проблемы?!». Кого-кого? Хейла! Вот Стайлза – не ебут. Да, и не очень-то он верит, что без сексуального участия Дерека Айзек прямо вот так возьмет, да и сдохнет – от недоебита еще никто не умирал!

- Стайлз? Оглох? – шипит Скотт с задней парты.

- Ну?

- Сегодня пятница – поедем?..

- Не…Не, давай сегодня без меня, я отцу обещал…

- Ну, Стайлз! Чувак, ну, пожалуйста, не бросай меня одного! Ты не представляешь, что там творится!..

- И не вздумай рассказывать! Я не хочу этого знать!..

- Да, но Дерек…

- Что – Дерек? – «Вот так, Стайлз?! Вот так сразу и ведешься – не поломаешься даже для вида?..».

- Они с Айзеком... («Ведь знал же, что информация будет лишней, ведь знал!»). Они теперь, чтобы айзековы приступы … профилактировать… стараются чаще соприкасаться – ну, чтобы уровень энергии в Айзеке поддерживать. Короче, прикасаются. Трогают друг друга! Это так стрёмно, чувак! Дерек и сам стремается – дергается весь…

- А Айзек?

- А Айзек - ничего, вроде…

Ничего. Ничего в этом ласковом теляте Айзеке не внушает Стайлзу доверия. «Молодец, Айзек! Четкий пацан – козырно решаешь свои проблемы!». И хотя писклявый внутренний голосок что-то там такое подсказывает Стайлзу – и про то, что Айзек – не виноват и Стайлз сам в глубине души это понимает, и про то, что ситуация, блядь, действительно стремная – для того же Дерека в первую очередь, и про то, что он сам – Стайлз – (а вовсе не Айзек, который просто спасает свою жизнь) сейчас утопает в эгоизме… Но! Внутренние голоса – на то и внутренние, чтобы, когда не хочется их слушать, быть запихнутыми глубоко внутрь. Стайлз не хочет ехать в дом Дерека. Но не находит достаточно убедительной причины, чтобы отмазаться перед Скоттом. И едет.

Там, в логове Хейла, все оказывается еще хуже, чем Стайлз ожидал по дороге. Во-первых, сам Хейл явно какой-то хворый – за несколько дней с их последней (такой неприятной!) встречи, альфа как-то осунулся, как будто даже похудел, глаза запали и смотрят тускло, цвет лица – на несколько тонов серее нормального. Во-вторых, - Айзек - просто убивает своим раздражающе умиротворенным видом! «Ты должен, задрав хвост, бегать по округе в поисках хоть какой-нибудь завалящей пары, а не дремать на плече у Хейла» - злобно думает Стайлз, когда они со Скоттом подъезжают к дому и видят «сладкую» парочку на крыльце. Дерек резко вдыхает, встречаясь глазами со Стайлзом, встряхивается, осторожно («Осторожно!!!») побуждает Айзека поднять голову с его плеча, поднимается и идет навстречу. В этот момент к дому подъезжают на своих машинах Эрика и Джексон с Лидией. Пока оборотни приветствуют друг друга, Дерек улучает момент и подходит к Стайлзу.

- Ты пришел… - Он почти шепчет, максимально понижая громкость голоса. Но шепот не маскирует ни тоску, ни надежду.

- Ага! – деланно беззаботно и специально громко отвечает Стайлз. – Скотт попросил – проследить, чтобы его тут не изнасиловали. У вас, говорят, парням теперь не безопасно? Пара - не пара, а полапать могут?

Дерек кривится, как от зубной боли. Стайлза это почему-то злит и выводит еще больше. Он надеется, что Дерек отойдет. Но Дерек, словно даже против собственной воли, подходит еще ближе (на расстояние в несколько сантиметров от того, чтобы вызвать подозрение окружающих…на расстояние шаговой близости для поцелуя…). И стоит. Опустив глаза, делая глубокие вдохи. «Он – что…».

- Ты – что, подзарядиться что ли пытаешься?! Совсем обнаглел?!!! – шипит Стайлз.

- Я просто скучал по тебе. – безыскусно признается Дерек. Это звучит так…безнадежно. Стайлз злится все сильнее, все сильнее…

- Правда? А что такое – Айзек не дает? Да вон же он как раз – сюда топает! Давай у него и спросим! – Стайлз понимает, что мелет что-то не то.

- Стайлз, прекрати! – в голосе альфы угроза и резкость смешиваются с паникой. А Стайлз…Он бы и рад прекратить, но его уже откровенно несёт…

- Эй, Айзек! Привет! Как поиск невесты? Похвастаться нечем? Так ты бы, парень, уже с Интернетом, что ли, познакомился? Там специальные сайты есть…

- О своей невесте беспокойся, Стилински! – не остается в долгу Айзек. Дерек вымученно усмехается. «Смешно тебе, да?! А над кем смеешься? Над собой смеешься!» - мстительно пялится на свою неверную «невесту» Стайлз.

- Стайлз, смотри – а к тебе «невеста» уже прицепилась»!- радостно сообщает подошедший Скотт, явно пытаясь «разрядить атмосферу» и снимает с рукава красной футболки Стайлза черную нитку, начиная наматывать ее на палец. – Жгучая брюнетка! Так, давай посчитаем, на какую букву имя…На Д! Ммм…Долорес? Крошка Долли! («Ты бездарно играешь бровями, Скотт!»). Нет? Может быть, Дэлия? Дана? Дрю?

- Дура! – уверенно предполагает Стайлз, с вызовом глядя Дереку прямо в глаза.

- Думаешь?.. – тянет Дерек, включаясь в игру, и качает головой, - А я думал, что притягиваются – ПРОТИВОПОЛОЖНОСТИ.

- Ну, же, Стайлз, скажи ему, что он сам дурак! – смеясь, подзуживает Скотт, - Не зависай!

- Я не зависаю! – зло огрызается Стайлз, хотя сам не понимает – почему так злится. - Просто не вижу смысла тратить время на придурков, для характеристики которых к тому же подходят и другие нехорошие слова на букву «п»… Правда, Айзек?

- Пошел на хуй! – взрывается маленький бета, но все же отлипает на полшага от альфы (а секунду назад чуть ли на нем не висел!). – В чем проблема, Стилински?! Считаешь аморальным любой секс без ТВОЕГО участия?!

«В точку! Ай, да Айзек, ну и получишь же ты сейчас!..».

- Постой-постой, ходячая Девственность!.. «Секс»? Вот эти благотворительные безэмоциональные подачки в виде небрежной барской ласки ты называешь «сексом»?! Бедняжка… - Стайлз видит, как больно Айзеку. Стайлз видит, как плохо Дереку. Стайлзу – хорошо! И он продолжает выплескивать облеченную в слова кислоту – очень быстро – пока его не остановили… – Выпрашиваешь пососать силы у большого брата, и когда тот - нехотя! - разрешает, думаешь, что тебя любят больше всех? Ха! Это так убого, парень! Серьезно. Мечтаешь стать транссексуальной альфа-самкой? Ты только не умри от разочарования, но …вряд ли! Вряд ли получится, ведь ты способен возбудить в Хейле разве что…жалость!..Вот так-то, котенок, вот так-то…

- А ты-то откуда знаешь, кто и что способен в нем возбудить?!.. – в опасно суженных глазах Айзека мелькает смутное понимание… За что Стилински с ним так? Что Айзек ему сделал? Кому он вообще что плохого сделал? Он первый раз в жизни просто счастлив. Дерек больше его не целует, но он все время рядом. И Айзек каждую секунду благодарит судьбу за это. Ему кажется, что он любит весь мир и мир отвечает взаимностью. И тут - появляется агрессивный Стилински и ведет себя так, как будто...

- Прекратите оба! Пиздец, достало всё! – Дерек одним яростным окриком прекращает игру в слова на букву «п». Да, похоже, и любые другие игры на сегодня. Разворачивается и уходит в дом. Айзек еще секунду смотрит на Стайлза, а потом («Как щенок на привязи, ей богу!») спешит вслед за альфой.

- Что. Это. Сейчас. Было. Блядь?!!! – «Скотт, дружище, ну хоть ты все еще здесь! А, впрочем…шел бы и ты тоже, а?...»). – Стайлз?! Что за отповедь стареющей куртизанки ты здесь сейчас декламировал?!!! Да ты вел себя так, как будто…

Есть такие решения, после принятия, которых тараканы в голове аплодируют стоя. Стайлз Стилински срывает бурные овации внутренних насекомых, когда с блаженным оттягом бьет по лицу лучшего друга. И в тот момент, когда правый кулак Стайлза со всей силой, на которую он способен, впечатывается в левую скулу Скотта, Стайлз чувствует себя почти счастливым. Поквитавшимся с судьбой за все, что она не додала или – наоборот - дала, а потом отобрала обратно. Стайлз чувствует себя перевернувшим страницу и захлопнувшим, наконец, давно надоевшую книгу. Стайлз чувствует себя…. Избитым! Блядь! Закрываться руками, скрючившись в позе зародыша на земле, оказывается, не очень-то и удобно. Кровь заливает Стайлзу лицо, а он все не может понять, откуда же она течет. Вокруг стоит дикий ор – Скотт рычит, полностью потеряв контроль над своим внутренним зверем, Джексон и Лидия кричат на него, еле оттаскивая оборотня от поверженного противника, Эрика, присев рядом со Стайлзом, громко зовет Дерека, прямо Стайлзу в ухо!

- Не надо Хейла… - хрипит Стайлз, сплевывая кровь. – Помоги встать? ..

Но разве Хейл пропустит веселье? Этот Дамбо уже, наверное, давно все услышал своими большими ушами, и теперь мчит на всех ушах! На всех парах, то есть. Айзек хвостом бежит за ним. Стайлз встает на локти и колени, мотает головой, разбрызгивая кровь, пытается сфокусировать зрение. Зрение возвращаться не желает. «Откуда вся эта кровь?!! Он же мне не глаз выбил?!!! Пожалуйста, только не глаз!!!».

- Да помогите же вста-а-а-а!.. – Стайлз взлетает на воздух так резко, что боль в голове вспыхивает перед глазами белым режущим светом и на какое-то время отключает сознание. Лучше бы оно и не включалось обратно. Стайлз блюет, согнувшись пополам, а если бы Дерек не держал его рукой поперек живота, то он уже блевал бы, лежа лицом в собственной блевотине. «Вот это – мерзость! А то – канима, канима…». Дерек зачем-то начинает второй рукой водить Стайлзу по спине («Наблевать ему, что ли, на ботинки?»- меланхолично прикидывает Стайлз) – и там, где прикасается рука альфы, набухающие под одеждой гематомы словно… рассасываются… Рассасываются?!! («Ты совсем ебанулся, скудоумный?! Вздумал меня лечить? При всех?!! Они же догадаются!!!!!!!!!!»). Стайлз, не разгибаясь, по вороньи отскакивает в сторону и только тогда осторожно возвращается в вертикальное положение. Пошатывается. Спотыкается и чуть не падает. Видит, что Дерек и пришедший в себя Скотт одновременно бросаются к нему с вытянутыми руками. «Скотт, возможно, хочет добить…» - предполагает Стайлз и изо всех сил дергается в сторону… Скотта. Тот не добивает (добитый взгляд сейчас почему-то у Дерека), аккуратно подхватывает под руку, нервно оценивая взглядом масштаб стайлзовой поврежденности.

- Прости!!! Прости, господи! – чуть не рыдает Скотт.

- Ладно-ладно, и можешь звать меня просто Стайлз, сын мой. – отшучивается Стайлз, сильнее опираясь на Скотта и почти расслабляясь, - Я даже не стану тебя карать карой небесной. Если, конечно ты не выбил мне глаз! Ну-ка, кстати, живо проверь – не выбил?!

- Нет-нет, с глазом все в порядке – это бровь. Я, наверное, когтем… Дерек, залечишь?! – «Ну, что за мольба чужому богу, Скотт? А еще полминуты назад «господом» был я….». Дерек приближается. Айзек тоже!

- Не-не-не! Не надо. – тараторит Стайлз, - Спасибо, конечно! Но…Скотт, он этим языком лизал Айзека (и еще неизвестно – где именно!) . Я не гомофоб! И вообще извиняюсь за свое сегодняшнее поведение! Но! Мое лицо этим же языком облизывать не надо! Пожалуйста.

Дерек разворачивается так резко, что выражения его лица, а значит, и - реакции, Стайлз заметить не успевает. Он успевает заметить только мучительно напрягшиеся плечи и сжатые кулаки быстро удаляющегося альфы. Стайлз чувствует укол совести, а потом переводит взгляд на Айзека, и совесть тут же вылетает на скамейку запасных после хорошего пендаля от гордости. «Да пошло оно всё!».

- Скотт, не сочти за флирт… Но не проводишь ли меня до дома? – Стайлз игриво подмигивает.

- Конечно! Но только…Черт, ты в порядке?! Я точно ничего тебе не повредил тебе…там?

- Там – это где? – настораживается Стайлз. «Глаз?! Неужели все-таки глаз?!!»

- Ну, – внутри?..

- Ааа, внутри! - С облегчением выдыхает Стайлз. Стайлзу легко и почти что весело. – Не ссы! Я же не Айзек – не умру от разрыва геморроя!

- Сейчас от разрыва горла умрешь, мудак! – Рычит Айзек, моментально преображаясь и кидаясь к Стайлзу.

- А ну замри, ковбой! – предупреждает одновременно с ним преобразившийся Скотт, - Подойдешь – и как бы Дереку, и правда, не пришлось лечить у тебя что-нибудь неприятное…

- Еще поговорим, Стилински!.. – обещает Айзек.

- Конечно! Только лучше бы ты с девчонками, что ли, почаще разговаривал – глядишь, уже пару бы себе нашел… - улыбается разбитыми губами Стайлз и с помощью Скотта усаживается в машину.

- И все-таки, Стайлз, что это было? – начинает Скотт, выруливая со двора. – Почему ты так выбесился на Айзека. И зачем ударил меня?.. Я даже опомниться не успел, оборотень сразу вырвался…

- Даже не знаю, приятель… На самом деле. Это нервы. И, может быть… Может быть, - черт его знает! – может, чему-то завидую…

- Завидуешь?! Ты?!!! – «Да, уж… Ты, наверное, меньше бы удивился, даже узнав про то, кто - пара твоего альфы…».

- Ну, блин, не знаю… Вы все – стая… И вы как бы – особенные, это вас всех объединяет.

- Элисон – не часть стаи!

- Элисон – потомственная охотница и встречается с оборотнем – она тоже особенная…

- Ну, а ты дружишь с кучей оборотней – ты тоже особенный!

- Раньше я тоже так думал… - «Черт, да как бы тебе объяснить, что б не проговориться?!» - Мне так казалось. И я даже чувствовал себя как будто – глупо, конечно! но - избранным, что ли, особенным даже среди всех вас. Незаменимым. Не таким, как все… Не таким, как какой-нибудь … Айзек.

- Да причем здесь Айзек?! Стайлз, скажи правду – он тебе что-то сделал?!

«Увел мою…пару?»

- Вывел меня из себя. Просто вывел – честно. Скотт, это все мои заморочки. На самом деле, Айзек, конечно, ни при чем. Я подремлю, ладно?

- Конечно. – Стайлз откинул голову на спинку сиденья и с удовольствием прикрыл глаза. – И…Стайлз?

- Ммм?

- Ты – особенный. И незаменимый. И не такой, как все. Для меня. Просто, что б ты знал.

- Кончай флиртовать, Скотт, и следи за дорогой! – «Спасибо, Скотт. Спасибо!..».

***

@темы: слэш, Дерек/Стайлз, Teen Wolf, "Чтобы быть с тобой", фанфикшн

URL
Комментарии
2012-06-30 в 10:11 

liliya85
если тебе не нравится этот мир, придумай свой! Dum spiro, spero...
Это здорово!!! Прочитала на одном дыхании, с нетерпением жду продолжения!!!

2012-06-30 в 20:52 

М*айрин*ри
"Стоит только связать человека и он тут же начинает обращать на тебя внимание"/Торчвуд
Сижу и караулю продолжение)))
Автор, спасибо. Аплодирую стоя вместе с тараканами)

2012-07-01 в 01:41 

Amor omnibus idem (любовь у всех едина)...
liliya85, Миритиль, милые музы, простите за задержку - завтра обязательно будет продолжение!=)))

URL
2012-07-06 в 00:32 

elena.knijka
Если вы ненароком полюбили кота, вовсе необязательно на нем жениться
Salomeya0801, жутко интересно)

2015-04-03 в 18:53 

Задумка очень интересна. Но, уж извините, бесят эти фразы в скобках! Они сбивают с мысли. Их слишком много. Слишком. И юез них все понятно. Так вы только сбивает настроение читателей. Ну, меня уж точно. Пожалуйста, постарайтесь умерить свою надобность в скобках. Спасибо за внимание.
П.сын не обижайтесь. Фанф реально интересный.

URL
   

salomeya0801

главная