14:10 

Нашла у себя зарисовочку))

NikMaria
Я живу, как могу. А Жизнь этим пользуется...
Помню, что начинала это мучить на фанты Домианы. Закончила или нет не помню, но вероятно - нет. Но, сейчас перечитав, поняла, что очень миленько вышло.

Итак, рейтинг детский (в наличии один "обучающий" поцелуй), однако сие есть слеш! Поэтому не приемлящих сего просьба под кат не лезть ;)


Любовь бывает разной. Пылкой, нежной, безучастной, трогательной, болезненной, страстной…
Вес искренне верил, что за свою вечность познал все оттенки этого чувства. Познал, пропустил через себя – и пережил. Когда-нибудь все должно было наскучить и приесться. Рано или поздно так происходит со всеми.
Наверно, поэтому он даже не удивился, когда однажды утром к нему в покои пришел император. Они долго тогда говорили, император все больше о жене и растущем сыне, а Вес о прошедших днях и упущенных возможностях. Он был еще сравнительно молод – тридцать три не так уж и много для мужчины, но для воина уже почти конец. Болят суставы, ноют старые раны, от сырости простреливает левое колено… Еще не старость, еще даже не тронула седина висков, а конец уже чувствуется, подбирается ближе, дышит в спину. Это угнетало. Ведь по большому счету кроме его кровавого ремесла у Веса ничего и не было. Никого и ничего – все давно погорело в горнилах войн и жестких стычек.
Именно поэтому просьбу своего друга и императора он воспринял как долгожданное спасение. Это был его шанс закончить свой век с пользой. Не доживать его ущербным стариком, ноющим и никому не нужным, а что-то сделать для друга и страны.
Дальнейшее слилось в какой-то бесконечный поток. Согласие. Долгий пост. Смирение души и тела. Нескончаемые молитвы, заговоры, ритуалы… Вес даже знаменитое святилище Древних описать бы не смог, хоть и провел в нем несколько дней перед обрядом. Потом был холодный алтарь под спиной, жаркое пламя горнила по правую руку – и боль.
Проснулся Вес рывком и сам не сразу понял, где он и что он. Воспоминания о боли все еще туманили сознание, но это уже была именно память, фантомная память, доставшаяся ему от прошлой жизни. «Ничего, пройдет», – безучастно подумал он и почти сразу же услышал голоса. Разговаривали буквально в двух шагах от него, да еще и на повышенных тонах.
– Ну, будет у нас новый наследник. Какая разница? Младший принц…
– Принц?! – Громогласно возразили первому. – Да какой из него принц? Так принцесса, смазливенькая и тощая. Даже фамильный меч взять под контроль не может, а все туда же – на трон!
– Так нету у нас наследников больше. Кончились. Сколько было – все кончились, – развел руками тощего вида мужичонка в желтой ливрее простого служащего, насторожено поглядывая на плечистого представителя военной аристократии. – Пусть еще попробует. Лорд Макаль, ну поймите же, стране нельзя без короля! Народ выступать начнет!
– Но не эта же лопоухая образина! – вскричал воин, насупив кустистые русые брови.
– Вы непоследовательны, лорд. Принц Эннис либо смазливая принцесса, либо лопоухая образина, – педантично поправил его личный камердинер принца. – Оба эти определения вместе не сочетаются.
– Да плевать мне, что с чем сочетается, но эта комнатная барышня на трон не сядет! У нас война идет! Нахрена нам принцеска у власти?!
– Других нет, – мрачно напомнил его собеседник. – Вы сами остальных извели. Вам на руки его покойное императорское величество сколько принцев сдало? Троих! Кто ж виноват, что вы за своими уследить не смогли! Принц Эдуард был великолепным солдатом – он на плацу восемнадцать часов проводил! И что в итоге? Воспаление легких – и склеп. Принц Генрих великолепно держался в седле и проявлял все таланты военачальника. И что вы сделали? Дали ему необъезженную кобылу – и снова склеп. Принц Мигель, конечно, талантами братьев не блистал, но тоже был весьма ответственным молодым человеком… на войну по вашему настоянию отправился? Отправился! И где он теперь? Вот-вот. Так что довольствуйтесь тем, что осталось! – распалившись к концу речи, припечатал старый слуга.
– Ладно, убедил. Мы дадим твоему заморышу еще один шанс, но если меч и тогда его не признает – в монастырь! Пусть там ему воинские качества прививают! – И лорд Макаль, оставив за собой последнее слово, развернулся и выскочил из малой тронной залы. Камердинер принца тоже не стал надолго задерживаться в комнате. Ему предстояло великое дело – подготовить принца к смотру.
Вес, до этого с интересом вслушивавшийся в разговор, задумался. Когда он отправлялся в святилище Древних на тот обряд обретения сути, у императора был лишь один ребенок. И звали его точно не так, как этих многочисленных принцев. Впрочем, еще рано было судить о том, сколько времени прошло с тех пор. Да и куда больше старого воина интересовали другие, более важные сейчас вещи. Например, принц.

Эннис ненавидел весь мир. Особенно сейчас, когда злые слезы жгли глаза, а от пережитого унижения хотелось только одного – умереть. Юный принц не привык к подобному обращению. Да и чего от него хотел этот военизированный чурбан? Он только-только потерял последнего брата! За какой-то год – всю семью!
Старый преданный Макс возник на пороге с сияющей улыбкой на губах.
– Ваше высочество, они согласны повторить! Лорд Макаль к завтрашнему полудню вновь соберет воинский совет!
Эннис лишь поморщился. Снова стоять под перекрестным огнем неприязненных взглядов? Снова тянуть руки к старой уродливой железке, покрытой копотью и кровью? Хоть бы отмыли родовой меч, что ли! А то, как нашли его на поле боя, – так и положили. Железку нашли, а Мигеля нет.
– Ты же понимаешь, что это бесполезно, – буркнул принц, сворачиваясь калачиком на богато расшитом покрывале. – Он не послушает меня. Как бы я ни старался. Лишь снова опозорюсь.
– Вы просто по-настоящему и не пытались, – сурово произнес камердинер. – Вот ночью и попытаетесь. Знаю я вас, вы под чужими взглядами сразу смущаетесь и теряетесь. Вам без посторонних вначале попробовать надо. Уверен – он откликнется. Он всегда слушается императоров, а вы последний.
Эннис, обхватив руками подушку и прижав ее к своему животу, промолчал. Он уже в это не верил. Может, правду говорят – и он не сын своего отца? Всякое же бывает…
– Вы ведь попробуете, правда? Чего вам стоит? Ради меня? Ну, уважьте старого слугу, который был с вами все это время!
Разочаровывать преданного Макса не хотелось. Тем более Эннис давно уже не видел такого азарта в потускневших больных глазах своего слуги. А еще такой веры, абсолютной и непоколебимой веры – в него.
– Хорошо, – буркнул в подушку принц. – Я попытаюсь.

А вечером Макс развил такую бурную деятельность, что Эннису даже не по себе стало от таких приготовлений. Его на свидание к этой грязной железке готовили как на брачное ложе невесту! Вымыли, высушили, одели… и даже перед зеркалом усадили причесывать!
Оказавшись лицом к лицу со своим ошалевшим отражением, принц несмело улыбнулся. На совершенно гладких щеках юноши тут же обозначились милые ямочки. Да уж, и правда – девица. Смазливая. Глаза синие, ресницы длинные, волосы светло-русые, на концах чуть вьются… еще и ямочки! Полный набор, в общем. И даже заметная лопоухость ничуть не портили этой картины, напротив, добавляли какого-то особого очарования. Хоть сейчас в белое платье – и замуж. Разве такие королями становятся?..
Тяжело вздохнув, Эннис позволил Максу завершить последние приготовления и отправился в малую тронную залу. Единственное, на что надеялся юный принц в тот момент, это никого не встретить в коридорах – не хотелось терять последнего уважения в глазах придворных.

Судя по внутреннему ощущению времени Веса, стояла глубокая ночь, когда его покой в очередной раз нарушили. Вынырнув из задумчивой полудремы, старый воин попытался понять, кому это не спится. Судя по шагам, легким и осторожным, это был ребенок. Вот только что мог забыть ребенок здесь в такой час?
А шаги тем временем приблизились и замерли. Совсем рядом. Напротив постамента. Вес с внезапной силой почувствовал это, живую кровь бегущую по жилам, частящее ударами маленькое сердце – и страх напополам с упрямством.
Невыносимо захотелось взглянуть на столь отчаянно-безрассудное создание. Давненько Веса не посещали столь яркие эмоции, а потому старый воин решил, что грех было отказывать себе в маленьком удовольствии. Да и ночь, что не говори, время мертвых!

Эннис несмело шагнул в холодный зал. Ему с самого детства было неуютно здесь. И сейчас это чувство лишь умножилось. И чего они все хотят? Ну есть железка – и хорошо. Кому она нужна? Так никому ненужный символ! Нет, говорят, конечно, что меч этот волшебный. Создал его еще прапрадед принца, обязал своих потомков его хранить и оберегать, а еще завещал королевство передавать лишь тем, кого этот клинок признает.
К сожалению, против военной аристократии Эннис при всем желании не выстоял бы, да и расстраивать старого Макса, практически вырастившего младшего принца, он не мог. Надо уломать глупую ржавую железку – уломает. Как-нибудь.
Что там согласно ритуалу сделать надо? Меч призвать? Легче легкого! Сейчас привяжем к рукояти длинный конский волос да и дернем в нужный момент – наверняка же предыдущие принцы так и делали. Не верили же они всерьез в байки про волшебство!
Приблизившись вплотную к огромному постаменту из прозрачного стекла высотой почти в два метра, Эннис встал на цыпочки и попытался нащупать меч. Промучившись так пару минут, юноша все-таки его нащупал и кончиком пальцев подтолкнул его к краю. Старое оружие полетело вниз, но принц, извернувшись, в последний момент сумел его перехватить.
– Тьфу, пакость! – выругался Эннис, почувствовав как по пальцам потекла кровь. Выглядит тупой ржавой железкой – а режет. Бросив меч на ковер, юноша полез в карман за платком.
– Какие у нас принцы нежные пошли, – насмешливо раздалось откуда-то из-за спины. Эннис, испуганно подскочив, обернулся. На ковре, поджав под себя ноги, сидел мужчина. По меркам принца – уже старик. Высокий – даже так было видно, плечистый, с резкими, хоть и приятными чертами лица. Темные волосы собраны в хвост, глаза вроде светлые – точнее в полумраке не разобрать. Улыбка надменная и какая-то пакостливая. Так любил улыбаться старший брат принца, Эдуард, перед тем как ударить. Юноша попятился. Этого типа он видел впервые, но он уже ему не нравился. Совсем.
– Ты кто? – упершись лопатками в прохладное стекло постамента, спросил Эннис.
– Я? Вессин. Хотя ты думаю, меня знаешь под другим именем. Кстати, ты мне его сейчас и сообщишь, а то непорядочно как-то самому своего нового имени не знать, – со странной улыбкой произнес незнакомец, пристально рассматривая принца.
– Чего? – не понял юноша. Под странным оценивающим взглядом мужчины он чувствовал себя неуверенно.
– Как меч ваш фамильный обозвали, спрашиваю?
– Вестник Славы. – Механически сообщил Эннис. Он даже удивиться не смог, хотя в их империи это имя знали все от мала до велика.
– О! Уважаю. Узнаю Антиаха – он всегда любил громкие прозвища. Да и созвучно с моим прошлым именем, не находишь? – с прежней усмешкой произнес мужчина, потом потянулся всем телом и вскочил на ноги.
Эннис пораженно уставился на незнакомца. Это он сейчас что пытается сделать? Он хочет его убедить, что он и есть та старая железяка?! Нашел доверчивого ребенка!
– Врешь. Ты не можешь быть мечом, – убежденно произнес принц, невольно принимая воинственную позу.

Вес с интересом наблюдал за мальчишкой. Зеленый совсем. Лет семнадцать-восемнадцать, вряд ли больше. И на Антиаха похож жутко – такой же смазливенький. Но если у его старого друга хватило сил справиться с этим и доказать, что за его внешностью прячется сильный и уверенный правитель, не гнушающийся использовать все свои достоинства и недостатки во благо государства, то этому малышу подобное не грозило.
– Врешь. Ты не можешь быть мечом, – удивительно воинственно для такого воробушка произнес последний из принцев.
– Позволь уж мне самому решать, что со мной может быть, а чего нет. Принцесса, – мстительно добавил он под конец подслушанное днем прозвище. А что? Вполне подходит.
– Я не принцесса! – задохнувшись от злости, яростно прошипел парнишка. Вес даже залюбовался – уж больно знакомо в этот момент блестели синие глаза. Может, при должном обучении что-нибудь из мальца и выйдет, но – запустили. Жутко запустили ребенка. Хотя при наличии трех старших братьев это было неудивительно. Вот только где они сейчас, эти старшие братья?.. Нигде, а значит, придется работать с тем, что осталось.
– А кто ты, если не принцесса? – с нескрываемой насмешкой спросил воин и, не дожидаясь ответа, тут же перевел тему: – Ты кого этим жалким волоском обдурить собирался, а? – взглядом указав на намотанный на запястье мальчика длинный конский волос, продолжил насмешничать он. – Меня что ли? Я жуликам в руки не даюсь.
– Я не жулик! – отчаянно покраснев, упрямо произнес принц.
– Вот и посмотрим, что на это скажет лорд Макаль, когда я ему об этом сообщу.
– Ты не посмеешь! – испуганно побледнев, уже без прежней уверенности произнес юноша.
– Посмею.
– Я приказываю тебе молчать! – в отчаянии закусив губу, надменно вскинул подбородок принц. Видимо, прибегнул к последнему доводу.
– Ой ли. А с чего это я обязан тебя слушаться? – с издевательской улыбкой уточнил Вес, намеренно медленно приближаясь к парнишке.
– Но я… я… – поняв, что он утратил всякий контроль, принц растерялся. Сердце мальчика испуганно зачастило.
– Что – ты? – с издевкой спросил Вес, он намерено бил в болевые точки, пытаясь понять, что собой представляет этот последний из рода Антиаха.
– Я… я будущий король! – удивительно твердо особенно на фоне блестящих от слез глаз произнес он. А потом, словно осмелев, в запале продолжил: – Ты должен меня слушаться! Иначе я прикажу тебя побрить в солдаты и бросить на передовую!
– Испугал, – хмыкнул Вес. – Я меч, принцесса. Впрочем, я и при жизни никогда не бежал от хорошей драки. А вот тебе это явно неведомо. Тебя бы замуж отдать, да даже родить наследника не сможешь.
Эннис от последних злых слов незнакомца похолодел – слишком созвучны они оказались его сегодняшним мыслям. Никому ненужный, всеми покинутый, униженный… Да что эта чурка железная может знать о его жизни? Слезы вновь встали комком в горле. Он так и не оплакал брата – не дали, а теперь еще и этот меч, трон, война!..
Эннис понял, что соскальзывает в позорнейшую истерику, но ничего поделать не мог – слишком тяжело ему дался последний год.
– Приказываю! Слышишь! – налетев на воина, принц замолотил кулаками по широкой груди. – Ты же вещь, ты только вещь! Ты должен меня слушаться!
Вес зло усмехнулся. До чего докатились: принцы уже устраивают истерики! Что ж, значит, будем отучать. Как в свое время наставники-настоятели отучали тогда еще совсем зеленого Веса.
– Я слушаюсь лишь хозяина, принцесса, – холодно произнес воин, даже не пытаясь остановить мальчишку.
– Я твой хозяин, я! Я король!
– Нет, ты капризная маленькая девочка. Ты не можешь ничем обладать, ибо сам никому не принадлежишь. Но мы это будем исправлять, – твердо произнес воин и, схватив мальчишку сзади за шею, впился жестким поцелуем в нежные губы.
Эннис замер. С ним никто и никогда не обходился грубо. А этот тип, называвшийся фамильным мечом, причинял боль – и унижал так, как никто никогда прежде.
Вывернувшись из захвата (как оказалось, не так уж и крепко его держал этот тип), принц рукавом оттер губы. Было противно и гадко.
– Ты что творишь! – возмущенно блеснули синие глаза. Вес, отступив от мальчишки, чтобы не нервировать его лишний раз, нарочито безразлично произнес:
– Объясняю принципы принадлежности. Рабство, принцесса, это такая вещь, которая лишает свободы обоих. И не важно, кто держит за ошейник, а кто – в нем.
– Мне не нужны твои советы! – вновь нацепив маску надменного лорда, убежденно произнес Эннис.
Вес гадко осклабился.
– А разве не ты собирался завтра призвать меня перед собранием военных аристократов?
– Ты… ты… – юноша пытался найти слова и не находил, лишь хватал воздух ртом, как выброшенная на берег рыба.
– Я, – все с той же гадливой улыбкой кивнул воин.
– Ты действительно можешь мне завтра помочь?
– За спасибо? Ну нет. Я, может, и меч, но не дурак же.
Пару секунд Эннис молчал, обдумывая ситуацию. По всему выходило, что особого выбора у него нет.
– Чего ты хочешь? – хмуро, не отрывая взгляда от пола, спросил принц.
– Тебя, – вполне ожидаемо откликнулся мужчина. Почувствовав сальный взгляд собеседника, юноша невольно передернулся, но, задвинув все чувства подальше, лишь деловито уточнил:
– Сейчас?
Вес озадачено посмотрел на мальчика. Сломался? Уже? Ему всегда думалось, что кровь Антиаха сильнее. Да уж, его друг-император не гнушался использовать свою внешность в грязных придворных играх, но он действительно не считал подобное зазорным. Мальчишка же трясется весь, но заставляет себя действовать по чужой указке. Почему? Обладание мечом, конечно, означает так же и обладание империей, но… нет, не похоже, что парню нужен трон. Скорее всего он просто решил себе что-то доказать этим, вот и идет, переступая через себя и свои желания.
Вес, зная, что парень не увидит позволил себе удовлетворенно улыбнуться. Интересный мальчик. Может, из него что и выйдет.
– Ты сначала меня в порядок приведи, хозяин: лезвие почисть, смажь, ножны новые закажи… а потом уже и ноги раздвигай! Прынц! – насмешливо фыркнул воин и вновь стал мечом. Прямо на глазах удивленного Энниса.
Принц тяжело вздохнул – было так легко подумать, что ему все привиделось… Вот только колючая злость внутри да горящие от поцелуя-укуса губы уверяли в обратном.

@темы: slash'ненько, Техника хромает, зато фантазия... больная, заморрроженки, настроенческое, феерическая фийня, я здесь ни при чем! это все горящее конопляное поле...

URL
Комментарии
2013-11-10 в 21:04 

Грозовой дракон
*прыгает, скачет по полу, потолку и стенам*
Такс, требую продолжение. Для меня очень мало. Хочу размер в три книжки. Можно и больше. Разрешаю ;)

2013-11-11 в 14:38 

NikMaria
Я живу, как могу. А Жизнь этим пользуется...
Грозовой дракон, оно изначально как миди планировалось) три части: знакомство-воспитание-правление ) Первая в наличие полностью, а в остальном - все будет хорошо) принцеску в короля воспитают, чес-чесно)

URL
2013-11-11 в 14:47 

Грозовой дракон
*прыгает, скачет по полу, потолку и стенам*
NikMaria, поверю на слово) В общем буду ждать остальные части)

2013-11-11 в 14:59 

NikMaria
Я живу, как могу. А Жизнь этим пользуется...
Грозовой дракон, вот с этим точно напряжно будет... не уверена, что оно вообще завершится) если я даже на фест не написала, то без оного шансы вообще близки к нулю :pink:

URL
2013-11-11 в 15:03 

Грозовой дракон
*прыгает, скачет по полу, потолку и стенам*
NikMaria, твои словно нож в сердце) Но все равно буду ждать столько сколько потребуется, хоть вечность)

   

Корзина для мыслей

главная