Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

"Кто сказал, что убийца - не святой?"(с)
BIGCATS.RU - правда о больших кошках!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:12 

Почти в одиночку. Кайл

Франтик с зубочисткой
Ветер перемен

Он не любил прямых дорог, ни тех, по которым ходят ногами, ни тех, по которым путешествует наша душа. Кайл Дегрэ, как это давно повелось, любил создавать себе трудности, чтобы потом их героически преодолевать. Так было и в этот раз: в город, где прошло его детство, он пробирался окольными путями, через лес. Зачем так – понять трудно, но вот хотелось. Кайл был из тех людей, кто мало мыслит логически. Каждый раз, когда такое случается, ответа приходится ждать весьма и весьма долго.
Дергэ решил идти пешком: дольше, но больше шансов просочиться там, куда всадник и не сунется, а уж как затеряться в лесах под Абидосом – для этого парня не задача. Ещё в детстве им были обследованы многие окрестные дороги и тропинки, многие дупла, пещерки, и в городе каждый тёмный угол. Так что с другой стороны, пожалуй, правильно, что именно Кайл пошёл сюда. Единственная опасность – быть узнанным, но и это можно было вывернуть как угодно. Скорее поверят словам юноши из хорошей семьи, чем грязным слухам, скопившимся за время его отсутствия. «Вообще интересно, каким там сейчас меня представляют? И что из этого можно повернуть себе на пользу?»
Меж стволов замаячили серые камни стены. Дергэ задумался: «Пойти в открытую или через стену тёмной ночкой?» - всё! Дело гиблое! Теперь он будет рассуждать не меньше получаса. Он и сам знал, что так случится, а потому сразу присел под деревом, опираясь спиной за ствол, и закрыл глаза. В мыслях запорхали многочисленные истории из цикла «Что произойдёт, если…» Так он и не заметил, как задремал. А ведь ещё был белый день, и вокруг города какого только люда не шастало.
- Э-эй…
Кто-то тряс его за плечо.
- Кайл! Да проснись ты наконец!
Шпион распахнул глаза, а рука сама собой поползла к кинжалу, спрятанному в голенище сапога.
- Ты совсем обалдел приходить сюда вот так…
- Я что-то не понял, кто против меня тут? – недовольно буркнул Дегрэ, узнавая в назойливом «посетителе» своего приятеля по детским и юношеским авантюрам, сына кожевника, Рена.
- Но-но, полегче! – парень заметил, что Кайл почти достал кинжал, - Когда я тебе врагом был?!
- Много воды утекло… Так что в городе про меня говорят?
- В первую очередь то, что ты к разбойникам подался…
- Вот дурь! Слушай, у меня тут важное дело. Поможешь мне, неплохо заработаешь. Тебе такие деньги наверняка не снились…
- А что надо-то?
- Просто рассказать мне, что творится в городе… Да, и вот приютить бы меня где-нибудь на время.
- А кто платит? – физиономия Рена приняла выражение крайнего любопытства, вытянулась как у лиса.
- Один надёжный парень…
Сын кожевника медленно оглядел Дегрэ, словно на нём было написано врёт он или нет, затем неуверенно протянул:
- А сейчас заплатит или потом?
- Могу кое-что и сейчас дать, - моментально нашёлся Кайл, доставая мешочек с деньгами.
Рен получил деньги и исчез за стеной, сообщив, что скоро решит проблему жилья.
С час спустя он показался вновь, на этот раз с ним был ещё какой-то парень, которого Дегрэ признал не сразу. Однако…
- Кайл!
- Вальтер!
Это был его старший брат, нынешний глава семейства Дергэ.
- Тут про тебя всякое слышно…
- Знаю, брехня собачья…
- Ну ты и выражаться стал… Ладно. Пошли домой…
- А ничего, что…
- Я разберусь!
Итак, ещё одна задача решена. И опять без значительных усилий. Это было странно для Кайла, веяло чем-то новым. Жизнь, похоже, резко менялась. «Интересно, в честь чего такое?» - подумал младший Дегрэ, засыпая в собственной удобной постели в родном доме.

(продолжение в комментариях)

@темы: Мыш

03:03 

Улочки Монмартра

Франтик с зубочисткой
Над Сеной поднимается туман.
Хочешь, мы останемся в сквере у Notre Dame?
А Place Saint-Pierre утопает в огнях тех крошечных заведений, где для посетителей всего пара столиков.
Хочешь туда?
18-ый округ, проклятый Богом и им же возвышенный. Узкие улочки Монмартра и белые стены Sacre Coeur.
Мы идём по улице, тесно обнявшись, но какая-то девица всё равно беззастенчиво предлагает свои услуги. Ей лет двадцать, не больше. Лицо размалёвано совершенно бездарно. Непременно лично смою с неё всю краску. Да, и одеть бы её не в жёлтое, а в красное.
Мы ведь возьмём её с собой?
Куда мы идём?
В один из тех маленьких отелей на склоне.
Мы откроем дверь сами, потому что портье тут банально лень оторваться от собственного кресла. Он лениво бросает на стойку ключи. "36" на ярлычке.
Лифт как обычно не работает - можно не жаловаться. Мы идём на последний этаж, в самый конец коридора. Ключ нервно дёргается в замке, дверь открывается с трудом. Да, я давно тут не был. В последний раз... а неважно!
Я впихиваю в комнату девицу, а тебя вношу на руках и опускаю на кровать.
- Подожди, - одними губами, и волоку девицу в ванную.
Отбивается, но вяло - слишком хочется получить деньги. Она знает, что я дам много. Подружки небось рассказывали. Те, которым удалось выбраться отсюда.
Почему я так говорю?
Узнаешь. А может, и нет. Обстоятельства покажут.
Я смываю с девчонки так называемую косметику, рывком лишаю жёлтого платья. Она дрожит.
Привлекаю её к себе, смотрю глаза в глаза. Замирает.
- Одень это, - кидаю ей красный пеньюар, - Стой здесь, пока не позову.
Быстро кивает.
Я выхожу к тебе. Ты всё ещё лежишь на кровати. Простыни тут довольно грубые, так что я просил заменить. Серебристый шёлк. Он же на валике.
Ты ведь знаешь, что тут не принято использовать подушки?
Говорят, для здоровья вредно спать на мягком. Поэтому жёсткий валик под шею.
На тумбочке бутылка красного вина. Я разливаю его по бокалам. В комнате клубится аромат трав. Это особый рецепт. Такое вино не продаётся даже в самых дорогих магазинах.
Протягиваю тебе бокал...

(продолжение в комментах)

@темы: Ларс

23:59 

Почти в одиночку. Лэнс

Франтик с зубочисткой
Руины воспоминаний

Это было в другом мире, но события были совершенно похожи. Пережить нечто по второй раз – задача не из лёгких, а вот мне приходится. Когда-то всё это уже было: и такое задание, и ощущение опасности, и планы действий, меняющиеся со скоростью летящей стрелы. Я успел лишь проехать пару сотен миль, как меня догнал – уж не знаю каким чудом – гонец от Мыша. Выходило так, что на эти земли больше, кажется, никто не претендует, оставлены для их армии. Впрочем, это нисколько не упрощает задачу.
Другой мир, другие имена. Топот копыт. И известие, что война всё равно грядёт. И боль в сердце. Почему? Оно осталось там, за порогом рьяных атак и хитрых манёвров. И лица… родные лица, смотрящие на тебя сквозь расстояния и время. Где же вы? Когда нам суждено хоть на миг увидеться?
Я чуть снизил темп скачки, но продолжал стремиться вперёд. Туда, где через несколько дней призывно зашумит море, где зазолотятся на солнце или потонут в тумане башенные шпили Лампсакоса. Теперь Мыш предположил сюда первый удар. Кебрен ближе, но нет выхода к морю, а сейчас очень важны морские пути, ибо за них разворачиваются в этом мире нешуточные войны. Я не любил море. Также как Лакэ. Нет, у меня с ним не было связано ничего плохого, этой нелюбовью я никому не хотел стать в оппозицию. Просто оно почему-то навевало мысли о смерти. Рано или поздно каждый человек начинает о ней думать, но мне в принципе рановато. Есть ещё ради чего жить, хоть и многое потеряно. Есть ещё шансы что-то приобрести. Поэтому я старательно отсылал грустные мысли в длительное путешествие к неведомым мне берегам. Без права возврата.
Почему? Неужели так суждено всегда? Когда ежеминутно мир рушится, когда мимолётно разбиваются тысячи сердец. Злой мир, жестокий. Я верил, что есть другие. Но где?
Там я потерял почти всё. И сейчас без душевного содрогания мог вспоминать лишь мальчишку с пронзительно-голубым взглядом. Внешне гордого и уверенного в себе, но я-то знал, сколь он одинок, сколь отчаялся получить в этой жизни счастье.
В этом мире я встретил Мыша. На поле боя, в гуще сражения. Человек, которому нечего было терять. Так он считал. Теперь он изменился. Сильно изменился. Но сердце осталось прежним, отчаянным и отчаявшимся, гордым и нежным одновременно. И всегда впереди цель, до которой он шёл так, словно путь был только один. Обязательно так, а не иначе. Обязательно сделать это, а не другое. Обязательно достичь, но не остановиться, идти дальше, к новому горизонту.
Дорога шла немного в стороне от Кебрена. Интересно, как там Лакэ? Тянуло её навестить. Просто поболтать об общих делах. Но сейчас нельзя. И ей помешать, и своё задание не ждёт. Шпили башен сверкнули в лучах заходящего солнца и пропали. Дорога, что уже долгое время петляла, выровнялась в чётком направлении на северо-запад. Но до цели ещё очень долго. В иных мирах да у магов есть способы быстрее, чтобы попасть в другое место, но такое не здесь и не сейчас.
Несколько следующих дней были до поразительности похожи один на другой. Просто ехал, временами останавливаясь в придорожных трактирах. Местность казалась мирной. Трудно представить, что скоро сюда донесётся пожар войны. И почему нельзя просто договориться? Такое случалось иногда, но считалось практически чудом. И сейчас о подобном не могло быть и речи. Законы мира требовали иного.
В ушах постоянный топот копыт. Почему именно этот звук возникает у меня при слове «война»? Я ведь никогда не служил в коннице. Или в какой-то жизни было? Быть может. Не помню. И не хочу вспоминать. Топот, ржание… А перед глазами кровь и смерть. И нельзя решить дело переговорами. И начиналось всё также. С тайной миссии на пока неведомые территории. И тоже во имя какой-то смутной цели.
Интересно, всё-таки что именно задумал Мыш? Я примерно понимал его притязания на эти земли, но почему в одиночку, почему не получив поддержки командования, практически не известив его. Да, Паоло – фрондёр, но за такую афёру можно и под трибунал попасть. Неизвестно ещё, что решит Первый, когда узнает об этом походе. Наверняка будет, чему выразить недовольство. Хотя Мыш уже Верный, может, это сыграет свою роль в защите – всё-таки есть право что-то решать самостоятельно, другое дело, что сейчас война.
Однако как же сильно увязли войска Альянса. Даже первоначальные планы ещё не осуществлены.Чего было больше: побед или поражений? Хочется верить, что побед.
Издалека уже пахло морем. Ещё робко, но уже никуда не деться. В сердце тяжёлыми серыми каплями оседала тоска. Возможно из-за старой легенды, где рассказывалось о неком море, за которое уходили печальные души умерших. Без возврата. Правда или ложь? Но сердце предательски ноет, очевидно, зная ответ на этот вопрос.
Море…Каждый на это словно представляет что-то своё. Кто-то корабли на рейде, кто-то чаек над волнами. Но есть и другие моря… Море крови. Море одиночества. Море отчаяния. Человек сам выбирает, что за гладь раскинется перед ним. Или не гладь, а шквал. Или просто нечто огромное, заставляющее застыть в почти священном ужасе.
Вдалеке, где заканчивалась суша, я увидел голубой простор. Море. Похоже, когда-то я свернул немного не туда. Оно есть, а Лампсакоса не видно. Южнее он или севернее? Вот ведь придумал себе задачку. Я недоумённо покрутил головой. Впереди, на побережье, передвигалось какое-то тёмное пятно. Я пустил лошадь галопом. Нечто приближалось, превращаясь в группу людей, вероятно, рыбаков.
- Милейшие, мне нужна ваша помощь.
Люди повернулись ко мне, подозрительно посмотрев. Один из них выступил вперёд на несколько шагов и негромко произнёс:
- Мы – бедные люди, и мало чем можем помочь. Но всё же что за беда у тебя?
Про себя он наверняка подумал, что хорошо бы, если моя проблема велика – дороже обойдётся. Пусть. Меня сейчас волновало только направление на город.
- Дело совершенно пустяшное. Я заблудился. Не подскажете ли вы, в какой стороне Лампсакос?
- Туда, - один человек махнул рукой на север.
- Да-да, - нестройно подтвердили остальные, выжидающе глядя на меня.
На такой случай, чтобы не светить все деньги, что у меня есть, в кармане куртки всегда было некоторое количество медяков. Каждый из моих «помощников» получил на две монетки, а я пришпорил коня и поскакал в указанном направлении. Следующим утром, в розовом тумане я увидел город. Первая задача выполнена. Теперь пробраться внутрь. Способов у меня на примете много: поглядим, что сейчас может подойти. Я свернул в лесок и стал наблюдать за городскими воротами.

(продолжение в комментариях)

@темы: Мыш

00:42 

Почти в одиночку. Лакэ

Франтик с зубочисткой
Баронесса

«Мыш неплохо придумал, только бы нам успеть. Интересно, как там этот капризный Злат? Ещё всё испортит. А теперь ещё получается, что он попал в самое гиблое место», - торопливо писала Лакэ в маленькой записной книжице. Их неприязнь с Грэгстоном была явлением взаимным. Да, гордый потомок эльфов, она отличалась брезгливостью. Именно поэтому и выбрала Кебрен, сравнительно чистый городок в центре провинции. А главное, что у него не было выхода к морю. Дело даже не в том, что водный простор раздражал Лакэ после одного неприятного случая. Просто ей доставляло удовольствие не любить всё то, к чему питает слабость Злат. Вот такая у них была своеобразная зависимость.
«Сегодня меня догнали мои наёмники. Доставили карету и наряды. Думаю, что назовусь Ивонной Шеффилд, баронессой. Я давно не использовала это имя. Тем более я давно не бывала в этих краях. Так что и мне привычно, и другим неизвестно».
По широкому тракту в паре миль от Кебрена ехала карета с баронской короной на дверце. Временами из оконца показывалось милое женское личико, устремляющее взгляд сине-зелёных глаз вперёд, где временами уже мелькали башни городской стены. Барышне на вид было около двадцати пяти. Мягкий овал лица, тёмные волосы, сложенные в высокую причёску, чувственные алые губы. Она легко улыбалась, но в глазах стояла грусть. Даже обречённость. Такое порой случается видеть у эльфов. Гордые Перворождённые и вправду были в роду той, кто сегодня звался баронессой Шеффилд. Разумеется, никакой дворянкой она не была – всё для отвода глаз, но норов предков усвоила чётко. А потому сейчас вряд ли кто усомнится в высоком происхождении сей симпатичной особы. Девушка зябко куталась в белый меховой плащ. Временами из-под него виднелось богато расшитое чёрным жемчугом платье из парчи цвета морской волны.
- Геральт, долго ещё? – спросила Лакэ у кучера.
- С четверть часа, миледи, - откликнулся тот и, указывая на вновь появившиеся в тот момент шпили, добавил:
- Вот он уже. Рядом. Просто дорога петляет.
Девушка вновь раскрыла записную книжечку: «Дорога скверная, хоть и широкая, но сильно извилистая. Однако есть возможность для войска просочиться рассыпным строем по окрестным перелескам. Лес сухой. Подлеска мало. Деревья растут сравнительно просторно».
- Впереди конный патруль, - сообщил Геральт.
- Пусть. У меня бумаги в порядке, - безразлично откликнулась Лакэ, вспоминая, скольких трудов было уговорить одного скандалиста оные бумаги оформить честь честью.
Шпионка прикрыла глаза, притворяясь, что спит, а сама на слух пыталась определить, сколько человек в патруле.
«Очевидно, пятеро… Нет, четверо… Так, один едет немного впереди, быстрее остальных. Стука копыт почти не слышно. Сзади несколько негромко переговариваются. Сколько же? Один голос, второй. Это кажется опять первый. А вот и тот, кто впереди остальных. С десяток футов до нас осталось…»
- Кто такие?
Лакэ, лениво потянувшись, отодвинула шторку и медленно оглядела всадников. Покопавшись в вещах, она достала свиток и протянула тому, кого сочла главным – похоже, не ошиблась.
- Баронесса Ивонна Шеффилд, - прочитал тот и бросил взгляд на девушку, - Кем вам приходится граф Саймон Дервиш?
- Дядя, - тотчас же откликнулась Лакэ, безошибочно выучившая ещё пару лет назад всё родословное древо Дервишей-Шеффилдов.
- Странно, что я Вас у него не встречал никогда.
- Мир большой. Можно жить и не встречаться, - лукаво подмигнула ему девушка, - Я воспитывалась далеко от дома. В пансионе.
- Понятно… Гарт, проводишь карету до «Изумрудной короны»… Это лучшая гостиница в нашем городе, миледи. Доброй дороги!
«Боже, какая учтивость!.. Ладно, в город я пробралась. Уже хорошо. Поглядим, что удастся дальше».
Через пару минут карета миновала городские ворота.
«У ворот 4 человека. На стенах и в башнях ещё около дюжины» - записала Лакэ и бросила придирчивый взгляд на кладку стен, - «Камень качественный. Стены гладкие, уступов нет. Перебираться через них будет сложно. Сами ворота металлические, следов ржавчины и прочих повреждений не вижу. Не исключено, что они поставлены недавно. Центральная улица начинается от ворот. Ширина – 2 кареты разъедутся свободно. Для пешеходов дорожки по обе стороны улицы. Впереди вижу большое здание. Возможно, ратуша…»
Катера остановилась невдалеке от указанного дома. Гарт постучал в стекло.
- Миледи, мы приехали.
Лакэ открыла дверцу и внимательно оглядела соседние постройки. Экипаж стоял рядом с двухэтажным зданием, крашенным в белый и жёлтый цвета. Над высоким крыльцом переливалась вывеска «Изумрудная корона», над буквой «к» как раз был изображён оный предмет.
«Ну что, господа хорошие, принимайте гостью», - подумала «баронесса» и, легонько оттолкнув руку, Гарта вышла из кареты.

(продолжение в комментариях)

@темы: Мыш

17:57 

Почти в одиночку. Злат

Франтик с зубочисткой
Спешка

Вот так и соберись подальше от проблем уехать, так сразу сами за собой побегут. Именно эта гадость и произошла со Златом, мечтавшим быть подальше от злополучной Аргизы и Грейвса; но попал в неприятность, возможно, более серьёзную. Зергалион Эртор, куда он собрался идти, был как раз в начале пролива, на который имели виды далеко не только они. И так получалось, что разведка и первые атаки могут практически слиться по времени. Медлить нельзя. Конь Злата по довольно милой кличке Бубенчик, летел словно молния, ужасная, грозная. Да, шпион немного сомневался в правильности плана Мыша, но выхода не было. Особенно в учётом последних новостей. Враг не дремлет, значит, и нам придётся активно бодрствовать.
На второй день путешествия пошёл проливной дождь. Низкое небо было сплошь затянуто тучами. Одежда и немногочисленная поклажа промокли до нитки, не спас даже плащ. Злат недовольно шмыгал носом, кутаясь в плащ, но это всё равно не помогало.
Трижды клятая Аргиза осталась далеко позади, и уже временами, когда прекращался оглушительный дождь, был слышен шум моря. Шпион повернул на юг, погода немного улучшилась, но влажность осталась ужасающей. Голова болела почти постоянно, Злат даже смирился с этим, привык.
Бубенчик всё же не выдержал бешенной скачки, пришлось оставить его на одном из постоялых дворов, взяв взамен довольно меланхоличную кобылу по имени Белянка. «Интересно, кто её так назвал. Словно козу. Да и цвет неподходящий», - Злат только и мог, что вот так издеваться над несчастным животным с безумно грустными глазами и грязно-серым окрасом. Но так или иначе Зергалион Эртор был уже недалеко. Шпион с некоторым содроганием думал об этом городе, вспоминая рассказы Мыша об Аргизе. Кто знает, какие сюрпризы готовит новая авантюра. Злат Грэгстон в принципе был уверенным в себе человеком, и дело своё знал хорошо, но ему совершенно не хотелось лезть в то пекло, которое могло тут получиться. Да, де Талейран не приказывал, а просил; но совершенно не хотелось ронять себя в его глазах. Лишь поэтому Грэгстон согласился, а вовсе не из-за высоких фраз самого Паоло и этой девчонки Лакэ. «Вот уж бесполезное создание!» - Злат презрительно относился как к ней самой, так и к её занятиям, - «Вообще нечего таким фифам делать на войне. Пусть дома крестиком вышивают».
К городу, как и планировалось, он подъехал ночью. Стена была добротной, толстой; то там, то здесь по ней прохаживались солдаты. «Но ведь не может же быть так, чтобы не нашлось никакой лазейки» - шпион не собирался идти через ворота, обнаруживать себя в официальных кругах – не его кредо.
Обойдя практически всю стену, Злат обнаружил, что в одном месте кладка весьма небрежная, есть за что цепляться. Так он и попал в славный город Зергалион Эртор.
«Порт. Кабаки. Пьяные матросы. Простор для работы. Лучше и пожелать трудно!» - Грэгстон в принципе не уважал тех, кто занимается шпионажем в роскошных дворянских покоях. Странно ещё, что ему удалось сойтись с Мышем. Хотя тот не гнушался никакой работы. Наверное, это и сыграло решающую роль в их отношениях.
Вывеска некогда изображала виноградную гроздь, и, по всей видимости, заведение называлось именно так, ибо оставшиеся от называния буквы гласили: «… дна… г…дь». Злат толкнул дверь сапогом, та со скрипом распахнулась, открывая взгляду полутёмный зал и пару десятков упившихся «господ», которые, не смотря на своё состояние, почти единовременно и чётко повернули головы на новичка.
Грэгстон небрежной походкой пробрался к стойке, по дороге пнув пару пьянчуг, пытавшихся за него уцепиться.
- Хозяин! Вина. Любого. Пару кружек… Вот возьми.
И кинул на заплесневелое дерево пару медных монет.
Трактирщик повертел деньги в руке и через полминуты презрительно заявил:
- Мало!
Злат кинул ещё одну.
- Мало! – повторил хозяин, кивая кому-то в зале.
«Понятно. Проверить хотят. Что ж, пускай попробуют» - шпиона не пугали одутловатые рожи, приближавшееся к нему, по крайней мере, всегда можно дать ниже пояса, да не просто кулаком – внутри перчатки были нашиты металлические полоски.
- Тебе тоже деньжат прибавить, - ехидно поинтересовался Грэгстон у первого подошедшего, сам в то время разминая руку.
Косая рожа пьяницы неожиданно расплылась в улыбке:
- Гляди-ка, не боится. Парень ты чей будешь? Откуда?
«Уф! Кажется, драке не быть. Честно говоря, и не хотел… Однако что мне ему ответить? Выбор велик».
- Чей? Не признал своих? Брант Дэграй с «Красной фортуны».
- О-о-о! – прошёлся гул по трактиру.
Этот корабль был здесь на хорошем счету, точнее, на нужном. Хозяин любезно улыбнувшись протянул ему кружку и глиняную тарелку с жареными колбасками. Для такого заведения пища просто райская, для почётных гостей.
Злат плюхнулся на ближайший стул, вытягивая ноги. «Вот теперь можно и отдохнуть. А сведения сами скоро прибегут».

(продолжение в комментариях)

@темы: Мыш

23:45 

Тот, кто не прогонит

Франтик с зубочисткой
"Сознание то становилось невероятно ясным, то вдруг падало в непроглядный туман. Но я продолжал смотреть на Хоклора, хотелось радостно хлопать в ладоши, но сил хватало только на жалкую улыбочку. Не знаю, почему для меня столь важно его преображение. Пальцы паладина ложатся на висок, сознание заполняют Священные слова. Отчётливо скользнула мысль, что я хочу быть похожим на него. Впрочем, я всегда хочу кому-то подражать, да ни к чему хорошему это не приводит. Не приводило. Пока. Почему-то казалось, что сейчас будет всё по-другому. Я ведь выживу? Да, и пойду с ним. Не важно, куда. Только бы не прогнал"
(с) мой форумский пост

Сквозь все жизни, сквозь все обстоятельства всегда одно и тоже.
Стремление, причиняющее много боли, но временами и радость.
Верность. Идее или человеку - не важно.
Радость. Когда другому хорошо.
И Вера. В то, что всё будет по-другому. Что найдётся тот, кто не прогонит.

@темы: Энно

23:04 

Аргиза. Глава 8 "Последняя гастроль"

Франтик с зубочисткой
Примерно через четверть часа Мыш открыл глаза. Боль утихала, лекарство впиталось в рану. Промыть, перебинтовать. Пустяковое дело.
Готово.
Паоло вышел в коридор. Дверь он закрывать не стал: при побеге возьня с замком будет лишней, а больше возвращаться сюда нет надобности. Мимо то и дело пробегали слуги, выполняя посление приготовления. У всех на лицах выражение радости, предвкушение веселья. И только один Мыш был хмур как осенний день. Сердце что-то чувствовало: далёкое, резкое. Словно звал кто-то. Жаль слов не разобрать. Не научился пока. "Зов? Альянс Полуночи? Первый? Сир? В чём дело? В сознании возник образ Замка. Вернуться? Да, уже скоро. Послений день, последний рывок. Я иду!"
Мыш вышел из дома. На площади было полно народа: все ждали гостей. Затерявшись в толпе, парень пошёл к Южным Воротам. Он хотел заранее увидеть, кто приедет из Даскилеиона. Удивление на балу будет некстати.
Януш радостно приветствовал Паоло. Они вместе поднялись на сторожевую башню.
Через некоторое время на горизонте показались всадники. Большой кавалькады, кроме гостей из Даскилеиона, ждать неоткуда. Мыш едва заметно улыбнулся. Вот теперь сердце успокаивалось. Теперь он - не один. Парень чувствовал, что разведчик Альянса Полуночи там, среди приближающихся. Не важно, кто он, а точнее она. Главное - это свой. Действительно свой, безо всяких допущений. Можно будет доверить всё, попросить о помощи, не ожидая подвоха.
Таэрми и его свита приближались. Уже различимы лица, но... ни одного знакомого. Паоло начал волноваться. Неужели где-то в его расчёты закралась ошибка? Неужели кто-то неведомый спланировал ловушку? Прислушаться. Может, что-то удастся почуять. Лицо приняло насторожённо-озабоченное выражение. Кадар покосился на Мыша, но решил промолчать. "Разведчик здесь. Я ведь не могу так жестоко ошибаться в своих чувствах... да и логика подсказывает... И всё-таки что-то не так. Подозрение? Таэрми что-о пронюхал? Всё может быть... Но пути назад уже нет".
Однако пора возвращаться в дом Гереро. Надо встречать гостей.
Народу на улицах всё прибавлялось и прибавлялось. Казалось, что в городе и нет столько людей. Вот что значит любопытство и желание покрасоваться перед толпой. А главное, всё смешалось. Богатеи, беднота... Все тут, в едином сообществе встречающих.
Грейвс и Гереро уже стояли на ступеньках. "Интересно, чтобы сказал Квентин, узнав, кто сейчас рядом с ним?"
Все смотрели в начало улицы Герцога, туда, где у ворот показались первые из долгожданных гостей. Толпа напряглась. Подобные мероприятия в городе нечасто, и столь знатных гостей сюда не заманишь.
Кавалькада пронеслась по улице, разгоняя людей по обочинам. Минута, и они на площади. Мыш, казалось, весь превратился в зрение...

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

22:28 

Аргиза. Глава 7 "Игрок"

Франтик с зубочисткой
«… Но ангел не дремлет, и всё обойдётся,
И кончится всё хорошо»
(с) к/ф «Мушкетёры двадцать лет спустя»


Ко лбу прикоснулось что-то холодное.
- Что ж ты вечно лезешь, куда не следует…
Мыш узнал голос.
- Грейвс… - но из горла вылетел лишь хрип.
- Молчи!.. На вот, выпей.
Паоло почувствовал знакомый аромат, и вновь попытался что-то сказать.
- Да, твои вещи у меня. Значит, и лекарства тоже. Хотя я и так прекрасно знаю, чем и как тебя лечить… Пей!
Горячий напиток обдирал всё нутро, но приходилось терпеть.
Мыш всё ещё лежал с закрытыми глазами. Ныне происходящее казалось ему сном, который исчезнет, стоит лишь взглянуть вокруг. Но с другой стороны, он не любил изображать из себя неженку. Очнулся, так очнулся. Значит, надо активно возвращаться в жизнь. Глаза распахнулись, взгляд пробежал по комнате и в некотором изумлении остановился на Грейвсе. Комната была мало, что не роскошной. Явно не бандитский район.
Паоло лежал в мягкой кровати. Точнее, сидел, под спиной большая подушка. Очень болела спина. Оно и понятно: нож попал между лопатками, чудо ещё, что ничего серьёзного не задел. Иначе Мыш уже бы и не очнулся.
- Ну, вот скажи, - разорвал тишину голос Джека, - на что ты рассчитывал? А если б я не появился?
- Я…
- Ты бы просто сдох в какой-нибудь канаве, не завершив дела. Весьма печальный финал для такого таланта, как ты.
- Скажешь тоже… талант… - прохрипел Мыш, а про себя возразил: «Если б ты не появился, меня бы не раскрыли».
- Тебе ещё повезло, - продолжал Грейвс, словно не услышав реплики Паоло, - Тот, кто кинул в тебя нож, имеет обыкновение смазывать оружие ядом.
«Вот уж и правда повезло…» Взгляд вновь заскользил по комнате, пока не достиг окна. Была глубокая ночь.
- Гереро! Письмо! – встрепенулся Паоло, едва ли не вскакивая с кровати, но тело прошила боль, и он рухнул обратно.
- Ну что тебе не лежится!? – рыкнул бандит, - На тот свет захотел?! Знаю я про письмо.
Мыш удивлённо распахнул глаза.
- Ты в бреду всё выболтал, - уже спокойным голосом продолжил Джек, - Письмо у меня.
- Ка-ак?! – изумлённо протянул Паоло.
- У каждого свои секреты, - усмехнулся Грейвс, - Помнишь, чему я тебя учил? Не задавай прямых вопросов, на них отвечают только глупцы.
Мыш улыбнулся. Он отличался очень хорошей памятью, а подобные изречения ещё и записывал.
- Я помню.
- Ну, вот и не огорчай меня.
- А ещё ты учил никому никогда не верить на слово. Покажи письмо.
Бандит расхохотался.
- Вот что мне всегда в тебе нравилось, так это, что мозги у тебя соображают независимо от того, здоров ты или болен… Сейчас.
Грейвс вышел, а Мыш продолжил осмотр комнаты. Она находилась явно в очень богатом доме. Подобную обстановку Паоло видел пока только у Гереро. «Однако Джек – умелец! Интересно, чей это дом?» На одной из стен висел большой гобелен, изображающий батальную сцену. Паоло присмотрелся и узнал событие. Сердце бешено застучало. «Откуда… Здесь…» То была битва при Кройдэ. Та самая, когда Мыш угодил в плен. Ошибки быть не могло, парень слишком хорошо помнил тот бой. «Это же очень далеко отсюда!» Кроме того, битва была неудачной для обеих сторон, и странно, что кто-то решил запечатлеть её на века…
Грейвс вошёл и протянул Мышу свиток, но, заметив взгляд своего подопечного, не на шутку испугался.
- Ты что???
- Я… был… там…
А перед глазами уже запрыгали воспоминания о злополучном сражении.
- Я тоже, - вдруг раздался голос, и в дверях появился человек…

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

21:28 

Аргиза. Глава 6 "Две дороги"

Франтик с зубочисткой
Он вышел из дома. Полуденное солнце било в глаза, играло на шпилях башен и куполах собора. Порадоваться бы такому хорошему дню, но настроение было хуже некуда. Мыш стоял в нерешительности, не знал, куда пойти, дабы развеять всю тяжесть, что скопилась в душе. Взгляд пробежал по площади и зацепился за собор. Белокаменные стены, серебристые купола. Веет спокойствием и миром. Паоло попытался вспомнить, когда последний раз он был в подобном месте. Наверное, три года назад в далёком отсюда городке Кройдэ, ставшем ареной чудовищной битвы. Именно перед сражением, в котором чудом выжил.
«Зайду!» – решился Мыш и пошёл в сторону собора.

Внутреннее убранство было скромным, но сердце наполнялось умиротворением среди царства белого и голубого. Паоло прошёл к алтарю. Он не знал тех Богов, которым молились здесь, но так ли это важно. Просто посмотреть на их лики, просто рассказать о наболевшем. Паоло был уверен: его услышат.
- Сын мой, что так сильно тревожит тебя? – раздался голос, и, оглядевшись по сторонам, Мыш понял причину этого вопроса.
Вокруг было полно людей, шла служба, но он ничего этого не заметил, настолько отрешился от реальности.
- Поведай, что произошло у тебя, - продолжал священник, - Вижу, велика боль твоя.
Паоло поднял на него глаза.
- Простите, святой отец, что нарушаю установленный порядок. Что одним лишь своим присутствием оскверняя это место. Но прошу уделить мне несколько минут Вашего драгоценного времени.
- Да, сын мой. Я выслушаю тебя.
Тут священник оглянулся и, видя недоумённые лица паствы, добавил:
- Но сначала я закончу службу.
Мыш кивнул и предпочёл отойти к входу, не хотелось излишне привлекать внимание горожан.

Служба закончилась. Люди выходили из собора, неизменно окидывая взглядом нахального чужака. Когда помещение опустело, к Паоло подошёл священник:
- Пойдём, сын мой.
Мыш послушно последовал за ним в комнату, где святой отец, по всей видимости, отдыхал между службами.
- О деле, что тяготит меня, - начал Паоло, не дожидаясь вопроса священника, - я не имею права рассказать даже здесь. Но моя душа в смятении…
- Не ты ли тот человек, которого подобрали у ворот раненым?
- Да, святой отец.
- Что привело тебя в наш город?
- Дело. То самое, о котором нельзя говорить.
Священник покачал головой и указал на одну из икон.
- Праматерь всех Богов и заступница всех людей рассудит и успокоит тебя. Расскажи всё ей, а я пока выйду.

Паоло остался один. Хотя, нет. Ему казалось, что лик с иконы смотрит на него. Старая усталая женщина в простом белом платье сидела на камне. У неё были светлые волосы и поразительно ясные голубые глаза. «Наваждение», - подумал Мыш, всматриваясь в лицо Богини. Ему почудилось, что это – женщина из его снов. Мать. Только много старше.
- Я не знаю твоего имени, но я уверен, что ты всё равно услышишь меня. Я не умею молиться, но думаю, что и обычных слов хватит. Даже не слов, а мыслей, дабы никто, кроме тебя, не знал, что происходит. Я открываю тебе свою душу. Смотри. И прошу твоего совета.

Прошло минут двадцать, и вот священник увидел, что парень вышел из комнаты. Спокойное лицо, лёгкая улыбка.
- Ты получил совет в своём деле, сын мой?
- Да. Спасибо Вам за помощь.
Мыш решительно двинулся к двери. Сегодня было ещё много дел. Душа продолжала пребывать в комнате с загадочной иконой, а разум уже строил новые коварные планы.

В доме Гереро Паоло появился как раз к обеду. После всех душевных передряг сегодняшнего утра есть хотелось зверски. За столом все молчали. Лишь ни о чём не знавшая Шарлотта была беззаботна как птенчик. Хотя как знать, может, умело притворялась. Но так или иначе, она уговорила хмурого гостя вновь пойти в парк.

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

20:16 

Аргиза. Глава 5 "Знамение беды"

Франтик с зубочисткой
Сон всё-таки сморил его. Измученное тело и душа нуждались в хорошем отдыхе. Мыш ещё немного сопротивлялся, пытаясь думать о деле, но спустя четверть часа провалился в сладкую негу.
Сон. Яркий, необычный. Паоло успел забыть, когда это было последний раз. Вот уже много лет просто падал во тьму. И ничего. Чёрная бездна. Ни видения, ни звука. А потом пробуждение. Словно вынырнув из горной реки. Последний нормальный сон остался где-то в детстве. Тогда ему снилась мама. Вернее, Мыш предполагал, что это она. Слишком мал он тогда был, чтобы помнить. Но эта женщина не могла оказаться никем другим. Длинные, почти белые волосы, ярко-голубые глаза, таинственная, лёгкая улыбка. Паоло похож на неё. Похож настолько, насколько мужчина вообще может походить на женщину. А может, это всего лишь воображение рисует такой портрет? Кто теперь разберётся. Да и неважно. Светлый образ живёт в душе, в трудные минуты приходя на помощь. Улыбнётся, и становится легче.
Но слишком скоротечно было беззаботное детство. Суровая взрослая реальность нанесла удар в самое сердце. Податливая детская душа не могла не подчиниться. Сломалась, на долгие годы растеряв то светлое, радостное, что было в ней посеяно заботливыми родителями. Паоло впитал в себя всю злобу, всю жестокость окружающего мира, подстроился под его законы, забыл, каков он есть на самом деле. Паоло? А вот, пожалуй, и нет. Паоло погиб, дабы ожил Мыш. Тот, кто мог жить в ладах с мрачной реальностью. Хотя бы создавать видимость такой «гармонии».
Мыш не видел снов. Какие-то смутные видения временами приходили. Но всё о службе. Прокручивались варианты выполнения очередного задания, подсчитывалась прибыль. Просто отголосок происходившего днём. Повторение серых будней. Ничего яркого, ничего для души.
И вот сегодня…
Тяжёлая реальность таяла, исчезала, словно смываемая дождём. Стекали мрачные краски, являя новый, светлый и добрый мир. Мыш стоял между ними, не решаясь сделать шаг. Вперёд? И уйдут все старые тяготы. Но не прибавится ли новых? Как часть за красивой внешностью скрывается мерзкая сущность. Назад? И снова затянет бренный мир с его нешуточными проблемами. Но ведь так не может быть вечно! Даже после самой тёмной и долгой ночи наступает рассвет и новый день. Выбор сделать почти невозможно. Но и нельзя оставаться между мирами. Это Путь слабой души. Это потеря и мечты, и реальности. Так нельзя. Шаг. Всего лишь шаг. Паоло оглянулся. Нынешняя жизнь напирала серой громадой, вселяя страх. Нога оторвалась от земли и решительно ступила на мягкую, словно облако, почву нового мира. Он оглянулся вновь. Реальность замерла, не в силах преодолеть заповедную дверь, но не исчезла, продолжая грозно взирать на нахала, посмевшего уйти. Вокруг Мыша… нет, теперь это был точно Паоло… радужными красками переливался мир. Парень видел всё то, о чём мечтал, всех тех, кого потерял, но желал вернуть. Это казалось таким реальным, что по щекам поползли ручейки слёз. Слёзы радости, слёзы надежды. «Дом», - всплыло в сознании, - «Это не может быть обманом». Паоло упал на колени, вспоминая слова так и не доученной молитвы.
Вдруг порыв холодного ветра едва не сбил его, небо заволокла чёрная туча. Молнии, словно стрелы. Гром – позывной грандиозной битвы. Мыш… теперь уже он, недоверчивый и расчётливый… быстро поднял голову. Темнота напряглась: вот-вот разорвётся дождём. Парень замер в ожидании. А в сердце заскреблось острыми коготками ощущение беды.
Первая капля сорвалась вниз. Мыш не увидел её – почувствовал. Прицельный удар, тонкая струйка подозрительно вязкой жидкости поползла по щеке. Он прикоснулся к ней рукой – кровь! – и испуганно взглянул вверх. Разорвав чёрное нутро тучи, омываемый багровым дождём, на него летел огромный меч, искрясь серебром в отблесках молний.
Доля мгновения. Удар. Боль.
Пробуждение. Словно выброс из бездны. Как обычно. Сказка закончилась. Странный клинок так и не дал ей воплотиться в жизнь.
Мыш сел на кровати и задумался. Понятное дело, столь причудливым образом отразились последние события в Аргизе. Но что обозначает меч? Такие загадки были не для разума Паоло, далёкого от всякой мистики. По крайней мере, раньше. Почему сон именно такой? Почему именно в эту ночь? Вопросы, вопросы, вопросы… и ни одного ответа.

- Ваша светлость! – раздалось из-за двери.
Паоло вздрогнул от неожиданности, с трудом осознав, что обращаются к нему.
- Ваша светлость, Вы проснулись?
- В чём дело? – поинтересовался он притворно-сонным голосом.
- Господин Квентин просил срочно Вас позвать… там такое…
- Хорошо-хорошо. Я скоро буду.
«Меч? Предчувствие беды? Сбылось?» Мыш быстро оделся и вышел в коридор, закрыв комнату на ключ, дабы никто не нашёл следов его ночного «путешествия». Где-то вдалеке слышался раздражённый голос Гереро. Слов Паоло не смог разобрать, но настроение поймал: отчаяние, злоба… Опять разные чувства смешались в одно. «Что же всё-таки произошло?» Мыш поспешил по коридору, ориентируясь на голоса.

В просторном коридоре первого этажа, того, что напротив входной двери толпился народ. Испуганно перешёптывались, поглядывая в одну и ту же сторону, где стояла группа стражников. Мыш подошёл ближе. На полу лежал человек. Труп. Солдаты стояли так, чтобы к телу никто не мог подступиться. Было трудно что-то разобрать. Однако в сердце кольнуло, зародилось скверное подозрение.
Гереро налетел на Паоло со спины, схватив за плечо и истерично крича:
- Что? Что это?!
Он сунул парню в руки основательно помятый листок. «За обман», - прочитал Мыш. Подозрение усилилось. Точнее два подозрения. И обе версии не сулили Паоло ничего хорошего. Он постарался взять себя в руки. Голос удалось сделать спокойным, почти невозмутимым:
- Кто убитый?
- Его пока не удалось опознать. Да и почти невозможно это сделать. Хочешь, посмотри, - ответил командир, тоже пытаясь утихомириться.
Стражники расступились.
Назвать это телом было уже трудно: месиво из костей, плоти и крови. Можно подумать, что человек упал с высокой горы в пору камнепада. Но всё же Мыш узнал покойного. По причудливому украшению, что смотрелось весьма странно на фоне обрывков одежды простолюдина. Массивный перстень с чёрным камнем. Это был знак специально для Паоло, для дерзнувшего обмануть разом две разбойничьи шайки. Парень с трудом совладал со своими чувствами, лишь отступив на шаг от покойника.
- Знаешь его? – спросил Гереро, заметив странное выражение лица «герцога».
- Нет, - почти шёпотом ответил Мыш, стараясь отойти от тела как можно спокойнее, хотя хотелось со всех ног броситься в комнату, - Ты звал меня. Что нужно?
- Я хотел знать, что это всё значит! – вновь сорвался на крик гвардейский командир, - Уберите это отсюда! – заорал он уже на солдат, - И разгоните толпу!
Паоло резко дёрнул Гереро за плечо, разворачивая к себе лицом.
- Прекрати сходить с ума, - почти прошипел парень, - Ты хочешь, чтобы через час весь город говорил, что ты струсил? Последнее дело – разводить панику, ни в чём не разобравшись... Как здесь оказался труп?
- Утром его обнаружили на пороге дома. Моего дома! – снова пытался закричать Гереро, но мгновенно стих, упершись взглядом в холодные, в чём-то жестокие глаза Мыша.
Командир шумно осел в кресло.
- Понятно, - изрёк Паоло, подумав: «Опять!» Опять неудача, опять потеря.
- Давай приводи дом в порядок, а я к себе. Серьёзно подумать надо.
Не дожидаясь ответа, парень встал и направился в свою комнату, пытаясь на глазах толпы сохранить спокойствие и достоинство.

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

23:43 

Аргиза. Глава 4 "Разоблачение"

Франтик с зубочисткой
Гроза не замедлила ждать. Чёрное небо нависло над городом, словно Знак грядущей беды. Дождя практически не было, но молнии одна за другой разрывали пространство. Гром напоминал грохот грандиозного сражения. Мыш не верил в предзнаменования, но сегодня даже он не мог не обратить внимания на такую грозу. Правда, объяснил это так: «Устал, вот и мерещится всякая ерунда».
Было немного за полночь, когда Паоло убедился, что дом погрузился в сон. Он вышел в коридор, ибо из окна его комнаты северной стены не видно, и вгляделся в темноту.
Вот вдалеке мелькнул огонёк. Моргнул и исчез. Ещё раз. Третий. Пора.
С трудом добытый костюм простолюдина, прочная верёвка, распахнутое окно. Вспышка молнии выхватила из тумана переулков шуструю фигуру, стремительными, но точными движениями следующую к стене.
Вот и холодная громада. Короткий свист. Ответ. Перекинута верёвка, и всё та же фигура ловко перемахивает стену.
- Хозяин! – Гордон порывисто обнял Паоло, но тут же отстранился.
- С каких пор ты стал меня бояться, приятель? – лукаво подмигнул ему Мыш.
- Я не боюсь. Просто…
Из тени выступили трое разбойников.
- Всё узнал? – спросил один из них.
Паоло отрицательно помотал головой:
- Там ещё дел по уши.
- Проблемы были?
- Нет, всё получилось отлично. А вы узнали что-нибудь?
- Да. Пойдём.
И все пропали в темноте.

- Хорошо выглядишь, Бартон, - усмехнулся Длинный Лон, завидев Мыша.
- Вкусно ел, сладко спал, - отшутился тот, присаживаясь рядом, - Что расскажешь?
- Армия Аргизы растянулась на несколько миль вокруг города. По краю леса сегодня шарили подозрительные люди. Может, пытались к нам подобраться, а может, и ещё чего. Пока не стали их трогать. Но есть подозрения, что они подыскивают место для засады.
- Плохо, - буркнул Паоло, - Смотрю, приготовились основательно. А я-то думал позвать наших, пока город воевать будет. А тут не проберёшься. Кстати, вот ещё вопрос, как мне домой уходить? Везде кордоны. Сам видел.
- Да-а-а… Будет проблемка, - протянул Лон, - Может, Гереро устроит.
- Тёмная лошадка, - откликнулся Мыш, - Я в нём не уверен.
- Это ты верно. В наше время и самому себе доверять опасно.
Паоло насторожила эта фраза главаря, но действий за ней не последовало. Парень немного успокоился, но лишь самую малость, ибо подобный момент случался далеко не в первый раз. Мыш метнул на взгляд на Гордона, словно спрашивая, что тут было днём, но вид слуги ничего не выражал.
- Брэгу ответ передашь? – поинтересовался Лон.
- Угу, давай, - быстро ответил Паоло: хотелось поскорее вернуться в город. Плохо, что нельзя забрать с собой Гордона. В доме Гереро можно было бы его спрятать. Но что подумают разбойники? Не возбудит ли это излишних подозрений? Лучше пусть всё останется, как есть.
- Вот, - Длинный протянул Мышу записку.
Парень быстро спрятал листок.
- Ну, я пошёл?
- Да. Тебя проводят.

Дорога, освещаемая молниями. Стена. Верёвка. Прыжок. Он вновь был в Аргизе. В тёмных переулках северной части города, где ему срочно надо найти банду Большого Брэга.
Они появились внезапно. Клинки со всех сторон и грубый окрик:
- Не дёргайся!
- Бартон Непоседа с письмом от Длинного Лона Большому Брэгу, - отрекомендовался Мыш.
- О-о-о! Да это свой!
Оружие с дружным лязгом вернулось в ножны.
Они прошли пару домов и спустились в неприметный подвальчик. Длинная, сравнительно узкая комната была полна людьми. Некоторых Мыш знал. Другие уже не представляли особого интереса: городская беднота, ворьё и прочий сброд. За столом, в кресле, явно украденном из богатого дома сидел Большой Брэг.
- А вот и весточка из леса! - воскликнул он, увидев Мыша.
Тот приблизился и протянул письмо. Все замолкли, напряжённо всматриваясь в лицо главаря, пока он читал.
- Всё в порядке, - заявил, наконец, Брэг, и в комнате опять поднялся шум, - Да не стой ты как чужой!
Бандит подвинул Паоло стул.
- Садись, угощайся.
"Леворукий побери!" - мысленно выругался Мыш, - "Опять есть и пить". Ему отчётливо вспомнилась сказка, услышанная в далёком детстве: напоили-накормили, в баньке попарили, а потом в печку. Но всё же, приличия ради, взял кусок мяса и налил вина.
Разговор шёл о Гереро, некоторых других городских богатеях, об армии, о шайке Длинного Лона и, наконец, об Альянсе Полуночи.
... - Говорят, они везде шпионов разослали, - как бы невзначай бросил Брэг.
Паоло насторожился: фраза не к добру.
- Да ладно тебе. К нам точно не доберутся, - возразил кто-то.
- Ну а если предположить? - продолжил главарь, - Смогли бы мы его распознать? И мог бы он быть нам полезен?.. Бартон, вот ты, как человек сторонний, что думешь?
От такого вопроса Мыш даже растерялся. Ответил не сразу, невольно выдержав минутную паузу, во время которой в комнате опять образовалась тишина.
- В подобной ситуации шпион вполне мог появиться. Распознаете его или нет, всё зависит от умения. Его и вашего. А для пронырливых людей дело найдётся в любых кругах, - Паоло старался говорить как можно непринуждённее, но душа дрожала как листок на ветру.
Вся эта сцена могла обозначать только одно: его раскрыли. Ну в крайнем случае, близки к этому.
- Брэг, а у тебя что, есть предположения об этом человеке? - решился Мыш на провокационный вопрос.

(продолжение будет в комментах)

@темы: Мыш

02:03 

Аргиза. Глава 2 "У Длинного Лона"

Франтик с зубочисткой
Начиналась лесная чащоба. Деревья стояли почти ствол в ствол, дорога превратились в узкую тропку и постоянно терялась. Но Мыш уверенно вёл коня в самую глушь, не обращая внимания на испуганные глаза Гордона.
Лишь только раз сказал:
- Доверься мне. Я знаю, что делаю.
Это было ещё на самой кромке леса, и с тех пор Паоло молчал. Он внимательно прислушивался и приглядывался к одному ему понятным приметам.
Где-то в листве пронёсся странный свист. Происхождения явно не природного.
- Стой, - шепнул Мыш Гордону. Лошади замерли. Лес напряжённо молчал.
Шелест, свист. Совсем рядом. Паоло не успел среагировать. А может, и намеренно
не хотел. Верёвочная петля стянулась на его плечах. Мыш только усмехнулся: он ждал такого приёма.
- Какие гости пожаловали! - раздался голос из-за дерева, - Богатенькому захотелось острых ощущений!
Зашуршала трава и опавшие сучья. Дюжина молодцов во всеоружии окружили Мыша и Гордона.
- Мне нужен Длинный Лон, - произнёс, наконец, Паоло, пристально осматривая лица и фигуры разбойников.
- Зачем он тебе?! - опешил один из них. Длинный и тощий как скелет, в грязном сером плаще.
- Привет и письмо ему от Большого Брэга, - уверенно ответил Мыш и, выждав пару секунд, добавил:
- Может, развяжешь?
Удивлённый бандит снял петлю. Паоло легко спрыгнул на землю.
- Ты – Длинный Лон? - спросил он, продолжая изучать людей взглядом.
- Чем докажешь, что ты от Брэга? - подозрительно сощурившись, парировал вопросом на вопрос тощий.
Мыш поднял правую руку. На безымянном пальце сверкнул массивный перстень с чёрным камнем.
- Узнаёшь?
Разбойник кивнул.
- Ну тогда получи письмо.
Паоло достал из кармана помятый листок и протянул ему.
Длинный
Лон взял письмо и присел на поваленный ствол. Читать. Его шайка стала за спиной главаря, тупо пялясь в бумагу. Сомнительно, чтобы кто-то из них умел читать. Разве что знал отдельные буквы.
- День, проведённый в воровском районе, - тихо ответил Мыш на немой вопрос, застывший глазах Гордона.
- Добро пожаловать, Бартон Непоседа! - произнёс Лон, поднимая глаза от письма и протягивая Мышу руку, - Что ж ты в таком виде в лес заявился?
- А ты поди выберись из города средь бела дня по-другому. Или ты предложишь шастать ночью по незнакомому лесу? - усмехнулся Паоло, пожимая руку разбойника и присаживаясь рядом с ним, - Гордон, лошади за тобой, - обратился он к слуге.
Тот кивнул. Один из шайки приблизился к нему:
- Пойдём.
И они скрылись за деревьями. Мыш и разбойники проводили их взглядами.
- Бартон… - окликнул Паоло один из бандитов.
- Да? - быстро обернулся к нему Мыш.
Проверка. Тот ли он, кем назвался.
- … откуда ты к нам?
- С запада… - соврал Паоло.
«Интересно, Гордон со страху не забыл свою легенду?»
- … Дело в Аргизе подвернулось. Вот и путешествую.
- Что за парень с тобой? - не унимался всё тот же разбойник.
- Гордон. Слуга. Так, для мелких поручений. Недавно взял. Только на это дело. Задание не из лёгких выпало – одному несподручно.
- Что за дело? - вмешался в разговор Длинный Лон.
- По военной части. Заметили у нас там, что войско в Аргизе засуетилось. К чему бы это? Вот и разбираюсь. Чего доброго к нам ещё пожалуют.
- «К нам» - это куда? - поднял бровь главарь, впиваясь взглядом в Паоло.
- Лес Одинокой Звезды. Слышал про такой? - мгновенно отреагировал Мыш: свою легенду он знал чётко.
- О да-а-а… славные ребята там… - протянул разбойник.
- Не смущайтесь, не про вашу честь сборы.
- А про чью? - лукаво подмигнув Лону, спросил Паоло.
- Да говорят, Альянс Полуночи пожаловать собирается…
«Всё же что-то пронюхали!» - отметил про себя Мыш.
- А-а-а… Это те. Из Замка на севере. Им что, спокойно не живётся? - притворно расхохотался он.
- Сделаем ставки, кто выиграет?
Веселье передалось и разбойникам.
- А и в правду, кто? - ухмыльнулся Лон.
- Давайте-ка обмозгуем вопросец… Билл, тащи карту…

Около часа разбойники крутили карту во все стороны, смеялись, пили. Паоло, казалось, был занят тем же самым. Вот только мысли шли в абсолютно другом направлении. Разбойничья карта была истинным сокровищем: и город, и окрестности, и записи об охране, и последние сведения о передвижениях аргизской армии. Мыш напряжённо думал, как бы ему такой клад да в собственные руки получить. Наконец, он решился на прямой разговор.
- Послушай, Лон, - обратился Паоло к главарю.
- Как бы мне эту карту заполучить?
И, видя подозрительно-недоумённый взгляд Длинного, добавил:
- Грейвс на слово не верит никому.
Разбойники как-то разом затихли, уставившись на Мыша. В душе у того похолодело. «Сейчас…», - подумал парень, оставляя мысль недосказанной. Впрочем, и так понятно, что получалась она безрадостной. Но сила воли не позволила страху проявиться во вне.
- Чего замолчали? - рыкнул Паоло, - Мне деньги платят за доказательства, а не за слова.
Молчание разбойников приводило к мысли, что сейчас придётся бежать отсюда во всю прыть. Лон медленно оглядел шайку, затем Мыша. Вновь своих. Как специально тянул время.
Тишина угнетала.
Впрочем, Мыш заранее знал, что подобное сокровище даром никто не отдаст, а потому уверенно спросил:
- Сколько?
Длинный опять посмотрел на разбойников и выразительно вскинул бровь. Паоло предпочёл остаться на месте, хотя знал, что сейчас случится. Двое подошли к нему и, грубо схватив за плечи, резко подняли. На пару мгновений у Мыша закружилась голова. Сильно, до темноты в глазах. Что ни говори, самочувствие его в последние дни нельзя было назвать хорошим. Не умел он себя беречь, хотя и старался.
Лон подошёл к Паоло вплотную.
- Кто подослал?
- Грейвс из Леса Одинокой Звезды, - без тени сомнения в глазах ответил Мыш.
- Зачем?
- Разведать про аргизское войско.
- Карта на что?
А вот к этому вопросу Паоло был не готов: несколько секунд молчал, читая в глазах Лона растущую кровожадную радость. Ответ пришёл неожиданно.
- Сам в гости собирается. Должок тут есть. К командиру гвардии Квентину Гереро, - на одном дыхании выпалил Мыш, а сам в это время думал: «Как хорошо, что разбойники полупьяные. Гордона не замечают. Жаль только, что дать ему знак сейчас нельзя. А ведь надо спровадить его отсюда… Впрочем, поглядим. Может, обойдётся».
- Обыскать! - коротко приказал Лон.
«Скверно!» - пронеслось в голове у Паоло, - «Могут и мою карту отобрать». Радовало лишь то, что больше находить было нечего.
- Это что? - раздражённо спросил Длинный, обнаружив эпистолярные труды Мыша.
- Карта, - с издёвкой произнёс Паоло.
- Откуда?
- Сам рисовал. Не знал, что у вас получше есть. Всю ночь ползал по крышам.
Сердце предательски громко колотилось, но голос его был твёрд. Хотя, с каким трудом это удавалось…
- Почему я должен тебе верить? - поинтересовался главарь, поигрывая кинжалом.
- Потому что я говорю правду, - Мыш вскинул на Лона взгляд пронзительно-голубых глаз.
Взгляд полный решимости и боли одновременно: вскрылась и начала кровоточить рана, полученная во вчерашней пьяной драке. Однако мысли сейчас были только о том, чтобы не сболтнуть чего лишнего.
- Пощадите. Он же ранен, - раздалось из-за дерева.
Гордон всё-таки выдал себя. Страх моментально улетучился, он подбежал к Паоло, на ходу доставая лекарства.
- Что? - бросил разбойник, пристальнее прежнего оглядывая парня, - Бартон, это правда? Ты ранен?
- Да, - выдавил Паоло, мысленно вперемешку ругая и благодаря слугу.
- Дозволь рану перевязать, - попросил Гордон, хватая Длинного Лона за руку.
- Перевязывай, буркнул главарь, отходя от них и присаживаясь на траву, - Оставьте их… Пока, - приказал он разбойникам.
- Безумец… - тихо и быстро зашептал Мыш Гордону, пока тот возился с раной, - … ты едва нас не погубил. Я не знаю, каким чудом мы тут ещё живы. Я где-то оплошал, ещё и ты влез… Ладно, теперь чтобы ни слова. Может, обойдётся.
Лон опять подошёл к Паоло.
- Где тебя?
- Вчера в драке ножом пырнули.
- И ты говоришь, что потом ночью по крышам путешествовал?
- Да.
Лицо разбойника приняло крайне удивлённое выражение.
- Впрочем, Брэг написал, что ты отчаянный парень. Теперь я вижу это. Сколько же платит Грейвс, чтобы так над собой измываться?
После такого вопроса Мыш едва сдержался, чтобы не сказать: «Уф! Получилось!» Он улыбнулся.
- А вот это скажу только тебе лично. Без свидетелей.
Длинный присел рядом, махнув разбойникам, чтобы отошли. Паоло шепнул ему сумму. Главарь удивлённо присвистнул.
- И на кой тебе столько денег?
Мыш вновь что-то шепнул. Глаза Лона округлились.
- Вот что. Давай-ка ты отдыхать. Сегодня я тебя ни по каким делам не пущу. Не хватало ещё, чтобы у Грейвса и до меня должок нашёлся…

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

21:35 

Наёмник

Франтик с зубочисткой
По дороге, то и дело вонзая в окружающие предметы взгляд небесно-голубых глаз, шёл молодой человек лет 23-24х. Шёл он, видимо, очень давно, поскольку светлая одежда и ботфорты, а также длинные соломенного цвета волосы были сплошь покрыты дорожной пылью. Лицо и походка говорили об усталости. Споткнувшись о камень, парень решил, что пора отдохнуть. Он присел на траву и задумался…
Как обычно, вспомнился тот роковой день, когда убили его родителей. День, оставивший чудовищные раны и на теле, и в душе. Левая рука предательски заныла. Старая рана… Мужчина снял перчатки и наручи, те и другие из светлой кожи. (Сложно полюбить мрачные тона, когда в жизни не было ничего светлого.) Левое запястье было небрежно перетянуто бинтом. Парень пошевелил пальцами, и лицо его скривилось от резкой боли. Кто знает, сколько эта рана будет ещё болеть?.. Он глянул и на правую руку. На тыльной стороне ладони – то ли клеймо, то ли татуировка. Дракон, расправляющий крылья. Взгляд вновь затуманился. Ещё одно неприятное воспоминание?..
Мужчина одел наручи и перчатки, отряхнул куртку и штаны, потряс головой. С волос щедро посыпалась пыль.
- Фу!
Недовольно бросил парень, стягивая с волос ленту. Соломенные пряди рассыпались по плечам. Оказалось, что волосы длиной едва ли не до пояса… Он долго вытряхивал из них пыль, а по завершении вновь завязал лентой, подворачивая «хвост» вдвойне.
Неподалёку, между высокими деревьями мужчина нашёл небольшую, чистую лужицу и умылся. Стало заметно легче. Он улыбнулся, поглядывая на солнце.
Надо было возвращаться на дорогу, снова утопать в пыли. Но молодой человек чувствовал, что его скитания скоро закончатся. Чутьё редко обманывало. И действительно, пройдя ещё пару часов, он заметил первые признаки близости человеческого жилья. А ещё через полчаса его взору предстали земли Альянса Полуночи.
«То, что надо!» – подумал парень и отправился искать тех, кто может разрешить ему остаться здесь. А место было и в самом деле для него. Куда ж ещё податься тому, чей род занятий всегда востребован, но всегда мерзок. Да, молодой человек благородного вида был наёмником. Шпионаж, кража… Всё, что вам угодно за ваши деньги. Но такая жизнь не прельщала его. Это был единственный шанс к выживанию. Когда-то. Уже не сейчас.
Он был одинок, и это чувство теперь тяготило. Наёмник хотел завести друзей, заняться чем-то полезным не только для себя, но и для других… А ещё с некоторых пор появилось в душе странное ощущение. Словно он слышит голос, дающий ему советы о жизни. Отчасти и повинуясь этой странной сущности, он пришёл сюда в надежде раскрыть тайну собственной души…
Он нашёл тех, кто здесь имел право решать и сказал им так:
- Моё имя Паоло. Но чаще зовут меня Нелетучим Мышем. Судьбе было угодно сделать меня наёмником, и в этом деле я преуспел. Но одиночество и отсутствие дома рано или поздно начинают тяготить. А потому я пустился в путь. Дабы найти Дом и Семью. Дабы сражаться не только во имя денег.
Мыш опустился на одно колено, протягивая вперёд шпагу.
- Я хочу, чтобы отныне моё сердце и моё оружие служили вам. Во имя общей цели.
Паоло склонил голову в знак согласия со всеми правилами этого места и признания справедливым того решения, что примут о нём…

@темы: Мыш

01:08 

Аргиза. Глава 3 "Дом Гереро"

Франтик с зубочисткой
На рассвете подошедшие к воротам города люди сначала застыли с глазами полными недоумения и страха, а потом стали изо всех сил колотить в железные створки. На дороге лежал молодой человек, избитый и израненный.
Едва проснувшийся стражник пару мгновений поглядел на встающее солнце, недовольно поморщился – яростный стук в ворота прервал прекрасный сон – и пошёл открывать, по дороге стукнув напарнику, чтоб тоже просыпался. Смена сегодня оказалась ленивая и невнимательная.
Ворота распахнулись, и стражники тоже замерли с выражением священного ужаса, сразу заподозрив всё самое скверное.
- Эй, соня! – рявкнул тот, что проснулся раньше, - Гонца на остальные посты! Живо! Лекаря сюда! И командира! Бе-го-ом!
А сам поднял парня на руки и отнёс в караулку, после чего захлопнул ворота.
- В другие идите, - рыкнул он на ожидающих, - Не до вас сегодня!
Раненый едва дышал, хрипло и прерывисто. Понять в сознании тот или нет, стражник не смог. Во всяком случае, глаза были закрыты. Парню на вид казалось лет двадцать пять. Черты лица выразительны, красивы. Похоже, что молодой человек благородных кровей. Да и одежда говорила о том же.
- Вечно эти франты в истории попадают, - буркнул стражник, думая о том, как бы начальство не прознало, что он проспал и далеко не первым обнаружил раненого. Тем паче, что нападение на него наверняка совершила шайка Длинного Лона, что держит в страхе всю округу.
Дверь в караулку распахнулась, и тесное помещение моментально до отказа наполнилось людьми.
- Разрешите доложить, - вытянулся в струнку стражник, завидев высокого, немолодого мужчину с пышными усами. Квентин Гереро, командир гвардии. Птица высокого полёта. Жёсткий, самонадеянный.
- И без тебя понятно, - отмахнулся от него командир, подходя к раненому, рядом с которым уже суетился лекарь.
Гереро быстрыми движениями обшарил одежду парня. Ни денег, ни важных бумаг. Только в кармане камзола мятый клочок бумаги: «Что? Забыли про нас?»
- Длинный Лон. Это точно, - поморщился командир, - долго же про них не было слышно… Кто-нибудь знает раненого? – обратился он к собравшимся. Все отрицательно замотали головами.
- Чужак, значит, - буркнул Квентин, - Так, давайте-ка все отсюда! Дел разве нет? – прикрикнул он на толпящийся в комнате народ.
Народ стал потихоньку расходиться, по дороге шёпотом обсуждая происшествие.
Лекарь закончил осмотр и перевязку.
- Всё, - удовлетворённо заявил он, - Ничего смертельного. Рана на боку болезненная, остальное – царапины. Истощён сильно. Его бы перевезти отсюда в нормальный дом.
Гереро высунулся на улицу.
- Эй! Носилки сюда! – крикнул он сопровождающим его гвадейцам, - Доставить раненого в мой дом.

Понятное дело, что Паоло искусно притворялся. Да, здоровье его сейчас было и в самом деле неважнецким, но отнюдь не до потери сознания. Он успел хорошо отоспаться в лесу, на свежем воздухе, и мелкие проблемы перестали его волновать. Осуществление плана должно идти своим чередом. Главное - попасть в дом Гереро, а с остальным после разберёмся.
"Так, самое время "очнуться", - мысленно усмехнулся Мыш.

Раненый глубоко вздохнул. Глаза его приоткрылись, и лицо приняло испуганно-недоумённое выражение. Однако Гереро молчал. Привычка, что ему все всё сами рассказывают. Молодой человек был заметно удивлён таким приёмом, но вовремя сообразил, что делать.
- Золтан-Радомир Кимрай, владелец Перекрёстка Латоны... Впрочем, это слишком далеко отсюда, чтобы Вам знать это название...
Командир смерил раненого надменным взглядом. Холодным настолько, что даже Паоло, привыкшему к разным людским причудам, стало не по себе. Мыш изобразил попытку встать и гримасу боли. Снова лёг. Гереро молчал. Таков уж он был человек. Всегда ждал исчерпывающих сведений и только потом высказывался сам. Его собеседникам это доставляло немало неприятностей: никогда не знаешь, что говорить, а что не стоит. Но сам командир оставался в выигрыше. Паоло знал о такой привычке от Большого Брэга, но шибко легче не стало.
- Я вчера ехал через лес, - мысленно выругавшись, продолжил Мыш, - и на меня напали разбойники...
Гереро не раскрыл и рта. "Всё! Терпение моё на исходе", - обозлился Паоло.
- Да что же это за безобразие?! Прямо под стенами города! Кто у вас тут охраной распоряжается?! - раненый, казалось, потерял всякий контроль над собой. Однако Мыш тщательно взвесил каждое из сказанных слов. По логике вещей, Гереро теперь должен "проснуться". Так и случилось.
- Да кто ты такой, чтоб так разговаривать! - заорал командир, - Тебе нужен главный? Так вот он я. Много вас таких балбесов шляется, за всеми не уследишь. Понаехали тут, а я разбирайся!
"Однако понесло его", - проскочила язвительная мыслишка в голове Паоло, - "Хорошо подцепился".
- Я? Кто я? - презрительно глянул на Гереро Мыш, - Я - герцог Кимрай, владелец замка Перекрёсток Латоны и золотого прииска "Шерхан"...
Командир насторожённо замолчал. В голове крутилось лишь одно: "золото!" Суровый вояка с детства был жаден до денег.
"Сработало", - довольно подумал Паоло, - "Как же уродуют деньги человеческие души..."

(продолжение в комментах)

@темы: Мыш

02:29 

Стихия

Франтик с зубочисткой
Снег падает уже не первый час. Кажется, что он вот-вот растает, лужи на дорогах. Но нет - ложится-прикрывает едва пробившуюся траву.
На чёрном небе и в свете фонарей - белые "стрелы".
Ветер пробирает до костей, но всё же хочется остановиться, подставить лицо и руки под снежинки. Кажется, что они уходят в тело, становясь внутри какой-то особенной силой.
Всего пару часов назад он не понимал, не чувствовал этого, презрительно морща нос, и перемещаясь по улице
короткими перебежками между козырьками парадных.
Замереть, закрыть глаза. Слушать музыку ветра и снега. Кажется, что тело обвивает вихрь, но от этого становится... теплее? Защита. Стихия принимает того, кто научился её слушать.

@темы: Райх

22:00 

Аргиза. Глава 1 "По крышам и подвалам"

Франтик с зубочисткой
Утро едва вступило в свои права. Солнце быстрыми лучами коснулось шпилей Замка и осветило одинокую фигуру, вышедшею из дверей. Мыш, а это был именно он, ныне отправлялся на разведку в Аргизу. Самый западный Вольный Город на территории Альянса Полуночи. Почему туда? Паоло не мог сказать точно. Просто понравилось что-то в той местности. Посмотрел вот разок на карту и решил. Сборы были недолгими: вещей мало, после прихода в Альянс Полуночи особо ничем не разжился. Да ничего и не нужно. Мыш, хоть и случалась роскошь в его жизни, был не слишком притязателен.
Парень поглядел на солнце - день обещал быть не очень жарким, - на свой, ставший традиционным, бежевый кожаный костюм, переступил с ноги на ногу, проверяя, хорошо ли легли в голенищах ботфорт кинжалы. Вроде всё нормально.
Слуга подвёл лошадей, для хозяина и для себя.
- Ничего не забыл, Гордон? - спросил Мыш, пристально оглядывая лошадей и седёльные сумки.
Провиант, шпага, арбалет, лекарства... На месте.
- Пора в дорогу, - произнёс Паоло, запрыгивая в седло. Он обернулся на Замок, пытаясь в многочисленных окнах отыскать три. Первый, сир, Мечислав... Где они сейчас? Впрочем, Каин и Пламень знали, куда и зачем отправляется Мыш, а брату он оставил коротенькое письмецо на столе в его комнате: "Брат! Срочное дело уводит меня далеко от Замка. Я не могу тебе пока ничего рассказать. Позже ты всё узнаешь. Пожелай мне удачи".

Мышу всегда нравилось куда-то далеко идти или ехать. Смотреть по сторонам, замечать что-то, узнавать. Всё увиденное надолго запечатливалось в памяти.
День и в самом деле выдался нежарким. Даже прохладным. Паоло пришлось накинуть плащ и одеть шляпу. Левое запястье со старой незажившей раной противно ныло, но Мыш не унывал по этому поводу. У такой боли он давно привык. Гораздо больше его интересовали сейчас последние изменения собственной сущности. Впрочем, к нынешнему делу это не относилось.

На горизонте показались шпили городских строений. Несомненно, это Аргиза. С пути они сбиться не могли.
Через четверть часа Паоло и Гордон подъехали к воротам, перед которыми выстроилась внушительная очередь разнообразного народа. "Подождём", - проскользнула почти безразличная мысль, а цепкий взгляд уже побежал по городским укреплениям. Город, по всей видимости, был довольно зажиточным. Жители могли себе позволить и толстые каменные стены, и тяжёлые железные ворота. То там, то здесь поблёскивали доспехи стражников: Паоло видел их сквозь бойницы, на башнях, у ворот. "Интересно, чего они так боятся? Неужели что-то прознали?.. Вряд ли. Просто местечко на отшибе. Наверняка в окресных лесах полно разбойников".

- Кто такие? Цель приезда? - неприветливо буркнул стражник, когда их очередь подошла.
Паоло пристально посмотрел на него и чётко, спокойно ответил:
- Джеральд Хоулен. Слуга мой, Гордон. Работу ищу. Не найдётся ли в вашем славном городе достойного занятия для странствующего воина?
- Наёмник... - пробормотал стражник, - Гляди, Рей.. Ещё один пожаловал, - хмыкнул он, обращаясь к своему товарищу.
- Не требуются подобные услуги? Тогда извините за беспокойство, - уверенно сказал Паоло.
- Да ладно тебе, проходите. Не задерживайте народ, - стражник недовольно покосился на дожидавшихся своей очереди.
Мыш не стал более разговаривать.
Несколько шагов и перед ним и Гордоном предстали улицы Вольного Города Аргизы.

Спустя несколько часов, сменившись с поста у ворот, стражники вспоминали прошедшую вахту. Как обычно пытались в каждом пропущенном в город узреть разбойника.
- А помнишь... - начал было один, но вдруг запнулся на пол-фразы, забыв, о ком он хотел говорить. Память сохранила лишь мысль о ком-то подозрительном. Но кто? Уже не вспомнить. И не найти.

(продолжение в комментариях)

@темы: Мыш

18:51 

Братья. Часть 6

Франтик с зубочисткой
Алекс тоже много думал о доме и однажды предложил туда съездить. Дик согласился.
Младший брат хорошо ездил верхом, но в окрестностях имения всегда спешивался, боясь от волнения потерять сознание и свернуть себе шею. Шаг был неровным, до пещерки шёл, держась за деревья, но в полной решимости потащился и к дому. Только там сполз на землю, у могильной плиты, уткнувшись взглядом в надпись. Глаза он поднял только, когда Александр попросил на что-то посмотреть.
На прежнем месте стоял дом. Призрачный, но всё же дом. Жаль только, что не походить по нему, не взять в руки памятных вещей.
- Алекс... - тихо, - а я ведь сохранил кинжал. Помнишь?
Брат кивнул.
Когда призрак дома растворился, братья вернулись в пещеру. Дик чувствовал себя лучше, но очень устал и лёг спать.
Через несколько часов его разбудил Алекс:
- Сюда кто-то идёт.
Ричард услышал приближающиеся шаги, затем вход в пещеру загородила фигура.
- Что Вам надо? - не выдержал Ворон, держа наготове кинжал.
- Я тебя прикрою, - Алекс юркнул вперёд.
Чужак усмехнулся.
- Я никого из вас не трону.
- Вы... Вы видите Алекса? - изумился Дик, - Но как?
- Разрешишь войти, объясню.
- Сначала отдайте мне своё оружие.
Но его у незнакомца не оказалось, Ворон же кинжал не убрал.
Незнакомец объяснил, что существуют люди, видящие призраков. Им лучше держаться вместе, чтобы учиться и защищаться, ведь не все путосторонние сущности так же безобидны как Алекс.
- Я справлюсь, - буркнул Ричард.
Ему не нравилось, что кто-то влез в его с братом тайны.
И всё же Видящий оставил им листок с адресом.
- Не пойду к ним, - уверенно заявил Ворон.

***

Прошло три месяца с той ночи, как Дик и Алекс повстречали Видящего. Временами старший брат заговаривал о тех людях, но Ворон лишь хмурился; ему хватало дел Барона. С одного такого - весьма успешного - он и шёл тем вечером.
Первым Тварь заметил Александр и хотел задержать, чтобы Ричард успел уйти; но существо бросилось на них. Ворон от неожиданности сделал что-то, Тварь завизжала. Слабость, темнота.
Он очнулся в незнакомом доме. Алекса рядом не было. Тело не слушалось.
Через пару минут вошёл тот самый Видящий.
- Что это было? Где Александр?- голос Дика дрожал.
- Я ведь предупреждал, что призраки бывают агрессивными. Вам повезло выжить и даже ранить его. А твой брат отдыхает, ты пока не сможешь видеть его.
Брат появился через несколько дней, более прозрачный, чем раньше.
- Я пока ещё буду уходить туда на некоторое время. А ты... ты, может, будешь учиться у этих?
Дик вздохнул.
- Я подумаю.

***

Барона Ричард не бросил, но чаще стал появляться у Видящих: учился, выполнял некоторые дела, связанные с призраками.
Безумие Дика, действительно, прошло со смертью последнего убийцы. К той поре Ворон начал задумываться и о личной жизни. Свою суженую он встретил у Видящих. Через пару лет у них родились мальчики-близнецы, обладающие Даром. Алекс был по-прежнему рядом.

***

Ричард возвращался вечером домой. Он уже много лет, как занял место Барона, реже сам выходил на дела, чаще руководил.
В спину впивается боль. Нет сил повернуть к обидчику. Мир меркнет, а потом вдруг расцветает другими красками.
Рядом сидел Алекс, он плакал. Дик присмотрелся и понял, что произошло.
- Алекс, не надо. Ты ведь знаешь, я хотел именно так. Быстро и не в глубокой старости.
- Я виноват. Я не успел предупредить, - всхлипывал брат.
Ворон встал, взял его за руку.
- Всё в порядке. Пойдём домой.
Призрак дома на месте старого пепелища. Теперь можно ходить, где угодно, и делать, что хочется.
В гостиной их встретила остальная семья. Дик кинулся к маме. Когда она прижала его к себе, Вороненок понял, что ему снова двенадцать. Словно все последующие года были сном, а вот теперь счастливое пробуждение.

---
---
Идея: Райх (Реконнаре, Джастин Мюррей) и Астароша Мюррей, июнь 2014
Исполнение: Райх (Реконнаре, Джастин Мюррей), июнь-август 2014

@темы: Ричард и Александр

18:49 

Братья. Часть 5

Франтик с зубочисткой
Сознание возвращалось, вместе с ним и боль. Алекс, наверное, привиделся в бреду. Не сболтнуть бы в забытьи чего важного.
Открыть глаза. Фигура рядом, ещё расплывчато, но это не хозяин дома.
Слабый хрип:
- Александр?
- Я здесь, братишка.
Это не бред, рядом с кроватью стоит Алекс. Всё такой же как прежде. Они не были похожи. Дик выдался в мать, Алекс - в отца. Шире в кости и русоволосый. Чёлка всё так же падает на глаза, брат мотнул головой, стряхивая её. И одежда... как в тот вечер восемь лет назад.
Снова всплывает вопрос "Как такое может быть?", но Ричард молчит, ещё боясь спугнуть видение. Глаза Александра смеются, но в глубине - боль и грусть. Так хочется обо всём рассказать. Голос срывается, мысли наталкиваются друг на друга и только одна предельно чёткая:
- Я выживу. Я должен отомстить. Они умрут все. Медленно.
Безудержный смех, пока не сбивается дыхание. Ладонь Александра касается плеча.
- Не надо.
- Надо! Убью!
Алексу было страшно за младшего брата, тот слишком похож на безумца.
- Именно так, Александр. Они должны узнать. как это было.
Дик всхлипнул, то ли от боли, то ли от бессилия.
- Тише, - Алекс взял брата за руку, - Всё хорошо.
Ричард старался дышать глубоко, он давно привык подавлять минуты слабости, что бы ни случилось. Постарался улыбнуться.
- Я в порядке. Только больно.
Чуть скрипнула, открываясь, дверь. Алекс исчез, в комнату вошёл Барон.
- Ты как?
- Жить буду.
- С кем ты сейчас говорил?
- Не помню. Наверное, что-то приснилось.
Учитель осмотрел раны. Дик не замедлил с докладом о деле. К концу рассказа снова накатила истерика.
- Он... Его надо убрать быстрее. Пока не сказал остальным. Но я сам. Я должен.
- Он узнал тебя?
- Да.
- Плохо.
- Знаю. Но я не мог. Я должен был сказать. Я его убью сам. Я...
Успокоительное. Надо выпить. Ричард привык слушаться Барона.
- Отдыхай.
Благодетель ушёл, рядом снова стоял Александр.
- Я помню его. Вы вместе приезжали туда.
- Да. Пять лет назад.
- Сколько прошло с ..?
- Восемь лет.
- Ты совсем взрослый, - рука Алекса взъерошила волосы брата, - Уже и не Воронёнок.
Дик кивнул.
- Давно. Я давно вырос.
- А как теперь?
- Ворон.
- Этот человек..?
- Я работаю на него. Около шести лет, как он взял меня сюда. До этого на улице жил...
Александр вздохнул.
- ... Ты не думай, у меня всё хорошо. Барон заботится обо мне.
- Мне жаль, что это всё на тебя свалилось.
- Да ничего. Но знаешь, я так рад, что теперь не один, - Дик резко посерьёзнел, - Алекс, а родители?..
- Нет. Они ушли совсем.
- Жаль... Но мы ведь встретимся когда-нибудь? - Ричард, как никогда раньше, ощущал, что устал быть взрослым и самостоятельным.
- Встретимся.
Младший брат устало улыбнулся и закрыл глаза.

***

Алекса Ричард видел теперь почти всегда, приходилось удерживаться от бесед, пока рядом кто-то ещё. Говорили они почти всегда о той ночи и о мести.
Ворон был непреклонен: умирать убийцы их семьи должны медленно, в мучениях. Александр очень жалел, что не может остановить брата. Оставалось надеяться, что безумие закончится со смертью последнего врага.
А того, которому попался, Дик всё равно достал. Подкараулил момент, когда противник останется дома один. Ворон стрелял в спину, - ведь именно так наёмник убил Алекса, - но не на поражение, лишь обездвижить. Затем Ричард поджёг дом. Так он делал каждый раз. А потом всегда становилось плохо, ничто не помогало забыть картины восьмилетней давности.

@темы: Ричард и Александр

18:48 

Братья. Часть 5

Франтик с зубочисткой
Сознание возвращалось, вместе с ним и боль. Алекс, наверное, привиделся в бреду. Не сболтнуть бы в забытьи чего важного.
Открыть глаза. Фигура рядом, ещё расплывчато, но это не хозяин дома.
Слабый хрип:
- Александр?
- Я здесь, братишка.
Это не бред, рядом с кроватью стоит Алекс. Всё такой же как прежде. Они не были похожи. Дик выдался в мать, Алекс - в отца. Шире в кости и русоволосый. Чёлка всё так же падает на глаза, брат мотнул головой, стряхивая её. И одежда... как в тот вечер восемь лет назад.
Снова всплывает вопрос "Как такое может быть?", но Ричард молчит, ещё боясь спугнуть видение. Глаза Александра смеются, но в глубине - боль и грусть. Так хочется обо всём рассказать. Голос срывается, мысли наталкиваются друг на друга и только одна предельно чёткая:
- Я выживу. Я должен отомстить. Они умрут все. Медленно.
Безудержный смех, пока не сбивается дыхание. Ладонь Александра касается плеча.
- Не надо.
- Надо! Убью!
Алексу было страшно за младшего брата, тот слишком похож на безумца.
- Именно так, Александр. Они должны узнать. как это было.
Дик всхлипнул, то ли от боли, то ли от бессилия.
- Тише, - Алекс взял брата за руку, - Всё хорошо.
Ричард старался дышать глубоко, он давно привык подавлять минуты слабости, что бы ни случилось. Постарался улыбнуться.
- Я в порядке. Только больно.
Чуть скрипнула, открываясь, дверь. Алекс исчез, в комнату вошёл Барон.
- Ты как?
- Жить буду.
- С кем ты сейчас говорил?
- Не помню. Наверное, что-то приснилось.
Учитель осмотрел раны. Дик не замедлил с докладом о деле. К концу рассказа снова накатила истерика.
- Он... Его надо убрать быстрее. Пока не сказал остальным. Но я сам. Я должен.
- Он узнал тебя?
- Да.
- Плохо.
- Знаю. Но я не мог. Я должен был сказать. Я его убью сам. Я...
Успокоительное. Надо выпить. Ричард привык слушаться Барона.
- Отдыхай.
Благодетель ушёл, рядом снова стоял Александр.
- Я помню его. Вы вместе приезжали туда.
- Да. Пять лет назад.
- Сколько прошло с ..?
- Восемь лет.
- Ты совсем взрослый, - рука Алекса взъерошила волосы брата, - Уже и не Воронёнок.
Дик кивнул.
- Давно. Я давно вырос.
- А как теперь?
- Ворон.
- Этот человек..?
- Я работаю на него. Около шести лет, как он взял меня сюда. До этого на улице жил...
Александр вздохнул.
- ... Ты не думай, у меня всё хорошо. Барон заботится обо мне.
- Мне жаль, что это всё на тебя свалилось.
- Да ничего. Но знаешь, я так рад, что теперь не один, - Дик резко посерьёзнел, - Алекс, а родители?..
- Нет. Они ушли совсем.
- Жаль... Но мы ведь встретимся когда-нибудь? - Ричард, как никогда раньше, ощущал, что устал быть взрослым и самостоятельным.
- Встретимся.
Младший брат устало улыбнулся и закрыл глаза.

***

Алекса Ричард видел теперь почти всегда, приходилось удерживаться от бесед, пока рядом кто-то ещё. Говорили они почти всегда о той ночи и о мести.
Ворон был непреклонен: умирать убийцы их семьи должны медленно, в мучениях. Александр очень жалел, что не может остановить брата. Оставалось надеяться, что безумие закончится со смертью последнего врага.
А того, которому попался, Дик всё равно достал. Подкараулил момент, когда противник останется дома один. Ворон стрелял в спину, - ведь именно так наёмник убил Алекса, - но не на поражение, лишь обездвижить. Затем Ричард поджёг дом. Так он делал каждый раз. А потом всегда становилось плохо, ничто не помогало забыть картины восьмилетней давности.

18:48 

Братья. Часть 4

Франтик с зубочисткой
Со дня гибели семьи прошло восемь лет. Теперь Ричард знал о каждом убийце всё. Двое уже никому не смогут навредить. Сегодня третий, но сначала задание Барона. В библиотеке, в секретном ящике хранится документ, содержание которого нужно как можно точнее передать заказчику. Дику уже доставались такие дела. Он был уверен в себе, тем более, что потом предстояла месть.
Всё шло гладко, пока не потребовалось закрыть ящик с документом. Где-то раздался звон колокольчика, а потом быстрые, приближающиеся шаги. Ричард выскочил из библиотеки и понёсся по коридору. Правую голень резануло болью, он споткнулся, постарался бежать дальше. Но догнали и скрутили, потащили к хозяину дома. За восемь лет тот почти не изменился. Дик смотрел на него с нарастающей злобой, не только из-за недоделанного задания, но и из-за мести. Получится ли теперь? Должно получиться! Ведь обещал же себе жить, пока не расправится с последним убийцей.
- И что это у нас тут такое?
Ворон молчал.
Ни чего не сказал он, когда били, когда жгли раскалённым прутом. Лишь когда пообещали, что сдохнет тут, сорвался:
- Ну уж нет, - шёпот дрожал, сильно напоминая шипение змеи, а глаза всё равно бешено горели, - Не сейчас. Только после вас всех, мерзавцы.
Наёмник насторожился.
- Забыл? - гневно прошипел Дик, - Восемь лет назад. Вы пришли как гости...
- Выжил значит, гадёныш.
- Отомщу. Я отомщу вам всем... - новый удар, и сознание ползёт. Держаться!
Верёвки давят до крови, суставы рук вывихнуты, раненая нога горит. Держаться! Хотя бы когда враг рядом.
Но вот уходит.
Забытьё.

***

Неожиданно срывается стопор, и верёвки ослабевают.
Тихий голос:
- Дик. Дик, очнись. Надо выбираться.
- Александр?
Его прикосновения так реальны.
- Я умер?
- Нет.
Ричард приоткрыл глаза. Погибший восемь лет назад брат стоял рядом.
- Александр, почему ты здесь? Как это возможно?
- Я всегда был рядом, только ты меня не видел раньше.
Пробегает воспоминание.
- Там, в пещере. Мне показалось, что я слышу тебя.
- Да. Ты приезжал с каким-то человеком.
Вопрос всё равно не даёт покоя.
- Почему ты здесь?
- Я ведь должен присматривать за тобой.
Ничего не объясняет, но становится легче от понимания, что не один.
- Постарайся освободить руки.
Любое движение в разы усиливает боль, сознание на грани.
- Постарайся. Пожалуйста. Ты должен.
Больно. Очень больно. Но голос брата подстёгивает. Рывок из последних сил, тихий вскрик. Получилось! Свободен.
Только как дойти хотя бы до выхода? Наверное, и не дошёл бы, если б не Александр, настойчиво просивший выбраться.
Дошёл. Не только до выхода, но и до дома Барона. Только там, в саду, потерял сознание. Уже не страшно.

@темы: Ричард и Александр

Лезвие Пути

главная