Reesa
~Саrре diem~
20.11.2014 в 23:59
Пишет Кротик мой любимый:

Продолжаю собирать диаложики
Значит так, тащу все в кубышку - пока оно на вики появится...
Логика такая - сортирую по именам болтающих, +/- по порядку.


Блэкволл и Варрик

Варрик: Ты мне кое-кого напоминаешь. Был такой набожный сукин сын в сияющих белых доспехах. Посмел сказать, что у меня прицел косить влево.
Блэкволл: Великолепное описание. Прямо про меня.
Варрик: Просто... вся эта миловидность. Ну настолько он был... милым.
Блэкволл: Милым. Ага. Я так понимаю, он тебе не нравился.
Варрик: Себастьян счёл бы это за комплимент.

Варрик: Так значит, ты был один-одинёшенек посреди диких земель?
Блэкволл: О чем ты?
Варрик: Одинокий путник в бескрайнем мире. Что он ищет? Любовь? Прощение?
Блэкволл: Напиши так: "Человек с твердой рукой и железной волей, борец с порождениями тьмы"
Варрик: Да, но что он будет воплощать?
Блэкволл: Желание убить побольше порождений тьмы.
Варрик: Ты прямо как Себастьян.

Варрик: Давай поговорим о твоем таинственном бурном прошлом.
Блэкволл: О чем, прости?
Варрик: У тебя же оно есть? Кто-то был тебе дорог? Кого-то не удалось спасти? Или, быть может, ты повторил ошибку, погубившую многих? Я знал пару таких людей. Или, например, предательство? Это самое интересное.
Блэкволл: Нет.
Варрик: Ну дай же мне какую-то зацепку.
Блэкволл: Не дам. Разговор окончен.
Варрик: Пф. Какие мы нежные.

Варрик: Скажи, Блэкволл. Как тебя лучше назвать — поседевшим или возмужавшим?
Блэкволл: А что, у меня есть выбор?
Варрик: Нет, просто пытался соблюсти вежливость. Значит, будешь "поседевшим".

Варрик: Ладно, Герой, о чем говорить будем?
Блэкволл: В смысле?
Варрик: О себе ты говорить не хочешь. Отнесусь у этому с уважением. А о чем тогда можно говорить?
Блэкволл: А. Турниры тебя не интересуют, я полагаю?
Варрик: Эй, я же из Вольной Марки, забыл? Это мы придумали турниры.
Блэкволл: Вовсе и не вы.
Варрик: Мы-мы. До нас никому не приходило в голову сталкивать друг друга дрыном с лошади. Исторический факт.

Блэкволл: Ладно, кто величайший рыцарь в истории? Я за леди Онорину Шастен. Больше никто столько всадников с лошадей не сбрасывал. Мне даже довелось видеть ее бой. Знаешь, что скажу? У нее потрясающие си..., сила воли и выдержка.
Варрик: Ее победа на Большом Турнире в Тантервале, конечно, уже вошла в легенды, но я бы выбрал Риву Асу. Кто еще выигрывал три Больших турнира подряд? Как тебе это?
Инквизитор: Вы можете выбрать какую-нибудь другую тему? Любую!
Варрик: Эй, ты слышал, что скоро Большой турнир в Маркхэме? Вот бы съездить на него всей Инквизицией!
Блэкволл: Наверняка возле Маркхэма... что-нибудь творится. Уверен, там какая-нибудь заваруха.
Инквизитор: НЕТ.
Варрик: Я поговорю с Жозефиной. Пускай потянет за ниточки.


++++++++++++++++++++++++++++++

Блэкволл и Дориан

Блэкволл: - Дориан, прекрати называть меня "волосатой дубиной"
Дориан: - Когда это я тебя так называл?
Блэкволл: - В конюшне, при слугах, даже сегодня на воротах, когда мы уходили!
Дориан: - Хм-ммм... это вполне в моем стиле.

++++++++++++++++++++++++++++++

Блэкволл и Кассандра

Кассандра: Очень рада, что ты к нам присоединился, Страж Блэкволл.
Блэкволл: Взаимно, Леди Искательница.
Кассандра: Сейчас нам больше, чем когда-либо, нужны сильные и праведные воины.
Блэкволл: Праведные? Ты меня перехваливаешь. Редкий Страж вел в прошлом праведную жизнь.
Кассандра: Это верно, но все же ты посвятил жизнь Ордену, где жертвуют собой ради блага других. Никогда не позно исправится и перерасти себя.

Блэкволл: Ты вступила в орден Искателей еще в детстве?
Кассандра: Я хотела пойти в храмовники, но меня отдали к Искателям.
Блэкволл: Значит, ты знала, чего хочешь, даже если не получила этого.
Кассандра: В первую очередь я хотела отомстить. Но в исполнении долга я открыла для себя неожиданную радость.
Блэкволл: Это хорошо. Многим нужно куда больше времени, чтобы найти свое место в мире.
Кассандра: А кто-то его так и не находит. Нам с тобой поверзло.

Кассандра: Как ты можешь находиться в скайхолдских конюшнях?
Блэкволл: Там тихо. Мне нравится быть наедине.
Кассандра: Не могу себе представить наслаждение тишиной в этой вонище.
Блэкволл: Там только лошади.
Кассандра: Это не лошади. Это навозные машины с копытами и хвостами.

++++++++++++++++++++++++++++++

Блэкволл и Коул

Блэкволл: Знаешь, Коул, ты неплохой, в общем-то, парень. Но к тому, что вылетает у тебя изо рта, я никогда не привыкну.
Коул: Однажды жил человек, у которого изо рта вылетали пчелы.
Блэкволл: Отличное сравнение.

Блэкволл: Говорят, ты демон.
Коул: Да. Или дух. Я хочу, чтобы дух.
Блэкволл: Так или иначе, я знаю, что ты опасен.
Коул: Да. Как и ты.
Блэкволл: Прости?
Коул: Мешок на обочине дороги бьется, дергается. Мальчик в слезах бежит от него.
Блэкволл: Прелестно. Ты не только опасен, но еще и безумен.
Коул: Если бы ты мог, ты бы помешал. Этого достаточно. Но больше так не делай.

Блэкволл: Что ты здесь делаешь? Ты хоть понимаешь, что происходит в мире?
Коул: Я помогаю, когда плохо, даю надежду, когда ноет внутри.
Блэкволл: Но раньше ты убивал.
Коул: Да. Пока не узнал, что я такое.
Блэкволл: И с чего нам верить, что теперь ты будешь помогать?
Коул: Слишком больно, это не для меня, это должен быть кто-то, кто не убивал. Помогать, помогать, а я другой, я — это не я. Если поверить, то можно взаправду стать.
Блэкволл: Яйца Создателя.
Коул: Мы можем измениться, если достаточно хотим.

++++++++++++++++++++++++++++++

Блэкволл и Солас

Блэкволл: Эх, Вал Руйао. Помню, впервые туда попал лет тридцать назад. Рынок был вполовину меньше нынешнего. И статуй этих нелепых тоже не было. И уж точно меньше было лотков с дурацкими разукрашенными пирожеными.
Солас: Когда-то рынок Вал Руайо был лишь грязным скопищем шатров из промасленной кожи. Люди-оборванцы продавали там бусы из кости
Блэкволл: Ты видел это в Тени?
Солас: Да. Но почти сразу покинул то воспоминание. Из-за запаха.
Блэкволл: Давно это было, наверное.
Солас: Да. А дурацкие пироженки мне нравятся.

Блэкволл: Эй, Солас!
Солас: Да?
Блэкволл: Мы с Сэрой тут вспоминали тебя. Хотим, чтобы ты нас рассудил в одном вопросе.
Солас: (Вздыхает) С Сэрой? Видимо, вопрос будет непристойным.
Блэкволл: Да, есть такое дело. Извини. Вот дружишь ты с духами в Тени. А бывает так, что... все заходит дальше дружбы? Если понимаешь, о чем я?
Солас: Ты сейчас серьезнО?
Блэкволл: Ну а что! Вполне естественный повод для любопытства.
Солас: Естественный, когда тебе двенадцать лет!
Блэкволл: Вопрос проще некуда! Или "да", или "нет"!
Солас: С Тенью и духами все непросто, особенно в этом аспекте.
Блэкволл: Ага! Значит, все-таки приходилось с этим сталкиваться!
Солас: Я этого не говорил!
Блэкволл: Не волнуйся. Это останется между нами.
Солас: Задница!
Блэкволл: Ну и кому из нас двенадцать лет?

Блэкволл: У тебя потрясающий боевой опыт.
Солас: У тебя больше. Ты живешь войной, дышишь ею, понимаешь ее. Это твой дом.
Блэкволл: Как это понимать?
Солас: Я не хотел обидеть. Мы оба ненавидим ужасов. Видели смерть и разруху. Видели, как то, что мы любим, обращаемся в прах. Приятно чувствовать что-то родственное в товарище.

Блэкволл: Ты в Тени многое повидал. А как ты отличаешь, что их этого правда. а что — нет?
Солас: Я и не отличаю. В Тени всё — воспоминания. А в воспоминаниях всегда много шелухи. Как и в ваших исторических книгах. В них есть правда, но чтобы увидеть ее, нужны ум и здравомыслие.


Солас: Серые Стражи принимают эльфов и гномов в свои ряды?
Блэкволл: Я думаю, они даже кунари принимают. И их не заботят титулы и происхождение — лишь то, как остановить Мор.
Солас: Не очень-то они в этом преуспели. Печально.
Блэкволл: Эй, а ну-ка повтори, что сказал!
Солас: С удовольствием разовью свою точку зрения в беседе с настоящим Серым Стражем.
Варрик: Мне тоже не все в их поступках нравится, но без Серых Стражей уже весь мир был бы охвачен скверной.
Солас: Да, они выиграли для нас время, тут спорить не буду.

Блэкволл: Ты со мной почти не разговаривал с тех пор, как... ну ты понял.
Солас: А что тут скажешь? Я думал, мы похожи. Оба были на войне, знаем, как дорого она обходится, но понимаем, что без этого не обойтись. А в том, что совершил ты, не было никакой необходимости. Ты не выживал в смерти и разрухе. Ты их сеял, чтобы подкормить собственные желания.
Бдэкволл: Я знаю. Я это вижу каждый раз, глядя в зеркало. И я пытался это искупить.
Солас: Под чужой личиной. Сбежал вместо того чтобы признать свои поступки. Лишь зря растратил свое время.

++++++++++++++++++++++++++++++

Блэкволл и Сэра

Сэра (при встрече с клыкачом): Что это за... хрюшки такие?
Блэкволл: (Смеется) Клыкачи. Они милые.
Сэра: Уф. Того и гляди руку оттяпают. Или подарочков наложат.

Сэра: Что ты такой серьезный все время? Что вообще делают Стражи, когда нет Мора?
Блэкволл: То, что нужно, чтобы в мире было безопасно.
Сэра: Например, вступают во всякие Инвизиции.
Блэкволл: Да, если требуется. Сама-то тоже вступила.
Сэра: (Смеется) Иначе бы вся Инвизиция была бы сплошь из мрачных бородачей вроде вас с Кассандрой.
Блэкволл: Кассандра бородой не вышла.
Сэра: Вышла-вышла. Только в другом месте.

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================


Варрик и Вивьен

Варрик: У меня к вам серьезный вопрос, Железная Леди.
Вив: Я вся внимание.
Варрик: Если при императорском дворе кто-нибудь за ужином воспользуется не той вилкой, это будет хуже смерти? Или же он просто потеряет положение в обществе?
Вив: Трудно сказать, цветик мой. Всех, кто в прошлом так ошибался, немедленно закалывали нужной вилкой.

Вивьен: Зачем ты здесь?
Варрик: Никто не говорит, что есть предел богатству. К тому же, Железная Леди, вы не беднее меня.
Вивьен: Просто не вижу, какую выгоду член Торговой гильдии может для себя найти в сражениях.
Варрик: Ну не знаю. Не быть убитым разбушевавшимися демонами — вполне себе выгода, мне кажется.

Варрик: Стало быть, чародейка императоского двора? Затейливый титул.
Вивьен: Как вы наблюдательны.
Варрик: Что же вы не причетесь в Халамширале вместе с императрицей?
Вивьен: Герцог Гаспар оцепил город, пока я была в отъезде по делам Круга.
Варрик: Как вам повезло.
Вивьен: Круг распущен, в империи война, Верховная жрица погибла. Только идиот назовет это везением.

++++++++++++++++++++++++++++++



Железный Бык: Эй, Варрик. А ты про меня в своей книжке потом напишешь?
Варрик: Как же не написать?
Железный Бык: Когда будешь писать, отнесись внимательно к мускулатуре. Тут ведь не просто работа на выносливость, тут много лет силовых тренировок. Не забывай про слова "выраженная" и "рельефная". "Подтянутая" еще, вот.
Варрик: "Живот Железного Быка приобрел выраженный рельеф после каждого обеда. Рубашки он не любил. Под ремнями они приобретали странный рельеф, и приходилось их подтягивать".
Железный Бык: Обижаешь, Варрик. Обижаешь.

Варрик: Значит, ты Бен-Хазрат? Кунарийский шпион?
Железный Бык: О, ты о нас слышал? Весело было, наверное.
Варрик: Не то слово.

Железный бык: Эй, Варрик. Ты добыл ту штуку, которую я просил?
Варрик: Когда вернемся на базу, уже должны будут принести. Непросто было найти, кстати говоря.
Железный бык: Как вы вообще без неё живете?
Варрик: Честно говоря, не понимаю, в чем проблема. О вкусах не спорят...
Железный бык: Теперь бы еще добыть горячего молока и орлесианской пастилы...
Варрик: Слушай, что ты там будешь делать с этой "какавой" не мое дело. даже слушать ничего не желаю.

++++++++++++++++++++++++++++++

Варрик и Солас

Варрик: Ну вот, друг мой эльф, снова мы разгребаем людскую заваруху.
Солас: И чтобы делала Инквизиция, не уравновешивай её мы, а, мастер Тетрас?
Варрик: Наверное, эжгла бы все без разбору.
Кассандра: Вы закончили, господа?
Варрик: Ладно, ладно, не кипятись. Мы здесь как раз для того, чтобы вам, незадачливым людям, помочь.
Солас: Пока вы все кругом не повзрывали.
Варрик: Как обычно.

Варрик: А что такого странного в полчищах порождений тьмы?
Солас: Вообще-то много чего, но это другой вопрос. Смотри, в руках гномов — весь лириум. Они бы могли сыграть на этом.
Варрик: Знаешь, когда порождения тьмы не бродят поверху и не лезут к людям, до людей не достучишься.
Солас: У тебя есть связи с Хартией. Ты сам понимаешь, что гномы могли бы подергать за ниточки. Вы бы могли выторговать себе земли с поверхности или потребовать помощи в освобождении гномьего королевства... Но вы ничего такого не делаете.
Варрик: Думаешь, я сам так не считаю, Смеюн? Но таков уж Орзаммар.

Варрик: Видал, Смеюн, какие у знати были физиономии в Зимнем дворце?
Солас: Не привыкли они видеть эльфов без лакейской ливреи... а гномы для них — и вовсе экзотика.
Варрик: Бесценное зрелище. Обязательно вставлю в следующую книгу.
Солас: Задумываешь посвятить главу дворцовым интригам?
Варрик: Почти угадал. Нужно описать лицо человека, проглотившего нечто отвратительное.

Солас: Ты не скучаешь по жизни под землей? По зову Камня?
Варрик: Не-а. Чем бы там ни был этот Камень с заглавной буквы, его уже не было, когда я появился на свет.
Солас: Но... может быть, ты все равно скучаешь?
Варрик: Как можно скучать по тому, чего никогда не знал? Ну ладно, предположим, у меня было бы это чувство, связь с Камнем. Спрашивается, чего бы мне это стоило? Потерял бы друзей наверху? Перестал бы рассказывать истории? Мне нравится быть собой. А если захочется песен — пойду в таверну.
Солас: Звучит мудро.

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================

Вивьен и Железный бык

Железный Бык: Знаете, Вив, а с посохом вы ничего так.
Вивьен: Первая чародейка Вивьен, придворный маг императорского двора Орлея. Либо мадам де Фер. И никаких «Вив».
Железный Бык: Ох, виноват, мадам. Прошу прощения, мэм.
Вивьен: Хм. Ладно, просто «мэм» тоже подойдет.

Вивьен: Железный Бык, вы чистили оружие после последнего боя? Э… Нет. Все равно через несКоулко минут что-нибудь снова попадется. К тому же пятна крови хорошо пугают врагов. Они видят большой грязный клинок, и тогда, понимаете ли… Хм… Пойду почищу.
Вивьен: Спасибо, цветик мой.
Железный Бык: Да, мэм.

Вивьен: Думаю, какую бы накладку на глаз для вас соорудить. Пожалуй, золотая, с мозаикой из светящегося лириума и аметистов…
Железный Бык: Ого. Никогда в таком ключе не думал, мэм.

++++++++++++++++++++++++++++++

Вивьен и Коул

Коул: Ты чувствуешь, как духи вьются вокруг тебя, когда ты читаешь заклинания? Твоя магия отрывает их частички, крошечные, капельки, парящие перед падением.Они плещубтся вокруг, водою в чашке, ограниченные, оглушенные, слышат только твою песню. Они хотят сКоулзить, сверкать на коже. Ты сделал их сущими. Стала их Создателем.
Вивьен: Я. Хочу. Вымыться.

Коул: Мне они нравятся. наги милые. Вокруг них все такое большое, а они все равно счастливы. Если протянуть руку, они утнутся в нее носом. Они так дружат.
Вивьен: Помните, Инквизитор, самые безобидные на вид — всегда самые опасные.
Коул: Наги не опасные.
Вивьен: Я не про нагов.

++++++++++++++++++++++++++++++

Вивьен и Солас

Вивьен: Значит, отступник?
Солас: Верно, мадам чародейка. Я не учился в вашем Круге.
Вивьен: Что ж, дорогой мой! Надеюсь, вы сможете о себе позаботиться если мы столкнемся с чем-нибудь вам неизвестным.
Солас: Надеюсь, в свою очередь, что смогу научиться так же ловко закрывать разрывы, как вы в Убежище. Ох, стойте. Запапятовал. Вас ведь там не было.

Вивьен: вы, должно быть, довольно, дорогой отступник. Ваши мятежники получили поддержку Инквизиции.
Солас: Мои мятежники? Вы считаете меня их засланцем, доносящим их волю до ушей Инквизитора? Как приятно.
Вивьен: Вам нравится видеть в себе злодея?
Солас: Не больше, чем любому, кто умен и задается вопросом: "На что бы я пошел, если пришлось?" Но вообще-то я имел в виду вас, мадам чародейка. Как вам было бы приятно разглядеть предателя, помогающего мятежника. Вы ведь никогда не сомневаетесь в правоте вашего Круга.

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================

Дориан и Кассандра

Дориан: Увы, Кассандра, но я знаю, что ты мне соврала.
Кассандра: Я. Соврала тебе.
Дориан: Ну да, когда ты сказала, что сдержать восстание магов вам было не под силу. А я вот слышал, что ваш Орден мог предотвратить мятеж, но вместо этого дождался его начала и повел храмовников на войну.
Кассандра: Ну... да. Поэтому я и вышла из Ордена.
Дориан: Инстинктивно защитила боевых товарищей? Понимаю.

Кассандра: Что ты хочешь сказать?
Дориан: Что Серые Стражи умеют делать — так это убивать Архидемонов. А этот воскрес. По-моему его сотворил сам Корифей. Этакая дань почтения Древним Богам... или их подобие.
Кассандра: И что это значит? Дракона не убьёшь раньше самого Корифея?
Дориан: Или так... или ущелье должно быть гораздо глубже.

++++++++++++++++++++++++++++++

Дориан и Коул

Дориан: - Сегодня я обнаружил в своей кровати деревянную уточку. Коул, это ты?
Коул: - Нет. Я не деревянная уточка.
Дориан: - Я имел ввиду - это ты ее туда положил?
Коул: - Да. Я не нашел с колесиками. Извини.

++++++++++++++++++++++++++++++

Дориан и Солас

Дориан: Та сфера у Корифея... Ты уверен, что она эльфийская, солас?
Солас: Наверняка. А почему ты спрашиваешь?
Дориан: В Магистериуме на стенах есть роспись, на которой люди с такими же сферами. Стены были расписаны задолго до эпохи магистров. Наверное, это древнейшие сновидцы. В книгах такие сферы называются сомнабориями — "Сосудами снов". Может быть, это то же самое?
Солас: Возможно. Древние люди многое взяли у эльфов.
Дориан: А Корифей недалеко ушел от тех времен. Хм-м.

Дориан: Солас, значит, ты изучаешь духов?
Солас: Да.
Дориан: А у меня на родине духов держат в качестве слуг.
Солас: Мне говорили.
Дориан: Их можно для таких дел приспособить, ого-го. Тебе бы посмотреть.
Солас: Империя Тевинтер — опасное место для эльфа.
Дорин: А-а. Да, что-то я забыл.

Дориан: Дай-ка я подытожу, Солас. Ты отступник, не долиец и не городской эльф, живешь один в лесу и изучаешь духов.
Солас: Тебя это беспокоит?
Дориан: Нет-нет. Ты самобытен и неповторим, как снежинка. Продолжай жить в полусне.

Дориан: Подумать только, ты был в Тени. Физически.
Солас: Думаешь, этим достижением можно гордиться?
Дориан: Все-таки это второй случай в истории, Солас. Шутка ли.
Солас: В человеческой истории.
Дориан: Да уж, Тень для нас, людей, тайна за семью печатями. И всегда ею будет.
Солас: Может, это и к лучшему.


Дориан: Не хочешь себе слуг-духов, Солас? Ты бы легко их подчинил.
Солас: Нет. Это живые и разумные существа. Привязывать их против воли — дурно.
Дориан: Да, но много ли у них той воли? Это же бесформенные сгустки Тени.
...

Солас: А если у них проявляется магический дар, то их отпускают?
Дориан: Что? У духов не бывает магического дара.
Солас: А, извини. Я думал, ты о рабах

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================



Железный Бык: Стало быть, Коул, ты дух… Демон… нечто?
Коул: Да. А ты Железный Бык и боишься демонов.
Железный Бык: Ну, скажем так, недолюбливаю. Но с тобой мы уживемся, если не будешь творить странного.
Коул: Не спиться, простыня пропиталась потом, страшно позвать тамаззран. В темноте таятся тени. Если залезет в голову, как его потом вытащить? Все чешется, дрожь, слезы остывают на щеках. «Тама, я боюсь».
Железный Бык: Ну вот, уже творишь странное. О том я и говорил.

Коул: Ты сам выбрал себе имя, Железный Бык.
Железный Бык: Конечно. Спасибо, кстати, что полностью произносишь, а то обычно сокращают. В полном виде оно больше похоже на название, чем на имя. Мне это нравится. Ощущаю себя безмолвным грозным орудием, понимаешь?
Коул: Взял его в шутку над собой, посмеяться и поглумиться, поэтому ты таким таким не будешь.
Железный Бык: После твоих объяснений шутки можно на свалку выбрасывать.

++++++++++++++++++++++++++++++



Железный Бык: Эй, Солас, а ты, когда по Тени бродишь, воображааешь, будто умеешь летать? Ну, знаешь, когда машешь руками и носишься туда-сюда. Или, может, цепляешь там жарких теневых девушек?
Солас: Нет. Такое поведение привлекло бы внимание демонов.
Железный Бык: Р-р. И тут гребаные демоны подгадили.

Железный Бык: Солас, так ты во сне ходишь, в Тень намеренно? Просто... погулять?
Солас: Да. Тень — это сокровишница памяти. Духам ведомы секреты, которые в нашем мире уже считают утерянными.
Железный Бык: Да, но они же духи. С ними не выйдет общаться как с людьми.
Солас: А разве про кунари не то же самое говорят?
Железный Бык: Уф, ну нет, кунари не вьются вокруг, желая тобой овладеть и превратить в одержимого.
Солас: Вместо этого вы завоевываете всех и превращаете в служителей Кун.
Железный Бык: Ой, ну хватит уже!

Солас: Железный Бык, как у тебя на родине надевают рубашки?
Железный Бык: Мы их обычно не носим. Там и без них жарко. Но если воротник свободный, я что угодно могу надеть. Просто один рог сперва продеваешь, а потом натягиваешь. Есть выражение, означающее, что тебя застали врасплох. Звучит примерно как «бегать с одеждой на рогах».

Солас: Железный Бык, я так понимаю, среди своего народа ты… как это у вас называется?
Железный Бык: Бен-Хазрат. Тайная полиция. Проще говоря, шпионы.
Солас: То есть ты шпионил за своими соплеменниками.
Железный Бык: А что, в Орлее и Ферелдене как-то иначе? Тут тоже шпионов и надзирателей пруд пруди.
Солас: Следящих за словами и делами – да. А вот за мыслями – нет.
Железный Бык: Мыслии – это и есть слова и дела.
Солас: Нет. Здесь даже последняя крестьянка может обрести свободу в мыслях. Вы отбираете и это.

Солас: Железный Бык, наверное, даже ты понимаешь, что свобода лучше безмолвного покорства перед Кун.
Железный Бык: Да ну? Когда я последний раз был в Пар Воллене, наши маги там ничего не сжигали.
Солас: Ты думаешь, Орлею и Ферелдену было бы лучше под правлением кунари?
Железный Бык: Не ко мне вопрос. По-моему, у всех народов есть та форма правления, которая им подходит. А если что-то ломается, ее чинят. Как мы сейчас чиним.
Солас: Не увиливай. Было бы лучше при Кун или нет?
Железный Бык: Не все так просто, Солас.
Солас: А по-моему, очень даже просто.

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================

Кассандра и Солас

Кассандра: Солас, на что это похоже, когда храмовники "гасят магию"?
Солас: Словно вы держитесь за мир вокруг. Маги черпают силу в Тени и с её помощью изменяют реальность.
Кассандра: А мы загоняем эту силу обратно? И из-за этого на мир труднее воздействовать?
Солас: В каком-то смысле. Вы укрепляете реальность, и она хуже поддается изменениям. Тени становится не за что зацепиться, и магия рассеивается.
Кассанра: Никто мне ещё не говорил, что я укрепляю реальность...
Солас: Ты и в самом деле Искательница Истины.

Кассандра: Очень занимательно было узнать, как наши способности ощущаются магами.
Солас: Рад, что тебе интересно.
Кассандра: Мне говорили, что мои силы — дар Создателя. Тебе это, наверное, кажется наивным...
Солас: Твои силы сохраняют реальность мира. Чей это может быть дар, как не того, кто его создал?
Кассандра: Неужели ты веришь в Создателя?
Солас: Я никогда не отвергаю новые идеи.

Солас: Ну что, Искательница? Твоя Инквизиция растет.
Кассандра: Она никогда не была моей, Солас.
Солас: Была. Ты проделала неблагодарную работу, запустив маховик. Не жаль передавать власть другим?
Кассандра: Я сыграла свою роль. А власть, о которой ты говоришь, никогда мне не предназначалась. Я знаю себя — не такой предводитель нам нужен. Так что никаких сожалений.
Солас: Ты снова удивляешь меня, Искательница.
Кассандра: Невысокого же ты обо мне мнения, раз я тебя так часто удивляю.
Солас: Дело не во мнениях, а в реалиях мира. Даже самые благородные редко выпускают из рук обретенную власть.


Кассандра: Я вижу, ты не очень-то уважаешь Серых Стражей, Солас.
Солас: Они глупы. Вмешательство Корифея лишь усугубило их глупость.
Кассандра: Я не отрицаю их промахов, но Хоук и леди Инквизитор сейчас живы лишь благодаря...
Солас: Подвигу Страуда. Который характеризует только его самого. А вот Орден Стражей характеризует готовность связываться с силой, которой они не понимают.


++++++++++++++++++++++++++++++

Кассандра и Сэра

Сэра: Опять лыбишься. Как в той драке накануне. Что такого смешного?
Кассандра: Ты от простейшего заклинания становишься бледной, как полотно. В меня и не такими запускали — ерунда.
Сэра: Ну прости, что боюсь хрени, которой меня с детсва пугали. Ее вообще-то все бояться, кроме всяких там Искателей.
Кассандра: Извини. Я бы помогла, только ты же не разрешишь.
Сэра: Пф! Еще чего. Разрешаю тебе помогать, закрывая меня в бою своей спиной.
Кассандра: Это я могу.

Сэра: Знаешь, и вообще это гадко — смеяться над тем, кто боиться магии, только потому, что от тебя самой шарахаются.
Кассандра: То есть ты считаешь, что я страшная?
Сэра: Ну, голышом-то нет, сложена ты славно. А вот как железяки на себя напялишь и насупишься... Что, по твоему, видят всякие мальчики-конюхи?
Кассандра: Искательницу на страже справедливости.
Сэра: А я в тупиках и закоулках вот что слышала всю жизнь: "Ой, маги! Ой Храмовники! Ой, Тевинтерцы! ой, есть хочется!" Когда ты маленькая, все кругом сплошное "ой"

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================

Коул и Солас

Коул: Ты изменился, Солас. Стал ярче. Ты теперь и там, и там.
Солас: Я время от времени бываю в Тени. Ты, должно быть, чувствуешь след. Ты дух, который прошел через Завесу и принял человеческий облик.
Коул: Дух или демон.
Солас: Разница не так уж велика, Коул. Мир может толкать в ту или другую сторону, но выбор всегда остается за тобой.

Коул: Там была игра, но не просто игра. Ему обещали семью.
Солас: Где состязание — там страсть, Коул, а страсть помогает людям наделять смыслом простые вещи.
Коул: Почему они не помогли в конце?
Солас: Людям важно добиваться по-настоящему ценного своими силами.
Коул: Мальчику не дали то, что он хотел.
Солас: Дали. У него появилась семья.
Коул: Ему дали новую. Он хотел старую. Я бы сделал лучше.
Солас: Порой мудрость — это дать человеку то, что ему нужно, а не то, чего он хочет.
Блэкволл: Вас двоих послушаешь — ни слова не поймешь.
Коул: Смотря как слушать.

Коул: Она хочет в Церковь, но он дает ей другое.
Солас: Ей не нужна была Церковь. Ей нужно было вспомнить свою веру.
Коул: Но он потратил на нее свое время. Он хотел отвердеть, ощущать.
Солас: Их всегда тянет в мир живых.
Коул: Почему он всегда был лицом в одну сторону?
Солас: У нас всех есть то лицо, которое мы хотим показать, и то, которые не хотим.
Железный Бык: Я понял. Вы этот бред просто из организма выводите. Как яд. Жуткий потусторонний яд.
Коул: Так становится лучше. Я могу объяснить.
Железный Бык: Спасибо, не надо.

Коул: Они могут вернуться к Создателю, только если станут настоящими. Почему он не может простить их такими, как есть?
Солас: Говорят, они не могут учиться и расти. Но чем больше ты дышишь этим миром, тем больше способностей приобретаешь.

Коул: Здесь ярко. Сверкает, сбивает, слепит… Не могу…
Солас: Это небольшая дрожь в Завесе. Ничего серьезного. Сосредоточься на том, что в этом мире.
Коул: На чем?
Солас: Ощути землю. Дыхание в легких. Ткань на коже и как она шуршит.
Коул: (Дышит.) Спасибо.
Солас: Ничего страшного. Кому угодно было бы не по себе.

Солас: Как твои попытки облегчить боль обитателей Скайхолда, Коул?
Коул: Судомойка перестала плакать. И мальчик на конюшне стал радостнее. Новые слуги зляться. Из-за моей помощи у них больше работы. Мне перестать?
Солас: Нет. Вся твоя суть – это помощь другим. Сердечность, сочувствие, сострадание. Если ты перестанешь утешать, то превратишься во что-то чуждое… Как, боюсь, уже стало раньше.
Коул. Да. Таким я больше не стану.
Солас: Вот и хорошо. Не забывай про свое предназначение. Оно прекрасно, даже если мир не всегда тебя понимает.

Коул: Он видит, как он готов прыгать. Боль бьется, бурлит, бессильная жизнь желает перевалиться, падать, плыть.
Солас: Да.
Коул: Он помогает подняться, показывает поток, где все падает, но без него. Ему не нужно вниз. Он нужен здесь.
Солас: Да, можно это понять и так.
Коул: Но ты думаешь по-другому.
Солас: Мне кажется, что он прыгнул, а дух был рядом перед смертью и показывал, что жизнь была не напрасна.
Коул: Так грустнее. Но ты прав. Полет, покой, поток уносит его.

Коул: Война с людской ненавистью в Тени (Ежится) Я не хотел бы этого видеть.
Солас: Да, это было тяжело.
Коул: Неправильно было прятать его в девочке. Он ее ранит.

++++++++++++++++++++++++++++++
==============================

Солас и Сэра
Солас: Ар диртан'ас ир эльгара, ма'сула э'ва венан
Сэра: Фр-р-р-п
Солас: Извиняюсь?
Сэра: Перед собой извиняйся. Для меня что ты фигню какую-то сказал, что я, один пень.
Солас: Ну, мне казалось... Бывает, что наши собраться умеют чувствовать ритм языка, даже не имя словарного запаса.
Сэра: Ой-ой? Знаешь, что еще бывает? Нормальные слова, которые чтонибудь оначают. Вот такие вот, как эти. Слова.
Солас: Фенедис ласа.
Сэра: Фр-р-р-п

Сэра: Солас, Солас, ты ведь магичить везде умеешь? А писать магией не приходилось?
Солас: Нет. Хотя... Нет.
Сэра: Что? Как ты этого можешь не помнить?
Солас: Мы все когда-то были молоды.

Солас: Какого цвета небо, сэра?
Сэра: пф
Солас: Я серьезно. Вот смотришь ты на небо — какое оно?
Сэра: Да знаешь, голубое в основном. Если Брешь не считать.
Солас: А если смотреть через Брешь насквозь? Наверняка тебя тянуло так сделать.
Сэра: Зеленоватое? Потом прозрачное, а потом... как будто падаю. Тьфу! Теперь бошка болит. Из-за тебя болит.
Солас: Мы не так уж далеко друг от друга отстоим.
Сэра: Вот и я думаю... встану-ка подальше.

Сэра: (Ежится) Бр-р.
Солас: Сэра? Что ты чувствуешь?
Сэра: Опять двадцать пять. Ничего, просто все как будто уже было. Именно это и вот так вот. Случается всякое.
Солас: Не со всеми.
Сэра: Это не эльфячье. Инквизитора вот не плющит. Что, сейчас будешь заливать про то, что я такая же, но другая?
Солас: Ты и есть другая. Ты очень далеко отошла от того, чем должна была быть.
Сэра: У-у, ну, такую-то хрень я тыщу раз уже слышала. Пф!

Солас: Очень печально, сэра, что тебе не выдалось познакомиться с эльфийской жизнью. Даже с тем ее разрозненным подобием, что есть у долийцев.
Сэра: Кто это сказал?
Солас: Ты ведь рано осиротела и тебя воспитывали люди?
Сэра: У-у-у! Думаешь, я не эльфячу только потому, что выбора не было? Вот я бедняжечка! Ваша "эльфийская жизнь" — древнейшая нудятина. Видала, знаю.
Солас: Говорят, когда-то мы жили в таком ритме, который поддерживал нас... веками.
Сэра: Ну и поддерживай себя на здоровье. На жизнь это как-то не тянет.

Солас: Сэра, в последнем бою ты подстрелила врага, которого я почти уже добил.
Сэра: А нечего было канителиться.
Солас: Давай проясним... Ты сейчас предлагаешь мне манипулировать тонким равновесием первичной энергии Тени... побыстрее?
Сэра: А что, хуже уже не сделаешь. Хватит того, что вы вообще этим занимаетесь!

++++++++++++++++++++++++++++++

URL записи