Maya Mayfair
Перечеркнутая строка приобретает особый смысл...
В городке без имени завывает зимняя трамонтана. Я обласкана тенями лени, спрятавшись в своих башнях, и перебираю четки воспоминаний. Париж успокаивал (несмотря на события последних недель), и в качестве извинения преподнес нам сюрприз в виде чая a la Russe, пока мы с Ф. потерянные бродили по притихшим улицам. Мне было почти неприлично нестрашно. Слишком много прекрасного случилось тогда, чтобы можно было вспомнить рассудительность и начать бояться, ибо трепет перед Холодным Господином настигает только, когда перестаешь смотреть на небо и начинаешь отсчитывать ритм стука сердца. Бессмертие заключается в отсутствие претензий к жизни. В вечерней заре плавали стайки золотых рыбок, и Мадам ле Брун была великолепна (лица, ткани!), Куниоши - удивителен, а Ропс оказался прекрасным рисовальщиком. Сена все также переплетала металлически-грязные локоны волн, а меня мучал вопрос "становятся ли люди на фотографиях des fantômes после смерти?". Мне бы хотелось встретить ту девушку с печатной машинкой.

@темы: Канарейка для узника