Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: я не вор, я - хомяк. (список заголовков)
12:15 

Иуда Искариот и был Иудой Христианином. Самым восторженным, пламенным, ревностным, страстным, более чем все апостолы. И более того, он был первым человеком в мире, который уверовал полной верой в Божественность Иисуса. Иуда верил во всемогущество Иисуса, верил, что в скором времени откроются глаза у всех людей, от моря и до моря, и увидят они Свет, и Избавление придет в этот мир. Но для этого, решил Иуда, который был человеком большого мира и хорошо понимал важность связи с массами, необходимость широкого общественного резонанса для достижения наибольшего эффекта, Иисусу следует покинуть Галилею, отправиться в путь, в конце которого — Вход в Иерусалим. Иисус должен был покорить царство в его же столице. Перед всем народом и на глазах всего мира. Он должен совершить в Иерусалиме чудо, знамение, которого не было с того дня, как сотворил Бог небо и землю. Он должен быть распят на глазах всего Иерусалима. И на глазах всего Иерусалима Он воспрянет и сойдет с Креста живым и здоровым, предстанет целым и невредимым, обеими ногами попирая землю у подножия Креста
Амос Оз «Иуда»

@темы: Я не вор, я - хомяк.

13:21 

Таков Протопопов в деле. Ставя выше всего личную карьеру, он, прежде всего, делал всё, чтобы угодить Их Величествам. Чтобы окончательно закрепить свое положение на женской половине, он не стеснялся разыгрывать из себя поклонника памяти убитого Старца. Он делал вид, что верит в его загробные молитвы, уверял таинственно, что Старец руководит им «оттуда». Передавали, что он уверял однажды императрицу, что видел «астрал» Старца.
Распутин смеялся над Протопоповым и выразился однажды так: «У него честь — что подвязка. Как захочешь, так и тянется». На оскорбление Родзянки Протопопов ответил шуткою, а затем забвением. Честь, как подвязка, — помогало ему в политической игре.
Александр Спиридович, начальник императорской дворцовой охраны

@темы: Я не вор, я - хомяк.

10:13 

Если бог нас своим могуществом
После смерти отправит в рай,
Что мне делать с земным имуществом,
Если скажет он: выбирай?

Мне не надо в раю тоскующей,
Чтоб покорно за мною шла,
Я бы взял с собой в рай такую же,
Что на грешной земле жила,-

Злую, ветреную, колючую,
Хоть ненадолго, да мою!
Ту, что нас на земле помучила
И не даст нам скучать в раю.

читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк.

15:41 

09.01.1905

Я приехал в Петербург утром из Москвы. По Москве ходили смутные слухи о забастовке и называли имя Гапона. Проходя по Литейному, я увидел на тротуарах толпы людей; все, задрав головы, смотрели расширенными от ужаса глазами. Вдруг я разглядел, что во всех санях, которые проезжали мимо меня, находились не живые люди, а трупы. Извозчичьи сани слишком малы, чтобы можно было уложить тело: поэтому убитые были привязаны. В одних санях я увидел близко рабочего: черная густая жидкость вытекла у него из глаза и застыла в бороде; рядом с ним другой, в окровавленной шубе, с отрезанной кистью, еще живой, он сидел прямо, а потом тяжело привалился к спинке. В следующих санях везли труп женщины, с запрокинутой назад и болтающейся головой: у нее был прострелен череп. Дальше труп красиво одетой девочки, лет десяти.
В этот момент я увидел на небе три солнца — явление, которое наблюдается в сильные холода и, по веро­вании некоторых, служит предзнаменованием больших народных бедствий. На Васильевском острове толпы не было, но были патрули. Меня не пропустили дальше Третьей линии. Все было так мирно, что я и не подозревал, что в этот момент на соседних улицах воздвигались баррикады. Когда я повернул назад, меня остановил патруль. Пока я говорил с солдатами, подошел бледный, с дрожащей челюстью рабочий, в истерзанных одеждах, и, обращаясь частью ко мне, частью к солдатам, рассказал, что на Дворцовой площади по толпе были даны два залпа.
Только к концу дня начали ясно видеть смысл всего этого. Каждый в отдельности видел лишь часть картины, и только в последующие дни стал охватывать ужас от случившегося, когда уже не происходило кровавых событий. В народе говорили: «Последние дни настали. Брат поднялся на брата... Царь отдал приказ стрелять по иконам».
Максимилиан Волошин, Петроград

@темы: Я не вор, я - хомяк.

15:50 

Теперь я в Петрограде живу лишь для Сереженьки Есенина — он единственное мое утешение, а так все сволочь кругом. Сережа — воистину поэт, брат гениям и бессмертным! Я уже давно сложил к его ногам все свои дары и душу с телом своим. Как сладостно быть рабом прекраснейшего! Вообще, с появлением Сереженьки все меньше и меньше возвращаюсь к стихам, потому что все, что бы ни писалось, жалко и уродливо перед его сияющей поэзией. Через год-два от меня не останется и воспоминания.
Николай Клюев Александру Ширяевцу

@темы: Я не вор, я - хомяк.

10:03 

Не говори что нет спасенья,
Что ты в печалях изнемог:
Чем ночь темней, тем ярче звезды,
Чем глубже скорбь, тем ближе Бог…
1878 г.
А. Н. Майков

@темы: Я не вор, я - хомяк.

21:38 

Аля Эфрон вспоминала о замечательном диалоге, который случился у нее перед самым отъездом в Россию. Она собиралась ехать задолго до того, как разоблачили отца, после сильной, серьезной ссоры с матерью, после пощечины от нее. После интенсивных приглашений она решила в 1935 году все-таки податься сюда. На прощанье она встретилась с Буниным в Париже, и Бунин ей сказал: «Дура! Девчонка! Не понимаешь, куда едешь! К подлецам! На верную смерть! Господи, было бы мне, как тебе, двадцать лет – пешком пошел бы туда, ноги бы стер до колен!»
Дмитрий Быков
Иван Бунин. Поэзия в прозе

@темы: Я не вор, я - хомяк.

10:31 

Входя ко мне, неси мечту,
Иль дьявольскую красоту,
Иль Бога, если сам ты Божий.
А маленькую доброту,
Как шляпу, оставляй в прихожей.

Здесь, на горошине земли,
Будь или ангел, или демон.
А человек - иль не затем он,
Чтобы забыть его могли?
Владислав Ходасевич
Гостю (1921)

@темы: Я не вор, я - хомяк.

11:43 

— Как–то раз, в нелегальные времена, в квартиру господина Эгге, который научился говорить «нет», пришел некий агент и предъявил удостоверение, выданное теми, кто правил городом. Согласно этому удостоверению, агенту принадлежал всякий дом, куда вступит нога его, и всякая пища, какую он пожелает, а всякий человек, на которого упадет его взгляд, должен служить ему. Агент сел на стул, потребовал еды, умылся, потом лег и, повернувшись лицом к стене перед тем, как заснуть, спросил: «Ты будешь мне служить?» И укрыл господин Эгге агента своим одеялом, и отгонял от него мух, и оберегал его сон, и, как в этот первый день, служил он ему семь лет. Все исполнял господин Эгге, одного только остерегался: произнести хоть слово. И прошли семь лет, и стал агент толстым оттого, что много ел, спал и отдавал приказы. И умер агент. И завернул его тогда господин Эгге в грязное одеяло, и выволок из дому, и вымыл господин Эгге кровать, и побелил стены, вздохнул и ответил: «Нет».

Господин К. рассуждал о том, как дурна привычка молча проглатывать нанесенную обиду, и рассказал следующую историю:
— Прохожий спросил тихо всхлипывающего мальчика, почему он плачет.
«Я скопил две монетки на кино, — ответил мальчик, — а потом пришел вон тот парень и одну вырвал у меня из рук», — и он указал на видневшуюся в отдалении фигуру.
«Что ж ты не позвал на помощь?» — спросил прохожий.
«Я звал», — ответил мальчик и заплакал громче.
«И никто тебя не услышал?» — допытывался прохожий, ласково погладив его по голове.
«Нет», — прорыдал малыш.
«Значит, громче кричать ты не можешь?» — снова спросил тот.
«Нет», — сказал мальчик и посмотрел на вопрошающего с надеждой, ибо тот улыбался.
«Так давай сюда и вторую», — сказал человек и, отобрав у мальчика последнюю монетку; беззаботно зашагал дальше.
Бертольд Брехт
Рассказы господина Койнера.

@темы: Я не вор, я - хомяк.

13:54 

Судя по тому немногому, что мне известно, именно присутствие Пуришкевича сообщает драме ее настоящее значение, ее политический интерес. Великий князь Димитрий — изящный молодой человек двадцати пяти лет, энергичный пламенный патриот, способный проявить храбрость в бою, но легкомысленный, импульсивный и впутавшийся в эту историю, как мне кажется, сгоряча. Князь Феликс Юсупов, двадцати восьми лет, одарен живым умом и эстетическими наклонностями; но его дилетантизм слишком увлекается нездоровыми фантазиями, литературными образами Порока и Смерти. Манерами он походит скорее на героя «Дориана Грея», чем на Брута или Лорензаччио.
Пуришкевич, которому перевалило за пятьдесят, напротив, человек идеи и действия. В 1905 г. он был председателем знаменитой реакционной лиги «Союза Русского Народа», и это он вдохновлял и направлял страшные еврейские погромы. Его участие в убийстве Распутина освещает все поведение крайней правой в последнее время; оно показывает, что сторонники самодержавия, чувствуя, чем им грозят безумства императрицы, решили защищать императора, если понадобится, против его воли.
Жорж Морис Палеолог

@темы: Я не вор, я - хомяк.

17:08 

Сейчас был на Васильевском Острове, зашел в баню — она была закрыта. Я вызвал Михаила. Он вышел, высокий, исхудалый, какой-то полупьяный, с повязанным вокруг шеи шарфом, который развевался в разные стороны. Он был хмур, довольно лаконичен. Мне было немного страшно, я стоял в воротах, в каком-то темном, скользком закоулке. Мне казалось, что вот-вот он меня ударит кулаком... Но все обошлось мирно.
А когда шел по Большому проспекту Васильевского Острова, я вдруг почувствовал такое страстное желание иметь право (крепостное, произвольное), право подойти к Михаилу и со всей силой ударить по лицу, я пожалел, что я не какой-нибудь околоточный или не агент тайной полиции, который «все может». Я бы его бил, а он стоял бы и вытирал рукавом кровь, а потом повел бы его, безвольного, с собой и делал бы с ним все, что мне вздумается.
Господи, где в эту минуту была моя душа, да и теперь где она, Господи!
Рюрик Ивнев

@темы: Я не вор, я - хомяк.

15:59 


Жан-Жозеф Вертс. Франция или Эльзас-Лотарингия в отчаянии. 1906 год

@темы: Я не вор, я - хомяк.

12:25 

Трагическое это число. 1914 год. С тех пор как-то все на убыль пошло, испарилась теплая метафизика и пафос первых дней войны, наступили грустнейшие военные будни. Ночь 1-го декабря, помню ее до самых мелочей, как мы шли, снимая шестовую линию, мужики и бабы продавали спички, зашел напиться воды в какую-то халупу, потом Щекоцин, чайная, потом поход по варшавскому шоссе, грязь, зарево, прожектора, фонари, отстал и с Мухиным ночевал в какой-то халупе. Да! Ехал в повозке с гусем, зарытым в сено.
И как хочется прежнего счастья-несчастья, прежнего пафоса, веры и отчаяния, и только. Та надежда и осталась — на божественную Симметрию, на то, что конец будет похож на начало и что могучая симфония войны, пройдя первоначальное allegro, мучительно томительное adagio, загремит победным финальным allegrissimo. Cлава Богу, еще есть надежда.
Сергей Вавилов

@темы: Я не вор, я - хомяк.

13:47 

А теперь позвольте спросить: как изобразить всю эту сцену дурацкими человеческими словами? Что я могу сказать вам, кроме пошлостей, про это поднятое лицо, освещенное бледностью того особого света, что бывает после метелей, и про нежнейший, неизъяснимый тон этого лица, тоже подобный этому снегу, вообще про лицо молодой, прелестной женщины, на ходу надышавшейся снежным воздухом и вдруг признавшейся вам в любви и ждущей от вас ответа на это признание? Что я сказал про ее глаза? Фиалковые? Не то, не то, конечно! А полураскрытые губы? А выражение, выражение всего этого в общем, вместе, то есть лица, глаз и губ? читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк.

17:40 

Случилось это так: посылает меня прошлой осенью колхоз в командировку. Приехал я в Москву, остановился, как всегда, в гостинице «Националь», в вестибюле. У меня там швейцар знакомый, он раньше у нас агрономом работал.
Оставил я у него вещи, вышел в город, походил туда-сюда, пообедал в ресторане «Будапешт», в кулинарии. Ну, думаю, пора и делом заняться – по магазинам пройтись.
Подхожу к универмагу, вижу – очередь. Ну, обрадовался – стало быть, чего-то дают. Это у нас примета такая народная: раз очередь – значит, дают! А тут, понимаю, что-то особенное дают, потому как очередь громадная: на улице начинается, по первому этажу идет, потом по лестнице вверх и уходит, как говорится, за горизонт.
Я моментально в хвост пристроился, спрашиваю у крайней женщины:
– Кто последний? Она говорит:
– Я последний! Я спрашиваю:
– А что дают? Она говорит:
– Что дают, я и сама не знаю, только просили больше не становиться, потому что все равно не хватит.
читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк.

14:02 

Его схватили на улице вместе с другими случайными прохожими; их расстреливали группами во дворе недавно разбомбленной тюрьмы, одно крыло которой еще горело. Раппопорт описывал подробности этой операции с ужасающим спокойствием. Столпившись у стены, которая грела им спины, как громадная печь, арестованные не видели самой экзекуции, потому что расстрел совершался за полуразрушенной стеной; некоторые из них впали в странное оцепенение, другие пытались спастись самыми безумными способами. Раппопорту запомнился молодой человек, который, подбежав к немецкому жандарму, начал кричать, что он по еврей, но кричал он это по-еврейски, так как немецкого языка, видимо, не знал. читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк.

11:51 

В Николаевском полку в ударе идет батальон Перекрестова. Я вижу сегодня четырех ротных командиров сего батальона — безусых мальчиков — и, готовясь послать их почти на верную смерть, я внимательно всматриваюсь в их лица, как внимательно рассмотрел вчера на панихиде лица пяти елисаветградцев, убитых в бою... Сегодня всматриваюсь в живых, завтра буду в мертвых всматриваться. И так всюду и везде. Здесь, на боевом поле, шагаем по трупам, бодрим и поощряем на смерть живых, чтобы потом оплакивать мертвых.
Андрей Снесарев

@темы: Я не вор, я - хомяк.

11:09 

Когда я в последний раз был в Амстердаме, мне встретился издатель моей первой книги. Вяло пожав мне руку, он сказал:
— Послушайте, вашу книгу публика не желает покупать.
Это было как удар под ложечку, тем более что жена, отец и аптекарь с нашей улицы заверили меня, что она читается, как детектив, с захватывающим интересом.
Издатель же отбросил окурок и, небрежно кивнув, вскочил на подножку трамвая — что для делового человека молокосос вроде меня, от которого одни убытки. В смутном настроении направился я к вокзалу и так глубоко ушел в свои невеселые думы, что едва не пропустил поезд. Только когда носильщик сказал: «Поторопитесь, менеер», я очнулся и, сделав отчаянный рывок, оказался в тамбуре одного из вагонов.
читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк.

19:37 

Литература чем-то похожа на фотографию. Вот читал я, скажем, две недели по всем интернетам статьи о правилах композиции, чтобы уже сегодня сесть за заметки, когда их Стоит нарушать. Так и с литературой. В школе весь период попыток какой-нибудь Татьяны Геннадьевны объяснить мне общие законы и принципы словосложения, закончился тем, что сейчас я читаю чудо какого умницу Житинского, и наблюдаю, как он эти же самые законы легко и непринужденно попирает.
читать дальше

@темы: Я не вор, я - хомяк., Я ведь… сам должен командовать?, Переходите, дети! Переходите на Свет!

11:50 

Мне сегодня так больно, так бесконечно больно. Я никогда не видела летучих мышей, но знаю, что, если даже у них выколоты глаза, они летают и ни на что не натыкаются. Я сегодня как раз такая бедная мышь, и всюду кругом меня эти нитки, натянутые из угла в угол, которых надо бояться.
Милый Гафиз, много одна, каждый день тону в стихах, в чужом творчестве, чужом опьянении. И никогда еще не хотелось мне так, как теперь, найти, наконец, свое собственное. Говорят, что Бог дает каждому в жизни крест такой длины, какой равняется длина нитки, обмотанной вокруг человеческого сердца. Если бы мое сердце померили вот сейчас, сию минуту, то Господу пришлось бы разориться на крест вроде Гаргантюа, величественный, тяжелейший…
Лариса Рейснер Николаю Гумилеву

@темы: Я не вор, я - хомяк.

В поисках миски

главная