20:14 

Naruto Yuri
Love you so much
2-5. Ино/Сакура. Канон. Ино погибла в результате несчастного случая, но время от времени мерещится Сакуре. Несколько раз это спасает Сакуру от верной смерти на миссиях (и не только). Сны, мысли об Ино, терзания. Сакура медленно сходит с ума.
Хотелось бы увидеть конец этой истории, каким бы он ни был.

@темы: 2-ой круг, Fanfiction, Fest, Ino/Sakura, My, Shoujo-ai, выполнено

URL
Комментарии
2011-09-27 в 19:45 

Пробую исполнить вашу заявку.

Ты умерла... Я помню до сих пор, как ты смотрела на меня перед смертью, как просила жить. Ненавижу того, кто убил тебя. Я пыталась вылечить тебя, но чакры не хватало, руки дрожали, а ты всё медленнее дышала, я чувствовала, что твой пульс замирает. Я ломким голосом просила потерпеть ещё чуточку, хотя чего ждать и какой смысл терпеть? Подмоги ждать было неоткуда.
Почему ты умерла так вовремя, так рано? Только неделю назад ты призналась мне в любви, я ответила взаимностью, ведь я давно тебя любила. А потом Цунаде отправила нас на совместную миссию, которая была не особо сложной на первый взгляд.
Но потом оказалось, что нас ждала засада. На тебя напали со спины, а я чисто случайно увернулась. Лучше бы я была на твоём месте...
Пробили лёгкое и чуть-чуть не достали до сердца. Вероятность, что ты выживешь, была практически нулевой.

И ты умерла. А я осталась одна, совсем одна.
И вот сейчас я лежу в пустой квартире, в комнате, где мы когда-то засыпали вместе, окно открыто и лёгкий ветерок перебирает мои волосы, как когда-то это делала ты.
Устало перевожу взгляд, который блуждал по потолку, на подоконник. И дыхание вначале замирает, а потом срывается на безудержность: на подоконнике сидела ты. Сейчас твои волосы были распущены, глаз как всегда сокрыт чёлкой, а на губах играла лёгкая улыбка. Ты смотрела прямо на меня, но твой взгляд был каким-то... ну, пустым, что ли.
— Ино? — хрипло шепчу, поднимаясь с постели.
— Да, это я.
Знакомый, тихий, нежный голос. Твой голос. Недоверчиво смотрю и протягиваю руку вперёд, идя по направлению к тебе.
Смотришь за моими движениями. На губах всё та же улыбка, только теперь она отпугивает меня, но я всё равно иду к подоконнику медленными маленькими шажками, боясь, что ты растворишься, что ты — лишь видение.
Подхожу и смотрю на тебя какое-то время, не решаясь коснуться. Потом протягиваю руку. Твоя улыбка становится какой-то демонической и когда я пытаюсь погладить твою щёку, ты исчезаешь.
В недоумении, застыв на месте, смотрю туда, где только что была ты, даже принюхиваюсь. Пахнет тем цветочным запахом, которым пахла ты. Так пахло в цветочном магазине твоих родителей... Поэтому я туда не захожу. Больно становится.
Оглядываю окно, потом свешиваюсь за него, будто надеюсь, что ты там меня ждёшь. Как когда-то давным-давно.
Наверное, померещилось. Вновь ложусь на кровать, обнимаю себя руками и сворачиваюсь в клубок, закрывшись одеялом с головой. Усталость вдруг накрыла меня с головой, как и одеяло, которое не грело, к слову. Я закрыла глаза и провалилась в сон.

— Сакура, почему ты не навещаешь меня?
Я стою посреди зелёного поля и оглядываюсь, пытаясь понять, откуда идёт голос, но не вижу источников звука.
— Я здесь.
Оглядываюсь. Никого.
— Да нет же, здесь.
Вновь поворачиваюсь. И вновь пустота.
— Слева.
Резко поворачиваюсь снова и протягиваю руку. Пальцы хватают пустоту, пропуская сквозь себя воздух.
— А, нет, справа!
И смех. Даже не утруждаю себя повернуться.
— Ты меня не видишь... Когда ты придёшь ко мне... я жду тебя...

С криком просыпаюсь. Что это? Что за сон?..
Прижимаю руки к лицу. Голос был как у Ино, только странно искажённый.
Это сводит меня с ума...
Встаю с кровати, пол ледяной... или мне кажется? Как он может быть ледяным? Ладно...
Иду на кухню, наливаю себе воды. Выпиваю стакан практически залпом, но в горле сухо и хочется попить ещё. Пью снова. И снова. А жажда не утихает.
— Хочешь пить? Может, попьёшь крови? Она утоляет жажду...
Стакан выпадает из руки и разбивается.
— Ино?!
Пусто. В комнате — никого. Только осколки на полу. Подбираю их. Палец проехался по острому кончику и на нём выступила кровь.
— Хочешь пить? Выпей её...
Зловещий шёпот прямо над ухом. Вскидываю голову и вижу зелёный свет над собой. Как будто чьи-то глаза... Вскрикиваю, вскакиваю и бегу к выключателю. Включаю свет. Пусто.

— Сакура!
Очнувшись, мотаю головой.
— Цунаде-сама?
— Ты спишь, что ли?
— А, да, простите, плохо спала ночью...
Хокаге недобро смотрит на меня и отворачивается. Мы сидим на ветке дерева, выглядывая врага. Я постоянно засыпаю, потому что не спала уже три ночи. Все три ночи ко мне приходила Ино и шептала что-то зловещее. А если я вставала, когда хотелось пить, она шептала, чтобы я пила свою кровь, чтобы утолить жажду.
Вдруг над ухом раздался шёпот:
— Осторожнее! Они сзади!
Вздрагиваю и поворачиваюсь назад.
— Что такое?
— Цунаде-сама, кажется, я видела движение сзади.
Хокаге пригляделась. И тут, поняв, что они разоблачены, на нас бросились три мужчины в масках и чёрной одежде.
— Берегись того, что слева, он сильнее всех, — раздался голос в голове.
— Цунаде-сама, слева — их главарь! — кричу я.
Она недоверчиво смотрит на меня, но атакует этого самого левого. Он тут же уклоняется от удара, который вообще довольно сложен для того, чтобы уйти от него.
— Сейчас тот, что выше, бросится на тебя.
Так и случилось.
Горько улыбаюсь и следую подсказкам внутреннего голоса...

— Сакура... Когда ты придёшь ко мне?
Вскакиваю с криком. Вторая неделя этого ада.
— Сакура... Приди...
Она снова сидит на подоконнике, я молча взираю на неё. Её губы не шевелятся, но я слышу её голос. Он звучит у меня в голове.
— Сделай это... я знаю, ты хочешь пить... выпей крови... возьми лезвие... нож... и режь... режь... иди ко мне...
Слезаю с кровати и медленно подхожу к образу девушки, к своему личному глюку. Кричу прямо ей в лицо:
— Уйди! Оставь меня! Я не хочу тебя видеть! Не хочу слышать! Исчезни!
На её лице появляется улыбка, мерзкая и сравнимая с улыбкой Дьявола.
— Прекрати! — голос срывается.
Терпения не хватает. Я хватаю со столика у кровати нож, полоснув им по запястью, слышу довольный смех:
— Вот, молодец, моя девочка...
— Уйди... — всё ещё надеюсь, что она уйдёт, но она приближается всё сильнее, когда как кровь из вен исчезает.
Не уходит. Лишь смеётся, хотя это всё в моей голове, я знаю.
Дыхание затихает.

Утром её найдут мёртвой. Рука была изрезана ножом, который нашли тут же, рядом.
Как позже скажет Цунаде, она умерла от психоза. Правда, причину никто не знает...
А на подоконнике её комнаты иногда появляется блондинка с длинными распущенными волосами. И слышится смех, тихий и горький.

URL
2011-09-30 в 00:19 

Грустно.
Но чего-то такого и хотелось.
Спасибо, автор.
заказчик.

URL
2011-10-02 в 16:58 

не за что)
автор

URL
2011-10-29 в 03:48 

- Ты похожа на королеву с противоположной части доски, - хрипло говорит Киба, - если бы не волосы, я бы решил, что ты перешла на темную сторону. – Ино прищуривается и смотрит дикой кошкой. Черный цвет ей чрезвычайно к лицу. – Я ферзь, а не королева, Киба, и лучше тебе оставаться на своей клетке. – Она мягко спрыгивает и приземляется на входе в «Ичираку».
Вечеринка еще не набрала обороты, музыка едва мурлычет, из планируемых гостей собралась треть, и почти все трезвые, но Ино знает: пройдет два-три часа, и внутри станет не развернуться, танцы затянутся на всю ночь, а наутро кто-то получит миссию по восстановлению ресторана. Коноха и Суна празднуют вместе редко, и каждый раз, как последний. Но Ино плевать на праздник, она незаметно проходит в помещение и отыскивает знакомую чакру, скрыв свою. Сакура и сучка из Песка, сестра Козекаге. Ино знает, что Темари в теме и не слишком –то доверяет своей девушке, которая, судя по румянцу, пьет далеко не первую стопку. Работа с Пятой постепенно делает из Харуно алкоголичку, она пьет саке едва ли не каждый день. Кувыркаться с подпившей Сакурой довольно забавно, но иногда Ино думает, что уже не представляет подругу без допинга.
Она присаживается за спиной Сакуры и хорошо слышит их диалог. Темари не обращает на нее никакого внимания.
- ... очень красивые. Наверное, они мягкие, да, Сакура?
- А мне больше нравятся блондинки, - говорит Харуно и мечтательно покачивает туфелькой. Она сидит, закинув ногу на ногу, в своем чертовски коротком светлом платье с чайными мелкими розочками. Хрупкую лодыжку украшает серебряный браслет, подарок Ино, Темари смотрит на ее ноги. Просто пожирает их. Ино готова поклясться, что мысли в ее голове самый грязные.
Официант проносит поднос с саке, Ино снимает сразу две стопки и опрокидывает в себя одну за другой. Ходить на миссии, следить за проделками своей сучки – это держит в напряжении. Она часто задумывается, способна ли Харуно раздвинуть ноги для кого-то еще – или это просто необходимый ей флирт, маленькая игра, чтобы почувствовать себя желанной. Возможно, Сакуре чего-то недостает в их странных отношениях? Ино не хочет переводить все в сопливую романтику и обращается с ней, словно дрессировщик с плохо прирученным зверем. Хочет ли Харуно стабильности, да чего она вообще хочет? Нить разговора утеряна, она понимает это, когда Темари начинает призывно смеяться.
- Сакура, я о людях, какая разница, Суна, Коноха. Просто у вас как-то теплее, девушки красивее. – Взгляд, которым она ласкает Сакуру, трудно неправильно истолковать, и та, развратная сучка, наслаждается сексуальным интересом красивой блондинки, откидывает голову и встряхивает волосами. Сказать, что Ино кипит от гнева – значит не сказать ничего.
- Знаешь, Тем, если сейчас подняться по лестнице к Скале Хокаге, мы будем словно между двумя огнями – огнями деревни и звездами. Ты сможешь увидеть Коноху, как на ладони.
- Очень романтично, - с предвкушением в голосе говорит Темари.
Сакура оборачивается и смотрит на Ино с самой ехидной и кровожадной улыбкой. Яманака швыряет стопку на пол, та разбивается вдребезги, в тот же момент диджей включает музыку на полную громкость, и пол под людьми начинает вибрировать.
Гостей в ресторане заметно прибавилось, Ино приходится лавировать между ними, когда она прорывается к выходу, таща Сакуру за руку за собой. Воздух пьянит ночной свежестью, они заходят за угол «Ичираку».
– Значит, тебе нравятся блондинки, - Ино пихает Сакуру, и та налетает спиной на стену. На секунду ей становится трудно выговаривать слова, - ...я имела в виду тебя.
- Это придется доказать, детка.
- Сначала докажи, что ты блондинка, детка, - отвечает Сакура и грубо расстегивает ширинку ее черных брюк.
- Покажи тогда, что у тебя под платьицем. Ино пробирается рукой под маленькие трусики и чувствует, как ее девочка возбуждена. – Сучка моя маленькая, - шепчет она и притягивает к себе Сакуру вплотную. – Поцелуй меня.
Они жадно сталкиваются губами, кусаются, стонут и переплетают языки. – Работай рукой вот так, - просит Сакура, быстро лаская Ино пальцами, скользкими от ее смазки.
Ино трахает ее пальцами, как можно глубже и резче и потирает клитор, она знает, что нравится ее девочке, она была у нее первой и надеется остаться единственной.
Сакура стонет, пытается повторить ее движения, и Ино все жарче от этих звуков, собственнических мыслей и пальцев, поглаживающих изнутри.
У них свой собственный скользящий ритм и подвижные молодые бедра. Ино хотела бы обойтись без вообще рук и тереться своей пиздой о ее, но это слишком для заднего двора «Ичираку», по крайней мере, после двух жалких рюмок. Хлюпающие звуки их поцелуев и ласк, стоны и всхлипы Сакуры все громче, ее тело сотрясается, Ино ловит губами свое имя и прижимает Сакуру крепче, когда та выгибается, забывая обо всем.
- Дай мне, - просит Сакура, настойчиво утягивая ее на землю. Ино послушно разводит ноги и подается бедрами вперед, Сакура целует ее взасос и жадно окунает язык, как можно глубже. Ино очень сочная и ее вкус – лучшее, что ощущали когда-либо рецепторы, Сакура узнает его даже через пятьдесят лет – так она думает, отпуская им долгий срок. Когда дело касается Ино, она очень жадная, забирает все себе до последней капли и лижет упорнее голодной кошки. Ино напрягается, еще сильнее вскидывает бедра и вскрикивает. Потом расслабляется с довольным стоном.
- Убедилась?
- В том, что ты похотливая, ревнивая собственническая сучка?
- В том, что я – блондинка, детка.
- Требуются новые доказательства. Может, ты покрасила себе п...
- Тогда держи меня в наручниках следующие дни, трахай, и жди, пока корни отрастут.
- Пойдем отсюда. – Харуно протягивает руку, чтобы взять трусики, но Ино резко их отдергивает.
- Что за?
- Ты наказана за блядство, Харуно. Они пока побудут у меня. Иди по лестнице вверх к Монументу Хокаге и постарайся повыше задирать ноги, я хочу видеть твою киску и вдыхать твой запах, двигаясь следом, а когда мы туда доберемся, ты увидишь Коноху, как на ладони, пока я буду трахать тебя.
Харуно незаметно счастливо улыбается.
Около лестницы стоит Киба. Он глубоко вдыхает и усмехается. – Отличный аромат вы принесли с собой, леди.
- Новые духи, - грубовато говорит Сакура. Инузука постоянно клеится к ее девушке, и это бесит.
- Хорошие духи, у меня аж встал. Не требуется ли вам какая-нибудь помощь?
- Катись к черту, Киба. Я же сказала тебе стоять на своей клетке.
Киба «стоит». - Передумаете – я весь ваш.
- Не передумаем, проваливай, - приказывает Ино, и Киба почему-то слушается.
- Теперь с тобой, детка. Задери платье повыше и начинай подниматься, шагай через две ступеньки.
Сакура подтягивает платье, ставит ногу на каменный выступ, медленно перемещает центр тяжести и делает один шаг. Сзади раздается негромкий стон. При мысли о том, что сейчас чувствует Ино, Сакура начинала течь.
- Черт, детка, слишком темно, поставь-ка ногу повыше, нагнись вперед и замри.
Харуно подчиняется. В тот же миг она чувствует руки Ино, раздвигающие ее ягодицы, и как вторгается такой знакомый, наглый язык.
Запах озона напитывает воздух, первые капли дождя падают на лестницу.
Иногда Ино сожалеет, что не имеет члена. Она может трахать языком не хуже, но не может пометить свою женщину, чтобы всякие кибы от нее отвалили. Ее мысли прерывает самый настоящий ливень с огромными тяжелыми градинами, они бьют по голове, по лицу, по спине, запутываются в волосах.
- Бежим отсюда! – Сарура резко разворачивается и неаккуратно припадает на правую ногу. Со стоном осаживается на ступеньку. – Черт!
Ино аккуратно, но крепко держит ее, пока она сама себя осматривает.
- Вывих, - говорит Сакура и со стоном пытается встать. Ино подхватывает ее на руки и бежит к дому. Их дому, где они живут вместе почти год.
- Черт! – Повторяет Сакура. У меня завтра миссия, команда останется без медика.
- Я схожу на нее вместо тебя, детка.

URL
2011-10-29 в 03:50 

Сакура просыпается одна, потому что Ино на ее миссии, сопровождает группу подрывников, которая должна спуститься в ущелье и извлечь артефактные свитки из хранилища. Пятая настаивает на присутствии медика в таких операциях из-за того, что в древних пещерах порой скапливается ядовитый газ и встречаются незатейливые ловушки, настолько примитивные, что современные шиноби не чувствуют в них опасности.
На ногу немного больно наступать, но Сакура улыбается, когда вспоминает, как получила свою травму. Ино. Все, что связано с ней, имеет самое большое значение. Нет, не так. Значение имеет только то, что связано с Ино.
С кухни пахнет кофе. Сакура, не умываясь, прыгает туда на одной ноге, хватает чашку и наливает до краев. На столе на блюде лежит пончик, а под ним записка. Сакура падает на табурет и жадно хватает ее.
«Это очень вкусный пончик, детка. Он тебе ничего не напоминает? Как ты собираешься его...
как ты собираешься его есть? Знаешь, я унесла с собой вчерашний сувенир, становлюсь с тобой фетишисткой. Жди меня, и мы поговори о пончиках. Мой язык и твой пончик...
Я тут подумала, что никогда не говорила тебе кое-что, детка... но ты ведь и сама это знаешь? Да, Сакура?
И.»
Сакура улыбается. Она думает, что Ино вся состоит из многоточий и намеков, но такая понятная, такая родная. Она самая-самая, Ино, любимая она, и больше никто не нужен.
Сакура не верит, что когда-то ей нужен был Саске. Зачем он был ей нужен? Пустое.
Сакура не верит, когда на пороге их дома вечером появляется не Ино, а Саске. Он ей все так же не нужен. Она ждет свою девочку. За плечом Саске маячит Наруто, и именно его Сакура пугается. Пугается потому, что если у Учихи всегда траурный вид, то Узумаки с лицом вестника смерти может обозначать только одно...
Она так и не выкинула пончик. Она не съехала из их квартиры. Зубная щетка Ино стоит в стаканчике рядом с щеткой Сакуры. Расческа, которая у них одна на двоих, лежит на своем месте. Одежда Ино развешана в прежнем порядке и словно ждет возвращения хозяйки. У них с Сакурой один размер, но сейчас ей все стало слишком свободным. Обычно Сакура ест пончик и выпивает чашку кофе. Ее распорядок дня очень жесткий, потому что нужно, просто жизненно необходимо, прийти к Камню Памяти с утра, и успеть до Какаши. Она теперь понимает сенсея, просто не хочет с ним ничего обсуждать. Ино слышит ее, и это слишком личное. То, что Ино ее не оставила, Сакура скрывает: никому нельзя говорить такое. Как врач, она понимает. Никто не должен знать, почему вдруг Сакура перестала пытаться убить себя спустя сорок дней после смерти Ино. Душа Ино не смогла уйти без нее. Сейчас Сакура улыбается, проводя щеткой по розовым волосам, а еще недавно корила себя, что усомнилась. Но Ино успокоила. Сказала, что не сердится, что ждет.
Транквилизаторы, которые принимает Сакура, приучили ее рано ложится спать. Она засыпает в восемь вечера и видит красочные сны. Ночью Ино сказала, - «Ты ведь собираешься утром к камню, детка?» - «Да.» - Ответила Сакура. – «Детка, пожалуйста, надень то платье, но не надевай трусики, и когда придешь к камню, сядь на корточки и пошире разведи ноги. Поласкай себя как следует и представь, что это я тебя ласкаю. А я посмотрю.»
Осеннее утро холодное, и Сакура дрожит в платье с мелкими чайными розочками, сидя на корточках перед Камнем Памяти. Она обещала Ино совсем другое, но слезы льются по щекам водопадом и плечи вздрагивают от холода и мучительных болезненных всхлипов. – Зачем же так? Ну за что? Это же была моя миссия, моя смерть. Ты приняла ее вместо меня, Ино, забрала ее, а мне здесь одной! Жить!
Она кладет голову на ледяной камень, упирается лбом и тихонько покачивается всем телом взад и вперед. Ноги уже начало сводить, они так широко разведены. Сакура запускает руку под подол платья и начинает вспоминать пальцы и губы Ино на своих сосках. Почему-то ей думается об их первом разе, когда она все никак не соглашалась раздеться, стесняясь своего тела и маленькой, почти плоской груди с сильно выдающимися возбужденными сосками, и Ино гладила ее сначала прямо через ткань рубашки, шепча, какая у нее красивая грудь, и что она хотела бы ласкать соски языком. Сакура вспоминала, как постепенно сдалась и позволила раздеть себя, и никогда об этом не пожалела. Ино любила ее тело и заставила ее тоже принять и полюбить его.
Рука под платьем движется все быстрее и уже начала скользить, Сакура присаживается на каменный выступ верхом и елозит по нему, постанывая.
Ино, наверное, тоже мастурбирует там, глядя на это.
Сакура уже почти. Резко толкается о камень и, похлопывая пальцами по набухшему клитору, откидывается назад, падает на спину и кончает с глухим болезненным стоном и надеждой, что скоро умрет.
Она успевает привести себя в порядок и уйти до появления Какаши-сенсея. – «Интересно, а он дрочит на монумент?» - Эта мысль одаривает Сакуру приступом почти истерического хохота. Но не страшно, можно и посмеяться, ведь на улице еще никого.
А потом ее вызывает Пятая.
- Наруто сказал, что тебе стало лучше, Сакура. Это так?
- Да, Цунаде-сама.
- Тебе полезнее вернуться к миссиям и развеяться, чем сходить дома с ума.
Сакура вздрагивает и кивает головой. «Сходить с ума».
- Ты согласна приступить завтра?
- Да. – В душе она надеется умереть на миссии как можно скорее. Каждый шиноби знает, что сломленные бойцы долго не живут.
Листья шуршат под ногами, рыжие, бурые, красные. Осеннее солнце почти не греет, Сакура поднимает глаза и до слез смотрит на него.
Жалко, что не одиночная.
С утра Сакура опаздывает даже сильнее, чем Какаши-сенсей. Она кивает ему, болезненно худая, розовые волосы отрезаны почти под корень, она и сама не помнит, как бралась за ножницы.
Миссия на удивление простая. Они относят свиток в Суну без малейших проблем и задерживаются на сутки в ожидании ответа. Темари проходит мимо Сакуры, делая вид, что не замечает, а Сакура на самом деле не замечает ее. Сакура готовит оборону: хотя Какаши-сенсей молчал по пути туда, во время возвращения он ей такого подарка не сделает.Цунаде, вероятно, уже донесли об утреннем ритуале Сакуры, и та считает, что двум бедолагам, встречающим рассвет у мемориала, есть , о чем поговорить.
Дорога из Суны стелется быстрее, Сакура старается вспомнить, как звали мертвого Учиха из команды сенсея. Обито? Можно будет прочитать на Камне. В общем-то, ей без разницы, но если это бывший любовник Хатаке, можно предложить ему почтить память вместе... Сакура прерывает эту мысль, чтобы не начать представлять такое развитие событий. Смеяться без причины в ее положении чревато...
- Детка, нужно спрятать чакру, - говорит Ино в ее голове. Этот голос приказывает. – Давай, детка, глуши чакру, и сенсей тоже. Впереди звуковики.
- Сенсей! – Говорит Сакура, прежде, чем подумать – она привыкла доверяться Ино во всем, - скройте чакру, впереди звуковики. Какаши изумленно смотрит на ученицу. – Я их не чувствую. – Однако он прячет чакру вслед за Сакурой. – Знаешь, сколько их?
- Она не сказала.
- Прости?
Сакура вдруг четко понимает, что их около пятидесяти человек и озвучивает эту цифру. Хатаке оставляет ее на дереве, призывает Паккуна и идет на разведку.
- Ино, какого черта! Я могла бы умереть!
- Я хочу, чтобы ты попробовала жить, детка.
- Это очень странно. Я слышу голос в свое голове, но это не мой голос, а твой. Как ты попала в мою голову, Ино? И почему другие тебя не слышат?
- Потому, что я люблю только тебя. Я никогда не говорила, но ты же знаешь, что я люблю тебя, Сакура?
Слезы снова начинают течь безостановочно, Сакура вцепляется в ветку и царапает ногтями кору. Так только больнее. – Это потому, что должна была умереть я, а не ты. Ты должна жить, Ино.
- Я и живу с тобой, я внутри тебя. Мы – целое. Попробуй ради нас, Сакура. Мне пора, береги себя, детка.
- Ино! Подожди!Пожалуйста!

URL
2011-10-29 в 03:50 

- Хатаке сказал, у тебя внезапно открылся дар ясновидения. Не хочешь объяснить?
- Я просто почувствовала их чакру.
- Не неси чушь, Харуно. С такого расстояния это невозможно.
- Вы не можете отрицать свершившиеся факты. – Сакура понимает, что рассказать Пятой – ее долг, но сдерживает себя. Она не боится обследований и допросов. Она боится больше не услышать Ино.
- Вижу, от тебя ничего путного не добиться. Харуно, я приставляю к тебе бьякуган. Хината будет периодически проверять твое состояние. Свободна.
- «Мне плевать», - думает Сакура. Она добирается до дома, принимает душ, таблетки и падает в постель.
Ее будит визит матери.
- Зачем пришла, - с ходу говорит Сакура, не пуская ее на порог. – Вы же от нас отреклись.
- Что это ты с собой сделала? Дистрофик. И где волосы? Я пришла за тобой, теперь, когда ты осталась одна...
- Я не одна! Она навсегда со мной!
- Ино умерла, Сакура.
- Ино живее всех живых для меня! Она внутри меня! Убирайся отсюда! – Сакура изо всех сил пихает мать с крыльца, и та падает с лестницы. Сакура не смотрит, как, стеная, мать медленно бредет в сторону дома.
- «Они ничего не понимают, просто не видят Ино! Я должна это изменить, я должна вытащить тебя наружу!».
Сакура применяет хенге.
Хината уже докладывает Цунаде, что по деревне ходит Сакура/Ино, когда Хатаке встречает Ино у камня памяти. Ему не нужно применять шаринган, чтобы понять, кто это.
- Сакура, - мягко говорит он.
- Ино.
- Я понимаю, как тебе тяжело, но ты должна взять себя в руки, Сакура. То, что ты делаешь, походит на сумасшествие. Ино умерла...
- Да перестаньте вы! – Сакура кричит и плачет, захлебывается, падает на колени и через мгновение чувствует тепло рядом и тяжесть чужой руки на спине. Она тихо бубнит что-то сквозь всхлипы.
- Что?
– Ино со мной, она не умерла, она живет в моей голове и предупредила о звуковиках.
Хорошо, что Сакура не смотрит на него, даже видимый глаз Какаши выражает больше изумления, чем могли бы передать слова. – А Обито, - спрашивает Сакура – она только что нашла его имя на камне среди других, - вы когда-нибудь ласкали себя для него здесь, у монумента?
- Сакура, ты себя нехорошо чувствуешь, пожалуйста, держись крепче за меня. – Он притягивает дрожащую девушку ближе и осуществляет перемещение в кабинет Хокаге, но Сакура теряет сознание и не чувствует этого.

Белые стены, белый потолок, бледно-зеленые шторы, солнце. Запах хлора витает в воздухе. Сакура сразу понимает, где очнулась. Она выдергивает иглу капельницы из руки, прекращая вливание неизвестной жидкости в свое изможденное тело. Сил жить у нее почти нет. Желания тоже.
- Ино, - тихонько зовет она. Но приходит Цунаде и заводит пластинку о саморазрушении. Сакура смотрит в потолок, не моргая, и ничего не слышит, а только чувствует, как текут горячие безостановочные слезы. Подушка намокла. Вот бы Ино протянула руку и погладила по голове!
Она чувствует укол и погружается в ровный искусственный сон, тяжелый , как осенний туманный воздух с утра, и абсолютно бесцветный.
Она просыпается ночью так тяжело, словно выходит из комы, но все это не важно, потому что на краешке кровати сидит Ино, смотрит на нее и улыбается.
- Ты за мной? – С надеждой спрашивает Сакура и протягивает руку, но Ино отодвигается. - Пойдем, детка! Время подняться на скалу Хокаге.

Киба находит Сакуру с утра. Ее окоченевшее тело совсем белое, лужа крови вокруг покрылась тонкой ледяной корочкой.
Мертвая Сакура улыбается.

URL
2011-10-29 в 04:16 

Сорри, ошибка Знаешь, я унесла с собой вчерашний сувенир, становлюсь с тобой фетишисткой

URL
2011-12-16 в 05:10 

Автор № 2, спасибище.
Очень верится в ваш текст. До слёз.
Сакуру жалко...
Достается ей в этом туре, и не только от меня и вас.
благодарный заказчик

URL
   

Naruto Yuri & Shoujo-ai

главная