20:16 

Naruto Yuri
Love you so much
2-13. Сакура/клон Сакуры. Клон Сакуры убивает оригинал из ревности.

@темы: Sakura/Sakura, выполнено, My, Fest, Fanfiction, 2-ой круг

URL
Комментарии
2011-09-26 в 19:36 

вот попытка:
Она смотрит в зеркало. Там такая же девушка. У неё розовые волосы, зелёные глаза, чуть красные от болезни. Губы потрескались от холода, она опять забыла гигиеническую помаду, спеша на учёбу...
Она смотрит на неё из зеркала. Тут такая же девушка. У неё розовые волосы, тусклые зелёные глаза, которые покраснели от болезни. Губы потрескались от холода, она опять забыла гигиеническую помаду. Проспала и, опаздывая на учёбу, просто забыла проверить сумочку. Она знала, что она забудет, но сказать ничего не могла. Ведь она всего лишь отражение.
Она отходит от зеркала, но вторая всё ещё там. Она не удивлена — эта странность давно уже не пугает её. Она постоянно наблюдает за тем, что она делает, и иногда её взгляд сквозит чем-то непонятным.
Оригинал садится за стол. Достает из сумки тетради, раскладывает их на столе. На столе также появилась ваза, в которую она поставила ярко-алую розу. Глаза отражения сузились: что это? Кто ей подарил цветок?
Она достает из одной из тетрадок открытку, на которой нарисованы всё те же цветы. Читает, что там написано, улыбается. Отражение злится. Отражению хочется разбить зеркало, задушить её, потому что, не осознавая того, ревность мучила её. В конце концов... она была её отражением, она принадлежала ей! А она была её оригиналом... Только её... Так какого чёрта она ходит с кем-то другим, кто, наверное, её ещё и целует?!
Ревность заполнило сердце отражения, жалкой пародии на оригинал.
Девушка в зеркале прижала ладони к ледяному стеклу и тут же отдёрнула их. Она хотела разбить эту проклятую преграду, которая разделяла их.

Сакура обернулась и увидела её. Вновь увидела эти злые глаза — единственное, в чём было их различие. И то, оно было настолько неприглядным, что непривыкший человек этого просто не заметит. Но Сакура уже знала. Видела, как меняются её глаза день ото дня. И это пугало.
Сакура в зеркале смотрела прямо на неё. Она видела испуг в её глазах, и это радовало, ей хотелось смеяться. Её губы зашевелились, говоря: "Что, испугалась?".
Сакура смотрела на отражение. Её губы шевелились, она что-то говорила, но Харуно не понимала, что. А она, сказав это, зло улыбнулась, так, что Сакура отстранилась невольно и налетела на стол.
Сакура-отражение рассмеялась: она её боялась. Ярость наполняла душу, если таковая имелась, отражения. Она вновь подошла к холодной стене, прижав к ней ладони.
Сакура испуганно глядела на то, как отражение подошло вплотную в стеклу и прислонилось к нему всем телом.
Отражение улыбалось.

Она вдруг почувствовала, что руки, прислонённые к зеркалу, куда-то будто проваливаются. В тот же миг Сакура увидела руки — свои руки — появляющиеся из зеркала. Она хотела закричать, но крик не дался, горло сжало кольцом. Вместо дыхания рвался какой-то хрип.
Сакура-отражение появилась из стекла уже полностью. Выпрямилась и ощупала лицо, потом зеркало. Руки в него не проходили.
— Ну, что, — сказала она. — Изменяла мне, значит, да? Кто он?
Сакура не ответила, а отражение подошло ближе. Правда, теперь это было не отражение, а вполне материальная девушка-близнец Сакуры, только со злыми холодными глазами.
Ужас сковал ту, что была настоящей и придал сил её клону. Она всё приближалась, а Сакура пыталась вжаться в стол, как будто он мог ей как-то помочь.
— Боишься, милая? — проворковала Сакура-отражение. — Правильно делаешь.
Их зрачки синхронно расширились — у одной от ужаса, у другой от предвкушения. Отражение облизнулось.
— Ты получишь своё, — шепотом сказала она.
Взяв из вазы розу, она оглядела её, провела пальчиком по шипам. На ранках выступила кровь. Она слизнула её.
— Хм... соль и железо...
Потом цветок хлестнул настоящей по лицу. На лице появились царапины. У девушки-отражения они появились тоже. Разница лишь в том, что отражению не было больно. У реальной же лицо горело.
— Что ж, — сказала Сакура-отражение. — Видимо, когда я наношу повреждения тебе, подобные появляются и у меня. Умрём вместе. Романтично.

Руки отражения легли на горло реальной. У обеих перехватило дыхание. Но отражению не было страшно. А реальной было.
— Прощай, — просто сказало отражение, прежде чем сдавить горло окончательно.
Жизнь покинула тела одновременно.
Но отражения нигде не было. Оно просто исчезло со смертью своей хозяйки, чтобы прийти в чужое зеркало другим отражением.

URL
2011-09-27 в 13:20 

Гость, попытка вполне удачная, по мнению зокащега. У каждого человека есть своя темная сторона, в "Наруто" это обыгрывалось не раз и не два. Только это темное, изначальное - оно вечно. В отличие от личности, которая формируется на протяжении жизни.
Спасибо за исполнение, заставило задуматься.
зокащег.

URL
2011-09-27 в 18:00 

не за что, рада,что вам нравится о.о

автор

URL
2011-09-30 в 06:04 

Да, и после тура зокащег желает знать вас в лицо)
зокащег.

URL
2011-10-02 в 16:57 

да ооок
автор

URL
2011-12-16 в 06:44 

Исполнение номер 2.

1231 слово.
Предупреждения: POV Сакуры


Я прихожу домой поздно; сложные миссии. Закрываю дверь на ключ. Оглядываюсь.
Она здесь – стоит у меня за спиной. Она ждала.
- Ну, наконец-то, - тянет, обнимая неприятно-прохладными, как у лягушки, руками. – Тебя так долго не было, Са-ку-ра.
Она единственная, кто меня ждет.
Я создала ее сама – несколько лет назад, когда поняла, что, скорее всего, не смогу впустить в свою жизнь постороннего человека. С тех пор мне много раз приходилось обновлять ее. Делать более совершенной.
Сейчас она похожа на меня не так сильно, как вначале. Может, не похожа совсем; мне трудно сказать.
Когда я с ней, то не могу судить со стороны. Я всегда эмоционально вовлечена.
Она не позволяет мне грустить. Никогда.
- Ты покрасила волосы? – спрашиваю, оборачиваясь к ней. Да, точно – теперь она брюнетка. И эти каблуки. Она кажется выше меня.
- Я думала, тебе нравится такой цвет волос, - она проводит рукой по своей растрепанной шевелюре.
Это правда. За свою жизнь я любила только двоих людей, и оба они были брюнетами.
Его вы наверняка знаете. Учиха Саске, который был важной частью моей жизни… пока не стал частью чужой смерти.
Моя любовь к нему была слабостью. Болезнью, с которой я не знала, как справиться, даром что медик.
А исцелила меня она. Вы о ней вряд ли слышали. Во всяком случае, не думали, что я…
Хьюга Хината. Моя вторая любовь, в сотни раз более разрушительная, чем первая.
Первая была изначальной неосуществимой мечтой, от которой следовало избавиться. В чем-то глупой, в чем-то эгоистичной, в чем-то разрушительной.
Но это было логичное чувство. Учиху Саске любили все. Просто у меня было достаточно сил, чтобы бороться за свою привязанность.
А Хината…
Во-первых – у нас все могло быть. Я верила в это тогда, верю и сейчас, и это заставляет меня страдать.
Потому что она была человеком, подарившим мне первый поцелуй.
Дело было после шумного концерта, на который мы с ней пошли, оказавшись на миссии в большом городе. Выступала одна известная группа; щечки Хинаты раскраснелись, она прыгала вместе со всеми возле сцены и хлопала в ладоши, и, совершенно раскрепостившись, свистела чуть ли не громче всех. Тогда я с удивлением поняла, что она – фанат. Она умела это – фанатеть. Полностью отдаваться кому-то или чему-то, без эгоизма.
Я так не могла. И поэтому мне стало завидно; там, возле сцены, я обняла ее, желая отстранить… оттеснить… оградить.
А она вдруг обняла меня в ответ. И поцеловала, неожиданно крепко. Прямо в губы.
Я не знала, что она умеет так. Я ничего о ней не знала. И о себе тоже – потому что собственная противоречивая реакция для меня стала полной неожиданностью.
Я вдруг поняла, что сейчас могу уговорить ее зайти дальше. Много, много дальше.
Но я не хотела, чтобы Хината зависела от меня в таком плане. Не хотела, чтобы она привязывалась ко мне.
Так близко. Она была так близко от меня – а я отказалась. Я ее оттолкнула, хотя Хината никогда не оттолкнула бы меня. Я верю в это. Она умела не только фанатеть, но и дружить, и ее дружба легко могла стать любовью, как и любовь стала дружбой. Вы ведь понимаете, о чем я, да?
Я до сих пор жалею о том, что свела все к дружбе, не решившись шагнуть за грань. Но, если бы все повторилось, я бы поступила точно так же.
Я поняла, что люблю ее. И не могу позволить ей связаться с девушкой. Она – Хината. Она должна быть счастлива так, как мечталось с ранних лет. Большая счастливая семья… дети… никакой Харуно Сакуры в качестве тайной любовницы.
И вот это чувство было нелогичным. Потому что я не о себе думала, а о ней. Не как о популярной девчонке (которой, к слову, Хината никогда не была), а как о ней самой.
Я ее любила – не образ, который себе придумала.
Поэтому я сделала вид, что тот поцелуй ничего не значил. Для некоторых девушек так бы оно и было. Само по себе прикосновение губ к губам вообще мало что значит, верно?
Но не в случае с Хинатой.
После того концерта мы резко отдалились.
А в моем пустом доме появилась девушка с розовыми волосами и потерянным выражением лица.
Я учила ее улыбаться. Я не давала ей грустить. Я целовала ее и укладывала в постель, читала ей на ночь сказки и гладила ее по плечам, и однажды взяла ее – так, как хотела, но не решилась взять Хинату.
Было ли это любовью?
Нет. Тогда я могла думать только о Хинате. Девушка с розовыми волосами ничего для меня не значила. То, что она время от времени исчезала, а потом, появляясь, становилась немного другой… обретала подобие личности… Это не имело никакого значения.
Поначалу.
- У меня… не складываются отношения с теми, у кого такой цвет волос, - дергаю за ее темную прядь.
- Ну, тогда я могу покраситься в блондинку, - растягивает губы в фальшивой улыбке. – Ты всегда нравилась блондинам.
Ну да. Сначала – Ино, для которой я значила много больше, чем она для меня. После того, как мы сдружились с Хинатой, Ино начала встречаться с первым же претендентом на ее внимание, хотя до этого динамила их с завидным постоянством. А я только через пару лет поняла, почему.
А после Ино был Наруто. Но это отдельный разговор.
- Или в рыжую.
Рыжая… еще хуже. Помнится, была такая Карин. Я еще ее от смерти спасла как-то… по долгу службы. А она подумала… а я не поняла. Почти как с Ино.
Поразительно, не правда ли? У меня было столько шансов устроить свою личную жизнь. И вот, пожалуйста – я стою в прихожей дома, где меня ждет только частичка меня самой. Никого больше.
Люблю ли я ее?
Нет.
Если бы я любила себя-ее, мы бы остались единым целым. Я не позволила бы ей отделиться.
Но ведь никогда не поздно повернуть назад, верно? И быть счастливой. Неважно, одной или с кем-то… Но завершенной. Единой. Гармоничной.
- Я знаю, о чем ты думаешь, - неожиданно говорит она, отстраняясь. – Я не нужна тебе. Ты не любишь меня. Ты больше меня не хочешь. У тебя появилась другая.
О чем это она?
- Я была для тебя только заменой той, другой. Я знаю ее, - она с ненавистью дергает себя за волосы. – Я пыталась быть похожей на нее… чтобы нравиться тебе. Но я не могу быть ею! Я – не она!
- Ты – это я, - соглашаюсь. – То, что нас двое – неправильно. Мы должны быть одним целым. Уходи.
- Чтобы ты была с другой? – она скалится. Видеть такое выражение на этом лице неправильно, непривычно. – Без меня? Никогда.
- Как ты не понимаешь, - начинаю я, - мы будем едины…
Тут до меня доходит абсурдность того, что я делаю.
Я говорю я ней так, будто она – действительно личность, а это уже диагноз.
- Рассейся, - говорю я, собираясь сложить печати… но она не позволяет мне.
У нее липкие холодные руки, как у лягушки, и мне кажется, что кунай, который она вонзает мне точно в сердце, покрыт слизью.
- Кто сказал, что уйти должна я? – шипит она мне в лицо.
Я морщусь. Какая неприятная смерть.
***
- Хината.
- Са… Сакура-сан!
Хината рада меня видеть. Кто бы сомневался.
За прошедшие несколько лет она неоднократно могла выйти замуж, но почему-то не делала этого. Наивная вера в первую любовь?
А может, во вторую?
Я намереваюсь узнать это точнее и с этой целью приглашаю ее на первую вспомнившуюся мне тусовку. Разумеется, на выходных. Мы – куноичи, в остальное время мы на миссиях.
Хината обещает, что придет.
Хината спрашивает, что случилось с моими волосами.
- Ты покрасилась, Сакура-сан?..
- Ах, это, - накручиваю на палец прядь своих темных волос. – Да, решила… кое-что изменить.
…В конце концов, прошлая «я» мертва.

URL
2011-12-16 в 06:47 

Исполнение номер 3.

1651 слово.
Предупреждения: AU, OOC


Сакура познакомилась с ней в Интернете.
У нее был странный и плохо запоминающийся ник, нечитаемый набор звуков и цифр; Сакура даже произнести этого вслух не могла. Она всегда использовала автоматическое обращение, потому что настоящее имя ее новая знакомая называть не стремилась. Скромничала, наверное. А может, оно было слишком странным.
Очень быстро Сакуру перестало интересовать имя ее новой знакомой.
Общение. Понимание. Вот что стало главным. Не пустая беседа, лишь бы скоротать время. Общение настоящее… живое, сколько бы километров не разделяло их в реале.
Ей Сакура могла рассказать все, начиная от своих проблем в изучении хинди и заканчивая постоянными ссорами с ближайшей подругой-в-реале. Ссоры травмировали Сакуру, заставляли ее осознавать собственное ничтожество. Она не могла справиться без кого-то рядом.
Ее Интернет-подруга внимала. Читала длинные мейлы, отправляла не менее подробные заверения в том, что все будет хорошо, потому что Сакура этого заслуживает. Картинки, прикрепленные к письмам; ее знакомая всегда была в аське, когда бы Сакуре ни вздумалось туда зайти. Она всегда могла получить необходимую поддержку…
Интернет-подруга Сакуры была сильной. Она не нуждалась в чужой поддержке. Она не боялась – ничего, и ее уверенность передавалась Сакуре через пространство Сети; «Я всегда буду с тобой. Мне все равно, что о тебе думают другие. Для меня не имеет значения, кем себя считаешь ты. Я знаю – ты самое совершенное создание этого мира. Я никогда не оставлю тебя и помогу всем, чем сумею».
Это не были пустые слова. Когда Сакура вследствие очередной – вдребезги – ссоры с подругой-в-реале оказалась на мели, ей пришел денежный перевод от Интернет-подруги. «Отдашь потом, - написала она в очередном мейле. – Это не подарок. Ты не должна чувствовать себя обязанной».
Постепенно Сакура все больше отдалялась от людей, с которыми училась и работала. Как ни странно, ей стало гораздо легче общаться с ними по пустякам. Она чувствовала себя намного увереннее.
Глубокое общение всегда ранит. Если ты живешь с кем-то, этот человек не может не ранить тебя.
И только подруга, у которой нет осязаемого тела, которая апеллирует напрямую к твоему разуму, не причиняет боли.
«Я всегда буду с тобой, так что верь в себя.
Я люблю тебя».
Последняя фраза – самая растиражированная в Интернете… и не только. Каждая книга, любой фильм… Где угодно. Ее можно встретить где угодно.
В письме Интернет-подруги Сакуры эта фраза впервые появилась через год после их знакомства.
Это было нечто большее, чем пустая формальность. Это было признание, и Сакура смеялась, как сумасшедшая, не в силах сдержать своего нелогичного, ничем не обоснованного счастья, и грызла ногти, и закрывала лицо ладонями – нет, нет, что ты, милая, я этого не стою…
«Ты достойна».
Она всегда будто читала мысли Сакуры, ее Интернет-подруга.
«Спасибо за то, что отправила мне свою фотографию. Никогда не думала, что внешняя привлекательность может сочетаться с внутренней. Ты – первый такой человек, которого я встретила.
Я люблю тебя».
И Сакуре ничего не оставалось, кроме как ответить: «И я тебя».
Она призналась в любви девушке, о которой ничего не знала. Даже место проживания. Это все казалось несущественным; они всегда обсуждали только саму Сакуру… а когда ей не хотелось рассказывать о себе, Интернет-подруга развлекала ее интересными историями, из жизни и не только. Она была настоящая фантазерка.
С ней Сакура всегда чувствовала себя легко и непринужденно.
«Ты очень талантлива».
«А ты? Как ты выглядишь? Где ты живешь? Я – в С., ты знаешь, а ты?
Я бы так хотела встретиться с тобой!»
«Я не буду отправлять тебе свою фотографию. Лучше давай действительно встретимся.
Я живу там же, где и ты».
«И ты молчала?!»
«Ты не спрашивала».
Это была правда; они назначили время и место встречи – известное кафе, обеим удобно добираться.
Сакура просидела там три часа после назначенного времени. Ее Интернет-подруга не пришла на встречу.
Уже выходя из кафе и чувствуя себя раздавленной, Сакура столкнулась со своей подругой-в-реале. Той самой, с которой они все время ссорились… до того, как полгода назад их общение свелось к пребыванию на общих лекциях.
В их встрече не было ничего удивительного. Кафе располагалось недалеко от их университета.
- Он не пришел, - резюмировала подруга-в-реале после первых приветствий. Сакура была как в воду опущенная и слабо реагировала на внешние раздражители; вздохнув, подруга-в-реале взяла ее за руку. – Пойдем, посидим вместе… Вспомним старые деньки.
Посиделки в кафе не задались. Сакура отвечала на вопросы подруги-в-реале односложно и невпопад и казалась себе ужасно нелепой.
Ее – бывшую? – подругу это ничуть не смущало. Она много смеялась, и рассказывала что-то невероятно забавное, и не отпускала рук Сакуры, так, что та постепенно начала оттаивать.
- Мы ведь еще увидимся, правда? – спросила подруга-в-реале с неприкрытой надеждой, когда Сакура решилась прервать эту странную встречу. Она хотела побыстрее оказаться дома, в кровати… выплакаться в подушку. Может, выпить горячего шоколада…
И не включать компьютер. Не знать. Лучше не знать.
А вдруг с ней что-то случилось? Она не отвечала по оставленному номеру телефона. Может, не могла?
А вдруг…
Сакура ничего не хотела знать. Хорошо, что еще остались бумажные книги и телевизор, в который можно смотреть, не думая, прихлебывая свой шоколад.
Отгородиться ото всех, всех, всех.
Глубокое общение причиняет лишь боль – разве ты не знала об этом, Сакура?
- Да, конечно, - на автомате ответила Сакура своей подруге-в-реале. – Увидимся.
Подруга прищурилась:
- А ведь ты врешь. Ничего, я тебя сама найду.
Она была так же проницательна, как раньше.
Стоит им опять сойтись – и снова будет больно. Несовместимые характеры; вместе им всегда было плохо. Мучились этим подобием дружбы… из страха не устоять в одиночку, наверное. Или не потянуть плату за аренду…
Потянули. Стали счастливее? Вряд ли. Во всяком случае, не Сакура, только сегодня понявшая, что не знает свою настоящую, Интернет-подругу в лицо, что связь между ними ненадежна еще более, чем между ненадежными друзьями-в-реале.
Отгородиться, отгородиться. Ото всех.
На следующий день, в университете, Сакура не выдержала. Зашла проверить почту с казенного компьютера.
На сайте, где она была зарегистрирована, остался адрес того, кто заходил проверять свою почту до Сакуры. Без пароля, ясное дело.
Увидев этот адрес, Сакура вздрогнула.
Она узнала почту своей Интернет-подруги.
Один сервис. Они пользовались одним сервисом.
Один университет. Они учились в одном университете.
Зайдя на почту, Сакура обнаружила добрый десяток писем от своей Интернет-подруги. Та извинялась, писала, что не смогла прийти вовремя, и позвонить тоже, приводила убедительные доводы, которые можно было встретить почти в каждой запутанной любовной истории…
Любовной.
Она предлагала назначить новую встречу.
А последнее письмо было странным: «Не забывай: ты любишь меня».
- Я… люблю тебя, - согласилась Сакура, убирая пальцы с клавиатуры.
Внезапная догадка – и все стало на свои места.
Подруга-в-реале не соврала. Она нашла Сакуру сама – двумя парами позже.
- Это ты, - сказала ей Сакура, припирая подругу к стенке в пустующем коридоре. – Это ты… ты любишь меня.
- Только сейчас поняла? – подруга улыбалась, и Сакура была уверена, что знает, с кем переписывалась все это время. Ее подруга-в-реале и Интернет-подруга оказались одним лицом; ссоры объяснялись так же просто, как постоянные прочувствованные мейлы – изъявление чего-то большего, чем дружба. Изъявление… любви.
Никто не мог знать Сакуру так же хорошо, как ее подруга и соседка по квартире; никто из тех, кто пользовался казенным компьютером в их университете, не мог писать Сакуре такие письма.
И встреча в том кафе, конечно, не была случайностью.
- Я… никогда не забуду, - пообещала Сакура, - что тоже люблю тебя. Больше я не стану… бояться.
Она решилась первой – поцеловала ту, по которой так скучала… и получила жаркий, влажный ответ. Знак согласия.
- Ты стала такой… сильной, - выдохнула подруга, когда они на мгновение разомкнули губы.
Потом обеим стало не до разговоров.
Их университет недаром считался одним из самых прогрессивных; редкие студенты, проходившие по не самому оживленному в это время коридору, старательно делали вид, будто не замечают двух целующихся девушек.
А Сакура и ее подруга не могли остановиться; дорога к подруге, которая жила ближе, затянулась на неопределенный срок. Идти до ее дома было всего пятнадцать минут, но девушки не могли пройти больше двадцати шагов, чтобы не остановиться и не начать целоваться; не показуха, которую часто можно увидеть на улице и в транспорте, а поток, которому нет сил противиться.
Повинуясь этому потоку, отпустив себя, Сакура делала вещи, которые раньше казались бы ей смешными или даже отвратительными; было хорошо. Лучше, чем с немногими мужчинами, которых она знала – можно расслабиться. Довериться. Наконец-то.
…Сакуру разбудил звук сообщения. Не поднимаясь с кровати, она кое-как выпуталась из объятий недовольной подруги, которая крайне неохотно, но все же ее отпустила.
СМС-сообщение пришло с номера, который указала ей Интернет-подруга, и гласило: «Ты говорила, что любишь меня. Ты меня обманула».
Сакура посмотрела на дисплей… перевела взгляд на спящую подругу-в-реале.
Телефон у нее в руках ожил снова; новое сообщение с того же номера гласило: «Мне жаль, но я не могу поступить иначе. Я не могу делить тебя с кем-то другим».
Сакура выронила телефон… и почувствовала чьи-то руки на собственном горле.
К ее телу сзади прижималось такое же обнаженное, несомненно женское тело с нежной кожей; а подруга-в-реале продолжала сладко спать.
Сакура попыталась закричать, но не смогла. Из ее горла вырвался только сдавленный хрип.
А потом к ее уху прильнули мягкие губы, и удивительно знакомый голос шепнул:
- Я слишком люблю тебя…
Тогда Сакура повернулась лицом к той, кого любила по-настоящему; и, не пытаясь разомкнуть ее руки, вместо этого сомкнула объятия.
***

URL
2011-12-16 в 06:47 

- Я не могу остаться с тобой, - сказала Сакура своей подруге-в-реале.
- Но, Сакура… – подруга казалась ошеломленной. Это было хорошо – не придется вдаваться в подробности.
Так же хорошо, как свитер с высоким горлом, прячущий от ее глаз следы на шее Сакуры.
«СМС с одного телефона на другой – у меня их два.
Письма с одной почты на другую – у меня их две.
Денежный перевод, которого не было. Всего лишь запас, отложенный на черный день.
Глубокое общение с другими людьми причиняет боль.
Но замкнуться в себе – не выход».
- Дело не в тебе, а во мне. У меня есть… проблема. Пока я с ней не разберусь… я не хочу подвергать тебя опасности.
«Просто я – это не всегда я.
Просто сегодня я умерла.
Но ее убить было некому, так? Она не смогла пожертвовать собой.
А пока жива она, живу и я».
- Сакура…
- Я не боюсь, - сказала Сакура. «Я не могу бояться, потому что не лгала ей. Я тоже люблю ее… и сумею с ней справиться – дайте только время». – До встречи.

URL
   

Naruto Yuri & Shoujo-ai

главная