Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: дамьен и мэй (список заголовков)
22:40 

Мэй. Часть 6 "Правосудие"

Франтик с зубочисткой
Наставник обратился в городскую стражу с письмом Дамьена и тем разорванным договором про амулет. Маги в городе были на хорошем счету, так что бумаг оказалось достаточно, чтобы усомниться в порядочности того типа.
У него ещё хватало гонора отпираться и притворяться, что ничего не знает.
- Мы ведь можем потребовать обыск?
- Да. У нас есть основания.
- Тогда пусть быстрее это сделают, - Дэвид нервничал, боясь, что все усилия падут прахом в последний момент.
Хозяин возражал, но стражники отодвинули его с дороги и прошли в дом. Подвал был тщательно замаскирован, может и не нашли бы, если б не письмо Дамьена.

Шум наверху мог означать всё, что угодно, но я отчётливо чуял своих.
- Мэй, Маги пришли. Они здесь, в доме. Я чувствую.
- Они нас заберут?
- Конечно!
Дверь в подвал открылась, спускали лестницу. Всё равно насторожился, вдруг враги успеют первыми.
Нет, это свои. Несколько Боевых и мой Ученик Дэвид.
- Мэй, я ведь обещал, - губы складываются в улыбку.
Я поднялся, опираясь на стол. Девочка попыталась двинуться.
- Мэй, лежи.
Не хотелось, чтобы сейчас, когда уже вот-вот всё разрешится, что-то случилось ещё. Она успокоилась.
Ко мне подошёл Дэвид. Знаю, видок у меня тот ещё, но я мягко отказался от его помощи.
- Да нормально всё, - обнял его, - Это ведь ты почуял. Знаю.
- Да, это жутко было...
- Ничего. Я скоро поправлюсь. Главное — Мэй.
- Что с ней?
- Спихнули сверху, - я кивнул на дверь и поморщился, буду ещё долго с ужасом вспоминать этот момент, - Позвоночник повреждён. Обычный врач ничего толком не смог сделать.
- Вот гады! - передёрнулся, - Мы свяжемся с Лекарями. Они что-то должны сделать. Надо только как-то её поднять острожно.
Я вяло кивнул. Сейчас, когда всё благополучно заканчивается, можно было позволить себе слабость.
- Где Наставник?
- Он здесь. Наверху.
- Хорошо... Спасибо вам...
Ноги уже не держали. Я сполз на пол, Дэвид тут же кинулся мне помогать.
- Сначала Мэй.
Он оставил меня и постарался осторожно её взять. Девочке уже не больно, мне снова страшно от этого. Слишком хорошо знаю, что даже Маги не всегда могут помочь.
- Мэй, ты не бойся. Теперь всё хорошо будет.
Она прижалась к Дэвиду и улыбнулась мне. Я попытался идти сам, но всё же пришлось согласиться с помощью.
Когда я увидел Наставника, аж слёзы поползли. Только бы Мэй этого не видела. Сейчас я был испуганным, уставшим ребёнком в объятиях сильного Старшего.
Но ещё не время расслабляться, не всё сделано.
- Я надеюсь, что теперь этого накажут... - сказал я жёстко, но тут же разволновался, - Надо найти родителей Мэй. Срочно.
Подумалось, вдруг этот успел отдать какой-нибудь гнусный приказ.
- Мы послали им сообщение. А её пока к нашим лекарям отправим.
- Спасибо... Я очень хочу, чтобы у неё всё хорошо было.
Теперь, когда мне уже ничего не угрожает, могу думать только про Мэй.
- Тебе самому досталось сильно.
- Ничего. Я поправлюсь быстро, - уже почти безразлично.
Я уверовал, что эта история закончится благополучно. Да, ещё много раз может показаться, что что-то ломается; но сейчас у меня нет сил думать о плохом. Глаза слипаются, но я кое-как доковылял до кареты. Под мерное покачивание спится хорошо. Мне снился суд над этим типом. Верю, что так и будет.

Наши Лекари осмотрели Мэй и обещали хороший результат. На время лечения её усыпили магией, но я упорно сидел рядом. Так было спокойней.
И вот она проснулась, здоровая и улыбчивая. Она сказала, что ей снилось приятное. Такое было не только во сне - ведь её родителей привезли несколько дней назад.
Тепло и солнечно на сердце.

@темы: Дамьен и Мэй

22:50 

Мэй. Часть 5 "Письмо"

Франтик с зубочисткой
В подвал в очередной раз заявились стражники. Теперь им была нужна Мэй. Одна. Хочется верить, что всё обойдётся, но нет. Когда её привели обратно, не спустили лестницу, просто спихнули девочку вниз. Она упала спиной на камни, замерла.
- Мэй! - доковылял до неё и плюхнулся рядом, - Мэй...
Она попыталась подняться, застонала.
- Лежи, - погладил по волосам, - Что случилось?
- Родители. Они не сделали так, как он хотел, - прерывисто, тяжело дыша, - Ругался. Велел им написать. Я им часто пишу, чтобы знали. Что в порядке...
- Но ты-то здесь при чём? За что с тобой так? Вот тварь, - у меня в голове не укладывалось, что можно вот так поступать с ребёнком, - Позовите врача! - крикнул я стражникам, потом принёс одеяло и накрыл Мэй. Она прижалась щекой к моей ладони. Это было так трогательно и почему-то страшно.
- Врач придёт, посмотрит. Всё хорошо будет.
Я попытался завернуть Мэй в одеяло и взять на руки. Ей было очень больно, до слёз, почти до крика. Всё же удалось её поднять, но идти было почти невозможно, кружилась голова, сломанная нога почти не слушалась.
Не хватило сил дойти до кровати. Пришлось опустить Мэй на пол, тут хотя бы сухо и не камни.
- Больше не могу...
- Ничего... ты только не уходи, - она тяжело дышала.
- Ну куда ж я уйду, - я попытался улыбнуться, хотя в мыслях был нездоровый сарказм, - Вы позвали врача? - крикнул я стражникам.
Понимаю, что того может не быть в доме, и я рано спохватился, но Мэй нужно было помочь, невозможно сидеть без действия.
- Не велено.
- Что значит «не велено»? Почему?
«Изверги. Дом извергов. Я рад, что мы разорвали договор. Надеюсь, не сбыться и новому обещанию».
- Хозяин сказал — ничего страшного.
- Ваш хозяин — не врач. Не ему судить... - тут меня осенило, - А если мне потребуется врач? Тоже не велено? - этого ведь не может быть.
- Насчёт этого он не говорил.
«Ага! Вот и лазейка».
- Значит, позовите врача для меня, - едва не сорвало на ехидную улыбочку; впрочем, они вряд ли ко мне приглядываются.
Теперь они согласились.
Врач пришёл. Он был несколько недоволен моей просьбой, но Мэй осмотрел. Сильный ушиб, может и перелом позвоночника.
- Вы ей поможете?
- Тут разве что покой...
- Больше ничего нельзя сделать, или Вам запрещено что-либо делать для неё? Ответьте честно.
- Хозяин не особенно настроен тратиться на лечение своих... пленников. Да и отсюда её не вытащить.
- Меня ищут. Я - Маг. Вы наверняка слышали. Тот самый мальчишка, который стал Магом в десять лет, не проходя обучение у Мастеров. Если Вы ей поможете, в долгу я не останусь.
Он колебался, не хотелось ссориться ни с одной из сторон. И всё же:
- Я принесу лекарство, но двигать её и правда нельзя.
- Хорошо. Мы будем выполнять Ваши указания.
Он помог уложить мне Мэй на ровном месте, потом принёс лекарство. Мне бы и самому чего-нибудь, но не смею упоминать. К тому же Маги близко. Я чувствовал, только не знал, как послать им весточку.
Мэй понимала, что я волнуюсь:
- Ты не бойся. Мне уже не больно.
Я знал, что это может значить, но Мэй нельзя волновать, я постарался улыбнуться; а врача спросил шёпотом:
- Совсем плохо?
Тот кивнул.
- Что-то можно ещё сделать?
- Сейчас нет... Разве что Маги помогут.
Я наклонился к Мэй:
- Ты знаешь, где сейчас твои родители?
Она назвала адрес.
Это был не праздный вопрос. Я хочу рискнуть, практически угнаться за двумя зайцами.
Теперь я обернулся к врачу:
- У Вас есть собой письменные принадлежности? Вас не обыскивают после визитов сюда?
У него нашёлся лист бумаги, перо и немного чернил. Это было письмо Наставнику. Про меня, про Мэй и её родителей. Просил сначала помочь им...
- Вы берётесь за опасное дело. Гильдия заплатит. Я написал и об этом.
- Хорошо, я передам Ваше письмо.
- Я Вам очень признателен.
Врач ушёл, а я лёг рядом с Мэй. Она попыталась повернуться, потянулась ко мне руками.
- Не надо. Тебе нельзя двигаться.
- Я немного. И не больно уже.
Не могу ей сказать, что это и плохо.
- Нельзя. Совсем нельзя. Пожалуйста, послушайся меня, - неубедительно, но я был на грани срыва.
Наверное, Мэй почувствовала это и легла спокойно.
- Нам помогут. Теперь уже точно помогут, - очень старался быть уверенным.
Получилось или нет, но Мэй улыбнулась.
- Ты спи. Тебе это сейчас важно.
"А ещё мне хочется, чтобы ты не почуяла моих переживаний. Вдруг письмо не попадёт в Гильдию..."
- Я не хочу, - она крепко держала меня за руку.
- Врач передаст письмо моему Наставнику. Нас найдут.
- А они смогут нас отобрать?
- То, что этим делают, незаконно. Я надеюсь, что сюда будет вызвана стража.
- Хорошо бы, - её пальцы и голос дрожат.
Хуже стало, или просто замёрзла? Я отодвинулся к шкафу в надежде найти что-то тёплое.
- Не уходи...
- Я здесь. Я хочу найти, чем тебя ещё накрыть.
Её ответ невпопад пугает:
- Холодно тут. Под землёй всё же.
- Ничего. Скоро дома будем.
Теперь уже мне холодно. От страха. Что если ничего не получится?
- Я очень хочу тебя к нам в гости... к родителям.
- Так обязательно будет. Мы должны верить в хорошее.

Снова лязгнул замок. Стражники доложили, что я врача вызвал якобы для себя, а оказалось - для Мэй. Хозяин злился.
Я не хотел никуда уходить от девочки.
- Тебя не накажут?
- Не знаю, - я волком смотрел на стражников.
- Поднимайся. Хозяин тебя в другое место велел отвести.
- Нет. Не пойду. Я не могу её оставить. Она очень больна.
- Ничего с ней не случится. Доктор посмотрел. Ну ушиблась.
- Ей плохо совсем. Там не просто ушиб. Ей двигаться нельзя. Совсем. Я прошу вас. Позвольте остаться тут.
Вижу, что колеблются, но продолжают твердить, как заводная кукла:
- Хозяин сказал: увести.
Меня трясло от злости, очень жалел сейчас, что не змея — не могу обвиться и придушить:
- Возьмёте на себя ответственность за смерть ребёнка?
Этого они не хотят, но хозяина бояться, а меня вот нет:
- Да ладно тебе. Хозяину она живая нужна.
- Не заметно!
- Ну может, не совсем здоровая, но живая.
Что же делать? Как пробиться к их жалости?
- У тебя дети есть? - я так вперил взгляд в одного из охранников, что его передёрнуло.
- Есть, - неохотно.
- А чтоб ты делал, если б с твоим ребёнком случилось такое?
- Врача бы позвал.
- Не думаю, что этим бы ограничился. А ей вот и этого не положено. Если б я не упросил. Что с ней будет, если вы меня уведёте?
Кажется, в нём проснулась жалость.
- Ну... надеюсь, хозяин не проверит. Оставайся пока здесь.
- Спасибо, - искренняя благодарная улыбка.
Я поковылял обратно к Мэй. Она разволновалась, пыталась встать.
- Лежи. Я же просил. Нельзя тебе. Я здесь, - сел рядом, - Вот он я. Никуда не делся, - а у самого сердце колотится ошалело, но успокаивается, когда Мэй улыбнулась:
- Я боялась, что тебя накажут.
- Всё хорошо. Не бойся.
Она снова прижалась щекой к моей ладони, а та дрожит. Нельзя, надо успокоиться.
- Я не хочу засыпать, - шепнула Мэй.
- Почему?
- Боюсь, что не проснусь.
Страшные слова. И ещё страшнее от того, что это говорит Мэй — дитя, на которое я смотрю как на ласковое солнце.
- Я с тобой буду. Не бойся, - голос предательски дрожит, - Нас скоро спасут. Верь с это.
Она так и заснула, не отпуская меня. Мне не спалось, я думал о том, что сейчас может происходить в Гильдии.

@темы: Дамьен и Мэй

12:37 

Мэй. Часть 4 "Гильдия"

Франтик с зубочисткой
Дамьен пропал, не пришёл в Гильдию вести занятие. Послали к нему домой, слуги ответили, что господин спешно уехал, не оставив распоряжений. Наставник чувствовал себя неважно, это могло означать, что Дамьену нужна помощь. Снарядили несколько молодых Магов для поиска.
Перепутанные следы подков, вырванная с корнем трава, взрыхлённая земля. Погоня? Эту версию приняли все, когда нашли застреленную лошадь, рядом следы борьбы и человеческая кровь.
Ищейки взяли след, но когда дошли до торгового тракта, растерялись. Нужные запахи были едва уловимы.
Надо искать другие пути.
Наставник помнил, что Дамьен говорил об одном недавнем клиенте, с которым разорвали договор. Тот угрожал. Могли быть его рук дела.
Маги приехали к тому дому.
Слуга открыл дверь, узнал Наставника.
- Хозяина нет дома. Я передам, что Вы приезжали, - соврал он, так было приказано говорить.
Рядом с Наставником возник молодой парень. Его звали Дэвид, Дамьен готовил его к Испытанию на Мага.
- Врёт он.
Слуга сделал каменное лицо:
- Хозяина дома нет, - и закрыл дверь.
- Дамьен был здесь. Вы ведь сам чувствуете. Да?
- Был, - Наставник согласно кивнул, - Он с хозяином дома вёл дела насчёт амулета.
- Он сегодня был здесь! - Дэвид чувствовал, что прав; но понимал, что его ощущения не будут доказательством ни для кого, кроме Гильдии.
Наставник тоже понял, что Дамьена держали в этом доме, недолго; а потом след уходит. Дэвид попытался поймать направление:
- Очень много следов. Но снова есть те, что были на поле.
- Плохо дело.
- Почему? - Дэвид насторожился, почему-то про совсем плохое подумалось и успел отругать себя, что не смог почуять.
- Из этого дома было бы легче его вытащить. Значит, где-то ещё спрятали.
Дэвид шумно выдохнул — самое плохое случиться не успело.
- Мы его найдём! Только... мы сами ведь ничего особо и не сможет сделать. Может, Боевых позвать?
- Да. Их помощь понадобится.
- Хорошо. Я договорюсь.
Сегодня пришлось вернуться в Гильдию. Нужно было серьёзно и подробно обсудить дальнейшие действия.

Следующим утром Дэвид пришёл к Наставнику очень бледным. Ночью он был на том месте, где нашли лошадь Дамьена.
- Я сон видел странный. Как будто всё на самом деле происходило. Но я ничего не мог сделать. Что-то мешало подойти.
Место происшествия ещё хранило ощущения того дня, Дэвид умел такое обнаруживать. Сон довольно правдоподобно показал картину событий. От рассказа побледнел и Наставник.
- Мы его обязательно найдём.
- Я думаю, что теперь смогу определить направление.
В команду поиска привлекли Боевых Магов, часто сбивались со следа, но выправлялись. За день оказалось не управиться. А так хотелось! Не улыбнулась удача и в следующие несколько дней. Наставнику временами становилось хуже; считали, что из-за Дамьена, волновались. А Дэвида мучили сны. Не образы, а ощущения; и главное из них - боль, хотя временами находило невероятное спокойствие; но от него становилось страшно.
В тот вечер, когда Дамьену и Мэй не принесли ужин, Наставнику пришло письмо. Несколько официальных строк с предложением встречи. Надо ехать, хотя заранее, что особого толка не будет, но хоть потянуть время. Возможно им удастся найти Дамьена до того, как придётся согласиться на продажу амулетов.
Дэвид отправил команду искать дальше, а сам проводил Наставника и крутился у ворот - вдруг что прояснится.

- Мне сказали, Вы приезжали. Я был в отъезде. У Вас ко мне какое-то дело? - до омерзения официально-вежливо.
- Да, речь о Дамьене. Есть мнение, что Вы продолжили с ним работу...
- В самом деле? Вы считаете, что это возможно?
- Возможно, вы договорились...
Наставник не знал, что говорить. Он много раз проигрывал этот визит, но ни разу не выходило ничего путного. Это страшно — заранее знать результат, но всё равно пытаться бороться.
- Похоже, Вы менее категоричны, нежели Ваш Ученик.
Наставник сделал вид, что не понял.
- Ваш ученик считает, что мы не можем договориться. Хотя я допускаю обратное.
- Так с тех пор Вы с ним не общались?
Глупый вопрос, но слова не идут. Хочется ухватить оппонента за грудь и душу вытрясти.
- Почему мне кажется, что Вы задаёте вопросы, на которые уже знаете ответы? зачем Вы пришли? - тон сменился с елейного на злобное рычание.
"Не сорваться!" - стучит в голове Наставника.
- Мы ищем Дамьена. Он был у Вас недавно.
- Здесь его нет. Полагаю, вы это уже разнюхали.
- Мы хотели бы узнать, где он.
- Ведь он вам очень дорог?
- Он — мой Ученик.
- На что Вы готовы ради него? - голос снова елейный.
Они играли, прекрасно зная, какие слова будут сказаны оппонентом. Они кружили вокруг одних и тех же фраз, выматывая собеседника. Кто же сдастся первым?
- А что Вам за интерес?
- Вы знаете. Ваши амулеты.
- Вы можете из спокойно купить.
- Не эти.
- Эти не продаются.
- Я повторяю свой вопрос. На что Вы готовы ради Вашего Ученика?
Разговор идёт по кругу. Никто не хочет уступать. Оно и понятно.
- А чего именно Вы хотите?
- Вы так недогадливы или умело притворяетесь? - снова злится.
Ошибка? Но ведь не спросишь же "Куда ты, гад, спрятал Дамьена?". Хотя сейчас, кажется, пора вести разговор откровенно.
- Я не могу решать такое в одиночку.
- Время у вас есть. Но не думаю, что много.
Тупик. Разговор с самого начала был тупиком. Остаётся только уйти, но есть надежда, что за это время что-то разнюхал Дэвид.
Ученик ждал его у ворот. Вид потерянный - наглотался ощущений, но ничего нового не нашёл.
- Ну что?
Наставник пересказал разговор.
- Что мы будем делать?
- Искать Дамьена.
- Но... мы продвигаемся слишком медленно.
- Мы не можем сделать то, чего он хочет.
- А если... если мы не успеем? Неужели наши принципы дороже наших жизней? Почему?
- Мы сделаем всё возможное. И если не получится, дадим ему то, что он хочет.
- Я боюсь за Дамьена. Я боюсь прийти слишком поздно, - Дэвиду по-прежнему казалось, что он чувствует, что его Наставнику плохо.
- Я тоже за него боюсь, - тон почти холоден, волнение скрыто очень глубоко, потому что сейчас нельзя поддаваться эмоциям. Настало время очень точных расчётов.
- Почему именно Дамьен? Почему не кто-то другой? - Дэвид не понимал, что за любого другого он волновался бы так же. Издали проблема может казаться нестрашной, только когда она цепляет тебя самого, доходит вся тяжесть, вся боль.
- Ты же знаешь, он очень одарённый.
- Знаю... - ещё б не знать, легенды ходят. Скачет глупая мысль, что лучше б не был Дамьен таким; но тут же понимание, что тогда бы не попалось Дэвиду такого Наставника, - Ладно, что тут стоять, - он почти огрызнулся, - Я продолжу поиск.
Ищейки стали реже терять след. Счёт пошёл на дома, а они были редки в той местности. Три, два, один...

@темы: Дамьен и Мэй

00:49 

Мэй. Часть 3 "Договор"

Франтик с зубочисткой
Мэй спала, свернувшись калачиком. Я не двигался. Это всё равно вышло бы неуклюже, не хочу её будить. Было грустно от понимания того, что долго сопротивляться не получится. Приоритеты расставлены: Мэй, Гильдия и только потом я. Ради собратьев можно тянуть время, ради ребёнка - нет. И не важно, что это не мой ребёнок. Сейчас как-то особенно остро ощущается, что нет своей семьи.
- Они тебя не обижали? - голос как колокольчик, сразу тепло и светло.
Только всё равно грустно и лишь качаю головой в ответ. Она потягивается, подходит, обнимает. Мне страшно говорить с ней о том, что будет дальше. Я боюсь при ней показаться слабым. Мой голос тих:
- Боюсь, мне всё же придётся сдаться.
- Совсем плохо?
- Знаешь, очень сложно общаться с человеком, для которого другие люди - вещи... Я не хочу, чтобы пострадал кто-то ещё... Сколько смогу, я буду тянуть время. В конце концов мне всё равно оно нужно, чтобы выздороветь. А потом... Я могу только надеяться, что за это время меня найдут и вытащат отсюда.
- Тебя, наверное, уже ищут.
"Меня ищут. Меня найдут", - это постоянно звучит в голове. Как заклинание. Поможет ли?
- Я надеюсь, что вовремя найдут.
Мэй всегда так трогательно ко мне прижимается. Хочется обнять и забыться.
- Как твоя рука?
- Уже легче. Она заживёт.
Я улыбаюсь, а Мэй гладит меня по волосам, и от этого наворачиваются слёзы.
- Я расскажу тебе, почему я здесь...
- Почему?
- В Гильдии есть две ступени мастерства. Мастер и Маг. Мастера делают амулеты, которые подойдут практически любому. Есть старинные правила, как такие делаются. В этом нет никакой тайны. Эти амулеты продавать можно. А есть Маги. Они делают амулеты только в подарок, после того, как узнают о клиенте всё. Чтобы точно знать, какой амулет ему действительно нужен. Маг создаёт новое. И его секреты не продаются. Но вообще работа Мага стоила бы очень больших денег...
- А они хотят таких амулетов?
- Да.
- И ты не хочешь для них это делать, так?
Я кивнул, но почти сразу захотелось пояснить. Наверное, мне уже просто надо выговориться. Не о чём-то конкретном даже.
- Эти амулеты не должны продаваться. Но дело даже не в этом. Вся их суть в том, что они работают идеально только для одного человека. Но даже если думать о деньгах, то получается ерунда. Им тогда цена будет такая же как тем, что продавать можно. Потому что они будут слабо работать. А это ещё и репутация Гильдии.
Сбивчивое, путанное объяснение, но на лучшее меня сейчас не хватит. Никогда не умел об этом говорить. Такое надо чувствовать.
- Тогда понятно...
- На этот раз он пригрозил, что найдёт ещё кого-нибудь из Гильдии. Посговорчивей. Не найдёт. А значит, будет действовать также как со мной. И ещё он сказал... что за мою жизнь Гильдия может и продать амулеты. Проблема в том, что я Гильдии действительно дорог. Я всегда гордился этим... А сейчас мне хочется, чтобы этого не было... чтобы пострадал только я.
- Будем надеяться, что они нас найдут раньше. Они ведь маги.
Разговор по кругу, снова о том, что меня найдут. Уже не верю, но упорно крутится мысль. Да, и любимая тема всей детворы - "О магах, которые всё могут". Остаётся только горько усмехнуться:
- Маги... но это не означает, что всемогущие.
- Правда? - она огорчилась.
- Я знаю, что пишут про Магов в сказках. сам читал... на самом деле всё не так.
- Жаль, - вздохнула.
Меня сорвало почти на крик:
- Нет! Не жаль. Мне всё нравится. Просто мы не ожидали такой проблемы. Я не хочу сказать, что проблем не было. Но не таких...
- Я не говорю, что вы - плохие Маги...
- Да. я понимаю. Знаешь, когда что-то случается действительно хочется, чтобы Маги были такие как в сказках. У моего Наставника хватило бы сил разнести тут всё. Но у него другой Дар. Очень сильный, но другой... Да у меня бы самого хватило сил! Но дело не только в количестве силы.
Сидеть было тяжело, я лёг. Мэй сидела рядом и напевала песенку. Снова стало тепло и беззаботно. Ненадолго.
Ужин не принесли, завтрак тоже. Я понял, что еды не будет, и причина — моё упрямство. Мэй ещё надеялась, посматривала на дверь. Бесполезно. Пришлось крикнуть стражникам, что хочу поговорить с хозяином. Меня вытащили на верх и поволокли к хозяину дома. Я еле держался на ногах, от голода мутило.
- Ну что, передумал?
- Прикажи, чтобы девочке дали поесть. Что ты её всё время впутываешь в наши дела?..
Гадина лишь плечами пожимает:
- Ей это не повредит.
- Я тебя прошу, перестань над ней издеваться.
- А тебе-то что?
- Представь себе, жалко.
- Надо же! - на роже фальшивое удивление, - Даже амулета не пожалел.
Но откуда... ах ты чёрт!.. Но надо держаться:
- У тебя мог быть лучше. Если б сработались. Ты это знаешь.
Зашёл кто-то из слуг, отдал хозяину какой-то маленький предмет. Мне не надо было видеть, чтобы понять, что это. Я чувствовал.
- Можешь сделать лучше, чем этот?
- Могу. И ты это знаешь. Верни девочке амулет.
- Симпатичный он... нравится мне, - нарочно приторно тянет.
От ощущения своей работы в чужих неподходящих руках срывает.
- Верни его девочке. Я обещаю... Я доделаю тот амулет, что был заказан. Он лучше. Ты же знаешь.
- Ну хорошо.
Амулет ложится в мои руки, но спокойствия это приносит очень мало. Наш разговор не окончен, а мне становится хуже. Нельзя нервничать, голос начинает дрожать.
- Мне только... время нужно... мне сейчас... слишком плохо... чтобы работать.
- Хорошо, отдыхай. Еду вам принесут.
Играть. Держаться до конца. Хотя это уже давно не игра. Душу ломает и выкручивает, вынуждая говорить правду. Всем, даже этому мерзавцу.
- Мне нужен врач. Лихорадка до сих пор не прошла.
- Хорошо. Придёт врач.
Меня отвели вниз. Мэй плакала из-за амулета. Я кое-как доковылял до неё и вложил «монетку» в её ладонь.
- Они его больше не отнимут.
- Правда?
Она быстро повесила оберег на шею, снова спрятав под одежду.
- Правда, - мой голос дрожал.
- Ты... с тобой всё хорошо?
Я сполз на пол.
- Ничего. Ты не волнуйся. Амулет больше не отнимут. Еду скоро принесут... Всё хорошо будет.
Меня снова сильно лихорадило. Мэй гладила меня по волосам и старалась укутать одеялом. Мой голос сбивался на шёпот:
- Не волнуйся за меня. Не надо.
- Ну как же... Тебе ведь плохо.
- Ничего. Врач придёт.
Она обрадовалась. Хорошо, что пока Мэй не понимает всех сторон ситуации.
Принесли еду, но я отказался:
- Не хочу.
- Ты ведь голодный.
- Не хочу. Ты ешь.
- Но тебе ведь надо поправляться, - она растеряна, не понимает моего замысла; а я буду сопротивляться.
- Мэй, я не хочу выздоравливать.
- Почему? - испуганно.
- Потому что тогда мне придётся выполнить обещание.
- Но так ведь нельзя... ты ведь можешь...
- Интересы Гильдии важнее. и... я надеюсь, что меня найдут
Знаю, она боится, что мне может стать хуже, и что могу вовсе не поправиться. Сжимаю её руку:
- Мэй, я тебе прошу. не бойся за меня так. у меня сейчас только два варианта. Как можно дольше не выздоравливать. Или стать предателем.
- Ты хоть чуть-чуть поешь.
- Хорошо. Если тебя это успокоит.
Я немного поел и выпил воды. Знобило; наверное, я ещё и простыл. Мэй так трогательно заботилась обо мне: кутала в одеяло, напевала колыбельную. Как ни почувствовать себя снова в детстве!
Но от контраста с действительностью срывает.
- Мэй... мы ведь выберемся отсюда?
Потом мне будет стыдно за этот вопрос, но сейчас так успокаивает ответ:
- Обязательно выберемся... Ты спи. Тебе нужно.
Глаза слипаются, проваливаюсь в темноту.
Пришёл врач. Мне не хотелось с ним разговаривать, только головой киваю, что понял про лекарства. На мою просьбу посмотреть руку Мэй он фыркнул, что ерунда, но я настоял. В общем-то помощи от врача оказалось немного, ладно хоть оставил пару отваров. Пониманию: ему заплатили только за то, чтобы я не сдох, не выполнив договора.
Врач ушёл. Для Мэй, кажется, это была радость. Она недоверчива ко всем, кто приходит сверху. Теперь вот беззаботно плещется в ручье. Мне ещё паршиво, но гляжу на Мэй и улыбаюсь.
Она возвращается.
- Тебе лучше?
- Я на тебя любуюсь.
Мэй рассмеялась.
- Я серьёзно. На тебя когда смотришь, радоваться хочется.
Она присела рядом, прижалась щекой к моей груди. Как должно быть счастливы её родители такому ласковому дитя!
- Ты — необыкновенная.
Она улыбнулась:
- Ты тоже?
- Почему?
- Ты добрый.
- На самом деле добрых много.
- Ну и что! Всё равно ты хороший.
Маленькая упрямица, но ей удалось поднять мне настроение. Я потрепал Мэй по волосам, а она потёрлась щекой о мою грудь. Котёнок. Не могу не улыбаться.

@темы: Дамьен и Мэй

07:50 

Мэй. Часть 2 "Хозяин"

Франтик с зубочисткой
Шаги наверху. Я шарахнулся в сторону от девочки, хотя эти всё равно поймут, что мы общались. Для этого даже подглядывать не надо, а они смотрели - знаю.
Да, дверь открывается. Думаю, что это за мной. Строить из себя больного-несчастного не буду, всё равно на них не подействует; хотя выглядеть бодрячком тоже не выйдет, да и не стоит.
Хотел наорать на стражников, что издеваются над больным человеком, да, боюсь, только хуже себе сделаю. И так ничего хорошего не светит, особенно учитывая, что Мэй тоже вытащили из подвала. Конечно же догадались. Ладно, посмотрим, как дело пойдёт. Я могу потянуть время, всё равно сейчас ничего бы и не смог для них сделать, даже если б захотел с ними работать. Надеюсь, в Гильдии поняли, почему я исчез, и уже ищут. Наставник сразу мог почувствовать, что со мной что-то не то... Ладно, это я так, себя успокаиваю, потому что вообще сквернословить хочется очень. Хотя бы потому, что стоять больше не могу, а сесть не предлагают.
- Вопрос не изменился? - устало поинтересовался я у хозяина дома.
Мне довелось с ним работать в прошлом году. Тогда для него заказали оберег в подарок. Только он поступил нечестно, и Гильдия отказалась выполнять заказ. А месяц назад он приехал ко мне с непристойным для любого Мага предложением - продавать амулеты. Разумеется, я ему отказал. Он приходил ещё три раза, в последний - начал угрожать...
Он молчал.
- Ну что ж, ответ тоже прежний, - я усмехнулся, - И даже если б согласился, ещё долго ничего б не сделал. Скажи спасибо своим прихвостням.
Меня снова лихорадит, думаю, это заметно. Хотя бы по подрагивающему голосу. Рано, слишком рано они меня сюда вытащили.
- Так не согласен, или согласен, но позже? Ты знаешь, что в этом есть разница.
- Не согласен, - посмотрим, как он будет действовать.
Зовёт того стражника, что остался в коридоре с Мэй. Дело принимает скверный оборот.
- Возможно, это заставит тебя изменить решение, - хозяин дома кивнул стражнику и тот выкрутил Мэй руку так, что на её глаза навернулись слёзы.
- Оставьте девчонку в покое! Нашли, кого впутать! - не сдержался, хотя всё равно успел вложить в эти слова значительную долю презрения.
Понимаю, что они не послушают меня, надо самому что-то делать. К чертям, что перед глазами уже плывёт.
Я ринулся к стражнику, который держал Мэй. Ясно, что меня хватит на несколько корявых шагов, но мне всё же удаётся до него дотянуться прежде, чем самому свалиться на пол. Глаза заволакивает туманом, звуки слышаться глухо, еле-еле, не могу разобрать слов... и не могу увидеть Мэй. Ещё одна попытка встать...

Я почти ничего не слышал, видел странные события, которых тут не могло случиться. Всё равно. Я чувствовал, что Мэй рядом. Жаль только, что не могу ей помочь.
Я пытался говорить, но, кажется, из всех слов было понятно только её имя. И то - хриплым шёпотом.
Сдаю, срываюсь. Очень хочется, чтобы всё это оказалось сном. А если и не сон, то пришёл бы Наставник и всё исправил. Сил у него хватило бы... если б он был боевым Магом. Увы, не те способности. Мы может лишь наблюдать и защищаться, причём даже не от людей, не от физического приложения их силы. Нет, я не жалею. Это мгновенное. Мне нравится, какие мы есть.
Мы снова в подвале. Детская ладошка касается моего лба, и я понимаю, насколько он горяч.
- Дамьен, Дамьен, ты как?
- Мэй... - мне стало немного лучше, даже есть силы открыть глаза, - Ты... ты меня прости. Тебе больно из-за меня. Но я... я не могу... мне нельзя... делать то, чего они хотят... Мэй... - хочется взять её за руку, но пальцы лишь скользят по полу.
- Я тут. Я на тебя не злюсь, правда-правда. Все обязательно будет хорошо. Должно быть, иначе нечестно! И нас выпустят, а их накажут. Вот увидишь.
Её голос дрожит. Мэй страшно, и она ложится рядом, прижимается ко мне, словно я мог её сейчас защитить. Хочется хотя бы словами успокоить, но сил нет даже на это. Всё снова заволакивает туманом.

Я не знаю, сколько прошло времени, наверное, несколько дней. Моё состояние, похоже, взволновало даже хозяина дома. Смутно помню, как ко мне подходили какие-то люди, но не лечили, просто осматривали.
А я думал только о Мэй, с её именем на губах и очнулся.
- Я здесь.
Она лежала рядом, укутав нас обоих одеялом.
- Как ты? Тебе лучше?
- Лучше. Как ты? - говорить было трудно, глотка пересохла, есть хочется.
А вообще со здоровьем и впрямь легче, хотя вряд ли меня брались лечить. Я смутно помню, что кто-то приходил. Наверное, убедились, что не сдохну и перестали волноваться.
Голова кружится. Ничего, просто надо поесть.
И помыться бы хоть в ручье, а то аж самому противно.
Ладно, это всё будет, это всё потом. Сейчас - Мэй.
- Они меня больше не трогали. Хочешь чего нибудь? Еду недавно принесли.
Мэй села рядом и подвинула мне миску с кашей.
- Они еще несколько раз приходили, проверяли что с тобой.
- Смутно помню. Наверное, решили, что и так сойдёт.
Я попробовал кашу. Гадость, конечно, но выбирать не приходится. Хочется наброситься и моментально сожрать, только нельзя. Слишком долго не ел. После пары ложек понимаю, что хватит.
- Всё пока, - отодвинул миску, пристально глядя на Мэй, - Рука болит?
Верю, что меня уже ищут. Вот только это не тот дом, про который все знают. В том не было таких подвалов, знаю точно, проверял сам. Мог и пропустить, но я помню дорогу, по которой меня сюда везли. Не та, что обычно. Догадаются ли проследить? Может, с кем из боевых Магов договорятся, чтобы поискали?
- Болит. Они лечить не стали, мол само пройдет. Ты не волнуйся, все заживет со временем. Я когда-то коленку разбила, еще дома. Тогда тоже очень больно было и кровь текла сильно. А потом только шрам остался.
- Всё равно посмотреть надо, - ответил я настойчиво.
Да, надо. И потому, что болит. И потому, что мне отвлечься от своего надо. Мысли о собственном плачевном состоянии доводят до тихой истерики, жаления себя и желания, чтобы кто-то решил мои проблемы. Хорошо, пока хватает сил сдержаться и не вылить это всё на Мэй. Не стоит ещё больше пугать ребёнка. Когда я только появился в подвале, она хотя бы казалась беззаботной. А сейчас...
- Давай посмотрю.
Вывих. Со мной такое случалось частенько. Я ведь был обычным мальчишкой, хоть и благородных кровей, - лазал по деревьям и всяким сомнительным местам, дрался. Со временем с царапинами и вывихами научился справляться сам, даже родители не всегда замечали. Впрочем, может, просто не показывали вида.
- Сейчас будет больнее.
Мне было немного боязно, что наврежу сильнее, ведь вправлять вывих другому доводилось впервые. Она вскрикнула и чуть не заплакала. Я осторожно ощупал запятье. Вроде, выправилось.
Оторвал рукав от своей рубашки - всё равно выбрасывать, - я перевязал запястье Мэй.
- Пусть пока. На всякий случай. Это ничего страшного. Со мной так часто бывало. Если вправить, то быстро проходит. Жаль, что сразу не смог. Ты не волнуйся...
Я легонько обнял её за плечо и стал рассказывать один из случаев, что произошёл со мной, когда мы отправились тайком от родителей в развалины старой крепости. Это было настоящее приключение, а не просто игра. Ничего выдумывать было не надо. Крепость в отдалении от города была единственным, что осталось от древнего города, но этот факт мало, кого заботил, потому что подозревали, что там проводятся всякие странные и страшные обряды, и туда боялись лезть. Правда, никто толком не мог объяснить, с чего взялись такие сведения, и кто же туда ходит. Мы не верили в страшилки про крепость, но очень хотелось узнать, как там сейчас. Я даже намеревался нарисовать план. Вот за это желание и поплатился довольно серьёзными на тот момент травмами. Рухнула балка, с которой было всё хорошо видно; я свалился вниз, на камни. Тогда я перепугал приятелей, что могу умереть. Никто ещё не сталкивался ни в чем серьёзней царапины, а тут я почти не мог двигаться. Позвали родителей и врача. Оказалось: несколько сильных ушибов да пара вывихов. Я - везунчик, мог бы и сильней расшибиться.
С собственного рассказа клонило в сон.
- Как ты думаешь, когда мы станем им не нужны, они ведь нас отпустят? Мама и папа будут очень рады. Ты поедешь к ним со мной? У нас красивый сад, я тебе его покажу обязательно.
Вопрос заставляет вздрогнуть и проснуться, едва удерживаю "не уверен". Да, они - не бандиты, но я столько раз слышал о том, что свидетели злодеяний долго не живут. Не хочется верить, но верится.
- Не знаю, - стараюсь сказать как можно беззаботней, - Я верю, что у нас получится отсюда сбежать. А с тобой к твоим родителям я обязательно поеду, - смотрю на Мэй и улыбаюсь.
Только на душе кошки скребут. Не хочется себе признаваться, но мне страшно. Наверное, я бы попытался что-то сделать, если б был здоров, сейчас же шансы почти нулевые. Только ждать...
Лязгнул замок. Кажется, к нам снова "гости".
Мэй испуганно смотрела на дверь, мне тоже было не по себе. Мы сейчас не знали, чего можно ожидать.
Стражник спустил лестницу, подошёл ко мне, осмотрел. Наверное, решил, что я вполне живой.
- Хозяин тебя видеть хочет.
Сегодня мне хочется язвить, такое ощущение, что резко стало нечего терять:
- А что ж сам-то не приходит, раз видеть хочет?
Как ни странно, оплеухи я не получил.
- Вот ещё! Будет он к вам спускаться. Вставай давай.
- Не могу, - беззаботно откликнулся я (раздражать - так уж до конца).
- Это почему вдруг?
- Нога сломана.
- Ну раньше-то выходил.
- Вытаскивали.
- Так и сейчас можно вытащить.
Ей Богу, как торгаши на рынке. Мне не нравится этот разговор и все мои слова. Дурак я! Всё равно такая болтовня ни к чему не приведёт.
Голос резко становится усталым:
- Тащи. Только не так, как в прошлый раз. Если я вам действительно нужен, уж будьте поаккуратней.
Стражник позвал второго, и меня достаточно аккуратно вытащили наверх, довели до кабинеты хозяина. Тот возился с бумагами (хотелось бы знать, какими).
- Ага, привели. Оставьте нас пока.
Стражники вышли. Я остановился у стены, держась за неё, и молчал. Не то, чтобы мне нечего было ему сказать, но это всё равно окажется пустой болтовнёй.
- Ну что, подумал?
- Думать приходится разве что, как не сдохнуть! - ну что ты будешь делать, опять язвлю; наверное, так ведёт себя всё загнанные в угол.
- Хм, тебя, вроде, не трогали. Даже врач посмотрел. Воды и еды достаточно.
- Сразу бы так. И лечение не помешало бы, помимо осмотра.
Да сколько его этим не пинай, не замечает, только плечом дёрнул.
- Так что ты думаешь насчёт моего вопроса?
Стоять сил не было, стула мне опять не предложили. Сполз на пол, прижимаясь спиной к стене. Он не отреагировал.
- Я тебе уже ни один раз объяснял, почему это невозможно.
- Ты просто не хочешь за это браться.
- Ну чем тебе не хватает тех амулетов, что мы можем продавать?
Разговор походил на все предыдущие. Жаль.
- Они слишком дешёвые.
- Любой из дорогих, выпущенный кучей, будет стоить столь же мало.
Чёрт возьми, вообще не так уж и мало. Зажрался ты, голубчик!
- Можно выпускать их партиями.
Идиот! Что это меняет?
- До пойми ты! Не могут они быть одинаковыми. А если их делать не под кого-то конкретного, то от них мало толку. Если уж говорить только о материальном, то это удар по репутации Гильдии.
- Кстати... Думаю, там согласятся отдать за своего ученика эти амулеты.
Это ты дело придумал, только мне не нравится. Не хотелось бы, чтобы Гильдия на это пошла. Лучше смерть. Одна. Моя.
Но попытаюсь ещё сопротивляться.
- Если Гильдию прикроют, то уж точно не выйдет никакого сотрудничества.
- Почему же их должны прикрыть? Мы просто сообщим, какая с тобой неприятность вышла.
Ах это теперь так называется? Ну-ну. Так хочется с размаху врезать ему по морде.
- Если амулеты... те, которые не должны продаваться, выйдут в продажу, Гильдию прикроют. Нам-то что, для нас это никогда не было средством обогащения. А вот ты... ты разоришься. Думаешь, я не знаю, что ты скупал амулеты наших Мастеров и перепродавал их в соседнее королевство? Но тебе ведь было мало. Так? А знаешь, если б я сделал партию амулетов, таких, как Мастера делают, они бы стоили дороже...
Я выпускал в свет своего последнего козыря. Дальше - не знаю, что делать и говорить.
- Почему?
- Потому что имя и статус тоже многое значат.
- И за что ты готов их сделать?
Резвый какой! Я ещё поиграю. Очень уж хочется повредничать в мелочах.
- Это было бы деловым разговором. Месяц назад. До того, как ты стал мне угрожать. И уж точно до того, как я попал сюда.
- Мы ещё можем договориться.
- Почему ты в этом уверен? - мой тон становился развязным, для антуража не хватает только раскачиваться на стуле и курить.
- Ты ведь хочешь вернуться домой.
Хочу, в этом он прав. Но есть многое, чего мне хочется ещё больше.
- Престиж Гильдии для меня важнее.
- Ну так и будешь в подвале сидеть!..
Я его всё-таки разозлил. Может и к лучшему.
- ... А кто-нибудь окажется сговорчивее.
Вот этого я боюсь, но всё же верю, что никто не сломается.
- А тебе меня там держать не выгодно. Или на меня придётся деньги тратить, или я там сдохну. А это война с Гильдией. Твоя война, - удивляюсь собственному спокойному голосу, хотя чувствую себя всё хуже.
- Это не так дорого встанет.
- Войну с Гильдией ты уже себе нажил, - усмехнулся, - Нет, не деловой ты человек. Не умеешь. Проигрываешь в мелочах, после которых с тобой неприятно иметь дело.
Другой бы взбеленился, стал требовать объяснений, а этот только рукой махнул да позвал стражников, но у меня ещё есть немного времени.
- Хм, ну что ж. А я-то уж был готов поговорить действительно по-деловому. Тебе снова чуть-чуть не хватает наблюдательности.
И в самом деле, некудышний из него торговец, если обращается с возможным партнёром хуже, чем с мебелью.
- Сидите-сидите, - фыркнул он, - Пока хоть какой-то прок от вас может быть.
Всё, иду ва-банк.
- Стул мне принеси и поди прочь, - бросил я стражнику, но он оказался хорошо вышколен подчиняться только хозяину:
- Ещё чего!
Меня снова спустили в подвал, но я всё же успел отпустить последнюю шпильку:
- Передайте своему хозяину, что своим обращением с людьми он распугает и клиентуру, и партнёров.
В ответ я получил язвительное "обязательно" и закрытую дверь.

@темы: Дамьен и Мэй

17:22 

Мэй. Часть 1 "Знакомство"

Франтик с зубочисткой
Я плюхнулся во что-то мокрое, текущее и свежее. Или это галлюцинация, или меня вытащили из дома. Второе было бы странно. Ведь чётко помню, как открылась дверь подвала, и сознания я не терял.
- Ты кто? - детский голос, звонкий и удивительно созвучный журчанию воды.
Девочка. Она шла ко мне, балансируя на камнях. На несколько мгновений мне показалось, что это призрак. Серебристое, струящееся платье... Нет, не призрак. Нереида.
Она подошла, коснулась пальцами ран на моей спине. Я невольно вздрогнул, зашипел.
- Очень больно?
- Уже не особо. Просто неожиданно.
- Я больше не буду.
Она отошла, пробежала немного по камням и остановилась, глядя на меня.
- Ты кто? - уже мой вопрос.
Да, знаю, на её такой же я так и не ответил.
- Мэй.
Какой же у неё голос! Даже слова не подобрать. Как в сказку попал. Только вон подвальная дверь, через которую я сюда пришёл. Но тут словно другая реальность.
- Ты здесь откуда?
- Я тут живу. Вот смотри.
Она перепрыгнула на другой берег ручья. Там словно комната. Всё есть: мебель, игрушки... чисто и красиво. Только если вверх взглянуть - решётка на окне, хотя света много. И всё же тюрьма.
- Но...
- Они меня тут держат, чтобы папа и мама работали на них.
Вот оно что - соратники по несчастью. Я поморщился.
Девочка снова скачет по камням.
- Подземный ручей очень холодный. Поднимайся.
- У меня нога сломана.
И всё же пытаюсь отползти с воды.
- За что с тобой так?
- Не хочу на них работать. И пока нет способа меня заставить.
- Понятно, - протянула Мэй, - Ты всё равно постарайся ко мне доползти. Там хорошо.
Я послушался, но когда был уже почти на месте, осенило. Замер, отодвигаюсь.
- Ты что?
- Я понял, зачем меня сюда бросили.
Она недоумённо хлопает глазами.
- Рассчитывают, что подружимся. И если снова откажусь работать, пригрозят, что навредят тебе.
- Да. Такое они могут придумать, но нельзя же тебе тут мёзнуть у воды, - она протягивает мне руку, - Они пугать могут. Но не станут делать плохого сейчас. Здесь, правда, лекарств нет.
Светлая, чистая и так трогательно заботится обо мне, совершенно чужом человеке. Нет, Мэй, могут и станут. Только сдохнуть вот тут всё равно не хочется, поэтому приму твою помощь.
- Ничего, само заживёт.
Я не взял её за руку, всё равно не вытащит; сам дополз и снова рухнул лицом вниз. Мне уже действительно почти не больно, просто сил уже нет двигаться.
- Всё хорошо, - поспешил я успокоить девочку, приподнял голову, - А у тебя тут и в самом деле хорошо, - губы дёрнулись в улыбке, почему-то так спокойно сейчас, хотя и не с чего.
Хочется поверить, что здесь - какая-то особенная реальность, а то, что за пределами странного подвала, - не больше, чем иллюзия, в которой мы все живём до определённой поры. Может, для меня это время закончилось?
- Раз это мой дом сейчас, я стараюсь, чтобы было уютно.
Мэй укутала меня одеялом.
Те нечасто сюда заглядываю. Здесь обычно очень тихо. У меня ещё еда осталась, если хочешь.
Пленник заботится о пленнике. Не могу подобрать слов, чтобы описать ощущения от этого.
Что-то лязгнуло наверху, я обернулся. Дверь не открылась. Наверное, просто проверяли замок. Или следили. Пусть. Я потом обязательно что-нибудь придумаю. Мы придумаем...
Клонит в сон, мерещатся тонкие, серебристые звуки. Не страшно, не тревожно...
Сквозь дымку сна:
- Теперь будут... следить... нет, я посплю.
Или всё же поесть?
Нет, спать. Кутаюсь в одеяло.
- Тебе его не жалко? Я ж испачкаю.
Но понимаю, что всё равно не отдам. Слишком хорошо сейчас, давно так не было. Погоня вымотала, и теперь хочется наконец-то отдохнуть, отрешиться от этого мира. Да, даже от милой, трогательной Мэй, что так ко мне добра.
Глаза закрыты, но я вижу расплывающиеся цветные пятна, почти всегда с красным отливом. Кровь. Я устал видеть её вокруг. А девочка - молодец, не испугалась. Плохо, но здесь для неё действительно дом, она тут уверенна, что ничего с ней не случится. Может, это и правильная позиция. Или это просто детская беспечность.
Журчание ручья успокаивает...

... Судя по ощущениям, я проспал пару часов. Очень не хотелось открывать глаза. Я никогда не отличался чётким распорядком дня. Вполне мог отмахнуться от будивших меня и продолжить спать до полудня и дальше. Да хоть до вечера! Это моя жизнь... была.
А сейчас надо встать. Ну хотя бы сесть. Осмотреть раны, может, получится чем-то перевязать. Да и поесть мне предлагали.
Всё ещё не могу открыть глаза.
- Мэй... Мэй, ты здесь?
Видимо, она спала — потирает глаза и почти зевает.
- Да, я тут. Всё хорошо?
- Да. Нормально. Просто всё равно не отдохнул. Ты говорила, что у тебя еда есть. Можно мне?
Я всё же продрал глаза. Тело ныло, значит, вокруг меня всё же не иллюзия. Мэй ответила, значит, не приснилось. Только остаётся вопрос "Почему мне сейчас так непростительно хорошо, беззаботно?" Хоть сам прыгай по камушкам...
Так, пора с небес на землю. Спина сама заживёт, надо что-то делать с ногой.
- Мэй, а у тебя есть какая-нибудь палка или доска? И тряпка. Узкая, но длинная. Такое, чтоб не жалко было.
Я кое-как сел, опираясь на стену. Левой ногой больно даже чуть двинуть. Часто дышу и кривлюсь. Это так неловко - нарушать тишину и покой этого места. Боги, какой вздор я думаю! Это тюрьма, из которой я или выйду предателем, или сбегу, если получится. А я боюсь показаться тут неуместным со своими проблемами. Но, чёрт возьми, это так. Девочке тут хоть сколько-то хорошо, и мне не хочется ей мешать.
- Тряпку я сейчас найду, а вот палку... Разве что ножку от стула. Хотя и жалко что-то ломать. Подожди-ка... Вот метелку я недавно попросила, палка не очень длинная, но может сгодится. Такая подойдет?
Пусть хоть такая будет. На тряпки сошёл старый, истрёпанный платок.
Я попытался всё сделать сам, но выходило плохо.
- Поможешь? Двух рук не хватает. Надо палку придержать.
У меня не особые познания в медицине, но однажды видел, что делают при переломе. Вышло довольно сносно, хотя не уверен, что не слишком затянул. Больно, и мне сложно сообразить.
Теперь отдышаться.
Она снова задаёт давний вопрос:
- Как тебя зовут?
Вдруг подумалось, что даже если это все они придумали, мне все равно хорошо, от того, что кто-то еще рядом есть.
Может невежливо еще раз спрашивать, но хочется знать его имя.
- Кстати, как тебя зовут?
- Прости, я не отвечаю на твои вопросы, а свои задаю... Дамьен. Меня зовут Дамьен.
Неудачно задел спину, дёрнулся. Не хочется думать, что в ранах грязь, и это может быть опасно. Я попытался посмотреть спину. Надо бы отодрать рубашку, только хуже от неё - прилипла лохмотьями. Бесполезные попытки. И уже устал, снова хочется укутаться в одеяло и спать..
- Дамьен... Я рада, что с тобой познакомилась. Ну то есть не тому, конечно, что тебя сюда бросили, а вообще... Тут очень одиноко. Но для них можно притвориться, чтобы они тебе не угрожали.
Мэй сходила к ручью, принесла миску чистой воды.
- Может мне промыть раны на спине?
Вяло кивнул и зарылся лицом в одеяло. Кажется, я только стал приходить в себя и понимать, что произошло. Накатывает ощущение, что не выбраться отсюда. Ведь я не буду соглашаться на их условия.
Нервничаю, но быстро успокаиваюсь, когда меня касаются руки Мэй. Девочка, а ты - волшебница. Ну может, не в прямом понимании слова.
Я повернул голову и чуть улыбнулся ей.
- Спасибо.
Вот чёрт, а голос у меня ещё подрагивает. Было у меня в жизни в достатке всяких приключений, но не таких. Это перерастает все рамки. Невольно радуюсь, что родители не дожили до этого безобразия. Впрочем, хватит других, кому потом будет не посмотреть в глаза. Если не сбегу и не сумею вывести на чистую воду мерзавцев.
- Ты ещё поспи, - и укладывается рядом, клубочком, почти как кошка.
Мне почему-то кажется, что сейчас она думает о доме, о семье. Ей становится страшно, потому что может случиться неприятность, и здешний хоть сколько-то уютный мирок рухнет.
Мне хочется есть, но не хочется тревожить Мэй. Наверняка, просто не показывает, что волнуется. Пусть отдыхает, сегодня для неё нелёгкий день. Сомнительное удовольствие - возиться с раненым.
Глаза закрываются, меня снова утаскивает в сон. В прошлый раз не снилось ничего, вот и хорошо было. А теперь...

Этих шестерых я заметил издалека и понял, что за мной. Мы уже встречались с их главным, неласково тогда поговорили. Теперь битва на моей территории. У меня ещё есть шанс улизнуть.
Лошади несутся по высокой траве. Могла бы быть прекрасная прогулка, если не аллюром. Места тут красивые, не для таких событий.
Выстрел.
Да, я знаю, что это сон, но не получается проснуться.
Лошадь падает, не успеваю вывернуться из стремян. Больно.
Не проснуться...

Меня выбрасывает из сна только, когда плётка касается моей спины.
Подскочил бы, если б здоров был. Первые секунды не очень понимаю, где я. Наверное, Мэй разбудил... не знаю... плывёт в глазах.
Разбудил, разволновал. Её руки касаются моего лба. Они холодны, или мне это кажется, потому что сам горю.
- Что такое? Что-то случилось? Здесь нет больше никого. Всё тихо.
Чувствую, что теперь ей тоже страшно.
- Сон. Это просто сон. Разбудил? Прости. Плохо мне.
Лихорадит. Эти вряд ли будут меня лечить, разве что уговорят на них работать в обмен на услуги врача. Надо не сломаться. Надо выздоравливать самому.
Зря меня сорвало сказать "мне плохо". Мэй разволновалась. Осторожно сжимаю её руку.
- Не бойся. Ничего не случилось. Правда. Это просто сон. Я не здоров, вот и снится гадость. Прости.
Но снова срывает.
- Пить хочется... - тут же прихожу в себя, - Я сам. Я дойду.
Пытаюсь встать.
- Не волнуйся. У меня получится.
- Не надо, тебе ведь больно. Приляг.
Она осторожно уложила меня, сил сопротивляться почти не было.
- Я принесу воды, - в миску много войдет.
Мэй принесла воды и положила мне на лоб мокрую тряпочку.
- Так тебе полегче должно быть. Отдыхать пока надо и выздоравливать
Она гладила меня по волосам, становилось спокойно. Это так похоже на те моменты детства, когда я болел, и мама сидела рядом.
Меня тянуло в сон и сладкие воспоминания, но вместе с этим и усиливалась боль. Как сказали потом, я метался в бреду. Не помню. Знаю только, что частенько останавливал Мэй, чтобы не звала хозяина дома. На третий день стало легче, только сил почти не осталось — приподнять голову, чтобы попить, и улыбнуться своей спасительнице.
Очень хотелось чем-нибудь отблагодарить. И тут я вспомнил про оберег. Он не должен был потеряться.
Тело ещё плохо слушается, но цепочку удалось снять. Символ Веры у неё свой должен быть, да и нет ничего в нём примечательного. Так что себе оставлю.
А оберег - это действительно ценно. Она заслуживает.
- Мэй, я хочу тебе кое-что подарить, - "монетка" с буквами древнего алфавита ложится ей в ладонь.
Она вертела монетку в руках и пыталась прочитать надпись. Почему-то возникла уверенность, что когда-нибудь я научу её древнему языку. Привык верить своим предчувствиям, иначе бы никогда не стал Магом.
- Ой, какое оно красивое...странное... Спасибо большое
Она повесила амулет на цепочку, примерила, любуется. Ей нравится, понимаю это по порывистым, чуть смущённым объятиям. Наверняка её тоже учили сдерживать эмоции, но у неё ещё плохо получается. А может и не надо учиться?.. Я часто думаю над этим, но пока не нашёл ответа.
В мою душу снова приходит спокойствие; и снова так странно, что именно в таком неприглядном месте. Вот только теперь начинаю понимать, насколько отношения с людьми важнее даже самых уникальных вещей. Именно люди могут создать спокойствие или тревогу. Вещи сами по себе такой способностью не обладают, хотя иногда так кажется.
- Это оберег. Знаешь, для чего такое нужно?
- Я слышала про такие. Они защищают от плохого, да? Он такой приятный, теплый. И красивый к тому же. Ты сам его сделал?
Мэй спрятала монетку под одежду. Я и сам хотел попросить её об этом, иначе ведь отберут.
Я не ошибаюсь в своих ощущениях, когда речь идёт о магии. Мой оберег должен был подойти для Мэй. Он словно её и ждал.
- Да. Я его делал на вступительное испытание в Гильдию. А оказалось, что такое делают те, кто закончил обучение на Мастера и есть шанс стать Магом.
Я не хвастался. Для меня общение с духами, камнями, металлами было с детства столь же естественным, как для других общение с людьми. Я их просто видел, слышал, чувствовал. А оказалось - это Дар. В детстве как-то и не думал, что кто-то может видеть и слышать по-другому. Понял это только, когда оказался в Гильдии.
- Он защищает от мира духов. Среди них, также как и среди людей, бывают разные. Есть злые. От них и нужна защита. Я давно его ношу, но всегда чувствовал, что надо подарить. Только некому было. Подарить - это не просто так. Это надо чувствовать, что кому-то оберег подойдёт. Тебе с ним хорошо будет.
- Да, нам хорошо будет, - Мэй погладила амулет через ткань, - Может тебе на кровать перебраться? Там лежать удобнее будет. Только мне тебя не поднять, зато могу поддержать.
- Нет, не надо. Мне пока лучше не двигаться, - я вспомнил своё геройство во время лихорадки, аж стыдно стало, - Ты не волнуйся. Мне тут не холодно.
Со стороны решётки раздалось чириканье. Похоже, Мэй прикармливает местных пичужек, привыкли прилетать. Смотрю туда, и глаза слепит солнце. Всё же повезло, что я попал сюда летом.

@темы: Дамьен и Мэй

Лезвие Пути

главная